авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Неизвестное о известном «Господи, дарующий голоса, научи меня слышать о Любви Твоей через глашатаев Твоих!» Святитель Николай Сербский ...»

-- [ Страница 4 ] --

По эстонской легенде, голубь был раньше благочестивой девушкой. Однажды она заблудилась в лесу, и ангел дал ей перья, чтобы она могла возвратиться домой. В Румынии есть легенда, что горлица раньше была девушкой, которая слишком любезничала со всеми юношами. Бог за это превратил ее в птицу. Теперь она хранит верность своему супругу до самой смерти. Другая румынская легенда рассказывает, что в голубей Бог превратил близнецов, которых хотела убить злая мачеха (Gattiker, Gattiker, 1989).

У многих европейских народов вестником счастья и удачи считается горлица. В Богемии считалось, что убить горлицу — навсегда потерять удачу. В Швабии верили, что в место, где она гнездится, никогда не ударит молния. На Корсике горлица вообще является символом большой любви.

Нежный ласковый поцелуй французы называют «поцелуем горлицы» (Gattiker, Gattiker, 1989)»

http://www.ecoethics.ru/b11a/18.html 29. Из переписки о Голубях.

29. переписки Форум Андрея Первозванного,Тема: #52698 27.01.06 01: «Голуби.... гм, странные они все-таки. Картинка из детства:

бабушка старенькая, очень старенькая, такая же ветхая одежонка, лицо морщинистое, руки тоже, леденеют от холода. Вся, как яблочко, сморщеная. Кормит голубей из пакетика, доставая трясущимися руками крошки, обильно высыпает на асфальт у дома. Голубей куча, только что на бабушке не сидят:)) И картинка эта ясная, всю жизнь со мной и всю жизнь греет.

Остров Залит, идешь к батюшке домой, метрах в пятистах вороны, много, каркают. Подходишь к маленькому, вросшему в землю домику, нет там ворон. На коньке крыши, грудка к грудке, белые голуби. Как их столько помещается там? Под ногами те же голуби...., кошки рядом, не трогают птичек. :)) Что это? Случайность? Моя сентиментальность?

Вспоминаю один рассказ, как родственники погибшего во грехе человека много раз посылали письма в монастырь с просьбой молиться за упокой несчастного. И все время получали отказ - молиться не можем. Наконец, после очередного увеличения суммы пожертвования на монастырь, получают назад ответ, вместе с присланными деньгами : "Купите на эту сумму хлеба и кормите голубей, вымолят...."

Ерунда, не по-православному, не канонично? Заглядываю в свое сердце, опять вспоминаю бабушку, остров Залит, вспоминаю этот рассказ. Светло и радостно в сердце, не единой тени. Покой и глубина. Должен признать - есть тут посещение Божие, есть и уверенность в правдивости этого рассказа. Вымолят голуби, по нашей вере.:)) Странно все это.»

Андрей Артурович Долинский, православный христианин, модератор «Блажен яже и скоты милует! Фауна в большинстве своем является как бы отображением жизни человеков. Жили наши прародители Адам с Евой в раю, и все животные жили в гармонии с природой, людьми, и слабейшими. Ведь были и львы и тигры, и антилопы, и не было хищников. С повредившейся природой человека же всё изменилось.

Но все остались Божьими творениями, и многим свойственно чувство благодарности. Вспомним хотя бы загадочную дружбу прп. Герасима и льва :-) Чем человек ближе к Богу, тем и природа вокруг него ближе к первозданному состоянию :-) Вспомнился рассказ о старичке, который разводил пчёл.

Добрый был, бескорыстный, всех любил.

Пришло время, и умер дедуля. А умер зимой. Похоронили скромно, людей мало было - деда безродный был. И пошли.

Не помню как что, но зашли к нему в дом, может просто посмотреть, может опись делать. Вышли в сад, вскрыли ульи, а пчёл там нет! Прямо мистика - не стало деда и пчёлы пропали.

А когда наступила весна и сошел снег люди, кто был на погосте, рассказали что вся могила дедушки пчелками устлана. Предположили что пчёлы после похорон то, и вылетели все. А потом и замерзли на дедушкиной могилки.»

священник Михаил п,. равославный христианин «Спаси Господи, отче! Так светло! И мне захотелось из одной своей темы маленький постинг Менделеевой Дарьи Сергеевны вытащит “Когда-то крёстная рассказывала мне одну баечку:

Жил человек на свете, ну совсем пропащий. Жил-жил и умер. И вдруг снится его жене, что он в раю. И она начинает возмущаться, по-видимому, так искренне и напористо, как умеют возмущаться бабушки на лавочке у подъезда:

"Господи, да за что! И такой ведь был, и сякой!" "А он, говорит Господь, - голубей кормил часто".Лия православный христианин.

«Ну, все-таки не случайно Святой Дух сошел на Иордане на крещающегося Христа в виде голубя! А задолго до того именно голубь прилетел к Ною с оливковой веткой в клюве как знак примирения. Да и сказано в Евангелии: "будьте мудры, как змии, и просты, как голуби" (Мф. 10, 16). Мир, чистоту и незлобие прообразуют нам эти Божьи создания»

Парфенов Филипп Александрович, православный христианин (священник) модератор «…Я потому совершенно уподобился той бабушке. Народ уже привык: не возмущаются, как бывало, но наоборот радуются, хотя бывают всякие.

Холода прошли, надолго ли. Кормить приходилось по усиленному варианту.

Когда я выхожу в перерыв из автобуса надо мной летит туча штук в двести - до места кормления. Одно время транспорт останавливался - посмотреть, теперь привыкли уже.»

Андрей Добронравов православный христианин 30. О птицах скачал стихи с форума Андрея Первозванного « …словами и песней отца …словами Романа Романа Матюшина, в ней всё есть.

Ах! Как птицы поют, Так в неволе не спеть.

Ублажаю тебя, Божье слово, свобода.

Соловьи, соловьи, Я б хотел умереть, Под акафист Подобного рода.

Не ищите во мне, Злы язычества суть.

Кто ж меняет творца на творенье?

словами и песней отца Романа Матюшина, в ней всё есть.

Ах! Как птицы поют, Так в неволе не спеть.

Ублажаю тебя, Божье слово, свобода.

Соловьи, соловьи, Я б хотел умереть, Под акафист Подобного рода.

Не ищите во мне, Злы язычества суть.

Кто ж меняет творца на творенье?

Отложите пока человеческий суд, Распахните сердца на мгновенье.

Так ликуй же ликуй, Непогоде на зло.

Окажи здесь живущим услугу:

Совершай до утра прославленье без слов, Призывай благодать на округу.

Что вас манит сюда Из заморзких широт?

Там гораздо сытней и красивей.

Или воля не та, или воздух не тот Знать и вам не прожить без России.

Где ж вы судьи мои? Я пред вами стою.

И готов головой заручиться, Что покуда у нас, Так пред Богом поют, Ничего на Руси не случиться.

Отложите пока человеческий суд, Распахните сердца на мгновенье.

Так ликуй же ликуй, Непогоде на зло.

Окажи здесь живущим услугу:

Совершай до утра прославленье без слов, Призывай благодать на округу.

Что вас манит сюда Из заморзких широт?

Там гораздо сытней и красивей.

Или воля не та, или воздух не тот Знать и вам не прожить без России.

Где ж вы судьи мои? Я пред вами стою.

И готов головой заручиться, Что покуда у нас, Так пред Богом поют, Ничего на Руси не случиться.»

http://pesni.voskres.ru/mp3/?song=janna 31. Зачем птицы поют?

31.

Для птиц весенние песни – это очень серьезное и важное дело. Поют только самцы. Весной возвратится домой маленький певун и немедленно во весь голос заявит: “Я здесь! Я прилетел и занял участок. Тут я буду охотиться на насекомых, растить птенцов, и никто не смеет поблизости селиться, иначе получит взбучку”.

Своей песней птица как бы устанавливает невидимую, зато слышимую границу участка. И если рядом раздается песня соперника-сородича, хозяин участка, распушив перья, кинется на него и прогонит. А другие птицы – пожалуйста!

– селитесь хоть в двух шагах. Ведь у других птиц и корм другой, и материал для гнезда, так что с такими соседями спорить не о чем.

Есть у птичьей песни и иное назначение. Будущий папа, подыскав подходящее место для гнезда, начинает звонкой песней звать маму своих будущих птенцов. Он как будто говорит: “Я тут. Я нашел отличное место для гнезда, здесь много корма. Лети скорее сюда. Мы вместе построим гнездо и будем растить птенцов”.

Услышит будущая птичья мама одну песню, другую, и какая покажется ей самой прекрасной, на эту песню она и полетит.

Но каждый поет песню на свой лад. Серые вороны весной уже не каркают так пронзительно, голос их становится мягче, в нем появляются такие звуки, словно каждой хочется выговорить что-то ласковое, да только не выходит.

А дятел не умеет петь, он часто-часто барабанит клювом по сухому суку.

У куличка-бекаса хоть и велик клюв, а голос слабый, да и песни нет. “Чеке-чеке-чеке”, - тараторит бекас. Разве это песня? Нет хорошего голоса – не беда, бекас изловчился петь хвостом. Взлетит над лесом, да вдруг крылья подогнет, хвост распустит и пикирует. От этого встречный воздух гудит в перьях хвоста, и получается такой звук, будто ягненок блеет: “Бе-е-е”. Недаром бекаса прозвали “лесной барашек”.

И аисты тоже петь не могут. Зато они трещат клювами.

Никто так не умеет!

А тетерева, лесные петухи – косачи, выхваляясь своей красотой и удалью перед рябенькими тетерками, шипят. Да так громко, будто туго надутый мяч проткнули. Пошипят, а потом начнут подпрыгивать, пританцовывать и бормотать:

“Ур-гур-гур”. Послушаешь такую песню, и кажется, будто где-то котел бурлит. Бурлит, бурлит да и выплеснется, зашипит на горячей печке. Эти песни – вызов на бой.

Кончится весна, обзаведутся птицы семействами, тут и конец песням. Когда в гнезде пищат голодные малыши – не до песен. Надо корм добывать. К тому же песней можно выдать гнездо – привлечь хищников. Правда, и летом слышны птичьи голоса, но это уже не звонкие, заливистые весенние песни, а покрикивание, чириканье, щебет, словом, обычная птичья перекличка да разговоры.»

NEWSru.com: время публикации: 26 декабря 2006 г., 21: последнее обновление: 26 декабря 2006 г., 23: 32. Извращение природы наукой. «Ученые»

32.

приписывают природе свои поврежденные как привычки: «Ученые выяснили, как и почему животные тоже врут друг другу»

«Животные тоже умеют обманывать друг друга, они делают это не хуже людей, заявляют ученые. Лгать могут самые разные представители фауны: от птиц и ракообразных до приматов, в число которых входит, разумеется, и homo sapiens. На эту тему подробно пишет издание The New York Times.

К примеру, лягушки могут обманывать кваканьем.

Напомним, кваканье - это способ, с помощью которого самцы прудовой лягушки демонстрируют размеры своего тела. Чем крупнее самец, тем ниже издаваемый им звук.

Крупный самец, издавая низкие звуки может отпугнуть других самцов и не пустить их на свою территорию.

Оказывается, не все лягушки в этом соревновании поступают честно - некоторые небольшие самцы специально понижают голос.

Один из видов неядовитых бабочек в результате эволюции приобрел такой же рисунок крыльев, как и у ядовитых, что позволяет им отпугивать птиц.

"Задумайтесь об общении человеческом: оно наполнено обманом", - говорит Стивен Новицки, биолог из Университета Дюка и соавтор опубликованной в 2005 году книги "Эволюция общения у животных".

Как рассказывает доктор Новицки в своей книге, биологи долго не могли понять природу обмана. Ведь нечестность должна подрывать доверие среди животных. Перед учеными встал вопрос, например, о том, почему лягушки продолжают верить, что низкое кваканье обозначает крупного самца?

Новое исследование предлагает ряд ответов на этот вопрос:

возможно, естественный отбор поощряет одновременно и честность, и обман, особенно когда животное взаимодействует со множеством "слушателей". Ведь с кем то из них честность может оказаться вовсе не лучшей политикой, пишет NYT (полный текст на сайте InoPressa.ru).

Ученые полагают, что такие тонкие психологические ходы могут объяснить множество загадок эволюции общения у животных и людей, говорит Стивен Эллнер, математик и биолог из Корнельского университета.

"Целью обмена сигналами считалась передача информации", - объясняет доктор Новицки. По его словам, прежде ученые практически не думали об общении с позиций обманщика.

Однако возможности, открывающиеся для лжецов, с новой точки зрения оказываются безграничными. Птицы сорокопуты, например, регулярно предупреждают друг друга о приближении хищников. Но иногда они поднимают ложную тревогу, чтобы отвлечь своих сородичей от пищи.

NYT предлагает читателям представить, что сорокопут, который поступает таким образом, больше ест. Поэтому он может произвести больше потомства. Иными словами, менее упитанные экземпляры птиц будут производить меньше потомства. Если ложные тревоги будут происходить чаще, то естественный отбор станет работать в пользу тех птиц, которые не поддаются на обман.

Построив математическую модель для проверки этой теории, ученые обнаружили, что теоретически обман должен подрывать многие важнейшие виды общения.

Задачей исследователей было доказать, что именно честность может противопоставить выгодам лжи.

Амоц Цахави, биолог из Тель-Авивского университета, предложил возможное объяснение того, что честность все таки преобладает. Возможно, ложь обходится относительно дорого. В результате его теория была подтверждена сложными математическими моделями и экспериментами.

Например, петухи привлекают кур своими большими красными гребнями. Куры выигрывают, выбирая здоровых самцов, поскольку их птенцы в таком случае тоже будут здоровыми. Чем крупнее и ярче гребень у петуха, тем лучше у него здоровье. Теоретически, слабый петух мог бы обмануть кур, отрастив с целью обмана крупный гребень.

Однако слабому петуху тяжелее вырастить большой гребень, чем сильному. В результате этого возникает компромисс, при котором и слабые, и сильные петухи действуют одинаково честно.

Доктор Керн Рив, биолог из Корнельского университета, специалист по эволюции, говорит, что "случаи обмана имеют место удивительно часто".

… Поэтому ученые создали и более сложную модель обмена сигналами у животных. Предыдущие модели рассматривали только случай направления сигнала одним животным другому. В действительности, обмен может идти на публике. В модели вместо одного слушателя предусмотрены двое. Сигнализирующее животное может выбрать, быть ему честным или солгать. Получатели могут реагировать на сигнал как на честный или как на ложный.

Оказалось, что честность и ложь способны достичь в данной модели стабильного сосуществования. Иногда сообщающий может лгать, но все равно слушатель верит поступившему сигналу, несмотря на обман.

Доктор Рив предупреждает, что данная модель - лишь первый шаг к пониманию того, как сеть слушателей способна определять эволюцию обмана.

Ученые попробовали изучить по этой модели случаи обмана среди людей. В одном из примеров даже рассматривается взаимодействие между террористической организацией и правительством.». NEWSru.com: время публикации: декабря 2006 г., 21:26 последнее обновление: 26 декабря 2006 г., 23: Часть 3. О голосах животных, птицах и насекомых с точки зрения Священного Предания. »

33. О Недостоверности «Неизвестной музыки птиц» Питера СЁКЕ Питер Сёке утверждал, что пение птиц, которое можно обнаружить путем замедления записи звучания птицы в компьютерной аудиопрограмме, является источником, прообразом народных мелодий.

Благодаря этому он «узнает» музыкальные интервалы характерные для народных песнопений … СД (музыкальная ) интерпретация звуков птиц недостоверна по двум причинам.

1. Для христианина появление голоса у птиц, началось, по-видимому, с наименования Адамом зверей, птиц и пр.

Данных научных на эту тему, естественно, нет, и гипотеза Питера Сёке является фантазией.

Каждая тварь своим звуком славословит Господа, но иммитационные свойства передаются от человека к твари, а не наоборот. Человек иммитирует звуки твари для реализации своей страсти, удовлетворения своих потребностей,… но не славословия Бога.

Тембры музыкальных инструментов исторически является имитацией природных звуков, голосов ветра, дождя, грома, шелеста листьев, пения птиц, рычания зверей,… треск, шорох образующие от трения.

. Например. трение одного вещества об другое породило многочисленный ряд музыкальных инструментов. - это и смычек и скрипка и т. п.( См. например, иллюстрацию, у Горфинкеля Виктора « Механика чарующего скрипа» из Кирьят – Арбы опубликованную в Интернете.) Этот аспект имитации инструментами звуков природы достаточно освещен в литературе. В. Сисаури писал: «Тембровая система основана не на прямом подражании звукам различных существ, а на тембрах стилизованных….Эти условные тембры и являются эмбрионом, из которого развивается музыкальное искусство» ( 106. с.106.).

Если до грехопадения Адама песнопение выражало славословие Бога, то после Иувала ( «…онъ былъ отецъ всехъ играющихъ на гуслях и свирели» Бытие. Гл.4.ст.21.), сутью песнопений ( первой « музыки») было поклонение твари, - звуки природы, зверей и птиц (естественно, стилизованные в соответствии с конкретными страстями) были основными, « музыкальными», а не славословие Бога.

«Ученые» пишут: что в силу антропоморфной человеческой реальности каждый объект реальности может обладать «своим голосом», своим строго определенным диапазоном звука. Иммитация естественного природного звука человеческом голосом или инструментом, - это в рамках мифологического мышления – определенный контакт, взаимодействие с конкретным объектом природы, его управление и подчинение., Музыка как иммитация тварности Редко поднимаются вопросы иммитации звуков природы в пении.

Можно, конечно, утверждать, что, исторически, песнопения также является иммитацией звуков издаваемых животными, птицами, и звуками природы. ( кроме иммитаций звуков издаваемых в ходе человеческой жизнедеятельности, через страстное отношение между людьми, в мирском пении и музыке). Но при внимательном исследовании, окажется, что это пение не иммитирует, а вполне самостоятельное, и только обозначает, символически, «происхождение», «привязку» к явлениям тварного мира.

2. По исследованию спектров произносимых звуков птицами.

Полоса (ширина) воспроизводимого спектра настолько велика, что только музыкальная фантазия Питера Сёке, романтика по натуре, позволяет услышать в звуковых интервалах интервалы музыкальные. Тем более, ширина интервала между тонами, у различных народов в разные исторические времена различные..и самое главное: Степень замедления звучания – произвольна.( в различных компьютерных аудиопрограммах- она отличается…) Если она линейна – то одни интервалы, если нелинейны, то другие. Степень замедления звучания не обоснована, а определяется измерительными аппаратными средствами.

Говорить о музыкальных «мелодиях» у птиц – несерьезно Пример спектра пения «соловья южного» из СД, дорожка № 3.

34. Акустическая диагностика по голосу агрессивности животных и птиц.

( методика исследования аудиоспектрограмм) Введение: норма и патология природных звуков.

Патология звуков твари проявляется в неестественности звучания, которая при аудиоспектральном анализе проявляется в ровной амплитуде звучания.

Для нормы звучания всей твари характерен нелинейный спектр звучания, гиперболические ( и иные) кривые затухания звука, пакеты нелинейно пульсирующих фликкер-шумов, и т. п.

Патология звучания твари также проявляется:

1. с одной стороны, через имитацию техногенных звуков человеческой жизнедятельности (постоянный ритм амплитуды звуков механизмов, моторов, … жесткий ритм средств массой аудиоинформации, рок музыки и прочая…), 2. с другой, выражая, такой структурой ( постоянство амплитудного временного спектра ) агрессивность, отчужденность, настороженность твари (птицы, зверя,…) к окружающему им миру. Это прежде всего - защита своей территории, потомства, корма, брачные игры, и т. п.

Примеры природных звуков ( в норме и патологии) даны в различных амплитудных временных спектрах природных звуков : ручья, птиц, льва,…, замедленных в десятки и сотни раз.

( Для спектрального анализа используется программа Saund Forsh 6 ( русифицированная версия) можно также использовать любой аудиоредактор).

Принципы подхода к звукам природы, как к звуковым пакетам шумов изложены в рукописи книги «Шум (онтология и физиология). Физиология знаменного распева»

и иных работах на сайте по музыкально-акустической шумовой терапии:

2. примеры спектров здоровых звуков природы и поврежденных, природных звуков несущих в себе технократическую сторону звука ( постоянство амплитудного временного спектра), Норма звучания твари Пение петуха замедленное в десятки раз ( во времени) представляет собой узкополостный пакет шумовых сигналов с размытой естественной границей сигнала.

Звучание полевого жаворонка (замедленного в десятки раз), отражает живой, природный звук представляющий собой узкополостный пакет шума в форме кривой нормального распределения с меняющимся пиком амплитуды ( промежуточные типы - кривая Реллея и ее плоскостная инверсия) Запись с СД «Неизвестная музыка птиц» Питера Сёке № 1.

Звуки дождя представляют собой узкополостный пакет шума естественной многоуровневой структуры звука.

Звуки ручья ( замедленные в десятки раз во времении) представляют собой узкополостный пакет шума меняющийся по времени и амплитуде ( и частота) в строго определенных границах. ( характерных для каждого ручья) пример № Звуки ручья ( замедленные в десятки раз во времени) представляют собой узкополостный пакет шума меняющийся по времени и амплитуде ( и частоте ) в строго определенных границах ( характерных для каждого ручья).

Патология звучания твари:

Звучание «соловья южного» ( замедленного в десятки раз) представляет собой многоуровневый ( 2 - 3) узкополостный пакет шума. На промежуточных этапах замедления времени обнаруживаются участки с ровной амплитудой, отражающей встревоженность, агрессивность соловья (она следует из воспроизведения техногенной, четко прямой границы полосы шума), ровность сохраняется при изменении уровней громкости ( и высоты ) звучания.

Звук «соловья южного» цитирую из «Неизвестной музыки птиц» Питера Сёке № 3.

--------------------------------------------------------------------------------------------- пример № Звучание «соловья южного» ( замедленного в десятки раз) представляет собой многоуровневый ( 2 - 3) узкополостный пакет шума. На промежуточных этапах замедления времени обнаруживаются участки с ровной амплитудой, отражающей встревоженность, агрессивность соловья (она следует из воспроизведения техногенной, четко прямой границы полосы шума), ровность сохраняется при изменении уровней громкости ( и высоты ) звучания.

Звук «соловья южного» цитирую из «Неизвестной музыки птиц» Питера Сёке № 3.

------------------------------------------------------------------------------------------ пример № Звучание «соловья южного» ( замедленного в десятки раз) представляет собой многоуровневый ( 2 - 3) узкополостный пакет шума. На промежуточных этапах замедления времени обнаруживаются участки с ровной амплитудой, отражающей встревоженность, агрессивность соловья (она следует из воспроизведения техногенной, четко прямой границы полосы шума), ровность сохраняется при изменении уровней громкости ( и высоты ) звучания.

Звук «соловья южного» цитирую из «Неизвестной музыки птиц» Питера Сёке № 3.

Пример № 1.

Звучание «большой синицы» ( начало замедления времени звучания). Узкополостный пакет щумового звучания задан довольно жестких границах большей амплитуды, что отражает внешую защитную (элемент агрессии) реакцию в звучании птицы.

Звучание « большой синицы» цитирую из «Неизвестной музыки птиц» Питера Сёке № 4.

Пример № Звучание «большой синицы» замедленное в десятки раз. Несмотря на элемент встревоженности, агрессивности в первом примере, - общее звучание птицы при дальнейшем замедлении – живое, природное, представляющее собой узкополостный пакет шума в форме амплитудной кривой нормального распределения.

Звучание «большой синицы» цитирую из «Неизвестной музыки птиц» Питера Cёке № Рычание льва замедленное во времени в десятки раз представляет собой двухуровневый шумовой сигнал.

Агрессивность рычания выражается в равномерности амплитуды на каждом уровне (многоуровнего) повышения громкости рыка.

пример № Рычание льва замедленное во времени в десятки раз представляет собой двухуровневый шумовой сигнал.

Агрессивность рычания выражается в равномерности амплитуды на каждом уровне (многоуровнего) повышения и изменения громкости рыка.

См. 1. Синкевич В.А. «Акустическая диагностика по голосу агрессивности человека и животных» ( методика исследования аудиоспектрограмм) СПб, 2006 г. 27 с. 50 экз.

2. дополнена и переиздана. «Как измерить агрессивность» СПб 2007 г. 100 экз.

3. Божья тварь: животные, птицы и насекомые. ( освящение и повреждение их). СПб 2006 г. 61 с. 50 экз 35. Впервые в мире - абсолютно «мягкий», живой звук на СД © Аптека звуков природы на СД, «Реабилитация звуками природы»

«Реабилитация звуками природы»

Слово Святителя Николая Сербского « Господи, открой волю Свою через глашатаев Твоих. Птицы Твои будят меня на рассвете, шелест озера убаюкивает вечером.

Нет, не птицы рассветные будят меня, и не озеро вечернее убаюкивает меня Ты, Господи, Которому все голоса подвластны.Ты даровал птицам голос и озеру шепот полночный. Всякому дыханию даровал Ты голос, во всякое создание заключил звук. Господи, дарующий голоса, научи меня слышать о Любви Твоей через глашатаев Твоих!»

Святитель Николай Сербский «Молитвы у озера»

Слово Иоанна Златоуста: «…Впрочем, что (заповеди Божии) доставляют и удовольствие, это ясно из следующего. Каково, по твоему мнению, состояние человека раздражительного, и человека незлобивого и кроткого? Не правда ли, что душа последнего похожа на некоторое уединенное место, где царствует великая тишина, а душа первого — на шумную площадь, где страшный крик, где погонщики верблюдов, лошаков, ослов кричат изо всей силы на проходящих, чтобы их не задавить? Или ещё, не походит ли душа последнего на средину городов, где сильный шум то с той стороны от серебренников, то с другой — от медников, и где одни обижают, а другие терпят обиду? А душа первого похожа на некоторую вершину горы, где веет легкий ветер и куда падает чистый луч (солнца), откуда льются прозрачные струи потоков и где встречаешь множество прелестных цветов, как на весенних лугах и в садах, красующихся растениями, цветами и струящимися ручейками. Если здесь и бывает какой звук, то это — звук приятный, доставляющий большое удовольствие тому, кто его слышит. Здесь или певчие птицы сидят вверху на ветвях деревьев, и кузнечики, соловьи и ласточки стройно воспевают какой-то один концерт;

или тихий ветер, слегка касаясь ветвей деревьев, часто производит звуки, похожие на звук флейты или на крик лебедя;

или луг, покрытый розами и лилиями, которые склоняются друг к другу и отливают синевой, представляет как бы синее море в минуту лёгкого волнения. Одним словом, здесь всякому можно найти много подобно: когда посмотришь на розы, – подумаешь, что видишь радугу;

а посмотришь на фиалки, – подумаешь, что видишь волнующееся море;

посмотришь же на лилии, – подумаешь, что видишь небо. И не зрением только наслаждаешься здесь при виде такого зрелища, но и самим телом. Здесь человек по преимуществу находит для себя отраду и отдых, так что скорее считает себя на небе, чем на земле »

(Толкование нашего святого отца Иоанна Златоуста, архиепископа Константинополя, на Деяния Апостолов., беседа 6 ) Слово из Великого канона Андрея Критского : «Вонми небо и возглаголю;

земле, внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий его», здесь говорится о том, что земля свидетельствует о покаянии кающегося Богу.

Поэтому непочитание Земли ведет к непочитанию Бога:

« Народы, объявившие природе войну не на жизнь, а на смерть, навлекли и навлекают на себя бесконечные беды.

Ибо тот, кто разрушит мирные отношения с природой, неминуемо нарушает и добрые взаимоотношения с Богом….

Одним словом, до тех пор, пока человек будет умножать свое безбожие и свою безнравственность, природа будет умножать соответствующие им образы зла: будут множиться хищники, микробы, бури, ураганы, наводнения, пожары и прочее. Следовательно, природа зависит от человека и в образах, и в содержании». Святитель Николай Сербский «Мысли о добре и зле» М 2001 г.

Почитание голосов природы, есть почитание Бога, и Господь через голоса птиц, насекомых, ручьев, плеск волн,… дает обильную, оздоравливающую благодать слушающему немощному человеку, лечит его голосами природы.

Разработан, впервые в мире - абсолютно «мягкий», живой звук на СД. Создана звуковая аптека - звуков природы на СД, Естественные звуки природы - пение птиц, шелест волн, шум прибоя, кваканье лягушек, стрекотание кузнечиков и стрекоз, шелест листвы деревьев, журчание ручейка, пение петуха и урчания кошки, слабый дождик после грозы., легкий и спокойный плеск волн на озере, и иные спокойные природные звуки:

помогают в любой реабилитации, оказывают успокаювающее. благотворное воздействие на нервную и вегетативную системы, снимаются стрессы и депрессии, улучшается сердечно-сосудистая деятельность, нормализуются артериальное давление и пульс, проходит головная боль, уменьшаются раздражительность и агрессия, исчезает бессонница, улучшается настроение, повышается работоспособность, укрепляется психофизиологическая защита.

1. СД – Аудиофелинотерапия. Диалог пения петуха и урчания кошки, журчанием ручейка с пением птичек, на фоне слабого дождика после грозы… Много пения птиц Авторский лицензионный СД. (лиц. МПТР РОССИИ ВАФ № 77-55) Продолжительность 1 час 18 минут. Отечественное изобретение звукового стохастического резонанса на СД, Синкевича В. А.

Впервые в мире, СД воспроизводит абсолютно « м я г к и й », живой звук.

При условии звукового стохастического резонанса, одновремено, на тихом уровне воспроизведения записан лечебный фликкер – шум. Большая плотность звука.

798 мгб.

«Мягкий» звук, - то когда звук не жесткий, бездушный, а открытый и переживается, как свой, родной,…, - здесь «ноу-хау» «Мягкий» звук представляет собой многоуровневое нелинейное выстраивание спектральных плотностей исходного звука.

Указанный способ записи «смягчения» звука может использоваться для воспроизведения СД с улучшенным звучанием в расширении way, ( в расширении MP3 это невозможно) на любых стандартных СД проигрывателей для реабилитации, Аптека звуков природы:

2. СД – Дождик после грозы, для успокоения, с запахом озона (при малой влажности помещения) 3. СД – Пение птиц 4. СД – Диалог пения птиц с журчанием ручейка и плеском волны.

5. СД. Вода в природе, ручьи и волны 6. СД. Легкий и спокойный плеск волн на озере 7. СД. - Радость пения птиц.

8 СД - Тишина природы. Спокойные звуки ручья, птицек, дождика..

Copyright © Синкевич В. А. авторское изобретение г.

Все права на выпуск принадлежат РООИ «Немощь»

СПб.

При переписывании искажается качество записи., резко снижается лечебный эффект.

Принимаются заказы : vsa48@mail.ru + малышей 36. Встречи малышей и взрослых с голосами Божьей твари ( птицы, животные, насекомые.) Впервые в мире на СД воспроизведен «мягкий»

звук (звуков природы), на тихом фоне оздоровительного фликкер-шума. ( «Мягкий» звук, - это когда звук не жесткий, бездушный, а открытый и переживается…, - здесь «ноу-хау») При воспроизведении на стандартном СД проигрывателе, специальная запись осуществляет «мягким» звуком и фликкер шумом:

синхронизацию асимметрии биохимических реакций, восстанавливает обмен ферментов АТФ и основные биохимические функции организма.

Изобретение реализовано в особых СД дисках:

Ранее издана книга: «Встреча малыша с голосами Божией твари» СПб 2006 г. Книжка с реабилитационным СД диском.150 экз.

Заново издается СД приложение к настоящей книге.:

Встречи малышей и взрослых с голосами Божьей твари ( птицы, животные, насекомые) Краткая антология голосов Божьей твари с наименованием каждого голоса для детей. СД с «мягким» звуком 70 минут.

0. Сигналы пения петуха и колокола 1. Колыбельная 2. Пение петуха.

3. лесные звуки, птицы, соловьи, 4. урчание любимой кошки 5. собаки идут 6. мяуканье кошки и котят 7. рычание недовольной собаки, 8. плач котят 9. звуки леса с птичками 10. утята ищет маму, 11. говор птиц и домашних животных на скотном дворе 12. трапеза свиней 13 птички дома, в лесу 15. пение медведя 16. кукушка с птицами 17. волк проголодался 18. гроза во время дождя 19. лес после грозы, гром и птички, лягушки 20 чайки беседуют о рыбке 21. говорят гуси 22. кукушка кукует и кукует 23 кукушка в лесу вместе с птицами 24. сверчок 25. ночной сверчок 26. лесные птички 27 лягушки радуются после дождя 28. жаба тоже довольна 29 ручей с птичками, чайки навещают 30 лошадь заржала,- поздоровалась 31. лошади скачут,… 32. много птичек, очень много 33. пение трудовой пчелы 32. улей – город пчел 33. комар ищет кого бы поцеловать,… 34. волны, - прибой моря 35. побережье моря, лес и чайки 36. лесные птицы, кукушки, 37. пение птицы в лесу, петух и неведомые звуки 39. много птиц. Очень много 40. волны небольшой реки 41. капельки, ручейки 42. воркование голубей, 43. урчание кошки 44. хвалебное пение Богу детского хора Князь Владимирского Собора СПб.

45. Божьи птички ----------------------------------------------------------------------------- 37. Литература: Основные изобретения Синкевича В.А. изложены в книгах:

1. http://ifolder.ru/8016931 сд реабилитация 2. http://ifolder.ru/9404469 краткая книга-реклама зв[1].ст.р.и сп. из и публ/ Н о в а я т е х н и к а д л я р е а б и л и т а ц и и Музыкально-акустическая терапия на основе звукового стохастического резонанса. «Мягкие» звук, свет и тепло. Аннотации изобретений, Литература. СПб, 2008 г. 17 стр.

3.. В.А. Синкевич, Шум и «глас» в Библии. Христианская онтология шума и психофизиология шума. Звуковой стохастический резонанс Психофизиология православных песнопений. (музыкальная терапия) СПб, 2008 г. 116 с.150 экз.

http://ifolder.ru/8016950 шум[1].все о шуме 4.. В.А. Синкевич, В «Знаменный распев и психофизиология, примеры, происхождение пения и музыки в Священном писании.

Шум. Христианская онтология шума и психофизиология шума.

Практические последствия.» СПб 2006 г. 60 с. 100 экз 5.. В.А. Синкевич, В переиздана в сокращении: «Новый способ музыкально-акустической шумовой терапии» СПб 2007 г. 300 с 6.. В.А. Синкевич, В переиздана и дополнена. « Открытие «мягкости» звука, тепла света, и Звуковой стохастический резонанс, Христианская онтология шума, психофизиология православных песнопений, и технические изобретения.».СПб г. 114 с.

6.. В.А. Синкевич, В «Акустическая диагностика по голосу агрессивности человека и животных» ( методика исследования аудиоспектрограмм) СПб, 2006 г. 27 с. 50 экз.

7.. В.А. Синкевич, В дополнена и переиздана. «Как измерить агрессивность» СПб 2007 г. 100 экз.

8.. В.А. Синкевич, В Лицензионный авторский СД «Реабилитация звуками природы» ( в нем два своих изобретения, впервые в мире, СД с «мягким» звуком и фликкер-шумом») СПб 2005 г.

9.. В.А. Синкевич, В Встреча малыша с голосами Божией твари»

СПб 2006 г. Книжка с реабилитационным СД диском 10. Е. Захарченко “Шерри спасла музыка” – газ” Пять углов” 25.11.2001 г.

11. В.А. Синкевич, В. подготовлен для реабилитации в 2004 г.

слайдфильм «Тайная жизнь кошек»

11. В.А. Синкевич, В.А. Гапонов Способ музыкально-акустической шумовой терапии православными песнопениями как способ перевода агрессии в творческое переживание сб: Сборник трудов первой конференции АРСИИ им. Г.Р.Державина СПб «Российское из-во Культура» 2007 г.

http://www.kirshin.ru/about/arsii/all_autors.html#sinkevitch.и иные книги, статьи, более 70 наименований.

Некоторые на сайте: http://www.saintkseniya.orthodoxy.ru/knigi.htm СД диски «Реабилитация звуками природы» можно приобрести в православных книжных магазинах, на 17 линии Васильевского острова, около Камской ул. ;

в СПБ Епархии, в книжном магазине при отделе по наркологии и алкоголизму, и иных магазинах православной книги.

38. ПРИЛОЖЕНИЕ :

МИФОЛОГИЯ ЖИВОТНЫХ НА ПРИМЕРЕ:

МЕДВЕДЯ 1. Антология сказок о медведях - для детей, 15 сказок.

2. Медведь - описание для взрослых 2. 1. Медведи, материал из энциклопедии 2. 2. медведь в славянской культуре, 1. Антология сказок о медведях - для детей Лучший друг Ночью ты проснешься вдруг Рядом мишка - лучший друг...

С ним не страшно в темноте Не оставит он в беде.

А когда ты подрастешь, В школу с азбукой пойдешь, Тихо сядет мишка в кресло Не займет там много места...

А кода ты станешь взрослым, То поступишь очень просто Мишку ты отдашь сынишке Или доченьке - малышке.

Лапки мишки мягкие Сны их будут сладкие...

Уронили Мишку на пол.

Оторвали Мишке лапу.

Все равно его не брошу, Потому что он ХОРОШИЙ!

Лиса и медведь Русская сказка в пересказе В. Даля Жила-была кума-Лиса;

надоело Лисе на старости самой о себе промышлять, вот и пришла она к Медведю и стала проситься в жилички:

— Впусти меня, Михаиле Потапыч, я лиса старая, ученая, места займу немного, не объем, не обопью, разве только после тебя поживлюсь, косточки огложу.

Медведь, долго не думав, согласился. Перешла Лиса на житье к Медведю и стала осматривать да обнюхивать, где что у него лежит. Мишенька жил с запасом, сам досыта наедался и Лисоньку хорошо кормил. Вот заприметила она в сенцах на полочке кадочку с медом, а Лиса, что Медведь, любит сладко поесть;

лежит она ночью да и думает, как бы ей уйти да медку полизать;

лежит, хвостиком постукивает да Медведя спрашивает:

— Мишенька, никак, кто-то к нам стучится?

Прислушался Медведь.

— И то, — говорит, — стучат.

— Это, знать, за мной, за старой лекаркой пришли.

— Ну что ж, — сказал Медведь, — иди.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать!

— Ну, ну, ступай, — понукал Мишка, — я и дверей за тобой не стану запирать.

Лиса заохала, слезла с печи, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку и ну починать кадочку;

ела, ела, всю верхушку съела, досыта наелась;

закрыла кадочку ветошкой, прикрыла кружком, заложила камешком, все прибрала, как у Медведя было, и воротилась в избу как ни в чем не бывало. Медведь ее спрашивает:

— Что, кума, далеко ль ходила?

— Близехонько, куманек;

звали соседки, ребенок у них захворал.

— Что же, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Верхушечкой, куманек.

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!

Медведь уснул, и Лиса уснула. Понравился Лисе медок, вот и на другую ночку лежит, хвостом об лавку постукивает:

— Мишенька, никак, опять кто-то к нам стучится?

Прислушался Медведь и говорит:

— И то, кума, стучат!

— Это, знать, за мной пришли!

— Ну что же, кумушка, иди, — сказал Медведь.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать!

— Ну, ну, ступай, — понукал Медведь, — я и дверей за тобой не стану запирать.

Лиса заохала, слезла с печи, поплелась к дверям, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась!

Вскарабкалась на полку, добралась до меду, ела, ела, всю середку съела;

наевшись досыта, закрыла кадочку тряпочкой, прикрыла кружком, заложила камешком, все, как надо, убрала и вернулась в избу. А Медведь ее спрашивает:

— Далеко ль, кума, ходила?

— Близехонько, куманек. Соседи звали, у них ребенок захворал.

— Что ж, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Середочкой, куманек.

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!

— отвечала Лиса.

С тем оба и заснули. Понравился Лисе медок;

вот и на третью ночь лежит, хвостиком постукивает да сама Медведя спрашивает:

— Мишенька, никак, опять к нам кто-то стучится?

Послушал Медведь и говорит:

— И то, кума, стучат.

— Это, знать, за мной пришли.

— Что же, кума, иди, коли зовут, — сказал Медведь.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать! Сам видишь — ни одной ночки соснуть не дают!

— Ну, ну, вставай, — понукал Медведь, — я и дверей за тобой не стану запирать.

Лиса заохала, закряхтела, слезла с печи и поплелась к дверям, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась!

Вскарабкалась на полку и принялась за кадочку;

ела, ела, все последки съела;

наевшись досыта, закрыла кадочку тряпочкой, прикрыла кружком, пригнела камешком и все, как надо быть, убрала. Вернувшись в избу, она залезла на печь и свернулась калачиком. А Медведь стал Лису спрашивать:

— Далеко ль, кума, ходила?

— Близехонько, куманек. Звали соседи ребенка полечить.

— Что ж, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Последышком, куманек, Последышком, Потапович!

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!

Медведь заснул, и Лиса уснула.

Вдолге ли, вкоротке ли, захотелось опять Лисе меду — ведь Лиса сластена, — вот и прикинулась она больной: кахи да кахи, покою не дает Медведю, всю ночь прокашляла.

— Кумушка, — говорит Мишка, — хоть бы чем ни на есть полечилась.

— Ох, куманек, есть у меня снадобьеце, только бы медку в него подбавить, и все как есть рукой сымет.

Встал Мишка с полатей и вышел в сени, снял кадку — ан кадка пуста!

— Куда девался мед? — заревел Медведь. — Кума, это твоих рук дело!

Лиса так закашлялась, что и ответа не дала.

— Кума, кто съел мед?

— Какой мед?

— Да мой, что в кадочке был!

— Коли твой был, так, значит, ты и съел, — отвечала Лиса.

— Нет, — сказал Медведь, — я его не ел, все про случай берег;

это, знать, ты, кума, сшалила?

— Ах ты, обидчик этакий! Зазвал меня, бедную сироту, к себе да и хочешь со свету сжить! Нет, друг, не на такую напал! Я, лиса, мигом виноватого узнаю, разведаю, кто мед съел.

Вот Медведь обрадовался и говорит:

— Пожалуйста, кумушка, разведай!

— Ну что ж, ляжем против солнца — у кого мед из живота вытопится, тот его и съел.

Вот легли, солнышко их пригрело. Медведь захрапел, а Лисонька — скорее домой: соскребла последний медок из кадки, вымазала им Медведя, а сама, умыв лапки, ну Мишеньку будить.

— Вставай, вора нашла! Я вора нашла! — кричит в ухо Медведю Лиса.

— Где? — заревел Мишка.

— Да вот где, — сказала Лиса и показала Мишке, что у него все брюхо в меду.

Мишка сел, протер глаза, провел лапой по животу — лапа так и льнет, а Лиса его корит:

— Вот видишь, Михайло Потапович, солнышко-то мед из тебя вытопило! Вперед, куманек, своей вины на другого не сваливай!

Сказав это, Лиска махнула хвостом, только Медведь и видел ее.

Медведь-половинщик. Русские народные сказки в пересказе В. Даля.

М. Детская литература. 1971.

Маша и медведь Жили-были дедушка да бабушка. Была у них внучка Машенька.

Собрались раз подружки в лес - по грибы да по ягоды.

Пришли звать с собой и Машеньку.

- Дедушка, бабушка, - говорит Машенька, - отпустите меня в лес с подружками!

Дедушка с бабушкой отвечают:

- Иди, только смотри от подружек не отставай - не то заблудишься.

Пришли девушки в лес, стали собирать грибы да ягоды.

Вот Машенька - деревце за деревце, кустик за кустик - и ушла далеко-далеко от подружек.

Стала она аукаться, стала их звать. А подружки не слышат, не отзываются.

Ходила, ходила Машенька по лесу - совсем заблудилась.

Пришла она в самую глушь, в самую чащу. Видит-стоит избушка. Постучала Машенька в дверь - не отвечают.

Толкнула она дверь, дверь и открылась.

Вошла Машенька в избушку, села у окна на лавочку.

Села и думает:

„Кто же здесь живёт? Почему никого не видно?.." А в той избушке жил большущий медведь. Только его тогда дома не было: он по лесу ходил. Вернулся вечером медведь, увидел Машеньку, обрадовался.

- Ага, - говорит, - теперь не отпущу тебя! Будешь у меня жить. Будешь печку топить, будешь кашу варить, меня кашей кормить.

Потужила Маша, погоревала, да ничего не поделаешь.

Стала она жить у медведя в избушке.

Медведь на целый день уйдёт в лес, а Машеньке наказывает никуда без него из избушки не выходить.

- А если уйдёшь, - говорит, - всё равно поймаю и тогда уж съем!

Стала Машенька думать, как ей от медведя убежать.

Кругом лес, в какую сторону идти - не знает, спросить не у кого...

Думала она, думала и придумала.

Приходит раз медведь из лесу, а Машенька и говорит ему:

- Медведь, медведь, отпусти меня на денёк в деревню: я бабушке да дедушке гостинцев снесу.

- Нет, - говорит медведь, - ты в лесу заблудишься. Давай гостинцы, я их сам отнесу!

А Машеньке того и надо!

Напекла она пирожков, достала большой-пребольшой короб и говорит медведю:

- Вот, смотри: я в короб положу пирожки, а ты отнеси их дедушке да бабушке. Да помни: короб по дороге не открывай, пирожки не вынимай. Я на дубок влезу, за тобой следить буду!

- Ладно, - отвечает медведь, - давай короб! Машенька говорит:

- Выйди на крылечко, посмотри, не идёт ли дождик!

Только медведь вышел на крылечко, Машенька сейчас же залезла в короб, а на голову себе блюдо с пирожками поставила.

Вернулся медведь, видит - короб готов. Взвалил его на спину и пошёл в деревню.

Идёт медведь между ёлками, бредёт медведь между берёзками, в овражки спускается, на пригорки поднимается. Шёл-шёл, устал и говорит:

Сяду на пенёк, Съем пирожок!

А Машенька из короба:

Вижу, вижу!

Не садись на пенёк, Не ешь пирожок!

Неси бабушке, Неси дедушке!

- Ишь какая глазастая, - говорит медведь, - всё видит!

Поднял он короб и пошёл дальше. Шёл-шёл, шёл-шёл, остановился, сел и говорит:

Сяду на пенёк, Съем пирожок!

А Машенька из короба опять:

Вижу, вижу!

Не садись на пенёк, Не ешь пирожок!

Неси бабушке, Неси дедушке!

Удивился медведь:

- Вот какая хитрая! Высоко сидит, далеко глядит! Встал и пошёл скорее.

Пришёл в деревню, нашёл дом, где дедушка с бабушкой жили, и давай изо всех сил стучать в ворота:

- Тук-тук-тук! Отпирайте, открывайте! Я вам от Машеньки гостинцев принёс.

А собаки почуяли медведя и бросились на него. Со всех дворов бегут, лают.

Испугался медведь, поставил короб у ворот и пустился в лес без оглядки.

Вышли тут дедушка да бабушка к воротам. Видят- короб стоит.

- Что это в коробе? - говорит бабушка.

А дедушка поднял крышку, смотрит и глазам своим не верит: в коробе Машенька сидит - живёхонька и здоровёхонька.

Обрадовались дедушка да бабушка. Стали Машеньку обнимать, целовать, умницей называть.

Лиса и медведь Пришел медведь к лисе и говорит:

- Тетка лиса, давай посеем пшеницу!

- Давай!

Посеяли они.

Когда пшеница поспела, медведь спрашивает лису:

- Как будем делить урожай ? ты себе что возьмешь ?

Лиса говорит:

- мне все равно, я могу взять что и похуже. Возьми себе, дедушка корешки, а мне отдай вершки: за большим я и не гонюсь!

Подумал медведь и согласился.

- Ладно, - говорит, - я корешки возьму: они вкуснее, они ведь от самого зернышка!

Убрали они пшеницу и затеяли пироги печь: у кого лучше выйдут. Испекла лиса свои пироги, и медведь испек. У лисы пироги получились белые и пышные, а у медведя – глина глиной!

Рассердился медведь на лису, говорит:

- Давай еще посеем!

- Что ж, давай! Только ведь два года подряд пшеница не родится: надо репу сеять на другой год.

- Ладно! Посеем репу!

Посеяли они.

Когда репа поспела, лиса спрашивает медведя:

- Ну как, опять корешки возьмешь себе, дедушка ?

- Теперь ты меня не проведешь, тетка лиса, я вершки возьму!

- Что ж, - согласилась лиса, - бери вершки, коли желаешь, а я корешки возьму;

мне и то хорошо!

Убрали они репу, медведь и говорит:

- Ну-ка, тетка лиса, давай печь репу!

- Давай!

Испекла лиса репу – румяная да сладкая вышла.

Испек медведь ботву – в рот ее не возьмешь: горько, противно!

Еще пуще рассердился медведь на лису, говорит:

- Подожди ж, я ее плутовку, съем!

На другой день пришел медведь к лисе и ревет:

- Я есть хочу!

- И я есть хочу! – отвечает лиса.

- Надо того из нас съесть, у кого голос громче.

- Что ж, - согласилась лиса, - будем голоса пробовать.

Слушай я спою.

Стала лиса тянуть тонким голоском:

- У-у-у-у!

Спела и говорит:

- Ну-ка, медведь, теперь ты спой.

Обрадовался медведь – пасть открыл, глаза под лоб закатил. Давай реветь изо всей мочи:

- Р-ы-ы-ы!

Ревет медведь на весь лес, а лисица тем временем кустик за кустик, да и скрылась.

Наревелся медведь досыта, открыл глаза - а лисы нигде нет, поминай как звали!

МЕДВЕДЬ И ТРОЛЛИ ИЗ ДОБРЕ - Сказка из Скандинавии Давным-давно далеко на Севере за семью горами и семью долами жил отважный охотник по имени Бьёрн.


Как-то раз, охотясь, набрел он на заблудившегося медвежонка, от голода и усталости тот едва на ногах держался. Посадил его Бьёрн в охотничью сумку, принес домой и пустил во двор. Стал он о нем заботиться, хорошо кормить, и медвежонок скоро сделался совсем ручным. Как щенок бегал он за Бьёрном, служил ему, да и к человеческой речи быстро привык и часто своими проказами веселил всех в доме.

Однажды королевские глашатаи возвестили по всему королевству, что тот, кто к Рождеству приведет в замок датского короля ручного медведя, целую неделю будет королевским гостем, да еще получит щедрую награду.

Услышал об этом и Бьёрн. Долго думал он и наконец надел на медведя ошейник и сказал:

- Пойдем и мы, дружище! Понадобился королю медведь при дворе. Да и тебе там будет лучше, чем тут у нас.

Нахмурился отец Бьёрна, услышав такие слова, смахнула слезу мать, готовя ему еду в дорогу.

Медведь лишь печально головой покачал, но послушно отправился с Бьёрном на юг. Долго шли они, дорога казалась им бесконечной, дни стояли короткие, холодные, ночи долгие, а морозы очень лютые.

Приближалось Рождество, когда Бьёрн с медведем добрались до высоких гор. Их вершины упирались в самое небо, а внизу под ними вилась узкая тропа, сплошь покрытая льдом и снегом. В этих высоченных горах было много пещер, выступов, каменных коридоров, трещин и расщелин, в которых жили тролли, большие и маленькие, веселые и злые, но все очень коварные. По ночам выходили они из своих укрытий, стайками разбегались в разные стороны и начинали проказничать. С криком и шумом они ломали все на своем пути, поедали и выпивали все, что им только попадалось, не оставляли в покое ни людей, ни зверей.

С большим трудом Бьерн с медведем добрались до ущелья в горах. Их мучил голод, обжигал мороз, до самых костей пробирал ветер. Наконец вдали они заметили огонек.

- Вот хорошо! - с облегчением вздохнул юноша и быстро начал спускаться с горы, медведь едва поспевал за ним.

Вскоре они остановились перед какой-то избушкой.

- Кто там? - отозвался хозяин на стук.

- Это я, Бьёрн Бьёрнсон, с медведем. Мы идем на юг, к датскому королю. Говорят, он обещал награду тому, кто приведет к нему на Рождество ручного медведя.

- Ох, сынок, как бы ты не опоздал. Рождество уже на носу, а до королевского замка идти и идти. Ведь ты добрался только до Довре, а король живет далеко на юге. Входи в дом, сегодня ты еще сможешь переночевать здесь.

Со скамьи поднялась хозяйка, которая пряла вместе с дочерью, и принялась готовить ужин для гостя. Скоро на столе дымилась каша с маслом и медом. За ужином Бьёрн узнал, что хозяева поутру погрузят свое добро на сани и, оставив дом, спустятся до ближайшей деревни в долине, у подножия гор, где их ожидают друзья.

- В ночь перед Рождеством из подземных пещер и расщелин выходят тролли, забираются в дом, съедают все запасы, все бьют и ломают. Только утром они уходят, а нам потом до весны работ хватает: дом чинить, да порядок наводить.

А если не оставить им еды, тролли бесчинствуют еще больше, даже крышу сорвать могут, - пожаловался хозяин.

- Троллей так много, что никто с ними справиться не может.

- У нас говорят, что гость приносит счастье в дом.

Может, и мы вам какую службу сослужим? - спросил Бьёрн.

- Если бы кто-нибудь избавил нас от троллей, я в благодарность отдал бы тому половину своего добра, - сказал хозяин. Когда я был помоложе, мы с друзьями не раз пытались дать им отпор, но едва только ноги уносили.

- Ну что, останемся здесь, мишка? - спросил Бьёрн медведя.

Медведь только громко прорычал в ответ.

Юноша твердо стоял на своем, и хозяева решили, что они оставят Бьёрну с медведем еды, а сами спустятся в долину.

Тяжело было на душе у Бьёрна, когда утром он помогал хозяевам грузить на сани. Он пожелал им всего доброго, а девушка на прощание крикнула ему:

- До свидания!— И почудилось юноше, будто серебряный коло кольчик зазвенел в ее словах.

- Ну, теперь нам надо отдохнуть и подкрепиться, пока есть время!

- сказал он медведю, подбросил дров в огонь и сел к столу. Медведь улегся под столом, а Бьёрн на лавке, укрывшись тулупом. Уже стемнело, когда медведь и его хозяин проснулись.

- Эх, останься я дома, плясал бы я сейчас с друзьями у рождествен ского костра, пел песни, веселился вместе со всеми, а теперь вот торчу в заброшенной избушке, да жду лихих гостей, — вздохнул Бьёрн.

- Плохо дело, а будет еще хуже! - тихо забормотал медведь.

- А все из-за того, что ты решил отдать меня какому-то королю. Ну, ничего, не бойся, что-нибудь мы с тобой придумаем.

Повернулся мишка на другой бок и громко захрапел, словно до самой весны спать собрался. Бьёрн же глаз не сомкнул, опасаясь, как бы тролли на него спящего не напали.

Вдруг двери и окна распахнулись, словно вихрь налетел, и в ту же минуту тролли, большие и маленькие, старые и молодые, ворвались в домик. Это были не маленькие человечки, хранители очагов, всюду желанные гости, а дикая, лихая компания. Взобрались они на стол, залезли на полки, на сундуки, стали объедаться ветчиной, рыбой, набивать рот сладкой кашей да медовухой запивать, скакать, кричать, стучать по столу. Но юношу укрытого шкурой, на лавке, они не заметили.

- Эге, какая большая кошка тут спит под столом! закричал маленький тролль и пихнул медведя костью. — Я такую еще не видел.

- Кошка! Кошка! - закричали остальные и ну его толкать, пихать, кричать ему в ухо.

Медведь долго терпел их выходки, но когда все тролли столпились вокруг него, вдруг зло заворчал, вскочил, опрокинул на них стол и застучал по нему лапами. Тут он зарычал так громко, будто гром в горах загремел, избушка просто чудом не перевернулась.

- Спасайтесь! Беда! На помощь! - завопили тролли и сломя голову бросились бежать через окна и двери. Бьёрн тоже не ленился, вскочил с лавки, схватил метлу и давай выметать их из домика. Ни одного тролля в нем не осталось - все кинулись прятаться по пещерам и расщелинам.

- Молодец, мишка! — воскликнул Бьёрн, подбросил охапку дров в огонь и принялся наводить порядок в доме. Потом принес он из кладовой еду, которую тролли не успели уничтожить, наелся досыта, как и полагается на Рождество, и медведя угостил.

Рано утром хозяин с друзьями на лыжах осторожно подошли к дому. Они решили посмотреть, что же натворили тролли и что с юношей. И описать нельзя, как они обрадовались, когда узнали, что от троллей и следа не осталось. Бросились они Бьёрна обнимать и с медведем на радости пританцовывать.

- Оставайся у нас, сынок, - упрашивал Бьёрна хозяин. Такой молодец нам пригодится.

- Я с радостью останусь, — согласился Бьёрн, — если отдадите мне в жены свою дочь.

Скоро они и свадьбу сыграли.

Вот почему Бьёрн с медведем так и не попали на королевский двор и не пировали вместе с королевскими гостями. Но они об этом и не жалели. Хорошо им жилось в домике у скалистых гор. Да и никогда не бывало на королевском дворе такого веселья, как на свадьбе у Бьёрна. С той поры в окрестностях Довре все, и стар и млад, жили счастливо и радостно. А медведь Бьёрна, его медвежата и дети медвежат повсюду в горах следили, чтобы озорные тролли больше не проказничали в домах добрых людей Мужик и медведь Мужик поехал в лес репу сеять. Пашет там да работает.

Пришел к нему медведь: — Мужик, я тебя сломаю. — Не ломай меня, медведюшка, лучше давай вместе репу сеять. Я себе возьму хоть корешки, а тебе отдам вершки.

— Быть так,— сказал медведь.— А коли обманешь, так в лес ко мне хоть не езди. Сказал и ушел в дуброву. Репа выросла крупная. Мужик приехал осенью копать репу.

А медведь из дубровы вылезает: — Мужик, давай репу делить, мою долю подавай. — Ладно, медведюшка, давай делить: тебе вершки, мне корешки. Отдал мужик медведю всю ботву. А репу наклал на воз и повез в город продавать. Навстречу ему медведь: — Мужик, куда ты едешь? — Еду, медведюшка, в город корешки продавать.

— Дай-ка попробовать — каков корешок? Мужик дал ему репу. Медведь, как съел: — А-а! — заревел.— Мужик, обманул ты меня! Твои корешки сла-деньки.

Тенерь не езжай ко мне в лес по дрова, а то заломаю. На другой год мужик посеял на том месте рожь. Приехал жать, а уж медведь его дожидается: — Теперь меня, мужик, не обманешь, давай мою долю. Мужик говорит:

— Быть так. Бери, медведюшка, корешки, а я себе возьму хоть вершки. Собрали они рожь. Отдал мужик медведю корешки, а рожь наклал на воз и увез домой.

Медведь бился, бился, ничего с корешками сделать не мог. Рассердился он на мужика, и с тех пор у медведя с мужиком вражда пошла.

Сказка про медведя, который уколол лапку Людмила Ерофеева-Захаровская В одном лесу жил-был медведь. Он был очень большой и добрый. Его любили все звери в лесу. Медведь больше всего любил есть малину и он знал в лесу все места, где она росла.

Вот однажды пошел медведь в лес гулять, и ушел далеко-далеко, туда, где он раньше не был. И вот видит медведь прямо перед собой огромный куст с малиной.

Он очень удивился и обрадовался этому. Вот стал наш медведь кушать малину. Он кушал очень долго, потому что куст был огромный и малины на нем было очень много.

И вот, когда он наелся, он захотел спать и, так как его дом был далеко, то медведь решил уснуть прямо здесь под кустом. Он лег и заснул крепким сном. Проспал так медведь долгое время и, когда он проснулся, то увидел, что в самой середине куста висят еще ягоды. Захотел медведь их съесть. Лез, лез, но никак не мог долезть до ягод. Тогда он решил раздвинуть ветки куста и достать таки ягоды. Раздвинул медведь осторожно ветки и только собрался скушать ягодку, как вдруг что-то сильно укололо ему лапку. Мишка испугался и бросился бежать домой. "Ой-ой-ой!" - кричал медведь. Ему было очень больно.

Он прибежал домой и посмотрел на свою лапку. Она у него сильно болела. Лапка была опухшая. Стал медведь искать что-нибудь, чтобы обработать лапу, но дома у него не оказалось ничего, ни йода, ни зеленки - ничего! А лапка-то болела все сильнее и сильнее! Тогда мишка решил пойти к сове - она была самая мудрая в лесу.

Пришел он к сове и рассказал, что с ним случилось.


Сова, выслушав его, сказала, что помочь ему она не сможет, так как иголочка слишком мала и она не сможет ее вытащить, а зеленка и йод здесь не помогут. "Ой! А что же мне тогда делать?" - спросил медведь. Тогда сова ему и говорит: "А ты сходи к волку. Он недавно попадал в капкан и не мог наступать на лапу, а совсем недавно я видела его как он бегал на всех четырех лапах и даже не хромал! Может он подскажет тебе, что ты должен сделать!".

"Спасибо!" - сказал медведь и побежал к волку. Лапка все болит и болит. Все сильнее и сильнее. Вот прибежал медведь к вол-ку и спросил его. Волк ему ответил:

"Меня вылечил Доктор Айболит!". "Кто такой Доктор Айболит?" - спросил медведь. "Да ты что медведь, не знаешь что ли? Ведь он лечит всех-всех зверей!" - отве тил волк. "А меня он вылечит?" - спросил медведь?

"Конечно!" - ответил волк - "Бежим со мной!". И вот они побежали.

Прибежали они на большую поляну, а на поляне дерево стоит, а под деревом сидит добрый Доктор Айболит! И идут к нему лечится и корова и волчица и жучок и червячок и медведица всех излечит-исцелит добрый Доктор Айболит!

Подошли они к нему, Айболит и спрашивает медведя:

"Что у тебя случилось?". Рассказал медведь, что произошло, когда он ел малину. Доктор посмотрел лапку и сказал: "Надо мне поставить тебе в лапку укольчик, чтобы тебе не было больно, а затем я вытащу у тебя иголочку! Хорошо? Ты потерпишь?". "Конечно!" сказал медведь. Тогда доктор поставил ему в лапку укол и взяв свои инструменты вытащил у медведя иголочку.

После этого он сказал медведю, что необходимо поставить еще один укол, чтобы не заболеть. Медведь согласился и тогда Айболит поставил ему еще один укол, на сей раз в попу. Медведь только ойкнул.

После этого мишка сказал спасибо и побежал в лес. Там он нарвал полную корзину малины и принес доктору в подарок.

Вот так доктор помог медведю.

Как медведь и бурундук дружить перестали. Нанайская сказка Когда Хинганские горы еще маленькие были, когда можно было выстрелить из лука и услышать, как стрела по ту сторону Хингана упадет, тогда дружили Медведь и Бурундук.

Жили они вместе в одной берлоге. Вместе на охоту ходили, делили всё пополам: что Медведь добудет, то Бурундук ест, что Бурундук добудет, то Медведь ест.

Так дружили они долго. Да известно: чужая дружба завистникам глаза колет. Пока друзей не поссорят, не успокоятся… Вот вышел как-то Бурундук из берлоги - захотелось ему орехов пощелкать. Повстречалась ему Лиса. Рыжим хвостом завертела, поздоровалась, спрашивает:

- Как поживаешь, сосед?

Рассказал ей всё Бурундук. Выслушала его Лиса, и завидно ей стало, что два зверя вместе живут и не ссорятся. Сама-то она ни с кем не дружила, потому что всегда хитрила да всех обмануть норовила.

Притворилась Лиса, что жалеет Бурундука, лапки на животе сложила, заплакала и говорит:

- Бедный ты, бедный! Жалко мне тебя!

Испугался Бурундук:

- Почему ты жалеешь меня, соседка?

- Глупый ты! - отвечает Лиса. - Медведь тебя обижает, а ты и не догадываешься об этом.

- Как это обижает?

- А вот как. Когда Медведь добычу берет, кто первый ее зубами рвет?

- Брат-Медведь, - отвечает Бурундук.

- - Вот видишь, самый сладкий кусок ему достается. Ты, наверное, уж давно хорошего куска не видел, все медвежьими объедками питаешься! Оттого и ростом ты маленький.

Завиляла Лиса хвостом, слезы утерла.

- Ну, прощай, - говорит. - Вижу, нравится тебе такая жизнь. Только я бы на твоем месте первая зубы запускала!

Убежала Лиса. Посмотрел ей вслед Бурундук, задумался:

"А ведь соседка-то, пожалуй, правильно рассудила!" Так Бурундук задумался, что и про орехи забыл. "Вот, думает, - Медведь-то какой обманщик оказался! Я ему верил, старшим братом считал".

Вот пошли Медведь и Бурундук на охоту. Зашли по пути в малинник. Сгреб Медведь в лапы куст малины, ягоды ест и брата приглашает. А тот смотрит: Лиса-то правду сказала!

Поймал Медведь евражку (суслика). Зовет Бурундука, а тот глядит: Медведь-то первым в евражку когти вонзил.

Выходит, правду Лиса говорила!

Пошли братья мимо пчелиного дубка. Медведь тот дубок своротил, лапой придержал, нос в улей всунул, брата зовет - мед пробовать. А Бурундук видит: опять Медведь первый пробует, - значит, опять Лиса права!

Рассердился тут Бурундук. "Ну, - думает, - проучу я тебя!" Пошли они на охоту в другой раз. Сел Бурундук брату на загривок. Учуял Медведь добычу, косулю поймал.

Только хотел ее зубами схватить, а Бурундук как прыгнет! Это - чтобы прежде брата в добычу зубы вонзить, сладкий кусок себе взять да немножко подрасти. Испугался Медведь, выпустил косулю, и она убежала. Остались оба брата голодными.

Пошли дальше. Увидел Медведь евражку, подкрался.

Бурундук опять тут как тут! Опять перепугал медведя.

Опять охота пропала. Рассердился Медведь, а брату ничего не говорит.

Повстречались они с молодым кабаном. В другое время Медведь и задираться бы не стал, а тут уж очень голоден был. Заревел так, что попятился кабан от Медведя.

Пятился, пятился, уткнулся хвостом в дерево - дальше некуда. Тут на него Медведь и насел, зубами щелкает, вот сейчас проглотит!

Только Медведь приступил к кабану, а Бурундук на кабана - прыг! Тут Медведь совсем разозлился. Как хватит Бурундука лапой по спине, так все пять когтей и вонзил ему в спину, чтобы под лапу не попадался, не мешал!

Рванулся Бурундук - всю шкуру себе от головы до хвоста распорол.

Убежал он в лес. На деревьях долго жил, пока раны на спине не зажили. Ну, раны-то зажили, а пять черных полос от когтей Медведя на всю жизнь у него остались.

Топтыгин и луна Корней Чуковский Как задумал Медведь На луну Полететь:

"Словно птица, туда я вспорхну!" Медвежата за ним:

"Полетим!

Улетим!

На луну, на луну, на луну!" Два крыла, два крыла Им ворона Дала, Два крыла От большого орла.

А четыре крыла Им сова Принесла Воробьиных четыре крыла.

Но не может Взлететь Косолапый Медведь, Он не может, Не может взлететь.

Он стоит Под луной На поляне Лесной, Косолапый И глупый Медведь.

И взбирается он На большую сосну И глядит в вышину На луну.

А с луны словно мёд На поляну течёт, Золотой Разливается Мёд.

"Ах, на милой луне Будет весело мне И порхать, и резвиться, и петь!

О, когда бы скорей До луны до моей, До медовой луны Долететь!" То одной, то другою он лапой махнёт И вот-вот улетит в вышину.

То одним, то другим он крылом шевельнёт И глядит, и глядит на луну.

А внизу Под сосной, На поляне Лесной, Ощетинившись, Волки сидят:

"Эх ты, Мишка шальной, Не гонись За луной, Воротись, косолапый, назад!" Корней Чуковский. Стихи и сказки.

От двух до пяти.

Всемирная детская библиотека.

Москва: Планета детства, Царь-медведь Жил себе царь с царицею, детей у них не было. Царь поехал раз на охоту красного зверя да перелетных птиц стрелять. Сделалось жарко, захотелось ему водицы испить, увидал в стороне колодец, подошел, нагнулся и только хотел испить - царь-медведь и ухватил его за бороду.

- Пусти, - просится царь.

- Дай мне то, чего в доме не знаешь;

тогда и пущу. "Что ж бы я в доме не знал, - думает царь, - кажись, все знаю..."

- Я лучше, - говорит, - дам тебе стадо коров.

- Нет, не хочу и двух стад.

- Ну, возьми табун лошадей.

- Не надо и двух табунов;

а дай то, чего в доме не знаешь.

Царь согласился, высвободил свою бороду и поехал домой. Входит во дворец, а жена родила ему двойню:

Ивана-царевича и Марью-царевну;

вот чего не знал он в доме. Всплеснул царь руками и горько заплакал.

- Чего ты так убиваешься? - спрашивает царица.

- Как мне не плакать? Я отдал своих деток родных царю медведю.

- Каким случаем?

- Так и так, - сказывает царь.

- Да мы не отдадим их!

- О, никак нельзя! Он вконец разорит все царство, а их все-таки возьмет.

Вот они думали-думали, как быть? Да и придумали:

выкопали преглубокую яму, убрали ее, разукрасили, словно палаты, навезли туда всяких запасов, чтоб было что и пить и есть;

после посадили в ту яму своих детей, а поверх сделали потолок, закидали землею и заровняли гладко-нагладко.

В скором времени царь с царицею померли, а детки их растут да растут. Пришел наконец за ними царьмедведь, смотрит туда-сюда: нет никого! Опустел дворец. Ходил он, ходил, весь дом выходил и думает: "Кто же мне про царских детей скажет, куда они девались?" Глядь - долото в стену воткнуто.

- Долото, долото, - спрашивает царь-медведь, - скажи мне, где царские дети?

- Вынеси меня на двор и брось наземь;

где я воткнусь, там и рой. Царь-медведь взял долото, вышел на двор и бросил его наземь;

долото закружилось, завертелось и прямо в то место воткнулось, где были спрятаны Иван царевич и Марья-царевна. Медведь разрыл землю лапами, разломал потолок и говорит:

- А, Иван-царевич, а, Марья-царевна, вы вот где!..

Вздумали от меня прятаться! Отец-то ваш с матерью меня обманули, так я вас за это съем.

- Ах, царь-медведь, не ешь нас, у нашего батюшки осталось много кур и гусей и всякого добра;

есть чем полакомиться.

- Ну, так и быть! Садитесь на меня;

я вас к себе в услугу возьму.

Они сели, и царь-медведь принес их под такие крутые да высокие горы, что под самое небо уходят;

всюду здесь пусто, никто не живет.

- Мы есть-пить хотим, - говорят Иван-царевич и Марья царевна.

- Я побегу, добуду вам и пить и есть, - отвечает медведь, а вы пока тут побудьте да отдохните. Побежал медведь за едой, а царевич с царевною стоят и слезно плачут.

Откуда не взялся ясный сокол, замахал крыльями и вымолвил таково слово:

- Ах, Иван-царевич и Марья-царевна, какими судьбами вы здесь очутились?

Они рассказали.

- Зачем же взял вас медведь?

- На всякие послуги.

- Хотите, я вас унесу? Садитесь ко мне на крылышки.

Они сели;

ясный сокол поднялся выше дерева стоячего, ниже облака ходячего и полетел было в далекие страны.

На ту пору царь-медведь прибежал, усмотрел сокола в поднебесье, ударился головой в сырую землю и обжег ему пламенем крылья. Опалились у сокола крылья, опустил он царевича и царевну наземь.

- А, - говорит медведь, - вы хотели от меня уйти;

съем же вас за то и с косточками!

- Не ешь, царь-медведь, мы будем тебе верно служить.

Медведь простил их и повез в свое царство: горы все выше да круче.

Прошло ни много, ни мало времени.

- Ах, - говорит Иван-царевич, - я есть хочу.

- И я! - говорит Марья-царевна. Царь-медведь побежал за едой, а им строго наказал никуда не сходить с места.

Сидят они на травке на муравке да слезы ронят. Откуда не взялся орел, спустился из-за облака и спрашивает:

- Ах, Иван-царевич и Марья-царевна, какими судьбами очутились вы здесь?

Они рассказали.

- Хотите, я вас унесу?

- Куда тебе! Ясный сокол брался унести, да не смог, и ты не сможешь!

- Сокол - птица малая;

я взлечу повыше его;

садитесь на мои крылышки.

Царевич с царевною сели;

орел взмахнул крыльями и взвился еще выше.

Медведь прибежал, усмотрел орла в поднебесье, ударился головой о сыру землю и опалил ему крылья.

Спустил орел Ивана-царевича и Марью-царевну наземь.

- А, вы опять вздумали уходить! - сказал медведь. - Вот я же вас съем!

- Не ешь, пожалуйста, нас орел взманил! Мы будем служить тебе верой и правдою.

Царь-медведь простил их в последний раз, накормил напоил и повез дальше...

Прошло ни много, ни мало времени.

- Ах, - говорит Иван-царевич, - я есть хочу.

- И я! - говорит Марья-царевна. Царь-медведь оставил их, а сам за едой побежал. Сидят они на травке на муравке да плачут. Откуда не взялся бычок, замотал головой и спрашивает:

- Иван-царевич, Марья-царевна! Вы какими судьбами здесь очутились?

Они рассказали.

- Хотите, я вас унесу?

- Куда тебе! Нас уносили птица-сокол да птицаорел, и то не смогли;

ты и подавно не сможешь! - а сами так и разливаются, едва во слезах слово вымолвят.

- Птицы не унесли, а я унесу! Садитесь ко мне на спину.

Они сели, бычок побежал не больно прытко. Медведь усмотрел, что царевич с царевною уходить стали, и бросился за ними в погоню.

- Ах, бычок, - кричат царские дети, - медведь гонится.

- Далеко ли?

- Нет, близко!

Только было медведь подскочил да хотел сцапать, бычок взрыл землю копытами и залепил ему оба глаза.

Побежал медведь на сине море глаза промывать, а бычок все вперед да вперед! Царь-медведь умылся да опять в погоню.

- Ах, бычок! Медведь гонится.

- Далеко ли?

- Ох, близко!

Медведь подскочил, а бычок опять взрыл землю копытами и залепил ему оба глаза. Пока медведь бегал глаза промывать, бычок все вперед да вперед! И в третий раз залепил он глаза медведю;

а после того дает Ивану-царевичу гребешок да утиральник и говорит:

- Коли станет нагонять царь-медведь близко, в первый раз брось гребешок, а в другой - махни утиральником.

Бычок бежит все дальше и дальше. Оглянулся Иван царевич, а за ними царь-медведь гонится: вот-вот схватит! Взял он гребешок и бросил позадь себя - вдруг вырос, поднялся такой густой, дремучий лес, что ни птице не пролететь, ни зверю не пролезть, ни пешему не пройти, ни конному не проехать.

Уж медведь грыз-грыз, насилу прогрыз себе узенькую дорожку, пробрался сквозь дремучий лес и бросился догонять;

а царские дети далеко-далеко! Стал медведь нагонять их, Иван-царевич оглянулся и махнул позадь себя утиральником - вдруг сделалось огненное озеро:

такое широкое-широкое! Волна из края в край бьет.

Царь-медведь постоял, постоял на берегу и поворотил домой;

а бычок с Иваном-царевичем да с Марьей царевной прибежал на полянку.

На той на полянке стоял большой славный дом.

- Вот вам дом! - сказал бычок. - Живите - не тужите. А на дворе приготовьте сейчас костер, зарежьте меня да на том костре и сожгите.

- Ах! - говорят царские дети. - Зачем тебя резать? Лучше живи с нами;

мы за тобой будем ухаживать, станем тебя кормить свежею травою, поить ключевой водою.

- Нет, сожгите меня, а пепел посейте на трех грядках: на одной грядке выскочит конь, на другой собачка, а на третьей вырастет яблонька;

на том коню езди ты, Иван царевич, а с тою собачкой ходи на охоту. Так все и сделалось. Вот как-то вздумал Иван-царевич поехать на охоту;

попрощался с сестрицею, сел на коня и поехал в лес;

убил гуся, убил утку да поймал живого волчонка и привез домой.

Видит царевич, что охота идет ему в руку, и опять поехал, настрелял всякой птицы и поймал живого медвежонка.

В третий раз собрался Иван-царевич на охоту, а собачку позабыл с собой взять.

Тем временем Марья-царевна пошла белье мыть. Идет она, а на другой стороне огненного озера прилетел к берегу шестиглавый змей, перекинулся красавцем, увидал царевну и так сладко говорит:

- Здравствуй, красная девица!

- Здравствуй, добрый молодец!

- Я слышал от старых людей, что в прежнее время этого озера не бывало;

если б через него да был перекинут высокий мост - я бы перешел на ту сторону и женился на тебе.

- Постой! Мост сейчас будет, - отвечала ему Марья царевна и бросила утиральник: в ту ж минуту утиральник дугою раскинулся и повис через озеро высоким, красивым мостом.

Змей перешел по мосту, перекинулся в прежний вид, собачку Ивана-царевича запер на замок, а ключ в озеро забросил;

после того схватил и унес царевну. Приезжает Иван-царевич с охоты - сестры нет, собачка взаперти воет;

увидал мост через озеро и говорит:

- Верно, змей унес мою сестрицу!

Пошел разыскивать. Шел-шел, в чистом поле стоит хатка на курьих лапках, На собачьих пятках.

- Хатка, хатка! Повернись к лесу задом, ко мне передом.

Хатка повернулась;

Иван-царевич вошел, а в хатке лежит баба-яга костяная нога из угла в угол, нос в потолок врос.

- Фу-фу! - говорит она. - Доселева русского духа не слыхать было, а нынче русский дух воочию проявляется, в нос бросается! Почто пришел, Иван царевич?

- Да если б ты моему горю пособила!

- А какое твое горе?

Царевич рассказал ей.

- Ну, ступай же домой;

у тебя на дворе есть яблонька, сломи с нее три зеленых прутика, сплети вместе и там, где собачка заперта, ударь ими по замку: замок тотчас разлетится на мелкие части. Тогда смело на змея иди, не устоит супротив тебя.

Иван-царевич воротился домой, освободил собачку выбежала она злая-злая! Взял еще с собой волчонка да медвежонка и отправился на змея. Звери бросились на него и разорвали в клочки. А Иван-царевич взял Марью-царевну, и стали они жить-поживать, добра наживать.

"Теремок". одна из версия "Лежит в поле лошадиная голова. Прибежала мышка норышка и спрашивает: 'Терем-теремок! Кто в тереме живет?' Никто не отзывается. Вот она вошла и стала жить в лошадиной голове. Пришла лягушка-квакушка:

'Терем-теремок! Кто в тереме живет?' - 'Я, мышка норышка;

а ты кто?' - 'А я лягушка-квакушка'.- 'Ступай ко мне жить'. Вошла лягушка, и стали себе вдвоем жить.

Прибежал заяц: 'Терем-теремок! Кто в тереме живет?' 'Я, мышка-норышка, да лягушка-квакушка;

а ты кто?' 'А я на горе увертыш'.- 'Ступай к нам'. Стали они втроем жить.

Прибежала лисица: 'Терем-теремок! Кто в тереме живет?' - 'Мышка-норышка, лягушка-квакушка, на горе увертыш;

а ты кто?' - 'А я везде поскокиш'.- 'Иди к нам'. Стали четверо жить. Пришел волк: 'Терем теремок! Кто в тереме живет?' - 'Мышка-норышка, лягушка-квакушка, на горе увертыш, везде поскокиш;

а ты кто?'- 'А я из-за кустов хватыш'.- 'Иди к нам'. Стали пятеро жить. Вот приходит к ним медведь: 'Терем теремок! Кто в тереме живет?' - 'Мышка-норышка, лягушка-квакушка, на горе увертыш, везде поскокиш, из-за кустов хватыш'.-'А я всех вас давишь!' - сел на голову и раздавил всех".

Сказка о медведе Костоломе и об Иване, купецком сыне В старые годы, в молодые дни, не за нашею памятью, а при наших дедах да прапрадедах жил-был в дремучих лесах во муромских страшный медведь, а звали его Костолом. Такой он страх задал люду православному, что ни душа человеческая, бывало, не поедет в лес за дровами, а молодые молодки и малые дети давным давно отвыкли туда ходить по грибы аль по малину.

Нападет, бывало, супостат-медведь на лошадь ли, на корову ли, на прохожего ли оплошалого - и давай ломить тяжелою своею лапою по бокам да в голову, инда гул идет по лесу и по всем околоткам;

череп свернет, мозг выест, кровь выпьет, а белые кости огложет, истрощит да и в кучку сложит: оттого и прозвали его Костоломом. Добрые люди ума не могли приложить, что это было за диво. Иные говорили: это-де божье попущение, другие смекали, что то был колдун оборотень, третьи, что леший прикинулся медведем, а четвертые, что это сам лукавый в медвежьей шкуре. Как бы то ни было, только хоть никто из живых не видал его, а все были той веры, что когда Костолом по лесу идет то с лесом равен, а в траве ползет - с травою равен.

Горевали бедные крестьяне по соседним селам;

туго им приходилось: ни самим нельзя стало выезжать в поле на работы, страха ради медвежьего, ни стада выгонять на пастьбу. Сильных могучих богатырей, Ильи Муромца да Добрыни Никитича, не было уже тогда на белом свете, и косточки их давно уже сотлели;

а мечи их кладенцы, сбруи ратные и копья булатные позаржавели: так избавить крестьян от беды и очистить муромский лес от медведя Костолома было некому.

Скоро сказка сказывается, не скоро дело делается.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.