авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 29 |

«УЧЕБНИК РУССКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. ШЕРШЕНЕВИЧ Габриэль Феликсович Издательство "Статут", 2005 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие ...»

-- [ Страница 19 ] --

е. Контрагенты должны иметь в виду будущее событие, ожидаемое и угрожающее. Поэтому, если опасность в момент совершения договора миновала, т.е. если событие, ввиду которого состоялось соглашение, уже наступило, договор теряет свое основание и будет недействительным, например, в случае прихода застрахованных товара или судна. Точно так же и в обратном случае – страховой договор будет недействителен, когда несчастье уже произошло, например, пароход уже затонул (contra реш. 88, 73). [Проект кн. V не требует, однако, чтобы событие, предусматриваемое страховым договором, было обязательно будущим. Он постановляет, что договор страхования, действие которого распространяется по соглашению сторон на предшествующее его заключению время, признается недействительным только в том случае, если при его заключении страхователю было известно, что несчастье, от которого имущество застраховано, уже наступило, возможность сего несчастья уже миновала (ст. 1025)].

На этих признаках оканчивается сходство между коммерческим и взаимным страхованием.

Существенное различие между ними заключается в том, что коммерческое страхование – договор возмездный и предполагает определенное вознаграждение, называемое страховою премиею, тогда как взаимное страхование чуждо началу возмездности.

II. Заключение договора. Коммерческое страхование является договором двусторонним, в силу которого один контрагент обязывается заплатить безусловно известную сумму денег как премию, а другой контрагент обязывается заплатить денежную сумму, равную величине ущерба, если наступит известное событие. Первый контрагент называется страхователем, а второй – страховщиком (т. XI ч. 2, уст. торг., ст. 558, прим.;

проект кн. V, ст. 1016). Страховщиком может быть как лицо физическое, так и юридическое, хотя в действительности ввиду значительного капитала, требуемого страховым делом, обязанность возмещения ущерба принимают на себя только страховые общества. Страхователем может быть лицо, заинтересованное в сохранности имущества, т.е. лицо, на имущественных интересах которого могли бы отразиться невыгодно гибель или повреждение вещи (проект кн. V, ст. 1018;

94, 26). Таким лицом прежде всего является собственник, на котором всегда лежит риск всякой опасности (casum sentit dominus). Но кроме собственника и другие лица могут быть заинтересованы в судьбе вещи: залогодержатель, потому что только ценностью заложенной вещи обеспечивается его право залога (08, 93;

86, 13;

79, 123);

пользовладелец, потому что с гибелью вещи прекращается его право пользования (98, 5);

наниматель, потому что на нем лежит ответственность перед собственником за нанятую вещь (93, 94);

приемщик поклажи, потому что он отвечает за сохранность отданной ему вещи. Последствием совершения договора страхования лицом, не имеющим имущественного интереса в застрахованной вещи, будет недействительность сделки (проект кн. V, ст. 1026). [Имущественное страхование не должно служить для страхователя источником обогащения (04, 111). Поэтому недобросовестное застрахование имущества свыше его действительной стоимости будет недействительным. При добросовестном же заблуждении страхователя оно сохраняет силу в сумме, соответствующей действительной стоимости имущества (проект кн. V, ст. 1038;

ср. 92, 26;

91, 109 и 73, 219). Имущество, застрахованное в полной его стоимости, не может быть предметом вторичного застрахования его в другом обществе на то же время и от той же опасности (двойное страхование)]. Из нескольких таких договоров действительны будут первые, насколько страховая сумма не достигает стоимости вещи (итал. торг. код., § 426, гол. торг. код., § 252). Это единственно логическое решение. На эту точку зрения становится и проект кн. V (ст. 1039). Но последствия двойного страхования могут быть определены и иначе. а) Каждое из нескольких страховых обществ отвечает перед страхователем солидарно, так что он может обратиться к любому с требованием возмещения вреда в пределах действительной ценности (герм. закон г., § 59). b) Каждое из нескольких страховых обществ отвечает перед страхователем пропорционально, в пределах страховой суммы (исп. гражд. код., § 1795, швейц. закон 1908 г., § 71). [По большинству русских полисных условий двойное страхование влечет за собой недействительность обоих договоров (79, 80;

78, 48). Двойное страхование надо отличать от дострахования. Имущество, застрахованное лишь в части его стоимости, может за отсутствием иного соглашения быть предметом дальнейшего страхования с тем, однако, чтобы страховые суммы отдельных договоров в совокупности не превышали действительной стоимости имущества (проект кн. V, ст. 1040;

ср. 84, 114)].

Для совершения договора требуется соглашение сторон относительно существенных принадлежностей сделки, каковыми являются точные обозначения: а) страхуемых вещей, b) события, грозящего опасностью, с) срока, до истечения которого страховщик несет на себе обязанность возмещения, d) размера вознаграждения за страх. Два последних условия не имеют значения для взаимного страхования. Размер возмещения может определиться только, когда случится ожидаемое событие и причинен будет ущерб. Однако обычно в договор коммерческого страхования включается страховая сумма, которая служит цели определения величины премии, выражаемой в процентах, а кроме того, имеет значение предельной или пропорциональной суммы возмещения. Согласно проекту кн. V страховая сумма должна быть обозначена в полисе (ст. 1021).

При последнем значении величина суммы возмещения относится к величине действительного ущерба, как условленная сумма относится к действительной ценности всего застрахованного имущества. Что касается формы договора, то закон наш устанавливает письменную форму только для морского страхования (уст. торг., ст. 558, прим., уст. суд. торг., ст. 260 и 362). Но в действительности страховой договор всегда выражается на письме. Письменный акт, в который облекается договор страхования, называется полисом (т. XI ч. 2, уст. торг., ст. 558, прим.). Проект кн. V (ст. 1020) устанавливает, что договор страхования независимо от величины премии или страховой суммы должен быть удостоверен на письме;

страховщик обязан по требованию страхователя выдать ему полис и копии всех поданных страхователем объявлений, касающихся условий страхования.

Самый порядок заключения договоров коммерческого страхования заключается в следующем. Страховщик в видах успеха своего дела доводит сам до общего сведения об условиях, на которых он готов вступить в договор. Страхователи подают письменное объявление, выражающее с их стороны желание заключить на этих условиях договор и содержащее означение всех подробностей относительно страхуемого имущества. Обыкновенно подобное объявление пишется на заготовленных заранее бланках, выдаваемых страховщиком и содержащих ряд вопросов, на которые страхователь должен дать ответы. Юридическое значение этих бланков состоит в том, что страхователь освобождается от ответственности за умолчание тех обстоятельств, относительно которых не было вопросов (проект кн. V, ст. 1027). Одновременно с объявлением вносится вознаграждение, премия и иные платежи, падающие на страхователя, пошлины, гербовый сбор, расходы по пересылке и т.п., в чем ему выдается предварительное свидетельство, имеющее значение простой квитанции, расписки в получении денег. Затем по рассмотрении представленного агентом объявления страховое общество выдает полис. Из рассмотрения описанного порядка совершения страхового договора обнаруживается, что моментом его совершения следовало бы признать выдачу полиса, который представляет собою принятие предложения, выраженного в поданном страхователем через страхового агента объявлении. Следовательно, только с момента выдачи полиса начинается обязанность страховщика нести на себе страх за вещь. Но страховые общества считают начальным моментом выдачу квитанции и тем лишают всякого юридического значения выдаваемый ими полис [(см.

также 78, 282;

71, 1220);

очень часто они ограничиваются выдачею квитанции, заменяя ее полисом лишь по особому заявлению страхователя].

III. Обязанности страхователя. 1. На страхователе лежит забота о страховании своих вещей (09, 62 и 123). Если страхователь является сам виновником гибели или повреждения имущества, случайности уже нет. Грубая неосторожность с его стороны приравнивается злому умыслу, а потому в том и другом случае страховщик освобождается от своей обязанности. [Проект кн. V говорит об освобождении страховщика от ответственности только в случае умышленных действий страхователя (ст. 1046). Умышленное истребление застрахованных вещей карается еще уголовным законом (Улож. о нак., ст. 1196)]. При происшедшем несчастии страхователь обязан принять меры к сохранению погибающей вещи, например, в случае пожара немедленно уведомить полицию, вынести наиболее ценные вещи (проект кн. V, ст. 1041). Непринятие таких общих мер и особенно препятствование принятию их со стороны посторонних лиц (например, запирание наглухо дома во время пожара, запрещение вывозить на берег товары с погибающего судна) дают право страховщику уменьшить страховую сумму, если он докажет, что принятие таких мер предохранило бы страхователя от некоторого ущерба [и даже совсем отказаться от уплаты страхового вознаграждения, если ущерб произошел главным образом благодаря непринятию таких мер].

2. Ввиду риска, который несет страховщик, на страхователе лежит обязанность сообщения об изменениях в составе и положении застрахованного имущества, способных увеличить степень риска. Страховщик по уведомлении его о происшедших изменениях, например, о перемене квартиры, о переходе из каменного дома в деревянный, может возвысить премию или вовсе отступить от договора, если риск переходит ту степень, какую принимает на себя вообще страховщик, например, если хозяин отдает флигель под заведение, в котором приготовляются взрывчатые вещества (80, 90;

73, 14). Если страховщик своевременно или вообще не был уведомлен об изменениях, увеличивающих степень риска, то он может отказаться от выдачи страхового вознаграждения, хотя бы причинная связь между этими изменениями и понесенным ущербом не была доказана (97, 94;

67, 227). Имущественное страхование является строго личным договором, который заключается обычно только при известном доверии к личности страхователя.

Поэтому о перемене последнего страховщик должен быть своевременно осведомлен и от него уже зависит согласиться на предложение страхования или отказаться от него (11, 20;

92, 71;

86, 13;

78, 196).

3. С наступлением предусмотренного несчастного события страхователь должен немедленно уведомить о несчастье страховщика. С этой целью обыкновенно устанавливается в договоре довольно короткий срок – несколько дней (проект кн. V, ст. 1041). Такое уведомление необходимо для возможности произвести оценку причиненного ущерба: чем далее от момента несчастья, тем труднее становится определение убытков.

IV. Обязанности страховщика. На страховщике лежит единственная обязанность, составляющая главное содержание страхового договора. Эта обязанность состоит в платеже суммы, равной ценности поврежденного имущества. Величина этой суммы, неизвестная в момент совершения договора, определяется впоследствии в момент происшедшего несчастья размером произведенных этим событием убытков (81, 118) [при этом если имущество было застраховано не в полной его стоимости, то уплачиваемое страховщиком вознаграждение относится к полной сумме убытков так, как страховая сумма к полной стоимости имущества (проект кн. V, ст. 1044)].

Возмещение может быть произведено не только деньгами, но и натурою, например, передачею страхователю такого же количества и того же качества муки, как и та, которая потонула на застрахованной барже. Это не будет замена исполнения, а исполнение, потому что возмещение ущерба достигается и этим способом. Срок выдачи страхового вознаграждения обусловливается доставлением со стороны страхователя доказательств понесенного им ущерба.

Если несчастье наступило вследствие вины третьего лица, то страховщик, возместив страхователю причиненный ему ущерб, вправе обратиться к этому лицу с регрессом, с требованием возвращения понесенных страховщиком убытков (герм. закон 1908 г., § 68, швейц.

закон 1908 г., § 72). Обоснование права регресса при молчании нашего закона представляется довольно трудным. Страховщик не может основывать свой иск к виновнику несчастья на том, что тот причинил ему ущерб, потому что действием виновника причинен непосредственно ущерб только потерпевшему страхователю. Самое твердое основание иска может заключаться в том, что страховщик в силу предшествующего соглашения является преемником прав страхователя требовать возмещения причиненного ему виновником ущерба. При отсутствии такого соглашения, нельзя найти основания для иска страховщика, хотя практика наша и склонна признать за ним право на иск независимо от прав страхователя (72, 98). Проект кн. V содержит прямое постановление, что на страховщика, уплатившего страховое вознаграждение, переходит в размере уплаченной им суммы принадлежащее страхователю право на вознаграждение со стороны третьих лиц (ст. 1047). [Страхователь же, получив возмещение ущерба, не может уже обращаться к виновнику с требованием вознаграждения, потому что убытки его покрыты страховщиком. Его требование может быть признано основательным лишь тогда и настолько, если имущество его было застраховано не во всей своей ценности. Ничто не мешает страхователю, не обращаясь к страховщику, потребовать возмещения ущерба от виновника, и в таком случае страховщик освободится от своей обязанности (83, 87)].

V. Прекращение договора. Прекращается страховой договор, кроме общих причин, по следующим основаниям.

1. Страховой договор заключается на определенный срок, а потому истечение срока прекращает обязательственное отношение и освобождает страховщика от дальнейшей ответственности за судьбу вещи. В практике согласно договору этот момент определяется не только днем, но и часом.

2. Исполнение договора, т.е. возмещение ущерба, также прекращает обязательственное отношение. Так как ответственность страховщика определена сроком и так как это обязательство по существу своему длящееся, то при частичном повреждении застрахованного имущества страховщик возмещением ущерба не освобождается от ответственности за судьбу остального имущества, если оно впоследствии пострадает от той же опасности, например, если застрахованный дом потерпит два или три раза повреждения от огня, в пределах страховой суммы.

Конечно, соглашение может ограничить ответственность страховщика первым несчастьем.

3. Гибель застрахованной вещи от другой опасности, а не от предусмотренной договором, прекращает обязательственное отношение, например, застрахованный от огня дом рушится от дурной постройки.

[Проект кн. V указывает еще на две причины прекращения страхового договора (ст. 1051).

4. Наступление несчастья, от которого имущество застраховано, хотя и после совершения договора, но ранее того времени, с которого страховщик несет страх по договору.

5. Несостоятельность страховщика, причем в этом случае договор теряет силу по истечении месяца со дня объявления несостоятельности].

§ 49. Страхование лица Литература: Осецкий, Страхование лица (Вестн. пр., 1900, N 2);

Шершеневич, Курс торгового права, т. II, 1908, стр. 429–461;

Генкин, Понятие несчастного случая в области страхования (Право, 1909, N 31);

Луневский, Страхование жизни и трудоспособности, 1912;

Гойхбарг, Единое понятие страхового договора (Право, 1914, N 10).

I. Понятие о страховании лица. Тем же именем страхования обозначается целая группа сделок, не имеющих по своей юридической природе ничего общего со страхованием имущества.

[Проект кн. V определяет страхование лица следующим образом: "По договору личного страхования страховщик за условленное вознаграждение, периодически или единовременно уплачиваемое (страховую премию), обязуется к единовременной или периодической уплате определенной суммы в случае смерти известного лица, достижения им определенного возраста, потери им здоровья либо способности к труду или наступления в его жизни иного, предусмотренного в договоре события" (стр. 1070)]. Первоначальным и типичным в ряду таких договоров является так называемое а) страхование жизни, т.е. договор, в силу которого одна сторона, страхователь, обязывается вносить периодически до своей смерти определенные платежи, а другая сторона, страховщик, обязывается уплатить в этот момент известному лицу единовременную сумму. Расчеты страхователя заключаются в том, что, отказываясь ежегодно от части своих доходов, он обеспечивает материальное существование своей семьи в случае смерти ее главы. Конечно, путем ежегодного откладывания той же суммы денег страхователь мог бы собрать капитал не меньший, а может быть, даже и больший. Но зато он не уверен, что преждевременная смерть не прервет его на этом занятии. Расчет страховщика состоит в надежде, основанной на статистических данных, что страхователь проживет настолько долго, чтобы покрыть своими периодическими взносами капитальную сумму.

Страхование жизни послужило исходным пунктом для образования еще других видов личного страхования. b) Страхование старости в противоположность страхованию жизни имеет в виду обеспечение собственных интересов, а не интересов других лиц. Оно состоит в том, что страхователь вносит периодически известную сумму денег с тем, что по достижении известного возраста он получает сам право на капитал или ренту. Расчет страхователя заключается в возможности прожить далее того времени, на какое хватило бы его сбережений, тогда как расчет страховщика заключается в надежде, что страхователь не доживет до того возраста, который даст ему право на капитал или доходы. [с) Страхование от несчастных случаев заключается как в собственных интересах, так и в интересах третьих лиц. Страхователь уплачивает известную премию с тем, чтобы по наступлении известного случая, лишающего совсем или отчасти возможности работать, ему или указанным им лицам выплачивалась условленная сумма единовременно или в форме пенсии. Под несчастным случаем разумеется обычно телесное повреждение, причиненное застрахованному лицу помимо его воли внезапным событием, извне и насильственно воздействовавшим на его тело. От имущественного страхования данный вид страхования отличается тем, что страхователь оценивает трудоспособность застрахованного лица совершенно произвольно]. d) Страхование стипендии состоит в обеспечении необходимых для изучения наук материальных средств, которое достигается взносом ежегодных платежей со времени рождения ребенка. Затруднение для родителей, возникающее вследствие дороговизны обучения, особенно в высших учебных заведениях, устраняется возможностью приобретения материальных средств за незначительные и малочувствительные ежегодные взносы. Расчет страховщика заключается в надежде, что ребенок не доживет до необходимого возраста. е) Страхование приданого заключается в предоставлении выходящей замуж дочери известного капитала, который трудно было бы собрать самим родителям.

Виды страхования на этих формах не останавливаются: постоянно создаются новые – посредством сочетания прежних или включения новых элементов.

Однако как ни почтенна задача страхования лица, как ни свидетельствует она о высокой степени культуры, направленной к устранению влияния случайностей на жизнь человеческую, но все же с юридической точки зрения эти договоры не могут быть подведены под понятие страхования. Их связь и единство названия обусловливаются случайным сосредоточением тех и других сделок в руках одних и тех же обществ;

а также тем общим им экономическим, но не юридическим, началом, которое заключается в обеспечении материальных интересов человека от действия случайности. Страхование лица отличается от страхования имущества весьма существенными с юридической точки зрения признаками. 1) По договору страхования имущества страхователь приобретает право на возмещение понесенного ущерба, тогда как в страховании лица такого ущерба может и не быть. Если можно еще называть ущербом смерть или болезнь главы дома, доставляющего семье все средства существования, то в других видах личного страхования, например приданого или стипендии, даже и этих признаков нет. В страховании имущества наличность ущерба обусловливает собою обязанность страховщика, тогда как в страховании лица ущерб и обязанность не находятся в причинной связи, например, когда глава семьи не только не обеспечивал существование семьи, но и проигрывал и прокручивал средства, бывшие в распоряжении семьи. 2) Соответственно тому в страховании имущества страховая сумма определяется только в момент происшедшего несчастия. Напротив, в страховании лица отсутствие ущерба делает лишним выжидание несчастного события, и страховая сумма определяется в момент заключения договора. Позднейшие изменения обстоятельств, хотя бы они устраняли всякую мысль о необходимости обеспечения, например в случае получения наследства, нисколько не изменяют обязанностей страховщика. 3) Потому страхование лица совершается не непременно в пользу всех лиц, существование которых с материальной стороны стояло в зависимости от застрахованного лица, а в пользу одного из них или в пользу произвольно избранного постороннего лица, помимо всех ближе заинтересованных лиц. 4) Вторичное страхование имущества будет недействительно, насколько оно превышает ценность застрахованной вещи, тогда как при личном страховании нет никакого юридического препятствия к заключению последовательного ряда страховых договоров.

Установление юридического различия между страхованием имущества и страхованием лица вовсе не направлено на отрицание за вторым видом страхования юридической силы. Этот договор по своим юридическим признакам отличный от договора страхования имущества, а между тем единство имени способно вызывать представление о близости их юридической природы.

Существует, однако, противоположное мнение, согласно которому страховой договор представляется единым по своей юридической природе и различающимся только по способу расчета страхового вознаграждения. При имущественном страховании расчет вознаграждения приурочивается к понесенному ущербу, а при личном определяется заранее фиксированной суммой.

II. Совершение договора. [Контрагентами в договоре личного страхования являются так же, как и при имущественном страховании, страховщик и страхователь. Лицо, в отношении которого должно наступить предусмотренное в договоре событие, называется застрахованным лицом, а тот, кому должна быть уплачена страховая сумма, – выгодоприобретателем (проект кн. V, ст. 1070).

Страхователь, застрахованное лицо и выгодоприобретатель могут совпадать в одном лице, но в большинстве случаев] договор страхования лица, за исключением страхования старости (на дожитие) и отчасти страхования от несчастных случаев, заключается в пользу третьих лиц. Может ли быть этим третьим лицом вообще каждый или требуется некоторая заинтересованность его в жизни застрахованного лица, например, зависимость его материального существования от последнего? Действительно, некоторые страховые общества на Западе выставляют такое требование, но оно не вытекает из юридических соображений. Если страхование не имеет своею целью возмещать ущерб, то, очевидно, нет никакого основания делать различие между лицами, в пользу которых предназначается страховая сумма. Это тем более, что заинтересованность одного лица в судьбе другого трудно поддается определению: это может быть незаконная дочь страхователя, не желающая обнаружить перед другими такое обстоятельство, или особа, с которою он находился в близких отношениях. Согласия выгодоприобретателя при заключении договора не требуется, – сила договора от этого обстоятельства не зависит.

[Согласно ст. 1072 проекта кн. V гр. улож. договор, заключенный на случай смерти или неспособности к труду не самого страхователя, а другого лица, действителен, если только страхователь (правильнее было бы говорить о выгодоприобретателе) имущественно заинтересован в продолжении жизни или трудоспособности застрахованного или если последний дал свое согласие на заключение договора. Исключение сделано для супругов и родственников по восходящей и нисходящей линиям, которые могут взаимно страховать свою жизнь без соблюдения этих условий. Согласия выгодоприобретателя проект также не требует].

Наше законодательство, не касаясь вовсе договора страхования лиц, не устанавливает для него формы, а потому словесного соглашения вполне достаточно для его силы. Но в действительности договор страхования лица, как и имущества, всегда совершается письменно.

Предложение делает страхователь, подавая объявление о своем желании застраховаться. Принятие выражается страховщиком в выдаче полиса, и с этого времени договор должен считаться заключенным. В объявлении должны быть даны ответы на все вопросы, имеющие существенное значение для договора и предлагаемые самим страховщиком, как, например, относительно возраста, здоровья, занятий, образа жизни. [При неправильном показании возраста страховщик может или уменьшить сумму страхового вознаграждения, или даже отступиться от договора, если действительный возраст застрахованного лица выше того предельного возраста, до которого страховщик принимает страхование (проект кн. V, ст. 1075–1076)]. Не довольствуясь личными показаниями, страховые общества подвергают еще страхователя медицинскому освидетельствованию через собственных врачей.

III. Обязанности страхователя. Основная обязанность страхователя заключается в аккуратном взносе страховой премии, величина которой определяется при совершении договора и может быть одинаковой для каждого периода времени или может постепенно уменьшиться.

Упущение своевременного взноса нередко сопровождается по уговору неустойкою. Во всяком случае из договора личного страхования вытекает обязанность для страхователя периодически вносить платежи до наступления известного обстоятельства. Поэтому страхователь не вправе произвольно прекратить платежи и вместе с тем считать свое обязательственное отношение прекращенным. Последствием просрочки будет обращение к нему требования со стороны страховщика о платеже следующей за истекший период премии. Страховщик вправе предъявлять такое требование ежегодно при наступлении и просрочке установленного времени. Конечно, стороны могут указать в договоре, что прекращение взносов равносильно отказу от договора и обязательно для другой стороны. Если же это прямо не указано в договоре, то обязательственное отношение не прекращается от опущения одним из контрагентом исполнения своей обязанности.

[Но при некоторых видах личного страхования страхователь по истечении известного срока может отказаться от договора и выкупить застрахованную сумму, т.е. потребовать от страховщика возврата части внесенных им премий, превышающей действительный расход, который нес страховщик].

Затем на обязанности страхователя лежит уведомление страховщика о всякой перемене в образе жизни его самого или в подлежащих случаях застрахованного лица, способной иметь влияние на продолжительность существования. Добровольное поступление на военную службу, путешествие в малоизвестные страны, резкая перемена профессий, поездка в местность, охваченную эпидемией, – все эти обстоятельства не влияют на отношения сторон только тогда, если они происходят с ведома и согласия страховщика. В противном случае обязанность последнего отпадает, если со страхователем случится несчастье в новой обстановке, так как страховщик всегда может поставить в зависимость одно от другого и заявить, что смерть произошла от обстоятельств, увеличивших риск за пределами договора. [Проект кн. V освобождает страхователя от этой обязанности, если она не обусловлена в договоре (ст. 1078).

Страхователь или выгодоприобретатель обязаны известить страховщика в непродолжительный срок о наступлении предусмотренного договором события (ст. 1082)].

IV. Обязанности страховщика. На страховщике лежит одна обязанность – с наступлением срока уплатить страховое вознаграждение. Этот срок наступает при страховании жизни – с моментом смерти, при страховании стипендии, приданого – с достижением известного возраста или выхода замуж. Страховщик освобождается от своей обязанности, если предусмотренный срок наступает ранее [в силу умышленных действий страхователя, застрахованного лица или выгодоприобретателя, что может иметь место при страховании жизни и от несчастных случаев (ср. проект кн. V, ст. 1079)]. Главный случай такого преждевременного наступления срока представляет самоубийство, потому что при договоре стороны имели в виду обычное течение жизни, и если обязательство поставлено в зависимость от случайного обстоятельства, то намеренное создание его устраняет характер случайности. Однако если самоубийство произведено в состоянии психической болезни, помешательства, если, например, тифозный больной в припадке горячки выбрасывается из окна, то это не устраняет обязанности страховщика (проект кн. V, ст.

1079;

ср. 92, 4). Последний освобождается от лежащей на нем обязанности и в том случае, когда смерть наступает преждевременно вследствие изменившихся условий жизни страхователя, которые наступили без его согласия.

V. Права третьего лица. То лицо, в пользу которого заключен был договор личного страхования, приобретает самостоятельное право с момента уведомления его и выраженного им согласия на принятие. До этого времени контрагенты имеют полную возможность изменения условий договора и даже совершенного прекращения, помимо согласия третьего лица [если только страхователь не отказался в пользу выгодоприобретателя от своего права на изменение договора].

Из содержания договора обнаруживается, что право на страховое вознаграждение может быть приобретено им не ранее смерти страхователя. Но право это во всяком случае возникает первоначально в его лице, а не производно, не переходит от страхователя по наследству, так как сам страхователь этого права не имел. Поэтому право на страховое вознаграждение, если оно принадлежит наследнику страхователя, не зависит от принятия наследства. Сын может отказаться от обремененного долгами наследства и тем не менее не лишиться права на страховое вознаграждение, на которое не может быть обращено взыскание со стороны кредиторов страхователя (проект кн. V, ст. 1086).

Договор личного страхования представляет собою дарственную сделку в отношении к третьему лицу. Отсюда получается тот вывод, что в случае несостоятельности страхователя при наличности тех условий, с которыми закон соединяет возможность опровержения дарственных актов, конкурсное управление может потребовать от третьего лица, получившего уже страховое вознаграждение вследствие смерти несостоятельного должника, возвращения денег в конкурсную массу.

Вопрос состоит в том, какую следует признать величину дарения, в размере ли страхового вознаграждения или в размере совокупности внесенных премий? Решение должно быть в пользу второй величины. Дарение предполагает соответствие обогащения на одной стороне и уменьшения имущества на другой. Из имущества страхователя вышли только премии, а не вся сумма. Поэтому конкурсное управление может вытребовать только сумму, равную совокупности премий, но и то при условии, что договор был заключен не раньше как за 10 лет до объявления несостоятельности. Если договор заключен был ранее этого момента, то конкурсное управление не имеет права требовать возвращения, так как все последующие платежи были лишь исполнением взятого на себя обязательства и, если бы не были внесены добровольно, то могли бы быть вынуждены.

§ 50. Ссуда Литература: Змирлов, О недостатках наших гражданских законов (Жур. гр. и уг. пр., 1885, N 10);

Анненков, Система русского гражданского права, т. IV, 1904, стр. 359–368.

Ссудою называется договор, в силу которого одно лицо уступает безмездно другому временное пользование своими вещами (ст. 2064). а) Содержание договора ссуды составляет предоставление пользования вещью со стороны собственника другому лицу. Следовательно, вещь передается не в собственность, а только в держание. При этом пользование ограничивается употреблением самой вещи соответственно ее назначению, но не допускает извлечения из нее плодов. b) Пользование предоставляется не навсегда, а на известное время, и если срок в договоре не указан, то пользование должно быть прекращено в каждую минуту по требованию собственника. с) Из понятия о временном пользовании вытекает право собственника требовать возвращения своей вещи в том же виде и состоянии, в каком она была предоставлена.

d) Признаком, характеризующим ссуду, является безвозмездность договора – пользование предоставляется, как выражается наш закон, без всякого за употребление возмездия. В ссуду могут быть отдаваемы непотребляемые и незаменимые вещи, а если и отдаются вещи, по своей природе заменимые, то с присвоением им характера незаменимости, например, один берет у другого особые сорта плодов, муки для выставки или для представления их в виде образца своих товаров. Закон наш говорит, что предметом ссуды могут быть всякого рода движимые вещи, одушевленные и неодушевленные, домашний и рабочий скот, орудия, инструменты, платье и т.п.

(ст. 2065). Указывая, что предметом ссуды могут быть только движимости, закон отрицает характер ссуды за безвозмездным предоставлением пользования недвижимостью. Между тем такие отношения возникают нередко. Одно лицо, уезжая за границу, передает другому в пользование до своего возвращения дом, квартиру или, отправляясь летом на Кавказ или в Крым, отдает свою дачу. Такое отношение не подойдет ни под один из признанных законом договоров, тогда как оно представляет собою не что иное, как ссуды. Законодатель совершенно напрасно сузил область применения этого договора, исключив из числа предметов ссуду недвижимости.

Если предметом имущественного найма, вполне совпадающего по своему содержанию со ссудою, могут быть как движимости, так и недвижимости, то непонятно, почему недвижимости не могли бы быть предметом ссуды.

По указанным признакам ссуда отличается от некоторых договоров, близко с ней соприкасающихся. Предоставление пользования составляет содержание и договора имущественного найма. Различие между ними заключается в том, что ссуда договор безвозмездный, а имущественный наем предполагает плату (ст. 2064, прим.). От договора поклажи, где также устанавливается обязанность возвращения той же самой вещи, ссуда отличается тем, что принявшему вещи на сохранение ни в коем случае не разрешается право пользования, которое составляет главное содержание договора ссуды. Ссуда в общежитии и в нашем законодательстве (ст. 2064, прим.) нередко смешивается с договором займа, но с точки зрения юридической между ними нет даже близости. По договору займа право собственности на деньги переносится с кредитора на должника, тогда как по договору ссуды право собственности на отданные в пользование вещи остается за кредитором. Занимать можно только вещи заменимые, тогда как отдавать в ссуду можно только незаменимые вещи. Поэтому ссуда устанавливает обязанность возвращения той же вещи, а договор займа – только той же вещи. Это смешение ссуды и займа проникло в наше законодательство из французского права, которое ставит рядом prt usage и prt de consommation. Наш законодатель, признав, что предметом ссуды могут быть деньги, стал в противоречие со своим же собственным определением договора ссуды, в число признаков которого входит "пользование под условием возвращения той же самой вещи, в том же состоянии, в каком она была дана". Поэтому денежный заем, хотя бы беспроцентный, не может быть признан ссудою. Но процентные бумаги могут быть отданы в ссуду, если они даны для известного употребления, например, для представления в залог, если они индивидуализированы, т.е. под условием возвращения тех же самых билетов и без вознаграждения в пользу давшего их (72, 142). [Проект кн. V говорит о передаче в безвозмездное пользование движимой вещи с обязательством ссудопринимателя возвратить ту же вещь (ст. 357)].

Обязательственное отношение в силу договора ссуды устанавливается не с момента соглашения сторон, а с момента передачи вещи. Договор ссуды безвозмездный и принудить собственника к передаче вещи в обещанное пользование невозможно, но если контрагент ввиду обещания сделал некоторые приготовления и отказ собственника соединен с убытками для него, то он может требовать от него возмещения ущерба. так как закон не устанавливает для договора ссуды письменной формы, то он может быть заключен словесно и доказываем свидетельскими показаниями.

Получивший вещь в ссуду имеет право пользование ею для собственной выгоды. Если способ пользования ссужаемою вещью не определен специально в договоре, то во всяком случае взявший вещь в ссуду должен пользоваться ею сообразно ее назначению так, чтобы она могла быть возвращена хозяину в том же состоянии и виде, в каком была получена (ст. 2067).

Возвращение вещи составляет основную обязанность в договоре ссуды. Вместе с вещью должны быть возвращены и все приращения и плоды ее, за время пользования образовавшиеся. Взявший вещь в ссуду должен проявить особенное внимание к ней ввиду безвозмездного характера пользования. Всякая порча, произведенная хотя бы с самым легким невниманием с его стороны, порождает обязанность возмещения ущерба. В случае повреждений вещей, предоставленных в ссуду, собственник имеет право требовать или: а) возвращения вещи с уплатою вознаграждения за уменьшенную ценность, или b) уплаты полной цены вещи с оставлением ее в руках пользования (ст. 2068). Только когда гибель или повреждение вещи произошли по чистой случайности, без всякой вины со стороны пользователя, последний освобождается от ответственности (81, 89).

[Проект кн. V обязывает ссудопринимателя пользоваться полученной в ссуду вещью согласно с договором или же за отсутствием соглашения по сему предмету согласно свойству этой вещи или ее назначению (ст. 359). Нарушение этих правил пользования возлагает ответственность за случайную гибель ссуженной вещи, равно если ссудоприниматель не спас вещи, имея к тому возможность (ст. 361, 362). Обыкновенные издержки по сохранению вещи падают на ссудопринимателя, чрезвычайные же, сделанные по необходимости и о которых собственник не мог быть уведомлен, – на ссудодателя (ст. 363)].

§ 51. Имущественный наем Литература:Умов, Договор найма имуществ по римскому праву и новейшим иностранным законодательствам, 1872;

Змирлов, Договор найма имуществ по нашим законам (Жур. гр. и уг. пр., 1884, N 2);

Куницын, О силе договора найма имуществ (Жур. Мин. Юст., 1861, N 9);

Шенинг, О влиянии отчуждения имения в силу заключенных по нем наемных договоров и об условиях обязательности их в этих случаях (Жур. гр. и уг. пр., 1891, N 9);

Умов, О влиянии отчуждения нанятого имущества на существование найма (Юрид. вестн., 1877, N 1–8);

Пестржецкий, О вещном характере найма недвижимых имуществ (Жур. Мин. Юст., 1861, N 6);

Цвингман, Об обязательности для приобретателя недвижимого имущества договоров найма, заключенных прежним собственником (Жур. Мин. Юст., 1891, N 8);

Долматовский, Юридическая природа найма имуществ (Юрид. вестн., 1913, кн. III).

I. Понятие об имущественном найме. Имущественным наймом называется договор, в силу которого одна сторона за определенное вознаграждение обязывается предоставить другой временное пользование своею вещью. Предмет найма, срок пользования и вознаграждение за него составляют, по мнению закона, существенные принадлежности этого договора (ст. 1691).

Хотя в общежитии и законодательстве для обозначения рассматриваемого договора употребляются различные выражения, как наем, аренда, прокат, снятие, оброчное пользование, кортомное содержание, но различия эти не имеют юридического значения. Нашему законодательству чуждо различие между пользованием только вещью (Miethe) и извлечением из нее плодов (Pacht), как это принято в германском праве, чуждо также различие между наймом домов и движимостей (bail loyer), наймом сельских земель (bail ferme), наймом скота (bail cheptel), как это принято на французском праве.

а. Содержание договора имущественного найма состоит в предоставлении пользования вещью. Приобретаемое по этому договору право не есть право собственности, а лишь право извлечения из вещи той пользы, которая обнаруживается из ее экономического назначения.

Содержанием своего обязательства договор имущественного найма близко соприкасается со ссудою, отличаясь от нее возмездностью. Приближаясь с экономической стороны к договору купли-продажи, как обмен ценностей, имущественный наем существенно отличается от него с юридической точки зрения тем, что не соединяется с переходом права собственности.

b. Предоставляется пользование только временное. Указание срока в договоре необходимо, потому это упущение его будет истолковано согласно временному характеру пользования не в смысле вечности его, а в смысле возможности прекращения его во всякое время. Своею срочностью имущественный наем отличается от наследственного пользования, хотя различие между ними, еще более существенное, заключается в том, что одно отношение абсолютное, а другое – относительное.

с. Отдавать внаем можно только вещи физические, как движимые, так и недвижимые, как одушевленные, так и неодушевленные, животных, у древних – рабов. Впрочем, наш закон, по исключению, называет наймом и предоставление права рыбной ловли, и права сборов с городских весов (ст. 1710, изд. 1900 г., прим.), хотя в действительности здесь нет найма. Не всякая вещь может быть отдана внаем, потому что не всякая допускает пользование без повреждения ее существа. Вещи потребляемые неспособны составить содержание имущественного найма, потому что пользование ими соединено с уничтожением их цельности, например, съестные припасы можно занять, но не нанять. Вещи заменимые также непригодны для найма, потому что, передавая их другому, отдающий ожидает получить не те же вещи, а только подобные, а следовательно, передача заменимых вещей соединена с перенесением права собственности, что противоречит сущности договора найма, например, нельзя говорить о найме денег. так как имущественный наем имеет своим содержанием предоставление другому пользования, то он предполагает право пользования в лице отдающего внаем, следовательно, этот договор может быть заключен собственником и пользовладельцем.

d. Признаком, характеризующим имущественный наем, является вознаграждение за предоставленное пользование. Этот признак настолько существен, что отсутствие его, по взгляду закона, превращает предполагаемый договор имущественного найма в ссуду (ст. 2064, прим.).

Вознаграждение чаще всего выражается в форме денег, но это не составляет необходимости.

Плата может быть определена известною частью произведений, собранных с нанятой земли. Такое явление замечается в России при найме земель исполу: крестьянин, нанимая известное число десятин, обязывается отдать землевладельцу половину или иную часть собранных снопов. Даже более – вознаграждение может быть выражено в известных личных услугах, например, крестьяне за наем нескольких десятин обязываются собрать хлеб с прочих десятин или скосить луга. Особую форму вознаграждения составляет известный нашему законодательству "наем из выстройки".

Наниматель за пользование в течение известного числа лет отданною ему внаем землей обязывается по окончании срока найма оставить все возведенные им постройки, дачи, мельницу, ригу в пользу собственника (ст. 1697), причем право собственности на выстроенное здание принадлежит собственнику земли не со времени только окончания найма, а со времени возведения здания, которое в продолжение договорного отношения находится лишь в пользовании нанимателя (04, 54).

[Проект кн. V допускает определение наемной платы как в деньгах, так и в определенной части произведений отданного внаем имущества (наем исполу или из доли). Наряду с этими способами вознаграждения предусматривается наем за постройки и наем из отработка. В последнем случае заключение договора допускается не свыше трех лет (ст. 296, п. 1, 2 и 3)].

II. Совершение договора. В договоре имущественного найма, называемого также арендою, когда наем касается земли, контрагентами являются: а) хозяин, т.е. лицо, отдающее внаем, и b) наниматель или арендатор, т.е. лицо, приобретающее право пользования по договору. Из вещей, которые по своей природе могли бы быть отданы внаем, некоторые исключаются силою законодательного постановления. Так, внутренние монастырские и церковные здания не могут быть отдаваемы внаем под торговые и трактирные заведения (1711). Определение срока найма предоставляется соглашению сторон, но относительно недвижимости он до последнего времени не мог превышать по общему правилу 12 лет (ст. 1692 по изд. 1900 г.). Устанавливая предельный срок найма, законодатель имел в виду предупредить обесценение имений вследствие долгосрочных аренд. Может быть, 12-летний срок, особенно в области сельского хозяйства, был слишком кратким, но нельзя признать правильной практику Сената, который допускал арендные договоры, дававшие арендатору право по истечении 12 лет возобновлять своею волею силу договора еще на 12 лет (84, 2;

05, 9). По закону 15 марта 1911 г. недвижимости могут быть отдаваемы внаем и содержание на срок не свыше 36 лет. Договоры, заключенные на более продолжительный срок, признаются обязательными лишь в течение 36 лет, считая с начала найма (ст. 1692 по изд. 1914 г.). Прежний 12-летний срок отдачи внаем остался для недвижимых имений, принадлежащих архиерейским домам, монастырям и церквам (ст. 1711).

Из общего 36-летнего срока законодательство наше допускает множество исключений, имеющих часто совершенно случайный характер. Новый закон сохраняет в силе постановления действующих законов, которыми устанавливаются предельные сроки найма или содержания недвижимости менее 12 или более 36 лет. Сроки менее 12 лет следующие: а) в западных губерниях церковные участки православных приходов, пахотные и сенокосные, дозволяется отдавать в аренду сроком не более одного года (т. IX, ст. 453, прил., ст. 29, п. 1);

b) запасные майоратные земли могут быть отдаваемы в аренду сроком не более 6 лет (ст. 504). Более продолжительные сроки, чем 36 лет, следующие: а) в пределах Ялтинского уезда (Таврической губернии) разрешается отдавать внаем частные земли на сроки до 90 лет (ст. 1693);

b) казенные земли под разные хозяйственные заведения могут быть сданы в аренду сроком от 24 до 99 лет (т.

XII ч. 2, уст. сельск. хоз., ст. 28, прил. ст. 2);

с) по закону 23 мая 1896 г. казенные земли могут быть сдаваемы частным лицам на 99 лет под устройство дач;

d) договоры об арендовании земель под устройство подъездных путей могут быть заключаемы на сроки до 60 лет (т. XII ч. 1, по прод. г., ст. 2). Бывшие удлиненные сроки для устройства дач в окрестностях столиц и для постройки фабрик и заводов теперь с новым законом отпадают.

[Срок на отдачу внаем и содержание недвижимых имуществ, над которыми учреждена опека, законом 15 марта 1911 г. (прим. к ст. 1092 по изд. 1914 г.) ограничивается: в отношении имуществ малолетних – достижением ими 17-летнего возраста, а в отношении прочих имуществ – временем не свыше 12 лет или наступлением в законе сроков для признания имущества выморочным (ст. 1162) и для утраты безвестно отсутствующим права на возвращение ему имущества (ст. 1241).

Договоры об отдаче внаем и содержание недвижимых имуществ на более продолжительные сроки могут быть заключаемы не иначе как с разрешения Правительствующего Сената, в порядке, установленном в п. 3 ст. 277. Договоры, заключенные без соблюдения этого порядка, признаются необязательными: в отношении имущества малолетних – по достижении ими 17 лет, а в отношении прочих имуществ – по истечении 12 лет от начала найма].

Форма договора имущественного найма различается, смотря по нанимаемым вещам. 1) Наем движимых вещей совершается по общему правилу словесно (ст. 1700). В виде исключения требуется письменная форма для найма речных и морских судов. 2) Наем недвижимостей по общему правилу совершается письменно (ст. 1700). В виде исключения допускается словесная форма для найма городских строений и земельных участков в городе (ст. 1702), но наем загородной дачи для летнего пребывания требует письменной формы (72, 550). Из этого правила в свою очередь исключение по закону 15 марта 1911 г.: договоры о найме городских строений и земельных участков в городских поселениях должны быть совершаемы на письме, если они заключаются на сроки от 3 до 12 лет на сумму свыше 300 руб., а на сроки свыше 12 лет – на всякую сумму. В нашей практике возникают иногда сомнения по вопросу, какого рода вещи, движимые или недвижимые, являются предметом договора. Один из весьма частых договоров – это аренда фруктового сада, так называемое снятие сада. По мнению нашей практики, если договором предоставлено не арендное пользование садом с землею, но только снятие фруктов в саду, то такой договор не может быть признан относящимся к недвижимости (70, 558).

Существует еще особая форма аренды в сельском быту. На наем крестьянами земель у помещиков (?), между собою и у посторонних лиц, на сроки не свыше трех лет на всякую сумму, а на большие сроки, именно от 3 до 12 лет, на сумму не свыше 300 руб. (количество ежегодной платы – 82, 64) могут быть заключаемы словесные договоры со внесением их по желанию договаривающихся сторон в книгу сделок и договоров при волостном правлении (ст. 1700). Договор найма недвижимости, если он будет заключен с получением или назначением к получению арендных денег вперед более чем за год, должен быть свидетельствуем в тех установлениях, которым поручено совершение крепостных актов, с тем чтобы на арендованное имение было наложено запрещение по количеству взятой вперед суммы, а при несоблюдении этой формальности договор найма признается со стороны закона недействительным (ст. 1703). [Согласно проекту кн. V договор найма, по которому наемная плата превышает 300 руб. или который заключен на срок свыше трех лет либо пожизненно, должен быть удостоверен на письме (ст. 297)].


III. Обязанности хозяина. Договор имущественного найма – один из наиболее важных в бытовом отношении. Он подлежит всевозможным видоизменениям, смотря по условиям и заведенному порядку, действующему в данной местности. Однако среди этих разнообразных черт могут быть замечены некоторые основные.

1. На хозяине лежит прежде всего обязанность предоставления нанятой вещи. Он обязан сдать ее нанимателю в том виде, как это было условлено, а за отсутствием особого соглашения, – как это вытекает из цели найма. Так, например, если нанята верховая лошадь, то нанимателю не может быть предложена простая выездная лошадь;

нанявшему квартиру для жилья не может быть предоставлена лавка. Вещь должна быть вообще пригодна и приспособлена к пользованию, квартира должна соответствовать обычным требованиям, должна быть не слишком холодна и сыра, снабжена всеми необходимыми приспособлениями. При найме земли хозяин обязан передать арендатору и все сельскохозяйственные строения, насколько они необходимы для эксплуатации имения. Отсутствие тех или других существенных условий в нанимаемой вещи, делая недостижимою цель договора, дает право нанимателю отказаться от принятия предлагаемой ему вещи и отступиться от договора (95, 14).

Возможен случай, когда хозяин вопреки договору откажется предоставить нанятую вещь.

Каковы в этом случае права нанимателя? Имущественный наем является обязательственным отношением, а из свойства обязательственного отношения обнаруживается, что принудить хозяина к выполнению его обязанности нельзя, а можно только искать с него возмещение ущерба, причиненного отступлением от договора, что и может служить до известной степени косвенным средством, побуждающим хозяина к соблюдению договора. Наша практика смотрит иначе на этот вопрос. "В случае непередачи нанимателю собственником отданной внаем вещи наниматель может осуществить свое право по договору посредством суда, так как предметом договора представляется не какое-либо действие, которое может быть передано только известным лицом, а имение, которое может быть передано в пользование нанимателя и без содействия собственника" (80, 118). Однако ошибочно утверждение, будто здесь дело идет не о содействии, а только о вещи, потому что предметом обязательства является всегда действие, потому что передача всегда признавалась за действие. Притом передачею нанятой вещи еще не исчерпываются те действия, с которым обязался собственник вещи в силу договора найма. неправильность взгляда практики обнаружится тотчас, как только отношение по найму несколько усложнится. Та же практика признает, что в случае продажи нанятой вещи другому лицу наниматель не может требовать судом выдачи (79, 129), хотя отношение по существу нисколько не изменилось от перемены собственника. Когда одна и та же вещь отдана внаем разным лицам, то возникшее столкновение не разрешается правом каждого нанимателя вытребовать вещь. Та же практика признала, что первенство договора не имеет здесь значения и наниматель, вступивший в обладание вещью, не может быть вытеснен другим (80, 118). [По проекту отданное внаем имущество передается нанимателю с его принадлежностями в состоянии, соответствующем условленному пользованию сим имуществом (ст. 298). Недостатки, препятствующие условленному пользованию, а также отсутствие обещанных качеств обосновывают ответственность наймодавца (ст. 301). По требованию нанимателя в случае уклонения наймодавца от добровольной передачи отданного внаем имущества таковое может быть передано нанимателю по решению суда (ст. 300)].

2. Хозяин обязан поддерживать вещь в надлежащем состоянии, т.е. соответственно первоначальной цели. Он должен исправлять все существенные повреждения, происшедшие не по вине нанимателя, например, когда град выбивает окна или печь становится негодной для топки.

Даже если вред причинен посторонним лицом, то он падает на хозяина, так как тяжесть убытка всегда ложится на собственника. Поправки, крайне необходимые, могут быть сделаны самим нанимателем в счет платы (95, 14 и 62). [Проект кн. V обязывает наймодавца обеспечить нанимателю спокойное пользование нанятым имуществом в продолжение найма (ст. 302) и производить все необходимые исправления, кроме лишь тех, которые в силу договора или по местному обычаю возлагаются на нанимателя (ст. 304), причем последний обязан допускать безотлагательные исправления (ст. 305). Однако если эти работы исключают возможность дальнейшего пользования или существенно стесняют его, равно если недостатки нанимаемого имущества производят такое же действие, то наниматель вправе требовать прекращения найма (ст.

301, п. 2)].

IV. Обязанности нанимателя. 1. Пользование нанятою вещью со стороны нанимателя должно быть сообразно экономическому назначению вещи. Если, например, нанимается земля для сельского хозяйства, для посева и жатвы, то арендатор не вправе заниматься добыванием минералов и построить завод. Если нанято помещение для квартиры, то наниматель не может устраивать в нем аптеку или фруктовый погреб;

если нанята выездная лошадь, то наниматель не вправе обращать ее на сельские работы. Уклонение при пользовании от назначения вещи, соединенное с порчею вещи, обязывает нанимателя к возмещению ущерба.

2. Пользуясь вещью сообразно условию и назначению вещи наниматель обязан предупреждать повреждения, возможные при неосторожном обращении с вещью. Он должен иметь в виду необходимость по окончании срока договора возвратить вещь в том же состоянии, в каком она была принята. Правда, закон наш склонен относить ответственность нанимателя за ущерб, за порчу и за самую гибель предмета найма к случайным принадлежностям сделки (ст.

1691), обязанность хранить вещь от пожара готов поставить в зависимость от особого соглашения (ст. 1707), но Сенат совершенно правильно признал, что такая ответственность нанимателя должна быть по существу договора найма подразумеваема и там, где она положительно не выговорена (03, 12). Арендованная для целей сельского хозяйства земля должна быть своевременно удобряема, чтобы не истощились ее производительные силы;

нанятая квартира должна быть надлежаще отапливаема, чтобы не завелась в ней сырость. Повреждение, причиненное не естественными силами и не случайными обстоятельствами, а действием самого нанимателя, должно быть исправлено на его счет. Если движимая вещь, взятая внаем, будет испорчена, то она отдается нанимателю, а он обязан заплатить хозяину цену той вещи (ст. 1708).

[Проект обязывает нанимателя пользоваться нанятым имуществом, как заботливый хозяин производить все текущие исправления, а также уведомлять наймодавца о необходимости произвести исправления для поддержания имуществ в надлежащем состоянии (ст. 317 и 318)].

3. Так как имущественный наем представляет собою договор возмездный, то на нанимателе лежит обязанность вознаграждения в виде наемной, прокатной или арендной платы. Платежи эти по условию могут быть вносимы вперед или по окончании пользования или чаще всего периодически, в течение всего пользования. При упущении в договоре высоты вознаграждения она определяется местным заведенным порядком. Раз установленный размер платы не может быть ни повышен, ни понижен в течение всего договорного срока, по крайней мере наше законодательство не дает права на понижение арендной платы вследствие неурожая, как это принято во Франции (франц. гражд. код., § 1769 и 1770), Швейцарии (швейц. обяз. закон, § 287).

Напротив, у нас закон решительно постановляет, что наниматель не может отказаться от платежа договорной цены до истечения определенного условием срока (ст. 1705). В случае невозможности пользования вещью по причине случайной или по вине хозяина наниматель освобождается от обязанности платить далее того времени, до которого возможно было пользование, например в случае экспроприации или пожара дома. Просрочка со стороны нанимателя не дает права хозяину требовать платежа законной неустойки. [В обеспечение наемной платы проект предоставляет нанимателю право задержания движимости, находящейся в нанятом недвижимом имении и на которую может быть обращено взыскание (ст. 310–312)].

V. Перенаем. С бытовой точки зрения договор имущественного найма носит личный характер: если для нанимателя главный интерес сосредоточивается на удобстве помещения, на качествах арендуемого имения, то для хозяина личность нанимателя играет не последнюю роль.

Предоставляя свою вещь известному лицу, хозяин имел в виду добросовестность нанимателя, его умение обращаться с нанятою вещью. Поэтому он не может быть принужден терпеть, чтобы на место его контрагента стало другое лицо, другими словами, арендатор не может передавать во всей целости свое право по имущественному найму. Если же при совершении договора или впоследствии хозяин дает свое согласие на уступку нанимателем своего права, тогда прежний наниматель выбывает из отношения и уступает свое место новому, на которого и падает ответственность. Хозяин только от него может требовать вознаграждения и возмещения ущерба, хотя бы вред был причинен вещи при первом нанимателе. Если же хозяин своего согласия на замену не давал, то самовольная передача прав по найму (перенаем) не имеет для него значения и ответственным лицом перед ним продолжает быть прежний наниматель.

VI. Поднаем. Если наниматель не может самовольно передавать своего права, то, может быть, за ним следует признать возможность осуществить свое право посредством предоставления другим пользования нанятою вещью за известное вознаграждение? Вопрос идет о допустимости сублокации, которая могла бы быть переведена на русский язык словом поднаем. Известное лицо арендует большое количество земли, целое имение, и потом раздает крестьянам в обработку на основании договора найма по несколько десятин;


известное лицо нанимает квартиру и потом отдает жильцам по комнате, – в этих случаях основное отношение по найму осложняется дополнительными отношениями по найму, активный субъект по главному договору становится пассивным по дополнительным. Следует полагать, что поднаем, составляя форму осуществления права пользования, должен быть допущен, если только при совершении договора хозяин прямо не устранил его возможности. Допущенное в договоре право перенайма, как более обширное право, предполагает возможность поднайма. Едва ли против допустимости поднайма можно возражать с той стороны, что хозяин становится таким путем лицом к лицу с совершенно непредвиденными контрагентами, потому что в силу такого поднайма контрагентом хозяина остается прежний наниматель, который один несет на себе ответственность. Хозяин не имеет никакого отношения к постояльцам его постояльца, к арендаторам его арендатора. Они не могут требовать от него каких либо поправок или приспособлений или вообще ссылаться на главный договор. Он же в свою очередь не вправе требовать от них платы, хотя бы его контрагент и обнаружил неаккуратность.

Возмещения же причиненных ими убытков он может требовать или от своего нанимателя на основании договора, или же от виновника ущерба на основании правонарушения. [Проект предоставляет нанимателю на движимость поднанимателя в обеспечение наемной платы право задержания (ст. 313)].

VII. Прекращение договора найма. Помимо взаимного соглашения, способного прекратить вообще всякий договор, имущественный наем прекращается по следующим причинам.

1. Наиболее частым случаем прекращения имущественного найма является истечение срока договора. После этого момента контрагенты могут безмолвно возобновить действие договора, т.е.

продолжать наемные отношения на прежних условиях, но такой договор уже будет бессрочным и может быть прекращен каждою стороною во всякое время. По истечении срока найма наниматель обязан немедленно возвратить предмет пользования, очистить квартиру, иначе оставление за собою пользования будет принято за продолжение отношения, а следовательно, и обязывает к дальнейшим платежам. Сенат признал, что невыезд нанимателя из квартиры вследствие постигшей его болезни к условленному договором сроку освобождает нанимателя от всяких превышающих плату за квартиру денежных взысканий в виде неустойки (00, 62). Никакие обстоятельства, препятствующие дальнейшему пользованию, не могут, по мнению Сената, прекратить договор имущественного найма и освободить нанимателя от платежей, если эти обстоятельства кроются не в предмете найма, а в личных условиях нанимателя. С этой точки зрения Сенат признал, что перевод по службе из одного места в другое не освобождает чиновника от обязанности внести всю наемную плату до условленного срока (94, 99). Развивая эту мысль дальше, Сенат поддерживает силу договора до срока даже тогда, когда служебный перевод совершается не по просьбе служащего, а без его воли распоряжением начальства, даже под угрозою наказания за уклонение, как это имеет место в отношении состоящих на службе в армии и флоте, и даже в военное время (07, 76). Этот взгляд Сената не может быть признан правильным.

Когда состоящий на службе перемещается по ходатайству, договор должен остаться в силе. Но когда перемещение его происходит по усмотрению начальства, служащего нельзя считать связанным по договору, исполнить которого он не в состоянии, не подвергаясь "тяжкой ответственности". Нельзя требовать от контрагентов геройства для сохранения договора. Перед Сенатом встал вскоре новый вопрос: освобождается ли наниматель помещения в доме, очистивший последнее до истечения срока найма, вследствие происходивших вокруг дома народных беспорядков (погрома), при коих, однако, самая недвижимость повреждений не испытала, от взыскания наемной платы за недожитое время? Оставаясь последовательным, Сенат должен был бы дать на этот вопрос отрицательный ответ. Но смутившись, очевидно, перед выводами, к которым влекло его избранное им направление, Сенат после довольно сомнительных рассуждений признал, что при данных обстоятельствах договор должен потерять силу и до истечения срока (10, 29). [Проект признает за лицами, состоящими на государственной службе, в случае назначения, сопряженного с переменою места жительства, право по надлежащем предварении прекратить заключенные ими договоры о найме жилых помещений и ранее определенных в них сроков (ст. 337). Право расторжения квартирных договоров было предоставлено Высочайшим указом 28 июля 1914 г. всем чинам военного и морского ведомства, состоящим на действительной службе и призванным из запаса или ополчения в течение месяца со дня распоряжения, препятствующего им или их семействам лично пользоваться нанятыми квартирами].

2. Так как наем предполагает определенную вещь, то гибель вещи влечет за собою прекращение отношения. Договор имущественного найма прекращается, все равно по какой бы причине не погибла вещь: случайно или по вине одного из контрагентов, с тою только разницею, что вина нанимателя обязывает его к возмещению причиненного ущерба. Такое же значение имеет и существенное повреждение вещи, делающее ее неспособною служить той цели, ввиду которой заключен был договор. Но частичное повреждение, не имеющее такого существенного значения, не прекращает договора, а создает обязанность для хозяина исправить вещь.

3. Основанием для прекращения имущественного найма служит неисполнительность одной стороны. Так, например, если наниматель не вносит периодических платежей, хозяин имеет право требовать расторжения договора. Если хозяин отказывается поддерживать нанятую вещь в том состоянии, в каком она находилась при совершении договора, то наниматель ввиду невозможности осуществления интереса может требовать освобождения его от лежащих на нем обязанностей. Обобщая случаи возможного прекращения аренды вследствие неисполнительности, Сенат выставляет в виде общего начала, – "когда неисполнением договора поражается самая сущность оного" (99, 78). Если наниматель произвольно и без достаточных оснований оставляет нанятую вещь, то он все же продолжет быть связанным договором и обязывается внести все платежи, следуемые до истечения условленного срока (ст. 1705).

4. Одним из наиболее важных в бытовом отношении и в то же время спорных вопросов является тот, какое значение имеет для силы договора имущественного найма отчуждение нанятой вещи. Может ли новый приобретатель не признавать договоров, заключенных прежним собственником, и настаивать на выселении нанимателей, или же эти договоры продолжают быть обязанными для него как преемника до истечения условленного срока?

Для решения этого вопроса с теоретической точки зрения следует иметь в виду: а) что имущественный наем есть обязательственное отношение, основанное на договоре, b) что нанимателю принадлежит не вещное право, которое бы следовало всюду за вещью, а право требования на известное действие, в данном случае на предоставление пользования вещью и на поддержание ее в надлежащем состоянии, с) что относительное право нанимателя становится лицом к лицу с вещным правом нового собственника, d) что последний не принимал участия в заключении договора имущественного найма, а потому и не может быть обязанным к какому-либо действию. Принимая в соображение все эти обстоятельства, а также, что из общих начал обязательственного права нашим законодательством не сделано исключений для имущественного найма, необходимо признать, что договор имущественного найма прекращается с отчуждением вещи, так как он не может быть обязательственным для неучаствовавшего в нем приобретателя.

Однако жизнь противится этому логическому заключению, опасаясь за интересы арендаторов и квартирантов, которые при таком последовательном проведении юридических начал могут быть во всякое время лишены крова и насиженного гнезда, земли, обработанной тщательным трудом. Конечно, если нанимателю причиняется материальный ущерб, за ним сохраняется во всяком случае право требовать возмещения убытков. Но с договором найма соединяются и неимущественные интересы, которые не могут быть ограждены гражданским правом, так как не подлежат оценке. Таков интерес нанимателя, которому среди зимы предлагают оставить квартиру и искать себе новую. Наниматель, понятно, мог бы оградить свой интерес косвенно установлением значительной неустойки, которая бы удерживала собственника от нарушения договора и от несвоевременного отчуждения нанятой вещи. На случай упущения договорной неустойки законодатель мог бы взять на себя задачу установить законную неустойку в форме определенного процента с общей суммы вознаграждения за наем. Это облегчило бы необыкновенную трудность доказывания размера убытка, причиняемого неожиданным прекращением договора, и останавливало бы произвол хозяина.

Борьба между юридическою логикою и интересами арендаторов отражается на всех почти законодательствах, которые обыкновенно останавливаются в затруднении перед этим вопросом.

Некоторые законодательства решительно становятся на сторону арендаторов и признают безусловную обязательность арендных договоров для нового приобретателя вещи, например французское право (фр. гр. код., § 1743);

не столь решительно высказывается итальянский кодекс (§ 1597 и 1599). Испанский же кодекс 1888 г., вообще верный началам французского права, в этом процессе становится на противоположную точку зрения и постановляет, что покупщик арендованного имения вправе признавать аренду прекращенною в момент совершения купли продажи, если противоположное не установлено в сделке (§ 1571). Такое же колебание, какое замечается в романских законодательствах, обнаруживали и германские законодательства, издавна разделявшиеся на две группы, из которых одна признавала положение Kauf bricht Miethe, а другая придерживалась положения Kauf bricht nicht Miethe. Так, в Пруссии закон 5 мая 1872 г. признал силу арендных договоров при переходе арендованной вещи к новому приобретателю, напротив, австрийское уложение (§ 1095 и 1120) оставляет неприкосновенными арендные договоры только под условием отметки в ипотечных книгах. Общегерманское уложение после некоторых колебаний разрешило этот вопрос в пользу интересов нанимателя (§ 571). Новейшее швейцарское право разрешило тот же вопрос против арендаторов, признав обязательность арендного договора для приобретателя нанятой вещи только тогда, когда он изъявил на то свое согласие при купле продаже (швейц. обяз. закон, § 259).

Наше законодательство не разрешает настоящего вопроса, хотя и не дает основания признавать за правом нанимателя вещного характера, приобретение которого соединяется лишь с соблюдением крепостной формы. Правда, закон говорит, что хозяин не вправе отказать нанимателю до наступления срока найма, хотя бы кто предлагал большую цену (ст. 1705). Но эта статья должна быть понимаема в том только смысле, что договор имущественного найма не может быть прекращен одностороннею волею хозяина без возмещения ущерба, и притом не вправе отказывать хозяин, т.е. контрагент, а не новый собственник (71, 848). В пользу сохранения силы за арендными договорами приводят ст. 521, по которой собственник, несмотря на то, что его вещь находится по законно совершенным актам во временном отдельном владении постороннего лица, может, однако же, уступить или передать принадлежащее право собственности на эту вещь, впрочем, не стесняя тем прав отдельного владения. Но под отдельным владением нельзя понимать наемное содержание, потому что отделение V, где помещена приведенная статья, имеет в виду владение в собственном смысле как существенную часть права собственности. В уставе гражданского судопроизводства есть постановление, в силу которого при продаже имущества с публичного торга арендные договоры сохраняют свою силу, если были заключены до получения повестки и до обращения на него взыскания (ст. 1099). Но этот отдельный случай не устанавливает общего правила. Новый закон 29 мая 1911 г. о землеустройстве также устанавливает положение, подрывающее уверенность в твердости арендного договора до условленного срока при перемене собственника. Для землеустроительных действий на землях, находившихся в аренде, согласие арендатора не требуется. Земли, сданные в аренду от общества или товарищества, могут быть подвергаемы разделу на отдельные владения, с досрочным прекращением арендного договора. Бывшему арендатору предоставляется взыскивать с общества или товарищества, сдавшего ему землю, непокрытые за время аренды затраты на участок, состоявший в аренде (ст. 17 т. Х ч. 3).

Судебная практика довольно устойчиво придерживается положения, что арендный договор и при отчуждении вещи сохраняет свою силу до назначенного в нем срока, хотя бы он и не был известен приобретателю (05, 50). Таким образом, договору имущественного найма придается вещное свойство, делающее его способным выдержать борьбу с правом собственности. Однако и сама практика далеко не твердо стоит на принятой ею точке зрения. Признавая, с одной стороны, что арендный договор и при продаже вещи сохраняет свою силу до назначенного в нем срока (в отношении, конечно, нового собственника, а не прежнего, что само собою разумеется), Сенат, с другой стороны, считает арендные договоры, заключенные продавцом, обязательными для покупщика только тогда, когда договор был облечен в форму, при которой существует предположение, что договор был известен новпму приобретателю (79, 129);

арендные договоры необязательны для покупщика и в том случае, если вещь не была еще передана в пользование (77, 83);

при продаже имения с публичных торгов для приобретателя необязательны арендные договоры, не предъявленные ни при его описи, ни при торге, а потому ему неизвестные (98, 8). А с другой стороны, Сенат признал обязательным для покупщика дома с публичного торга арендный договор, заключенный прежним собственником, несмотря на то, что в закладной, которая привела к продаже дома, было обусловлено, что в случае продажи дома с публичного торга все заключенные на этот дом наемные договоры уничтожаются (07, 50).

[Проект кн. V признает договор найма обязательным для каждого нового приобретателя недвижимого имения, если он отмечен в реестре крепостных дел или о нем было известно приобретателю (ст. 342). Также обязателен договор, заключенный письменно и достоверно, причем недвижимое имение уже находилось в пользовании нанимателя до перехода права собственности к новому приобретателю. Последний связывается, однако, в этом случае прежним договором не долее трех лет (ст. 343, п. 1). Если время совершения прежних договоров недостоверно, то они могут быть прекращены новым приобретателем после надлежащего предварения (ст. 344)].

§ 52. Личный наем Литература:Мейер, Русское гражданское право;

Победоносцев, Курс гражданского права, т.

III, стр. 392–423;

Дистерло, О найме на сельскохозяйственные работы по закону и по обычному праву (Жур. гр. и уг. пр., 1886, N 3–6);

Завадский, Договор личного найма по IX кн. Проекта (Прот. Каз. Юрид. Общ., 1900);

Таль, Трудовой договор, 1913.

I. Понятие о личном найме. Под именем личного найма понимается договор, в силу которого одно лицо за вознаграждение приобретает право временного пользования услугами другого лица. Общие положения о личном найме чрезвычайно скудны в русском законодательстве, напротив, специальные постановления весьма многочисленны. Однако не следует отрицать общего характера за положениями, помещенными в т. Х ч. 1, и придавать им специальное значение правил о найме в домашнее услужение. Такому специальному значению ст.

2201–2247 противоречат встречающиеся среди них положения, которые прямо относятся к специальным отношениям, как, например, касающиеся торговых приказчиков, ремесленников, фабричных рабочих. Это разнообразие случаев найма, приводимых самим законом, свидетельствует в пользу общего характера указанных статей, за исключением тех, которые явно носят специальный характер. Такое толкование подтверждается ст. 2201, по которой личный наем может быть не только для домашних услуг, но и для отправления всякого рода работ и должностей, не воспрещенных законом. Наконец, в специальных законах встречаются ссылки на общие правила (например, уст. пром. тр., ст. 42).

а. Личный наем, устанавливающий обязательственное отношение, в основании своем имеет договор. Он предполагает свободное соглашение сторон о пользовании и предоставлении услуг.

Этим признаком личный наем отличается от тех форм пользования чужими услугами, которые имеют иное основание. Так, пользование чужим трудом может основываться на родительской власти, на законе, обязывающем одних лиц к работе в пользу других лиц (крепостные, временнообязанные, арестанты). Договор личного найма предполагает свободу распоряжения своею рабочею силою. Поэтому рабы не могли быть субъектами личного найма, а только объектами, даже тогда, когда труд их направлен не в пользу их господина, а в пользу постороннего лица.

b. Содержание обязательства, возникающего из договора личного найма, составляет пользование чужим трудом. Нанимающийся представляет в пользование другого свою рабочую силу или свою деятельность. С этой стороны личный наем отличается от имущественного найма и ссуды, которые состоят в пользовании чужой вещью. Вместе с тем весьма важное различие между ними заключается в том, что вещь имеет обособленное существование, независимое от собственника ее, и потому пользование ею со стороны постороннего лица не затрагивает самого хозяина, тогда как оказываемые одним человеком другому услуги неотделимы от самого человека, а потому пользование его рабочею силою, его рабочими способностями, его талантами косвенно распространяется и на носителя их. Услуги, оказываемые другому лицу, могут носить грубый физический характер, например, обязанность колоть дрова или переносить груз, или это может быть высший умственный труд, например, обязанность участвовать в концерте или писать передовые статьи. Если наем имеет дело с производительным трудом, т.е. направленным на производство материальных благ, то результат труда составляет объект права собственности того лица, которое имеет право на труд. Хотя содержание личного найма состоит в пользовании только трудом, но характер договора не изменяется, если наниматель воспользуется также чужими материалами и орудиями как необходимыми средствами приложения труда, например, плотник приносит свой топор, пилу, обойщик свои гвозди, стекольщик свою замазку, швея иголки и нитки и т.п.

с. Пользование чужими услугами должно быть временно. Бессрочное пользование силами человека было бы установлением рабства. В предупреждение возможности со стороны бедного человека закабалить себя на всю жизнь наше законодательство не только признает временность личного найма, но даже прямо устанавливает предельный срок этого договора, а именно пять лет (ст. 2214). Поэтому недействителен будет договор, в силу которого занявший деньги обязывается отслужить кредитору более продолжительное время, может быть, всю жизнь (ст. 2215). Напрасно наша практика старается придать этому постановлению узкое применение, ограничить его действие сферой найма прислуги и рабочих (71, 676). Соображения, которые привели законодателя к необходимости установить предельный срок, могут иметь такое же приложение и в других видах найма, например, относительно домашнего учителя, кассирши, наездницы в цирке и т.п. Закон, устанавливающий предельный срок, есть общий, а потому он должен иметь применение, пока не отменен специальными постановлениями. [Проект кн. V предоставляет нанявшемуся на срок свыше пяти лет по истечении пятилетия требовать прекращения договора, предварив о том нанимателя по крайней мере за шесть месяцев (ст. 442)].



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.