авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Рязанская митрополия Скопинская епархия Свято-Успенский Вышенский монастырь Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего ...»

-- [ Страница 6 ] --

Как отмечал исследователь творчества святителя Фео фана архимандрит Георгий (Тертышников): «В тех много численных речах, которые были произнесены разными ли цами из числа владимирского духовенства при прощании с преосвященным Феофаном, ярко выразилась искренняя горячая любовь, которую он снискал. Из них мы видим, сколь высоко ценили святителя Феофана, его многополезную обширную пастырскую деятельность, его возвышенные лич ные качества, его истинно христианскую кротость и муд рость, которые являл он всем, даже и неспособным чувство вать и ценить их, его благочестивую жизнь и стремление к уединенным аскетическим подвигам, завершившиеся Вышенским затвором» 2.

28 июля 1866 года, несмотря на ранний час, святителя пришли проводить многие жители. После молебна он сразу покинул г. Владимир и направился на место своего послед него духовного подвига через Боголюбово, Вязники и Му ром. На Вышу святитель прибыл 3 августа 1866 г. и в одном из писем писал о своем первом впечатлении: «По всему Вы ша – преутешительная и преблаженная обитель!»

Владимирские епархиальные ведомости. С. 851.

Георгий (Тертышников), архм. Святитель Феофан Затворнник и его учение о спасении. М. : Правило веры, 1999. С. 79.

В.В. Беликов, студент, Киевская духовная академия Библиотека Киевской духовной академии Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты.

Можно составить верное понятие об уме и характере человека, осмотрев его библиотеку.

Луи Блан История библиотеки самого большого на Украине высше го духовного учебного заведения – Киевской духовной акаде мии (КДА) – важное явление духовной культуры XIX в. Эта биб лиотека является наследницей библиотеки Киево-Моги-лянской академии, на обломках которой строилась КДА в 1819 г. и про существовала сто лет до ее ликвидации в 1919 г.

Библиотека была реальной наследницей еще и потому, что она перешла в Киевскую духовную академию со своим представителем – библиотекарем – иеромонахом Кириллом Куницким, который на протяжении всего организационного периода (1817–1819) занимался новой библиотекой, унасле довавшей собрание Киево-Могилянской, хотя и не полно стью, а только его часть, которая осталась после пожаров 1780 и 1811 гг. Развитие, состав и содержание фондов на прямую связано с учебным процессом и деятельностью Ки евской академии вообще.

Прежде краткого экскурса в историю библиотеки КДА следует сказать несколько слов о реорганизационном перио де, который предшествовал непосредственно созданию Ки евской академии (1817–1819), когда Киево-Могилянская уже была признана ликвидированной, а Киевская духовная еще не вступила в период официального существования.

Все изменения и требования к учебному процессу, так или иначе, касались библиотеки Академии. Список предме тов, которые в ней изучались, определял направление ком плектации библиотеки.

Киево-Могилянская академия была преобразована в два средних духовных учебных заведения: Киевскую духовную семинарию и Киевское духовное училище. Они делили между собою имущество, учителей, учеников и библиотеку, но офи циально библиотеку разделить не успели. Киево-Могилянская библиотека досталась Киевской духовной семинарии.

Первая известная нам попытка упорядочить библиоте ку относится к периоду после 1729 г. По составленному то гда при участии епископа Иринея Фальковского каталогу можно судить о состоянии библиотеки.

В этой первой оригинальной попытке библиотечной клас сификации просматриваются принципы организации, пред ложенные блюстителем Императорской библиотеки в Видне И.М. Денисом. Познакомиться с ними И. Фальковский мог во время учебы в Будапештском университете.

Каталог И. Фальковского имеет следующую структуру:

I. Библия.

II. Комментарии к Библии. Творения греческих и латин ских “отцов церкви“.

III. Теология.

IV. Философия. Юриспруденция. Политика. Медицина.

Физика. Этика.

V. История (общая, церковная и др.). Нумизматика. Хро нология. Генеалогия. География.

VI. Риторика. Ораторское искусство. Диалоги. Поэзия. Сатира.

VII. Лексика.

VIII. Грамматика.

IX. Литература и критика.

X. Романы, повести.

XI. Всякое.

Такова для сравнения схема И.М. Дениса:

I. Богословие.

II. Юриспруденция.

III. Философия.

IV. Медицина.

V. Математика.

VI. История.

VII. Филология.

Ириней Фальковский зафиксировал 6 272 книги, боль ше половины из них светского содержания – это научная или художественная литература. Каталог И. Фальковского напечатан в «Актах и документах» и свидетельствует о том, что весь книжный фонд делился на три формата: in Folio, in Quarto 1, остальные были объединены в одну группу. В каж In plano (лат. plnum плоскость) размер, при котором страница кни ги равна размеру типографского листа. In folio самый крупный размер, стра ница книги равна половине размера типографского листа. Точный размер за висит от размера типографского листа. После перехода на рулонную бумагу ”n folio” стало означать примерный размер в 38 см (в высоту). In quarto на ти пографском листе размещаются 8 страниц. В случае рулонной бумаги это при мерно 30 см в высоту. In octavo – на типографском листе размещаются 16 стра ниц, 2025 см.

дой форматной группе издания делились еще и по языковы ми признаками.

Библиотека Киевской духовной академии унаследовала значительную часть фондов Киево-Могилянской и на первом этапе – ее организацию и классификацию, что определяется не только Уставом 1814 г., но и реальным размещением фон да, осуществленным за разработкой Иринея Фальковского.

Общее представление о Киево-Могилянской библиотеке конца XVIII в. дают каталог Фальковского, а также воспомина ния Измайлова и Тымковского. Но какой она была в 1819 г., сложно сказать. После составления каталога случилось два пожара в 1780 и 1811 гг., данных о сохранности библиотеки нет, кроме противоречивого свидетельства о пожаре 1811 г.;

по одним сведениям пожар уничтожил около 1 000 книг, по другим – книги остались совершенно невредимы.

В преддверии реформы духовных учебных заведений Киевская академия не делала никаких попыток внести оживление в академическое преподавание применительно к требованиям нового Устава, действовавшего тогда уже в других академиях – Петербургской и Московской. Жизнь в Академии как будто бы замерла, все чего-то ожидали. Биб лиотекарь иеромонах Кандыд Матушевич (18111816) за пять лет ничего не сделал, чтобы упорядочить библиотечный фонд после пожара 1811 г. Не были составлены списки со хранившейся литературы и списки новых поступлений.

Новый библиотекарь протоиерей Павел Алишевский, назначенный указом Консистории от 21 января 1816 г., по требовал возвращения всех книг, выданных читателям на руки без регистрации. В рапорте от 4 марта 1816 г. о со стоянии библиотеки он подчеркнул необходимость составле ния полноценных каталогов и списков новой литературы.

Иеромонах Кандыд даже при передаче не смог указать дей ствительное количество книг, кроме того, предлагал подпи сать «черновик», но П. Алишевский отказался и требовал привести библиотеку в соответствие с требованиями Устава 1814 г.1 Передача библиотеки затянулась на год. При уча стии П. Пелехина и С. Лободовского каталоги были составле ны. По ним и приняли библиотеку.

Устав 1814 г. требовал положить в основание классификации языко вые признаки. В свою очередь внутренняя логическая классификация пре дусматривала распределение книжного фонда по сферам знания того време ни, которые определялись официально: богословие, философия, словесность, математика, история, языкознание.

В 18171819 гг., в период подготовки к открытию Ки евской духовной академии, библиотекой заведовал иеромо нах Кирилл Куницкий, учитель латинской и русской словес ности и низшего класса греческого, в дальнейшем епископ, один из учителей Киево-Могилянской академии. Утвержден ный Комиссией духовных училищ к преподаванию в семи нарии, а затем и в новой академии, иеромонах Кирилл стал связующим звеном прошлого и настоящего не только в биб лиотечном деле, но и в истории обеих академий.

В этот период библиотека пополнялась исключительно учебными книгами, присланными Комиссией духовных учи лищ, для раздачи ученикам и для фундаментальной библио теки. В 1818 г. на средства семинарии для библиотеки были выписаны журналы «Сын отечества», «Северная пчела»

и «Сионский вестник». От старой Академии Киевская духов ная семинария получила также «продажную» библиотеку и библиотеку «классических книг».

Отсутствие каталога библиотеки можно объяснить ее выжидательным состоянием в период реформы. Преподава тель Киевской семинарии П. Троицкий писал: «Передача библиотеки старой академии в ведение семинарии, конечно, была произведена по каталогам прежним». Надо полагать, что не были составлены каталоги для каждого профессора, по каждому предмету (что требовалось проектом Устава се минарии), «дабы преподаватели знали, каких книг они от библиотеки требовать могут», и по той причине, что «гро мадность библиотеки, переходившей в семинарию только на один двухгодичный курс, давала основания библиотекарю оставить библиотеку с ее каталогами в таком виде, в каком она была прежде, и даже в том самом месте, где она и нахо дилась». А располагалась она в то время на чердаке Свято Духовской теплой церкви.

Попробуем реконструировать, согласно Уставу духов ных академий (1814), библиотечную классификацию, кото рая, вероятно, утвердилась в библиотеке Киевской духовной академии в первые годы ее существования. Устав в «Общей таблице классификации для библиотек высших духовных училищ» приводит схему классификации книжного фонда.

Следуя «Общей таблице классификаций…», вся библио тека делилась: на А – библиотеку древних языков;

Б – биб лиотеку российскую;

В – библиотеку французскую;

Г – не мецкую;

Д – малоизвестных языков;

Е – географические по собия: атласы, глобусы;

Ж – математические пособия;

З – кабинет физики;

И – кабинет биологии;

I – редкости;

К – библиотеку книг, не принадлежащих к духовному образова ния: 1) светское правоведение, 2) медицину, 3) химию, 4) те атр, 5) искусство и др.;

Сочинения неблагодумающих.

Каждая часть библиотеки от «А» и до «Д» делилась на шесть разрядов в соответствии с академическими наука ми: богословие, философия, словесность, математика, ис торические науки, языкознание. Каждый разряд имел свой отдел.

I. Богословие: Библия, симфония, отцы западные и вос точные, толкование Священного Писания, каноническое право, обряды, разное.

II. Философия: древние философы, системы философских наук, физика, философия истории, природная история, раз ное.

III. Словесность: древние классические писатели, новей шие писатели, риторика и эстетика, ораторы, поэты, разное.

IV. Математика: древние математики, системы новых ма тематик, разное.

V. Исторические науки: 1) древние историки;

2) геогра фия, история, хронология, древности, священные и церков ные;

3) общая география, история;

4) история учения;

5) разное.

VI. Языкознание: грамматики, лексикон, философия, па леография, разное.

Каждая книга получала свой шифр. В него входила бу ква, которая указывала на часть библиотеки;

римская циф ра обозначала разряд наук;

арабская – отдел разряда, фор мат книги и порядковый номер в этом отделе (Например:

БV14/365).

Устав требовал заводить каталог на каждое новое по полнение, а также определял форму ведения каталога в кни гах-тетрадях на каждую часть библиотеки отдельно, ведение отдельных списков «классических» книг-пособий, которые раздавались студентам. Каждый профессор должен был иметь «копию» каталога по своему предмету – «разряду».

История библиотеки Киевской духовной академии ус ловно делится на три этапа. Каждому соответствует период действия определенного Устава для высших духовных школ и с каждый связаны имена библиотекарей, сохранявших уникальное книжное собрание.

До 1823 г., как свидетельствуют архивы Киевской ака демии, библиотека еще не располагала систематическим ка талогом. В 1824 г. она «переехала» с чердака Свято Духовской теплой церкви на второй этаж трехэтажного зда ния Академии. Первый каталог датируется лишь 1826 г., подписан библиотекарем-священником и профессором Аверкием Пушновым. В систематическом каталоге Пушнов заменил буквенные обозначения римскими цифрами. Ката лог зафиксировал 4 488 названий.

Схема распределения книжного фонда в каталоге тако ва:

I. Библиотека древних языков.

II. Библиотека российская.

III. Библиотека французская.

IV. Библиотека немецкая.

V. Библиотека польская.

VI. Библиотека малоизвестных языков.

VII. Географические пособия.

VIII. Математические пособия.

IX. Кабинет физики.

X. Редкости.

XI. Библиотека книг, не принадлежащих к духовному об разования:

1) право;

2) медицина;

3) химия;

4) театр;

5) экология.

XII. Приложения.

Сохранилось еще одно описание, относящееся к ранне му периоду истории библиотеки: «Каталог книг, вновь посту пающих и жертвуемых в академическую библиотеку, 18251861 гг.». Подписан каталог библиотекарем К.И. Сквор цовым. В нем значатся 5 382 книги.

Как свидетельствуют вышеприведенные источники, биб лиотека Киевской духовной академии уже в конце 1820-х гг.

применяла свою систему библиотечной классификации, соз давала каталоги отдельно на каждую часть библиотеки. За деятельностью библиотеки и за пополнением каталогов осу ществлялся контроль со стороны Правления академии и Ко миссии духовных училищ. Им отправлялись специальные эк земпляры системных каталогов новой литературы, а также списки «продажной» и «учебной» библиотек.

В 1860-х гг. проявился недостаток подобной системы библиотечной классификации, основанной на распределе нии фонда по языковым, форматным и системным свойст вам. К этому времени библиотека значительно разрослась и несколько раз меняла свое местоположение.

На смену раннему этапу пришел период стабилизации и формирования в Киевской духовной академии самобыт ной учебной и научной традиции. Особая заслуга в этом принадлежит святителю Иннокентию (Борисову), занимав шему ректорскую должность в Академии с 1830 по 1839 г.

Каждому преподавателю было поручено составление учебного пособия по преподаваемой им дисциплине, а каж дый студент в рамках занятий иностранными языками обя зывался переводить на русский язык книги «лучших ино странных писателей» таким образом, чтобы на протяжении одного курса была переведена какая-либо книга по каждому классу наук. Было принято решение о создании в библиоте ке Духовной академии читального зала, где студенты могли бы заниматься в известные дни под надзором библиотекаря и бакалавров, живущих в академическом корпусе.

Богато одаренная личность святителя Иннокентия ока зала влияние на развитие в Академии не только богослов ской, но и философской, церковно-исторической и гомиле тической школ.

В 1837 г. по инициативе святителя Иннокентия в само стоятельный предмет в КДА было выделено каноническое право. Для нас этот год знаменателен и тем, что в Академию был принят студент Георгий Говоров, будущий святитель Феофан Затворник.

С именем святителя Иннокентия связаны многие ака демические традиции. Именно он ввел в жизнь КДА обычай торжественного поминовения основателей и благоустроите лей школы в день кончины святителя Петра Могилы (31 де кабря). Он также предложил украшать конгрегационный зал портретами знаменитых профессоров и выпускников Ака демии (в полной мере этот проект был реализован позже).

По инициативе святителя Иннокентия Киевская духов ная академия стала издавать лучшие сочинения своих вос питанников. В 1837 г. преосвященный основал в Киеве журнал «Воскресное чтение», издававшийся силами акаде мической корпорации.

С 1863 по 1869 г. библиотека пребывала в конгрегаци онном зале старого Киево-Могилянского корпуса. К своему юбилею она переместилась в новое здание на втором и треть ем этажах специально для нее перестроенного старого ака демического мазепенского корпуса.

Юбилейный 1869 г. был ознаменован принятием нового Устава, который предписывал распределение предметов на богословские, церковно-практические, церковно-историчес кие. Такое разделение в дальнейшем оказало влияние и на комплектацию библиотеки.

Согласно с новым Уставом 1869 г., по поручению Сове та Академии, профессорами И.И. Малышевским, Ю.Д. Под гурским и О.М. Воскресенским была составлена «Инструк ция библиотекаря Академии». В ней учитывался специфиче ский состав библиотечных фондов, направления деятельно сти Киевской духовной академии, также приняты предло жения библиотекаря А.В. Розова о новом размещении биб лиотеки и составленная профессорами инструкция, в кото рой ставился вопрос о введении не только систематического, но и других видов каталога – хронологического, алфавитно го, рукописей и редких изданий, списков дубликатов и де фектов. В основу систематического каталога был положен предметный принцип, отражавший предметный состав ака демической программы. Другими словами, поскольку штат ные преподаватели читали 27 предметов, то и системный каталог должен был иметь столько же частей. Классифика ция фонда в предметном разделе полностью зависела от преподавателя.

Постепенно усилиями всех сотрудников в библиотеке Киевской академии была разработана оригинальная схема внутреннего хранения фонда: по способу воссоздания, по предметно-тематическому, хронологическому принципам, по определенным видовым особенностям и культурной цен ности. Были приняты правила в отношении алфавитного каталога;

на раннем этапе они сводились к самым элемен тарным вещам, но, вместе с тем, это был весьма ценный шаг в библиотечном деле. Алфавитный каталог предписывалось вести на отдельных карточках, которые следовало хранить в отдельных шухлядах. В алфавитном каталоге отмечалось место каждой книги в библиотеке. На полках издания раз мещались в соответствии с форматом и местонахождением в системном каталоге. Рукописи необходимо было хранить в отдельном помещении.

Следующий этап истории организации фондов связан с Уставом 1884 и 1910 гг. и введением форматно-крепост ного размещения книжного фонда, что на то время было прогрессивным шагом в организации фондов.

Вторым периодом истории библиотеки Киевской ду ховной академии принято считать 18701886 гг.

В 1871 г. специальная комиссия вынесла суждение в отношении предложений О.В. Розова, признав их важ ность. Было определено, что существующий порядок веде ния каталогов и размещение книжного фонда требуют из менений, в связи с этим Комиссия предложила следующее:

1. Утвердить четырехчастную структуру каталога, в ко торую войдут: алфавитный, инвентарный, системный и хро нологический, предназначенный для новых поступлений.

2. Определить правила ведения алфавитного каталога.

3. Определить цель и правила ведения инвентарного каталога.

4. Определить цель и правила ведения системного ка талога.

За основу системного каталога принять распределение предметов между штатными преподавателями, как это оп ределяет новый академический Устав.

Хронологический каталог предложено вести с 1872 г., он должен стать продолжением существующих рукописных каталогов и основой для составления в конце года алфавит ного печатного каталога. В 1872 г. алфавитный каталог был составлен, но его несколько раз переделывали. В 1881 г.

предприняли попытку напечатать каталог, но печатание прекратилось.

В начале 1880-х гг. проявились недостатки размещения книжного фонда. С 1883 г. назначена специальная комис сия в составе профессоров О.В. Воронова, М.Ф. Ястребова, М.И. Петрова, М.М. Дроздова, Д.К. Попова, Ф.Я. Покровско го, С.Т. Голубева, Ф.С. Орнадского и библиотекаря К.Д. Ду митрашка.

Комиссия работала 4 года и вынесла свое суждение по существующей проблеме только 28 октября 1887 г.: было предложено использовать систему форматно-крепостной расстановки Виденской библиотеки.

Третий период истории КДА протекал в 1886–1919 гг.

и связан с завершением перехода библиотеки на форматно крепостной принцип размещения книжных фондов. Это произошло только в 1910–1915 гг. Принцип сохраняется как оригинальный до настоящего времени.

Вместе с введением форматно-крепостной системы в 1884 и 1910 гг. новый Устав духовных академий исключил светские науки из перечня академических предметов.

Устав 1910 г. стал причиной назначения новой комис сии в составе М.М. Дроздова, Ф.И. Титова, М.К. Маккавей ского, Ф.И. Мищенка, В.Д. Попова. В докладе, представлен ном Совету академии, были изложены следующие положе ния: 1) вместо патристики вводится патрология;

2) вместо введения в богословские науки – основное богословие;

3) вместо педагогики – педагогика и дидактика с методоло гией – предметов, которые изучаются в духовных учебных заведениях;

4) вместо гомилетики и истории проповедниче ства – пастырское богословие с аскетикой и гомилетикой;

5) вместо одной кафедры библейской истории и двух кафедр общей истории – кафедра библейской истории, связанная с историей древнего мира, и одна кафедра светской зару бежной истории;

6) вместо общецерковной истории – исто рия древней церкви;

7) вместо церковной археологии и ли тургики – литургика и церковная археология в связи с исто рией христианского искусства;

8) вместо русского и церков нославянского языков – только церковнославянский язык;

9) вместо истории и разбора западных вероисповеданий – история и обличение западных вероисповеданий и русского сектантства;

10) вместо греческого языка и его словесности – только греческий язык;

11) вместо латыни и ее словесности – только латынь.

В этом же документе комиссия указала, что для введе ния в практику положений Устава (1910) необходимо увели чить денежные средства для приобретения новых учебников для Академии. Влияние Устава на судьбу библиотеки КДА очевидно: приобретение новой литературы было напрямую связано с потребностью более полного обеспечения учебного процесса.

После революции, в 1919 г., библиотека Киевской ду ховной академии была передана Всенародному институту народного образования.

В 1923 г. книжные фонды перешли во Всенародную библиотеку Украины.

Нужно отдать должное последнему библиотекарю А.С. Крыловскому, который сохранил на определенных про межуточных этапах библиотечный фонд Киевской духовной академии.

Современная библиотека КДА в составе Национальной библиотеки Украины им. Вернадского является уникальным библиотечным собранием. Фонды библиотеки продолжали пополняться и после ликвидации КДА. В составе Всенарод ной библиотеки Украины библиотека КДА приняла в себя в 1925 г. книжное собрание профессора И.М. Королькова, а в 1929 г. – последнего ректора КДА – епископа Василия (Богдашевского) и профессора КДА М. Пальмова. Сюда были включены и последние издания КДА, которые не вошли в дореволюционные каталоги. Рукописная часть библиотеки представлена манускриптами, курсами лекций, моногра фиями, дипломными работами воспитанников КДА;

они со храняются в фондах ИР НБУВ.

В разные годы библиотеку возглавляли философ и бого слов И.М. Скворцов, профессор красноречия и греческого языка А.И. Пушнов, профессор исторических наук А.Д. Гра ников, украинский поэт, профессор словесности К.Д. Ду митрашко, ученый и богослов А.С. Крыловский. Высшее ду ховное образование руководителей, опыт научной и профес сорской работы благотворно отразились на формировании книжных фондов и их судьбе.

Сегодня в библиотеке Киевской духовной академии – 12 инкунабул, 131 палеотип, 450 изданий церковнославян ской печати. В составе библиотеки личные книжные собра ния Киевских митрополитов: Петра Могилы, Рафаила Забо ровского, Тимофея Щербацкого, Арсения Могилянского и других светских и церковных деятелей XVIII–XIX вв. Ос новную часть фундаментальной библиотеки (более 96 тысяч единиц хранения) составляет фонд гуманитарного профиля, в котором присутствуют такие направления, как богословие, философия, история, право, филология, история литерату ры, археология, медицина, экономика, статистика, искусст во и прочее.

Есть светская литература на многих языках, представ ляющая разные области науки и культуры, прежде всего ма тематику, медицину, а также коллекционные фонды – руко писные книги, старопечатные, редкие издания. Библиотека создавалась не только как специализированное собрание уз кого духовного профиля, но и как универсальное научное книжное собрание.

Использование классификации книжного фонда, что предусматривалось Уставом 1869 г., в библиотечной прак тике сопровождалось дальнейшим внутренним усовершен ствованием по предметам, что преподавались в Академии и не имели регламентации. Были образованы и пополнялись разделы по тем направлениям развития знаний, которые не преподавались в Академии.

Библиотечные фонды Киевской духовной академии – ценнейшая часть отдела библиотечных собраний и истори ческих коллекций Национальной библиотеки Украины имени В.И. Вернадского. В составе собрания КДА архивные мате риалы по истории академии и ее книжного фонда, личные архивные коллекции деятелей КДА, хранящиеся в Институте рукописей и Архиве Национальной библиотеки Украины имени В.И. Вернадского, Центральном государственном ар хиве-музее литературы и искусства Украины 1, Центральном государственном историческом архиве Украины в Киеве.

Это фонды И.М. Королькова, Ф.И. Титова, А.С. Крыловского, Д.И. Богдашевского, С.Т. Голубева, а также члена-коррес пондента АН Украины С.И. Маслова, К.Д. Думитрашка.

1. Аскоченский В.И. История Киевской духовной академии, по преобразовании ее в 1819 году. СПб., 1863.

2. Бурега В.В. Лекции по истории Киевских духовных школ для I курса КДА. Киев, 2010.

3. Дениско Л.М. Бібліотека Київської Духовної Академії (18191919) / НАН України. Нац. б-ка Україні ім. В.І. Вернадського ;

наук. ред. О.С. Онищнко. Київ., 2006.

4. Дениско Л.М. Бібліотека Київської духовної академії та її бібліотекарі (1819 – 1919) : автореф. дис. … канд. іст. наук за книгоз навство, бібліотекознавство, спеціальністю 07.00.08 бібліогра фознавство / Нац. бібліотека України ім. B.I. Вернадського. Київ, 1997.

5. Крыловский А.С. Системный каталог библиотеки Киевской ду ховной академии : в 14 вып.

И. Филатов, студент, Тамбовская духовная семинария Некоторые вехи деятельности святителя Феофана Затворника на Тамбовской кафедре (1859–1863) Служение святителя Феофана в Тамбовской епархии продолжалось недолго, всего четыре года – с 5 июля 1859 по 22 июля 1863 г., однако, и за это краткое время святитель успел приобрести всеобщую глубокую любовь тамбовской паствы. Кроме выдающихся человеческих качеств, таких как необыкновенная кротость, редкая деликатность, забот В прошлом – здание Киево-Софийского духовного училища, в кото ром Феофан (Говоров) проявил свой преподавательский талант.

ливое внимание к нуждам и потребностям каждого челове ка, архипастыря отличал большой организаторский талант и неослабное внимание ко всем областям епархиальной жизни.

Наречение архимандрита Феофана (Говорова) во епи скопа Тамбовского и Шацкого состоялось 29 мая 1859 г. Ар хиерейская хиротония была совершена 1 июня 1859 г.

в Троицком соборе Александро-Невской лавры, а 5 июля то го же года святитель Феофан прибыл на Тамбовскую землю и вступил в управление вверенной его архипастырскому по печению Тамбовской епархией 1.

Его деятельность в Тамбове была активной и разнопла новой. С первых же агатов ощущалась ее просветительская направленность, выразившаяся и в наблюдении за учебным и воспитательным процессами в Тамбовской духовной се минарии, и в основании первого периодического епархиаль ного издания, и в заботе о получении образования дочерьми местного духовенства.

Тамбовская духовная семинария, основанная в 1779 г., была одним из крупнейших учебных заведений в губернии.

В ней обучалось несколько сот человек в основном детей ду ховенства, которые получали бесплатное среднее образова ние, а также духовное образование, которое позволяло им в дальнейшем избрать путь священнослужителя или церков нослужителя. Святитель вникал во все семинарские дела.

Внимательно прочитывал журналы правления семинарии, вносил предложения по управлению к учебно-воспитатель ному процессу, читал конспекты лекций преподавателей и вносил свои поправки и корректировки. Так, по патристи ке он советовал составить единообразный конспект, по логи ке и психологии задавать ученикам больше вопросов, усилить изучение истории и приучать воспитанников пересказывать уроки своими словами, а не бессмысленно зубрить тексты, рекомендовал более тщательно изучать Священное Писание 2.

Святителю Феофану принадлежит заслуга открытия в Тамбовской духовной семинарии класса иконописи. Еще в 1844 г. Святейший Синод принял решение открыть в рос сийских семинариях класс иконописи. Святитель 13 октября 1859 г. направил в Правление семинарии следующее пред ложение: «В церквах нашей епархии иконы везде почти 1 Георгий (Тертышников), архм. Святитель Феофан Затворник и его учение о спасении. М., 1999. С. 26–37.

2 ГАТО. Ф. 186. Оп. 66. Д. 2. Л. 1–2.

преимущественно итальянской живописи – безмасленной и не везде приличной, наполнившей наши церкви по неиз бежному недостатку наблюдения со стороны священства, незнакомого с искусством живописи.

Для поправления сего недостатка и введения в церкви икон, какие приличны церкви, не нахожу другого способа, как распространение иконописного искусства и иконопис ных понятий между священно-церковнослужителями, кото рые бы и сами могли писать сии иконы и разумно руково дить других пишущих.

Для сего нужным считаю открыть при семинарии класс иконописи. Семинарское Правление войдет в соображение о том, как привести сие в исполнение и составит проект представления от моего лица в Духовно учебное управление об открытии при нашей семинарии иконописного класса» 1. Руководствуясь указаниями святи теля Феофана, Правление опросило учеников, желающих за ниматься иконописью, и выяснилось, что изучать искусство иконописания хотят около 100 человек. После этого решено было открыть в семинарии класс иконописи, предложив ме сто преподавателя в нем писцу Тамбовской духовной конси стории Михаилу Борисову, «известному по своему искусству в деле живописи» 2. Занятия в классе должны были прово диться дважды в неделю по вторникам и пятницам. Епи скоп Феофан ходатайствовал перед Святейшим Синодом об ассигновании 200 рублей серебром ежегодно на содержание иконописного класса. 19 августа 1860 г. Духовно-учебное управление Святейшего Синода постановило выделить рубля 33 копейки на жалование преподавателю иконописи и 50 рублей для оборудования иконописной аудитории необ ходимыми принадлежностями и пособиями 3.

Следующим важным свершением святителя Феофана на поприще духовного образования в епархии стало основа ние Тамбовского епархиального женского училища. Один из исследователей женского образования в России писал сле дующее: «В середине XIX века обучение дочерей духовенства ограничивалось или домашним обучением, где упор делался на механическое чтение по Псалтыри и умение грамотно пи сать свою фамилию, или воспитанием в приютах в женских ГАТО. Ф. 186. Оп. 66. Д. 4. Л. 1.

Там же Л. 2.

Там же Л. 3.

монастырях, где главное внимание уделялось освоению раз ного рода рукоделий» 1.

В России же первое женское духовное училище появи лось в 1843 г. в Царском Селе. Вскоре по его образцу стали открываться подобные училища во всех епархиях. Первым из тамбовских архипастырей, который озаботился идеей от крытия данного учреждения в Тамбовской епархии, стал епископ Тамбовский и Шацкий Николай (Доброхотов), управлявший епархией с 1841 по 1857 г., который в 1849 г.

начал изыскивать средства для этого. Окончательное учреж дение женского училища в Тамбове принадлежит епископу Феофану. Письменно и устно он обращался к духовенству, богатым людям с просьбой жертвовать деньги на основание училища, и его призыв был услышан. В течение 1860– 1861 гг. была собрана достаточно крупная сумма. Жена ти тулярного советника из города Липецка А.В. Рындина по жертвовала на училище 80 десятин земли. Это дало основа ние святителю Феофану своей резолюцией от 6 апреля 1861 г. временно открыть училище при Сезеновском жен ском монастыре, что в Лебедянском уезде Тамбовской гу бернии 2. Это решение, однако, не было осуществлено, по скольку через два месяца жена инженер-полковника Миг рина изъявила желание предать для училища дом в Тамбове на Варваринской площади за 8 000 рублей. Владыка сам ос матривал этот дом и нашел его очень удобным, а цену впол не приемлемой. 14 декабря 1861 г. было отправлено пред ставление в Святейший Синод о том, чтобы разрешили ку пить дом и закрепить за училищем землю, пожертвованную Рындиной. Разрешение на приобретение последовало 24 мар та 1862 г. После этого святитель резолюцией от 21 июня 1862 г. учредил из девяти представителей духовенства Со вет, который должен был заняться делом переустройства дома Мигриной под училище. Одновременно епископ Фео фан озаботился поиском финансовых средств на содержа ние училища. 25 августа 1862 г. он определил расходовать на обеспечение деятельности училища следующие средства:

доход от земли, пожертвованной Рындиной, проценты с ка питала Трунцевского (315 рублей), взносы от попечительства Адрес-календарь Тамбовской губернии на 1914 г. Отдел историче ский. С 41.

2 Лебедев В., прот. Историческая записка о Тамбовском епархиальном женском училище за 50 лет его существования: 18631913 гг. Тамбов, 1914.

С. 16.

о бедных по 20 рублей в год на воспитанницу, по 1 % от ко шельковых сборов соборных и приходских церквей, остаток от издания Тамбовских епархиальных ведомостей, пожерт вования от монастырей и причтов епархии, согласно состав ленному расписанию 1. Все это должно было надежно обеспе чить материальное положение училища в будущем. К 25 ян варя 1863 г. под руководством епископа Феофана священ ник Аникита Левитский составил устав. Сам святитель оп ределил штат училища, и 22 апреля 1863 г. было подано представление в Святейший Синод, в котором испрашива лось благословение на открытие последнего. Указ императо ра Александра II об открытии училища для девиц духовного звания в Тамбове последовал 22 июля 1863 г. 2 Именно в день, когда хлопоты святителя Феофана по этому вопросу увенча лись успехом, было принято решение о переводе его на Вла димирскую кафедру.

Основание первого периодического епархиального из дания в Тамбовской епархии – журнала «Тамбовские епар хиальные ведомости» – также является заслугой святителя Феофана Затворника. Первый номер ведомостей вышел в июле 1861 г. Редакторские обязанности были возложены на педагогическую корпорацию Тамбовской духовной семи нарии, ректор которой обычно редактировал ведомости, а цензором назначали кого-либо из преподавателей в свя щенном сане. Ведомости выходили еженедельно и до 1870-х годов делились на две части: официальную и прибавление.

В официальной части печатали указы Святейшего Синода, распоряжение Тамбовской духовной консистории, отчеты различных обществ, объявления, разрядные списки учащих ся духовно-учебных заведений епархии, сведения о вакант ных священнических, диаконских и псаломщицких местах.

В прибавлениях печатали проповеди, статьи духовно нравственного богословского и церковно-исторического со держания.

В первый год в ведомостях опубликовали очерк про тоиерея Стефана Березняговского «История Тамбовской епархии», катехизические поучения, наставления Святых Отцов, проповеди епископа Феофана, одно из первых жиз неописаний святителя Тихона Задонского, стихи семинарис тов 3.

Лебедев В., прот. Историческая записка… С. 21.

Там же.

Тамбовские епархиальные ведомости. 2009. № 1. С. 47.

Один из современников епископа Феофана так охарак теризовал его деятельность на Тамбовской кафедре: «Место его – на поприще учебного кабинетного писателя или учено го аскета в монастыре, а отнюдь не на административном поприще архиерея, на котором он оказался совершенно не способным, по своему созерцательно-отвлеченному направ лению, при отсутствии реального практицизма» 1. Вряд ли это мнение справедливо, по всей видимости, оно весьма субъективно. Для того чтобы знать в подробностях архипас тырскую деятельность епископа Феофана, нужно тщательно изучить архивные дела, которые хранятся в нескольких фондах государственного архива Тамбовской области, а это сотни и сотни страниц документов, где есть собственноруч ные резолюции и пометки святителя. Данная работа давно ведется в Тамбове и ее результаты свидетельствуют о том, что святитель Феофан являлся умелым администратором и организатором, всегда проявлявшим заботу о тамбовских духовенстве и пастве. Он внимательно читал различные прошения, рапорты, а также журналы и протоколы заседа ний духовной консистории и принимал мудрые взвешенные решения. Приведем несколько примеров. В декабре 1860 г.

жители деревни Семеновка Борисоглебского уезда решили устроить у себя деревянный храм и ходатайствовали перед архипастырем о назначении им причта. На документе со хранилась следующая резолюция святителя: «Назначение причта последует, когда устроится церковь». Помещик села Мокрого Елатомского уезда Дьяков подал несколько жалоб в консисторию на диакона местной приходской церкви Ми хаила Тардина о том, что он якобы участвует в богослуже нии в нетрезвом виде. Владыка распорядился начать след ствие. По его результатам члены консистории фактически приняли сторону помещика и вынесли такое решение: «Диа кона Тардина послать в Шацкую Вышенскую пустынь на три месяца с употреблением его сообразно с его летами на труды и послушание» 2. Для 56-летнего священнослужителя это стало суровым наказанием. Епископ Феофан не утвер дил решение консистории, а лично разобрался во всем и вы яснил, что помещик действительно оговорил диакона. 8 ап реля 1861 г. он написал следующую резолюцию: «Диакона Тардина не посылать в Вышенскую пустынь, тотчас же пе 1 Записки протоиерея В. Певницкого // Русская старина. 1905.

Т. СХХНI. Июль – сент. С. 345.

2 ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 1424. Л. 114–115.

ревести в Шацкую Черную Слободу с разрешением священ нослужения, под строгий надзор местного благочинного» 1.

Фактически диакон Михаил получил повышение, так как приход Черной Слободы находился близ города Шацка и яв лялся более обеспеченным.

Проявляя справедливость, святитель вместе с тем про являл и строгость, когда ему становились известны случаи о действительных проступках священнослужителей. Так бы ло в деле священника Алексия Смирницкого, который по венчал помещика коллежского асессора Ивана Федорова Ли харева с девицею Софьей Ниловой, дочерью статского со ветника Нила Егорова Евсюкова, находившихся в близком родстве. В апреле 1861 г. консистория приняла решение низвести священника на причетническую должность до раскаяния. Епископ Феофан, соглашаясь с мнением членов консистории в целом, своей резолюцией от 25 мая 1861 г.

ужесточил наказание, повелев «Смирницкого низвести на всегда в причетники» 2.

В ходе архивных поисков удалось выяснить, что святи тель Феофан сыграл определенную роль в жизни священному ченика митрополита Владимира (Богоявленского). Сам Фео фан Затворник вряд ли лично знал будущего митрополита, ко торый в это время еще учился в Тамбовском духовном учили ще, но как архипастырь проявил заботу о материальном обеспечении его семьи. Обстоятельства дела были таковы.

В 1857 г. умер отец Василия Богоявленского священник Ни кифор Богоявленский, клирик Никольской церкви села Малая Моршевка Моршанского уезда. Вдова его осталась одна с ше стью детьми, трое из которых учились. По обычаю того вре мени место священника Никифора закрепили за старшей до черью Евгенией «в уважение к многочисленному семейству вдовы, так и оказанных покойным мужем ее в бытность в том селе Моршке приходским священником услуг, предоставить архипастырскому благоусмотрению» 3. 5 июля 1862 г. епископ Феофан принял такое решение: «Место сие предоставить тому, кто возьмет дочь вдовы попадьи того села Богоявления, с обя занном обеспечения содержания этого семейства» 4.

В настоящем докладе представлен лишь краткий обзор некоторых основных направлений деятельности святителя ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 1424. Л. 251.

Там же. Л. 381410.

ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 1444. Л. 3.

Там же. Л. 7.

Феофана, Затворника Вышенского, на Тамбовской кафедре.

Убежден, что документы, находящиеся в Тамбовском архиве, еще не раз порадуют исследователей жизни и литературного творчества святителя новыми интересными открытиями.

Г. Песков, студент, Московская духовная семинария Идейное содержание тамбовских проповедей святителя Феофана Затворника Этот цикл включает 5 проповедей, произнесенных ме жду 8 ноября 1859 г. и 24 января 1860 г., т.е. в период пре бывания святителя Феофана на Тамбовской кафедре.

Общий план проповедей таков.

В первом слове святитель задается вопросом: что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную? (ср.: Лк. 10, 25).

И проведя слушателей через ряд встречающихся по этому вопросу недоумений и разномыслий, проповедник дает со вет слушателям: нечего искать и спрашивать о том, потому что все необходимое для спасения уже содержится в готовом виде в святой Церкви, остается только принять это, свято чтить и неуклонно ходить во всех уставах и постановлениях церковных 1, не слушая пустой новомодной философии 2, и спасетесь.

В заключение святитель дает краткую аксиому спасе ния, которую впоследствии многократно будет напоминать и на основании которой будет строить все свое поучение.

Она заключается в следующих словах:

«Веруйте во все, во что веровать повелевает святая Церковь, и, приемля благодатные силы чрез таинства и воз гревая их чрез все другие священнодействия, молитвования и учреждения святой Церкви, идите неуклонно путем запо ведей, возвещенных нам Господом Иисусом Христом, под руководством законных пастырей – и спасетесь» 3.

Во втором обращении святитель Феофан подробно раз бирает каждое из четырех условий аксиомы спасения, озву Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. СПб., 1861. С. 5962.

Там же. С. 62.

Там же.

ченной в первой беседе, и, по сути, полностью и раскрывает путь спасения в этой проповеди.

В третьем слове проповедник, для того чтобы убедить слушающих в необходимости соблюдать все перечисленные во втором слове условия спасения не умоляя ни одного, под робно разбирает, к чему приводит и чему подобно несоблю дение этих правил.

В четвертом слове преосвященный владыка, выражая беспокойство о том, что, даже и имея все необходимое, мо жем не спастись, снова задается вопросом: «Что сотворим сими Божественными средствами ко спасению, да спасем ся?» 1, и поэтому святитель предлагает еще более глубокое рассуждение о необходимости прилагать ко всему намечен ному еще вот что: во-первых, благодарение Богу за его ми лость к нам, которая явно свидетельствует о себе через все обилие преподанных Им спасительных средств. Во-вторых, прилагать то самое сочувствие сердца ко всему предписы ваемому Церковью и находить в том всю полноту сердечного услаждения. И, в-третьих, проповедник дерзновенно призы вает отвергнуть двоедушие и решиться твердо и неуклонно идти путем спасения 2.

Пятое слово представляет собой увлекательное сказа ние в духе древнего отечника, образно изображающее все описанное святителем Феофаном в предыдущих четырех проповедях.

Теперь перейдем к более подробному разбору учения Святителя Феофана.

Итак, первая проповедь. Она начинается с постановки главного вопроса жизни, озвученного некогда законником в Евангелии: «что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» (Лк. 10, 25). И далее святитель объясняет, что на этот вопрос существует много отличных друг от друга отве тов и «от наших», предлагающих то плач, то милостыню, то уединенную пустыню, и от тех, кто, называя себя христиа нами и исповедуя Христа языком, уклонились от Него серд цем, считая спасение уже достигнутым, и предались всецело заботам об услаждении земной жизни. И это повсюду, во всем и на протяжении многих лет, по мнению святителя, так что и в душах наших дочерей и сыновей под действием со блазнов и обычаев, напитанных этим духом 3, уже «возни Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 73.

Там же. С. 75.

Там же. С. 61.

кают прихотливые помыслы, колеблющие доброе настрое ние» 1, от чего сердце, не забывшее еще Господа, невольно издает вопль: «Господи, спаси мя, погибаю. Господи, что со творю, да спасуся?» 2.

Преосвященный Феофан говорит о том, что если бы Господь предстал перед ищущими ответа, то, несомненно, повелел бы обратиться к Евангелию и творить так, как там указывает закон, и именно этим спасаться. С подобными словами святитель обращается и к колеблющимся христиа нам: «нечего вам и спрашивать!» 3 – говорит он, – Христиан ство … и все, содержимое святой Церковью, и есть един ственный верный путь ко спасению 4. И, следовательно, не искать нужно нам, где спасение, а принимать его уже гото вое, и воздавать славу Господу, спасающему нас во святой Своей Церкви, т.е.: «свято чтить и неуклонно ходить во всех … уставах св. Церкви, не слушая … пустых умствова ний новомодной философии, которая стремится все разо рить, ничего не созидая» 5.

В конце проповедник дает ту самую аксиому: «Веруйте во все, во что веровать повелевает святая Церковь, и, при емля благодатные силы чрез таинства и возгревая их чрез все другие священнодействия, молитвования и учреждения святой Церкви, идите неуклонно путем заповедей, возве щенных нам Господом Иисусом Христом, под руководством законных пастырей – и спасетесь» 6.

Во второй проповеди святитель снова обращается с во просом: что значит быть истинным христианином и какое условие и «решительный признак того, что кто-нибудь идет в живот вечный, а не в пагубу» 7? И далее, взяв для нагляд ности образ обычного пути, разъясняет, как мы уже сказали, каждое из четырех условий аксиомы спасения.

Итак, первое: как собирающийся в путь должен знать дорогу, направление и все встречающееся на пути к цели путешествия, так и христианину, желающему достигнуть жизни вечной, надобно знать и ведущий к ней путь и усво ить здравые понятия о всем сущем и бывающем, т.е. знать, что есть Бог, что мир, что мы, зачем здесь, что за гробом Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 61.

Там же.

Там же. С. 62.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же. С. 63.

и как ко всему следует относиться. Кто этого не знает, тот во тьме ходит и спотыкается. «Итак – узнай православное уче ние христианское и содержи его всем сердцем и будешь ви деть путь в царствие и все окружающее сей путь» 1. Это пер вое.

Но пусть и знает кто путь, а сил идти по нему нет, как у больного, лежащего при дороге без ног, что пользы тогда? Cвятитель cпрашивает и успокаивает, говоря, что эти силы уже «заготовлены» Господом в святых Таинствах Церкви, и всякому верующему «подаются независтно, в таком оби лии, сколько кто… может вместить» 3. Итак, сколько можно чаще бывай причастником таинств Церкви, – и силы Боже ственные к совершению пути никогда не оскудеют в тебе.

Это второе.

На пути все-таки могут и истощаться силы, и встре титься приманки и увлечения, от чего шествие может либо прекратиться, либо принять ложное направление, а конец и того и другого – погибель 4. Как быть? Обновлять силы с помощью исполнения всех постановлений Церкви и уча стия во всех ее трех чинах, т.е. в священнодейственных, мо литвенных и освятительных. И вот почему! «В святых таин ствах, – поясняет проповедник, – мы приемлем благодать Святого Духа, как искру Божественной благодати, низпа дающую в наше естество» 5, для которой, чтобы она разгоре лась в пламя, нужна как бы атмосфера и движение ее.

И атмосферу здесь составляет как раз наша церковность, т.е. участие в чинах церковных священнодействий 6, «окру жающих человека во всех положениях» 7, а движение атмо сферы есть непрерывное участие человека в этих чинах, т.е.

в службах, праздниках, молитвах, крестных ходах, паломни чествах, а особенно в постах и причащении Святых Таин.

Чем больше участие, тем больше пламень, поглощающий весь душевный и телесный состав человека 8. Кто будет так действовать…, тот, согласно святителю, никогда не потеряет бодрости и не впадет в беспечность.

Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 64.

Там же.

Там же.

Там же. С. 65.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Это что касается обновления сил, а если говорить о риске уклонения от истинного пути в результате встреч с приман ками и соблазнами мира, то и здесь святитель успокаивает всех, говоря, что кто живет по уставу Церкви, тот, как бы спрятавшись за оградой, защищен от приманок мира, и не увлечется на распутья.

Далее святитель, по-видимому, желая ослабить привя занность общества к мирским увлечениям, приводит инте реснейшее сравнение, рассуждая так: все, что есть в мире, есть и у нас в Церкви, только в чистейшем Божественном виде – там гулянья, – у нас святые праздники;

там балы, – у нас церковные службы;

у них театры, – у нас Божествен ные священнодействия. Сравнивай и ради пустой приманки не оставляй «плодотворного и питательного» 1. Это третье.


А вот и последнее. На пути могут встречаться такие препятствия, которые и не знаешь, как преодолеть. Кто то гда поможет? Конечно же, они – «пастыри – отцы духов ные» 2, данные для этого Церкви. «Будь покорен руководству отцев духовных, – призывает святитель, – и избежишь рас путий и преткновений, и … притечешь к вратам рая» 3, – заключает он.

Вот и все четыре краеугольных камня, на которых сле дует основать свое спасение, согласно святителю Феофану Затворнику.

В основной части третьей проповеди владыка подчер кивает, что все, о чем он говорил ранее, необходимо для ка ждого, а где в ком из вышеперечисленного чего-либо не дос тает, «там дело спасения портится и подвергается великой опасности» 4. И далее святитель в нескольких разделах про поведи разбирает, насколько неблагоразумно отвергать ка кие-либо из условий спасения.

Так, например, некоторые не придают должного значе ния первому условию спасения, т.е. необходимости иметь здравые понятия о мире из веры истинной, и оправдывают ся мнением, мол, «как хочешь верь, только живи хорошо и ничего не бойся» 5. Таковых святитель увещевает: «В со став истинной жизни входит не одно поведение, но и здра Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 66.

Там же.

Там же. С. 67.

Там же. С. 68.

Там же.

вый образ мыслей» 1, потому что первое невозможно без по следнего.

С другой стороны, по мысли святителя, жить хорошо, значит жить по воле Божией, а одним из первых определе ний Его воли есть веровать в Того, Кого Он послал (1 Ин. 3, 23;

6, 29), т.е. в Господа Иисуса Христа и Его божественное учение. И, следовательно, кто говорит «как хочешь веруй…», «тот … походит на такого человека, что разоряет основа ние, на котором хочет строить дом» 2.

Проповедник поясняет, что умаляющий значение пер вого условия будет, увлекаясь зовом падшей природы, нару шать заповеди, стараясь при этом оправдаться какими-либо кривотолками, или успокаивать свою совесть выполнением видимых нетрудных дел благочестия 3, но что ждать тако вым, когда прямо говорится, что неправедники любого рода Царство Божие не наследуют (ср. 1 Кор. 6, 9) 4.

А вот и те, кто отвергает второе и третье условие, т.е.

участие в святых таинствах и «возгревание их священнодей ствиями и молитвованиями Церкви» 5. Они говорят, что «вся эта церковность нужна для простых», а понимающим дело «достаточно одного умственного, духовного или сердечного делания». Что до них, то их святитель уподобляет, в том чис ле, семенам, заглушенным еще в недрах земли 6. «Жалки та кие люди! Эгоизм и самочиние снедает кости их» 7, – заклю чает проповедник.

И последнее, четвертое условие. Господь установил в Церкви институт пастырства, которое освещает верующих таинствами, «возгревает священнодействиями» 8, «а паче» руководит их «советами в многораспутистом течении к ду ховному совершенству» 10. Но если кто-то считает, что есть слово Божие, и его достаточно для руководства, то и к ним обращается святитель, говоря, что слово Божие «содержит общие указания для всех, а объяснить, что нужно мне в мо их обстоятельствах, это должен объяснить мне другой – жи Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 68.

Там же. С. 69.

3 Там же.

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же. С. 70.

7 Там же.

8 Там же.

9 Там же.

10 Там же.

вой, опытный голос. Не будь сего, я должен блуждать по распутиям и быть в постоянной опасности» 1.

В заключение проповедник снова говорит, что в деле спасения все существенно и необходимо для каждого. И «как в болезнях телесных врачевство бывает целительно только тогда, когда оно составлено из всех означенных в рецепте веществ» 2, так и в лечении души необходимы «все стихии, входящие в состав единственного врачевства нашего духов ного – Христианства, или Церкви» 3. А иначе душа останется «в том же неуврачеванном, пагубном состоянии» 4, и не спа сется и не увидит Царства Небесного 5.

Четвертую проповедь можно выделить из всего цикла, так как в ней, на мой взгляд, особенно чувствуется то самое «свойство слова назидательного», озвученное самим святите лем как необходимое для проповеднического успеха: «Глав ное дело при разъяснении истины согреть сердце теплотою, вытекающею из сей истины, и расположить волю к решимо сти покориться ей» 6. И вот как он это делает.

В первой части этой проповеди cвятитель Феофан предлагает слушателям обратиться «к тому порядку жизни, какой царствует среди нас» 7, и убедиться, что все, ранее перечисленное из необходимого для спасения, уже действует в нашем кругу: не лишены мы ни проповедования веры, ни законного пастырства, совершающего таинства со всеми священнодействиями 8. Так что мы, «следовательно, живем в спасительной, так сказать, атмосфере. Спасение так близ ко к нам, что его можно как бы осязать» 9, – живописует проповедник.

Но помышляя о том, что и имея все это, можем не спа стись, он снова задается вопросом: «что сотворим сими Бо жественными средствами ко спасению, да спасемся?» 10.

И далее приводит еще три рассуждения, состоящих из осве щения двух очень важных сторон спасительной жизни, за ключая их в третьем рассуждении общим выводом.

Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 71.

Там же.

Там же. С. 72.

Там же.

Там же.

Тамбовские епархиальные ведомости. Приб. 1862–1863. С. 306.

Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 72.

Там же.

Там же.

Там же. С. 73.

Итак, первая сторона – это благодарение. Благодарение за то, что «едва рождаемся мы, как уже вступаем в спаси тельную среду…» 1, в которой с первых мгновений нашего бытия и до конца жизни окружает нас заботой Господь 2. Из колыбели берет нас на свои объятия мать наша Церковь, возрождает…, питает и хранит на всех путях наших, … пока не опустит в могилу с …молитвою «во блаженном успе нии вечный покой…». «Чем же все сие заслужено? – спраши вает святитель. – Ничем 3, – особое Божие благоволение к нам» 4, – заключает он.

«Возблагодарим же за все Господа, – призывает святи тель, – так о нас благопромыслившего!». Возблагодарим и за само убеждение, что мы действительно «обладаем истинно спасительными средствами» 5, за убеждение, в связи с этим, «в особенной Божией к нам близости», и за убеждение «в том, что единый истинный Бог есть наш Бог, и мы люди Его.

А выше этого блага ничего и быть не может на земле» 6.

Во втором из трех рассуждений, высокопреосвященный владыка, предостерегая слушателей от противоположной крайности впасть в прелестное состояние чрезмерной уве ренности в своем спасении, сначала напоминает всем слова Господа: Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Божие (Мф. 7, 21), и тут же спрашивает: «Что же еще сотворим?» 7. И вот как отвечает: «…всем помышлением своим, всем сердцем и всею крепостью своею предадим себя сему Божественному устроению нашего спасения» 8, не ко леблясь гордым «совопросничеством» 9: «для чего то и зачем это?», но смиренно покоряясь «всему, яко Божию устрое нию» 10. «И не это одно;

– приложим еще сочувствие ко всему сему устроению, т.е. так себя настроим, чтоб сердце наше находило… услаждение и всю полноту довольства» 11 именно в выполнении тех самых описанных выше спасительных правил и «во всяком вообще деле, предписываемом законом Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 73.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же. С. 74.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же. С. 74, 75.

Божиим» 1, а не в суетных удовольствиях мира, от которых надо отвращаться, как от оскверняющих сердце, которое предопределено «быть обиталищем Бога» 2.

И «не подумал бы кто, что можно совместить то и дру гое», т.е. и Бога и мир, ведь «где сокровище, – напоминает он слова Господа, – там и сердце» 3. «Сердце наше одно и про сто, – продолжает он, – так что где оно есть, там есть уже все, – и в другом чем уже нет его, и быть … не может. … В мире хорошо быть без сердца;

а в Церкви Божией быть без сердца, – значит быть лицемером перед очами Бога всеви дящего» 4.

Третье рассуждение – как бы общий итог и цель всего вышесказанного: «решимся же, братья, идти твердо путем спасения, не уклоняясь ни на десно, ни на шуе. Отвергнем двоедушие и исправим хромлющие ноги свои!» 5, приложив «ко всему прописанному … ревностное неопустительное и несмешанное исполнение всего, что требуется для спасе ния» 6.

Все необходимое перед нами, как перед больным, нахо дящимся в «доброй лечебнице» 7. Какой приговор услышим в свое время, если пренебрежем всеми этими спасительны ми сокровищами? Господь «по великой милости Своей так приблизил к нам Свое спасение. Но приложим и свой труд!» 8. «Путь спасения указан и прояснен. Он перед нами.

Самое же дело спасения в … том, чтобы идти сим путем. – Пойдемте же! – Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2). Аминь». Так заканчивает проповедь святитель Феофан.

В последней, пятой, беседе цикла, будущий Вышен ский затворник приводит пространное живописнейшее ска зание одного из древних отечников, наглядно изображаю щее все то, о чем говорилось на протяжении предыдущих бесед. Вот его краткий пересказ.

Один глубокий старец, живший в пустыне, впал в уны ние от помыслов, правильно ли он идет ко спасению? И вот ему явился Ангел Господень и стал говорить о том, что мно Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 74.

Там же. С. 75.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же. С. 76.

гие идут этим путем в «обители райские» 1, и многие уже прошли и пройдут им. «Ступай, – я покажу тебе разные пу ти, какими ходят сыны человеческие, равно как и то, куда приводят эти пути. – Смотри, – и вразумляйся», – повелел Ангел 2. И вот старцу открылось необыкновенное видение.

По левую сторону от себя он увидел густой мрак, а сквозь него широкую реку. Волны неверия, беспечности, пьянства и многих других пороков ходили по ней. И всякая волна по казывала на себе несметное множество людей, поднимая их из реки, поворачивая на себе и снова погружая в глубину.


В конце река низвергалась в бездну, из которой слышались стоны отчаяния и скрежет зубов.

Эта картина привела старца в ужас, но Ангел сказал ему: «Смотри далее, и узришь правду и милость Божию» 3.

Тогда старец взглянул и увидел, что всю реку вплоть до са мого края бездны покрывают маленькие ладьи, в которых сидели светлые юноши и всех призывали к себе, подавая утопающим руки и разные орудия спасения, не ухватится ли кто. Однако редкий-редкий откликался на их призывы, – «наибольшая часть с презорством» 4 отвергала их помощь и «с каким-то диким услаждением погружалась в реке сей, издававшей чад, смрад и гарь» 5.

Тогда старец обратил свои очи к востоку, и был утешен отрадным видением. Те, кто внимали зову юношей, были извлекаемы на правый берег. На нем находилось множество стройных зданий. Другие лица вводили в эти здания извле ченных из реки, обмывали и облекали их в чистые одежды, подкрепляли и отсылали в путь далее к востоку, заповедав не озираться и не пропускать ни одного подобного здания, «чтобы не зайти в него и не подкрепить себя … пищею и советом от тех, чьему попечению вверены сии здания … и все, заходящие в них» 6.

Множество избавленных с радостным воодушевлением, чувством легкости и с некоей неудержимостью устремлялись в путь. Он весь был виден старцу. Начальная небольшая часть пути проходила по приятному лугу, который вскоре заканчивался и начинались то утесистые, то покрытые ле Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 77.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же. С. 78.

сами горы. На этих горах путников подстерегали различные препятствия: то им встречались дикие животные, то пре граждали путь пропасти, то еще что-нибудь. Все путники совершали свое путешествие, находясь в постоянной борьбе и напряжении душевных и телесных сил. Дорога редко вид на была им ясно, она часто совсем пропадала или скрыва лась туманом, или расходилась на распутья 1.

«Но вот что дивно!» Повсюду по горам были рассеяны те самые красивые здания… и как скоро всякий путник захо дил в них, как было заповедано ему вначале, «то, как бы ни был изнеможен до того времени, выходил оттуда бодрым и полным сил. … Легко отыскивал скрывавшийся каким либо образом путь, по тем указаниям, какие получал в тех зданиях» 2, преодолевал врага, становился светлее и крепче, восходил выше и выше к вершине, где местность опять ста новилась цветистою и гладкою. «Но вступившие на нее вскоре входили в светлый облак, … из которого уже не показывались более» 3. Выше облака старцу был виден свет неописанной красоты, «из которого доносились к нему сла достные звуки: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!». Старец в умилении пал ниц, и над ним звучно пронеслось слово Господне: тако теците, да спасетесь» (1 Кор. 9, 24) 4.

Но вот, поднявшись на ноги, старец увидел, что с раз ных мест то молча, то с криком к реке снова стремительно бежало немалое число путников. Вслед им раздавались воз гласы: «Остановись, остановись!», но они не обращали на них внимания и снова погружались в смердящую реку.

Этим видение окончилось, и старец поклонился Ангелу до земли.

Далее cвятитель растолковывает видение, объясняя, что река есть мир, красивые здания – Церковь, в которой обра тившиеся грешники крещением и покаянием омываются от грехов и затем с разными затруднениями восходят на гору, очищая, таким образом, сердца от страстей. «Светлый облак, скрывающий путников, – спокойная смерть;

свет из-за горы – рай блаженный;

здания, рассеянные по горам, – храмы Бо жии. Кто заходит в сии здания на пути, т.е. принимает та инства и участвует в священнодействиях… Церкви, пользу ется руководством пастырей, тот легко… и скоро востекает Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 78.

Там же. С. 79.

Там же.

Там же. С. 79, 80.

к совершенству» 1. А кто не покоряется «Богоучрежденному порядку» 2 и «самочинно отвергает» 3 советы пастырей, «тот скоро падает, и дух мира снова увлекает его» 4.

«Прилагать какое-либо увещание считаю излишним, – заключает святой проповедник. – Умоляю только вас, бра тья, спасайтесь от века сего лукавого!» 5 Такими словами за канчивается последняя в цикле – пятая – проповедь.

В результате проведенного анализа цикла проповедей святителя Феофана под общим названием «Поучения о пути ко спасению» можно прийти к следующему выводу: каждому человеку, желающему спастись, необходимо преодолеть за блуждения мира, принять истину учения о христианском пути спасения, узнать все, чему учит святая Церковь, начать участвовать в таинствах и других священнодействиях Церк ви, чтобы получать в них силы для постепенного приведения своей жизни в соответствие с заповедями Евангелия, руко водствуясь словом Божиим и советами законных пастырей.

При этом необходимо благодарить Бога за дарование самого пути спасения и за все прочие Его бесчисленные милости, а также приучать свое сердце, чтобы оно, уклоняясь от со блазнов мира, находило всю полноту радости в самой спаси тельной жизни и во всем, что предписывает Святая Цер ковь.

В качестве послесловия могу, лично от себя, сказать еще о некоторых выводах, к которым я пришел в процессе работы над этим совсем небольшим по объему, но очень глу боким по содержанию, фрагментом письменного наследия святителя Феофана.

Хочется отметить, конечно же, пользу и практического, и эстетического характера, потому что, во-первых, сопри косновение с наследием такого великого и многосторонне одаренного угодника Божия очень способствует усилению в душе собственного чувства ревности ко всему духовному, церковному и вообще к богоугодному образу жизни, обозна ченной святителем в вышеперечисленных приоритетах.

Во-вторых, нельзя не сказать об огромном душевно эстетическом наслаждении от общения со святителем через весь его удивительный по красоте, образности и изяществу Феофан, еп. Слова к Тамбовской пастве. С. 80.

Там же.

Там же.

Там же. С. 81.

Там же.

язык и искусность в способе несения людям Евангельских истин.

В-третьих, в процессе данной работы выработалось яс но осознаваемое желание в дальнейшем больше и глубже за ниматься изучением жизни и творений великого угодника Божьего – святителя Феофана, чтобы, во-первых, и самому духовно обогащаться, и, во-вторых, впитывать аскетический и пастырский опыт святителя, который может помочь мне быть более полезным нашей Русской Православной Церкви в том послушании, на которое она уже поставила меня, по зволив обучаться в Духовных школах, и поставит в будущем.

Ириней (Пиковский), иеромонах, преподаватель, Сретенская духовная семинария Толкование Посланий святого апостола Павла святителем Феофаном, Затворником Вышенским Святителем Феофаном Затворником подготовлены тол кования на все 14 Посланий апостола Павла, 13 из них были завершены при его жизни и содержат как частные введе ния, так и толкования текста, а 14-е (на Послание к евреям) содержит только вводную часть, это толкование было опуб ликовано уже после смерти святителя.

Поскольку главным делом жизни каждого христианина, как и собственной литературной деятельности, святитель считал дело спасения человека, он пользовался Словом Бо жиим как опорой и высшим авторитетом при решении этого вопроса. Выясняя смысл отдельных фрагментов Библии, ав тор толкований по преимуществу желал, чтобы живое и дей ственное Слово Божие проникало до сердца читателя.

Как замечает сам святитель Феофан, руководством при толковании для него служили исключительно древние тол ковники: святитель Иоанн Златоуст, блаженные Феодорит, Августин, Амвросиаст, преподобный Иоанн Дамаскин, Эку мений, Феофилакт Болгарский. Мнения этих толковников приводятся в виде цитат, но без ссылок на источники пе чатного текста или рукописи. Цитаты подаются в порядке исторической последовательности жизни святых: Экумений всегда цитируется после Златоуста или Августина. Нередко толкование того или иного отрывка Послания апостола Пав ла полностью составляется из пространных цитат святых.

В некоторых случаях после цитирования одного святого, на пример Исаака Сирина, святитель Феофан ограничивается лишь кратким замечанием: «то же и блаженный Феодорит», «такого же мнения придерживался Феофилакт» и т.д.

Наиболее широко цитируется святитель Иоанн Злато уст. Святитель Феофан не только перенимает его основные экзегетические идеи, но сам план ведения толкования. Так, в одном из комментариев Златоуст пишет: апостол Павел в послании к римлянам «часто переходит к нравоучительному слову не так, как в остальных посланиях, которые он разделя ет на две части и первую назначает для догматического уче ния, а вторую попечению о нравах;

но здесь не так, а попере менно делает это на протяжении всего послания, чтобы слово его было хорошо принято» (Беседа 11 на Рим. 6, 5) 1.

Святитель Феофан устанавливает для себя точно такой же подход: делит послания апостола Павла на две части – догматическую и нравственную. Он может называть эту двоицу по-разному: «вероучительная» и «нравоучительная»

части (на Рим., Гал., Кол.), «теоретическая» и «практическая»

(на 2 Кор.), «вероисправительная» и «нравоисправительная»

(на 2 Фес.), но эта двоица почти во всех толкованиях при сутствует. В зависимости от посланий могут еще добавлять ся части «извещение о себе» (апостоле Павле), «историче ская», «защитительная», «правила к руководству», «наставле ния» и «воодушевления». Внутри каждого из посланий Фео фан видит связь каждого последующего стиха с предыду щим. Несмотря на то, что догматические и нравоучительные идеи местами перемеживаются, каждое из Посланий Павла для святителя видится цельным, имеющим центральную ве роучительную идею и нравственное приложение.

Все Послания Павла Феофан толкует по одинаковой схеме. После сведений о месте, дате и поводе написания того или иного Послания (во введении), святитель приступает к изъяснению самого текста. Он делит Послание на отделы, подразделы и рассматривает детально каждый из них. В мес тах для толкования «трудных» и вызывающих споры святи Цит. по: Иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, архиепи скопа Константинопольского, избранные творения. Беседы на послание к римлянам. М. : Изд. отд. Моск. Патриархата, 1994. Репр. воспроизведение изд.: Творения святаго отца нашего Иоанна Златоустаго, Архиепископа Кон стантинопольскаго, в русском переводе : в 12 т. СПб. : С.-Петерб. духовная академия, 1903. Т. 9. Кн. 2.

тель Феофан приводит вариативность мнений святых и обос новывает свой выбор в пользу той или иной интерпретации.

Складывается впечатление, что святитель параллельно со славянским использует греческий текст Нового Завета и неизвестные нам словари греческих терминов. Например, при расшифровке славянского слова «непримирительны»

(Рим. 1, 31), в русском тексте – вероломны, святитель следу ет такой последовательности. Сначала – приводит термин из греческого текста –, затем свой комментарий, воз можно, перевод с греческого словаря, – «те, с которыми нельзя ладить и которые сами не хотят жить в ладу с други ми, вздорные и задорные», а уж после этого – цитаты из свя тоотеческих толкований: непримирительны – «возлюбившие жизнь необщительную и лукавую» (блаженный Феодорит) или «неустойчивы в договорах» (блаженный Феофилакт).

Следует заметить, что в современных иностранных лексико нах слово «» имеет схожее объяснение – «не сохра няющие обещание или договор» (Friberg Lexicon), «не пока зывающие доброжелательности» (Louw-Nida Lexicon), «измен чивые, предательские» (BDAG Lexicon, Liddell-Scott Greek Lexicon).

Вот еще один пример видимого использования слова рей греческих терминов. В комментарии на Рим. 1, 29 свя титель Феофан дает такую интерпретацию понятий святого апостола Павла:

неправда – неправедность или нарушение прав ближне го, должных к нему отношений;

блуд, – нарушение брачных отношений;

лукавство, – злокозненность, коварство против ближнего;

корыстолюбие, – страсть иметь все больше и боль ше, в том числе через неправый рост и воровство, похищение непринадлежащего;

злоба, – наклонность души к худшему и помысел, устремленный ко вреду ближнего, злопамятство и месть;

зависть, – терзание сердца по поводу благосос тояния и успехов ближнего;

убийство, – крайняя неприязненность, не терпя щая, чтоб жил нелюбимый человек;

распри, – соревнование, при котором человек рвет ся из всех сил к тому, чтобы не отстать от других и не допус тить кому-либо стать впереди себя;

обман, – льстивые речи с целью одурачить ближ него и настроить его так, чтобы он сам себе причинял зло;

лесть парна с лукавством;

злонравие, – сердитость и злючесть, от коих непрестанные вспышки гнева, брани и ссор;

или злонравие означает скрытную злобу, злокозненность.

Только в одном толковании, на Послание к римлянам, святитель Феофан использует более 100 греческих слов, ко торые подает не в русской транслитерации, но – греческим шрифтом на греческом языке.

Можно предположить, что при составлении толкований Феофан исследовал интерпретации заграничных коммента торов Святого Писания. Он приводит их мысли, но нигде не указывает ссылок на имена или издания. Отсылки на загра ничную литературу угадываются в постоянном противопос тавлении «наших толковников» – «иным толковникам». По «нашими», видимо, подразумеваются Святые Отцы, под «иными», вероятно, – заграничные писатели ХIХ в. Это видно, например, в комментарии на слова апостола Павла: «Сего ради якоже единем человеком грех в мир вниде, и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде, в немже ecu согрешиша» (Рим. 5:12).

Что значит: в немже ecu согрешиша?

Святитель Феофан приводит мнения блаженных Фео филакта и Экумения:

в немже ecu согрешиша означает, что все согрешили в Адаме. «Как скоро он пал, то чрез него соделались смерт ными и не евшие от запрещенного древа, как будто они и сами пали, потому что он пал».

А после этого, видимо, – мнения иностранных ученых.

«Иные толковники другие мысли соединяют с сим вы ражением, основываясь на том, что по-гречески стоит не:

в немже,, – но:, – что следует перевести: посколь ку, так как. Но мысль и при этом будет та же, то есть что со грешили в нем. И напрасно думают отнять у сего места силу доказательства первородного греха, говоря, что точный пе ревод сего места должен быть таков: так как все согрешили».

Защищая «мысль Апостола», Феофан настаивает на употреблении выражения в нем. Эта ссылка, даже если ее нет в греческих рукописях, важна, поскольку, по мнению святителя, доказывает принципиальную мысль: грех входит в мир не потому, что «все согрешили», но потому, что «все со грешили в Адаме», а через Адама грех перешел на все чело вечество.

Сложность работ Феофана заключается в том, что трудно определить – где заканчивается собственно толкова ние, а где начинаются пространные рассуждения. Автор толкований нередко зацикливается на одной и той же мыс ли, разжевывая ее снова и снова в разных местах. Толкова ние того или иного стиха нередко начинается с повтора или парафразы мысли апостола. Например, «не изнемог верою – не допустил, чтоб ослабела и немощною оказалась вера его»

(Рим. 4, 19). «Дав славу Богу... Дать славу Богу – значит: воз дать достодолжное Богу, соответственно понятиям, какие имеются о беспредельных Его совершенствах» (Рим. 4, 20).

В некоторых случаях Феофан вводит свой комментарий, под крепляя такими словами: «апостол как бы говорит», «апостол внушает», «апостол словами пророка хотел доказать» и т.д.

Характерным стилистическим приемом преосвященно го Феофана являются риторические вопросы. Речь его эмо циональна окрашена, практически в каждом абзаце можно встретить восклицательные и вопросительные знаки. Так, например, толкуя защиту Павла по отношению к некому иу дею, Феофан пишет: «Теперь мы получили возможность – приносить плод Богови;

прежде же что было? Прежде мы приносили плод смерти. Отчего так? Оттого, что тогда стра сти греховные властвовали над нами и, заставляя нас делать беззаконные дела, умерщвляли нас чрез грех. Вот что было, когда мы были под законом!» (на Рим. 7, 5).

В этом примере, как и во всем развернутом толковании на седьмую главу Послания к римлянам, не наблюдается критика иудаизма. Заветы Ветхий и Новый, жизнь под за коном и жизнь под благодатью святитель сравнивает с со стояниями человека, перенося плоскость толкования из апо логетики в аскетику. Под «подзаконным служением» он по нимает служение плоти, которое не очищает и не исправляет душу и сердце. А под «обновлением духа» – присутствие в нас начал духовной жизни, которые преподаются в кре щении через благодать Божию.

Толкования Феофана не отрешены от жизни его совре менников. Нередко преосвященный переходит от отдален ных рассуждений об Аврааме или иных ветхозаветных пра ведников к разговору о практическом приложении веры, обращается с наставлением к читателю и даже объединяет себя с возможным собеседником. В одном из мест виден та кой интересный переход: Авраам – мы – Авраам – мы – вы воды.

А. Авраам во что уверовал? В то, что Бог, воскрешаю щий мертвых и нарицающий не сущая яко сущая, силен оживотворить мертвенность плоти его и Сарры и дать им живой плод.

Б. А мы во что веруем? И мы веруем в Того же Бога, воскресившего Господа нашего Иисуса Христа от мерт вых.

А. Авраам что получил за веру свою? – Верова, и вмени ся ему в правду.

Б. Как же можешь ты сомневаться, что и нам, верую щим, вменяется вера наша в правду?

С. Бог сказал так об Аврааме, чтоб в лице его пред сказать, что хотел сделать с нами и что теперь делает, – именно: кто верует в Господа Иисуса Христа, воскрешен ного из мертвых, тому вменяется вера его в правду… (на Рим. 4, 24).

На всем протяжении толкований преосвященный ста рается изъяснить сложные богословские идеи Павла на дос тупном людям ХIХ в. понятийном уровне. С этой целью он пишет языком простым, ясным, хотя и несколько устарелым для читателей ХХI в.

По жанру изложения комментарии Феофана – не отвле ченные рассуждения. По преимуществу они представляют собой живую назидательную беседу умудренного в духовной жизни автора с читателем. В этих беседах множество обра зов и сравнений, писатель нередко обращается к душе чело века, ссылается на подвиги древних отцов и учителей Церк ви, а иногда на собственные опыты духовной жизни.

Для того чтобы определить место трудов святителя Феофана в русской библеистике, следует обратить внимание на темы, которые волновали других отечественных писате лей ХIХ – начала ХХ в.

Толкования Феофана публиковались по мере написа ния. Первым вышло в печать толкование на Первое посла ние к фессалоникийцам (1872), последним – толкование Пастырских посланий Павла (1882). Ко времени составления последнего толкования были уже опубликованы труды архи мандрита Феодора (А.М. Бухарев), П. Виноградова, архиман дрита Михаила (Лузина). А.М. Бухарев в своих статьях раз бирал учение апостола Павла об оправдании деятельной во Христе верой, тайне призвания язычников, устройстве и эс хатологии Церкви. Виноградов рассматривал Павла как об личителя иудейства. Начатый архимандритом Михаилом (Лузиным) труд по составлению «Толкового апостола», види мо, не был закончен или не удовлетворял епископа Феофана.

Полного систематического толкования на все Послания апо стола Павла в русской литературе к середине ХIХ в. еще не существовало. Поэтому, можно сказать, святитель Феофан был первым отечественным писателем, составившим ком плексное толкование корпуса Павловых посланий.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.