авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Рязанская Областная универсальная научная библиотека имени Горького Отдел литературы по искусству Клавдий Борисович ПТИЦА Полнотекстовая база ...»

-- [ Страница 6 ] --

страницам опер, предводительствуемый своим Дон-Кихотом Самосуд любил в искусстве ставить дело на широкую но — Самосудом. «Много стран и обычаев» повидали мы. Вме- гу и, хотя на эстраде Большого зала консерватории при пол сте и вступили в пышные музыкальные чертоги Нюрнберга ном составе оркестра и хора негде разгуляться артели масте XVI столетия. Толпы ярко разнаряженных горожан встреча- ров-солистов, выписал из Ленинграда режиссера Н. Фрида ли нас торжественными гимнами на зеленом берегу реки — специалиста по Вагнеру, огромного, добродушного ста Пегниц, где собрался народ на состязание мастеров пения. рика. Да, кроме того, пригласил еще из Большого театра В «Мейстерзингерах» очень хорошо пели известные наши опытнейшего помрежа Б.Иванова — олицетворенную дело радиосолисты. Н. Рождественской — певице широкого ис- витость и дисциплину. Они все время толклись с солистами полнительского плана, особенно удалась партия Евы. Рассу- на крошечном пятачке впереди оркестра, чему-то их учили, дительный и спокойный Погнер, казалось, специально был куда-то уводили. Самосуд же словно бы их и не видел, репе написан Вагнером для А. Королева, как, впрочем, и тировал музыку и только требовал, чтобы в положенное время каждый был на своем месте. Состязание певцов и все венно возможное, чтобы как-то помочь делу. Клавир был пе последнее действие оперы подобно гигантскому марафону редо мной. Видный на своей подставке не только хору, но и для солистов, хора, оркестра и дирижера. На завершающем всему оркестру, я поднял руки насколько мог выше и стал этапе, в последнем хоре, певцы должны показать чудеса вы- четко отсчитывать метрические доли, резко показывая носливости там, где партия сопрано вздымается к до третьей вступления хору, совпадающие с большинством оркестро октавы. Композитор прекрасно знал и использовал секреты вых. Опытные музыканты быстро сориентировались в мою наращивания динамики действия. И, как бы ни были до того сторону и общее движение закрепилось. Самосуд быстро растрачены силы, певцы находили новые запасы для финала: оглядел нас всех, продолжая слегка считать одной рукой и и на репетициях, и на концертах грандиозность звучания уже отыскивал в партитуре продолжение действия. Нервное поднималась невероятно. напряжение несло всех как ветер! «Драка» окончилась бла Трудно было достать билет на «Мейстерзингеров», хотя гополучно, и Самосуд сразу принял управление. Дальше у шли они в течение двух сезонов часто и передавались по ра- него в нотах все обстояло благополучно. Я сидел весь дио. Все мы наслаждались успехом. Гремели аплодисменты. взмокший от пережитого. Уже пел ночной сторож — несрав Самосуд выводил меня одного кланяться на эстраду после ненный Г. Абрамов — свою вторую реплику «Вот и ночь уж особенно ответственного для хора финала второго действия. наступила». Действие шло к концу. Во время антракта, когда Наиболее простодушная часть публики глядела на меня, не мы вышли на сцену, Самуил Абрамович крепко сжал мой сразу понимая, кто это? И даже раздавались замечания: «А локоть и промолвил: «Вы настоящий друг».

композитор что-то молод?!!». Кстати говоря, так я и не узнал, куда запропастилась из С этим финалом второго действия связаны в памяти два слу- партитуры «Драка»? То ли по небрежности библиотекаря чая, один из которых грозил нам немалой неприятностью. листы выпали из старого переплета? А может быть, таким Центральное место в финале занимает особенно известная образом выразилась «вендетта» неизвестного мстителя хит оперным хормейстерам сложнейшая многоголосная фуга, о роумного артистического мира. Похожие случаи бывали.

которой я упоминал, изображающая ночную драку толпы на Иной раз беспричинно гасли лампы за дирижерским пультом улице. Мало сыщется в хоровой музыке картин, равных по в театре и дирижер оказывался предоставленным своей па силе живописания этой сцене, полной стремительной экс- мяти да еще чуть видимый оркестру. В. Небольсин говорил, прессии и реалистичной образности. Для оркестра, хора, со- что у него всегда лежит поблизости белый носовой платок, листов эпизод «Драки» представляет едва ли не самое слож- видный в руке при нежданно организованной тьме. Другой ное испытание во всей классической оперной литературе. известный дирижер не расстается во время спектакля с кар Приближение во время спектакля головоломно-виртуозного манным электрическим фонариком. Что поделаешь? Нелег финала второго действия всегда тревожит и собирает внима- кими путями пробивается подчас музыка к, казалось бы, ние дирижера, хормейстера и всех исполнителей. Звуковая близкому слушателю. В этой схватке с неожиданным я от махина, несущаяся с огромной скоростью, обрастает в каж- усердия порвал себе сухожилие на пальце, и Самосуд жалел дом такте вступлениями все новых голосов и партий и тре- меня. Даже чувствовал себя в чем-то виноватым. Вскоре по бует отработки каждой детали при полной согласованности сле одного из наших концертов, где исполнялся «Александр их в общем движении. Малейшая неточность — и весь «ку- Невский» Прокофьева, по пути домой он показал мне свою рьерский поезд» может полететь под откос. Хор особенно руку, страшно опухшую в кисти и сказал: «Вот мы и оба ин настойчиво учил этот номер и получалось у нас действи- валиды, что поделать, искусство требует жертв».

тельно ловко. Однажды в Большом зале консерватории шел В годы, о которых идет речь, техника звукозаписи намно один из концертов «Мейстерзингеров». Финал второго дей- го уступала современной. Стереофонии еще не было в по ствия приближался. Уже пропел в первый раз ночной сто- мине. Сложная музыкальная ткань часто не давалась в руки рож, обещая горожанам спокойную ночь. К нам это не отно- даже самым искусным звукооператорам. Например, сцена силось и все были в тревожной готовности. Я удобнее при- «Драки» подверглась сокращению в грамзаписи «Мейстер мостился на своем возвышении перед хором, проверил, хо- зингеров» как у нас, так и за рубежом. Получить достаточно рошо ли перевертываются страницы клавира, и приготовился рельефную картину не удавалось никому. Один из лучших подавать вступления певцам. Пошла фуга. Занятый хором, в звукооператоров радио того времени Н. Штильман, отлично суматохе стремительного начала, я на миг отвлекся от дири- владея техникой управления радиоаппаратурой, придумал жера. Затем взглянул и... остолбенел. Самосуд, всегда отто- ряд усовершенствований, которые, как ему казалось, могли ченно-четкий, нахмурившись, с недоумением на лице скло- обеспечить достаточно высокое качество записи «Драки».

нился к пульту, перелистывая одной рукой партитуру, слегка Он был также прекрасный музыкант — ученик К. Игумнова тактируя другой без обычной уверенности. Что произошло? — и не только ради спортивного интереса радел об увекове Мгновение спустя я догадался: в партитуре нет на месте ли- чении центральной массовой сцены оперы. Самосуд заинте стов и Самуил Абрамович ищет их. Между тем фуга развер- ресовался его обещаниями. Я — тем более. И все мы собра тывалась во всей угрожающей грандиозности и звуковая ла- лись в студии ДЗЗ для обсуждения «Драки». Увы! Золотой вина катилась «без руля и без ветрил». Положение станови- век звукозаписи еще не наступил и «Сезам не открылся».

лось отчаянным. Хорошо работал старый мастер Самосуд. В Двадцать один раз записали мы сцену, уморившись до упаду.

результатах его труда всегда сочетались талантливость ис- Писали, слушали, размещались по-разному, переставляли полнения с исключительной добротностью подготовки мате- микрофоны. Охрипли все. Временами, когда слушали запись, риала. Потому и в этот миг сонмище исполнителей еще про- казалось, что получается. Особенно в начале фуги. Однако должало мчаться, сохраняя ансамбль и порядок, добытые в по мере того, как голоса наслаивались, инструменты прибав репетиционные часы. Однако нельзя было рассчитывать, что лялись, динамика росла, вся запись сливалась в смутно раз весь номер благополучно дойдет до конца без дирижера. Это личаемый общий гул. В конце концов, Самосуд усмехнулся мог еще сделать один оркестр. Но хор, солисты — соедине- и решительно положил палочку. Так и бросили.

ние всех групп музыкантов требовало четкой метрической С Самосудом у меня установились сердечные отношения.

централизации за пультом. А между тем листов все не было Особенно внимательно я относился к подготовке его инте и катастрофа надвигалась. Тогда я сделал, пожалуй, единст- ресных постановок и он бывал доволен хором. В перерывах репетиций мы беседовали, отдыхая в фойе или в студии. значалась для этой партии еще Головановым и пела очень Иногда, после окончания работы, Самосуд обращался ко хорошо.

мне: «Вы в какую сторону идете?».— «Мне можно в лю- Труднейшая партия Кутерьмы предъявляет многие тре бую».— «Тогда пошли вместе».. Он облачался в длинное бования к исполнителю и так же, как партия «Садко», мало пальто на хорьковом меху, надевал шапку-треушку с опу- кому по силам. Классическими интерпретаторами ее остают щенными ушами, застегивал фетровые боты «прощай моло- ся в истории русской оперы И. Ершов — первый исполни дость», и мы неторопливо брели по зимним улицам Москвы тель (в Петербурге) и Н. Озеров (в Москве).

в консерваторию или к его дому на 3-ю Миусскую. Говорили Выбор Самосуда остановился на немолодом уже певце Д.

о текущих делах, мечтали о будущих работах, часть из кото- Тархове. Тархов — ветеран и премьер провинциальной опе рых осуществилась позже, часть же осталась в замыслах ры, за долгие годы работы вынес на своих плечах десятки («Парсифаль» Вагнера, «Гугеноты» Мейербера). партий драматического плана, пожалуй, больше обладая Как-то Самуил Абрамович сказал мне: «Вы знаете, «Ки- свойствами характерного, чем героического певца, особенно теж» пойдет у нас в следующем сезоне. Надо хорошо обду- к пожилым годам. Но именно в позднее время своей много мать, кто будет петь и кое-что перередактировать». опытной жизни, сохранив еще могучий и выразительный го Многие годы я мечтал о встрече с этой оперой, давно не лос, он как нельзя больше подходил к роли Кутерьмы и ис звучавшей со сцены. «Сеча при Керженце» да отрывки из полнил ее блестяще. Дублеров у Тархова не было, да Само партии Февронии — вот, пожалуй, и все, чем изредка бало- суд об этом не очень и беспокоился, отлично зная выносли вал в концертах московскую публику Н. Голованов. «Сказа- вость ветеранов.

ние о граде Китеже» была его любимая опера и много лет он Старых князей Юриев было двое — А. Ведерников и И.

собирался поставить ее на радио. Однажды Голованов даже Петров — один другого лучше, и, право, невозможно было вызвал меня и просил срочно познакомиться с хоровым кла- определить, кто основной, а кто дублер.

виром «Китежа» в библиотеке Большого театра, где были Ведущий в те годы драматический тенор Большого театра редакционные правки его и В. Сука. Сам же Голованов, как В. Ивановский пел княжича Всеволода.

он сказал, «снова засел за партитуру». Но еще надо было до- Ужасающе живыми оказались свирепые татарские мурзы биться включения «Китежа» в план оперных радиопостано- Бедяй и Бурундай — Л. Ктиторов и, помнится, В. Гаврюшов.

вок. И тут что-то «не срабатывало». Голованов вскоре забо- Водятся еще у нас на Руси такие басы, что взглянуть боязно, лел... а уж слушать — совсем жутко: сила голоса такая, что звенят Я приставал к Самуилу Абрамовичу и то ли надоумил подвески на люстрах. Рост богатырский. У них и рты откры его, то ли ему надоел, но он всерьез взялся поставить «Ки- ваются по-особенному широко. Они и в жизни понимали се теж» на радио. Его энергия, умение и авторитет решили де- бя особым племенем. С ними рядовому человеку как-то ло. «Китеж» приняли к исполнению коллективами радио под стеснительно и хочется вести себя потише. Про то немало руководством Самосуда. Москвичи старшего поколения, ве- писали наши классики. В старину эта специфическая катего роятно, помнят успех этих концертов в Большом зале кон- рия певцов преимущественно шла в протодьяконы и разила серватории и Зале имени Чайковского. Трагическое предание громоподобной «анафемой» с церковного амвона мятежные о гибели древнего города и судьбе девы Февронии относится сердца и души. Теперь таких голосов мало.

к самым печальным и поэтичным страницам нашей истории. Поярка пел А. Богданов, артист ГАБТа, хороший вока И верно, лучше Римского-Корсакова никто не смог бы так лист и славный человек.

глубоко проникнуть в существо и дух народного сказания и Все до мелочей продумал Самосуд и даже крошечный, но оживить его в картинах и образах, полных искреннего и характерный эпизод Медведчика на ярмарке поручил гра правдивого чувства. мотнейшему музыканту и певцу П. Понтрягину, бесспорно Все музыкальные цехи нашего хозяйства вновь с огром- лучшему Кузьке и Паисию.

ным увлечением работали теперь уже над воссозданием Играл на этот раз Большой симфонический оркестр. Весь со «Града Китежа». став исполнителей оказался отменно хорош.

И было приятно В.Сухаревская квалифицированно и тактично слегка пра- наблюдать, как спокойно, целесообразно и настойчиво вила старое либретто. Я взял из Большого театра рабочий управлялся со всем этим сложным многолюдьем один пожи хоровой клавир «Китежа» и тщательно перенес в свои ноты лой и совсем не здоровый человек. Самосуд репетировал все имеющиеся там правки Сука, Голованова и Авранека. оперу один. Ежедневно занимался с солистами, ансамблями Они, по моему мнению, были практически безусловно и оркестром. Помощников и ассистентов, кроме концертмей оправданны. Кроме того, по просьбе редакции приложил ру- стеров-пианистов, у него не было. Ко всему, «Сказанием о ку к хоровому тексту, стараясь сохранить дух либретто граде Китеже» Самосуд ранее не дирижировал и, несмотря Вельского. на его колоссальный опыт и знания, овладеть огромным и Для «Китежа» Самосуд особенно разборчиво отбирал со- сложным материалом оперы представлялось неимоверно листов, очевидно, имея в виду высокие традиции исполнения трудным. Здесь, однако, проявилась его профессиональная этой оперы. После долгого размышления он пригласил на сила. Шаг за шагом, день за днем забирал дирижер в свои партию Февронии одну из опытнейших и наиболее ответ- руки чудную музыку, и мы все удобнее размещались на по ственных певиц радио Н. Рождественскую. Голос ее, лириче- ложенных местах. Его ум и такт создавали простую и дело ского плана, не вполне отвечал драматическому характеру вую обстановку помощи друг другу, взаимного уважения, не партии, требующей большой силы и выносливости. Однако дающую повода одному величаться перед другим или быть выбор оправдал себя. Рождественская — певица огромной обязанным кому-то. Не делал Самосуд исключения и для се культуры и большой музыкальности — умело использовала бя. Однажды он пришел ко мне на хоровую репетицию, по многие достоинства своего голоса и создала образ большой сидел, подсказал несколько деловых замечаний, а потом душевной чистоты и обаяния. спросил: «Клавдий Борисович, а как Вы дирижируете хор Второй исполнительницей партии Февронии стала со- «Ой, беда идет, люди»? Мне не приходилось иметь дела с листка Большого театра Н. Покровская, еще молодая певица этой сценой и оркестр меня плохо понимает». Я был счаст с сильным и красивым драматическим сопрано. Она предна- лив показать ему схему тактирования этого корсаковского «ребуса», известную мне из практики хоровой педагогики. его с творчеством Р. Вагнера. Во всяком случае, спустя не Самосуд на лету схватил показанное и уже на следующий долгое время после «Мейстерзингеров», он уже ставил на день на общей репетиции крепко держал всю звуковую ма- радио «Тангейзера».

хину оркестра и хора в «Беде». Народ валом валил в Большой зал консерватории слушать Обстановка дружбы, царившая в нашем коллективе, ра- оперу, не звучавшую в Москве с незапамятных времен. Кро довала всех участников концертов-спектаклей не меньше ме наших певцов, в спектакле участвовал приглашенный из успеха и аншлагов, сопровождавших «Китеж»: к ним мы ФРГ на партию Тангейзера драматический тенор. Фамилии стали привыкать в работах с Самосудом. его не помню, но пел он с большим азартом. Это был доб Во время работы над «Китежом» произошла у нас с Са- ротный тенор-крикун, видимо, точно соответствующий муилом Абрамовичем размолвка, пожалуй, единственная за среднему германскому представлению об исполнителе за все годы, вероятно, смешная, но для меня поучительная. Во главных партий вагнеровских героических драм. Голос его втором действии оперы есть замечательный эпизод — мо- отличался если не красотой, то совершенной неутомимостью литва обреченных и отчаявшихся китежан, обращение к и завидной силой.

небесному покровительству и защите от неминуемой гибели Снова Самосуд задал нелегкий урок своему оркестру, од («Чудная, небесная царица»). Молитва проходит рефреном, нако, научившись многому на прошлом, значительно более трижды, во все более развернутом построении. Последний трудном произведении Вагнера, музыканты справлялись хо эпизод хор поет без оркестрового сопровождения, и на кон- рошо. К открытым концертам и увертюра, и марш, и акком цертах Самосуд, как и всегда в подобных случаях, отдавал панементы зазвучали просто здорово. Хоры пилигримов из его мне. Я дирижировал, сидя за своим пультом перед хором, первого действия Самосуд поручил полностью моему попе Доволен бывал очень, а старался свыше меры, так что в кон- чению. Я с наслаждением вел их, искоса посматривая на ди це концов пересолил. Добираясь до этого места, я стал вы- рижера, учительски-внимательно следившего за моей рукой.

жимать из хора сверх возможного, смаковал и затягивал, пы- На одном из концертов в Большом зале консерватории про таясь утвердить именно здесь чуть ли не кульминацию всей изошел казус такого рода. Вольфрама пел отличный молодой оперы. Самосуд терпеливо слушал, ждал, но как-то попросил баритон, прекрасный музыкант, уже пропевший удачно один все же управляться побыстрее. Я заупрямился и на очеред- из наших спектаклей. Однако в этот вечер что-то с ним слу ном концерте развез темп еще пуще. Самосуд, видно, рас- чилось. Прозвучало вступление к его коронной арии — од сердился и не вывел меня кланяться на сцену. Это было не- ной из центральных в опере — «О, ты, вечерняя звезда». Ди приятно. Однако на следующий день после «семейной сце- рижер спокойно подал певцу вступление и... ничего не по ны» мы вновь шагали как ни в чем не бывало после репети- следовало. Певец молчал. Самосуд скорее с удивлением, чем ции от ДЗЗ к Охотному ряду и Самосуд говорил мне: «Знае- с беспокойством посмотрел на него, подождал. Певец молчал те, в «Китеже» замечательная музыка. Но она имеет одну как зачарованный, оцепенело глядя в зал. Повременив еще, особенность, осложняющую успех исполнения и особенно Самосуд сделал знак оркестру и повторил вступление. Певец концертного, — вся опера написана в одном и притом мед- продолжал молчать. Самосуд тихо подсказал текст. Ни звука.

ленном темпе. Так она воспринимается слушателями. Что было делать? Идти дальше невозможно. И тут у Самосу Огромное количество прекрасных эпизодов, разнообразного да, видимо, сработала богатая интуиция музыканта-педагога.

материала и картин очень отяжеляет действие. И нужен точ- Он ласково улыбнулся певцу, тихо сказал ему несколько ный расчет, чтобы развитие оперы не затормозилось и не во- слов и еще раз заиграл вступление к арии. Голос своевре царилась бы в зале скука. Вот почему надо скорее двигать и менно и свободно вступил, и певец прекрасно пропел арию.

молитву, хотя, оценивая ее как концертный номер, этого не Публика перепугалась и успех был шаляпинским. А Само хочется». Возразить было нечего. Мир восстановился, да еще суд, довольно пошевелив усами, заиграл дальше. Весь этот и с пользой для меня. концерт принимали особенно хорошо...

Концерты «Китежа» повторялись многократно и продол- Деятельная натура Самосуда ни на миг не оставалась в жались, пока Самосуд не заболел. С ним мы не успели запи- покое, без усилий преобразовывать окружающий его мир.

сать оперу. Но проводить в безвестность такое большое и - Скажите, — спросил он меня, — почему Вы не идете к доброе дело представлялось невозможным. Тогда, кажется оркестру? Вы же прекрасный дирижер! — Я сослался на не по рекомендации самого Самосуда, пригласили из Большого достаточность данных, подготовки, на здоровье.

театра дирижера В. Небольсина. Василий Васильевич знал - Я думаю, что Вы ошибаетесь, — ответил он, — это во толк в русских операх, а «Китеж» уже при нем ставил В. все не так трудно, легче, чем заниматься с хором. Идите ко Сук. Он с видимым увлечением принял эстафету. Вскоре под мне ассистентом. Я научу Вас всему, чего Вы еще не знаете, его управлением мы записали «Сказание о граде Китеже» в а мне нужен помощник. К дирижированию, кажется, стре фонд, а грампластинки с записью разошлись по всему свету. мится Ю. Силантьев. Он очень хороший музыкант, но нужен На Международном конкурсе в Париже грамзапись «Ки- мне как концертмейстер.

тежа» завоевала первый приз (Grand prix) — большую золо- Я взволновался предложением Самосуда, но не решался тую медаль. Один из французских журналов тогда писал: последовать его совету. Так и остался на всю жизнь со своим «Художественное воплощение оперы — лучшее из всех, ко- хором и думал, что Самуил Абрамович тогда же забыл об торые к нам когда-либо приходили. Прекрасные, самого вы- этом разговоре. Однако он все помнил. Позже я скажу об сокого качества хор и оркестр — все, как нам представляет- этом...

ся, превосходит другие, знакомые нам коллективы Советско- *** го Союза». Эту рецензию вскоре перепечатал журнал «Со- Особенно памятна постановка «Лоэнгрина» Вагнера.

ветская музыка». Опера эта давно не идет в Большом театре. Отошло время Я заметил, что философический ум Самосуда находил несравненного Леонида Витальевича Собинова, сменившего удовольствие в пространных рассуждениях, ведущих к инте- некогда процветавших и на нашей сцене военизированных ресным логическим выводам, оценке фактов и обобщениям, небесных посланников в самоварно-блестящих доспехах.

занимавшим его, впрочем, не более самого процесса мышле- Собинов поразил современников неожиданным поэтично ния. Как мне казалось, эта черта Самосуда особенно роднила нежным образом рыцаря Грааля: одетый в бледно-голубой хитон и похожий на древнерусского инока-воина, взыскателя меня басов и теноров для полноценного звучания двойных добра и правды на нашей родной земле. мужских хоров, постоянно требующихся в этой опере, и надо Убежденным и лучшим последователем Лоэнгрина — было получить разрешение пригласить дополнительный со Собинова стал И. Козловский, носящий не только в характе- став певцов.

ре голоса, но и в душе немало признаков, роднящих его с ге- Обилие вопросов и грандиозность задачи волновали меня роем оперы. Находясь еще в полной певческой силе, он раз- и, как я полагал, могли поставить в трудное положение всю мышлял о новом своем явлении москвичам в любимой опе- работу. Однако Самосуд встретил меня совершенно спокой ре. Способностью к режиссерским выдумкам и предприим- но. Он занимался с оркестром и, к моему удивлению, вовсе чивостью Козловский отличался всегда. Придумал он кое- не Вагнером, а какими-то иными делами. Едва дождавшись что и на этот раз, вступив в предварительный «тайный сго- перерыва, я бросился к нему и в течение получаса если и не вор» с Самосудом. Однажды, после какого-то концерта в Ко- решил всех проблем, то вполне восстановил душевное рав лонном зале, меня попросили срочно зайти в комнату за сце- новесие, после чего пустился дальше. Получив без особых ной. Там уже находились И. Козловский и главный редактор хлопот разрешение на дополнительный состав, я кликнул Центрального музыкального вещания Н. Чаплыгин. Речь шла клич по вокальным отделам музыкальных учебных заведе о постановке на радио «Лоэнгрина» Козловским и Самосу- ний и вскоре отобрал десятка полтора голосистых молодых дом. Предполагалось также полуконцертное, полусцениче- певцов. (Студенческий бюджет всегда нуждается в укрепле ское представление в Большом театре с некоторым оформле- нии, да и дело предстояло интересное, особенно для вокали нием — костюмами для солистов, в условных декорациях. стов. Помню хороший, крепкий бас — солидного студента Исполнителями приглашались артисты Большого театра и консерватории, одетого в синюю тельняшку, — бывшего мо радио, Большой симфонический оркестр и Большой хор ра- ряка В. Громадского, будущего солиста Московской филар дио. Партию Лоэнгрина Козловский оставлял за собой без монии.) дублеров. Можно было догадаться, что эту постановку Иван Работали мы с моей помощницей М. Бондарь, как и все Семенович рассматривал как своеобразный бенефис — про- гда, не жалея своих сил и не давая спуску подчиненным.

щание певца с театром, на сцене которого он стяжал лавры Пришлый певческий люд вскоре влился в основной со выдающегося тенора страны. став хора, звучание усилилось, голоса стали сливаться в ан В общем все было договорено, но Чаплыгин, чрезвычай- самбле и дело пошло на лад. Каждый день приносил не толь но точный и деловой руководитель, хотел слышать, нет ли у ко заботы, но и ощутимые результаты — раскрывались все меня возражений против участия Большого хора в этом деле. новые картины прекрасной музыки. Снова мы вступали в Опера меня привлекала давно. С Козловским же нас связы- мир влекущий, но еще неведомый. Моя редакция «Лодки», вали годы совместной работы и взаимное расположение. Я уже одобренная Самосудом, оказалась практически вполне охотно согласился. На том все и решилось. Буквально на целесообразной: все было то же, только звучнее и проще.

следующий день, захватив клавир «Лоэнгрина», я помчался к Для нашего «Лоэнгрина» уже готовились декорации в ма Самосуду узнавать, что из хоров идет, где купюры, совето- стерских Большого театра. И. Козловский, ушедший с голо ваться обо всем, касающемся хоровой части, так как музыки вой в работу и вникавший во все детали, как-то захватил ме еще толком не знал и не был в курсе театральных условно- ня посмотреть сценическое оформление будущего спектакля.

стей в этой опере. Впрочем, после беглого знакомства с кла- Мы пришли в таинственное царство бутафории и реквизита в виром у меня уже возникли кое-какие соображения, вызван- Петровском переулке. Там просторные, светлые помещения ные особенностями нашей будущей постановки. В первую загромождены статуями, колоннами и люстрами из раскра очередь они относились к грандиозной хоровой сцене встре- шенного папье-маше, картонными деревьями, каретами и чи Лоэнгрина в первом действии, зовущейся в хормейстер- даже дворцами и храмами. В одном из пыльных залов мы ской практике «Лодкой». увидели огромный дуб, раскинувший под самый потолок Накануне Козловский рассказывал режиссерский план свои зеленые матерчатые листья. То было древо, выросшее работы. Из него я узнал, что на спектакле хор наш будет ста- за две недели во славу правосудия Генриха Птицелова и на тично восседать на специально построенных амфитеатром радость вассалов, к числу которых мы теперь относились.

скамьях, одетый в «партикулярное» концертное платье. В Вскоре под его сенью предстояло развернуться «Божьему сценическом действии хор не должен участвовать непосред- суду» на основной сцене Большого театра.

ственно, а так же, как в греческой трагедии, организованно Иван Семенович, предельно ответственный во всем, что «рецензировать» происходящее. «Лодка» рассчитана компо- касается его артистической жизни и искусства вообще, до зитором на зрителя не менее чем на слушателя, и множеству тошно, с пристрастием рассматривал дуб от корней до вер мельчайших вступлений и реплик хоровых групп — междо- шины и допрашивал взрастивших его бутафоров, как он рас метий и выкриков из разных углов сцены надлежит изобра- положится на сцене? Потом осмотрели королевский трон, жать смятение изумленной толпы при появлении Лоэнгрина проверили его надежность. Заглянули нескромно за тюлевые с лебедем. Сценически действие обогащается взмахами занавески стилизованного брачного алькова из третьего дей шляп, потрясанием копий и воздеванием рук. ствия. Все как будто не вызывало беспокойства. Однако Коз Мелодическая линия в хоре раздроблена, рассеяна и не- ловский — верный сын своей Украины, потомок мудрого па внятна, представляя невероятную трудность для хоровых сечника Рудого Панька — закрепил первые достижения: по певцов. Музыка сцены держится движением в оркестре плевал через левое плечо и щедро осыпал комнату серебря сплошного нарастающего потока, проносящего основной те- ными монетами. Потом мы посидели в молчании, сняв го матический материал. ловные уборы, и только после того отбыли «до хаты», со Учитывая ограниченность нашей сценической задачи, я провождаемые безмолвным пониманием серьезности момен решил свести разрозненные клочки хоровых реплик в воз- та рабочими-декораторами — старыми друзьями Ивана Се можно единую линию хоровых партий, усилив тем звучание меновича.

хора, нимало не нарушая музыкальный авторский текст. Это В основном составе оперы партии распределились так:

также облегчило бы и ускорило разучивание сцены. Эльзу пела Е. Шуйская. Хрустальный тембр ее голоса был Возникали и другие проблемы. Например, не хватало у обворожителен. Тельрамунд — давний партнер Козловского по Большому театру А. Богданов, как и в прежних наших ра- к нему.

ботах, радовал отличными вокальными качествами и челове- Он работал, как всегда, неторопливо, с благожелательной ческим достоинством. Ортруды — С. Панова и Е. Смолен- требовательностью. Огромный авторитет музыканта и целе ская, лучшие драматические сопрано своего времени, полно- сообразность его замечаний создавали ту обстановку, кото стью сохраняли свои профессиональные данные. Кроме пев- рой не добиться никакими дисциплинарными строгостями. И цов Большого театра, в первом составе участвовали молодые деловой характер занятий все возрастал по мере того, как все солисты радио П. Троицкий и Б. Добрин. Занимало меня, как ярче обрисовывались контуры прекрасного сочинения.

будет петь партию глашатая приглашенный Козловским ста- Все стремились скорее ощутить результаты своих трудов, рейший артист Большого театра И. Бурлак. Я помнил его и «Лоэнгрин» выплывал из царства Грааля, приближаясь к еще со времени своей юности. Тогда «Свадьба Фигаро» Мо- нам с каждым днем.

царта шла в филиале Большого. За дирижерским пультом На этот раз в опере играл Большой симфонический ор невозмутимо помахивал палочкой М. Ипполитов-Иванов, а кестр радио. Выпестованный могучими руками Н. Головано Бурлак пел Фигаро. Но прошло уже так много лет! Сомнения ва, постоянно общавшийся с такими мастерами, как С. Само мои оказались неосновательными. Бурлак, прибыв на первую суд и А. Гаук, оркестр находился тогда в творческом зените.

оркестровую репетицию «Лоэнгрина», заявил о своих сохра- Его мастерство, признанное у нас всеми, вызывало восхище нившихся преимуществах в столь полный голос, что присут- ние самых требовательных зарубежных гурманов звуков. И ствовавшая певческая молодежь горячо и искренне аплоди- Стоковский, и Цекки предпочитали его во время своих га ровала 72-летнему ветерану сцены. стролей в СССР всем нашим оркестрам. Готовясь к выступ Бесспорным центром этого блистательного созвездия лению в «Лоэнгрине», да еще в Большом театре, коллектив певцов был Козловский. Не один десяток лет я знал этого БСО чувствовал себя «конкурирующей организацией» и иг замечательного певца, и казалось, что годы не властны над рал особенно хорошо.

его редкостным даром. Все та же юношеская свежесть зву- Умение Самосуда скоординировать творческий процесс, чания, напоенного грустью беспредельности необозримых вовлечь каждого в решение общей задачи проявилось на этот южных равнин. Все те же свобода и полетность звука, без- раз особенно ярко. Сам же он, подобно опытному проводни упречность интонации, непринужденность движения в лю- ку, вел всех надежным путем своей многолетней практики и бом регистре и дыхание, дыхание — могучий источник сек- таланта, постоянно выступая комментатором происходящего ретов молодости и силы голоса! В труднейшей партии Лоэн- с позиций высшего художественного критерия. При этом в грина Козловский вновь предстал во всей полноте своего прямо-таки необозримой стихии становления оперы он умел обаяния. увидеть и понять все, что нужно — от самого большого до С нетерпением и, признаюсь, беспокойством ожидал я мелочей. В одном из быстрых эпизодов хор все время опаз сводных репетиций. Конечно, я уже хорошо знал силу Само- дывал на вступление после паузы. Я слышал это, горячился, суда в оперном деле. И все же здесь был особый случай. старался форсировать звучание, но никак не мог поставить Оперу такого масштаба, с таким ансамблем прекрасных, но начало звука на место. Самосуд чуть задумался и сказал мне:

еще не «спевшихся» солистов, с перспективой спектакля та- «Вы знаете, по-моему, они поздно берут дыхание перед кого значения, в хорошо налаженном театральном хозяйстве началом». Отозвав хор в фойе, я последовал его совету и готовят год, отложив в сторону все, кроме текущего репер- вернулся в студию уже с решенной проблемой.

туара. У нас же «Лоэнгрин» шел параллельно с новыми, не- Когда хор не был занят, я снова с удовольствием наблю отложными работами радио, даже как бы сверх плана. И дал увлеченность Самосуда исполняемой музыкой. Краси времени оказалось отпущено в обрез. Было просто непонят- вое, умное лицо его тогда освещалось улыбкой, смягчалось но, как Самосуд успеет управиться и собрать воедино всю выражение, глаза живо блестели под густыми черными бро эту махину. вями. С особенным чувством вел он свадебный дуэт из тре И действительно, первые репетиции начались в обстанов- тьего действия. После стремительного оркестрового антрак ке, вполне соответствующей картине загрузки Ноева ковчега. та, где никому и в голову не пришло бы заподозрить возраст Сцена венчания. Большая радиостудия наполняется. Сидит дирижера, Козловский и Шумская захватывали наше общее огромный, вагнеровский состав оркестра. Позади на станках внимание. Это был действительно восхитительный дуэт, уходят в потолок ряды большущего хора. Как стайка утят полный нежной грусти и очарования. И Самосуд, славив пробирается группа детского хора из Большого театра во шийся чуткостью в вокальном аккомпанементе, составлял с главе с И. Лицвенко. Прибегают оттуда же музыканты из ду- певцами удивительно тонкий ансамбль. Большой оркестр ховой «банды», спешащие еще куда-то, их опекает и увеще- повиновался ему, как единый инструмент.

вает С. Госачинский — вождь духовиков и несравненный После того как «Лоэнгрин» музыкально был готов и не блиц-инструментовщик. Группы солистов разных составов сколько раз прошел в радиопередачах, вся наша громада пе прибывают со своими концертмейстерами П. Никитиным, Л. рекочевала на сцену театра.

Жировой, Л. Поповой, О. Дунович. Вкатывают в студию В наше деловое время немыслимо себе представить воз электроорган. Артистами занята вся система невысоких под- можность проникнуть самому динамичному арендатору в ставок для исполнителей. Занято ими и все свободное место, перегруженные репетициями, спектаклями и заседаниями предназначенное для слушателей. В студии не только яблоку чертоги Большого театра. Однако перед магической форму негде упасть — негде поставить микрофон. Все шумит и лой «Самосуд — Козловский» упали затворы заповедных движется, как в «Сорочинской ярмарке». помещений, дрогнули самые заледенелые административные А в центре этого хаоса, на возвышении виднеется невоз- сердца, и наш «Лоэнгрин» со своим дубом, лебедем, троном мутимый Самосуд, словно ось гигантской карусели. Ни на и всей свитой торжественно въехал на заветные подмостки, миг не изменяя своей системы работы, глубоко сосредото- плунжера и фурки под колонны «храма» на площади Сверд ченный и совершенно спокойный, он с видимым удоволь- лова.

ствием готовился отдаться своему любимому «домашнему Сценические репетиции предполагались также на сцене музицированию», знакомо протирая очки. И это имело, оче- филиала, на Пушкинской улице. Тогда этот театр еще дер видно, наибольший смысл. Едва лишь Самосуд поднимал жался на позиции хранителя оперных традиций, перво руки, как наступала полная тишина и общее внимание обра щалось открывателя в Москве «Садко» и гения Шаляпина и еще не Кроме движений руки, сигнализирующей вступление, собирался откалывать лихой канкан с графиней Марицей и хормейстер пользуется также щелчками пальцев. Это осо Фиалкой Монмартра. бенно годится в случае затемненной сцены. В искусстве *** щелканья оперные хормейстеры достигают совершенства.

Итак, мы в Большом театре. Чтобы хормейстер мог видеть дирижера, оставаясь невиди Возрастает деловая активность Козловского. Раньше, в мым публике, в кулисах сделаны небольшие отверстия на студийной работе он ограничивался выполнением своих пев- разных уровнях, приспособленные к росту хормейстера.

ческих задач — впевая труднейшую партию, с которой не Иногда хор, стоящий на авансцене, может закрыть нижнюю встречался много лет. Теперь, на сценических репетициях, часть кулисы, откуда хормейстер наблюдает за движениями вместе с Самосудом он «строит» спектакль. На афише Коз- рук дирижера. На этот случай в кулисе устроена скамеечка ловский под псевдонимом значится режиссером постановки. ступенька, а отверстие соответственно проделано выше. Став В условиях такого скопления разнородных артистических на скамеечку, хормейстер видит дирижера поверх головы индивидуальностей, множества творческих задач и непри- самого дородного баса, а щелчки дают знать хору, что руко вычной обстановки нелегко сохранять выдержку и спокойно водство не дремлет. Когда-то в юности, в бытность хормей делать то, что нужно. Однако все чинно, тихо, деловито. стером оперной студии, я наловчился щелкать, но до уровня Иван Семенович, не всегда легкий в личном общении своей Большого театра, разумеется, не дошел.

специфичной иронией, здесь — очарователен и просто та- За кулисами театра протекает своеобразная, недоступная лантлив. Он — прекрасный режиссер! Умеряя всякую воз- взору беспечного зрителя, напряженная жизнь. Это «царство можность, напряженности отношений, готовую вспыхнуть в троллей», где родится самоцветный, ослепляющий со сцены нервной и трудной нашей работе, он тушит на ходу все «ко- зрителя сказочный мир. Мгновенно вырастают невиданные роткие замыкания» то уместной шуткой, то просьбой, а бы- цветы, возникают дворцы, разливаются моря и текут реки, вает и приказанием, без особой экономии своего bel canto. выходит месяц и опускается за дальний горизонт солнце.

Все становится вовремя на свое место... Целые миры и эпохи волшебно рождаются и исчезают в те Чем жарче накал подготовки, тем ровнее и спокойнее Са- чение немногих минут. Такого не найти больше на земле!

мосуд. И все же я подмечаю в нем ту возросшую делови- Мало кто знает, что за сценой Большого театра грандиозные тость и внутреннюю устремленность, которые заметны при помещения, не меньше чем зрительный зал. Там высоченные выходе его на концерте. Он весь погружен теперь в изучение стены, которые шокируют дилетанта своей суровой извест новых условий работы и влияния их на звучание оркестра, ковой побелкой голого кирпича. Много пустого места. Тяже хора и каждого певца. Проверяет акустику больших помеще- лый запах клеевой краски слаще французских духов для ний, ищет звуковой баланс между оркестром и солистами. обоняния истого работника сцены. Еще не убранные, аляпо «Клавдий Борисович, — обращается Самосуд ко мне, ватые вблизи декорации вечернего спектакля. Там огромные опуская голову и разыскивая взглядом поверх очков,— про- механизмы, уходящие вниз под сцену и теряющиеся в су дирижируйте, пожалуйста, а я послушаю». Тяжело переки- мрачной высоте под решетчатыми полатями, называющими нув ноги через барьер оркестровой ямы, он уходит в глубь ся «колосники».

зрительного зала, а я с наслаждением «вызываю на себя» всю Здесь владычествуют гномы, невидимые зрителю. Это мощь свадебной сцены. они могут воздвигнуть во время пятнадцатиминутного ан За ничтожно малое время, отпущенное нам на сцениче- тракта, вопреки законам природы, Венецию, разрушить ские репетиции, очень трудно объединить в едином ансамбле Бастилию, водрузив на ее место Успенский собор.

в такой опере множество исполнителей, да еще в сложном В иерархии этих чародеев было два замечательных лица, помещении Большого театра. Но великое дело — професси- с которыми я встречался во время сценических репетиций ональное умение, опирающееся на общее желание. Все идет «Лоэнгрина». Возможно, я неправильно назову их должно как по маслу. Через день-два Самосуд вполне вводит нас в сти по штатному расписанию заколдованного царства. Но не норму. Всем удобно и спокойно. Все зазвучало. в этом суть. Это были люди огромного искусства в своей об Между тем московские меломаны не дремлют. Все боль- ласти, беззаветно преданные театру и еще — отличные това ше голов, особенно женских, виднеется в ложах на послед- рищи в работе, добрые и умные советчики. Да продлятся их них репетициях. В кассах за билетами давка, как будто каж- дни, если судьба еще хранит их!

дый из них — лотерейный с крупным выигрышем. Велико значение певца-премьера, выдающегося дириже Я осваиваюсь за кулисами, изучаю правила невидимой ра, опытного хормейстера, но, право же, не меньше хлопот жизни хормейстера во время спектакля, его возможности и могло произойти, не явись на очередной спектакль Иван обязанности. Эрастович или Михаил Иванович.

Сцена Большого театра требует и от хора, и от хормей- Иван Эрастович, по моим несовершенным понятиям, ве стера известной сноровки. Огромные расстояния между сце- дал установкой декораций. Уже немолодой, высоченный, ническими площадками, оркестровой ямой и зрительным за- слегка согнувшийся под бременем забот и возраста, с детски лом вызывают необходимость особенно активных вступле- голубыми и добрыми глазами, он все время находился в ний хора, даже с некоторым опережением (Самосуд преду- движении на огромных площадях сцены и за кулисами. Не предил меня об этом). Тогда в зале пение хора совпадает со торопливо, чуть приволакивая ноги, он шел подсказать, под звучанием оркестра, находящегося ближе к публике на два- каким углом поставить щит, изображающий фасад дворца, три десятка метров. Значительная удаленность хора от ди- лез на ступени, с которых хор будет петь «Высоту» из «Сад рижера создает опасную автономию хоровых певцов — пле- ко», проверял их прочность и видимость дирижера, распоря мени вольнолюбивого, подчас и в непосредственной близо- жался подъемом и опусканием задников, катил вместе с ра сти к руководителю отдающегося беседе и мечтаниям, уно- бочими фурку и т. д. и т. п.

сящим за пределы служебных обязанностей. С целью стиму- В неизменной светло-коричневой куртке, белой сорочке с лирования внимания хора за кулисами постоянно находится галстуком он виднелся всегда, везде и всюду, все видел сам и хормейстер, дублирующий показы вступлений дирижера в в закулисной суматохе непостижимо все успевал вовремя. К тех случаях, когда по мизансцене хор не видит последнего. нашему хору он имел отношение косвенное, но скамьи, поставленные амфитеатром, соорудил мгновенно. Видимо, в будет ли она так же фанатично влюблена в свое дело?

этом состоял драгоценный принцип его отношения к делу. А пока они пели с Козловским и Самосудом свою лебе Постоянное дружеское внимание этого человека не оставля- диную песню. Впрочем конфронтации молодости и старости ло меня во все время пребывания в его царстве — на сцене. не было места за кулисами Большого театра, там, где в суме Мы немало встречались уже после того, во время подготовки речном мире труда создается бутафорское царство сверкаю разных праздничных концертов, как старые друзья, обнима- щей сцены. Ближайшим сотрудником Ивана Эрастовича ра ясь по московскому обычаю. ботал совсем еще молодой человек, неповторимый Женя Михаил Иванович отличался иным складом. Его долж- Нацкий. Невысокий, плотный блондин, с лицом римлянина ность «помрежа» была никак не менее важна, чем самого времен упадка, он был прекрасным товарищем, а уж об уме режиссера, а уж обязанностей и хлопот хватило бы на дюжи- нии его все сделать вовремя и отлично можно написать поэ ну руководителей. От обилия дела он и работал, сняв пи- му. Он также находился везде и всюду, только что не одно джак, в белой сорочке, всегда сосредоточенный и возбуж- временно и казался вездесущим бесенком из «Вальпургиевой денный. Его темные с сединой волосы беспорядочно вились ночи», забытым за кулисами после вечернего спектакля, да и ерошились, лицо было строго, движения быстры, слова простит уважаемый и искренне мною любимый Евгений требовательны. Он находился во время спектакля за пультом Петрович эти вольные аналогии.

управления, у первой кулисы, откуда командовал: вызывал...Последние репетиции в театре шли ночью, после спек артистов из артистических уборных, расположенных на раз- таклей. Настало лето и было жарко. К тому же работа наша ных этажах, посылал хор, балет, солистов в точно положен- достигала высшего напряжения. В перерывах мы бегали в ный момент на сцену, давал знак поднять и опустить занавес, буфет, где в полутьме поблескивала хрустальная посуда, а сигналил на дирижерский пульт о готовности на сцене, уста- под неяркой лампочкой в углу томился оставленный нам с навливал тишину и делал еще аллах его ведает, что для того, вечера, оснащенный пивом и бутербродами сонный буфет чтобы громада исполнителей плавно скользила по волнам чик. Пламя духовной жажды слегка утолялось бутылкой пи спектакля. Он все время руководствовался лежавшим перед ва, но умаялись все здорово.

ним клавиром очередной оперы. Как он успевал все в то В вечер спектакля публика рвалась во все 20 подъездов время, когда система сигнализации была еще слабо оснащена Большого театра, сметая любые одушевленные и механиче техникой — не было сценических телевизоров, и командовал ские преграды. Без преувеличения, в зале оказалось народа один всем, наверное никто уже не узнает. Никогда не забыть раза в полтора больше, чем мест. Все «излишки» толпились в мне ту трогательную заботу, для которой Михаил Иванович ложах, висели гирляндами на верхних ярусах, бушевали на нашел время среди своих дел, стремясь помочь моей «заку- улице.

лисной деятельности» с хором. Он бережно нянчился со Перед началом, усадив хор на положенные места, я с мной, показывал близость вступления хора, время поднимать волнением похаживал за сценой. В фантастическом сумраке певцов и разрешения им садиться, указывал дырки в кулисе, высились гигантские щиты декораций. На фоне задней стены откуда лучше видно дирижера, даже помогал в закулисной тускло поблескивали колокола, висевшие на специально по полутьме карабкаться на хормейстерскую подставку, хотя и строенной звоннице с лестницами, площадками и перекры был старше меня. тиями. Их привезли сюда с кремлевских колоколен, и мали Много рассказывают разного о сложности театральных новый звон украшал теперь коронацию Бориса, финал «Су взаимоотношений, но тут, «в деле», я отчетливо почувство- санина», пролог «Князя Игоря». Многое повидали эти стены.

вал железный закон товарищества, организующий и движу- Здесь мужала русская опера. Образы славного прошлого чу щий работу людей за сценой, без которого, вероятно, не сто- дились в полутьме. Не покажется ли вон из той низкой двери ять бы Большому театру. в стене высокая, сухая фигура царя Ивана? Испытующе гля Познакомился я еще с одним удивительным человеком. нет вокруг – «Ин войти?» и ступит через порог. Но пока что Самого его почти никогда не было видно, только временами сцена наполнялась более знакомым и менее беспокойным на репетиции, откуда-то с верхних ярусов слышался «поту- народом. Звенели звонки. Спектакль начинался.

сторонний» голос. Дела же его рук, напротив, не только ви- Во время оркестрового вступления я уже мостился на делись всеми, но нередко поражали, пугали, захватывали приступке в первой кулисе, с клавиром в руках и поглядывал дыхание и просто ставили в тупик: как же это получается?! через хормейстерскую дырку пока еще на изнанку занавеса.

Например, прямо на сцене могучие стены Путивля, задуман- Кончалось вступление. Пошел занавес, и я увидел Самосуда.

ные фантазией Ф. Федоровского, воздвигнутые трудами бри- Он сидел за дирижерским пультом невообразимо далеко гады Ивана Эрастовича, сложенные из толстенных бревен, внизу, но виднелся хорошо, освещенный лампочками снизу.

начинали дымиться, вспыхивали, охваченные морем пламе- Черкая громада зрительного зала стояла стеной позади ма ни, трещали и готовились рухнуть, укрытые в последний ленького островка света, где сидел он, слегка склонив голову момент занавесом, своевременно опущенным Михаилом над партитурой и точными, красивыми движениями управ Ивановичем. То был уникальный, единственный в Москве, а лял оркестром. Грозная тьма за спиной, сотни устремленных быть может, и на свете глава сценического освещения И. глаз, казалось, нимало не беспокоили Самосуда. Подобно Вишневский. Даже наши весьма условные декорации пре- Архимеду в осажденных Сиракузах, он всецело углублялся в вращались им в фантастически-прекрасный мир. свое дело, позабыв об окружающем. И это было великолеп С особенным старанием и искренним желанием, как я по- но! Он излучал ту спокойную уверенность, которая так нял, эти люди готовили спектакль «Лоэнгрин». С Самосудом необходима сложной механике сценического действия, каж и Козловским их связывали годы большой, воистину творче- дому участнику спектакля и всему коллективу артистов.

ской дружбы, родившейся когда-то здесь, на этой сцене.


Они На этом спектакле я узнал еще одну особенность дириже принадлежали к поколению старых мастеров Большого теат- ра Самосуда. На наших концертах и во время студийных пе ра, работавших еще с В. Суком, помнивших Ф. Шаляпина, А. редач, лишенных сценического действия, не было нужды в Нежданову. Это были самоотверженные рыцари классиче- постоянной опеке певцов и хора. И Самосуд вполне отдавал ского оперного театра, преданные ему до последнего вздоха. ся художественной стороне исполнения, не всегда заботясь о Они понимали, что на смену им уже идет молодежь. Только показах второстепенных вступлений и снятий, порой отвлекающих чувство. Он полагался тогда на выученность самый вдохновенный в музыке Вагнера, в обстановке сцени произведения, грамотность музыкантов, на руку хормейстера ческого действия производил особенно большое впечатле и музицировал в полное свое удовольствие. Здесь же, во ние. И вся эта сцена имела неимоверный успех, возможно, время спектакля, он знал как никто ненадежность памяти небывалый даже в жизни Козловского, Шумской и Самосу певца, занятого сценическим действием, и опасность предо- да. Еще до кульминационного до, венчающего рассказ Лоэн ставить его хоть на миг самому себе. Законы оперной сцены грина и блистательный бенефис Козловского, публика никак были его стихией и поэтому дирижирование Самосуда на не хотела расставаться со своим любимцем и невозмутимый спектакле было точно, как сама партитура. лебедь долго ждал отправления назад, в царство Грааля.

С моей «полки» за кулисой было неудобно командовать Опера закончилась. Когда я, держась за руки Самосуда и хором: сидя боком в кулисе, певцы плохо видели мою руку, Козловского, вышел на сцену, — ярко освещенный, гремя к щелчкам же еще не привыкли. Что оставалось делать? Я щий аплодисментами зал показался мне огромной золотой думал. Но чем дальше смотрел в хормейстерский глазок, тем цветочной корзиной. Потоки цветов низвергались на сцену все становилось яснее: ни одно самое незначительное вступ- со всех ярусов. Из-за кулис плыли огромные букеты и венки, ление не прошло мимо внимания дирижера. Все оказалось тащили корзины. Восторженная вакханалия успеха достойно показано своевременно, характерно, так, как надо. Преотли- венчала наш титанический труд. И Козловский хлопотал, по чно управился «старик» и без меня, с неудовольствием отме- забыв о себе, и тащил всех-всех на сцену, чтобы каждый раз тил я про себя. Спектакль шел ровно, без единой, сколько- делил с ним триумф и принял участие в общем празднике.

нибудь заметной накладки, на большом подъеме. И только Он успел даже спуститься в глубины подсобных помещений постоянные вспышки аплодисментов нарушали ритм це- под сценой и извлек оттуда интереснейшего старика огром лостного развития музыки. Впрочем, и они органично укла- ного роста с пергаментной кожей и крошечной головкой. То дывались в восторженный тонус того вечера. Я не мог со был замечательный оперный суфлер А. Лянгфиш — лич своих, так сказать, тыловых позиций подробно и полно оце- ность не менее уникальная, чем кистеперая рыба, почетный нивать развитие событий на сцене. Однако с наслаждением пенсионер театра. Любовь к Вагнеру, Козловскому и Само слушал рукоплескания божественному вступлению, востор- суду заставила его тряхнуть стариной и посвятить один из женный рев публики, встречающей своего давнего и незыб- немногих оставшихся вечеров привычной службе оперной лемого кумира, прощание с лебедем. Находясь неподалеку от безопасности. Старого мастера почтили званием «Заслужен Козловского, я слышал его негромкое покашливание в пау- ный работник сцены» после того, как он просидел под ней зах. Но поводов для тревоги не было. Пел он так же, как и несколько десятков лет с начала века и повидал немало чего два десятка лет назад, когда я так же из-за сцены, только оттуда, из своей суфлерской будки. На сцену вышли все, кто Большого зала консерватории, слушал эти покашливания, а находился по другую от зрительного зала сторону занавеса.

затем арии Вертера, Орфея и прочие, и беспредельные ля, си, Я видел, как устали певцы — оперные ветераны, как ума до верхнего регистра. ялись наши молодые солисты, непривычные к расчету сил в «Лоэнгрин» шел, как хорошо отлаженный часовой меха- театральной работе. Замученные к тому же грузом нерадий низм, весь состав исполнителей пел на редкость ровно, и ной техники — доспехами, мантиями, коронами и мечами, добротность всей работы только теперь ощущалась нами они жалобно улыбались из гущи накладных бород и париков, вполне. В одном месте все же я испытал искушение, но толь- а капли пота сбегали по их густо размалеванным лицам. В ко не музыкального свойства. Смутила меня сцена «Божьего своей обычной форме по-прежнему находились только Коз суда» в первом действии, вернее взгляд на нее с неожиданно ловский и Самосуд. Но все были счастливы. А цветы все ле вспомнившихся позиций — Л. Н. Толстого. тели и летели на сцену. И снова раздвигался занавес и греме Сцена развертывалась быстро и динамично поблизости от ли аплодисменты...

того места, где я стоял, укрытый кулисой. Смертный бой Осталось сказать немного.

средневековых рыцарей не очень «звучал» в интерпретации Имя Самосуда стало в те годы особенно популярно в ми немолодых, интеллигентных москвичей с располневшими ре музыки и у нас, и за рубежом. Как-то ко мне подошла моя талиями, вооруженных картонными мечами. Козловский — бывшая ученица, работавшая редактором иновещания, и со умный и бывалый театральный деятель — отлично понимал общила: «Вы все время звучите со своими операми по зару всю рискованность картины этого сражения. Он тщательно бежному радио. Самосуд сейчас самый модный дирижер, и отрепетировал весь комплекс стилизованного поединка, со- его записи требуют из всех стран».

ставив его из ряда символических движений, достаточно от- В конце своей жизни Самосуд увлекся мыслью создать на влеченных от подлинно агрессивных действий, рассчитан- радио симфонический молодежный оркестр из лучших вы ных на сокрушение противника. Свет на сцене притушили и пускников Московской консерватории и Института имени в полумраке довольно активно возились еле видные публике Гнесиных. Руководство радио также заинтересовалось, зная, оба претендента на правду, которая не замедлила временно что все, за что бы ни брался Самосуд, становится явью, при восторжествовать. Тогда снова воссиял свет и действие про- том высшего качества. Он добился в Министерстве культуры должалось уже без угрозы какой-либо фальсификации исто- права отобрать все лучшее из последних выпусков инстру рии средневекового быта. менталистов. Был проведен конкурс и оркестр, в котором иг Потом было много отличного. В розоватой полутьме ран- рали действительно отличные музыканты, начал репетиро него рассвета роскошно звучал мужественный двойной хор вать.

«С утра сзывает нас труба». Антракт к третьему действию и Неизбежное часто приходит неожиданно. Как-то утром дуэт я подсматривал и подслушивал из-за тюлевых занавесок мы собрались на репетицию с оркестром и узнали, что Само свадебного алькова, откуда, укрывшись наподобие Гименея, суд заболел. Болезнь оказалась тяжелой. Дирижировать ему руководил свадебным хором, так как в это время певцы не запретили навсегда. Мы все ждали и надеялись, что он вер видели дирижера, помещаясь за сценой. Затем, в силу тех же нется к исполнительской деятельности, но напрасно. Улуч обстоятельств, должен был руководить фон Тельрамундом с шения не было.

группой наемных убийц (увы, таковы контрасты закулисной На радио очень любили музыку и отлично представляли деятельности хормейстера). Лирический дуэт, вероятно, значение Самосуда в нашем искусстве. И ДЭЗ остался его родным домом, так как жить без музыки он не мог. Тяжело свела нас в недолгом телефонном разговоре накануне его больной, с плохо повинующейся правой рукой, едва лишь кончины.

врачи разрешили выходить из дома, Самосуд отправился на Вано Ильич Мурадели написал тогда «Бухенвальдский радио, уже не в оркестр, но все же к своему делу: оставались набат», и все находились под впечатлением драматической еще уроки с вокалистами. Этим он и занялся. динамики этой простой и талантливой песни. На концерте в Вспоминаю последнюю нашу встречу. Зайдя как-то в Кремлевском театре я дирижировал этой и другими песнями, ДЗЗ, я узнал, что Самосуд репетирует с певцами в третьей исполнявшимися хорами радио и каким-то из наших оркест студии, и поспешил туда. За роялем, рядом с концертмейсте- ров. Концерт передавался по телевидению. На следующий ром, одетый в незнакомый мне шикарный светло- вечер мне позвонил Самосуд. Он слушал и смотрел наше вы коричневый костюм в черную полосу, сидел Самуил Абра- ступление по телевидению. Много хорошего сказал мне то мович и что-то объяснял стоящей перед ним певице. Еще в гда старый, больной друг. Сожалел он снова и о том, что не дверях я извинился и направился к нему. Поднявшись, он настоял и не заставил меня работать с ним в симфоническом подал мне левую руку и мы расцеловались. Затем, как и оркестре. До сих пор я отчетливо помню каждое слово этой прежде, уселись друг подле дружки. Он был весел, похудел последней беседы, явившейся трогательной каденцией к го и, видимо, оттого выглядел помолодевшим. Даже седины ка- дам моего общения с замечательным музыкантом и челове залось меньше. Темные глаза поблескивали знакомым «сце- ком.

ническим» светом. Я обрадовался, обманувшись первым Много лет миновало с той поры. Новые имена, новые со впечатлением, но скоро разобрался, что все не так. Взгляд бытия идут на смену уходящему. Но часто возвращаешься к был лихорадочно-тревожным, правая рука висела недвижи- страницам прошлого. И тогда Большой зал консерватории, мо, возбуждение быстро падало. И даже нарядный костюм прекрасная музыка и склонившийся над партитурой дирижер оказывался печальным камуфляжем серьезного нездоровья. Самосуд, добродушно поглядывающий на меня поверх оч Стараясь скрыть свое огорчение, я вскоре же вышел, нароч- ков, снова встают в памяти — этом удивительном и, вероят но не прощаясь капитально, с тяжелой душой. но, лучшем мире, где дорогие нам люди не стареют и живут Больше мы не виделись. Только один раз еще судьба всегда.


23. Животворные родники творчества. Приумножение традиций : [К.Б. Птица о концерте Государственной хоровой капеллы Грузии в Большом зале консерватории] / К. Птица // Советская культура. – 1978. – 28 нояб. (№ 95). – С. 5.

24. Птица, К. Хоровое искусство – основа музыкальной культуры / К. Птица // Со ветская музыка. – 1979. – № 7. – С. 28-37.

ХОРОВОЕ ИСКУССТВО - ОСНОВА МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ К. Птица Начиная разговор об актуальных проблемах развития, со- песня-тут я не могу удержаться еще от одной совсем малень вершенствования, пропаганды хорового искусства, считаю кой цитаты из старинного музыкально-философского тракта необходимым подчеркнуть, что, видимо, не случайно ста- та - «это соединение усердного голоса с душевным умилени рейшим и одновременно наиболее массовым объединением ем».

музыкантов — любителей и профессионалов в нашей стране Все это делает хоровое пение неизменным средством стало Русское хоровое общество. идейно-эстетического воспитания, нравственного возвыше Пение и его высшая форма — хоровое искусство — под- ния советского человека.

линный первоисточник и надежная, незаменимая основа всей Вот таковы, мне кажется, древнейшие и вместе с тем веч музыкальной культуры в отдаленном прошлом и в наши дни, ные, непреходящие причины, которые обеспечивают хоро как бы сложна, многообразна и неоднородна ни была эта вому искусству первостепенное место во всей системе музы культура сегодня. На протяжении многих веков философы, кальной культуры народа.

историки и теоретики искусства спорят о путях и причинах На протяжении веков хоровое искусство России прошло возникновения музыки. Но все они сходятся в том, что она гигантский путь развития. Итоги этого пути — бесценные родилась прежде всего как пение, вместе со словом, а то и до шедевры нашего народного многоголосия, необъятные и по его возникновения, что человеческий голос был первым му- ка еще мало освоенные сокровища профессионального хоро зыкальным инструментом. вого творчества, самобытные традиции певческого исполни Идея о первичной, основополагающей роли пения очень тельства, богатое многоцветье местных манер и стилей Рос характерна для русских музыкантов-мыслителей. В этом, сии, в том числе национальных автономных республик, кра быть может, косвенно отражается самобытный- склад нашей ев и областей.

национальной музыкальной культуры, культуры по преиму- Известно, что народное музыкальное творчество в про ществу вокальной, песенной, протяжно-певучей. шлом развивалось стихийно, нередко третировалось властя В высказываниях выдающихся деятелей искусства весьма ми, подвергалось гонениям и преследованиям. Хочу напом далекого уже прошлого самое понятие «музыка» нередко нить слова Владимира Васильевича Стасова, писавшего, что отождествлялось с пением. Еще в середине XVII века автор у нас, в России, «никто не думал о действительном музы знаменитой «Мусикийской грамматики» Николай Дилецкий кальном воспитании нашего народа, никто еще не раскрывал писал: «Что есть музыка? Музыка - слово греческое, по- ему настежь двери, никто не посвятил ему всего своего вре славянски же это пение, иже сердца человеческие возбужда- мени и таланта».

ет к увеселению или к жалости». В старинной рукописной В наши дни в стране созданы огромные возможности для «Книге о седьми свободных мудростях» говорится: «Аще музыкального воспитания народа. О подлинно массовом (хотя) и мал мир человека, но в естестве его содержится вся размахе самодеятельного художественного творчества сви музыка, ибо имеет он уста, и челюсти, и язык, и нёбо. С по- детельствовал посвященный ему Всесоюзный фестиваль. К мощью их создается музыка, медвяную сладость изливаю- большой нашей радости и гордости, он показал, что среди щая». множества разнообразнейших форм и жанров самодеятель Центральное, основополагающее место певческого ис- ности доминирующее положение заняло хоровое искусство, кусства в музыкальной культуре прошлого и современного широко представленное во всех своих основных видах. Хотя определяется глубокими естественными причинами. цифры сами по себе еще ничего не говорят, но не могу не Исключительная роль пения объясняется, в частности, привести здесь очень показательные, красноречивые данные:

таким его свойством, которое можно назвать всеобщностью. с 1965 года по 1971 год число участников любительских хо Я имею в виду глубочайший, если можно так сказать, демо- ров увеличилось с трех миллионов трехсот тысяч до четырех кратизм пения, его подлинную общедоступность, его миллионов четырехсот тысяч человек, то есть на одну треть, несравненную народность. а за следующие шесть лет хоровая самодеятельность вырос Для того чтобы петь — в одиночку или в ансамбле, в хо- ла примерно вдвое!

ре, — не требуется ни музыкальных инструментов, ни уме- Практика показывает, что уровень исполнительского ма ния играть на них, ни каких-либо особых условий. стерства лучших самодеятельных коллективов сегодня поз Певческому искусству присуща беспредельная гибкость в воляет им участвовать в премьерах сложных произведений образовании разного рода ансамблей: от дуэта и трио до современной советской музыки, исполнять труднейшие многочисленных гигантских хоров, звучащих на современ- классические партитуры, записывать на грампластинки кон ных праздниках песни. Коллективное, массовое начало, ярко цертные программы, блестяще выступать на международных выраженное в хоровом творчестве, подчеркивает социаль- конкурсах.

ный, общественный характер человеческой деятельности. Этот процесс — часть общего расцвета народного искус Эта объединяющая сила хорового пения всегда была важ- ства в Стране Советов, результат постоянной и неустанной нейшей отличительной чертой, которая в наше время приоб- заботы Коммунистической партии и Советского правитель ретает колоссальное значение. ства о повышении культурного уровня трудящихся. Нагляд Невозможно переоценить и связь хорового искусства со ным проявлением ее стало недавнее постановление ЦК словом, притом, как правило, с поэтическим словом, с худо- КПСС «О мерах по дальнейшему развитию самодеятельного жественными образами большой эмоциональной и смысло- художественного творчества». Важнейшее государственное вой насыщенности. Пение не только передает широкую гам- значение народного творчества впервые в истории законода му эмоционально-образного мира поэзии, ее идейно- тельно закреплено в новой Конституции СССР.

смысловую сферу, но и раскрывает внутренний мир поющих Все это выдвигает перед деятелями хорового искусства людей. Известно, что поющий человек переживает мысли и новые ответственные задачи. Мне хочется поделиться сооб чувства, заложенные в тексте, как свои личные. Потому что ражениями о насущных проблемах, тенденциях и перспекти вах нашей работы, в первую очередь в области академиче- Коммунистической партии и Советского государства. К со ских - камерных и больших хоров. жалению, аналогичного процесса мы пока не наблюдаем в Академические хоры с их многогранной палитрой выра- сельских районах. Главная причина — нехватка квалифици зительных певческих средств, богатством и широтой репер- рованных хормейстеров на селе, а также нерациональное ис туара нельзя не признать вершинным явлением хорового ис- пользование выпускников музыкальных училищ и даже ву полнительства. Таким коллективам доступны сочинения лю- зов, ограничивающееся, как правило, педагогической рабо бых жанров — от ораторий до массовой хоровой песни и той.

миниатюры а сарpella, любых стилей — от старинной и клас- Хочу подчеркнуть, что конкурсная программа фестиваля сической музыки до образцов современного хорового письма отличалась весьма строгими требованиями, жестко опреде и фольклора. Поэтому именно академическое пение в лявшими для конкурсантов и степень владения вокально наибольшей степени способствует воспитанию разносторон- хоровыми навыками и характер репертуара. Ориентация на него эстетического вкуса, обладает огромной силой идейно- высокий уровень художественных и технических требова художественного воздействия на широчайшие массы слуша- ний, на конкретные «эталонные» образцы хоровой музыки телей. сослужила хорошую службу, поскольку в конечном счете Признание ведущей роли коллективов академического сказалась на качестве работы коллективов.

типа в общей системе хорового искусства проявилось, в Сейчас, когда начинается подготовка к новому Всесоюз частности, в том, что лучшие из них отмечены премией Ле- ному фестивалю, нужно учесть положительный опыт, накоп нинского комсомола — одной из самых высоких и почетных ленный при определении условий и программных требова наград в нашей стране. Ее лауреатами стали Хор молодежи и ний прошлого фестиваля.

студентов Московского хорового общества, капелла Томско- *** го университета, мужской хор Московского инженерно- В развитии самодеятельных хоров наряду с успехами су физического института. ществуют и недостатки и трудности. Да и сам рост народно Коллективы высокого исполнительского уровня у нас не го творчества постоянно выдвигает новые проблемы. По единичны. На зональных и областных смотрах Всесоюзного прежнему актуальны вопросы стабильности состава люби фестиваля отлично показали себя многие любительские ака- тельских академических хоров, повышения квалификации их демические хоры. Их музыкальная культура обнаружилась руководителей, совершенствования методики музыкально не только в исполнительском мастерстве, но и в самом ре- воспитательной работы (обо всем этом говорилось в докладе пертуаре, подобранном с хорошим вкусом и художествен- и в выступлениях делегатов Третьего съезда ВХО).

ным тактом. В этом отношении примером могут служить Мне хотелось бы сказать о другом. В Постановлении ЦК программы названных коллективов, а также хора Новоси- КПСС отмечалось, что у нас не полностью используются бирского хорового общества, Ленинградского камерного хо- возможности для привлечения к художественному творче ра, Архангельской и Вологодской капелл, хоров Петрозавод- ству все более широких масс трудящихся. К сожалению, та ского, Кемеровского университетов, Новосибирского элек- кого упрека заслуживает и хоровая самодеятельность.

тротехнического института. Сколько бы мы ни радовались росту мастерства хоровых Так, например, на афише Камерного хора Новосибирско- коллективов, нас не может не тревожить тот факт, что в от го хорового общества удачно сочетаются такие контрастные дельных автономных республиках, краях, областях за по по характеру, стилистике, национальной окраске сочинения, следнее время число хоров уменьшилось, а это ведет к сни как песня А. Долуханяна «И мы в то время будем жить», жению воспитательной роли хорового искусства. Обращают «Долури» А. Мачавариани, работа новосибирского компози- на себя внимание и некоторые другие процессы, заслужива тора З. Бляхера «Сибирские прибаутки», мадригал Орландо ющие, как мне кажется, исследования не только музыкантов Лассо «Matonna mia сага». Жюри зонального показа в Горь- исполнителей, музыковедов, организаторов хорового дела, ком специально отметило смелый творческий поиск акаде- но и ученых-социологов. (Кстати, наша хоровая самодея мического хора Ярославского моторного завода, увлеченно и тельность, к сожалению, не избалована вниманием предста ярко исполнившего финальный хор «Слава искусству» из вителей этой почетной и весьма практически полезной Первой симфонии Скрябина. Подлинным совершенством от- науки.) Так, явно наметилась тенденция к уменьшению чис личалась интерпретация «Crucifixus» Лотти хором Петроза- ла высококлассных академических женских хоров и вокаль водского университета. Такие примеры можно умножить. ных ансамблей. В шестнадцати зональных показах по Рос За последние годы в РСФСР наблюдается количествен- сийской Федерации участвовало лишь пять женских коллек ный, а главное, качественный рост студенческих академиче- тивов, в то время как мужских было более двадцати, и почти ских коллективов. Растет, пусть не столь быстрыми темпами, все они продемонстрировали хорошую подготовку и инте число рабочих капелл, заметно омолодился их состав. ресный репертуар, чего нельзя сказать о большинстве жен Огромную радость доставил всем нам превосходный ских хоров.

мужской хор электролизного цеха Богословского алюминие- По-видимому, специалистам и организаторам хоровой вого завода Свердловской области, существующий сравни- самодеятельности следует подумать о причинах этого отри тельно недавно, но уже достигший уровня мастерства, поз- цательного явления, найти средства для его преодоления, так воляющего успешно петь четырехголосные произведения без как отсутствие женских академических коллективов в Рос сопровождения. сийской Федерации обедняет нашу хоровую палитру, ис Надо отметить интенсивное развитие многоголосного хо- ключает из музыкального обихода целый пласт прекрасной рового пения в автономных республиках, где такая форма музыки, написанной для этого состава. Отсутствие исполни исполнительства не является традиционной. Успешно вы- телей, в свою очередь, немедленно влечет за собой падение ступали на фестивале академические хоры из Татарской, интереса композиторов к созданию новых произведений для Башкирской, Бурятской, Мордовской, Калмыцкой, Якутской женских хоров. Так одна негативная тенденция обусловлива АССР, автономных областей и национальных округов Севе- ет другую.

ра и Дальнего Востока. Это отрадное явление следует счи- Мне уже приходилось писать о тех сложных, порой пара тать результатом взаимовлияния и взаимообогащения наци- доксальных проблемах, которые возникают именно в резуль ональных культур народов СССР. Оно обусловлено сверше- тате развития наших любительских хоров. Было и, к счастью, ниями Октябрьской революции, национальной политикой давно миновало то время, когда в хоровую самодеятельность вовлекали чуть ли не в приказном порядке. Сегодня там, где хорошо поставлена работа, желающих петь обычно много. распространение камерных хоровых коллективов, не только Так много, что попасть в хор можно только по конкурсу. Ну, профессиональных, но и самодеятельных. Значение этой а как быть тем, кто «не прошел»? Ведь ясно, что право и тенденции несомненно очень велико. Камерный хор, уже возможность заниматься любимым делом должен иметь благодаря немногочисленности состава, может функциони каждый советский человек - это теперь закреплено Консти- ровать практически везде: в селе и в рабочем поселке, в са туцией СССР! мых глухих и отдаленных районах, он подвижен, так сказать, Очевидно, наряду с любительскими коллективами выс- транспортабелен, не требует для концертов большого зала, шего уровня, необходимо создавать и другие - начальные, может выступать даже в красном уголке. Привлекательная подготовительные... Так - в идеале, но практически может ли особенность камерного хорового музицирования заключает предприятие, даже большой крупный вуз, совхоз иметь два- ся в том, что оно представляет большие возможности для три хора? Быть может, Правлению Всероссийского хорового проявления индивидуальных творческих данных отдельных общества стоит подумать о каких-то мерах помощи в орга- участников таких ансамблей.

низации дополнительных хоров тем предприятиям, где уже Многие самодеятельные камерные хоры объединяют в есть сильный хоровой коллектив. своих рядах не только любителей музыки, но и профессио Вообще, памятуя о массовости хоровой культуры как нально подготовленных музыкантов, и не только вокалистов, главном ее качестве, мы должны значительно больше внима- но и инструменталистов, музыковедов, студентов музыкаль ния уделять хорам, условно говоря, «второй группы», или, ных учебных заведений. Это положительно сказывается на пользуясь спортивной терминологией, «класса Б», а может общей музыкальной культуре и на исполнительском уровне быть, и «класса В». камерных хоров. Лучшие из них, такие, как великолепный Нельзя забывать, что такие превосходные коллективы, хор под руководством В. Минина (среди профессиональных как хоры молодежи и студентов при хоровых обществах коллективов), хоры В. Чернушенко из Ленинграда, Б. Певз Москвы и Краснодара, камерные - из Воронежа, Горького, нера из Новосибирска (среди любительских), заслуженно Ленинграда, Новосибирска, Челябинска, хор любителей пе- пользуются огромной популярностью.

ния при Ленинградском хоровом обществе, Архангельская, Интересно отметить, что первоначально камерные хоры Вологодская, Камчатская капеллы, рабочие хоры из Иванова, возникали только в крупных консерваторских центрах, а те Костромы, Челябинска, студенческие - Ленинграда, Петроза- перь они появляются и очень успешно, плодотворно работа водска, Томска, Свердловска, мужские хоры Ивановского и ют во многих отдаленных, сравнительно небольших городах.

Калужского хоровых обществ - коллективы, которым мы за- Показательно, что, наряду с ленинградским и новосибирским служенно уделяем много внимания и забот, - это лишь не- коллективами, лауреатами Всесоюзного фестиваля стали ка большая часть всех любительских хоров. А ведь от уровня и мерные хоры из Прокопьевска (Кемеровская область), Пет состояния последних зависит общая картина нашей массовой ровска-Забайкальского (Читинская область), Красногвардей певческой культуры. ска (Краснодарский край).

Забота о художественном росте основной массы наших Стремительный организационный и творческий рост ка хоров, ликвидация музыкально-технической и вокальной ма- мерных хоров, повторяю, весьма отрадное и перспективное лограмотности - это очень сложная, трудоемкая, но исклю- явление, заслуживающее поддержки, тем более, что и у них чительно важная и злободневная задача. есть свои трудности и проблемы. Однако в последнее время Видимо, необходимо найти какие-то свои формы работы в связи с развитием коллективов подобного типа приходится с коллективами упомянутого выше уровня, в частности, слышать, что именно им и только им принадлежит завтраш смотры и конкурсы целесообразнее проводить дифференци- ний день хоровой культуры, что времена больших хоров рованно, объединяя соревнующихся по степени достигнуто- прошли. Думаю, что подобное противопоставление жанров го ими исполнительского умения. Это будет стимулировать не принесет пользы ни камерным, ни большим, ни народным творческий рост хоров и одновременно избавит певцов от хорам, ни всему нашему делу в целом.

того гнетущего ощущения безнадежности, которое неизбеж- Хочется напомнить, что массовость лежит в самой при но возникает у.них при соревновании с участниками более роде такого коллективного вида творчества, как хоровое ис квалифицированных коллективов. кусство, что основой русской народной и профессиональной Подобный опыт накоплен, например, в Башкирии, где хоровой культуры всегда были эпическое начало, могучая республиканское хоровое общество продумало и осуществи- певческая кантилена, монументальная мощь звучания, мас ло четкую классификацию хоровых коллективов в зависимо- штабность форм и образов. Все это в полной мере доступно сти от их исполнительского мастерства и художественной только крупным хорам.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.