авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ИНСТИТУТ ИЗУЧЕНИЯ ИЗРАИЛЯ И БЛИЖНЕГО ВОСТОКА КОВТУНОВ А.Г. ПРОБЛЕМЫ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН МАГРИБА (80–е – середина 90–х годов)) ...»

-- [ Страница 4 ] --

Фундаментализм в Марокко можно охарактеризовать пока лишь как одну из форм социального протеста, получившей распро странение в основном в городах среди определенных слоев интел лигенции, учащейся молодежи, безработных и маргинальных эле ментов. Однако активизации фундаменталистских настроений в стране способствуют обострение экономического кризиса и рост безработицы. Все исламистские группы в Марокко работают неле гально. Лидер основного исламского движения "Аль–Адль валь– Ихсан" А.Ясин считает, что открытая борьба с королевским режи мом является преждевременной (164). Тем не менее марокканские власти отчетливо осознают опасность фундаментализма и ведут с ним непримиримую борьбу. Вне закона поставлены любые его про явления. Под наблюдением полиции находятся активисты и руко водители фундаменталистских организаций. Однако, несмотря на меры властей, движение исламских фундаменталистов продолжа ет действовать. Свидетельством его живучести явилась майская 1990 г. демонстрация исламистов в Рабате, имевшая целью про демонстрировать единство и решимость действий "истинных му сульман".

Серьезная озабоченность властей и общественности страны была вызвана тем обстоятельством, что такого рода выступление на религиозной основе впервые в истории независимого Марокко имело место и происходило в условиях активизации исламского движения в соседних государствах. Участие в манифестации исла мистских групп из разных городов страны еще раз подтвердило способность фундаменталистского движения оперативно мобили зовывать своих сторонников. О росте исламистских настроений и опасности этого явления для всех сторон общественной жизни свидетельствуют и участившиеся студенческие волнения на рели гиозной почве (в частности, в Касабланкском и других университе тах страны в 1991–1992 гг.), их столкновения с силами безопасно сти, имеющие место акты неповиновения властям (233, 241, 273).

В интервью французской газете "Фигаро" Хасан II заявил 9 ян варя 1992 г., что "исламский экстремизм, как и любой другой, явля ется опасностью, поскольку он есть выражение обскурантизма и проявляется в той или иной форме диктатуры". Интегризм, по его словам, "проявляется тогда, когда дают возможность обостряться нашим внутренним противоречиям. Интегристы есть во всех рели гиях. Что же касается исламского экстремизма, то один из ответов заключается в том, чтобы лучше изучать арабский язык, поскольку это язык Корана. Ведь мусульманин, который не владеет им доста точно хорошо, вынужден обращаться за помощью к переводчику– мулле, который может интерпретировать Коран или Пророка, как угодно. Если бы каждый мусульманин мог самостоятельно читать Коран – было бы меньше интегризма" (168).

Деятельность исламских фундаменталистов отмечается также в Ливии и Мавритании. Но если в СНЛАД борьба с фундаментали стами является одной из основных задач М.Каддафи, видящего в них единственную силу, способную отстранить его от власти, то в Мавритании они получают широкую поддержку. Этому способству ет традиционное влияние ислама и та роль, которую играют в об щественной жизни государства мусульманские духовные лица, а также низкий уровень социально–экономического развития страны в целом. В этой связи в последнее время отмечается лояльная позиция руководства Мавритании по отношению к исламским экс тремистским организациям. Об этом свидетельствуют периодиче ски имеющие место амнистии боевиков, а также не встречающее противодействия властей активное использование интегристами мечетей для идеологической обработки населения.

Таким образом, исламский фундаментализм как идейно– политическое направление воинствующего ислама имеет под со бой объективную социально–политическую основу. Реальная поли тическая практика мусульманского мира свидетельствует, что уни чтожить исламский фундаментализм представляется нереальным.

Он же в свою очередь способен эволюционировать, на каких–то этапах приспосабливаться к обстановке и при определенных усло виях вновь возрождаться, зачастую принимая самые неожиданные формы (68).

Очередным испытанием для магрибского единства стал во прос о расширении рамок САМ за счет принятия Египта в члены этой организации. В сторон у положительного решения данного вопроса склоняются Алжир и Ливия. Более сдержанную позицию занимают другие участники Союза. При этом в Рабате и Тунисе опасаются, что после принятия в САМ Египта, основного политиче ского партнера США в Северной Африке, они потеряют тот вес, который они, как участники Союза, имеют во внешнеполитическом курсе Вашингтона в Средиземноморье и в Союзе арабского Магри ба (289).

Что же привело Египет к мысли о вступлении в Союз арабского Магриба, организацию, испытывающую серьезные трудности на пути к реальному объединению и переживающую сложный период своего существования?

Однозначно ответить на этот вопрос вряд ли удастся. Но ана лиз деятельности Египта в рамках Совета арабского сотрудниче ства (САС) свидетельствует о наличии у египетского руководства как политических, так и экономических причин. При этом ряд фак торов, побудивших Египет к сближению с Ираком, Иорданией и ЙАР в рамках САС, совпадет с нынешними. Это все то же стрем ление играть роль лидера в арабском мире, желание сбывать ору жие и военную технику своего собственного производства, а также другую продукцию в соседние по региону страны, это и проблема рабочей силы, а также стремление стать лидером в САМ с тем, чтобы противостоять "богатому" ССАГПЗ.

Это и ряд вновь возникших факторов: изоляция Ливии и веро ятность того, что она поддержит Египет в интересах снятия эмбар го;

создание системы региональной безопасности в Средиземно морье;

стремление выйти с помощью членов САМ на европейский рынок сбыта своей продукции;

желание объединить усилия в борь бе с фундаментализмом, охватившим, хотя и в различной степени, все государства Северной Африки.

Еще одну группу противоречий составляют проблемы двусто ронних отношений между странами Магриба.

Центральное место в этом плане занимают мароккано– алжирские отношения. Именно от их состояния, как это уже не раз отмечалось, в первую очередь зависит ситуация в Магрибе. Кроме того, в Рабате еще исходят из того, что от уровня двусторонних связей зависит и безопасность страны, поскольку Алжир является единственным соседним государством, откуда исходит опасность для Марокко с точки зрения проникновения исламского экстремиз ма и возможной в связи с этим дестабилизации внутриполитиче ской обстановки.

С момента получения Алжиром независимости отношения между двумя странами традиционно носили сложный, противоре чивый и нестабильный характер, несмотря на историческую, рели гиозную и культурно–этническую близость. После первого кризиса между Марокко и Алжиром в 1963 г., который вылился в открытый вооруженный конфликт и надолго наложил отпечаток на двусто ронние отношения, они не раз были на грани новых столкновений, особенно в первые годы после возникновения проблемы Западной Сахары. Хотя периоды напряженности чередовались сближением и разрядкой, взаимное недоверие в той или иной степени неизмен но оставалось тем фоном, на котором развивались мароккано– алжирские связи.

Причины этого были обусловлены рядом факторов. На труд ности, вызванные марокканскими территориальными претензиями к Алжиру наложилась почти полярная противоположность в поли тической ориентации двух стран и моделях внутреннего развития во времена "холодной войны". Глубокие политические различия стали катализатором соперничества между Марокко и Алжиром за влияние и лидерство в регионе, к которому их объективно распола гало и примерное равенство людских, военных и в меньшей степе ни экономических потенциалов (см. приложения 5, 9). С мароккан ской стороны традиционными стали обвинения Алжира в гегемо низме, стремлении превратиться в "Пруссию Магриба", тогда как алжирцы упрекали Марокко в территориальном экспансионизме, ссылаясь на выдвигавшиеся в разное время претензии к Маврита нии, Алжиру и Западной Сахаре.

Возникший в 1975 г. конфликт из–за Западной Сахары стал следствием противоборства двух стран и в то же время дополни тельным источником разногласий между ними, давлеющим на вза имные отношения все последующие годы. Вместе с тем, констан той политики Хасана II на алжирском направлении оставалось стремление не доводить дело до взрывоопасной ситуации, т.е. до возникновения вооруженной конфронтации.

Руководствуясь естественным стремлением к стабильности в Магрибе и обеспечению оптимальных условий для внутреннего развития, марокканская сторона, как впрочем и алжирская, неодно кратно предпринимала попытки нормализовать и улучшить двусто ронние отношения. Наиболее далеко процесс сближения зашел в последние годы пребывания у власти президента АНДР Ш.Бенджедида, с которым Хасан II установил хороший личный кон такт и был близок к взаимопониманию относительно возможной формулы западносахарского урегулирования.

После отставки Ш.Бенджедида отношения вновь стали спол зать по наклонной плоскости, если не считать короткого периода руководства Алжиром Мухаммеда Будиафа, который был доста точно благожелательно настроен к Марокко. Хотя в Рабате и подо зревали, что М.Будиаф является по сути заложником военных кру гов, обладающих реальной властью в стране, но все же питали некоторые надежды на возможность достижения с ним договорен ности по Западной Сахаре. Чтобы укрепить позиции М.Будиафа и тех кругов в алжирском руководстве, которые склонялись к компро миссному решению этой проблемы, Хасан II в июне 1992 г. пошел на принятие конвенции о границах с Алжиром, тем самым фор мально закрыв пограничный спор между двумя странами (65).

После убийства М.Будиафа в июне 1992 г. в руководстве Ал жира, по марокканским оценкам, окрепли позиции представителей армии и управленческой элиты, наиболее жестко настроенных в вопросе о Западной Сахаре и в отношении Марокко в целом. Диа лог между Рабатом и Алжиром заметно утратил былую динамику и в последующие годы не состоялось ни одной встречи на высшем уровне, хотя на первом этапе создания Государственного совета Алжира Хасан II выступил с инициативой о визите в Марокко его тогдашнего председателя Ахмеда Кафи. Попытки обсуждения за падносахарской проблемы предпринимались и в ходе визита в Рабат в феврале 1993 г. министра иностранных дел Алжира Р.Малека, однако и они оказались безрезультатными.

В тех условиях Рабат избрал откровенно выжидательную так тику в отношении Алжира, в частности по вопросу развития двусто роннего сотрудничества, прямо увязывая любой процесс в этом плане с изменением алжирской позиции по западносахарскому урегулированию. Многократно выдвигавшиеся алжирцами предло жения принять конкретные меры по активизации связей, включая торгово–экономические, вынося за рамки проблему Западной Са хары, марокканцы встречали весьма прохладно (65).

Речь, разумеется, не шла о полном свертывании двусторонних связей. Велась работа над осуществлением крупного проекта стро ительства газопровода "Магриб–Западная Европа". Осуществля лись контакты на уровне комиссий и рабочих групп в рамках Союза.

Назначение на пост главы алжирского государства в январе 1994 г. Ламина Зеруаля практически не повлекло за собой каких– либо изменений в состоянии двусторонних отношений, хотя марок канцы были склонны скорее к положительным оценкам его личных качеств, выделяя безупречность репутации и готовность к диалогу.

В то же время показательно, что после назначения Л.Зеруаля ни та, ни другая сторона не выступила с инициативой проведения кон тактов на высоком политическом уровне.

Марокканская сторона стремилась не допускать шагов, кото рые могли бы вызвать дальнейшее понижение уровня межгосудар ственных отношений. В целом Рабат исходил из того, что суще ственных изменений в существующем режиме Алжира не произо шло (очевидней только стал его военный характер), и следует быть готовым к различным вариантам развития событий, в т.ч. возмож ности обострения напряженности в двусторонних отношениях. На этот случай были предприняты меры по укреплению границы с Алжиром.

Таким образом, несмотря на уход в прошлое идеологических и политических разногласий, разделявших Марокко и Алжир во вре мена "холодной войны", их отношения и в середине 90–х гг. по– прежнему характеризуются нестабильностью, взаимной подозри тельностью, обусловленными прежде всего традиционным сопер ничеством и продолжающимся политическим противостоянием из– за судьбы Западной Сахары. Неурегулированность этой проблемы может привести к новым осложнениям между Марокко и Алжиром и ухудшению обстановки в Магрибе в целом, хотя обе стороны, судя по всему, не заинтересованы доводить дело до острой конфронта ции.

Сложный путь прошли и ливийско–тунисские связи. После вос становления дипломатических отношений в декабре 1987 г., пре рванных в 1985 г. в результате расхождения во взглядах по вопро сам внешней политики, последовало некоторое улучшение отно шений. В 1988–1989 гг., когда стороны обменялись визитами на высшем уровне, был подписан ряд соглашений, создана смешан ная комиссия по сотрудничеству. К середине 90–х гг. развитие дву сторонних связей представляло собой сложный и многоплановый процесс с видимыми и скрываемыми трудностями.

Политика Ливии, характеризовавшаяся противоречивым и по рой весьма прямолинейным подходом к решению международных и внутренних проблем, нежеланием идти на компромиссы, аполо гетикой утопических идей "третьей мировой теории" М.Каддафи, а отсюда – претензиями на роль лидера развивающихся стран, а также практическими действиями по консолидации под своей эги дой оппозиционных и революционных сил "третьего мира" породи ла в Тунисе (а также в различной степени и в других странах САМ) устойчивые недоверие и настороженность к своему радикальному и хорошо вооруженному соседу (35). Кроме того Тунис, стремясь в силу своих экономических интересов к политическому сотрудниче ству с западными государствами, зачастую опасался и избегал подобного сотрудничества с Ливией, ограничивая двусторонние отношения экономическими интересами, техническими и культур ными связями, да и то в масштабах, не соответствующих возмож ностям сторон.

Показателен тот факт, что на празднование 25–й годовщины ливийской революции – 1 сентября 1994 г. – в Триполи, за исклю чением Л.Зеруаля, не прибыли главы государств других участников САМ. Визит же Л.Зеруаля был, вероятно, обусловлен прежде всего его стремлением заручиться поддержкой М.Каддафи по перекры тию каналов поддержки алжирских интегристов из Судана и Ливии.

Определенная тенденция к обострению в ливийско–тунисских отношениях обозначилась в 1994 г. Это нашло свое выражение практически во всех областях двусторонних связей. В частности, руководство СНЛАД крайне болезненно отреагировало на действия тунисских властей по установлению связей с Израилем. Недоволь ство ливийского руководства вызывает и пассивная позиция Туниса по "делу Локкерби". В экономической области напряженность воз никла из–за несоответствия реальной стоимости ливийского дина ра к тунисскому, что привело к образованию на территории Туниса огромных запасов ливийской национальной валюты. Это способ ствует вывозу значительного объема более дешевых ливийских товаров и ведет к инфляции и росту цен на внутреннем рынке Ли вии.

В качестве ответных мер ливийские власти провели в октябре– ноябре 1994 г. демонстративную акцию против основного источни ка поступления твердой валюты в бюджет Туниса – туризма, рас пространив информацию о якобы имеющихся на территории Туни са случаях заболевания холерой. Кроме того, ливийцы приостано вили практику использования аэропорта Джерба для обслуживания прибывающих в Ливию официальных делегаций. Взамен ими было введено ежедневное курсирование паромов по маршруту Триполи – Ла–Валетта (Мальта) и обратно. Велись также переговоры с Ал жиром о строительстве на его территории (вблизи ливийского при граничного города Гадамес) нового аэропорта.

Особую озабоченность режима М.Каддафи вызвало сближе ние между Тунисом и США в военной области, особенно серия учений тунисских вооруженных сил летом 1994 г. с приглашением американских военных наблюдателей, а также переговоры мини стров обороны двух стран в ноябре 1994 г. в Вашингтоне по вопро су укрепления и развития двусторонних связей. Такая ориентация военной политики Туниса оценивалась ливийцами как новая попыт ка США оказать давление на Ливию через ее отношения с сосед ними странами с учетом объективно существующих в них трудно стей.

Периодически обостряются ливийско–алжирские отношения.

Помимо сохраняющихся в течение 20 лет разногласий между Три поли и Алжиром по вопросу о территориальной принадлежности пограничного района Ас–Сахиль (общей площадью 19,3 тыс. кв.

км), остаются противоречия в области внутренней безопасности в обеих странах. Суть данных противоречий состоит в том, что ли вийское руководство считает Алжир одной из стран, содействую щих вооруженной внешней оппозиции путем размещения ее на своей территории. В свою очередь обеспокоенность алжирского руководства вызвана действиями режима М.Каддафи по оказанию моральной, военной и финансовой помощи и поддержки исламским боевикам.

В то же время следует отметить, что обострение ливийско– алжирских отношений в условиях международной изоляции и дав ления со стороны США и других стран Запада в принципе не вхо дит в планы ливийского руководства. В этой связи СНЛАД был предпринят ряд шагов, направленных на нормализацию двусто ронних отношений. В частности, 1 февраля 1994 г.

М.Каддафи направил приветственное послание Л.Зеруалю в связи с назначением последнего на пост президента Алжира и вы разил свою поддержку в деле стабилизации внутриполитической обстановки в Алжире (171). Однако новое алжирское руководство с недоверием отнеслось к предпринятым шагам ливийских властей и осуществило ряд ответных превентивных мер предосторожности, разработав специальный план по борьбе с исламистами. Он, в частности, предусматривал перекрытие путей снабжения фунда менталистов оружием и материальными средствами со стороны Джамахирии. При этом, в соответствии с планом, не исключалась возможность проведения рейдов на территорию СНЛАД с целью уничтожения лагерей алжирских исламистов и прекращения под держки ИФС со стороны режима М.Каддафи.

После состоявшихся в 1994 г. переговоров было достигнуто единство точек зрения по вопросу совместного преодоления суще ствующих трудностей. Алжир обязался пресечь деятельность ли вийской оппозиции на своей территории, а Ливия согласилась с необходимостью демаркации совместной границы и принятием необходимых мер по ужесточению пограничного контроля с целью воспрепятствования переброске оружия и боеприпасов из Судана через территорию Ливии в Алжир. Более того, сторонам удалось достичь существенного сдвига по целому ряду вопросов, касаю щихся сотрудничества в экономике, здравоохранении и других об ластях. С учетом совпадения многих позиций руководителей двух стран по ряду региональных проблем, таким как борьба с ислам ским фундаментализмом, поддержка борьбы Фронта ПОЛИСАРИО и др., к середине 90–х гг. можно констатировать прогресс в ливий ско–алжирских двусторонних отношениях.

Таким образом, на пути интеграции стран Магриба существует много проблем и трудностей, существенно препятствующих объ единительным процессам в регионе Северной Африки. Однако центральное место в этом плане все же занимает западносахар ская проблема, в урегулирование которой в той или иной степени втянуты практически все магрибинские государства и от решения которой зависит будущее Союза арабского Магриба.

2. Западносахарское урегулирование как основная проблема функционирования САМ Наиболее сложной проблемой региона Северной Африки яв ляется западносахарская проблема, затрагивающая в той или иной степени интересы практически всех стран Магриба. В этой связи представляется немаловажным рассмотреть данный вопрос более подробно.

Западная Сахара – территория на северо–западе Африки, со стоящая из Северной (Сегиет–эль–Хамра) и Южной (Рио–де–Оро) областей. На севере граничит с Марокко, на северо–востоке – с Алжиром, на юге и востоке – с Мавританией, на западе и северо– западе омывается Атлантическим океаном. Площадь – 266 тыс. кв.

м. Административный центр – Эль–Аюн.

Издавна на территории Западной Сахары расселились при шедшие из Северной Африки скотоводческие берберские племена.

В VIII веке территорию Западной Сахары затронула волна арабских завоеваний, ускорившая процесс ее исламизации и арабизации. В результате арабы заняли господствующее положение.

С XV века испанские и португальские колонизаторы предпри нимали попытки овладеть территорией Западной Сахары, но по стоянно сталкивались с решительным сопротивлением местных жителей. В 80–х гг. ХIХ века Испания объявила об установлении своего протектората над прибрежной частью западно–сахарской территории (Рио–де–Оро). Владение Испании получило название Испанская Сахара. В соответствии с испано–французскими согла шениями 1900, 1904 и 1912 гг. были определены границы испан ских владений. К середине 30–х гг. ХХ века под колониальным гос подством Испании оказалась и область Сегиет–эль–Хамра. Нацио нально–освободительная борьба сахарцев в 1956–1958 гг. была подавлена с помощью французского экспедиционного корпуса. В 1959 г. Западная Сахара была объявлена "заморской провинцией" Испании. После провозглашения в 50–х – начале 60–х гг. незави симости Марокко, Мавритании и Алжира активизировалось нацио нально–освободительное движение и в Западной Сахаре.

Вопрос о ликвидации испанского колониального управления в Западной Сахаре неоднократно ставился в ООН. В декабре 1965 г.

Генеральная Ассамблея ООН призвала правительство Испании немедленно принять необходимые меры для деколонизации этой территории. На последующих сессиях ГА ООН подтверждала право народа Западной Сахары на самоопределение. В 1970 г. в Эль– Аюне произошло крупное выступление против колонизаторов.

В мае 1973 г. был создан Народный фронт за освобождение Сегиет–эль–Хамра и Рио–де–Оро (Фронт ПОЛИСАРИО), выдви нувший программу борьбы народа Западной Сахары за самоопре деление и независимость. В 1974 г. Испания предоставила Запад ной Сахаре внутреннюю автономию и объявила о намерении про вести референдум о самоопределении Западной Сахары. В связи с этим Марокко и Мавритания, ссылаясь на историческую, географи ческую и этническую общность, потребовали деколонизации За падной Сахары и передачи этой территории им. Вопреки решениям ООН и Международного Суда, который также поддержал право сахарцев на самоопределение, Испания, Марокко и Мавритания заключили в ноябре 1975 г. соглашение, по которому Испания пе редала Западную Сахару под временное административное управ ление Марокко и Мавритании. Район Сегиет–эль–Хамра (с место рождением фосфоритов Бу–Краа) отошел к Марокко, Рио–де–Оро – к Мавритании. В декабре 1975 г. Испания начала вывод войск из Западной Сахары, на территорию которой вступили войска Марокко и Мавритании.

Фронт ПОЛИСАРИО выступил против раздела Западной Саха ры и развернул активные боевые действия против марокканских и мавританских войск. Часть гражданского населения обосновалась в лагерях беженцев на территории Алжира (близ г.Тиндуф). Фронт провозгласил себя единственным законным представителем наро да Западной Сахары и 28 февраля 1976 г. объявил о создании Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР).

В марте 1976 г. САДР была признана Алжиром. В знак проте ста Марокко и Мавритания разорвали дипломатические отношения с Алжиром. В связи с тем, что правительства США и Франции вы ступили на стороне Марокко и Мавритании и предоставили им во енную помощь для борьбы с Фронтом ПОЛИСАРИО, напряженная обстановка в Северо–Западной Африке еще более обострилась.

В тех условиях советское правительство высказалось в под держку законного права сахарского народа на самоопределение, что явилось поводом для заметного охлаждения мароккано– советских отношений. Однако вскоре руководство королевства убедилось, что СССР не намерен официально признавать ни Фронт ПОЛИСАРИО, ни САДР.

Западная Сахара неоднократно обращалась к Марокко и Мав ритании с призывом о прекращении военных действий и мирном урегулировании конфликта. В 1978 г. сахарский конфликт был пе редан на рассмотрение специального комитета Организации афри канского единства, который рекомендовал прекратить огонь в За падной Сахаре.

В августе 1979 г. правительство Мавритании подписало с Фронтом ПОЛИСАРИО соглашение о мире и вывело свои войска и администрацию из южной части Западной Сахары. После вывода мавританских войск вооруженные силы Марокко заняли террито рию Рио–де–Оро, которая была объявлена провинцией королев ства.

ООН неоднократно подтверждала право народа Западной Са хары на самоопределение и независимость, призывая Марокко вывести свои войска из Западной Сахары. В июне 1981 г. 18–я сес сия ассамблеи ОАЕ призвала стороны прекратить огонь и провести референдум о самоопределении народа Западной Сахары. Однако усилия африканских государств по урегулированию конфликта на основе признания права народа Западной Сахары на самоопреде ление, которое должно быть решено путем референдума, не при вели к положительным результатам.

Прогресс в направлении решения конфликта мирными сред ствами наметился лишь в конце 80–х гг., когда в регионе Северной Африки стали проявляться тенденции интеграции стран Магриба в политической, экономической и ряде других областей сотрудниче ства. Именно это побудило руководителей конфликтующих сторон и ряда заинтересованных стран предпринять конкретные шаги по разблокированию ситуации с тем, чтобы укрепить свои позиции как на региональном, так и на международном уровне, тем более, что ситуация, сложившаяся к тому времени в мире, способствовала разрешению спорных вопросов.

27 июня 1990 г. Совет Безопасности ООН принимает резолю цию № 658, содержавшую отдельные детали мирного урегулирова ния в Западной Сахаре. 29 апреля 1991 г. СБ ООН утверждает очередную резолюцию № 690, предусматривающую формирование Миссии ООН по проведению референдума по Западной Сахаре (МИНУРСО, см. приложение 10). Резолюция содержала также ряд конкретных решений, направленных на прекращение огня в зоне конфликта и проведение референдума.

Однако попытки ООН придать процессу западносахарского урегулирования необратимый характер в тот период не привел к положительным результатам. В докладе Совету Безопасности сентября 1991 г. генеральный секретарь ООН отмечал, что основ ные разногласия между конфликтующими сторонами возникают прежде всего из–за вопроса о том, кому предоставляется право участия в референдуме. Исходя из этого, генсекретарь согласился с предложением Марокко о том, чтобы списки голосования включа ли данные испанской переписи населения и дополнялись сахарца ми, проживавшими в регионе в 1974 г. и не участвовавшими в пе реписи, а также детьми, родившимися в этом регионе от отцов– западносахарцев. И, наконец, правоспособность голосования рас пространяется на жителей сахарских племен, которые могут под твердить, что они проживали в регионе непрерывно в течение 6 лет или 12 лет, но с перерывами, до 1974 г. (209).

Началом нового этапа решения западносахарской проблемы явилось принятие СБ ООН резолюции № 809 от 2 марта 1993 г., предусматривавшей детальный план подготовки и проведения в Западной Сахаре референдума под контролем международного сообщества.

В рамках реализации данной резолюции в мае–июне 1993 г.

была проведена серия консультаций Б.Гали и его специального представителя по западносахарской проблеме Якуб Хана с лиде рами конфликтующих сторон с целью сближения позиций по во просу определения качественного и количественного состава изби рателей. Результатом этой деятельности явилось проведение в июле того же года в Эль–Аюне первых двусторонних прямых кон тактов между представителями Марокко и Фронта ПОЛИСАРИО. С учетом этих встреч уже 3 августа был подготовлен доклад гене рального секретаря Совету Безопасности, в котором были учтены основные противоречия конфликтующих сторон и предложены ва рианты компромиссных решений по проведению переписи и иден тификации потенциальных избирателей. Однако надежды Б.Гали на продолжение прямого диалога и его результативность не оправ дались в связи с нежеланием самих участников конфликта достичь консенсуса (224).

Суть критериев, предложенных генеральным секретарем ООН, по допуску сахарцев к участию в референдуме сводилась к рас смотрению и установлению соответствия пяти категорий граждан, в т.ч.: состоявших в списках переписи, проведенной испанской адми нистрацией в 1974 году;

проживавших на момент переписи в За падной Сахаре в составе племен, но не внесенных в списки;

бли жайшие родственники вышеупомянутых категорий граждан;

дети сахарцев, родившиеся на территории Западной Сахары;

члены племен, проживавших на западносахарской территории до 1974 г.

без перерыва в течение 6 лет или с перерывами в течение 12 лет.

С целью придания нового импульса затянувшемуся процессу урегулирования, генеральным секретарем ООН 24 ноября 1993 г.

был разработан и представлен на рассмотрение СБ ООН пакет новых предложений по активизации деятельности Миссии ООН.

Документ предусматривал начать с декабря 1993 г. регистрацию населения на всей территории Западной Сахары, включая лагеря беженцев в Тиндуфе, и проведение идентификации граждан по вышеперечисленным критериям ООН. Рекомендовалось также направить усилия ООН на организацию диалога между заинтере сованными сторонами с тем, чтобы уже в середине 1994 г. прове сти референдум (169).

Перепись западносахарского населения и изучение персо нальных регистрационных документов была начата 6 декабря г. С целью создания климата доверия еще на этапе регистрации населения Я.Хан провел в январе 1994 г. личные встречи с коро лем Марокко Хасаном II, генеральным секретарем Фронта ПОЛИСАРИО М.Абдельазизом, а также консультации с министром иностранных дел Алжира М.С.Дембри, президентом Мавритании С.А.Тайа и его министрами иностранных и внутренних дел. Основ ной темой этих контактов было обсуждение ситуации в регионе, разъяснение сути принципов идентификации и поиск путей выхода из кризиса.

Аналогичные по содержанию встречи были проведены на са харской территории со стороны администрации Миссии ООН по проведению референдума по Западной Сахаре (МИНУРСО). Так, в феврале 1994 г. в Эль–Аюне состоялась встреча председателя комиссии ООН по идентификации Э.Енсена и командующего воин ским контингентом ООН в Западной Сахаре генерала А.В.Баэлена с министром внутренних дел Марокко Д.Басри. Марокканская сто рона выразила поддержку усилиям ООН в проведении объективной переписи сахарских граждан и заявила о готовности оказать по мощь миссии ООН на всех этапах подготовки референдума. По результатам встречи было принято совместное коммюнике, со гласно которому марокканцы обязались предоставлять миссии ООН полную информацию по всем сахарцам, проживающим в Ма рокко, включая южные провинции, а также обеспечивать работу регистрационных пунктов во всех провинциях и префектурах.

17 января 1994 г. в Женеве состоялась встреча Б.Гали с пред ставителем Фронта ПОЛИСАРИО в ООН А.Бухари (член политбю ро Фронта ПОЛИСАРИО), на которой генеральный секретарь ООН в очередной раз справедливо подчеркнул необходимость налажи вания двустороннего диалога, оказания содействия деятельности МИНУРСО и напомнил, что в случае остановки этого процесса мо жет быть принято решение о свертывании деятельности ООН, что чревато возобновлением боевых действий в Западной Сахаре и усилением нестабильности во всем регионе (224).

На основании подготовленного в конце февраля доклада Я.Хана, в котором была дана весьма скромная оценка результатов первых трех месяцев реализации плана ООН, генеральным секре тарем в марте 1994 г. был подготовлен на рассмотрение Совету Безопасности развернутый доклад о состоянии и перспективах урегулирования сахарской проблемы. В данном докладе Б.Гали предложил три варианта возможного выхода из кризисной ситуа ции, сложившейся по западносахарскому вопросу.

Первый вариант ("А") предусматривал проведение регистра ции и идентификации всего взрослого населения сахарцев в пери од с марта по сентябрь 1994 г. и проведение самого референдума в конце того же года.

Календарный график реализации плана ООН по проведению референдума в соответствии с данным вариантом включал: анализ поступивших сведений о гражданах, изъявивших желание участво вать в референдуме и публикация полученных результатов (март– сентябрь 1994 г.);

проведение идентификации граждан и составле ние окончательного списка избирательного корпуса (июнь– сентябрь 1994 г.);

проведение мероприятий по освобождению граждан, заключенных по политическим мотивам обеими сторона ми, обмену военнопленными (под контролем Красного Креста), а также сосредоточению в указанных районах всех воинских форми рований, размещенных в Западной Сахаре и прекращению их пе редислокации (август–сентябрь 1994 г.);

проведение мероприятий по частичному сокращению марокканской группировки войск в са харской зоне, проведению программы репатриации беженцев, нейтрализации деятельности всех военизированных формирова ний и сил полиции, приостановке действия внутреннего законода тельства в части касающейся возможного ущемления свободного волеизъявления участников референдума (октябрь – 15 ноября 1994 г.);

проведение официальной предреферендной кампании (с 15 ноября 1994 г.);

проведение выборов и оглашение их результа тов (7–15 декабря 1994 г.);

утверждение результатов референдума и завершение деятельности миссии МИНУРСО (до 31 декабря 1994 г.).

Второй вариант ("В") предусматривал проведение Миссией ООН в течение трех месяцев (до 30 июня 1994 г.) одновременно с регистрацией населения и мероприятий, направленных на прове дение диалога между конфликтующими сторонами с целью дости жения взаимоприемлемых решений по процедуре определения списков избирателей. На основании анализа этой работы и достиг нутого взаимопонимания сторон 15 июля 1994 г. должен был быть подготовлен доклад генерального секретаря ООН и принято реше ние Советом Безопасности о дальнейшей деятельности миссии ООН.

Третий вариант ("С") предлагался на случай, если СБ ООН по результатам доклада признает отсутствие поддержки плана обеи ми конфликтующими сторонами. Он предусматривал два пути: или постепенно свернуть в установленные сроки деятельность миссии ООН, или приостановить начатый референдный процесс, сохранив при этом ограниченную группу военных наблюдателей для поддер жания режима прекращения огня (172).

В результате изучения предложенных Б.Гали вариантов, а также с учетом высказанных по ним мнений заинтересованных сторон, Совет Безопасности ООН 29 марта 1994 г. принял резолю цию № 907, в которой утвердил второй вариант плана ООН по уре гулированию западносахарского вопроса. Это решение явилось очередной попыткой международного сообщества повернуть про цесс урегулирования в рамки совместного участия сторон во всех акциях, проводимых ООН по разблокированию данной проблемы.

28 августа 1994 г. руководитель МИНУРСО Э.Енсен офици ально объявил о начале мероприятий по непосредственной иден тификации участников референдума с целью определения количе ственного и качественного состава избирательного корпуса. Одна ко ограниченные возможности идентификационной комиссии поз волили обработать лишь 2% от общего количества поступивших к тому времени бланков заявлений. Оценив невозможность практи чески реализовать идентификацию избирателей в намеченные сроки, Б.Гали представил 4 ноября 1994 г. внеочередной доклад в СБ ООН, в котором изложил ситуацию вокруг процесса идентифи кации и деятельности МИНУРСО. Он предложил также провести дополнительные консультации с заинтересованными сторонами и руководством миссии ООН для оценки обстановки, пересмотра графика урегулирования и определения возможных новых сроков проведения референдума с представлением по результатам по ездки очередного доклада в СБ ООН.

В конце ноября 1994 г. Б.Гали посетил районы деятельности МИНУРСО. В Алжире состоялись его встречи с президентом Л.Зеруалем. В ходе бесед алжирские власти выразили поддержку деятельности ООН в Западной Сахаре и подтвердили готовность к оказанию необходимой помощи в этом процессе, подчеркнув важ ность неукоснительного соблюдения всех положений плана обеими сторонами. 27 ноября 1994 г. Б.Гали встретился с генеральным секретарем Фронта ПОЛИСАРИО М.Абдельазизом. После посеще ния штаб–квартиры МИНУРСО в Эль–Аюне Б.Гали прибыл в Ра бат, где имел встречи с королем Марокко Хасаном II. В рамках об суждения плана урегулирования особый акцент был сделан на процесс идентификации и регистрации, в т.ч. на необходимость принятия комплекса мер по ускорению этого важного этапа подго товки референдума (175).

14 декабря 1994 г. Б.Гали представил СБ ООН доклад о ситуа ции в Западной Сахаре, результатах проведенных консультаций с заинтересованными сторонами, а также о перспективах и возмож ностях развертывания в полном составе Миссии ООН. В частности, было подчеркнуто, что референдный процесс сдвинулся с места и отмечается проявление политической воли сторон в сотрудниче стве с МИНУРСО. В то же время Б.Гали отметил, что если процесс идентификации не будет осуществляться продуманно и последова тельно к разумному удовлетворению обеих сторон, то возникающие в этой связи споры могут существенно отразиться на других аспек тах плана, и соответственно поставить под сомнение результаты референдума.

На основе анализа сложившейся к концу 1994 г. ситуации с разрешением сахарской проблемы Б.Гали предложил новый ка лендарный график продолжения операции ООН в Западной Саха ре: до 31 марта 1995 г. продолжить процесс идентификации и реги страции избирателей и по результатам достигнутого прогресса рекомендовать ООН начать переходный период 1 июня 1995 г.

(день "Д");

на 1 июня 1995 г. в соответствии с планом урегулирова ния все вооруженные формирования обеих сторон должны быть сосредоточены исключительно в установленных районах, после этой даты в кратчайшие сроки должны состояться обмен военно пленными и освобождение по амнистии политических заключен ных, задержанных по различным причинам лиц и репатриантов;

не позднее середины августа 1995 г. (день "Д" + 11 недель) должен завершиться процесс сокращения марокканских вооруженных сил, находящихся на территории Западной Сахары, должно быть при остановлено действие всех законов и отменены все меры, которые могли бы повлиять на проведение свободного и справедливого референдума;

в середине августа (в случае завершения процесса идентификации) должен быть опубликован окончательный список избирателей;

программа репатриации западносахарцев должна быть завершена к концу сентября (день "Д" + 17 недель). Эта дата является началом кампании по проведению референдума в соот ветствии со специально разработанным кодексом поведения;

про ведение референдума намечено на октябрь 1995 г. (день "Д" + недель) (176).

После изучения доклада генерального секретаря ООН и про ведения консультаций относительно дальнейшего мандата МИНУРСО Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 973 от 13 января 1995 г., в которой были одобрены предложения гене рального секретаря, включая и план–график дальнейшего прове дения операции ООН в Западной Сахаре.

Руководство Марокко в целом с удовлетворением восприняло новую резолюцию СБ ООН, поскольку в ней были сохранены все принципиальные положения плана урегулирования на основе ра нее принятых решений, прежде всего касающихся принципов иден тификации избирателей. В ней также отсутствовало указание для обязательного проведения диалога между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО. Именно это обстоятельство, по мнению Рабата, исключает внесение бесконечных корректив в план урегулирова ния.

Иную позицию заняли лидеры Фронта ПОЛИСАРИО. Неудо влетворенные итогами первого этапа идентификации, они пред приняли ряд новых политических и дипломатических демаршей, направленных на дискредитацию марокканского режима, отказы вающегося от ведения переговоров с руководством Фронта, а так же миссии ООН, деятельность которой осуществляется, по их за явлениям, исключительно в интересах Марокко. Причем на этот раз полисарцы апеллировали не в СБ ООН, где, как они считают, доминирует промарокканская позиция США, а в Европейский союз.

Этот расчет в значительной степени оправдался, поскольку гене ральному секретарю Фронта ПОЛИСАРИО М.Абдельазизу в ходе его поездки в марте 1995 г. в Брюссель и Страсбург удалось зару читься необходимой поддержкой со стороны руководства ряда европейских государств и добиться принятия Европейским парла ментом резолюции по западносахарскому вопросу, имеющей в целом антимарокканскую направленность (234).

Однако, несмотря на сохранявшиеся противоречия между Ма рокко и Фронтом ПОЛИСАРИО, к середине 1995 г. появились опре деленные позитивные тенденции в реализации планов ООН по западносахарскому урегулированию с перспективой проведения референдума в 1996 г.

Дополнительным импульсом активизации референдного про цесса послужила поездка в этот регион специальной делегации СБ ООН в начале июня 1995 г. Она позволила Совету Безопасности не только провести инспекторскую проверку деятельности миссии ООН, но и получить от лидеров заинтересованных сторон завере ния в поддержке операции ООН.

19 мая 1995 г. Б.Гали предложил СБ ООН скорректированный план подготовки и проведения референдума в январе 1996 г.

Новый график предусматривал ускорение идентификационно го процесса, завершение до конца сентября 1995 г. передислока ции вооруженных формирований в заранее согласованные районы, сокращение в соответствии с планом численности марокканской группировки в Западной Сахаре до 65 тыс. чел. и проведение с сентября по декабрь 1995 г. всех мероприятий переходного перио да, включая обмен военнопленными, освобождение политзаклю ченных и репатриацию граждан (178).

Однако уже в ноябре 1995 г. обстановка вокруг решения за падносахарской проблемы резко обострилась и приобрела тенден цию на свертывание операции Миссии ООН. Причиной этому по служила крайне негативная реакция марокканского руководства на предложения генерального секретаря ООН от 27 октября 1995 г.

ускорить референдный процесс путем упрощения процедуры иден тификации избирателей. По оценке Рабата, предлагаемые измене ния к ранее принятым критериям могут сократить "марокканский" электорат почти на 50% (180).

Ситуация осложнялась еще и тем, что в ходе визита короля Хасана II в Нью–Йорк в октябре 1995 г. и переговоров с представи телями госдепартамента США ему вновь было рекомендовано вступить в прямой диалог с руководством Фронта ПОЛИСАРИО (272). Более того, к этому визиту был приурочен доклад влиятель ной независимой американской организации по правам человека (HUMAN RIGHTS WATCH), который был направлен в СБ ООН и содержал многочисленные критические замечания в адрес Марок ко, выявленные этой организацией в районах проведения операции МИНУРСО (253).

Учитывая эти обстоятельства, король Хасан II в обращении к нации 6 ноября 1995 г. по случаю 20–й годовщины "Зеленого мар ша" (начало марокканизации Западной Сахары) заявил, что если мирный план ООН не будет реализован в строгом соответствии с ранее принятыми решениями, то Марокко оставляет за собой пра во отказаться от проведения референдума под эгидой ООН. Ко роль призвал население страны, в т.ч. проживающее в Западной Сахаре, быть готовым, в случае необходимости, принять участие в проведении национального плебисцита и на основании его резуль татов осуществить присоединение западносахарских территорий к Марокко (179).

Этот призыв короля получил широкий отклик в общественно– политических кругах королевства и был полностью поддержан все ми политическими силами страны, в т.ч. оппозиционными партиями и движениями.

Со своей стороны, лидеры ПОЛИСАРИО, обеспокоенные ре шимостью Марокко решить западносахарский вопрос в односто роннем порядке, предпринимают меры по укреплению своих пози ций в рамках мирного плана ООН. Так, лидер Фронта ПОЛИСАРИО М.Абдельазиз в ноябре 1995 г. совершил поездку в США, в ходе которой проинформировал представителей американского конгрес са о ситуации в регионе. При этом главное внимание в беседах было уделено деятельности МИНУРСО, которая, по словам поли сарцев, якобы действует исключительно в интересах Марокко (181).

Обвинения в адрес руководства Миссии содержались и в лич ном послании М.Абдельазиза на имя Б.Гали от 21 ноября 1995 г., в котором лидер Фронта призвал генерального секретаря ООН сде лать все возможное, чтобы разрешить проблему Западной Сахары путем проведения справедливого референдума под контролем международного сообщества (182).

Наряду с этим, основные надежды на поддержку своих требо ваний лидеры Фронта ПОЛИСАРИО по–прежнему связывают с руководством Алжира, а также ряда государств, в т.ч. Испании, Германии и Великобритании, проявляющих, по их словам, объек тивный подход к решению данного вопроса.

В конце декабря 1995 г. ситуация вокруг Западной Сахары вновь резко обострилась. Причиной нового кризиса послужило вы двинутое 20 декабря 1995 г. предложение Марокко приостановить деятельность САМ, последовавшее за обращением Алжира с письмом в СБ ООН относительно ускорения процесса идентифика ции участников референдума в Западной Сахаре. Реакция Марокко на новую инициативу ООН была крайне негативной. Позиция Раба та была выражена в послании премьер–министра Марокко А.Филали министру иностранных дел Алжира М.С.Дембри, в кото ром марокканская сторона, ссылаясь на неурегулированность ряда региональных проблем, в т.ч. по Западной Сахаре, предложила Алжиру, как нынешнему председателю САМ, приостановить дея тельность его исполнительных органов, ввиду их неэффективно сти. В послании отмечалось, что "приостановка деятельности ма грибинских институтов будет более правильной и спасительной для пяти стран Магриба, чем постоянная двусмысленность в отноше ниях между ними, которая нагнетается изо дня в день". А.Филали обвинил Алжир в том, что "АНДР проявляет себя как сторона, пря мо заинтересованная в проблеме Западной Сахары". По его мне нию, в недавнем послании М.С.Дембри на имя председателя СБ ООН, которое было направлено в ответ на предложения генераль ного секретаря ООН по "активизации процесса идентификации", Алжир занял позицию, которая радикальным образом отличается от принятой ранее алжирским правительством позиции по этому вопросу и выходит за рамки статуса наблюдателя, который имеет эта страна". Подобная позиция АНДР "не может не сказаться не только на урегулировании западносахарской проблемы, но и на межмагрибинских отношениях" (274).

Алжирское руководство расценило, и, как представляется, весьма справедливо, предложение Рабата как очередную попытку Марокко оказать политическое давление на Алжир с целью выну дить его отказаться от активного вмешательства в качестве заин тересованной стороны в решение западносахарской проблемы.

В сложившихся условиях в руководящих кругах марокканской армии усилились настроения в пользу силового решения западно сахарской проблемы. По оценкам военного командования, марок канская армия имела достаточно сил, чтобы осуществить быструю войсковую операцию по уничтожению опорных баз ПОЛИСАРИО и закрепиться в Западной Сахаре на перспективу. В частности, со гласно этим оценкам, западносахарская группировка ВС Марокко насчитывала около 120 тыс. чел., в то время как ПОЛИСАРИО мог ло реально противопоставить части общей численностью не более 15 тыс. чел. (228). При этом вероятность вмешательства в кон фликт алжирской армии расценивается в Рабате как весьма незна чительная.

Марокканская армия затребовала у руководства ооновской миссии разрешение на переброску средств ПВО из района Эль– Аюна в районы Махбеса, Смары и Гуэлта Земмур. Концентрация войск наблюдалась в районе Амгала на мароккано–алжирской гра нице. С середины декабря 1995 г. дислоцирующиеся в данном рай оне артиллерийские подразделения были выведены на огневые позиции, позволяющие поражать цели на территориях, контроли руемых ПОЛИСАРИО, а также на приграничных алжирских терри ториях. Осуществлялась передислокация марокканских войск и в районе Махбес (265). Отряды ПОЛИСАРИО в свою очередь кон центрировались в районе Бир Лалу, проводилось доукомплектова ние частей личным составом.

На наш взгляд, король Хасан II сдержанно отнесся к предло жениям военных, считая, что необходимо до конца использовать потенциал ООН. Только в том случае, если идея референдума о самоопределении Западной Сахары окончательно зайдет в тупик, король готов будет рассмотреть в Западной Сахаре варианты си лового вмешательства.

8 января 1996 г. в населенных пунктах Меденин (Тунис) и Абу– Каммаш (Ливия) состоялись встречи президента Туниса З. бен Али и ливийского лидера М.Каддафи. Главной темой беседы между главами двух стран было сложное положение, которое сложилось в САМ в связи с предложением Марокко заморозить деятельность этой организации из–за нерешенности проблемы Западной Сахары (262). Стороны высказались за сохранение САМ, что вполне объ яснимо: Тунис, не обладающий значительным военным потенциа лом, заинтересован в этой организации для сглаживания регио нальных противоречий, а Ливия заинтересована в поддержании видимости арабского единства и смягчения при помощи соседей международных санкций.

31 января 1996 г. в Алжире министры иностранных дел Алжи ра, Туниса и Мавритании, а также генеральный секретарь САМ обсудили проблемы данной организации. Однако марокканское правительство выразило недовольство по поводу того, что сове щание, на котором отсутствовали представители Марокко и Ливии, было представлено как встреча министров иностранных дел САМ.


Рабат также очень скептически отреагировал на заявление генсека САМ, сделанное им на встрече в Алжире, относительно благопри ятных перспектив для консолидации Союза (270).

Руководство Ливии предприняло в рамках САМ интенсивные посреднические усилия по урегулированию заметно углубившихся мароккано–алжирских противоречий, что рассматривается ливий ским руководством на современном этапе в качестве основного направления его деятельности по предотвращению распада САМ.

В рамках этих усилий ливийский лидер М.Каддафи на встрече в конце января 1996 г. с президентом Туниса З. бен Али добился согласия тунисского руководства на проведение совместной по среднической деятельности по данной проблеме. В этой связи сек ретарь ГНК Ливии по арабскому единству Дж.Феззани, а также ту нисский министр по делам арабского Магриба Бен Мустафа в этот же период провели серию интенсивных личных контактов с руко водством Марокко, Алжира, Мавритании и генсеком САМ М.Амаму, в результате чего 31 января король Марокко выступил с заявлени ем о готовности марокканского руководства к пересмотру позиции страны в отношении проблемы Западной Сахары, дав при этом высокую оценку соответствующим инициативам М.Каддафи. В частности, король Хасан II поддержал предложение ливийского лидера о временном прекращении переговорной деятельности на уровне исполнительных структур САМ одновременно с резкой ак тивизацией переговоров между руководством стран Союза в целях оперативного поиска решений по существующим в рамках САМ разногласиям и, главным образом, по проблеме Западной Сахары.

Марокканское руководство одобрило и предложение Ливии о пере носе на более поздний срок запланированной на конец февраля 1996 г. встречи в верхах руководителей стран арабского Магриба (268). Тем самым М.Каддафи, учитывая реальную возможность прекращения деятельности Союза, частично удовлетворил требо вания руководства Марокко по временной приостановке деятель ности всех структур САМ из–за ужесточения позиции Алжира по западносахарской проблеме. Наряду с этим, тунисским министром Бен Мустафой 30 января было достигнуто согласие руководства Мавритании на активизацию деятельности последнего в рамках Миссии ООН в Западной Сахаре в качестве наблюдателя от САМ (268). Принятие указанных мер было также вызвано неоднократ ными предупреждениями генсека ООН Б.Гали о возможности вы вода Миссии ООН из указанного района и полного прекращения посреднической деятельности ООН из–за неконструктивной пози ции Марокко и Алжира по западносахарскому вопросу. В результа те целенаправленных усилий ливийской и тунисской дипломатии как в рамках САМ, так и в ООН, Советом Безопасности 1 февраля 1996 г. было принято решение о продлении до конца мая 1996 г.

мандата Миссии ООН в Западной Сахаре (226).

Активная посредническая деятельность М.Каддафи, по мне нию автора, была вызвана осознанием ливийским руководством нарастающей опасности прекращения деятельности всех структур САМ, что угрожает Ливии потерей политической поддержки со сто роны стран Магриба на международной арене, утратой определен ного влияния в регионе Северной Африки, углублением политиче ской изоляции на фоне продолжающегося действия режима меж дународных санкций. Кроме того, подобной деятельностью руко водство Ливии стремилось показать международному сообществу свою способность активно влиять на политическую обстановку в регионе.

Таким образом, западносахарская проблема по–прежнему остается неурегулированной, несмотря на усилия ООН, ОАЕ, ЛАГ и собственно САМ. Складывающаяся ситуация вокруг процесса за падносахарского урегулирования свидетельствует о наличии до статочно глубоких противоречий между конфликтующими сторона ми в подходах и принципах организации референдума, которые в значительной мере определяют перспективы его проведения.

Усилия мирового сообщества урегулировать западносахарский конфликт пока не привел к положительным результатам. Причиной этого является тот факт, что ведущие мировые державы явно не заинтересованы в разрешении данной проблемы, поскольку по различным причинам не хотят портить отношения с государствами региона. Неоднозначную позицию занимает и российское руковод ство, с одной стороны, не признавая САДР, а с другой, заявляя о необходимости решения проблемы с учетом интересов конфлик тующих сторон.

В перспективе нельзя исключать очередного всплеска напря женности вокруг Западной Сахары, хотя дело вряд ли дойдет до серьезного кризиса, поскольку и Алжир и Марокко в настоящее время не заинтересованы в неконтролируемом ухудшении обста новки и ее выходе за "терпимые" для них рамки. Тем не менее при определенных условиях проблема Западной Сахары может быть преднамеренно выдвинута на авансцену магрибинской политики и искусственно доведена до стадии острого конфликта, который от разится на межгосударственных отношениях стран Северной Аф рики.

3. К вопросу о будущем Союза арабского Магриба За семилетний период своего существования Союз арабского Магриба так и не стал заметным субъектом международных отно шений, хотя и сыграл определенную позитивную роль в развитии и активизации региональных связей. Объективные факторы, под толкнувшие страны региона к образованию Союза – общность язы ка, религии, исторических корней, культуры, геополитическое поло жение, стремление к поддержанию стабильности и безопасности в регионе, объединение усилий в решении социально–экономических проблем – пока не смогли в должной мере возобладать над разли чиями в политических режимах, во взглядах на роль и задачи САМ, усилением интегристского влияния в мусульманском мире, недо статочным для интеграционных процессов уровнем развития эко номики.

В то же время создание в Северной Африке политико– экономического объединения явилось фактором, способным сни зить напряженность в отношениях между странами региона и поз волило перейти в ряде случаев от политики конфронтации к поиску компромиссных решений. Образование региональной организации и системы сотрудничества, вместе с тем, стало возможным в ос новном благодаря воле руководителей магрибинских стран и их готовности пойти на определенные уступки партнерам.

Семь лет существования САМ показали, что многие вопросы требуют глубокой проработки, а их осуществление – значительных инвестиций. Не по всем вопросам удается достичь взаимопонима ния сторон. Очень сильно сказывается ориентация магрибского экспорта и импорта на Францию и другие страны ЕС, что вынужда ет лидеров САМ признать тот факт, что отношения с европейскими странами все–таки имеют приоритетное значение, а магрибское сотрудничество носит дополняющий характер.

Перспективы развития сотрудничества имеются прежде всего в тех областях, где интересы стран переплетены наиболее тесно и наименее противоречивы. В сфере экономики это, прежде всего, транспорт и связь. Большие надежды здесь связывают с развитием частного сектора, находящегося в ряде стран Союза в ущемленном положении. Отношения с ЕС – еще одна перспективная сфера для взаимодействия государств Магриба, где возможна координация импортной политики (в особенности импорта продовольствия), а также решение проблем магрибинских иммигрантов в Европе, чис ло которых составляет уже более 3 млн. чел.

В политической сфере наиболее успешным является взаимо действие министров внутренних дел государств Союза. Это вызва но их общей обеспокоенностью ростом исламского экстремизма, а также увеличением числа правонарушений вследствие ухудшения социально–экономического положения малообеспеченных слоев и бесконтрольного роста городского населения. В будущем следует ожидать дальнейшего развития координации деятельности госу дарств региона в сфере безопасности.

Вместе с тем, неурегулированность западносахарской про блемы и как следствие этого периодическое обострение марокка но–алжирских отношений, что влечет за собой возникновение напряженности в регионе в целом, вынуждает лидеров отдельных государств–участников САМ заниматься поисками альтернативного варианта регионального объединения.

Так, в последнее время поисками подобного варианта занима ется Алжир, руководство которого в сложившихся условиях видит альтернативу САМ в создании союза сахарских государств и стран зоны Сахеля. На состоявшейся 23–24 августа 1995 г. в Алжире второй конференции министров иностранных дел этих государств была поддержана алжирская инициатива о юридическом оформле нии нового регионального объединения. Главы дипломатических ведомств Мали, Нигера, Буркина–Фасо, Мавритании, Чада и Ливии (которая впервые принимала участие в подобной встрече), а также посол Сенегала в Тунисе поручили алжирской стороне разработать Устав и принципы формирования нового объединения (230).

В динамике развития внутриполитической ситуации в рамках САМ в последнее время отмечались все более отчетливые призна Сахель – узкая (до 400 км) полоса полупустынь и опустыненных саванн, протянувшаяся от Атлантического побережья в Мавритании и Сенегале на восток через Мали, Буркина–Фасо и Нигер до Чада и запад ных районов Судана (198).

ки, характеризующие реальную перспективу распада этой органи зации.

Усилению тенденций к разобщению Союза способствовал тот факт, что за весь период его существования магрибским государ ствам так и не удалось решить практически ни одной серьезной региональной проблемы политического характера, а совместные проекты в экономической сфере ограничивались в основном де кларативными решениями.

В целом положение в САМ продолжает оставаться достаточно неустойчивым, в первую очередь по причине отсутствия реальных подвижек в урегулировании существующих политических противо речий между членами САМ. Именно это обстоятельство не позво ляет данной региональной структуре достичь реального экономи ческого, юридического наполнения и четких перспектив развития.

На сегодняшний день в САМ пока преобладает стремление его членов сохранить сложившиеся структуры этой организации. Одна ко эффективность их деятельности будет во многом зависеть от того, насколько лидерам стран Союза удастся найти приемлемые компромиссы в решении внутрирегиональных проблем, прежде всего в межгосударственных отношениях.


Экономическая деятельность в рамках САМ по–прежнему сво дится к двусторонним отношениям, состояние которых оставляет желать лучшего.

Помимо мароккано–алжирских, переживают период неста бильности тунисско–ливийские отношения. После "вирусной войны" (Ливия объявила Тунис страной, где распространена холера, Тунис вслед за этим на основе данных Всемирной организации здраво охранения объявил Ливию распространителем вируса чумы) дву сторонние связи восстановились на прежнем уровне. Однако не предсказуемость М.Каддафи, который по–прежнему поддерживает тунисских интегристов, выступает против нормализации отношений Туниса с Израилем и рассматривает приграничные тунисские рай оны в качестве "собственности Джамахирии", ставит под сомнение продолжительность нормализации отношений между двумя стра нами, хотя в Триполи вероятно понимают, что в условиях междуна родных санкций через территорию именно Туниса осуществляются 2/3 всех внешних связей Джамахирии.

"Яблоком раздора" для всех стран САМ стало желание Египта интегрироваться в состав этого регионального объединения. Един ства по этому вопросу достигнуто не было. И если министры ино странных дел первоначально поддержали просьбу АРЕ, хотя и достаточно осторожно, то мнения глав государств по этому вопросу в дальнейшем разошлись. В первую очередь это относится к ту нисскому лидеру З. бен Али, который заявил, что Египет со своими многочисленными экономическими проблемами и интегризмом станет дополнительной обузой для САМ.

Мотивировка отказа Ливии от очередного председательства в САМ как нельзя ясно показывает состояние этого Союза: "САМ не способствует объединению". Противоречия как на уровне объеди нения, так и на уровне двусторонних отношений, борьба за лидер ство, демарши перед ЕС, от которого каждая магрибская страна пытается добиться для себя максимальных выгод в одностороннем плане, отсутствие единой позиции в отношении исламского экстре мизма (Марокко вообще считает, что на его территории не может быть и речи об этом) – таковы основные причины низкой эффек тивности САМ. И вряд ли удастся их устранить в ближайшее время.

В свете перспектив существования Союза арабского Магриба представляется весьма важным, по мнению автора, рассмотреть деятельность марокканского руководства, осуществляемую им в последнее время в регионе Северной Африки.

Несмотря на то, что Марокко является одним из инициаторов учреждения САМ, в 1995–1996 гг. его руководство все чаще крити ковало деятельность Союза, попеременно обвиняя своих соседей, в зависимости от того, в каком состоянии на тот момент складыва ются их двусторонние отношения. При этом марокканское руковод ство скрупулезно старается перенести весь спектр мелких и круп ных разногласий, накопившихся в различных сферах их взаимоот ношений, на почву административно–организационных структур САМ и его практическую деятельность. Марокканцы не без основа ний считают, что объединительные идеалы арабов, их громкие лозунги о межарабской солидарности и необходимости обеспече ния безопасности, а также цели интеграции в ближайшем будущем не осуществимы без предварительного налаживания устойчивых двусторонних отношений между арабскими государствами.

Стремясь играть главенствующую роль в САМ, Марокко весь ма ревностно относится не только к деятельности его участников, но и попыткам некоторых других стран, в частности Египта, оказы вать влияние на Союз или присоединиться к нему. Именно в рам ках такой логики марокканцы продемонстрировали свое отношение к Алжиру на страницах газеты "Аль Баян" 22 декабря 1995 г., обви нив его в "отходе от основных принципов САМ, выражающего чаяния магрибинских народов, ради до стижения своих гегемонистских устремлений вообще и преступных целей в западносахарском урегулировании в частности" (183).

Открыто продемонстрировав свою негативную реакцию к ал жирской позиции по Западной Сахаре, марокканцы исходили из того, что сложившаяся ситуация может не только отрицательно для Рабата повлиять на урегулирование данной проблемы, но также повредить авторитету "великой магрибинской державы" как на ре гиональном уровне, так и в арабском мире в целом. Как это неред ко отмечалось прежде, Марокко, видя себя юридически признан ным полноправным участником тех или иных региональных струк тур, в критических ситуациях начинало действовать активно и це ленаправленно в защиту своих позиций и интересов. При этом только известным прагматизмом марокканцев объясняются поли тические колебания Рабата в отношении Алжира. С одной стороны, Марокко было откровенно обеспокоено развитием там предвыбор ной внутриполитической ситуации и желало, чтобы существующий режим сохранил свои позиции перед натиском исламских интегри стов, понимая, что отношения с ними будут строиться значительно труднее. С другой стороны, марокканцы были весьма заинтересо ваны в перманентной озабоченности руководства этой страны внутренними проблемами. Эти оценки, в плане политики к Алжиру, в значительной степени оправдались. Именно после победы ал жирского руководства на выборах оно обратило свое внимание на развитие отношений с Западом, вернув эру Х.Бумедьена, а также активно подключилось к процессам по западносахарскому урегули рованию.

Несколько неожиданным для марокканского режима явился расклад сил в Союзе в контексте обострения отношений с алжир цами. Рабат по всем позициям рассчитывал по меньшей мере на нейтралитет Туниса, который, однако, сразу же отмежевался от поддержки Марокко в преддверии предстоящего для него с марта 1996 г. председательства в ЛАГ. Тунис, в свою очередь, опасался, что на него может упасть тень обвинения за развал САМ. Именно поэтому была предпринята попытка посредничества между Алжи ром и Рабатом с участием тунисского и ливийского представите лей. За ливийским участием в этой миротворческой акции многие западные эксперты усматривали попытку М.Каддафи получить поддержку в решении проблем, связанных с "делом Локкерби".

Таким образом, на фоне некоторых позитивных результатов в вопросе интеграции участников Союза прежде всего в экономиче ской области, в деятельности этой организации в последнее время наблюдается ряд негативных моментов политического характера, затрудняющих процесс объединения государств Магриба и веду щих к утрате достигнутых результатов.

Оценивая вероятные перспективы развития политической об становки в Северной Африке, следует подчеркнуть, что ее ста бильность и предсказуемость во многом будут зависеть от разви тия интеграционных процессов в САМ, политической воли лидеров пяти стран к дальнейшему продвижению по пути развития сотруд ничества и взаимопонимания. В условиях переустройства системы международных отношений, по всей видимости, будет возрастать интерес магрибинцев к созданию более тесного политико– экономического союза, в т.ч. и формированию совместных структур обеспечения безопасности в Магрибе, с перспективой участия это го регионального сообщества в других подобного рода системах, которые могут появиться в Средиземноморье и в регионе южнее Сахары. При этом государства Магриба будут использовать заин тересованность США и европейских стран средиземноморского бассейна в укреплении стабильности и обеспечении их интересов в этом военно–стратегическом районе мира. От того, насколько эф фективно удастся лидерам государств–участников САМ найти пути выхода из создавшегося положения, будет зависеть дальнейшая судьба Союза.

Анализ деятельности Союза арабского Магриба с момента своего образования позволяет сделать следующие выводы:

1. Различия в политических системах, экономических структу рах, неурегулированность спорных вопросов в отношениях друг с другом, внутренняя нестабильность в ряде стран и угроза распро странения исламского фундаментализма – все эти факторы оказы вают значительное сдерживающее влияние на ход интеграционных процессов в рамках САМ.

2. В наиболее объединяющей все страны экономической об ласти низкий уровень сотрудничества объясняются прежде всего высоким уровнем экономической дифференциации членов САМ, но в то же время однотипностью производимой промышленной и сельскохозяйственной продукции, зависимостью их экономики от внешних факторов, большими различиями в приоритетности реша емых задач. Отсутствуют таким образом объективные условия для создания единого экономического пространства.

3. Страны Магриба остаются хрупкой в политическом и эконо мическом отношении региональной общностью, не способной вы ступать по большинству проблем с согласованных позиций.

Принимая во внимание частое столкновение ключевых инте ресов стран–участниц САМ, эта региональная организация будет, по мнению автора, в дальнейшем играть роль преимущественно политического консультативного органа, противовеса другим, глав ным образом, арабским субрегиональным образованиям, а эконо мические, военные и другие связи будут развиваться в основном на двусторонней основе.

Развитие экономического сотрудничества магрибских госу дарств в ближайшие годы будет, по всей видимости, по–прежнему протекать в условиях роста социальных противоречий между от дельными странами или группами стран, что бесспорно окажет свое воздействие на межрегиональные отношения, их формы и принципы. В подобной обстановке трудно рассчитывать в обозри мом будущем на образование единого механизма экономического сотрудничества даже в рамках Союза арабского Магриба. Об этом говорит и тот факт, что некоторые экономические объединения стран региона уже не выдержали испытания временем, что от дельные государства то присоединялись к различным межараб ским организациям, то выходили из них. В то же время это не яв ляется и доказательством бесперспективности хозяйственного регионального сотрудничества.

Становление экономических связей стран Магриба в силу раз ных причин является сложным и длительным процессом, который трудно себе представить без наличия всякого рода колебаний, зиг загов и даже срывов. Однако даже неудачи на этом пути не могут заставить магрибских руководителей отказаться от необходимости объединения усилий с целью повышения темпов развития нацио нального хозяйства и радикального преобразования социальной структуры, и это предполагает дальнейшее совершенствование методов и принципов экономического сотрудничества.

В настоящее время внутри САМ вновь (как это уже имело ме сто в Магрибе в 1973–1974 гг.) фактически сформировались две группы стран, имеющие противоположные точки зрения на пер спективы деятельности Союза. Это является свидетельством пе реживаемого данной региональной организацией кризиса, в основе которого лежат давние претензии на лидерство со стороны двух основных соперников – Алжира и Марокко.

Трудно прогнозировать, сколь быстро и далеко пойдет процесс "сближения экономик" магрибских стран в рамках Союза арабского Магриба. Но именно в этом сближении, по мнению автора, видится ключ к разрешению многих проблем их социально–экономического развития.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Анализ событий, связанных с образованием в 1989 г. Союза арабского Магриба, свидетельствует о том, что они происходили в условиях характерного для арабского мира противоборства двух тенденций – центробежной и центростремительной. В конечном итоге победил реалистический подход к вопросу создания новой организации, который заключался в формировании САМ как имен но межарабского объединения.

В конце 80–х гг. в политических деловых и общественных кру гах Магриба все большее звучание получала идея о том, что "сближение государств региона позволит им сообща упрочить по литическую независимость и экономическую самостоятельность перед лицом нарастающих вызовов извне". В странах этого боль шого региона, население которого быстро растет и к концу века, по прогнозам, достигнет 100 млн. чел., постепенно укреплялось пони мание того, что стоящие перед ними проблемы лучше решать в атмосфере добрососедства и совместными усилиями. Даже нахо дящиеся в оппозиции правящим режимам партии и группировки магрибинских государств заявляли о своей приверженности идее создания "Великого Магриба". Так, в "Национальной хартии" – про граммном документе коалиции оппозиционных партий Марокко, подчеркивалось, что "строительство "Великого Магриба" является окончательным и бесповоротным выбором, за рамками которого ни одно из государств–участников этого объединения не может наде яться на какой–либо подъем или прогресс" (290).

Именно данные обстоятельства подтолкнули руководителей североафриканских государств, несмотря на все имеющиеся между ними противоречия, к началу переговорного процесса, который и привел в конечном итоге к созданию САМ.

Анализируя ситуацию, сложившуюся в магрибинском регионе в 80–90–е гг., представляется возможным высказать ряд следующих соображений:

1. В исследуемый период в Магрибе постоянно шел поиск наиболее эффективных форм и методов хозяйственного сотрудни чества. И хотя он осложнялся отсутствием единой точки зрения по данному вопросу в силу различного рода негативных факторов, все же необходимость налаживания регионального сотрудничества превалировала в деятельности стран Северной Африки.

2. Приоритетным направлением внешней политики и междуна родных отношений стран Магриба в конце 80–х – первой половине 90–х гг. являлась проблема магрибинского строительства, созда ния союза магрибинских государств, что нашло свое практическое воплощение в образовании Союза арабского Магриба. Этому спо собствовал ряд объективных и субъективных предпосылок, главная из которых – объективная тенденция к интеграции в арабском ми ре, диктуемая сложившимися реалиями как в регионе и на Ближ нем Востоке, так и в целом на международной арене.

3. Создание САМ и его практические действия свидетельству ют о том, что основой деятельности данной организации является экономическая сфера. При этом в перспективе предусматривается исключить внутримагрибинскую конкуренцию на внутреннем рынке и осуществлять единую согласованную экономическую политику на внешнем рынке, чему способствует конъюнктура мирового рынка, в частности, падение цен на нефть, газ, фосфаты и цитрусовые куль туры, являющиеся основными экспортными товарами стран Магри ба.

4. Интеграционный процесс, развивающийся в магрибинском регионе и приведший к созданию САМ, объективно способствовал оздоровлению обстановки в регионе. Страны–участницы Союза, нормализовав отношения внутри САМ, демонстрируют более сдержанную и взвешенную политику на межарабской и междуна родной арене, несмотря на остающиеся между ними противоречия.

5. На пути интеграции стран Магриба существует немало про блем и трудностей, существенно затрудняющих объединительные процессы в регионе. Центральное место в этом плане занимают мароккано–алжирские отношения и связанная с ними западноса харская проблема, в урегулирование которой в различной степени втянуты все магрибинские государства. Именно от решения про блемы Западной Сахары зависит будущее Союза арабского Ма гриба.

В ряду причин, тормозящих процесс интеграции, стоит также незрелость экономических и политических систем стран Союза и их неготовность к восприятию идей интеграции. Экономические си стемы государств характеризуются слабостью и однотипностью, значительной централизацией и ущемленным положением частно го сектора, различием экономических моделей развития и экономи ческим протекционизмом, а также ориентацией экспортно– импортных связей в сторону Европейского сообщества. Следстви ем этого является низкий уровень торговли между странами Ма гриба. К этому добавляются социальная нестабильность и кризис ные явления в национальных экономиках. Значительно различают ся также политические взгляды лидеров государств Союза, их по нимание демократии, политических свобод и предприниматель ства. В таких условиях интеграция осуществляется подчас не как закономерный итог предшествующего развития данной группы стран, а проводится "сверху" по конъюнктурным соображениям за счет политической воли их руководителей, преследующих при этом различные цели.

Говоря о трудностях в процессе интеграции стран Магриба нельзя не упомянуть об их столь различных формах общественно– политического устройства – от монархии в Марокко до государства прямого народовластия – "джамахирии" – в Ливии. В связи с этим представляется весьма проблематичной возможность истинного политического объединения стран региона.

Другую группу причин, препятствующих сближению, составля ют внешние факторы. Это прежде всего антиливийская кампания Запада. Обстановка, сложившаяся вокруг Ливии, поставила руко водителей других участников САМ в весьма сложное положение, т.к. они обязаны защищать ее как члена Союза, будучи вынужден ными одновременно сохранять хорошие отношения с США и их западноевропейскими союзниками и выполнять решения Совета Безопасности ООН.

Отрицательное влияние на консолидацию и развитие САМ оказывают события последних лет в Алжире, отвлекающие внима ние алжирского руководства от региональных и международных проблем и вынуждающие его сосредоточивать значительные уси лия на борьбе с исламскими экстремистами и сохранении суще ствующего режима. В результате структуры САМ, расположенные в Алжире (прежде всего основной политический орган Союза – Кон сультативный совет), оказались в течение длительного времени парализованными.

Серьезным препятствием на пути к реальному союзу стран Ма гриба являются религиозные противоречия, приобретающие в арабском мире немаловажное значение и имеющие под собой по литическую основу. Широкие международные связи исламистов, взаимная поддержка в организационном, материальном и финан совом отношениях требуют проведения совместной борьбы с ними в региональном и мировом масштабе, тесного сотрудничества и координации действий всех государств, для которых противодей ствие распространению влияния исламизма является актуальной задачей и вопросом сохранения внутриполитической стабильности.

Единый подход и совместные усилия руководителей Союза араб ского Магриба по разрешению указанной проблемы, существенно осложняющей ситуацию в регионе, явятся новым подтверждением необходимости укрепления Союза и дальнейшего совершенство вания форм сотрудничества.

Помимо упомянутых имеются и другие трудности, лежащие на пути к интеграции. В этой связи перспективы развития сотрудниче ства имеются прежде всего в тех областях, где интересы стран переплетены наиболее тесно и наименее противоречивы. В сфере экономики это, прежде всего, транспорт и связь, а также развитие частного сектора, находящегося в ряде стран Магриба в ущемлен ном положении. В области внешней политики наиболее перспек тивным представляется сотрудничество в области международных отношений, в частности, в сфере безопасности.

Семилетнее существование Союза арабского Магриба пока зывает, что процесс его укрепления и развития с конца 1995 г. су щественно застопорился. Стремление участников Союза скоорди нировать усилия в области экономики, политики, обороны и защиты своих интересов в арабском регионе встречает на своем пути не мало препятствий, связанных главным образом с различиями в подходах стран Магриба к приоритетным задачам Союза и даль нейшим этапам его становления, осложнением обстановки вокруг Ливии, трудностями внутриполитического положения в Алжире.

Анализ деятельности САМ на современном этапе показывает его низкую активность по выходу на мировую арену, развитию со трудничества с другими международными организациями. Так, гос ударства ЕС идут на заключение конкретных соглашений только с отдельными странами–участницами Союза, оставляя без внимания непосредственные контакты с самой организацией. Это свидетель ствует о том, что процесс признания политико–экономического со общества пяти арабских стран Северной Африки на международ ной арене будет длительным и достаточно сложным.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.