авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Неизвестное о известном «Господи, дарующий голоса, научи меня слышать о Любви Твоей через глашатаев Твоих!» Святитель Николай Сербский ...»

-- [ Страница 3 ] --

"Я слышал истории о том, что животные помогали людям, но не мог представить, что это когда-либо произойдет со мной", - рассказал Гэри Рошайзен.

Он признался, что несколько раз пытался научить кота набирать "911" на телефоне, но таких успехов от питомца не ожидал.

18.. Лечение птичьими голосами Марина КУИЖЕВА Необычный способ реабилитации больных после операции предложили ученые Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцева. Их метод основан на благоприятном воздействии на здоровье человека… птичьими голосами.

Первый «звуковой» реабилитационный центр решено было открыть на базе Центральной клинической больницы Академии наук.

– При создании нашей методики, мы использовали многолетний опыт российских исследователей в области биоакустики, – говорит доктор биологических наук Ольга СИЛАЕВА. – Проблема в том, что горожане живут в искусственно созданной звуковой среде, где преобладают агрессивные техногенные шумы, а природные звуки практически отсутствуют. Такая среда оказывает негативное воздействие на психику – портится настроение, нарушается сон, понижается иммунитет. И как следствие, развивается предрасположенность к болезням.

К тому же мы постоянно «зажимаемся» – мышцы все время напряжены. Естественно, длительное напряжение вызывает стрессы и ряд других неприятных последствий. Поэтому основной целью необычных лечебных сеансов стала экологизация окружающей среды горожанина. Целебные звуковые композиции состоят не только из пения птиц:

соловьев, синиц, дроздов… Туда включается иногда и кваканье лягушек, мычание коров, шум моря. Словом, все не синтетические, а рожденные в природе звуки. Они полезны для здоровья. Кроме тех, что звучат в естественной среде как сигнал тревоги. Например, рев тигра. В акустические композиции включены также классическая и церковная музыка, звон колоколов. Для активизации слушателей используются разнообразные движения и самомассаж. Продолжительность сеансов в среднем – 30 минут.

Разработчики нового метода уверены: если искусственно созданную среду мегаполисов почти невозможно изменить, то в нее необходимо внести некоторые природные элементы. Причем не только звуковые. По словам ученых, во время сеанса целесообразно воссоздавать деревенскую обстановку, в том числе цвета, запахи... Для этого применяется ароматотерапия и терапия цветом. Воздух пахнет травами, а экологические приборы работают как цветостимуляторы природных цветов. Это снимает утомляемость глаз, нормализует артериальное давление. В итоге человек довольно быстро укрепляет свое здоровье.

19.

19. Почитание Земли, следует из почитания Бога.

И в истории христианства была странная секта стригольники, которые каялись земле и иным тварным объектам, чтобы очиститься от грехов. Проф. С. Смирнов цитирует одну молитву, которая в Древней Руси читалась над преклоненными до земли молящимися, говорится: «И тебе,земле мати, согрешил есми душею и телом».

Голубинский в своей истории (2, 1, 399 - 400). И приводит в основание слова из Великого канона Андрея Критского :

«Вонми небо и возглаголю;

земле, внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий его».. ( цит. Проф.

С.Смирнов « Древнерусский духовник» М, 1913 г. с277) Но толкование может быть и иным, что каются не земле ( в отличии от стригольников), а земля свидетельствует о покаянии кающегося Богу.

Поэтому непочитание Земли ведет к непочитанию Бога:

« Народы, объявившие природе войну не на жизнь, а на смерть, навлекли и навлекают на себя бесконечные беды.

Ибо тот, кто разрушит мирные отношения с природой, неминуемо нарушает и добрые взаимоотношения с Богом….

Одним словом, до тех пор, пока человек будет умножать свое безбожие и свою безнравственность, природа будет умножать соответствующие им образы зла: будут множиться хищники, микробы, бури, ураганы, наводнения, пожары и прочее. Следовательно, природа зависит от человека и в образах, и в содержании». Святитель Николай Сербский «Мысли о добре и зле» М 2001 г.

20. Ответы 20. Ответы на вопросы священника о.

Алексея Боюсь резать скотину. Думаю, не грех ли губить животных?

о. Алексий: Согласно Божию устроению растительный и животный мир служит человеку. Некоторые животные для того и выращиваются человеком, чтобы использоваться в пищу. Христианский взгляд на употребление в пищу мяса животных серьезно отличается от взглядов так называемых вегетарианцев, считающих злом само вкушение мясной пищи. Во время, последовавшее за всемирным потопом, Бог благословил человека употреблять мясо животных, а в Новом Завете даже повелел не почитать нечистыми никаких тварей и не гнушаться никакой пищей. Поэтому традиционный православный стол обычно включает в себя и мясные, и рыбные блюда, а исключаются они только на период установленных Церковью постов, так как растительный рацион более подходит для времени строгой воздержанной жизни и усиленной молитвы.

Греха в том, чтобы резать скотину, нет. Но вот если человек бьет и мучит животных по своему произволу, только из-за своей жестокости, тогда это обязательно вменится ему в грех. Православным следует также воздерживаться от забоя скотины во время говения, т. е. в пост и в дни подготовки к принятию святого причащения, когда человек должен быть по-особенному мирно настроен.

Священникам и монахам также запрещено проливать любую кровь.

Вы говорили о христианском отношении к природе. А как относиться к животным по-христиански?

о. Алексий: Чтобы сказать об этом, вновь нужно обратиться к моменту грехопадения первых людей. Не только человеческая жизнь изменилась после этого, но и жизнь всего живого на земле. Словно черная печать легла на все окружающее. Животный мир и человечество во многом стали противостоять друг другу. Большинство животных стали дикими, непослушными человеку, а некоторые из них даже превратились в хищников, угрожающих самой жизни человека.

Отчего же, удивится кто-нибудь, проклятье пало не только на человека, но и на животных, невиновных в грехе Адама и Евы? Справедливо ли это? Но давайте посмотрим, как случается в нашей жизни, когда вместе с главой дома, совершившим тяжкое злодеяние, позор ложится и на всех его домашних и даже на его хозяйство. «Чей это сын? случается слышать между людьми. — Да это Васьки-вора!»

Или еще: «Откуда корова? Видать, Николая, того, что брата своего убил!» Подобно этому и после падения Адама и Евы, которым Господь как бы перепоручил мир, печать греха легла на все творение. Но чувствуем ли мы эту свою ответственность и вину? На протяжении всей истории люди не только не уменьшили свой долг, а лишь увеличивали его.

Все терпят несчастные животные, за что и именуются бессловесными. Правда, был в древности случай, описанный в Библии, когда Господь отверз уста ослице, и та на короткое время заговорила. Что же, как вы думаете, сказала она своему хозяину? От лица всех мучимых людьми животных она укорила его: «Что я тебе сделала, что ты бьешь меня вот уже третий раз?.. Не я ли твоя ослица, на которой ты ездил сначала до сего дня? Имела ли я привычку так поступать с тобою?» (Числ. 22, 28, 30).

Из этого-то сознания вины и величайшей ответственности за судьбу всей твари и должно исходить наше христианское отношение к животным. Правда, должно остерегаться и противоположной крайности - балования животных и боязни использовать их в своих хозяйственных целях. Нельзя забывать, что только трудясь на благо людям, животные выполняют роль, предназначенную им Творцом.

Даже после грехопадения Бог не отнял у человека прав владеть и управлять животными, использовать их способности и силу в своих нуждах. Только нельзя этой властью оправдывать собственную жестокость и равнодушие. Добрый человек и к бездушным орудиям машинам, инструменту - относится бережно и с любовью, а тем более к одушевленным тварям, которые способны чувствовать как любовь, так и неприязнь. В житиях святых есть примеры того, как Бог наказывал человека за небрежное или жестокое обращение с животным. Так святой Ефрем Сирин был наказан за то, что по невниманию и без нужды выгнал из загона корову, ожидавшую в скором времени отела.

У ласковых и заботливых хозяев домашняя скотина ведет себя совершенно по-иному, чем у хозяев грубых и беспечных. Из практического опыта известно, что одна и та же корова, переходя из одних рук в другие, в ответ на заботу и ласку начинает лучше доиться. Наоборот, если новые хозяева управляются с ней окриками, матерной руганью и побоями, молока становится меньше даже у самой блестящей рекордсменки. Более того, от душевного состояния хозяйки во время дойки зависит не только количество, но и качество молока. Таким образом, получается, что чуткое отношение человека к скотине служит его собственным интересам. Тот, кто содержит свою домашнюю скотину бережно и со вниманием, тем самым как бы восстанавливает первоначальный райский образ отношений с ними, и за это животные воздают ему добром.

Состояние души человека неизбежно сказывается и на растительном мире. Согласно научным данным, дерево, к которому подходит человек с топором в руках, реагирует на его приближение. Оно боится человека! Оно воспринимает его как угрозу! Несомненно, имеет место и обратное влияние: когда человек с заботой и любовью ухаживает за своим садом и огородом, это в лучшую сторону сказывается на состоянии растения и положительно отражается на урожае.

Таким образом, мы видим, что тяготение первородного греха над миром может усугубиться, а может и ослабиться, в зависимости от того, как живут люди. В человеке, исполняющем заповеди Божии, все живое узнает первого Адама и начинает по-особенному служить ему. В истории Церкви есть многочисленные примеры тому. Многие люди святой жизни входили в такую гармонию с окружающей их природой, что даже самые свирепые звери рядом с ними становились кроткими и доверчивыми.

Известно, например, что к лесной келье преподобного Серафима Саровского часто приходил огромный бурый медведь, и великий угодник Божий делил с ним свою скромную трапезу, кормя его прямо из рук. Святой отшельник старец Герасим, много лет проживший в пустыне, не раз оказывал милость диким животным, а однажды, вынув занозу из лапы у льва, так подружился с царем зверей, что тот на многие годы сделался его верным спутником, и так тяжко скорбел о кончине преподобного, что через несколько дней после смерти отшельника и сам издох прямо на его могиле. Даже на иконах святая Церковь изображает преподобного Герасима вместе со львом как символ победы христианской любви и кротости над злобой и дикими страстями. Подобные случаи известны и в более близкие к нам времена. В жизнеописании петербургского подвижника священника Владимира Шамонина, которого мне по милости Божией довелось знать лично, есть удивительный рассказ о том, как в ссылке этот тихий и смиренный человек своим кротким видом производил такое воздействие на сторожевых псов, рвущих друг друга в клочья, что те расходились в разные стороны, виновато опустив уши и поджав хвосты. На этом примере можно понять, насколько тягостным и неестественным является для животных теперешнее их состояние. Недаром апостол Павел говорит о стремлении всего живого избавиться от проклятья: «Вся тварь с надеждой ожидает откровения сынов Божиих» (Рим. 8, 22), т. е. восстановления людьми своего прежнего райского достоинства — звания сынов Божиих.

Войдут ли животные в Царство Небесное? Окажутся ли в раю после второго пришествия Христова?

о. Алексий: «Откровение сынов Божиих», о котором упоминалось выше, в полной мере произойдет в будущем Царстве Небесном, наступления которого чают христиане.

Именно к этому времени относится предсказание древнего пророка Исайи о том, что «и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их» (Ис. 11, 6-7).

Нет никаких сомнений в том, что в грядущей Вселенной будет представлена вся полнота живого мира: все животные, птицы, рыбы, растения, которые существуют в природе.

Каждого человека, который удостоится попасть в Царство Небесное, ожидает радостная встреча с родными, друзьями и близкими, если, опять же, те по милосердию и снисхождению Божию смогут войти в райские обители. А с животными ситуация иная. Христианин понимает, что человек и животное сильно различаются между собой по сущности и строению. Человек несет в себе образ Божий, и это выделяет людей среди всего сотворенного мира.

Помимо тела и души, у нас есть дух. Духом мы общаемся с Богом и близки Ему. Дух определяет и другие наши свойства - бессмертие, индивидуальность, творческие качества. Животные же духа не имеют. Они имеют только душевную, эмоциональную часть - психику. Поэтому невозможно говорить о том, что именно конкретная особь кошки, лошади или обезьяны войдет в жизнь вечную. В будущей жизни животные и растения будут нести в себе как бы собирательный, коллективный образ всего своего рода, так сказать, будут полноправными представителями в Божием Царстве всех кошек, всех лошадей и всех обезьян, живших на земле во все времена.

Нужно отметить и другое. Вопрос о том, войдут ли животные в Царство Небесное, мне как священнику нередко приходится слышать от прихожан. К глубокому сожалению, чаще всего он задается людьми от какого-то легкомыслия по отношению к собственной душе, и от пустой сентиментальности. Спрашивает такой человек о будущей участи животных, а сам подразумевает вполне конкретное:

увижусь ли я в загробном мире с моей любимой кошечкой или собачкой? И вот приходится долго объяснять такому мечтателю, что вопрос о Царстве Небесном для него самого еще далеко не решен. И вместо того, чтобы путаться в разных второстепенных подробностях, ему самому нелишне подумать о том, как наследовать это Царство. Ведь задача спасения своей души очень и очень трудна. Священное Писание предупреждает нас о том, что даже праведник едва спасается от сетей ада, а уж тем более нельзя рассчитывать на свои мнимые добродетели и оставаться беспечными нам, грешникам.

Есть ли небесные покровители у домашних животных?

Как молиться, когда захворает коза или корова?

о. Алексий: Сказать, что у животных есть небесные духовные покровители, было бы неверным. Только человек является существом духовным, а животные имеют только тело и душу, и потому небесных покровителей у них нет.

Однако замечено, что по молитвам людей определенные святые имеют особую благодать помогать животным в болезнях. Таковы, например, святые Флор и Лавр, великомученик Георгий Победоносец, мученик Власий. В старину на Егорьев (Георгиев) день и на Флора и Лавра крестьяне пригоняли к церквам свою скотину, а священник служил молебен и окроплял скот святой водой. Таким образом Церковь благословляла использование скота в крестьянском хозяйстве.

В случаях болезней скота читают обычные молитвы святым, прибавляя после их прочтения свои личные прошения об избавлении от недуга того или иного животного:

(Электронная версия «Православной газеты» «Урожай растим с молитвой» http://orthodox.etel.ru/ita149/index.php) 21. Христианские сказки о Божией твари 21. Христианские Кузнецовой Ольги.

После выходя первого выпуска «Встречи голоса Божией твари» с СД. Пошли отклики и дополнения. Приведу христианские сказки нашей петербуженки, Кузнецова Ольга Олеговна ( Ольга пишет: Вводная часть: эта сказка была создана с Божьей помощью после ознакомления с диском «встреча малыша с голосами Божьих тварей». Возникло искреннее желание поучаствовать в конкурсе и познакомить Вас с моим творчеством ).

Сказка о… (комар ищет кого бы поцеловать) Все мы создания Божьи от огромного и мудрого слона до крохотной букашечки. И все мы очень добрые. Жил в самом обычном лесу самый обычный комар. Жил он в комариной стае срели себе подобных. А по характеру он был, как и все его сородичи очень дружелюбным и общительным, и любознательным насекомым. Он ни минутки не сидел на месте: все время искал себе новых друзей. Но странное дело, мало кто хотел с ним познакомиться и просто поговорить.

Как только он подлетал к деревне и пытался заговорить с каким-нибудь домашним животным или человеком, те сразу от него отмахивались. Он даже слова сказать не успевал.

Все это очень комарика расстраивало. И со временем он совсем потерял надежду с кем- нибудь подружиться. Он грустный сидел все время на ветке. Но однажды в этот самый обычный лес спустился с небес ангел и сказал комарику: «Ты не должен отчаиваться. Ты – создание Божье и прекрасен, как и все, что сотворил Бог. Ты не похож на других. И они не всегда понимают тебя. Но если ты существуешь, значит, ты нужен». После таких слов к комарику вернулась надежда. Он продолжал летать в деревню. Только теперь он не говорил лишних слов, а просто целовал всех с кем хотел дружить. И со временем он нашел себе друзей. А еще маленький комарик заметил, что когда после долгой холодной зимы он прилетал в деревню, все очень ему радовались и говорили, что весна пришла.

Мой маленький друг, помни, что и ты – создание Божье. Он любит тебя.

Так появляется любовь.

Молодая утка сидела в гнезде на яйцах. Ей было немного скучно: хотелось полетать, поплавать в прохладном озере, съесть свежую мошку. Но старые утки учили, что из гнезда уходить нельзя. Молодая утка слегка приподнялась и глянула себе под живот: все яйца ровные и белые. Она решила подождать еще один день и если ее потомство так и не надумает появиться на свет, она его бросит и улетит. "Я еще молода и успею завести себе других птенцов",- думала утка.

Следующим утром, на самом рассвете молодая утка почувствовала у себя под животом непонятное движение.

Сонная и немного недовольная, она вылезла из гнезда. Два яйца из пяти треснули и качались из стороны в сторону. "Дождалась!" крякнула молодая утка и стала наблюдать, что будет дальше.

Вскоре все ее птенцы сумели расколоть скорлупу и вылезти на Божий свет. Они с удивлением, страхом и восторгом одновременно смотрели на деревья вокруг гнезда, на молодую утку, и друг на друга. Они были такими крошечными и беззащитными, а мир вокруг них таким большим и непонятным!

Молодой утке ее выводок не понравился: какие-то они мятые, глупые, нерешительные. Она обошла каждого птенца. Потрогала всех клювом. Они радостно встречали знаки внимания с ее стороны.

Через пару дней молодой утке надоело сидеть в гнезде с постоянно пищащими детьми. "Мы идем на озеро.

Настоящие утки живут на воде. Там много еды",- объявила она птенцам. Они тут же громко запищали. Им было немного страшно уходить из своего гнезда. Но молодую утку не интересовали эти страхи.

Дорога к озеру лежала через большую дорогу, по которой ездили автомобили. Дойдя до этого опасного места молодая утка скомандовала: "Озеро через дорогу. По дороге ездят машины. Они опасны. Бегите быстро и сразу прыгайте в воду". И она первая бросилась бежать к озеру. Она даже ни подумала оглянуться на своих птенцов.

Когда молодая утка оказалась в воде, в безопасности. Она осмотрелась вокруг. Все ее птенцы благополучно добрались до воды.

И все они гордо плыли за ней следом. Посмотрев на них молодая утка вдруг ощутила новое неизвестное до сих пор ей чувство:

"Какие же они красивые и смелые, мои птенчики!" Разговор двух чаек.

Ты конечно знаешь, мой юный друг, что на белом свете есть суша и есть вода. Есть горы и реки. Есть соленые моря и песчаные пустыни. И животных, птиц и рыб на Земле великое множество.

На берегу одного соленого моря, на высокой скале жили по соседству две чайки. Одна чайка была домоседка. Она не любила далеко улетать от любимого гнезда. А ее соседка, напротив, была страстной любительницей попутешествовать. Когда она возвращалась из очередного путешествия, она всегда прилетела к своей подружке-соседке и рассказывала, что она видела.

И вот однажды чайка-путешественница улетела+ и пропала.

Прошло очень много времени. ЕЕ подруга осталась одна и очень скучала. Она почти забыла как выглядит ее соседка.

Но в один погожий день на светлом голубом небе, где светило яркое солнце, далеко на горизонте появилась маленькая точка.

Старая чайка сразу заметила ее. Что-то дрогнуло у неее внутри: "Она вернулась". Маленькая точка медленно приближалась и менялась в размере. Это действительно была ее соседка путешественница.

После взаимных дружеских приветствий, старая чайка домоседка спросила у своей соседки, где же она была столько времени. И соседка поведала ей историю о том, как однажды она встретила на своем пути красивую птицу и влюбилась в нее.

Как эта птица привела ее в свою семью. Но семья не приняла ее. Над ней иее чувствами все смеялись. А тот, кто привел ее туда и заставил забыть про свой родной дом, про свое гнездо на скале, тоже начал смеяться. Он старался не отличаться от своей стаи. Он боялся, что его прогонят. Но она боролась за свое счастье.

Боролась много лет, пока не поняла, что счастье - это просто быть собой. Какой тебя создал Господь. И если ты чайка, то зачем становится совой.

"Я очень рада, что ты на своем старом месте и я снова могу прилетать к тебе в гости". С тех пор две чайки встречались каждый Божий день и были очень рады видеть друг друга.

22.

22. О ХРИСТИАНСКОМ ОТНОШЕНИИ К СОБАКЕ Начнем с истории: каково было отношение к «четвероногому другу» в античную эпоху?

Греки собак любили и окружали заботой. Достаточно почитать Гомера. Римляне одевали на боевых собак даже броню.

Но вот у народов, чтивших Библию как священную Книгу, отношение было прямо противоположным. В Ветхом Завете из тридцати упоминаний собаки, лишь в двух случаях оно не имеет негативного смысла. Ненависть древних иудеев к своим неприятелям-египтянам и римлянам, разводившим и почитавшим собак и применявшим их в бою, была перенесена, вероятно, и на животных. По закону Моисея, эти животные считались нечистыми. Для еврея сравнить кого-либо с псом – верх оскорбления. Даже деньги, вырученные от продажи собаки, равнозначно плате блудницы, нельзя было вносить в Скинию – «в дом Господа Бога твоего ни по какому обету, ибо то и другое есть мерзость пред Господом Богом твоим» (Втор. 23: 18). Но коль собаку продавали, значит, при себе ее все-таки держали.

Скотоводу овчарка совершенно необходима, иначе стадо не уберечь. А у древних евреев скотоводческий труд – фактически основной. И, тем не менее, это не влияло на их отношение к четвероногим «караульщикам»: «ныне смеются надо мной младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих» (Иов 30: 1). Но в качестве домашних животных собаки, согласно Библии, появляются поздно, причем с той же охранной функцией:

когда Товия начинал держать путь к Рагуилу, его сопровождал Ангел «и собака юноши с ними» (Тов.5: 17).

Знаменательно звучит восклицание Авенира: «разве я собачья голова?» (II Царств. 3: 8). Смысл его почти идентичен афоризму Соломона: «псу живому лучше, нежели мертвому льву» (Еккл. 9: 14). Тут настолько сказано ясно, что всякие комментарии излишни.

Ко времени земной жизни Иисуса Христа четвероногих сторожей нередко стали держать при домах, о чем свидетельствует ответ хананеянки на отказ ей Спасителя в помощи: «Господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15: 27). И в христианстве собака не становится львом. Апостол Павел предупреждает:

«Берегитесь псов!» (Филипп. 3: 2), имея в виду лжеучителей. Ап. Петр выражается еще крепче, когда обличает грешников старой пословицей: «пес возвращается на свою блевотину» (II Петр. 2: 22).

Христиане первой половины V века считали, что предводитель гуннов Аттила родился в результате «преступной связи девушки с собакой»[1] – настолько он был ненавидим.

Назиданием на все времена звучат слова Спасителя: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф.7: 6). Речь здесь, конечно, о людях: о невозможности проповеди Евангелия перед гордыми, нераскаянными, ожесточенными, ибо такая проповедь была бы искушением Господа Бога нашего.

В словах Спасителя заключено также понятие об иерархии человека и животных. Эту мысль он проводит неоднократно, а при исцелении сухорукого фарисеям говорит прямо: «кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы!» (Мф. 12: 11, 12). Говорит и ученикам: «сколько же вы лучше птиц?» (Лк. 12: 24).

Поэтому, когда речь заходит об уничижительном отношении к собакам, то воспринимать его за злое – напрасно. Было бы нелепо, если б всеблагой Творец ненавидел свое ничем не провинившееся создание. Библия указывает нам исключительно на иерархию, нарушение которой и «есть мерзость перед Господом Богом твоим».

Человек психически и духовно здоровый, естественно, любит создания, сотворенные Богом. Поэтому смерть домашних животных вызывает у людей печаль. Однако она бывает подчас явно чрезмерной. В таких случаях есть основание задуматься о правильности нашей духовной жизни. Господь заповедал нам прежде всего любить своего Небесного Родителя: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим» (Мф.22:37). С этой заповедью тесно связана вторая «подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя»

(22:39). Если человек научится это соблюдать, то любовь к животным в его душе займет свое иерархически подобающее место.

Вопрос классификации на «чистых и нечистых» животных в Православии пересмотрен. Св. Патриарх Фотий писал:

«Многое по природе очень хорошо, но для пользующихся становится большим злом, не из-за собственной природы, но из-за порочности пользующихся… Чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми — не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво. А если что-то из обожествляемого египтянами Моисей отнес к чину чистых, как быка и козла, то этим он не сделал ничего несогласного с настоящим рассуждением или с собственными целями.

Назвав что-то из боготворимого ими мерзостью, а другое предав закланию, и кровопролитию, и убийству, он равным образом оградил израильтян от служения им и возникающего отсюда вреда — ведь ни мерзкое, ни забиваемое и подлежащее закланию не могло считаться богом у тех, кто так к нему относился».[2] Библейское понимание иерархического места собаки было свойственно и нашим предкам. А ведь обилие лесов на Руси, казалось бы, повышало роль четвероногого помощника куда значительней, нежели в древней Палестине. Если там «собачье дело» ограничивалось пастушьей и караульно сторожевой функциями, то на русской земле, помимо охраны, оно включало в себя любительскую и промысловую охоту (домашних животных избегали резать в пищу, потребляли преимущественно дичь), а на Крайнем Севере к охоте прибавлялось тягло. И все-таки даже холодный климат бессилен был разжалобить русича-христианина: в самые лютые морозы собака не смела ступить дальше сеней;

поселение ее в жилом помещении – примета размытого религиозного сознания, плодом которого является выведение декоративных пород собак.

Сегодня можно слышать: «Живя в городе, мы не можем держать свою собаку где-то вне квартиры, хотя в деревнях обычно их, как и раньше, держат в конуре во дворе. Вот, видимо, из таких чисто практических и традиционных соображений и появилось мнение, что собаку нельзя держать в доме. Нет и не может быть запретов на это».

Запретов нет на многое в нашей жизни, чего всякий порядочный человек себе не позволит, но с «перестройки»

стали твердить: «Что не запрещено, то разрешено». Вот так, разрешая что не запрещено, мы уже третий раз после Гражданской войны затопили Россию волной детской беспризорности. Если есть необходимость держать собаку в городской квартире, то разумно же отвести ей место в прихожей, однако она почему-то лежит на диване или ласкается к хозяевам прямо в постели. Сколько раз приходилось слышать признания, что собака стала еще одним «членом семьи». Нет, расхожую поговорку «собака – друг человека» христианину следует понимать не буквально, а условно, помня о Библейских ценностях.

Животные ведь не имеют образа Божия. Из земных творений только человек создан по образу Божию. Одним из свойств этого образа является бессмертие души. Но души у животных смертны, как учил Палама. Да и св. Василий Великий предупреждал: «Убегай бредней угрюмых философов, которые не стыдятся почитать свою душу и душу пса однородными между собою».[3] Всю пошлость очеловечивания четвероногого «друга» ярко показал М. А.

Булгаков в некогда запрещенной повести «Собачье сердце».

Вполне возможно, что вошедшее в русский язык слово «собака», употребляющееся как ругательство, имеет татарское происхождение, но не это объясняет его уничижительный оттенок, как думают некоторые.

Татарского происхождения и «халат», и «сарай», и «башмак», и еще много других бытовых слов, однако никто ведь их не употребляет с уничижительным оттенком. А вот матерная брань это «песья брань», язык псов, их речевое поведение. В качестве бранного, в славянских языках существует выражение «песья вера», относящееся к иноверцам.

Внимание к животным, забота о них не должны отвлекать нравственное сознание от внимания непосредственно к самому человеку. Иногда кто-нибудь из нас раздражается на людей, наносит им оскорбления, а свою собаку всегда ласкает. Это говорит лишь о бесспорной ущербности духовно-нравственной жизни. «Вникни, возлюбленный, в умную сущность души;

и вникни не слегка. Бессмертная душа есть драгоценный некий сосуд. Смотри, как велики небо и земля, и не о них благоволил Бог, а только о тебе.

Воззри на свое достоинство и благородство, потому что не Ангелов послал, но сам Господь пришел ходатаем за тебя, чтобы воззвать погибшего, изъязвленного, возвратить тебе первоначальный образ чистого Адама».[4] Когда снова сказывалось на Руси язычество, тогда заявлял о себе и «народный оккультизм». Так на Святки девушки загадывали: «Гавкни, гавкни, собаченька, где мой суженый!». А сколько самых невероятных примет связывали люди со своими дворовыми сторожами, начиная от их воя и кончая походкой! Та же матерщина широко была представлена в разного рода обрядах явно языческого происхождения – свадебных, земледельческих, т.е. в обрядах, связанных с плодородием. Мат являлся необходимым компонентом данных обрядов и носил, безусловно, ритуальный характер.

Поучителен случай со старцем Паисием Святогорцем.

Однажды его спросили:

– Отец, помешают ли радости этой жизни и привязанность к ним нашей души тому, чтобы преуспевать по-христиански?

– Нет, если сумеешь иерархически правильно относиться к вещам. Например, детей своих будешь любить как детей, жену свою как жену, родителей своих как родителей, друзей своих как друзей, святых – как святых, Ангелов – как Ангелов, Бога – как Бога. Нужно каждому воздавать честь и уважение, которые ему надлежат, – ответил старец.[5] Сегодня раздаются голоса: «“дискриминация” собак православными христианами не имеет под собой основания».[6] Правильно, «дискриминация» – не имеет, но иерархическое сознание должно православных христиан не покидать. Иначе надо примириться с такими случаями, подобными тому, что произошел в Великобритании, когда в роли подружки невесты на свадьбе выступила собака.[7] Как соглашаться с присвоением собакам человеческих имен, а людям – собачьих кличек? Писать о чем уже стало банальностью, но все же необходимо напомнить, что подобное есть ни что иное, как святотатство. Имена ведь берутся из святцев. А это – поругание Христа в человеке и оскорбление Царя Небесного на Престоле, плевок в святых – друзей Сына Человеческого. Чем тогда надеемся на Суде оправдаться?

Здесь поневоле хочется привести крылатую фразу М.

Скотта: «Не смотрите на своих собак как на людей, иначе они станут смотреть на вас как на собак».

Несмотря на символику, иерархическое сознание и поставило под запрет изображения св. мученика Христофора с собачьей головой. С «песьеголовостью» у славян-язычников, например, по данным письменных источников, связаны религиозно-магические комплексы – поедание женских грудей, кормление щенков женщинами, ритуальное убийство младенцев.

Хотя в раннехристианские времена собака была символом верности церковным вероучениям и бдительности по отношению к ересям (изображения собаки часты у подножия могильных памятников, на что обращал внимание А. С. Уваров, считавший данные изображения символом самого христианина[8]).

Тем не менее, то, что было позволительно на заре христианства, не дает разрешения на его применение сегодня.

Мы должны уяснить одну простую истину: без иерархически верного понимания мира нет спасения человеку.

И отношение к собаке – одно из звеньев этого понимания.

--------------------------------------------------------- [1] Жельвис В.И. Человек и собака (Восприятие собаки в разных этнокультурных традициях) // Советская этнография.

1984. № 3. С. 136.

[2] Цит. по: Моисеев Дмитрий, свящ. Мешает ли собака благодати? // Библиотека форума “Православная беседа”.

[3] Василий Великий, св. Беседы на Шестоднев Беседа 8. О птицах.

[4] Макарий Великий, преп. Духовные беседы. Беседа 26.1.

[5] Паисий Святогорец, старец. О семье христианской. М.:

Благовест, 2001. С. 57.

[6] Моисеев Дмитрий, свящ. Мешает ли собака благодати? // Библиотека форума “Православная беседа”.

[7] Как сообщалось в прессе, «изначально священник категорически отверг такое предложение, но потом после продолжительных уговоров все же согласился. Невеста Соня Уайлд говорит, что священник выглядел довольно забавно, когда она впервые обратилась к нему с этой необычной просьбой. Он сказал, что это первый подобный случай за 26 лет, в течение которых он соединяет людей узами брака». Добавим, что собака по кличке Люси присутствовала на церемонии в красивом платье. О том, кто был другом жениха, газеты промолчали. http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar= [8] Уваров А.С. Христианская символика. Символика древнехристианского периода. М., 1908. Репринт: М.:

Православный Свято-Тихоновский Институт, 2001. С. 187.

Виктор Кутковой http://www.pravoslavie.ru/polemika/ 23.. Мешает ли собака благодати? Моисеев 23..

Димитрий, свящ.

Каждый православный христианин знает о существовании в нашей Церкви Священного Предания. Занимает в ней должное место и церковное предание. Но, к сожалению, почти каждому из нас приходилось сталкиваться с так называемым "околоцерковным" преданием, которое к Православной Церкви не имеет решительно никакого отношения, но, тем не менее, живет возле нее. Увы, далеко не все верующие имеют достаточно знаний, чтобы отличить действительно церковное учение от псевдоцерковного, и, вместо того, чтобы решительно отвергнуть последнее, невольно становятся его распространителями.

К числу подобных "околоцерковных" преданий относится и мнение о недопустимости нахождения собак в квартирах и иных помещениях, где есть иконы и другие святыни.

Говорят, что якобы нельзя освящать те квартиры, где живут собаки, а если собака войдет в освященное помещение, то его необходимо заново освятить. Возникает вполне резонный вопрос: а в чем же виновата собака, и каким образом она может помешать благодати Божией? Обычно отвечают, что, поскольку в Священном Писании Ветхого Завета собака названа нечистым животным, то, следовательно, она своим присутствием оскверняет святыню.

Если для людей, придерживающихся такого мнения, недостаточно Господних слов, сказанных апостолу Петру, а именно: "Что Бог очистил, не почитай нечистым" (Деян., 10, 9-15), постановления Апостольского Собора, отменившего необходимость соблюдения христианами Ветхозаветного закона (Деян., 15, 24-29) и иных свидетельств Нового Завета, то им нелишне будет узнать, что говорят Святые Отцы о причине разделения в Ветхом Завете животных на чистых и нечистых, а также в чем именно заключается эта нечистота.

Великий византийский богослов IX века святитель Фотий, патриарх Константинопольский (память 6 февраля ст.ст.) пишет об этом следующее: "Многое по природе очень хорошо, но для пользующихся становится большим злом, не из-за собственной природы, но из-за порочности пользующихся… Чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми—не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво. А если что-то из обожествляемого египтянами Моисей отнес к чину чистых, как быка и козла, то этим он не сделал ничего несогласного с настоящим рассуждением или с собственными целями.

Назвав что-то из боготворимого ими мерзостью, а другое предав закланию, и кровопролитию, и убийству, он равным образом оградил израильтян от служения им и возникающего отсюда вреда — ведь ни мерзкое, ни забиваемое и подлежащее закланию не могло считаться богом у тех, кто так к нему относился.

Итак, миротворение Божие произвело все создания весьма хорошими и природа всего — самая наилучшая. Неразумное же и беззаконное людское употребление, осквернив многое из созданного, заставило что-то считаться и называться нечистым, а что-то, хотя и избежало наименования нечистого, дало повод боговидцу предусмотреть другой способ пресечь их осквернение, чтобы тем и другим образом изъять из мыслей израильтян многобожие и добиться безупречности. Ведь и наименование Нечистого, и использование, отдающее жертвенное [мясо] чреву, не позволяет мыслить и даже просто вообразить в них нечто божественное или почтенное.

Если же кто-то скажет: "Тогда почему Ною, когда еще не был дан закон Моисеев, предписывается в Писании разделить чистых и нечистых и ввести их в ковчег (ср. Быт 7:2)?", пусть знает, что никакого противоречия нет. Ибо… если животные именуются не по тем признакам, по которым они распознавались тогда, но по тем, которые стали известны позже, то ничто не опровергает вышеприведенное рассуждение. Ведь и книгу Бытия пишет не Ной, который жил до закона, а Моисей, положивший закон о чистых и нечистых. Если же то, что впоследствии вошло в закон, было предвозвещено Ною, ничего удивительного, потому что и когда еще не наступило всеобщее крушение, он, получив знание о нем, не усомнился. Тогда как же он, услышав о различении чистых и нечистых, сообразил произвести их разделение? Только что сказанное отвечает и на это: тот, кто узнал о всемирном крушении прежде, чем оно наступило, и обрел благодать от Бога сохранить семя человеческого рода, никоим образом не замедлил и получить свыше распознавание чистого и нечистого, хотя употребление этих наименований еще не было в обычае" (Свт. Фотий. Амфилохии. Альфа и Омега, №3(14), 1997, стр.

81-82).

Таким образом, взгляд Святого Отца на проблему нечистых животных вполне очевиден: дело не в естестве твари, по естеству, по природе все животные весьма хороши.

Нечистыми некоторых животных Моисей назвал, стремясь оградить свой народ от поклонения им. В наше время (да и уже во время земной жизни Христа) такой угрозы не существует. Поэтому "дискриминация" собак православными христианами не имеет под собой основания.

Нужно сказать, что в канонических правилах Русской Церкви есть постановление, запрещающее вводить собак в храм, поскольку пребывание собаки в нем не является уместным в силу присущих ей особенностей (запах, беспокойное поведение, нарушающее благоговейный порядок и тишину храма, и т.д.). Однако это запрещение касается только храма и мотивируется отнюдь не тем, что собака оскверняет святыню и препятствует благодати Божией пребывать в храме. Соответственно и наличие собаки в доме никоим образом не может помешать благодати. Отгоняет от нас эту благодать не собака, а наша греховная жизнь, освободиться от которой гораздо сложнее, нежели от собаки. Поэтому никакого препятствия для освящения квартиры наличие в ней собаки не представляет, хотя с точки зрения здравого смысла держать собаку в квартире не всегда оправданно. Но это уже вопрос целесообразности, а отнюдь не церковной дисциплины.

И давайте почаще обращаться к святоотеческому наследию, к этой поистине неисчерпаемой сокровищнице духовной мудрости, ведь только там мы сможем найти правильный ответ на те или иные вопросы, которые ставит перед нами жизнь.

Православная беседа Библиотека Моисеев Димитрий, свящ.

24.

24. Т. Горичева СВЯТЫЕ ЖИВОТНЫЕ http://rchgi.spb.ru/Izdat/Chrstian/EC1.html VI. Православие и животные Человек - существо принципиально незаконченное.

Сегодня ученые и философы часто говорят, что человек рождается раньше срока и рождается незавершенным, беспомощным. Ему бы еще два-три года повременить, тогда бы он смог быстро вскочить на ноги, как новорожденная лань, и побежать за взрослыми.

Беспомощным и незаконченным остается и зрелый человек.

Это дало повод Гелену, например, сказать, что чисто биологически человек - "существо ущербное".

Интересно, что и св. Григорий Нисский разделяет эту мысль. Конечно, он говорит ("О сотворении человека"), что человек - в центре мира, что он - его хозяин. Бог недаром приготовил красивый космос, а затем уже создал человека:

солнце, воздух, звезды должны служить человеку. Все эти стихии Бог сотворил одним словом, а для человека, действительно, постарался: Бог готовил для него материал, дал ему форму, цель. Вертикальное положение человека свидетельствует о его царском достоинстве.

И все же человек сотворен беззащитным, голым. И это важнее всего остального. Если бы он мог быстро бегать, как конь, или имел бы когти, как тигр, или клюв орла, он не нуждался бы ни в ком и ни в чем ("О сотворении человека").

А так ему нужна помощь других, размышляет дальше св.

Григорий Нисский. И Бог дал ему в помощь животных. При этом устроил так, что человек и животные подходят друг к другу, образуют один "микромир". Человек достаточно высок, чтобы пользоваться конем, он гол, но может брать шерсть у овцы и т.д. В основе экологического мышления св.Григория Нисского - своеобразный антропоцентризм.

Человек - центр мира, но смысл его царственности - в его несовершенстве. Значит, человек должен смирять себя, потому что он уже смирен самим Богом.

Мысль св. Григория Нисского о животных можно перенести на технику. Стремление человека к совершенству привело к созданию технической цивилизации. Техника - это попытка победить пространство, время, саму смерть. Homo faber, подобно Фаусту, заключившему союз с чертом, работает бок о бок со смертью, от пирамид до операционных залов в современных госпиталях - все свидетельствует об их сговоре.

Есть и еще один момент, связывающий технику со смертью.

Уже на примере животных можно видеть, что самые "технические" части них образованы из неживого материала: клюв у птицы, когти у кошки. Эти "орудия производства" обладают необходимой нечувствительностью. Отсутствие жизни приводит к возникновению мертвой материи. Мир техники - мир мертвого. Окаменелые, застывшие, неизменные орудия обеспечивают нам определенную безопасность. Не игра и красота, а рационализм, функционализм и абстракция - вот законы этой болезни, техники. Это мир "подзаконного", далекий от благодати. Бог есть любовь, поэтому Божьи уверенность и защита конкретны, уникальны, подвижны.

Техника же - кристаллизованно-одностороннее орудие человеческой озабоченности, техника далека от любви, она часто служит страху и комфорту.

Человек забыл, что он создан не-совершенным, не достаточным, поэтому и задыхается в отравленном им самим мире. Техника могла бы и служить человеку, как когда-то служили животные, но этот "царь мира" предпочел смерть, она надежнее и функциональнее.

Сегодня, наконец, когда человечество стоит перед лицом всяческого рода глобальных катастроф, философы, социологи, писатели, как на Западе, так и на Востоке, заговорили о необходимости нового отношения к технике.

Даже люди весьма далекие от церкви, призывают к покаянию, к выходу из "египетского плена" бездумного прогресса, к аскетике и благоговению.

Если уж человек - царь природы, то и должен поступать с ней по-царски, чему пример дал сам Царь Царей, Христос не уничтожать, не разрушать и не паразитировать, а служить и преображать. Техника должна вспомнить о своих корнях, она произошла не от избытка, а от недостатка.

Отношение к животным. Философский экскурс "Животным перерезают голосовые связки, чтобы более не слышать их крика".

Ойген Древерман "Аристотель или Декарт? Я часто спрашиваю себя, кто заслужил большего осуждения в глазах моих современников? (Если бы они вообще их прочли). Первый, оправдывающий рабство "природой вещей", и второй, так потрудившийся над противопоставлением человека и животного, что стал рассматривать животных как простые машины" (Лук Ферри "Новый экологический порядок").

Пишущие об истоках садистско-потребительского отношения к природе часто начинают с 17-го века. В это время Декарт, введя разделение между "вещью мыслящей" и "вещью протяженной", приговорил животных быть бездушными машинами. Декарт положил начало позднейшему разделению на субъект и объект и тем самым объективированно-бесчеловечному отношению ко всем существам, не наделенным картезианским "когито".

Лишь человек может чувствовать, познавать, сомневаться, страдать. Объекты же (то есть вся остальная тварь) бесчувственны, не способны к переживанию и опыту, мертвы. И животные, и тело человека относятся к миру неживых машин. Они инструментальны, человек, как хозяин мира и природы, должен заставить служить себе силы воды, ветра, земли.

Декартовскому "прометеизму" вторит любимый советской наукой Бэкон: "Знание - сила".

Другой философ, заложивший основы мировоззрения Нового Времени, Джон Локк, редуцировал свойства целого к сумме движущихся атомов и молекул. Дух был назван чистым листком бумаги, на котором нет ни следов традиции, ни намека на соборный, космический опыт.

Таким образом был провозглашен чудовищный индивидуализм, который усиливался с растущей секуляризацией европейской жизни. Соединившись с хюбрисом науки, он привел нас к тому, что имеем сегодня, вставших перед выбором "экология или варварство". Только сегодня мы стали понимать, что антропоцентризм, выродившийся в "гуманизм", означает тиранию и отрицание жизни. Справедлив вопрос французского философа Лука Ферри: "Возможен ли гуманизм не метафизический, не диктаторский?" Вся практика 20-го столетия - гуманизм большевистский на Востоке и "либеральный" на Западе отвечает "нет".

Даже деление на материю и дух сегодня представляется грубым и невозможным. Вообще любой дуализм (а дуализм вовсе не принадлежит христианству, как принято иногда думать) опровергнут даже с позиций все того же нераскаявшегося картезианского "когито". Хайдеггер, Вайтхед, Нильс Бор, Гейзенберг, Вайцзеккер и многие многие другие вышли за пределы субъект-объектного дуализма.

Животные, как молчаливое и таинственное "другое", были использованы вначале романтиками, а потом и философией жизни в борьбе со скучным и пошлым рационализмом. В начале 20-го века в очередной раз началась "идеализация" природы, в частности, животных. В традиции Шопенгауера и Ницше животное лучше, благороднее, честнее человека.

"Белокурая бестия" - идеал грядущего, сверхчеловеческого будущего.

Рильке считал, что животные открыты целому бытия, что природа "рискует" больше всего, то есть более всего близка к истине.

Эпоха не любила слов и не доверяла речам:

"Молчалива так и хороша Темная звериная душа. " (Мандельштам) В животных есть то обаяние первозданности, которое утеряно усталыми людьми, та языческая сила, от которой ждут творчества, прыжка в неизвестное, соприкосновения с другими мирами: "Мы ждем, что дыхание животных вдруг породит неслыханные слова" (Элиас Канетти).

Животные обладают инстинктами, человек - страстями. Но как сказал еще св. Григорий Нисский, страсть - это "очеловеченный инстинкт". "Последний человек", тот, что "моргает", лишен не только благородных чувств, но и всяческих страстей. Не способен не только на "подвиг, но и на "грех". "Последние романтики" (прежде всего Ницше) писали о страстях, желали, чтобы страсть была непременно "великой".

Бог умер, в еще большей степени умер и человек. Осталось лишь животное.

Животное - мир, замкнутый на себя. Своя судьба, своя безгрешность - если бы животные могли грешить, они стали бы святыми.

"Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божьих, Потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, - в надежде, Что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.

Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне" (Рим 8.19-22).


Звери брошены в котел страдания, страстей и насилия лишь благодаря падению человека. Но если у нас есть долг любви, то почему же не признать за животными "право на бессмертие"?

Зверь начала века ЭСТЕТИЧЕСКИ благороден. Мир зверя мир загадки. Красота, тайна, замкнутость животного мира вдохновили экспрессионистические "иконы" Франца Марка.

После Первой мировой войны "философия жизни" сошла на нет, вернее, выродилась в идеологию и практику смерти.

Лишь в самое последнее время в культуре и философии опять появился "дискурс о звере". Только сегодняшний, "постмодернистский" разговор пронизан не столь эстетическими, сколь ЭТИЧЕСКИМИ мотивами. Вместо "философии жизни" возникла "философия исчезновения", вместо восхищения и идеализации - чувство вины и солидарности.

Богословы, указывая на гуманистическую гордыню исторического христианства, прибегают к другим, исчезнувшим религиям. Характерен здесь пример самого популярного ныне в западном мире богослова Древермана (сразу же скажу, что с большинством других его идей я не согласна). Но его критика высокомерного "христианского" антропоморфизма достойна всяческого внимания. Платон (под влиянием Пифагора) еще считает, что не только человек наделен душой, ею наделены и животные. Вообще граница между "душой" человека и "душой" животного размыта.

Христианство, возвысив человека над всем остальным, порвало с этой традицией. Связь между животным миром и миром человека была разорвана. "И как всякая доктрина, эта, христианская, была слишком узкой для того, чтобы быть справедливой, она оказалась жестокой и на практике" (Древерман "О бессмертии животных"). Религия "любви" в действительности была гораздо менее любовной, чем, например, мифология древних египтян. "Для них животные были посланниками богов или персонификацией божественного, постоянно связанного с человеческим. Эта вера в единое начало всей жизни распространялась так далеко, что, когда египтянин умирал, он брал с собою в вечность всевозможных животных: кошек, крокодилов, птиц и т.д.". На том свете умерший исповедовался так: "Я не отнимал у животного ни корма, ни травы". "Я не обижал никакую тварь".Египетская этика дает животным право выступить с жалобой против человека. В одном из папирусов, найденных в пирамиде, написано: "Не найдено ни одной жалобы со стороны быка против Н.".

Как правильно замечает Древерман, эти вещи совершенно немыслимы на христианском Западе. Если бы такая традиция и существовала, она должна была бы развиваться согласно Библии. В позднем иудаизме мы единственный и последний раз наталкиваемся на ее след: в книге Еноха описывается, как на том свете животные обвиняют умерших людей.

В предисловии к французскому изданию книги Древермана Луиз Рансе пишет: "А в Новом Завете? Иисус Христос приходит в Иерусалимский храм. Он охвачен яростью, лучше сказать, ужасом. Он увидел обреченных на убиение животных, животных, приговоренных стать ритуальной жертвой: с перерезанными горлами, истекающими кровью.

Иисус закричал: "Вы превратили дом молитвы в вертеп разбойников". Он мог бы сказать - в бойню...

Мы, христиане, считаем, что можно убивать животных, потому что у них нет души. Была и такая эпоха, когда в душе отказывали женщине или когда считали, что женская душа по природе ниже мужской".

Когда-то "дикари" в Мексике и даже в дохристианской Руси просили прощения у животного, которого должны были убить. Сегодня только маленькая часть общества возвращается к этому космическому чувству вины и солидарности.

Потому что мы вынуждены возвращаться, мы самой апокалиптичностью нашей эпохи (где стихии молча вопиют, время и пространство катастрофически исчезают) призваны к тому, чтобы отказаться от примитивно индивидуалистического антропоцентризма.

Земле, как целому, грозит гибель. И первыми погибают самые невинные - уже погибли многие виды животных, от них остались лишь скорлупы-имена, безжизненность которых подчеркнута холодной латынью. "Его успокаивает, когда он произносит имена животных. Он гордится этими именами. Этот еще существует. Этого они еще не уничтожили" (Э.Конетти). Исчезнувшим жертвам посвящают стихи и романы.

Определенный минимализм - знак нашей эпохи. Исчезло настоящее, пропало время, нет более "априорных форм чувственности". Настоящее утеряно у Беккета (нет цели, конца времени), у Брехта (время должно было бы быть, но его нет), у Арто время, покалеченное и израненное, оно уже невыразимо. Когда исчезает время, нет и причинно следственных связей, нет и формы с содержанием.

Невозможна никакая идеализация, которая мгновенно перерастает в идеологию. Сегодня не идеализируют животное с романтических позиций "дикой страсти". И вместе с тем больше восхищение НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ бытием животных. Они не продают, не покупают, не рассчитывают, не играют ролей. В мире, где царит телевидение, то есть в мире опосредованном, непосредственность животных - что-то редкое, чарующее, сохранившее душу. И вместе с тем, никогда так жестоко не убивали их - в крошечных клетках, где животное всю жизнь подвешено и распято;

варварскими, никому не нужными "научными" опытами;

садизмом "парфюмерных" экспериментов. Только закрытось от наших глаз всех этих новых способов эффективного доставания мяса и неслыханного производства боли обеспечивает нам "спокойный сон" и "чистую совесть". Анонимность страдания - одна из причин нашего человеческого равнодушия. Наш мир рассеял грех. Безликость и безличность государства, партий, рекламы, супермаркетов, компьютеров - все это противостоит единственности и недвусмысленности животного бытия.

В пустыне, где Господа искушал дьявол, он жил вместе с животными и ангелами. Сегодня весь мир стал пустыней. В нем все громче звучит голос Неба (ангелы) и Земли (животные), все тоньше граница между этим и тем мирами.

Святые о животных Святой Макарий Великий: "Когда пал Адам и умер для Бога, сожалел о нем Творец. Ангелы, все силы, небеса, земля, все твари оплакивали смерть и падение его. Ибо твари видели, что данный им в царя - стал рабом сопротивной лукавой тьмы" (Добротолюбие, т. 1).

"Представь себе царя, у которого есть достояние и подвластные ему служители готовы к услугам: и случилось, что взяли и отвели его в плен враги. Как скоро он взят и отведен, необходимо служителям и приспешникам его следовать за ним же... А таким образом по его пленении пленена уже с ним вместе служащая и покорствующая ему тварь: потому что через него воцарилась смерть над всякой душою и так изгладила весь адамов образ, что люди изменились и дошли до поклонения демонам" (Добротолюбие, т.1).

Святой Симеон Новый Богослов (Х век): "Все твари не хотели повиноваться Адаму - преступнику".

"Итак, тому, кто сдался тленным и смертным по причине преступления заповеди, по всей справедливости надлежало и жить на земле тленной и питаться пищей тленной.

...Видишь, как тогда приняла преступника земля, после того, как была проклята и лишилась первоначальной производительности, по которой плоды порождались из нее сами собой, без труда? И для чего? Для того, чтобы быть обрабатываемой им в потах и трудах, и так давать ему то немногое, что произращает на потребу его, для поддержания жизни, а если не будет обрабатываема, оставаться бесплодной и произращать лишь тернии и волчцы. Затем и все твари, когда увидели, что Адам изгнан из рая, не хотели больше повиноваться ему, преступнику: солнце не хотело светить ему, ни луна, ни прочие звезды не хотели показываться ему;

источники не хотели источать воду и реки - продолжать течение свое;

воздух думал не дуть более, чтобы не давать дышать Адаму, согрешившему;

звери и все животные земные, когда увидели, что он обнажился от первой славы, стали презирать его и все тотчас готовы были напасть на него, и земля не хотела носить его более. Но Бог, сотворивший всяческая и человека создавший - что сделал?

Зная прежде создания мира, что Адам имел преступить заповедь Его и имея предопределенную для него новую жизнь и во создание (...), Он сдержал все эти твари силою Своею и по благоутробию и благости Своей не дал им тотчас устремиться против человека и повелел, чтобы тварь оставалась в подчинении ему и, сделавшись тленной, служила тленному человеку, для которого создана с тем, чтоб, когда человек опять обновится и сделается духовным, нетленным и бессмертным, и вся тварь, подчиненная Богом человеку в работу ему, освободилась от сея работы, обновилась вместе с ним, и сделалась нетленною и как бы духовною" (т. 1, стр. 373).

В книге Бытия (1.29-30) рассказывается о пище, которую бог изначально завещал людям и животным. Можно заметить, что как человеку не завещается вкушать мясо, так и среди животных нет еще разделения на хищных и нехищных. И лишь с грехопадением человека появляется, вероятно, это разделение.

В пророчестве Исайи, где говорится о грядущем Царстве, это разделение снова снимается: "Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком;

и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе;

и лев, как вол, будет есть солому". В том же пророчестве говорится об исчезновении недоверия человека к живому и живого к человеку: "И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на святой горе Моей..." (Ис 11.6).

Жизнь святых Известно, что животные приходили к святым, ибо, по словам Исаака Сирина, "обоняли запах рая".

Медведи посещали преподобного Серафима Саровского. Да и не его одного Вот рассказ о преподобном Сергии Радонежском: "Посещали его и медведи. Один медведь целый год приходил к нему, и пустынник делился с ним последним куском хлеба, когда же у него бывал лишь один кусок, он отдавал его медведю, а сам оставался голодным, потому что зверь неразумен и не понимает необходимости терпения и воздержания".

А вот о преподобном Германе Аляскинском: "Около его келии жили горностаи. Эти зверьки отличаются своей пугливостью. Но они прибегали к преподобному Герману и ели из его рук. Видели, как преподобный Герман кормил медведя".


В житиях святых можно найти бесчисленное множество рассказов о том, как святым помогали и служили львы, как их спасали своим молоком оленихи, как вороны приносили им хлеб. Возвращались райские взаимозависимости, когда царственное положение человека соделывало его священником для всей твари.

Животные не только "стенают и мучатся" вместе с человеком. Не только ждут усыновления и искупления (Рим 8.20-23), они уже способны, вслед за святыми и мучениками проникнуть в новый эон, войти в церковь, дерзнем сказать обожиться.

В житии св. Великомученика и целителя Пантелеймона рассказывается, что дикие звери не хотели нападать на юношу. Тогда были убиты и они. Их трупы были брошены на съедение птицам. Но птицы до них не дотронулись.

Трупы животные долгое время лежали на солнце и оставались нетленными. Итак, мы имеем дело с мощами животных.

Говорящие "да" То, что животные освятились вместе с человеком, говорит не только о наличии у них души (о чем пишут святые Отцы), но и о начатках личностного, персонального. Адам дает животным имена. Но что есть имя, как не "икона" твари? Наименовать, назвать значит преобразовать, поднять до высшего, личностного бытия. Адам - первый епископ.

Сам Господь называет себя пастырем овец своих, и звери в раю также знали голос Адама, также спешили к нему.

Важно отметить, что в большинстве дохристианских религий в качестве жертвы Богу приносились животные. В христианстве же Сам Бог жертвует Собой. Таким образом, Бог в лице Сына Своего отменяет ветхий закон и отказывается от принятия в жертву животных.

В своей "Небесной литургии" ("Liturgie celeste", Friant, 1982) Жан Ковалевский высказывает и второй аргумент в пользу "личного" начала у животных: Бог заключил завет с Ноем.

Но, оказывается, не только с ним. "И сказал Бог Ною и сынам его с ним: вот, Я поставлю завет мой с вами и с потомством вашим после вас, и со всякою душою живою, которая с вами, с птицами и со скотами, и со всеми зверями земными, которые у вас, со всеми, вышедшими из ковчега, со всеми животными земными" (Быт 9.8-10).

Заключить завет? Что это значит, - спрашивает Жан Ковалевский, - это значит, что у животных тоже была возможность свободного выбора. Завет не заключают с теми, кто не может сказать "да".

И не только животные говорят"да". Есть в православной традиции тексты, повествующие о "свободном выборе" стихий. В пещи Вавилонской "огонь устыдился лика Троичного". Посох Аарона расцвел, и "солнце познах запах свой". "Всякое дыхание да славит Господа". К концу мира, как пророчествовал Нил Мироточивый, стихии (из-за человеческого лукавства) станут напряженными, начнут спешить. День будет вращаться, как час.

Своими космическими откровениями православие может по праву гордиться. Но тем страннее кажется нам, что "гуманное" отношение к животным установилось ныне прежде всего в северных, протестанских странах. А в Греции, Сербии и России только святые и юродивые помнят еще о том, как было в раю. Часто религиозность наша вырождается в магический страх. Сколько нелепых и позорных мифов существует по поводу тех или иных животных - "козлов отпущения". В Греции, например, я увидела, как одна из монахинь регулярно убивает ящериц.

На мой вопрос она ответила, что ящерица - почти что "дьявол", ибо она когда-то залезла в чашу с причастием.

Странно, но факт - облагораживание нравов связано с растущим безразличием и профанизацией, когда реальность, боль, сопротивление исчезают, когда Другое больше не угрожает, не влечет, не воспринимается всерьез. А хотелось бы, чтобы было наоборот, чтобы не человеческий нарциссизм был причиной "хорошего отношения" к твари, а "сердце милующее", сострадающее всякому страданию, плачущему о стенаниях всего космоса».

25. Знаменный распев восходит к пению петуха..

Кокиза - слово греческое. В. М.

Металлов переводит его словом "выпевать" [Металлов, Русская семиография, М., 1912, 80]. По свидетельству историков церковного пения, в России "в старину существовало пение по кокизам и по подобнам. Напевы по кокизам согласовались с текстом безусловно, а по подобнам - относительно. Первый распев можно считать большим знаменным... Для пения по кокизам нужна книга и умение по ней петь". Так утверждает Д. Аллеманов [2.4, 125]. Почтенный исследователь называет здесь кокизой то, что другой, не менее авторитетный историк Металлов называет попевкой. Первое (греческое) название мелодических строк, как более благозвучное, следовало бы "закрепить" за ними. Слово это можно воспроизводить от двух греческих терминов - косточка плода, (от зерно, капля) и - куковать, кукарекать. То и другое слово в переносном, конечно, смысле можно применить в данном случае: первое характеризует мелодическую строку, как ядро, частичку, из которых состоит мелодия;

но ближе будет второе, означающее пение птицы, пение без слов, если рассматривать кокизу, как некий мелодический образец. Сборником таких готовых образцов, отработанных уже деталей и был древний кокизник [2.18, 268-270]. При распевании нового текста мастер-песнотворец мог строить мелодию по кокизам соответственно тексту. Интересно отметить, что 78-я попевка 2-го гласа, носящая название "кокиза" как собственное (а не общее), мелодией своей очень напоминает пение петуха или кукушки (см. В. М.

Металлов "Осмогласие знаменного распева", Приложение.

см.также. 32).

В догматике 2-го гласа кокиза эта дана на слова сень законная и праведное возсия: здесь мелодически изображен рассвет по прошествии ветхозаветной "сени" (ночной темноты), или наступление духовной весны - Пришествия Христова. Итак, кокизами (попевками) называются строки знаменного распева. Это его мелодическая деталь.»

( цит. по сайту: древне-церковно-певческой культуре.

Вечерняя песнь).

Любопытно, что Аврелий Пруденций Клемент (348 – после 405г.)- христианский писатель написал произведение – «Гимн на пение Петуха».

26. О птицах на Руси.

Олег Платонов ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ РОССИИ СВЯТАЯ РУСЬ Открытие русской цивилизации (Часть III) Глава 40 Лесные животные и птицы. …— Орел. — Ласточка. — Кукушка. — Ворон.

«Среди диких птиц у русских людей главной считался орел.

Его считали божьей птицей, владыкой небес, олицетворением гордого могущества и вольности. Орел, по русским поверьям и сказкам, — божья птица, царь птиц, владыка небес, олицетворение гордого могущества и вольности.

В языческие времена считалось, что в образе орла воплощается сам бог Перун и другие грозные боги. Орел связан с небесными стихиями и управляет ими. Согласно более поздним поверьям, все орлы происходят от царей. В русских песнях орел как царь и хозяин устраивает свадьбу птиц.

Появление парящего орла над войском для русских воинов служило предзнаменованием победы.

Русские сказания приписывали орлу способность пожирать сразу по целому быку и по три печи хлеба, выпивать за раз по целому ушату хмельного меда. Орел разбивал своей грудью в мелкие щепки вековые дубы, а в гневе испускал из острого клюва огонь, испепеляя целые города.

По старинному поверью, в гнезде орла лежит волшебный “орлов камень”, или “огневик”, защищающий человека от порчи, огня и болезней.

Если орлу приписывалось могущество и вольность, то ласточку считали символом святости и доброты. По народному преданию, во время распятия Христа ласточки старались облегчить его страдания, похищали гвозди, вынимали колючие тернии из тернового венца, носили Спасителю воду.

В русских песнях ласточку называли ключницей, так как считалось, что она приносит из-за моря золотые ключи, которыми открывает лето и закрывает зиму. К Благовещенью, когда из теплых краев прилетали ласточки, русские крестьяне пекли “ластовочек” с раскрытыми крыльями, совершали особые обряды.

По народным поверьям, убивший ласточку не будет иметь счастья в разведении скота, а разоривший ласточкино гнездо сам лишится крова или ослепнет. Считалось, что гнездо ласточки оберегает дом от пожара. Существовала также примета, что девушка скоро выйдет замуж, если ласточка совьет гнездо на ее доме, вьется возле окон или залетит к ней в дом. Считалось, что супружество будет счастливо, если во время свадьбы рядом будет летать ласточка, и ласточкины гнезда использовались в любовной магии. Тот, кто носит при себе сердце ласточек, будет счастлив в женской любви.

Среди других птиц в народных русских поверьях особое значение имели кукушка и ворон. Кукушка считалась вещей птицей, способной предсказывать жизнь и смерть. В русской деревне на кукушку гадали девушки, пытаясь определить, сколько им лет осталось до замужества.

Кукование часто рассматривалось как зловещее предсказание: “Кукушка кукует, горе вещает”. Услышав кукушку, говорили: “Хорошо кукуешь, да на свою б голову!” Прилет кукушки в деревню, к дому, кукование на крыше дома считалось знаком смерти, болезни или пожара.

Образ кукушки присутствовал во многих народных обрядах (Троицкие гуляния. Семик. Кумление).

Ворон, как и кукушка, считался вещей птицей. Но в отличие от кукушки ворону приписывали дьявольскую природу, видели в нем нечистую и зловредную птицу. Черный цвет ворона задуман самим чертом. В образе ворона черти летают ночью по дворам и совершают разные пакости.

Души злых людей русские представляли в виде черных воронов.

По русским поверьям, ворон — вещая птица, живет до трехсот лет, владеет тайнами, предсказывает смерть, нападение врагов, дает советы былинным героям, указывает место, где зарыт клад, приносит родителям весть о гибели сына».

27. О птицах в Белоруссии. Аист – божья птица.

конце августа аисты покидают Беларусь В народе считалось, что эта птица - божий посланник Именно с начала 20 чисел августа считают, что Беларусь покидают удивительные птицы -- аисты.

Отношение к ним у белорусов всегда было особым. Существует легенда, по которой человеку Бог дал поручение: бросить в пропасть завязанный наглухо мешок с собранной в нем нечистью:

гадюками, лягушками, жабами и прочим. Человек должен был, перевязывая мешок, бросить его в пропасть, но его подвело излишнее любопытство, и он развязал мешок, и гадюки, жабы, ящерицы расползлись по земле. За это непослушание Бог превратил человека в птицу -- аиста. С тех самых пор аист ходит по земле и собирает все, что разбросал когда-то, очищает землю. И живет он чаще всего вблизи человека.

Для человека аист -- “святая птушка”. Чтобы аист поселился вблизи дома, на дом или на дерево затаскивали старое колесо, борону, чтобы создать основу для его гнезда. Если же он селится вблизи дома, это считается добрым знаком, и все с каким-то особым чувством надежды на доброе смотрят на “буслянку”. Оперенье аиста сохраняет самые традиционные цвета для белорусского костюма, вышивки:

белый, черный, красный. Убить птицу считается большим грехом, обижать ее тоже нельзя, иначе она может наказать:

принести на дом горячую головешку или бросить в колодец гадюку. Считали, что у аиста в одной ноге огонь, а в другой -- вода. Вообще он считался божьим посланником. Иногда отождествлялся с предками. Но все же воспринимался как птица добра и счастья. Ведь считают, что аист приносит младенцев. Его считают носителем небесного огня, его распорядителем и хранителем. Считают, что во время грозы нужно прятаться под деревом, где находится “буслянка”, потому что в него никогда не попадает молния. 21 августа 2004 Елена ДОВНАР-ЗАПОЛЬСКАЯ.

28. Голубь - Божья птица 28. Голубь «Домашних голубей любили и массово разводили еще в Древнем Египте. Оттуда они попали в Грецию, дальше — в Рим и пошли расселяться по всему миру. Вместе с ними путешествовали и различные поверья и легенды. С древнейших времен этим птицам разрешали гнездиться в храмах. Причем самых разных религий. Голуби свободно себя чувствовали в Иерусалимском храме, христианских церквях, мусульманских мечетях. В отношении к ним закоренелые противники оказывались поразительно единодушными. Впрочем, началось это еще у язычников. У очень многих народов голуби были посвящены высшим божествам, что определяло и отношение к ним людей.

Голубь был священным животным богини Иштар. В Сирии нельзя было ловить и есть голубей, особенно белых. За это ожидала суровая кара. Голубь служил символом царства в Ассирии и Вавилоне. Если римские легионы несли на знаках орлов, то в Вавилоне на знаменах были изображены голуби.

Сопровождали эти птицы и всевозможных прорицателей и оракулов.

В Вавилоне слова «голубь» и «рождаться» звучали сходно, этих птиц связывали с рождением. На Ближнем Востоке вообще считалось, что голуби — это души людей. Отсюда берет начало христианская символика. Голубей нередко изображают на кладбищах, с античных времен считалось, что душа выходит из человека в виде голубя. В католической церкви голубь — символ души. Во многих легендах в виде голубей улетали души праведников.

Голубь, также как ласточка, жаворонок, соловей, клест и дрозд, у славян относятся к чистым птицам. Голубь зовется также святой и божьей птицей. Христианство признает Бога Духа в виде голубки. В виде голубя Святой Дух сошел с небес во время крещения Иисуса. Поэтому голубь — любимая Богом птица. У католиков голубь — символ чистоты, невинности, покорности, ласки, любви, сосредоточенности и рассудительности. Христиане считают, что голубь воплощает собой плач, вздохи, и затем, после возрождения Христа, радость Марии Магдалины.

В христианстве голубь вообще олицетворяет мир, любовь, невинность. Его два крыла означают любовь к Богу и к людям, шея и белое оперение — чистоту и невинность. Два голубя символизируют супружескую любовь и верность.

Голубь — символ Святого Духа. Это было официально принято отцами церкви на соборе в Константинополе в г. По одной из легенд, к кардиналу, избранному Папой, прилетели в церковь два голубя и сели на его плечи. С тех пор Пап нередко изображают с двумя голубями на плечах.

Голубь часто изображается на христианских памятниках как олицетворение Святого Духа, поэтому в Италии, Германии, Голландии и России считалось, что есть голубя — грех (Гусев, 1996).

Часто фигурируют эти птицы и в преданиях о христианских святых. Во многих местах можно услышать легенды, что голуби указывали места для постройки церквей (Gattiker, Gattiker, 1989).

В Азербайджане и Турции святой птицей считают горлицу, потому что она помогла Магомету спастись от погони.

Поклоняются горлице на Яве, Суматре, в Малайзии.

Почитают горлицу и голубя также в Туркмении.

Согласно легенде, голубь получил от Аллаха дар человеческой речи и, узнав о предстоящем голоде, полетел предупредить об этом людей, за что Аллах отнял у него речь. Мусульмане считают его святой птицей, потому что он носил Магомету в клюве воду для мытья.

В болгарской песне голубиный образ имеют ангелы. О смерти голубя говорят, что он «потерял жизнь». Голуби приносят счастье дому, в котором водятся;

в такой дом не ударит молния, он не сгорит и не опустеет. Облик голубя не может принимать нечистая сила — черт или ведьма.

Известен христианский обычай выпускать голубя во время водосвятия на реке.

К недоброму человеку и голубь не летит, — говорят на Руси. И еще: голубь — единственное существо, вид которого не осмеливается принимать черт.

У славян голубь является символом любви. Украинцы говорят о влюбленных, что они «кохаються як голубiв пара». Родственная привязанность также отражается эпитетом «голубиная».

Любовь голубя к голубке и их общая нежность к детям признаны многими народами. Украинцы считают, что у голубя и человека «один дух». Слова «голубь» и «голубка» в русской лирической поэзии выражают сверхположительную оценку, которую народная песня дает своему герою (Гусев, 1996). Как справедливо полагает этот автор, у русских голубем и голубкой герои именуются не за внешнюю привлекательность, а за красоту чувства, возникшего между ними. Если лебедь у русских — эстетический идеал, то голубь — идеал этический. По частоте упоминания в русских народных песнях и легендах из всех птиц голубь стоит на третьем месте (Гусев, 1996). «Сидят два голубя на дубу, целуются, разговаривают».

Сизый цвет голубей — образ приятности. Воркование голубей — грусть. Будучи символом любви, голубь предсказывает девицам любовь и покидает ту, которая уже познакомилась с любовью.

Русские считают, что если голуби и ласточки летают около дома, где происходит свадьба, то это предвещает счастье в браке. Голубь часто выступает как воплощение души. В Олонецкой губернии о летающем голубе говорили: «вон, чья-то душа летает» (Гура, 1997).

По некоторым мифам голуби принимали участие в сотворении мира. В украинских колядках рассказывается о том, как на мировое дерево средь безбрежного океана сели два или три голубя, потом спустились на дно моря, набрали песка и камешков, из которых и создали мир (Коробка, 1909—1910).

Крик дикого голубя связывают с началом сева (Гура, 1997).

У зырян голуби, поселившиеся на доме, — к добру. У кого плодятся домашние голуби, считают украинцы, у того не будет пожара. В Тульской губернии, чтобы хорошо велся скот, его подбирали по масти голубей, которые водятся во дворе. Алтайцы считают преступлением убивать ласточек или голубей. Голубей грешно бить потому, что они пьют воду как лошади.

Легендарной Семирамиде (дочери вавилонской богини) еще в ее детские годы пищу в пустыню приносили священные голуби. Семирамида стала царицей, в ее правление были сооружены знаменитые «висячие сады» — одно из семи чудес света. После смерти она превратилась в голубку (Федосеенко, 1998).

В «Одиссее» голуби приносят Зевсу амброзию. По одной буддийской легенде, царь отдал себя в жертву ястребу, дабы спасти своего любимого голубя (Гусев, 1996). Считается, что голубь является птицей богини любви и богини урожаев и указывал путь аргонавтам.

Еще в Древнем Египте голубей стали использовать как почтовых птиц. Неудивительно, что голубь стал вестником, символом почты. Нередко голуби выручали людей, быстро доставив важные сообщения. Сохранилось предание, что в голландские города Гарлем и Лейден, осажденные испанцами, голуби принесли весть о приближении армии принца Оранского. Благодарные жители Лейдена кормили потом этих голубей до самой смерти, а впоследствии забальзамированные птицы были помещены в ратуше. В XIX веке в ряде стран Европы были созданы даже специальные службы почтовых голубей в армии. Голубиная почта играла определенную роль вплоть до I мировой войны, когда ее стала вытеснять радиосвязь. Интересно, что во Франции один из почтовых голубей был даже награжден орденом. Во время битвы у Вердена он храбро доставлял сообщения, несмотря на жестокий обстрел. Птице одели орден в виде кольца на лапку и прожила она «на пенсии» до 1924 г. (Gattiker, Gattiker, 1989).

Почитали этих птиц и моряки, поскольку голубь помог Ною узнать, сходит ли вода во время всемирного потопа. По древнегреческой легенде, голуби спасли от потопа Девкалиона с его женой.

Голубь стал символом мира. Это несмотря на то, что, согласно преданию, киевской княгине Ольге голуби помогли подпалить столицу ее врагов Искоростень, Александру Македонскому — деревянный дворец на высокой скале. Варяг Гаральд при помощи голубей покорил город в Сицилии, мифические датские короли Гаудинг и Фридлейф — скандинавские города. В чешских хрониках XV—XVI веков рассказывается, что при помощи голубей татары взяли Киев (Зборовский, 1992).

Голуби приносят счастье, радость, удачу. В Неаполе при помощи дрессированных голубей даже пытаются угадывать счастливые номера лотерейных билетов. В Силезии есть поверье, что если на окно к женщине прилетит белый голубь, значит она получит подарок (Gattiker, Gattiker, 1989).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.