авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«3 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ...»

-- [ Страница 2 ] --

Председатель Совета муфтиев России муфтий шейх Равиль Гайнутдин заявил на официальном сайте ДУМЕР, что подобные высказывания, когда высоко чтимое мусульманами слово «шахид», обозначающее человека погибшего в справедливой войне с агрессорами, защищая Ислам, присваиваются убийцам, могут расцениваться как подстрекательство молодежи к подобным акциям. По словам муфтия, использование этих терминов в ином, отрицательном смысле, в частности, при наименовании начиненных взрывчаткой поясов террористов смертников «поясами шахида», искажает истину и вносит путаницу в общественное сознание. Но следует отметить, что в нашем обществе постепенно начинает преобладать убеждение, что действия отдельных лиц и групп нельзя приписывать религии, ее учению.

Также термин «мусульманский терроризм» является уже, к сожалению, устойчивым выражением среди журналистов, что подрывает авторитет ислама и вводит в заблуждение неосведомлённые слои населения. Существует коренное различие между исламом как религией и политикой исламистов. Оно заключается в том, что ислам воспевает жизнь и ее преимущества, а не смерть, в нем нет культа мучеников. Мученик – это тот, кто страдает от действий врагов ислама и в силу своей веры, а не по политическим убеждениям. Мученик не ищет смерти, он понимает, что самая большая ценность – это жизнь, и он не может уйти из жизни, кроме как от рук угнетателей. О том, что ислам осуждает терроризм, свидетельствует и недавнее выступление мусульманского духовенства Саудовской Аравии – совет верховных священнослужителей этой страны назвал подрывные акции и убийства «опасными преступлениями», противоречащими шариату, а людей, оправдывающих эти действия джихадом, – сбившимися с верного пути. Хочу подчеркнуть, что Саудовская Аравия является хранительницей главных исламских святынь.

Неудивительно, что ввиду такой политики в СМИ, Президент России Дмитрий Медведев призвал мусульманские религиозные организации Северного Кавказа вести активную пропаганду традиционного ислама. Президент заверил, что эта работа будет поддерживаться государством. По мнению Медведева, развитие и укрепление ислама поможет бороться с экстремизмом в маске религиозных течений. Президент посоветовал СМИ не использовать выражение «исламский экстремист», потому что бандиты отношения к религии не имеют.

28 августа 2010 г. в Сочи президент России Дмитрий Медведев выступил на встрече по вопросам поддержки мусульманских религиозных организаций Северного Кавказа. По мнению Медведева, работа в этом направлении пока выглядит слабо: «Иногда я тоже выхожу в интернет и смотрю, что там пишут — волосы дыбом встают, это никакого отношения не имеет ни к исламу, ни вообще к какой-либо идеологии», — говорит глава государства. Он сообщил, что работу лидеров исламского духовенства в этом направлении готова координировать администрация президента.

Дмитрий Медведев пообещал «всемерную» государственную поддержку авторитета исламским лидерам и муфтията. Иначе, как считает президент, государство не сможет справиться с существующими проблемами. «Мы не должны называть экстремистов исламскими экстремистами. Правильное наименование бандитов — просто бандит, у него нет религиозного содержания, даже если у него где-то в голове крутится, что он правоверный мусульманин. Он не мусульманин, он бандит», — подчеркнул Медведев. Президент Российской Федерации также заявил о необходимости создать телеканал, на котором велось бы преподавание и полноценное разъяснение ислама, традиционного для нашей страны.

Следует отметить тот факт, что в 1990-х гг. власть сама способствовала появлению в СМИ ряда клише, затрагивающих честь и достоинство исповедующих ислам, как принадлежащих к отдельным национальностям, так и в целом, а также стимулировавших в обществе различные фобии. К подобного рода клише можно отнести следующие: «кавказец», «лицо кавказской национальности», «ваххабитский терроризм», «чеченский террорист», «исламистский терроризм» и прочее. Появление подобного рода клише в выступлениях официальных и должностных лиц, отображенных в СМИ отнюдь не способствовало формированию позитивного образа ислама как системы ценностей и исповедующих. Кстати, с ваххабизмом вышла вовсе неприглядная ситуация, учитывая распространенность данного течения в Саудовской Аравии.

На данный момент можно отметить позитивную тенденцию, проявляющуюся в том, что в официальной риторике руководящих лиц государства, а также в центральных СМИ, прямо либо косвенно контролируемых властями прослеживается политкорректный подход в отношении представления каких либо событий и процессов. И даже наоборот, предоставляется информация, в позитивном плане представляющая ислам и представителей данной религии (например, заметка о том, что мусульманский предприниматель Гаджимуса Гаджимусаев проинвестирует строительство православного храма в рамках так называемой программы-200, инициатором которой стал патриарх Кирилл.

Программа предполагает возведение в Москве 200 дополнительных православных церквей, передает близкий к патриархии сайт «Интерфакс религия»).

В целом, нельзя не согласиться с профессором ГУ ВШЭ Л. Р.

Сюкияйненом в том, что «ислам как политический фактор чаще использовался в антигосударственных деструктивных целях, а не в интересах консолидации общества и укрепления государства». По мнению автора, «происходило это, прежде всего, не в силу природы ислама, а потому, что российская власть в целом оказалась неготовой к масштабному вторжению ислама в политическую жизнь». По мере стабилизации ситуации в стране, сменилась и направленность официальной риторики.

Во-вторых, отдельно следует рассматривать региональные СМИ, как правило, контролируемые местными властями, зачастую преследующими собственные интересы. Не редко публикуемые в региональной прессе материалы созвучны аналогичным, выходящим в центральных изданиях. Самое громкое дело, связанное с освещением ислама в прессе, за 2004 – 2005 гг. вызвано статьей журналиста «Комсомольской правды» Ольги Бакушинской. Фонд "Ансар" направил в Московскую городскую прокуратуру заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту разжигания национальной и религиозной розни. Одновременно готовился иск к газете о защите чести и достоинства мусульман. Поводом к исковому заявлению стала статья с комментариями по поводу решения Верховного суда по делу о хиджабе, опубликованная в газете от 16 мая 2003 г. В частности, там написано следующее: «Нет, я, конечно, все понимаю, любые религиозные чувства уважаю полностью. Но вот один вопрос меня мучает: как же все стыдливые дамы бывшего Советского Союза фотографировались 70 лет на паспорт и никаких лишних вопросов не задавали?

Жили себе с неприличными документами, и массовых самоубийств не наблюдалось? Почему их религиозные чувства проснулись только сейчас? А потому что сейчас бардак, ложно называемый демократическим государством.

...Религиозных течений у нас как собак нерезаных, и каждому адепту вера предписывает свое. Некоторые мусульманки не только волосы платком прикрывают, но и все лицо паранджой. Теперь они запросто в таком виде предстанут на удостоверении личности. И пойди попробуй эту личность опознать! То ли на паспорте нежная Гюльчатай, то ли чеченский полевой командир. Немедленно найдутся и иные глубоко верующие, коим никак нельзя появляться на людях без буденовки или даже фуражки штандартенфюрера СС...»

Есть примеры, когда дело не передается, в суд, но выносится нас суд общественный. Так, 6 июня 2003 член Совета Единого Духовного управления мусульман Пензенской области Абдуррауф Забиров выступил с резким заявлением в адрес газеты «Московский комсомолец в Пензе». По его словам, в опубликованной в 23-ем номере газеты анонимной статье содержатся исламофобские утверждения, являющиеся комментариями к цитатам из выступления председателя региональной национально-культурной автономии татар Пензенской области Кязыма Дебердеева. По его мнению, статья написана в преддверии выборов в Государственную Думу, когда «властные структуры вновь решили разыграть татаро-исламскую карту в своих личных интересах». «Власти …усердно пытаются лишить татар-мусульман Пензенской области главного права – права самим распоряжаться своей собственной судьбой. Идет грубое растаптывание религиозных и национальных интересов татар Пензенской области». Намерения обратиться в суд в заявлении А. Забирова высказано не было. Интересно отметить, что накануне этого заявления 5 мая 2003 г. на региональном совещании глав Управлений Федеральной Службы Безопасности Приволжского федерального округа полномочный представитель Президента Сергей Кириенко заявил, что всяческие попытки разжечь национальную и религиозную вражду на территории Приволжского федерального округа в преддверии выборов будут пресекаться Федеральной службой безопасности.

ДУМ Карелии выразило свой протест в связи с публикацией 3 марта г. в местной газете «ТВР-Панорама» статьи Д. Ваганова «Моя война закончилась. Пусть закончатся и другие». В ДУМ считают, что журналистом и героиней его статьи В. Бояриновой, работавшей в свое время медсестрой в кабульском госпитале, допущены «оскорбительные и ложные» высказывания «в адрес Священной Книги ислама и мусульманских народов». Во-первых, возмущение мусульман вызвала фраза: «Менталитет наций, у которых коварство в крови и даже считается одной из сильных черт характера, нам, северянам, понять сложно. Днем тебе улыбаются – ночью выстрел в затылок».

Самое громкое дело, связанное с освещением ислама в СМИ, в 2004 году – это публикации в «Известиях» статей киносценариста Олега Осетинского и востоковеда Алима Гафурова откровенно исламофобского, погромного характера. Накануне очередного судебного заседания по иску Ислам.ру. к «Известиям» 20 мая в Саратове группа мусульман провела санкционированный двухдневный пикет 26-27 мая в центре города. Цель акции – выразить свое отношение к исламофобии в центральных СМИ. 28 мая более 7 тыс. мусульман участвовали в митинге против исламофобии в центральных СМИ, проходившем перед центральной мечетью Махачкалы. Участники акции полагают, что исламофобия – не только результат невежества многих журналистов, но и «целенаправленное стремление определенных сил спровоцировать конфликт между последователями наиболее многочисленных традиционных религий России – православием и исламом». Тем не менее, 28 мая 2004 г. Мосгорсуд признал обвинения газеты в адрес всех мусульман России справедливыми.

Зачастую, негативное восприятие формируется по причине акцентирования внимания лишь на отдельных аспектах события:

«Действительно, праздники – они для любой религии важны, и для ислама тоже.

Возьмем, допустим, Курбан-байрам. Когда начинают рассказывать о празднике и желают преподнести сущность этого праздника, то особенно телевизионщики стараются показать эффектное зарезание барана, и этим хотят показать сущность Курбан-байрама. Конечно, в какой-то степени, ритуальная сторона есть, но это не есть сущность этого праздника. Иногда к нам поступают звонки: «Почему так представляют праздник?». Такая подача материала, хоть она и эффектная, я считаю, неправильная. Тут, видимо, надо схватывать существо праздника, что здесь закладывается, какие мысли, призывы. Это касается не только Татарстана, но и всей России, и всего мира».

В целом. Следует заметить, что правовые предпосылки защиты медийного пространства от религиозной интолерантности имеются, однако, они не выросли в значительное число судебных прецедентов. Преодоление журналистского непрофессионализма в освещении религиозных проблем, увеличение роли профессиональной журналистской этики, активная позиция мусульманского сообщества помогут в формировании более терпимого информационного поля относительно мусульман.

В-третьих, не следует забывать и о корпоративных СМИ, неофициально получающих поддержку власти, например, относящихся к православной епархии, на курируемом которой сайте появляются статьи такие как статья Александра Акпадшахова «Ваххабиты – джихад против России».

Резюмируя вышесказанное, следует заметить, что процесс формирования образа ислама в официальных СМИ зависят далеко не только от позиции первых лиц государства.

Раздел II. Анализ образа ислама в современных СМИ. (3 часа лекционных, 2 часа практических занятий).

Тема 3. Влияние сформированного иностранными СМИ образа ислама на отечественные СМИ. (0,5 часа лекционных и 0,5 часа практических занятий).

Существует несколько распространенных подходов, с помощью которых западные СМИ представляют мусульманский Восток.

СМИ не представляют исчерпывающую информацию об этом регионе.

Информация искажена и не представляет целостную картину событий, происходящих на Ближнем Востоке. Большая часть информации носит подчеркнуто отрицательный оттенок (террористические акции, убийства, насилие). В потоке информации, поступающей из этого региона, преобладают плохие новости, и у телезрителя формируется мнение о том, что мусульманский Восток является преимущественно регионом конфликтов и нестабильности.

Интересно, что наряду с этим негативным политическим имиджем существует довольно позитивный культурно-потребительский имидж: восточная экзотика, в отличие от восточной политики, модна и привлекательна.

Преподнося и оценивая события, журналисты явственно руководствуются западными критериями и системой ценностей. При этом роль и значение западных ценностей явно преувеличены. Искусственно ставя события в рамки западных критериев и используя для анализа категории, абсолютно не соответствующие местным условиям, журналисты изначально искажают реальность.

СМИ становятся основным источником создания и утверждения ложных стереотипов. Телеканалы, в основном, стремятся не выходить за рамки «официальных» стереотипов и образов, т.к. они облегчают восприятие материала. Например, существует несколько наиболее часто используемых «легенд», связанных с Ближним Востоком, которые, однако, не выдерживают даже простейшей критики:

1. «Жители Ближнего Востока являются фанатичными последователями ислама».

2. «В мусульманских странах женщина бесправна и угнетена».

3. «Жизнь восточного города загадочна и непонятна 4. «Ислам жесток и беспощаден».

Преподнесение материала основано не на анализе, а, как правило, на принципе приоритетности колоритности образов. Темы, касающиеся исламского мира, имеют довольно высокий рейтинг, и телекомпании пользуются этим.

После 11 сентября 2001г. СМИ просто демонизировали ислам. Он был заклеймен «агрессивной» религией, а исповедующие ислам – «фанатичными верующими». Тележурналисты и аналитики все чаще стали использовать термин «Исламский терроризм» и целенаправленно пропагандировать его: сегодня для многих слова «ислам» и «терроризм» обрели подсознательную взаимосвязь.

Таким образом, представляемый западными аналитиками и СМИ Ближний Восток сильно идеологизирован и очень отличается от реально существующего.

Этот виртуальный образ часто берется на вооружение и распространяется также нашими СМИ. Со стороны Запада такой подход понятен, т.к. действует четкая программа – создать образ врага, ощущение угрозы, от которой надо защищаться и против которой нужно действовать.

Еще 1999г. президент Б. Клинтон подписал директиву за номером 68, цель которой – «влиять на зарубежную аудиторию таким образом, чтобы это благотворно сказывалось на достижении целей, поставленных перед американской внешней политикой». Разработчики программы под названием «Международная публичная дипломатия» – госдепартамент, министерство обороны, ЦРУ, некоторые другие госструктуры. Программа ориентирована не только на зарубежную, но и на внутреннюю аудиторию. Соответственно, во многом риторика западных СМИ в отношении ислама, мусульман, мусульманских государств предопределена необходимостью обоснования собственной внешней политики.

За последние 15 лет на западе из печати вышли ряд публикаций с такими сенсационными названиями, как «Меч ислама», «Исламская угроза», «Корни мусульманского гнева», «Новый боевой клич ислама». Эти названия являются отражением того предвзятого образа ислама, о котором авторы публикаций рассказывают своим читателям. Согласно подобной проекции, ислам является угрозой для западных ценностей, а также экономических и политических интересов Запада.

Помимо этого, зачастую западные СМИ совершают поступки, оскорбляющие исповедующих ислам. Один из таких примеров – публикация карикатур на пророка Мухаммеда. Норвежский редактор издания «Magazine» по фамилии Сельбекк перепечатал карикатуры, опубликованные первоначально в Дании. Когда его спросили, опубликовал ли бы он карикатуры, оскорбляющие Иисуса, Сельбекк ответил «Нет».

Западные СМИ продолжают представлять стереотипы, которые изображают мусульман более склонными к конфликтам и насилию, чем представители Запада. При этом исламский мир считается эпицентром жестокости и дисгармонии. Помимо этого большинство публикаций в печатных изданиях, передач радио и телевидения, освещающих деятельность исламских организаций на западе, имеют критическую или сенсационную тональность, создавая негативное впечатление. В результате, сложившиеся стереотипы равно как и фразеологические клише переходят из статьи в статью без дополнительной проверки или уточнения данных. Например, в ноябре 2006 в программе Ньюснайт (Newsnight) транслировался фильм о деятельности Хизб-ут-Тахир в Великобритании, и в частности в Лондоне. Из показанных материалов следовало, что партия продолжает проводить идеологическую обработку молодых мусульман, требуя приносить клятву на Коране, а затем совершать те или иные насильственные действия для того, чтобы стать членом организации. В фильме также говорилось, что члены Хизб ут-Тахрир продолжают работу по вербовке студентов на территории университетских кампусов и распространяют листовки в мечетях, причиняя множество неудобств и проблем местному населению. Примечательно в данной ситуации то, что этот фильм был смонтирован и показан еще в 2003 г. Тем не менее, материалы подаются как свидетельство современных действий и технологий партии. Дело в том, что лидеры Хизб-ут-Тахрир, в свою очередь, используют СМИ для разъяснения целей партии или уточнения своей политической позиции. В частности, партия принимала участие в дискуссии по вопросу ношения головного платка, которая имела место осенью 2006 г. Лидеры Хизб-ут-Тахрир выступили с жесткой критикой, как британского правительства, так и его инициатив. Соответственно и официальные СМИ, и коммерческие, ориентируясь на запросы общества, стали освещать деятельность Хизб-ут-Тахрир в негативном ключе.

Показательным примером освещения отдельных происшествия являются события, последовавшие за взрывом в Оклахома-Сити, США, 19 апреля 1995 г.

СМИ поспешили распространить слухи том, что ответственность за это массовое убийство несёт «человек с Ближнего Востока» (то есть араб-мусульманин). В результате мусульмане на территории США подверглись физическому насилию, грубому обращению и общественному бойкоту. Их мечети осквернялись, мусульманские женщины подвергались приставаниям, а машины, принадлежащие «людям с Ближнего Востока» повреждались. Британская газета «Today» опубликовала на первой странице ужасающую фотографию пожарного, несущего обгоревшее тело мёртвого ребёнка, под заголовком «Во имя ислама».

Установить личность преступника, совершившего это предосудительное действие, было бы недостаточно;

необходимо было вовлечь ислам, чтобы разжечь общественный гнев против представителей другой веры. Тем не менее, вскоре выяснилось, что террористом является светловолосый американский солдат, ветеран войны в Персидском заливе 1991 года. Религией этого придерживающегося правых взглядов террориста был не ислам, а христианство.

Но ни одно средство массовой информации Америки и Великобритании не назвало его «христианским террористом» и не извинилось перед мусульманами за причинённый им вред.

Второй случай – это атака 11 сентября 2001 года на Всемирный торговый центр и Пентагон, произведённая несколькими людьми, большинство которых были родом из Саудовской Аравии, близкого союзника Америки.

Последовавшая за этим трагическим событием волна публикаций и передач в СМИ, отразилась на восприятии всего мусульманского сообщества в странах Запада.

В последнее время произошел ряд знаковых событий в исламском мире, нашедших свое отражение в западных СМИ: смерть Усамы бен Ладена, «арабские революции» в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Вопрос возможного изменения восприятия ислама на западе в связи с данными событиями затронул профессор кафедры массовых коммуникаций университета Эрфурта, специалист по исламу Кай Хафез в интервью Neue Zuercher Zeitung.

Его вердикт достаточно ясен – смерть Усамы бен Ладена «не приведет к нивелированию страха перед исламом», и в первую очередь по причине ориентированности западных СМИ из коммерческих и политических интересов на предоставление информации в определенном, заданном и востребованном обществом ключе. В настоящий момент, отмечает эксперт, исламофобия, которой подвержены в первую очередь такие европейские страны, как Германия, Нидерланды и Австрия, приводит к всплеску праворадикальных настроений, опираясь на поддержку определенных политиков и организаций. Если рассматривать ситуацию, например, в Европе в контексте современных событий (экономический кризис, приток беженцев из арабских государств), опираясь на опыт истории, можно прогнозировать усиление движений правого толка, для лидеров которых «угроза ислама» будет лишь одним из политических инструментов манипулирования электоратом. Комментируя отношение Европы к арабским революциям, профессор Хафез говорит о существовании двух точек зрения. Согласно одной из них, перемены в арабском мире являются историческим шансом на пересмотр образа ислама. «Многим становится очевидно, что в исламском мире живет порядка 1,4 млрд. человек, стремящихся к демократизации». Вторая точка зрения более пессимистична. Ее сторонники исходят из того, что следует различать позитивные тенденции на Ближнем Востоке и ситуацию с мусульманами, живущими в Европе. Так, в Германии всегда существовала разница между определенной эйфорией в связи с Россией и мигрантами из Восточной Европы. В этой связи Кай Хафез не думает, что арабские революции способны значительно повлиять на образ ислама.

В современных условиях развития коммуникативного пространства просто невозможно обособиться от мировых информационных потоков. Как результат – зарубежные СМИ оказывают серьезное влияние на формирование определенных представлений, в частности в России. В настоящее время основные информационные потоки в мире контролируются интернациональными центрами (13 стран – доноров дают 90% информационного продукта). В результате сформировались информационные центры и зависимые от них периферии, отличающиеся слабостью собственных информационных ресурсов и соответствующей индустрии. Получаемый из-за рубежа информационный продукт зачастую противоречит отечественным традициям, отношениям. То есть реально существует проблема распространения массовой культуры, захлестывающей неготовые к ее стандартам общества. Еще одной проблемой можно считать практику переводов иностранных материалов, особенно заголовков, зачастую осуществляемых не совсем корректно, либо «крикливо» в поисках коммерческой выгоды.

Многие процессы и события в мире и на западе являются сопоставимыми с аналогичными в России, что способствует наложению смысловой информации, идущей через СМИ. Террористические акты в США, совершенные 11 сентября 2001г. выходцами из мусульманских стран, вызвали мощный всплеск исламофобии в западном мире. Последовавшие за этим теракты в Испании (2004), а затем и в Великобритании (2005) только усугубили массовые антиисламские настроения. В России, где с 1994 г. шла война в Чечне, антагонизм в отношении мусульман поначалу уступал в ранжире фобий этническим и географическим антипатиям (чеченофобия, кавказофобия). Однако по мере ужесточения внутреннего терроризма – теракты в Москве (1999, 2003), Волгодонске (1999), Беслане (2004) – ислам все чаще стал ассоциироваться с агрессией и жестокостью. Такому восприятию мусульманской веры способствовали ежедневные видеокартинки из Чечни, ставшие неотъемлемой частью новостных программ постсоветского телевидения: на экране беспрестанно мелькали бородатые боевики с зелеными повязками на головах, женщины в хиджабах, толпы мужчин, совершающие устрашающего вида ритуальный танец зикр. Теле- и радиопрограммы, на протяжении десятка лет муссировавшие информацию о некоей «исламской угрозе», постепенно внедряли в сознание обывателя мысль о единстве обеих составляющих этого понятия. В качестве примера для анализа освещения ислама в СМИ можно взять захват заложников на мюзикле «Норд-Ост» - один из самых резонансных террористических актов в России за последние годы.

Представляется положительным тот факт, что российская пресса в целом была достаточно толерантной по отношению к мусульманам в русле дискурса «Норд-Ост». Отсутствовали ксенофобные высказывания и призывы к дискриминации мусульман. Тем не менее, в большинстве репортажей террористы назывались шахидами, что в сознании массового читателя указывало на принадлежность к мусульманам – использовались в принципе наработанные на западе приемы. Боевики оказывались на каждой пятой фотографии. В некоторых публикациях содержалась неуместная романтизация образа террористок-смертниц, отдавших свои жизни за идею.

Экономический кризис 1990-х годов в РФ наращивал миграционные потоки, вектор которых был направлен преимущественно от периферии к центру.

Массовые миграции в крупные города из южных регионов привели к всплеску мигрантофобии (особенно кавказофобии) в среде местного населения. Наиболее резкое неприятие у столичных жителей вызывают рыночные торговцы и работники сферы торговли услуг, то есть представители преимущественно публичных профессий. Поскольку подавляющая их масса принадлежит к мусульманской конфессии, именно они оказываются объектами исламофобии.

Антагонизм в отношении мусульман, хотя и уступает масштабам мигрантофобии и кавказофобии, все же сохраняет устойчивую тенденцию к росту, постепенно обретая еще и расовый оттенок. Расхожий лексикон в отношении «чужих» (зачастую и немусульман) включает определения типа «азеры», «мамеды», «чурки», «элкаэны» («лица кавказской национальности»), «черные», «муслы» и т.д. И здесь ясно прослеживается ситуации в Европе с ее восприятием на российскую действительность.

В результате в современной России определенный образ ислама сложился в основном под влиянием памяти о войне в Афганистане, а также «первой» и «второй» чеченских войнах;

взрывов в Москве, терактов 11 сентября в США, захвата заложников на «Норд-осте» и многочисленных терактов, связанных с деятельностью радикальных исламских группировок, как по всему миру, так и в России. Конечно, в большинстве публикаций не говорится о том, что ислам враждебен другому миру. Однако мировой масштаб деятельности террористических группировок, освещаемый в публикациях, невольно создают у читателя представление о враждебности всего исламского мира. Современное развитие России происходит под большим воздействием западной цивилизации, неся особые социо-экономические, политические и культурные образцы.

Господство данной культуры исключает проявление «иной» цивилизации. И при этом страны исламского мира зачастую отождествляются с процессами стагнации, закоренелого традиционализма, который представляет угрозу всему миру.

Раздел II. Анализ образа ислама в современных СМИ. (3 часа лекционных, 2 часа практических занятий).

Тема 4. Образ ислама в коммерческих СМИ. (1 час лекционных занятий).

Коммерческие СМИ представляют собой обособленную категорию, отличающуюся принципиальным подходом в подборе информации, предлагаемой общественности, ориентируясь в первую очередь на распространенные запросы массы, исключая достаточно образованное меньшинство. Причем ситуация и за рубежом и в России сопоставима. Сейчас Россия переживает бум финансовых газет, и некоторые из них по своему уровню приближаются к элитарным изданиям, выпускающимся на Западе.

Первой попыталась занять нишу элитарной российской прессы газета «Коммерсантъ», но она не сумела объединить вокруг себя читателей из кругов финансовой элиты и стала газетой более массовой, рассчитанной в том числе и на тех, кто просто интересуется финансовыми вопросами.

Попытку пересадить на российскую почву совместный продукт двух элитарных качественных газет предприняли крупнейшие западные финансово экономические и издательские концерны — американский Доу Джонс и английский Пирсон. Газету «Ведомости» издают соперники, объединившиеся для совместных действий в России, — «Financial Times» и «Wall Street Journal».

И этим подтверждается, что типология российской прессы, в первую очередь газеты, развивается примерно в том же направлении, что и в международной практике, — сказываются изменения, которые происходят в мире и в России. Это отнюдь не означает, что российская пресса унифицируется под западные модели, но и не свидетельствует об антагонистическом противопоставлении основных типологических структур СМИ России и развитых стран Запада, тем более что западные модели сами очень существенно разнятся между собой. Английская, французская, немецкая, шведская модели сильно отличаются друг от друга и еще больше от американской. Российская модель приближается к европейской, частью которой она и является. За последние десять лет резко вырос информационный компонент российских СМИ, но важнейшей частью нашей журналистики остаются аналитика, интерпретация событий, публицистика в отличие от американской газетной фактографичное.

На медиа-рынке российской прессы, в ее типологии наряду с некоторым увеличением числа качественных изданий наблюдается процесс бульваризации, «пожелтения» многих газет, даже таких, как «Комсомольская правда» и «Известия». Бульварной в полном смысле этого слова ежедневной газеты нет, зато существует множество бульварных еженедельников весьма примитивного уровня типа «Мегаполис Экспресс».

Особое место занимают издания, объединяющие в себе несколько типов, — газеты, включающие как серьезные информационные и аналитические блоки, так и разделы, граничащие с бульварщиной, рассчитанные на широкие массы читателей, позволяющие обслуживать разные слои населения и тем самым привлекать рекламу и широкий набор рекламодателей. К типу таких газет можно отнести «Московский комсомолец», который сегодня пользуется вниманием самой большой читательской аудитории. Реклама стала настолько важным действующим фактором в мире российских СМИ, что способствовала появлению нового вида бесплатных газет, в свою очередь распадающихся по крайней мере на два типа — исключительно рекламные, как «Экстра-M» и «Центр-Плюс», и информационно-рекламные, как «Метро».

Развитие общероссийских средств массовой информации имеет два направления. Одно из них связано с попыткой доставлять газеты во все регионы, что характерно для многих изданий. Другое представлено двумя московскими газетами — «Комсомольской правдой» и «Московским комсомольцем», которые стремятся издавать свои особые приложения в тех городах, где они печатаются.

«Комсомольская правда» выпускает во многих регионах такие приложения. К этому же стремится и «Московский комсомолец», который перешел на выпуски своих еженедельных изданий в различных регионах России.

Новым типологическим направлением является содержательная структура этих изданий – стремление соединить московское видение общероссийских, федеральных, общенациональных проблем и международной жизни с проблемами региона. Складывается принципиально иной подход, чем тот, который существовал в Советском Союзе, когда центральные газеты были сосредоточены исключительно на общесоюзных и международных вопросах. Сегодня подобные издания могут получить развитие только лишь при условии существенного повышения материального благосостояния граждан и более тесного экономического и информационного обмена внутри России.

В этом смысле перспективы развития общероссийских СМИ тесно связаны с учетом региональных интересов, с созданием в общероссийских газетах некоего подобия телевизионных сетей, когда газеты, предназначенные для распространения в регионах, будут иметь, по крайней мере, свой специальный раздел, посвященный местным новостям и проблемам.

По этому принципу действуют газеты во многих странах. Соединение общенациональных и региональных проблем открывает новые возможности для общероссийской прессы, если она будет обладать необходимым уровнем информационной обеспеченности и качества журналистской работы.

Перспективы прессы во многом зависят и от использования новых технологий, прежде всего Интернета. Однако как бы активно ни использовались Интернет и спутниковая связь для передачи информации, успех СМИ зависит от содержания. Московскую газету можно прочитать в Интернете во многих городах, но для того, чтобы она имела смысл для какого-либо конкретного города, она должна помочь понять и местные проблемы. Только соединение местного и общероссийского может стать ключевым моментом в воссоздании общероссийских информационных структур. Общероссийские СМИ необходимы для развития экономики и культуры России как единого экономического, культурного и политического целого.

Это относится и к работе телевидения и радиовещания. Общероссийские телевизионные каналы, действующие в рамках региона, должны обязательно дополнять свои материалы местными информационными сюжетами. Телевидение распространяет не только политическую информацию, но и рассказывает о новостях кино, театра, науки, спорта, пытается ответить на вопросы, которые волнуют каждого гражданина России. Больше внимания следует уделять местным проблемам, и в этом смысле сетевая структура средств общероссийского телевидения была бы разумным выходом из тупика, в который ведет одностороннее освещение событий.

Если говорить о векторах развития российской прессы, то прежде всего следует обратить внимание на необходимость установления нормальных отношений между владельцами изданий и журналистскими коллективами. От этого зависит доверие к прессе, к СМИ со стороны населения. Политизация и защита узкокорыстных интересов отдельных лиц ведут к дискредитации СМИ, к тому, что меньше смотрят, слушают, читают общероссийские СМИ. Наиболее здоровый путь совершенствования средств массовой информации, это дальнейшая их деполитизация и формирование нового понимания роли СМИ как общественного института, который не может отражать взгляды и пристрастия только владельца и послушных ему журналистов.

Типология помогает понять место изданий в системе СМИ, способствует их взаимодействию, развитию здоровой, нормальной конкуренции, высвечивает место СМИ в рамках географического, информационного, экономического, социального пространства, будь то пределы России, региона или города.

Типология определяет особенности деятельности, взаимоотношений с политическими структурами, экономическими институтами, с потребителями информации, читателями, слушателями, зрителями. Типология обеспечивает наиболее эффективную реализацию информационной политики в данных условиях, помогает выработать методы общения с аудиторией.

Особое место занимают взаимодействие с рекламодателями, рекламная политика СМИ. Это важнейшая для жизнеспособности средств массовой информации сфера гармонизации информационных интересов и потребностей аудитории, обусловленных покупательной способностью людей. Тщательно разработанные типологические параметры обеспечивают выживаемость на рынке СМИ.

Сближение, контакт с аудиторией во многом определяются типологически.

Газета может быть городской, областной, массовой или элитарной, и в каждом случае точное определение типа издания помогает ему не только выжить, но и приобрести необходимую форму. Понимание типологии позволяет правильнее сформировать и журналистский коллектив, наметить цели и обеспечить правильное и разумное их выполнение и, кроме того, выработать ту сумму приемов, методов, жанров, которые позволят удовлетворить аудиторию, на которую рассчитано данное издание.

Типологическая концепция СМИ — это та формула, та установка, которая регламентирует работу и журналистского коллектива, и руководства издания, а также взаимоотношения с аудиторией. Она определяет курс газеты, журнала, других СМИ. Правильное понимание типологии издания избавляет и от попыток превратить районную газету в подобие «Известий», и от другой крайности — сведения газеты к уровню местной сплетницы, что тоже довольно часто случается. Правильное определение типологии помогает изданию действовать наиболее эффективно, разумно, экономически рационально и с наиболее полным учетом общественных интересов.

Специфика коммерческой прессы накладывает отпечаток на выбор преподносимой общественности информации. Примечательно, что в феврале г. впервые за восемь лет пребывания у власти Президента США Р. Рейгана три ведущие телекомпании государства отклонили просьбу Белого Дома предоставить Президенту возможность выступить по их каналам, заявив, что поскольку в президентской речи не будет содержаться ничего нового, коммерческие интересы компаний не позволяют им тратить эфирное время впустую. Естественно, они более заинтересованы в демонстрации сенсаций, разоблачений как, например, публикации газетой «Нью-Йорк таймс» части документов Пентагона или разоблачение газетой «Вашингтон пост» Уотергейтского скандала, приведшего к отставке Президента Р. Никсона в 1974 г., трансляция разоблачительных слушаний данного дела в Конгрессе, интерес СМИ к подробностям личной жизни Б. Клинтона и пр. Многие такие радиовещательные и телевизионные компании, как «Шпигель», «Штерн», «Таймс», «Панорама», «Вашингтон пост», «Лос Анджелес таймс», «Монд», «Матен» и др. держатся на плаву и даже процветают на вскрытии скандалов, разоблачении махинаций. В качестве новейшего примера можно привести события 2010 г., когда ровно в час ночи на 29 ноября сайт WikiLeaks, а также сразу несколько крупных СМИ (а именно: El Pais, Le Monde, Der Spiegel,The Guardian, The New York Times и журнал «Русский репортер») приступили к публикации секретных депеш американских дипломатов.

Украденных из закрытой базы данных SIPRNet.

По мнению Александра Тертычного, отечественные «желтые» издания в основном используют только три темы – убийства, сексуально – патологические и мистические темы. В стране, где долгое время говорить о подобном, тем более с экранов телевизоров и страниц газет было невозможно, эти темы находят живой отклик.

Бульварной прессе не нужно нести что «доброе, вечное». Самое главное – это побольше продать экземпляров, неважно какими способами. Для привлечения внимания используется все. Закон производства сегодняшней «желтой » прессы:

«Пипл хавает (народ потребляет) – значит ему это надо» входит в противоречии с укоренившимися веками представлениями о роли слова и прессы в российском обществе как о сеятеле доброго, вечного».

О том, что люди получают то, что хотят, говорилось не раз. «Желтая»

пресса идет на поводу у желаний большинства и показывает то, что им нужно. По мнению Сержа Московичи «Сила публицистов берется из их дара гипнотизировать на расстоянии. А так из знания публики, одновременно интуитивного и основанного на информативности». Опять же основная причина того, что отдельно взятые индивиды проявляют свою стыдливость и неприятие насилия, но в толпе подобные материалы находят отклик – всеобщее омассовление. Вспомним, что СМИ формируют публику, то есть толпу. Силы, дремлющие в массах людей большей частью несут деструктивный характер.

«Желтые» издания, зная об этих тайных помыслах, находят какой-либо объект и бросают его на съедение толпы. «Разоблачить, бросить ей на съедение такой отвратительный и скандальный предмет – значит, дать возможность для свободного выхода ее подспудным разрушительным силам, можно сказать агрессивности, которая только и ждет сигнала, чтобы развернуться». Таким образом, в руках у средств массовой информации находятся огромные возможности влияние на толпу. И большей частью влияние это деструктивно по своей сути, хотя выше уже оговаривалось, что СМИ могут и созидать. Причина деструктивности, как уже говорилось – стремление завоевать популярность.

Другое дело – содержательная сторона. Спрос рождает предложение, однако, правда и то, что, выполняя заказ своих патронов, ведущие перья и голоса СМИ манипулируют аудиторией. Не зря их служителей в обиходе называют представителями «второй древнейшей профессии». Ведущие аналитических телеобозрений часто используют в своих авторских программах зарубежные сюжеты не для информирования аудитории, а ради «черного пиара» (германская хирургическая клиника и американская глубинка в программах Доренко с нападками на Примакова и Лужкова, последнего – в обвинении к причастности к убийству управляющего московским отелем «Рэдисон-Славянская» Тейтума;

швейцарская вилла и банковский сейф Нью-Йорка в антиельцинской программе Киселева), либо подчеркивания политических симпатий и антипатий (например, в отношении Югославии). Объект одного и того же пиара становится поводом для долговременной массированной кампании в межолигархической борьбе.

Во многом коммерческой структурой является Интернет, несмотря на позиционирование стремления к предоставлению разноплановых материалов соответственно запросам пользователей. Принцип перекрестного цитирования и поиска по ключевым словам и словосочетаниям приводит к тому, что наиболее броские заголовки поисковые системы выводят в первую очередь.

Автором-составителем 12.09.2011 года было проведено достаточно простое и доступное всем абсолютно пользователям интернета исследование. В поисковой системе Google.ru проводились запросы по ряду слов и словосочетаний. Были получены следующие результаты:

- на запрос по слову «ислам» поисковая система выдала примерно 17.400.000 ссылок;

- на словосочетание «исламский террор» – примерно 180.000.000 ссылок;

- на словосочетание «исламский терроризм» («исламские террористы») – примерно 137.000.000 ссылок;

- на словосочетание «страшный ислам» – примерно 44.200.000 ссылок;

- на словосочетание «исламский экстремизм» – примерно 3.120.000 ссылок;

- на словосочетание «опасный ислам» – примерно 89.900.000 ссылок.

С другой стороны, запросы по словосочетаниям «мирный ислам» и «дружественный ислам» привели к следующим результатам: примерно 1.850. и 1.120.000 ссылок соответственно.

Конечно, к данным показателям, учитывая, например, наличие большого числа ссылок на материалы опровергающего характера, следует относится с большой долей условности, но, тем не менее, общее соотношение, на наш взгляд, полностью отображает систему восприятия ислама как религии и системы мировоззрения, определяющей поведение, в обществе сквозь призму материалов интернет-сетей.

Раздел II. Анализ образа ислама в современных СМИ. (3 часа лекционных, 2 часа практических занятий).

Тема 5. Попытки формирования позитивного образа ислама СМИ исламских организаций. (0,5 часа лекционных и 1 час практических занятий).

Исторический опыт сосуществования исламского и православного населения в России, опыт взаимодействия исламских сообществ с органами государственной власти – это тот базис, который позволяет функционировать мусульманских организациям в настоящее время. И если взаимодействие с государственными структурами в принципе отлажено, в плане взаимоотношений с общественностью еще предстоит проделать существенную работу. Различные формы взаимодействия с религиозными объединениями осуществляются органами власти разных уровней: главой государства и высшими органами законодательной и исполнительной власти, отдельными федеральными министерствами и ведомствами, органами власти субъектов Федерации и муниципальных образований. Для этой цели во многих властных структурах были образованы специальные подразделения. В настоящее время они действуют автономно друг от друга и не наделены исполнительно распорядительными полномочиями.

Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации по своему статусу является консультативным органом, обеспечивающим взаимодействие президента Российской Федерации с религиозными объединениями. В состав членов Совета входят представители ряда религиозных организаций.

Комиссия по вопросам религиозных объединений при правительстве Российской Федерации образована в целях рассмотрения вопросов, возникающих в сфере государственно-конфессиональных отношений, в частности, касающихся передачи имущества религиозным организациям.

Главной задачей Объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации можно назвать проработку концептуальных вопросов законодательного обеспечения государственной национальной политики и законодательного регулирования взаимоотношений государства и религиозных объединений. К числу основных своих направлений работы, комиссия относит также анализ практики реализации действующего законодательства по вопросам национальной политики и политики государства по отношению к религиозным объединениям, выработку практических рекомендаций относительно приоритетных направлений законотворческой деятельности федеральных органов власти и органов власти регионов страны в указанных областях, совершенствование работы по реализации действующего законодательства.

Представители религиозных организаций приглашаются на заседания комиссии, но не являются ее членами.

В ряде федеральных министерств и ведомств созданы самостоятельные подразделения или должности для осуществления связей с религиозными объединениями. Их полномочия и характер работы определяются внутренними актами министерств, какая-либо унификация отсутствует. Данные структуры не подчинены Комиссии при правительстве Российской Федерации, решения которой носят лишь рекомендательный и информационный характер.

Подразделения по связям с религиозными объединениями при федеральных органах не имеют региональных структур. В субъектах Федерации подразделения и должности по связям с религиозными объединениями создаются в структуре администрации региона. В качестве таковых они независимы от федеральных органов власти, отличаются многообразием организационно-правовых форм. Отсутствуют механизм и источники организационно-материального обеспечения "горизонтального" взаимодействия между региональными органами по связям с религиозными объединениями.

Активно проходят процессы религиозного просвещения. Сегодня в России существует множество разных изданий исламской направленности - от общероссийских газет «Ислам Минбаре», «Все об исламе» (тиражи - 10 000 и 000 экземпляров соответственно) и журнала «Мусульмане» (7 000 экземпляров) до махачкалинского журнала «Ислам», столичной «Современной мысли», казанских «Оазиса» и «Благоденствия», дагестанского «Ас-Салама», «Пензенских вестей», самарского «Азана», костромского «Ислама», вологодского «Имана», тюменских «Мусульман Сибири», петрозаводского «Прямого пути» и т. д. Наряду с новостями жизни уммы (араб. - сообщество мусульман, мусульманская община в целом) соответствующих регионов там публикуются популяризаторские статьи по истории ислама и мусульманской культуры, комментированные отрывки из Корана и хадисов (араб. - «рассказы», «речения» - предания о словах и деяниях пророка Мухаммада, затрагивающие различные религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины), расписания намазов (араб. - «салат», перс. - «намаз» - мусульманская каноническая молитва, одно из пяти предписаний ислама);

новообращенным разъясняются правила поведения в мечети.

С 1994 года в рамках государственной программы «Голос России» дважды в неделю в эфир выходит часовая радиопередача «Исламская волна». Темы этой передачи - Коран и его толкование, новости уммы, основы шариата и мусульманской этики, история арабо-мусульманской культуры, уроки классического арабского языка, корано- и хадисоведения, история ислама и его распространения в России. Параллельно на «Радио России» уже более десяти лет по пятницам выходит программа «Сайт ул-Ислам» («Голос ислама»). Помимо сообщений информационного и просветительского характера, литературных чтений и репортажей, радиопортретов современных мусульман, программа включает в себя регулярные конкурсы слушателей.

На телеканале «Россия» 15 февраля 2002 года появилась новая пятнадцатиминутная передача «Мусульмане», посвященная традициям и культуре мусульманских народов России (она сменила в эфире прежнюю программу «1001 день»). Передача состоит из трех-четырех сюжетов и сопровождается комментариями ведущей Динары Садретдиновой, выпускницы столичного ГИТИСа. Кроме того, в практику телеканалов - в том числе и центральных - с недавних пор входят трансляции моления во время праздника Курбан-байрам в московской Соборной мечети. Таким образом, электронные СМИ федерального уровня уже прервали многолетний заговор молчания в отношении российского ислама, хотя «мусульманское присутствие» на радио- и телеканалах пока еще незначительно.

Но основания для оптимизма все-таки имеются. Настоящий бум переживает сегодня самое универсальное и ориентированное на молодежь средство коммуникации - исламский Интернет. Крупнейшие его порталы muslim.ru, islam.ru, koran.ru, ansar.ru, islamnews.ru и т. д. - имеют общероссийское значение. Региональные исламские учебные заведения, издательства, просветительские общества, СМИ также завели собственные вэб-странички. По Интернету мусульмане могут знакомиться, получать ответы на житейские вопросы, уяснять для себя подробности исламского вероучения. Практическая анонимность общения между мусульманами и не мусульманами на сетевых форумах, где обсуждаются проблемы ислама в современном мире, обеспечивает необходимый уровень откровенности.

Между тем, если на федеральном уровне во взаимоотношениях между властями и религиозными организациями можно увидеть положительные результаты, на местном уровне до сих пор существует очень много проблем.


Ущемляются права многих мусульман. По сути, получается двоякая ситуация:

государственная власть говорит о свободе вероисповедания, а на местном уровне это не обеспечивается.

Таким образом, можно констатировать, что взаимоотношение государственной власти и ислама в Российской Федерации на сегодняшний день определяется следующим:

Во-первых, проведение единой вероисповедной политики государства возможно только в условиях укрепления властной вертикали и формирования единой внутренней политики в России. Создание эффективно функционирующего механизма реализации государственной политики в сфере свободы совести и вероисповеданий обеспечит успешное достижение поставленных цели и задач политики;

гарантирует защищенность основных прав и свобод, будет содействовать укреплению взаимопонимания и сотрудничества приверженцев разных религий и людей неверующих, стабильности в обществе.

Во-вторых, вопросами религии должны заниматься исключительно компетентные люди. А для этого необходимо следующее:

- координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по реализации государственной вероисповедной политики;

- осуществление от имени правительства Российской Федерации постоянных контактов с религиозными объединениями;

- оказание, по просьбе религиозных объединений, содействия и необходимой помощи в достижении договоренностей с органами государственной власти по вопросам, входящим в его компетенцию;

- подготовка и экспертиза законопроектов по вопросам свободы совести, свободы вероисповедания и религиозных объединений, разработка предложений по совершенствованию государственной вероисповедной политики;

- оказание консультативной помощи федеральным и региональным государственным органам в применении законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях;

- управление структурами по делам религиозных объединений в субъектах Федерации;

- координация деятельности органов по связям с религиозными объединениями с деятельностью органов юстиции, осуществляющих государственную регистрацию религиозных организаций;

- государственная религиоведческая экспертиза;

- организация профессиональной религиоведческой подготовки и повышения квалификации кадров специалистов госслужащих, работающих в сфере государственно-конфессиональных отношений.

Еще одним немаловажным направлением взаимодействия является организация различного рода семинаров, круглых столов, конференций с привлечением широкого круга представителей государственных и общественных структур, тем более что работа в данном направлении ведется. Здесь можно привести в качестве примеров международную конференцию «Россия и исламский мир: партнерство во имя стабильности», проводившаяся в сентябре 2010 г. и имевшая целью расширение международного сотрудничества России со странами Исламского мира и исламскими сообществами Европы, Азии и Америки в сфере науки, культуры и экономики. Подготовка к конференции началась еще в январе, когда были определены основные ориентиры ее проведения, – цель, формат, место и дата. Вопрос о проведении данной конференции поднимался во время встреч на высшем уровне: на встрече председателя Совета муфтиев России муфтия Шейха Равиля Гайнутдина с Генеральным секретарем Организации Исламская Конференция Экмелетдином Ихсаноглу в рамках его визита в Россию в марте этого года, и во время визита Президента России в Московскую Соборную мечеть. Глава ОИК и лидер страны поддержали идею проведения данной конференции, и именно их приветствия стали открывавшими конференцию и были озвучены после чтения Священного Корана. Важным этапом подготовки конференции было определение списка приглашенных лиц из-за рубежа. Приглашения были направлены представителям 40 стран. Среди приглашенных зарубежных лиц – муфтии и всемирно известные ученые, такие как Юсуф аль-Карадави, Мухаммад Али ат Тасхири, Шейхуль-Азхара Мухаммад Сейид Тантави, руководители международных исламских организаций, таких как ОИК, ИСЕСКО, IRCICA и др., министры по делам ислама и вакфов арабских государств, главы организаций исламского призыва и исламского развития Малайзии и Индонезии, главы мусульманских организаций Евросоюза, США и Канады, члены Конгресса США и Европарламента.

В 2010 г. состоялся форум «Неизвестный» Иран, на котором с широким привлечением СМИ рассматривались весьма актуальные в плане формирования позитивного образа ислама вопросы, в частности:

• Каково восприятие Ирана международными средствами массовой информации? Отражают ли СМИ реальную действительность в полной мере? Что знают мировые масс-медиа об Иране, и насколько объективно они освещают суть происходящих в стране преобразований и феномен ее развития?

• Как иранские власти могут помочь журналистам в освещении сложившейся ситуации, и как это государство хотело бы себя позиционировать на международной арене?

• Насколько иранские СМИ заинтересованы и готовы сыграть конструктивную роль в формировании позитивного имиджа Ирана в мировом сообществе?

Не стоит забывать потенциальные и реальные возможности нтернет ресурса. Можно отметить значительные достижения и в данной области, в качестве примера можно привести сайт «Ислам для всех», чья аннотация звучит следующим образом: «Сайт был создан для Вас и его эффективность во многом зависит от вашего присутствия и участия здесь. Мы будем стремиться предоставить Вам наиболее полную информацию об Исламе, исламской культуре, о текущих событиях и новейших исследованиях, а также возможность воспользоваться услугами, без которых не обойтись в наши дни.

Наша основная цель - показать единый и живой Ислам, который идет в ногу с развитием человечества, не отставая ни в одной из областей.

Наши задачи:

Создать русскоязычный веб-ресурс, как для мусульман, так и для не мусульман. Стать своеобразным справочником относительно большей части вопросов, связанных с Исламом, его учением, культурой и обществом.

Наши цели:

Работать на благо человеческого рода, как учит этому Ислам, развивая исламскую Умму (общество), в частности, и человеческий род, в общем.

Поддерживать принципы свободы, справедливости, демократии, и защиты прав человека. Укреплять общие моральные качества личности, семьи, и общества в целом. Расширить круг представлений об Исламе;

показать его ценность и практичность, непротиворечивость его принципов и законов, его уравновешенность, справедливость и применимость в любом месте и времени;

показать толерантность и человечность, присущую законам Корана. Усилить единство между членами исламского сообщества, поддерживая информационный и культурный обмен. Широко осведомлять о событиях, происходящих вокруг.

Укреплять взаимное доверие между мусульманами.

Общая политика:

Разносторонность содержания: представление общего и частного образа Ислама в информационных и сервисных материалах;

Взвешенный подход: позиция "золотой середины Ислама", уход от экстремизма или небрежности и необоснованных мнений;

Объективная обработка материала: стремление к научной точности, отказ от субъективности и предрассудков;

Моральный подход: избегать клеветы или похвалы отдельных лиц, групп или государств, любой пропаганды и рекламных ухищрений, провокаций и подстрекательства;

Эстетический подход: забота о том, чтобы все содержание было отображено профессионально и приятно.

Третьим направлением, ориентированном на формирование позитивного образа, как исламских регионов Российской Федерации, так и ислам в целом, является взаимодействие региональных властей с региональными и федеральными СМИ. Именно в данном направлении работают представители Агентства по туризму Республики Дагестан (в 2009 г. состоялся круглый стол), власти Республики Северная Осетия (в 2008 г. проблеме «Сохранения этнокультурного многообразия как фактора формирования гражданского общества» было посвящено прошедшее во Владикавказе заседание Общественного совета при Министерстве общественных и внешних связей Северной Осетии). В Дагестане с целью формирования позитивного образа республики был специально создан распространяемый по всей территории России журнал «Проджи». Весьма эффективно подобного рода взаимодействие налажено в Республике Татарстан, официальными партнерами региональной власти являются информационно-аналитический еженедельник «Моя газета», а также другие республиканские и районные СМИ (агентство «Татар-информ», газеты «Республика Татарстан», «Вечерняя Казань», «Казанские ведомости», «Коммерсантъ» и др., телекомпании ГТРК «Татарстан», «Эфир», радио «Казань»

и.т.д.

Также, на наш взгляд, просто необходимо изучение опыта исламских государств и сообществ в европейских странах в плане формирования в первую очередь объективного образа ислама, например Саудовской Аравии, Катара, и британской общины мусульман.

Серьезную потребность в улучшении своего имиджа Саудовская Аравия почувствовала после того как выяснилось, что 15 из 19 угонщиков, участвовавших в террактах 11 сентября, были ее гражданами. В конце 2001 г.

правительство страны начало пиар-компанию, призванную продемонстрировать ее активное участие в финансовой войне против терроризма. В СМИ были широко изложены предпринятые правительством меры по усилению контроля за благотворительными организациями, которые, по убеждению администрации Буша и многих аналитиков, являются основным источником финансирования "Аль-Кайды" и других террористических групп. В число этих мер включены установление финансового контроля и механизмов проверки правил и норм благотворительной деятельности, создание государственного агентства для наблюдения за деятельностью фондов, установление строгих правил перевода денег за пределы страны. В сообщениях даже указывались номера банковских счетов, замороженных после 11 сентября (в общем 33 счета на общую сумму 5, миллиона долларов).


На фоне этой, в принципе, достаточно вялотекущей межцивилизационной медиаконфронтации наиболее выигрышно смотрится и стремительно расширяет свои позиции относительно новый игрок мирового медиапостранства – независимый круглосуточный спутниковый канал «Аль-Джазира», который начал свою работу 1 ноября 1996 года, вскоре после прекращения вещания Би-Би-Си на арабском языке. Уже трудно найти государство, которое не выразило бы своего возмущения материалами корреспондентов телекомпании. Израильтяне обвиняли «Аль-Джазиру» в поддержке терроризма, а палестинцы, сирийцы и ливийцы называли «Аль-Джазиру» рупором сионистской пропаганды. С Запада на «Аль Джазиру» то и дело сыплются обвинения в проповеди терроризма, а исламские фундаменталисты обвиняют «Аль-Джазиру» в том, что она поднимает в прямом эфире недопустимые, с их точки зрения вопросы, как секс и преследование иноверцев. Иордания и Кувейт даже высылали корреспондентов «Аль-Джазиры», сочтя их репортажи оскорбляющими правителей этих стран. Египет закрыл корпункт телекомпании после того, как журналисты канала передали интервью с лидерами египетских оппозиционеров. Но больше всего достается «Аль-Джазире»

от Саудовской Аравии, власти которой неоднократно призывали руководство Катара закрыть канал, а саудовские компании несколько лет подряд бойкотировали его. За время существования канала министерство получило более 400 официальных нот протеста в связи с передачами "Аль-Джазиры".

Если же говорить об «Аль-Джазире» не просто как об известной телекомпании, а как о составной части информационной политики государства, благодаря поддержке которого она и состоялась, то эффективности этой политики могут позавидовать самые развитые страны. Ведь именно благодаря «Аль Джазире» семья аль-Тани за несколько лет превратилась в одну из влиятельнейших в арабском мире, а эмир Хамад бен Халифа аль-Тани – в самого просвещенного из всех арабских правителей, в создателя самого независимого арабского средства массовой информации. В свете этого становится понятным, почему, несмотря на политические неприятности, власти Катара канал не закрывают, а поддерживают и способствуют его процветанию.

Британская община мусульман разработала и внедрила огромное количество инициатив в сфере развития собственных СМИ по созданию и поддержанию положительного имиджа ислама в стране. Тем самым последователи пророка Мухаммеда обеспечивают присутствие в британском медийном пространстве конкурентоспособной информации об исламе. Наиболее заметны исламский телеканал, радиостанция «Рамадан Радио», авторитетное издание «Мусульманский справочник» («The Muslim Directory»), газеты «Мусульманские новости» («The Muslim News»), «Мусульманский еженедельник» («The Muslim Weekly») и др. Все общественные и религиозные организации имеют свои Интернет-ресурсы. Эти и многие другие СМИ рассчитаны не только на мусульман, но и на широкий круг британцев, проявляющих интерес к исламу. (Отдельный вопрос, выходящий за рамки данной статьи, — распространение идей радикального политизированного ислама через исламские СМИ). Объективно говоря, мусульманские журналы и Интернет-ресурсы не могут повлиять на мнение большинства британцев. Важна конструктивная позиция наиболее авторитетных, ведущих СМИ. Ими распространяется информация и о мирной, культурной, просветительской и чисто религиозной деятельности мусульманских общин Королевства. Отмечают, что после взрывов 2005 г. в Лондоне британская пресса ответственно отнеслась к освещению событий, была дана возможность высказаться умеренному мусульманскому большинству и мусульманским жертвам нападений.

Совершенно иной подход отмечается в отношении беженцев: «Не было никакой попытки различить крошечное число безумных людей и подавляющее большинство претендентов на получение политического убежища». Взрывы, совершенные молодыми мусульманскими радикалами в Лондоне в 2005 г., поставили под сомнение будущее мультикультурализма в Великобритании, хотя исследователи в 2007 г. достаточно убедительно доказывали, что возможности этой политики в отношении мусульман далеко не исчерпаны. В отличие от лейбористов, новое консервативное правительство готовится изменить политику в отношении иммигрантов-мусульман. Речь премьер-министра Великобритании Д. Кэмерона на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2011 г.

была воспринята обществом как отказ от политики мультикультурализма.

Пресса увидела в заявлении Д. Кэмерона прежде всего сигнал к началу широкого обсуждения проблемы. Отдельные СМИ прямо заявили, что речь премьер министра была «непродуманна и неосмотрительна». Но были и СМИ, которые высказывались в поддержку такой позиции премьера, а некоторые нападали на каждого, кто осмеливался критиковать его выступление. Однако, в свою очередь, например, «Гардиан» прямо обвинила «Дэйли Стар» в «антимусульманской пропоганде». Пресса активно включилась в обсуждение, но на страницах газет редко появлялся термин «интеграция». Во многом неясным остается и сам термин «мультикультурализм»: каждый журналист вкладывал в него свой смысл, каждый обозреватель услышал то, что хотел.

В-четвертых, на наш взгляд, просто необходимо пересмотреть представления о западе, излагаемые в учебниках арабских стран, что дает пищу в первую очередь западным СМИ. Ученые выделяют ряд тезисов, общих для учебников в арабских странах и стержневых для преподавания истории в мусульманских государствах:

1. Восток исторически находился на более высоком уровне развития.

Европейская цивилизация считается молодой, и даже сегодня многие ее ошибки приписываются неопытности юности. Средневековая Европа оценивается в сравнении с Востоком, и подчеркивается блеск расцвета Арабского халифата на фоне «тьмы» средневековой Европы. А история Великих географических открытий в арабских учебниках начинается не с путешествий Колумба или Магеллана, а с плаваний финикийцев и арабов в Индийском океане.

2. Крестовые походы – первая агрессия Запада против Востока.

На самом деле крестовые походы, ставшие сегодня излюбленной темой в плане противостояния Запад-Восток, в действительности лишь с 19 века приобрели значимость в истории исламских стран. До этого эти события преподносились так же, как и те перманентные войны, которые арабы вели в пределах своей империи. Сегодня крестовые походы уже «канонизированы» и удобно умещаются в концепцию судьбы арабской нации и джихада. Частные случаи предаются забвению: например, что освободитель Иерусалима Салах Эд дин по происхождению был курдом, а арабские эмиры довольно часто становились союзниками предводителей рыцарей-христиан и в результате одного из таких союзов в 1229г. Иерусалим перешел в руки германского императора Фридриха II. Основной акцент ставится на столкновении цивилизаций: «Запад бросил вызов Востоку и в итоге проиграл».

3. Колонизация – причина экономической отсталости исламских стран.

Сегодняшнюю отсталость в исламском мире принято объяснять безжалостным грабежом этих стран государствами-колонизаторами. Восточные историки настаивают на том, что колонизация, принесшая Западу огромные богатства и приобщившая ее к развитой мусульманской культуре и градостроительству, нанесла Востоку лишь ущерб. Восток потерял былую славу и подпал под иго европейцев. Политическая экспансия европейцев в период французского и британского господства, а также длительное, глубокое и коварное воздействие западной культуры изменили лицо региона и естественный путь развития его народов.

4. Борьба против европейского империализма является одним из важных условий сохранения собственной идентичности.

Возможно, это самый важный вывод, который должны сделать ученики во время изучения истории в школах. Тема борьбы против колонизаторов в истории ближневосточных народов и впрямь является стержневой. В сознании мусульман этот тезис фиксирует образ европейца как соперника, которого нужно победить ради восстановления собственного достоинства.

Упомянутые стереотипы, преобладающие в общественном сознании, используются СМИ и подкрепляются последовательной агитацией.

В большинстве мусульманских стран даже частные СМИ в основном стараются не выходить за рамки госзаказа. Всеобщий контроль над телевидением позволяет довольно легко управлять общественным настроением: необходимые образы непосредственно инъецируются в телеаудиторию.

Указанные стереотипы, действовавшие в основном в поле исторической памяти, пополняются новыми стереотипами, которые пытаются создать впечатление логичной интерпретации и связаны с современными развитиями:

1.Существует еврейский заговор и исламский мир является его жертвой.

Обвинение евреев во всех грехах является одной из излюбленных тем в исламских СМИ. Это тоже относительно новое явление. Евреи веками жили в исламских обществах и были более защищены, чем, например, в христианских странах. К ним относились скорее пренебрежительно, нежели враждебно, и тем сильнее оказался психологический удар, полученный мусульманами вследствие их поражения от «презираемых» евреев в 1948г. Демонический образ плетущего заговор еврея определенно смягчил чувство стыда за понесенное поражение.

Возникла ситуация, когда все злодеяния стали приписываться тайным козням евреев. Подобное толкование доминирует в исламском мире – в публичных заявлениях, образовательных учреждениях, прессе.

2. В арабо-израильском конфликте Запад поддерживает еврейский заговор и Израиль.

Считается, что Запад стал основным инструментом еврейского заговора.

Западные правительства контролируются евреями, направляющими политику США и многих европейских государств. Европа и США оказывают еврейскому государству огромную экономическую, военную и политическую помощь и пристрастны в арабо-израильском конфликте. Это одна из основных причин гнева в мусульманском мире.

3. Западное потребительское общество представляет опасность, т.к.

оскорбляет и издевается над мусульманскими традициями.

Опасность, грозящая ценностной системе, особо остро воспринимается в мусульманских обществах. Она тесно связана со страхом потери собственной культурной и цивилизационной самобытности: в этом плане Запад воспринимается как субъект, осуществляющий культурную экспансию, массовая культура которого завоевывает весь мир. Эта ситуация перерастает в настоящую «войну символов»: делается попытка оказать публичное противодействие любому посягательству на исламские символы. В этом плане не случайными оказались бурные события, развернувшиеся в связи с публикацией карикатур на пророка Магомета в европейской прессе, новая волна распространения ношения хиджаба – косынки мусульманских женщин, даже в светских государствах. Более того, в ряде стран (например, в Турции) победы исламистских партий на выборах многие считают проявлением именно этого противодействия.

4. Запад пытается распространить свои ценности, не соответствующие интересам исламских государств.

Речь идет, в первую очередь, о западной демократии, содержащей выраженный элемент вестернизации. Исламские общества не недооценивают достижения демократии, однако выступают против ее механического внедрения без учета традиций разных обществ.

Кроме того, сегодня демократическая идеология наибольшим образом скомпрометирована «благодаря» ее распространителям. Она превратилась в тактическое оружие, с помощью которого западные державы и, в первую очередь, США пытаются распространить собственное влияние.

5. Запад пытается вновь колонизировать исламский мир.

Опрос, проведенный во всем мире известной американской кампанией Pew Global Attitudes Project, показывает, что образ США в мусульманских странах становится все более негативным. В начале 2006г. лишь 30% населения Египта и Индонезии, 27% - Пакистана, 15% - Иордании и 12% - Турции позитивно относились к США.

Все это доказывает, что, например, огромные средства, потраченные Вашингтоном для улучшения собственного имиджа в арабском мире, не эффективны. Созданные американским правительством радиостанция «аль Сава»

и телекомпания «аль Хурра», которым было поручено решение этой проблемы, действуют не очень плодотворно. Кроме того, очень сложно формировать положительный имидж США в условиях присутствия американских войск в Ираке.

Опросы, проведенные на Ближнем Востоке старшим научным сотрудником Brookings Institution Шилби Телхами, показали, что подавляющее большинство арабов основными целями внешней политики США считает «борьбу за нефть», «содействие Израилю» и «ослабление исламской цивилизации». А декларируемые американской политикой цели – «распространение демократии» или «поддержка свободы» - воспринимаются мусульманами как пропагандистское трюкачество.

Приложение 2.

Методические рекомендации преподавателю. Образовательные технологии.

В рамках дисциплины предполагается реализация компетентностного подхода и элементов технологий свернутых информационных структур, нелинейного структурирования учебного процесса, применение которых в учебном процессе приводит к открытым системам обучения по предмету.

Теоретическая концепция метода свернутых информационных структур базируется на принципе рефлексии: учебное задание требует от обучающегося самостоятельно завершать работу по формированию определенной системы знаний и, таким образом, по существу ставить его перед необходимостью осмысливать те схемы и правила, в согласии с которыми он действует.

Руководствуясь системным методом, обучающийся выполняет следующие процедуры: 1) средствами теории графов выделяет элементы ведущих знаний дисциплины вместе с сетью их логических взаимосвязей;

2) моделирует ведущие знания в символической, графической или другой какой-либо форме;

3) преобразовывает модель ведущих знаний с целью выделения общих системных понятий и отношений и их взаимосвязей (проектирование логического конструкта);

4) формирует структуры общих способов познавательной деятельности, характерных для данной области научных знаний;

5) строит системы частных задач, решаемых общими способами;

6) оценивает степень усвоения обучающимся общего способа решения данного класса познавательных задач.

Метод нелинейного структурирования учебного процесса предусматривает следующие технологические процедуры:

- определение тематики и содержания средствами теории графов внутреннего модуля курса (на практике этот модуль слагается в основном из фундаментальных вопросов курса);

- дополнение программы дисциплины специальными разделами, имеющими непосредственное отношение к содержанию профессиональной подготовки будущего специалиста (внешний модуль дисциплины);

- разработку каждым обучающимся, учитывая свои познавательные интересы и склонности, собственной индивидуальной программы курса, включающей в качестве обязательного элемента внутренний модуль и отобранные разделы и отдельные темы из внешнего модуля (при условии, если составленная таким образом программа исчерпывает содержание одного из альтернативных вариантов данного курса);

- присвоение разделам согласно их уровню сложности и объему рангового балла;

- составление каждым обучающимся своего графика прохождения курса в целом. Обучающийся освобождается от зачета по всему курсу, если, во-первых, избранный им порядок сдачи разделов в течение изучения курса не совпадает с последовательностью их рассмотрения на лекциях и, во-вторых, если суммарное количество баллов за сланные разделы, включая и минимальные, превышает соответствующим образом рассчитанный итоговый по курсу балл.

Технологии электронного обучения при очной форме помогают организовать самостоятельную работу и проводить непрерывный мониторинг учебного процесса;

Принцип сочетания аудиторных и электронных форм преподавания – ведение смешанного обучения – обеспечивает возможность сочетания в учебном процессе лучших черт аудиторной и электронной форм обучения. В рамках данной дисциплины электронные технологии обучения предусматривают постоянный контакт обучающихся преподавателя:

- создание общего электронного почтового ящика каждой группы;

- рассылка методических материалов и дополнительной информации;

- постоянное консультирование обучающихся и мониторинг их самостоятельной деятельности.

Удельный вес занятий, проводимых в интерактивных формах, предполагается довести до 100% аудиторных занятий. Планируется отход от классического лекционного метода изложения информации в пользу беседы.

Беседа – форма организации занятия, при которой ограниченная дидактическая единица передается в интерактивном информационном режиме для достижения локальных целей воспитания и развития. В зависимости от чередования направлений информационных потоков во времени, различается несколько разновидностей беседы: с параллельным контролем, с предконтролем, с постконтролем и другие. Семинарские занятия организуются в следующих формах:

Практикум — форма организации занятия, в которой вся группа делится на подгруппы (возможны варианты с гомогенными и с гетерогенными группами), подгруппы получают задания на определенное время, по истечении которого отчитываются о результатах, а затем задания циклически меняются от подгруппы к подгруппе.

Семинар – форма организации занятия, в которой укрупненная или ограниченная дидактическая единица передается в интраактивном информационном режиме для достижения локальных целей воспитания и глобальных целей развития.

Семинар-практикум – форма организации занятия, в которой часть обучающихся временно объединяется в группы (технология работы в группах) с учетом уровневых достижений для решения задач за ограниченное, заранее заданное время, по истечении которого группы отчитываются либо всему массиву, либо преподавателю, либо обучающимся-контролерам. При отчете группы приоритет отдается субъективной эффективности группы, то есть не столько результату работы, сколько процессу. Эта форма занятия сконструирована специально для интегральной технологии обучения.

Считаем целесообразным в рамках одного занятия использовать сочетание данных форм в зависимости от рода деятельности и этапа научных изысканий. Фактически, выделение двух занятий для каждой темы вызвано необходимостью выработки навыков рефлексии в рамках осуществления самостоятельной научно-практической деятельности учащихся. Работа в данном случае строится на следующем алгоритме: «постановка проблемы самостоятельный поиск базовой информации анализ найденной информации (соло или в группе) обобщение полученных результатов, моделирование (работа в группах либо всем коллективом;

преподаватель выступает в роли модератора процесса) критический анализ созданной модели, выработка задач по поиску недостающей информации, выделение нерешенных проблем и вопросов поиск информации анализ найденной информации (соло или в группе) обобщение полученных результатов, финальное моделирование (работа в группах либо всем коллективом;

преподаватель выступает в роли модератора процесса)».

Приложение 3.

Тематика практических занятий.

Планы и тематика семинарских занятий. Самостоятельная работа обучающихся.

Планы и тематика семинарских занятий.

Специфика контингента обучающихся в рамках профессиональной образовательной программы повышения квалификации с углубленным изучением истории и культуры ислама, используемые при преподавании технологии, ориентация на выработку практических навыков, сжатые сроки преподавания данной дисциплины нашли свое отражение в формате организации процесса обучения. Обучающимся предложен набор готовых раздаточных материалов (ридеров) по каждой изучаемой теме. Все ридеры интегрированы в курс лекций.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.