авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ...»

-- [ Страница 10 ] --

2. Остановка дыхания и кровообращения.

3. Наружные кровотечения.

4. Инородные тела верхних дыхательных путей.

5. Травмы различных областей тела.

6. Ожоги, эффекты воздействия высоких температур, теплового излучения.

7. Отморожение и другие эффекты воздействия низких температур.

8. Отравления.

Перечень мероприятий по оказанию первой помощи:

1. Мероприятия по оценке обстановки и обеспечению безопасных условий для оказания первой помощи:

2. Вызов скорой медицинской помощи, других специальных служб, сотрудники которых обязаны оказывать первую помощь в соответствии с федеральным законом или со специальным правилом.

3. Определение наличия сознания у пострадавшего.

4. Мероприятия по восстановлению проходимости дыхательных путей и определению признаков жизни у пострадавшего.

5. Мероприятия по проведению сердечно-легочной реанимации до появления признаков жизни.

6. Мероприятия по поддержанию проходимости дыхательных путей.

8. Мероприятия по подробному осмотру пострадавшего в целях выявления признаков травм, от равлений и других состояний, угрожающих его жизни и здоровью, и по оказанию первой помощи в слу чае выявления указанных состояний.

9. Придание пострадавшему оптимального положения тела.

10. Контроль состояния пострадавшего (сознание, дыхание, кровообращение) и оказание психо логической поддержки.

11. Передача пострадавшего бригаде скорой медицинской помощи, другим специальным служ бам, сотрудники которых обязаны оказывать первую помощь в соответствии с федеральным законом или со специальным правилом.

Проведенный опрос сотрудников полиции показывает, что зачастую они не стремятся оказывать помощь пострадавшему, аргументируя это отсутствием необходимых знаний в области медицины. Ста тистика показывает, что сотрудниками ГИБДД первая помощь оказывается лишь в 0,2-0,7 % случаев, а водителями автотранспорта в 7-8 % случаев, в то время как неотложные мероприятия требуются не ме нее чем 65 % пострадавших [2, с. 10].

Анализ ситуации, сложившейся в настоящее время в системе подготовки и повышения квалифи кации сотрудников правоохранительных органов, позволил выявить ряд моментов.

Так, программами первоначальной подготовки по всем категориям обучения предусмотрено изу чение дисциплины «Первая помощь».

При этом распределение времени по тематическим планам различных категорий сотрудников вы глядит следующим образом: сотрудники ОМОН и охранно-конвойной службы имеют по 32 часа подго товки;

участковые уполномоченные полиции и сотрудники патрульно-постовой службы – по 30 часов.

Для обучения офицеров различных категорий, не связанных с охраной общественного порядка, выделе но 26 часов учебного времени, инспекторы по делам несовершеннолетних изучают первую помощь в объеме 24 часов, следователи – 22 часов, дознаватели – 18 часов, сотрудники вневедомственной охраны – 16 часов.

В программы подготовки по дисциплине входит достаточно большой круг вопросов. Это изуче ние правовых основ оказания первой помощи, знакомство с анатомией и физиологическими особенно стями деятельности органов и систем человека, оказание первой помощи при травмах, ранениях и кро вотечениях. Выделено ознакомление с особенностями первой помощи при асфиксии, отравлениях, воз действиях на организм крайних температур, электрического тока. В программах предусмотрено знаком ство с алгоритмами диагностики и помощи при острых сердечно-сосудистых состояниях, острых со стояниях, эпилепсии. Также уделено внимание понятию травмы, диагностике и оказанию помощи при отдельных видах повреждений. В отдельном разделе рассматриваются вопросы реанимационных меро приятий, установления признаков жизни, отработки практических навыков.

Однако следует заметить, что по программе категории первоначальной подготовки лиц, назна чаемых на должности инспекторов дорожно-патрульной службы ГИБДД, которые наиболее часто стал киваются с необходимостью оказания первой помощи, на изучение дисциплины «Первая помощь» от Научные основы повышения квалификации водится всего лишь 20 часов. В скудный тематический план, кроме прочих, включен вопрос «Методика определения алкогольного и наркотического опьянения», являющийся, безусловно, актуальным для со трудников данной категории, но не относящийся к оказанию первой помощи пострадавшим. Все про граммы мало соответствуют положениям статьи 31 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [4].

В программе первоначальной подготовки лиц, назначаемых на должности оперуполномоченных уголовного розыска, предмет «Первая помощь» вообще не предусмотрен, однако выделено 10 часов на изучение «Основ судебной медицины». Создается впечатление, что оперуполномоченные уголовного розыска в своей деятельности «встречаются» только с трупами. При этом статья 12 Федерального зако на «О полиции» в части оказания первой помощи сотрудниками полиции гражданам, на них также рас пространяется.

Таким образом, следует заметить, что преподавание предмета «Первая помощь» является необхо димым в системе первоначальной подготовки и повышения квалификации всех сотрудников органов внутренних дел. При этом представляется необходимой определенная работа по совершенствованию программ подготовки с целью приведения их в соответствие с требованиями законодательства и ведом ственных правил.

_ 1. Федеральный закон «О полиции»: текст с изменениями и дополнениями на 2012 год. М.: Экс мо, 2012. 80 с. (Законы и кодексы).

2. Лысенко К.И., Дежурный Л.И., Халмуратов А.М. Анализ причин низкой частоты и качества оказания первой помощи пострадавшим в ДТП водителями транспортных средств // Медицинский вест ник МВД. 2009. № 2. С. 9-13.

3. Кулик С.А. К вопросу об организации преподавания первой медицинской помощи в органах внутренних дел // Вестник ВИПК МВД России. 2008. № 1 (9). С. 54-56.

4. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер.

закон от 21 нояб. 2011 г. № 323-ФЗ. URL: http://www.pravo.gov.ru.

С.В. Щербич, старший преподаватель кафедры кадрового, морально-психологического и информационного обеспечения деятельности ОВД ТИПК МВД России Перспективы использования облачных информационных технологий в системе повышения квалификации сотрудников ОВД Современный этап развития общества характеризуется высоким уровнем информационных и те лекоммуникационных технологий и их интенсивным использованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти. Очевидно, что сегодня никакой прогресс и модернизация неосуществимы без внедрения современных IT-технологий. Невозможно представить себе орган государственной власти, компанию, предприятие, которые не имели бы компьютерное оборудование и не применяли автоматизи рованные информационные системы. Так, Министерство внутренних дел Российской Федерации уделяет значительное внимание эффективному развитию информационных технологий и их внедрению в дея тельность органов внутренних дел Российской Федерации. Безусловно, в этом плане 2012 год стал знако вым для МВД России и всей системы ОВД РФ в целом.

Во-первых, прошедший год стал итоговым для реализации таких широкомасштабных проектов МВД России в области информационных технологий, как Концепция информатизации органов внутрен них дел МВД России и внутренних войск МВД РФ до 2012 года и Программа МВД России «Создание единой информационно-телекоммуникационной системы органов внутренних дел Российской Федера ции».

Во-вторых, 2012 год стал отправным для начала реализации нового информационного проекта МВД России по созданию единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации (ИСОД), который нашел свое отражение в соответст вующей Концепции, утвержденной приказом МВД России от 30 марта 2012 года № 205.

В ходе завершения Программы МВД России «Создание ЕИТКС ОВД», которая явилась механиз мом реализации Концепции информатизации ОВД России и ВВ МВД РФ до 2012 года, были решены такие задачи, как:

– создание интегрированной транспортной среды связи ОВД;

– развитие автоматизированных информационных ресурсов общего пользования ОВД;

– совершенствование информационных ресурсов специального назначения ОВД;

– интеграция информационных ресурсов общего и специального назначения с обеспечением санк ционированного удаленного доступа к ним в реальном масштабе времени;

Сборник статей – обеспечение необходимого уровня информационной безопасности при информационно телекоммуникационном обеспечении ОВД [1, с. 21].

Создание единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации будет являться, в свою очередь, логическим продолжением про екта МВД России по созданию единой информационно-телекоммуникационной системы ОВД. Решение о создании нового проекта было обусловлено двумя факторами:

– отсутствие в органах внутренних дел единого системного подхода и единых архитектурных ре шений при внедрении программных комплексов и информационных систем, что привело в ряде случаев к несовместимости программного обеспечения и невозможности конвертации баз данных при интегра ции информационных ресурсов ОВД;

– создание информационных систем ОВД без учета тенденций в развитии современных информа ционных технологий, в частности облачных информационных технологий, что автоматически привело к удорожанию обслуживания, низкой надежности и недостаточной производительности информационных систем.

На сегодняшний день технология облачных вычислительных систем является наиболее значимой среди современных информационно-технических направлений. Применение этих систем обеспечивает повсеместный удобный доступ по требованию к объединенным вычислительным ресурсам и значительно сокращает расходы на инфраструктуру информационных технологий.

Таким образом, проект создания единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации является не чем иным, как примером ис пользования облачных информационных технологий. В качестве основных задач создания ИСОД можно выделить:

– унификацию используемых в МВД России программно-технических решений и приведение ар хитектуры основных автоматизированных систем МВД России в соответствие с современными требова ниями доступности данных и надежности функционирования;

– консолидацию разнородных данных, содержащихся в различных автоматизированных информа ционных системах МВД России и обеспечение единой точки доступа к ним для использования в опера тивно-служебной деятельности МВД России;

– уменьшение расходов на создание, поддержку и эксплуатацию автоматизированных информа ционных систем, используемых в МВД России, а также на развитие и поддержку информационно технологической инфраструктуры МВД России [2, с. 27].

Абсолютно все перечисленные задачи являются актуальными и для образовательных учреждений системы МВД России, в том числе и для учреждений дополнительного профессионального образования.

В настоящее время все эти учреждения достаточно хорошо укомплектованы всевозможными ап паратными комплексами и подключены к единой информационно-телекоммуникационной системе орга нов внутренних дел Российской Федерации. Однако вопрос о разработке унифицированного программ ного обеспечения и конвертации и интеграции учебных и научных ресурсов остается открытым, и глав ную роль в решении данных проблем должна сыграть реализация проекта МВД России по созданию единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации. Кроме того, важно отметить, что на первом этапе реализации данного проекта предполагается создание нескольких территориально удаленных технологических площадок, на которых происходить и «обкатка» вновь создаваемого унифицированного программного обеспечения для органов внутренних дел. По нашему мнению, в качестве данных опытных площадок необходимо в обязательном порядке использовать образовательные учреждения дополнительного профессионального образования МВД России. Ведь в этом случае тестирование типовых программно-технических продуктов будет про изводиться реальными конечными потребителями данных информационных систем и комплексов – дей ствующими сотрудниками органов внутренних дел.

_ 1. Баранов П.Б. Об итогах реализации мероприятий Программы МВД России «Создание ЕИТКС ОВД» и приоритетных направлениях внедрения информационных технологий в деятельность МВД Рос сии [Электронный ресурс] // Информационные технологии, связь и защита информации. 2011. URL:

http:// www.mvd.informost.ru/ arxivs/2012php.

2. Леднев К.Ю. ИСОД МВД России и основной элемент инфраструктуры – ЕИС ЦОД [Электрон ный ресурс] // Информационные технологии, связь и защита информации. 2012. URL: http:// www.mvd.informost.ru/ arxivs/2012php.

Научные основы повышения квалификации Раздел 7. Вопросы общественно-гуманитарной подготовки сотрудников органов внутренних дел А.Л. Анисин, начальник кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, д-р филос. наук, доцент Ценностные приоритеты профессионального образования сотрудников органов внутренних дел Процесс реформирования органов внутренних дел вступил уже во второй свой этап. Не прошло и месяца с момента назначения министром внутренних дел генерал-лейтенанта полиции В.А. Колокольце ва, как им был подписан приказ «О создании Расширенной рабочей группы по дальнейшему реформиро ванию органов внутренних дел Российской Федерации». В состав этой рабочей группы вошли известные юристы, политики, ученые, ветераны МВД, определен примерный перечень вопросов, которые подлежат рассмотрению с целью выработки комплекса необходимых мер. Вопросы перечня имеют подчеркнуто конкретный характер, фактически речь идет о постановке ближайших задач на стратегических направле ниях. В этом – явное отличие от первого этапа реформы, связанного с именем бывшего министра Р.Г. Нургалиева, который можно охарактеризовать как попытку реформировать всю систему разом на основании общих деклараций, а также мер, предпринимаемых, так сказать, «вообще», примером чего служит проведенная весной 2011 года внеочередная переаттестация сотрудников полиции. Неоднознач ность оценок этого первого этапа связана именно с тем, что, несмотря на правильные слова, определяю щие главное направление необходимых изменений, реальные шаги в рамках такого обобщенного подхо да не привели к декларированным целям.

Второй этап реформы, объявленный министром В.А. Колокольцевым, переносит акцент на прак тическое решение конкретных задач по оптимизации структуры органов внутренних дел, по изменению механизма управления и критериев оценки их деятельности. Это изменение подхода не означает, однако, отказа от тех принципиальных ориентиров, которые были заявлены на первом этапе. Речь должна идти о решении двуединой проблемы: организационно-структурные изменения внешних форм функционирова ния системы и меры по нравственному оздоровлению деятельности системы изнутри, обращенные к личности каждого сотрудника, должны быть неразрывны.

Невозможно рассчитывать, что некое нравственное преображение личного состава (откуда бы этому преображению взяться…) само по себе породит изменение организационных форм и отторгнет нездоровые элементы. Если сами существующие формы функционирования системы в ряде случаев по рождают профессиональную нравственную деформацию, то эту ситуацию невозможно переломить про сто приходом новых людей с правильными профессионально-нравственными установками.

Но столь же невозможно рассчитывать, что сами по себе организационные изменения, выстраива ние правильных форм функционирования системы способны решить существующие проблемы. Как на личие хороших законов есть важное, но недостаточное условие обеспечения правопорядка, так и пра вильно организованная структура – еще не гарантия нормальной деятельности. Решающим фактором обеспечения правопорядка является здоровое правосознание граждан, при этом хорошие законы, помимо чисто регулятивной функции, имеют еще и важное воспитательное значение. Также и нормальное функ ционирование любой формальной структуры в конечном счете зависит от уровня профессиональной и нравственной культуры людей, задействованных в ней.

Этот идейно-воспитательный момент в повестке дня второго этапа реформы обозначен только вскользь: упомянуто «совершенствование принципов корпоративной служебной этики». Совершенство вание образовательной системы рассматривается при этом только в контексте структурной оптимизации:

«Обоснованность ликвидации средних специальных учебных заведений МВД России, нормативы чис ленности приема на учебу в высшие учебные заведения МВД России». Такой подход вполне оправдан тактически, – систему подготовки кадров, уже затронутую реформированием, необходимо, прежде всего, выстроить организационно и привести в соответствие с потребностями органов внутренних дел. Однако, решая эти формальные вопросы, нельзя забывать и о конечных целях профессионального образования сотрудников полиции, о концептуальных основах этого образования и его содержании.

Формирование профессионально компетентной личности сотрудника органов внутренних дел не может ограничиваться сообщением профессиональных знаний и навыков, речь должна идти также и о формировании мировоззренческих установок, обеспечивающих служение обществу и закону. Прежде всего, нельзя не видеть, что вся деятельность органов внутренних дел по охране правопорядка имеет, в конечном счете, нравственную мотивацию, определена требованиями нравственного порядка. Именно нравственные понятия и нормы – так или иначе отраженные в обычаях конкретного народа – обусловли вают формирование законодательства, а нравственная зрелость личности является необходимым услови ем развития здорового правосознания и обеспечивает тем самым соблюдение закона. В основе требова ний служебного долга всегда лежит понятие о нравственном долге человека. Поэтому для обеспечения Сборник статей должного характера служебной деятельности сотрудника органов внутренних дел необходимо осознание неразрывной связи между повседневной практикой службы и фундаментальными нравственными прин ципами жизни.

Условия службы в органах внутренних дел, как и условия воинской службы, настоятельно требу ют, чтобы те возвышенные нравственные понятия, которые в обыденной жизни обывателя часто высту пают как отвлеченные и туманные, были наполнены предельно конкретным и реальным смыслом. Для человека, живущего спокойной размеренной жизнью, действительно, могут отходить на второй план и не переживаться так остро проблемы смысла человеческой жизни и смерти, сущности добра и зла, противо действия злу, человеческого достоинства, свободы и ответственности, гражданского долга, Родины.

Обыватель (к сожалению) часто может довольствоваться примитивными иллюзиями ответов на эти во просы. Однако для сотрудника органов внутренних дел, который ежечасно находится на самом острие борьбы с реальным злом, который повседневно соприкасается в своей деятельности с «изнанкой» жизни общества и должен порой рисковать собственной жизнью, – для такого человека перечисленные пробле мы обретают предельную глубину и конкретность.

Упомянутые вопросы настоятельно требуют таких ответов, которые могли бы быть опорой для посвящения своей жизни «исполнению Долга беззаветного служения Отечеству и защиты благородных общественных идеалов: свободы, демократии, торжества законности и правопорядка», как говорится об этом в Кодексе профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации (гл. 2, ст. 4, п. 1). Процесс формирования таких жизненных установок затрагивает самые основы миро воззрения человека. Точнее сказать, – нравственные принципы службы должны иметь опору на вполне определенное решение фундаментальных мировоззренческих вопросов. При отсутствии такой опоры нравственные ценности, принципы, нравственные обязанности и нормы, предписываемые только что упомянутым Кодексом профессиональной этики, «повисают» в воздухе. Исполнение требований слу жебного долга внешним образом может еще некоторое время иметь место, однако дом без фундамента долго не стоит. От решения фундаментальных – философских – вопросов напрямую зависит устойчи вость «принципов корпоративной служебной этики», о которых упомянуто в перечне насущных вопро сов второго этапа реформы органов внутренних дел.

Главную опасность в связи с этим представляют собой материалистические мировоззренческие установки, культивируемые современным «обществом потребления».

Для большинства современных людей, как на массовом уровне, так и на уровне интеллектуальной элиты, философский материализм остается привычной мировоззренческой самоидентификацией. Мате риализм по-прежнему прочно ассоциируется у постсоветских людей с трезвым научным подходом к по ниманию жизни и мира в целом. Этой материалистической установке нисколько не противоречит, ско рее, напротив, очень органично с нею согласуется увлечение псевдонаукой, переходящее в прямой ок культизм. Рассуждения про торсионные поля, тонкие взаимодействия и различного вида «энергетику», попытки «взвесить душу», «диагностировать карму» и «замерить ауру святости», – все то, что в рамках этого мировоззрения преподносится как пути и способы познания духовного мира, – является на самом деле логическим продолжением материалистического подхода.

Когда-то материализм просто отрицал все духовное, объясняя соответствующие явления невеже ством и обманом, затем он стал говорить о неких еще не познанных наукой явлениях и закономерностях природы, а теперь прямо принялся за «научное познание духовных явлений». Суть материализма от это го не меняется: он настойчиво утверждает, что существует только материальное, а то, что называется «духовным», есть просто «более тонкие виды материи». Спор здесь идет не о словах. Дело заключается в фундаментальной подмене, в силу которой важнейшие для человеческой жизни вещи начинают пони маться принципиально различным образом.

То, что мир материален, – это признает не только материализм. Мало кто усомнится в объектив ной реальности природного, физического бытия и его имманентных законов. Однако материализм – и в этом его суть – утверждает, что ничего кроме этой природной физической реальности не существует.

Существует только единый великий механизм (или организм, или «астрально-энегретический сверхорга низм») Природы, который содержит все внутри себя. Тем самым материализм провозглашает всеобъем лющую подчиненность всех и каждого закону Целого. Материализм, прежде всего, уничтожает понятие о личной свободе. В очень яркой форме выражает этот момент материалистического понимания мира известный ученый, с именем которого связано, пожалуй, самое крупное достижение биологической нау ки XX века, – открытие пространственной структуры молекулы ДНК, – Френсис Крик. Эти слова цити руются часто, и в синонимичных вариантах перевода их легко найти в сети Интернет. Мы приведем их так, как они даны в статье Сергея Худиева «Разум, ведущий к вере», опубликованной в журнале «Фома»

№ 10 (102) за октябрь 2011 г.:

«Вы, Ваши радости и скорби, Ваши воспоминания и устремления, Ваше чувство личной идентич ности и свободной воли на самом деле не более чем определенное поведение огромного скопления нерв ных клеток и связанных с ними молекул. Вы – не более чем набор нейронов... Хотя и кажется, что мы обладаем свободной волей, наши решения уже предопределены для нас, и мы не можем этого изменить»

[1, с. 30-31].

Научные основы повышения квалификации Френсис Крик стоит на позициях классического детерминизма, предполагающего однозначную причинную предопределенность любого события. Современная наука имеет по этому вопросу несколько иное мнение. Еще в 1986 г. Джон Лайтхилл, ставший позже президентом Международного союза чистой и прикладной математики, сделал удивительное заявление: он извинился от имени своих коллег за то, что «в течение трех веков образованная публика вводилась в заблуждение апологией детерминизма, ос нованного на системе Ньютона, тогда как можно считать доказанным, по крайней мере, с 1960 года, что этот детерминизм является ошибочной позицией» [2, с. 48]. Современная наука активно использует по нятие случайности и говорит о вариативности путей развития. Однако не столь уж важно, предопределе ны ли наши решения слепой необходимостью или слепой игрой случая, – так или иначе общий вывод материалистического «научного мировоззрения» очевиден: человек всецело погружен в стихию природ ного бытия и никакой точки опоры вне Природы не имеет.

Нравственная свобода человека, конечно, молчаливо подразумевается большинством материали стических философов в тех случаях, когда они говорят о настоящей жизни. Хотя наличие этой свободы невозможно теоретически совместить с материализмом, подразумевать ее приходится, для того чтобы жить и мыслить в нравственных категориях. Точно так же молчаливо и без объяснений материализм подразумевает способность человека иметь сознание и другие нравственные ценности – добро, долг, честь, достоинство личности, совесть, самопожертвование, родина – и соотносить с ними свою жизнь.

Вот только, используя все эти заимствованные, мягко говоря, понятия, материалистическая философия обращает их против того, у кого она их «позаимствовала», – против традиционной нравственной, эстети ческой и философской культуры человечества.

Материализм провозглашает, что единственный настоящий и фундаментальный закон жизни (он же – закон природы;

он же – базис общества;

он же – истинный источник всех ценностей) – это «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2: 16). Более того, первично-истинный закон – это именно «похоть плоти», удовлетворение материальных, физически-физиологических потребностей. Чем более глубоко воспринимаются, чем более осознанно воспроизводятся эти мировоззренческие идеи, тем в большей степени они разрушают нравственные основы личности. При последовательно материалисти ческом восприятии жизни и речи не может идти о том беззаветном служении Отечеству и защите бла городных общественных идеалов, которые утверждаются как норма Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации.

Человеку мало просто «привить навыки» правильного поведения, необходимо дать ему мировоз зренческую опору, позволяющую противостоять разлагающим влияниям среды. Противодействие кри зисным явлениям в духовно-нравственном сознании сотрудников полиции может быть успешным только тогда, когда оно будет опираться на глубокую и сильную духовную философию, способную раскрыть для человека высокий смысл его призвания на Земле и в Вечности.

_ 1. Худиев С. Разум, ведущий к вере // Фома: православный журнал. 2011. № 10 (102).

2. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. № 6.

А.Л. Анисин, начальник кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, д-р филос. наук, доцент;

Е.А. Липина, старший преподаватель кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, канд. филол. наук Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации о культуре речи полицейского Одним из существенных проявлений общей культуры человека является его речь. Речь – это фор ма, в которой «материализуются» мысли и чувства человека, она представляет собой своеобразное «зер кало» нашего внутреннего мира, показатель интеллектуального и морального развития человека. В этом смысле речевая деятельность человека в гораздо большей степени характеризует его душу, чем даже внешний облик. Согласно поговорке, «встречают по одежке, а провожают по уму». Однако в речи и «одежка», и «ум» – внешнее и внутреннее – существуют неразрывно, речь формирует и самое первое впечатление о человеке, речь же позволяет оценить и его глубокие личностные качества.

Сотруднику ОВД любого звания и должности следует, кроме того, помнить, что его речь не может рассматриваться как сугубо личное дело, что она является неотъемлемой частью его профессиональной культуры и подлежит регламентации. Одним из важных документов, направленных на решение задач по повышению профессионально-культурного уровня сотрудников органов внутренних дел, стал утвер жденный приказом МВД России от 24.12.2008 № 1138 Кодекс профессиональной этики сотрудника ор Сборник статей ганов внутренних дел Российской Федерации (далее – Кодекс). Культуре речи и правилам служебного общения в Кодексе посвящена отдельная глава.

«Культура речи является важным показателем профессионализма сотрудника полиции», – конста тируется в п. 1 статьи 11 Кодекса. Далее сформулированы некоторые требования, касающиеся языковых норм в рамках профессиональной культуры сотрудника органов внутренних дел.

Прежде всего, культура речи предполагает ясность, которая призвана обеспечить доступность и простоту в общении. Такое качество речи достигается сочетанием простоты построения и точности смысла. Давно замечено: кто ясно мыслит, ясно излагает. Поэтому ясность речи обеспечивается, в пер вую очередь, высоким уровнем профессионализма сотрудника, который должен ясно понимать обста новку, свои права и обязанности в сложившейся ситуации, цели, стоящие перед ним, и законные средст ва их достижения. Однако уверенное владение перечисленными профессиональными навыками обеспе чивает только возможность ясной речи, но не гарантирует ее автоматически. Необходимо целенаправ ленное формирование профессиональных речевых навыков, как части профессиональной культуры.

Далее Кодекс обращает внимание на грамотность речи и ее содержательность. На практике это означает то, что сотрудник органов внутренних дел должен ясно представлять, какую информацию он собирается донести до собеседника, и обеспечить адекватное донесение этой информации. Грамотность речи – это качество, также нуждающееся в постоянном совершенствовании, использование правильного литературного языка важно не только для формирования и поддержания уважительного отношения гра ждан, но и как мощный дисциплинирующий фактор, способный помочь перевести напряженную или запутанную ситуацию в правовое русло. Правильность грамматических форм должна при этом сочетать ся с последовательным, логичным развитием мысли, с доказательностью и объективностью сообщаемой информации.

Эффективному восприятию речи сотрудника способствует еще одно важное коммуникативное ка чество – лаконичность. Это коммуникативное качество выражается в отсутствии лишних слов, мешаю щих движению главной мысли, экономности, емкости, содержательности речи. Следует помнить, что от повторов и многословия речь не делается убедительнее.

Важный момент, на который обращает наше внимание Кодекс, – речь сотрудника полиции должна обладать уместностью. Уместность означает такой подбор и такую организацию средств языка, которые делают речь отвечающей целям и условиям общения, то есть теме сообщения, его логическому и эмо циональному содержанию, составу слушателей, эстетическим, информационным, воспитательным целям того или иного сообщения.

Уместность, как одно из важнейших коммуникативных качеств, всегда высоко ставилось филоло гами и ораторами. Уместность речи – качество функциональное, в его основе лежит идея целевой уста новки высказывания, то есть речь идет об адекватности примененных языковых средств целям высказы вания. Обеспечение уместности речи предполагает знание стилей литературного языка, закономерностей словоупотребления, знание стилистической системы языка. Уместность, несомненно, требует гибкости в определении применяемых языковых средств в зависимости от конкретной ситуации. Уместность речи охватывает разные уровни языка и формируется употреблением слов, словосочетаний, определенных синтаксических конструкций.

В системе современного русского языка существует несколько разновидностей стиля, которые об служивают различные сферы общения общества и называются функциональными стилями.

Различают стили: обиходно-бытовой (разговорный), научный, официально-деловой, публицисти ческий, художественной литературы. Каждый из стилей имеет свою специфику, свои особенности, зако номерности в выборе или отборе определенного языкового материала. Естественно, что выбор слова, т.е.

его допустимость и уместность, напрямую зависит от специфики стиля и в каждом из стилей решается по-разному.

В каждом стиле литературного языка есть свои закономерности отбора и употребления языкового материала. В каждом из них есть элементы, определяющие их специфику, они получили название стиле образующих элементов. Перенесение этих элементов в другие условия общения без надобности, без мо тиваций считается нарушением уместности речи для разговорной речи, которая представляет собой осо бую систему по сравнению с письменной речью, для которой характерны особые синтаксические конст рукции. Эти конструкции-стереотипы, уместные в бытовом общении, пополняются конкретным содер жанием в определенной речевой ситуации, и мы без них не можем обходиться в быту, но если они будут включены в стилистически чуждый диалог, то они будут неуместны.

Различные ситуации профессионального общения сотрудника органов внутренних дел диктуют свои требования в отношении стилистики речи, в конечном счете уместность того или иного высказыва ния определяется контекстом общения и задачами, стоящими перед сотрудником. Как правило, в речи необходимо придерживаться принципа «золотой середины». Соблюдение принципа «золотой середины»

уместно потому, что такой стиль общения соответствует среднему уровню развития обыкновенного здравомыслящего человека, сотрудника полиции, позволяет сотруднику эффективно донести до каждого свою мысль. Принцип «золотой середины» придает речи сотрудника естественность, вызывает доверие.

Если собеседник ощущает, что речь сотрудника полиции не соответствует его реальным душевным каче ствам, его истинному интеллектуально-духовному потенциалу, и для того, чтобы произвести впечатле Научные основы повышения квалификации ние, он говорит чужими словами, тогда эта неестественность вызывает недоверие к нему, сомнение в его нравственной добропорядочности и надежности.

Очень большое внимание уделяет Кодекс случаям недопустимого речевого поведения. Как про фессионально неприемлемое расценивается употребление грубых шуток и злой иронии, неуместных слов и речевых оборотов, в том числе иностранного происхождения, вульгаризмов, примитивизмов, слов паразитов, высказываний, которые могут быть истолкованы как оскорбления в адрес определенных со циальных или национальных групп, резких и циничных выражений оскорбительного характера, связан ных с физическими недостатками человека.

Сотрудник полиции не имеет права оскорблять своей речью чьи бы то ни было чувства. И речь идет не только о сознательном, намеренном оскорблении, сотруднику необходимо предельно вниматель но следить за тем, чтобы его слова не давали никакого повода к пониманию их в оскорбительном смыс ле. Это очень тяжелое для исполнения требование, поскольку оно предполагает постоянный самокон троль, сохранение нравственной высоты, удерживание себя от того, чтобы опуститься на уровень обще ния собеседника (а в качестве собеседников сотруднику полиции часто приходится иметь людей, в силу разных причин плохо контролирующих свои слова и действия).

Особо оговаривается в Кодексе необходимость полностью исключить из речи сотрудника органов внутренних дел нецензурную брань, сквернословие и выражения, подчеркивающие негативное, презри тельное отношение к людям. Сотрудникам правоохранительных органов часто приходится сталкиваться с негативным отношением людей, однако реагировать «симметрично» они не имеют ни юридического, ни морального права. Как уточняет Кодекс в п. 6 ст. 12, «сотруднику рекомендуется не принимать на свой счет обидных и несправедливых замечаний, неуместных острот, насмешек, высказанных на улицах и в общественных местах, не допускать втягивания в конфликтную ситуацию или скандал». Недопусти мо в какой бы то ни было форме переводить ситуацию профессионального общения на межличностный уровень, а тем более в состояние личностной конфронтации и агрессии. Вся речевая деятельность со трудника органов внутренних дел должна служить созданию и укреплению его имиджа в качестве пред ставителя законной власти, стоящего на страже правопорядка и общественной безопасности.

Один из фундаментальных психологических законов общения выражен русской поговоркой «с кем поведешься, от того и наберешься». Самое серьезное внимание должно быть уделено противодейст вию профессиональной нравственной деформации, связанной с проявлениями этого закона. «Сотрудник, изучивший в оперативных целях уголовную лексику, не должен использовать жаргонизмы и другие эле менты криминальной субкультуры в общении с коллегами и гражданами», – указывает Кодекс. Да и ис пользование элементов криминальной языковой субкультуры в оперативных целях при общении с уго ловной средой всегда должно находиться в рамках оперативной целесообразности.

Почти то же самое можно сказать и о языковой субкультуре самих сотрудников органов внутрен них дел. Не секрет, что в правоохранительных органах, как и в других профессиональных сообществах существует достаточно развитый «профессиональный сленг». Его использование в определенных рамках допустимо в пределах служебных коллективов на правах «технического» и неофициального языка. Од нако даже и в своем служебном коллективе следует по возможности ограничивать использование этих профессиональных жаргонизмов, поскольку такая языковая «свобода» создает атмосферу неофициаль ной раскрепощенности. При общении же с гражданами или со средствами массовой информации они совершенно недопустимы.

Языковая дисциплина имеет самое прямое влияние на общую служебную дисциплину, а потому меры по привитию норм языковой культуры являются необходимым элементом воспитательной работы с личным составом органов внутренних дел.

Н.В. Блажевич, профессор кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, д-р филос. наук, профессор Математика и юриспруденция: проблема гносеологического образа В современных условиях обращение к исследованию гносеологических статусов математики и юриспруденции определяется не только чисто научными интересами, но имеет и глубинные социально практические основания, ибо можно констатировать, что математика и юриспруденция охватили все сферы человеческой деятельности и активно взаимодействуют. Сегодня уже без математики немыслимо решение задач управления и автоматизации, использования компьютеров при раскрытии и расследова нии преступлений. Математика превратилась в мощный фактор, влияющий на развитие юридической науки [1]. При этом оказывается, что внедрение математических средств в юридическую науку не только преобразует ее различные отрасли, но нередко открывает неожиданные перспективы, дает возможность по-новому увидеть изучаемые юридические явления. Существенно изменился облик и самой математики [2]. Подобные процессы охватывают и юридическую науку. Юриспруденция, изучающая правовые от Сборник статей ношения, выявляет их во всех сферах человеческой деятельности. Юридические науки осуществляют юридизацию познаваемых правовых отношений в виде соответствующей системы юридических понятий и законов [3, с. 28]. В настоящее время юриспруденция – это сложная структурно дифференцированная наука, представленная большой совокупностью юридических дисциплин. Поэтому неизбежно возникает вопрос о гносеологическом образе математики и юриспруденции.

Успешное развитие математики и юриспруденции определяется в какой-то мере и тем, насколько адекватно осмысливается их статус. Надо учитывать, что решение вопроса о статусе математики и юрис пруденции осуществляется на разных уровнях: конкретно-научном, общенаучном и философском. При этом нельзя согласиться с мнением об исключительности того или иного уровня осмысления гносеоло гической природы математики и юриспруденции. Так, распространено мнение, что единственно пра вильный способ ответа на поставленный вопрос, – это раскрыть на ряде примеров идеи и методы различ ных областей математики и юриспруденции. Такой способ решения проблемы избирают, например, вид ные математики Р. Курант и Г. Роббинс, когда пытаются объяснить ее природу. Во вступительной статье к своей книге «Что такое математика?» они прямо заявляют, что «и для специалистов, и для любителей не философия, а именно активные занятия самой математикой смогут дать ответ на вопрос: что такое математика?» [4, с. 23]. На наш взгляд, этот способ решения проблемы односторонен, поверхностен, не позволяет осознать глубинных оснований науки.

Преодолевая односторонность такого толкования природы юриспруденции, отечественный юрист С.С. Алексеев подчеркивает, что право может исследоваться с двух основных сторон, и соответственно этому существуют два основных уровня изучения права – практический и философский [5, с. 5]. Право в практическом аспекте – это явление, относящееся к обычным делам людей, к их конфликтам, к согласо ванию сталкивающихся интересов. Выражается и реализуется право в законах, правительственных по становлениях, судебных решениях, адвокатских документах и т.п. При этом С.С. Алексеев отмечает, что с самых далеких времен правители стремились познакомить с юридическими знаниями все население.

Уже в Древнем Вавилоне, например, дети в школах наизусть учили статьи Кодекса царя Хаммурапи – действовавшего в ту пору обширного законодательного акта, одного из первых в истории права актов подобного рода (XVII в. до н. э.). Изучение практического права осуществляется аналитической юрис пруденцией – наукой. Аналитическая юриспруденция представляет собой отрасль специальных знаний, которая изучает в практических целях законодательство, юридические нормы, права и обязанности, от ветственность, другие правовые явления. Это изучение осуществляется путем проработки текстов зако нов и иных нормативных актов, судебных решений, сложных юридических дел и выражается в толкова нии юридических положений, классификации юридических норм, актов, юридических фактов, нахожде нии заложенных в них юридических конструкций, смысла юридической терминологии, выработке на этой основе обобщений и определений. В результате такой аналитической проработки материала рас крывается детализированная юридическая картина законодательства, практика его применения, обнажа ется их юридическое содержание, отрабатываются наиболее целесообразные приемы и формы юридиче ских действий. Юридическая наука позволяет правильно, полно и точно рассматривать с юридической стороны конфликты, формулировать правовые выводы о фактах действительности, выносить судебные решения, давать юридические консультации, составлять юридические документы, вести правовое обуче ние [5, с. 6]. Получается, что названные уровни осознания гносеологического статуса юриспруденции, взаимодействуя между собой, дополняют, обусловливают и предполагают друг друга.

Таким образом, рассмотрение содержания математики и юриспруденции может и должно в конеч ном итоге привести к уяснению их некоторых специфических черт, к формулировке общих принципов, которые отличают их от других видов знания, то есть к философскому, а точнее гносеологическому ос мыслению. История человеческого познания подтверждает данный вывод. Известно, что философские концепции математики и юриспруденции предлагаются уже на заре их становления в античности [5, с. 6;

6, с. 10]. В дальнейшем математики и юристы много раз меняли философские представления о своих науках. К настоящему времени накоплен огромный опыт философского осознания природы математики и юриспруденции. Этот философский багаж содержит, наряду с материалистическими исканиями, мно гочисленные идеалистические концепции [7;

8;

9]. Материалистические и идеалистические концепции различаются по решению вопроса об отношении математики и юриспруденции к действительности. Яв ляются ли математические формы и юридические знания отображениями объективной реальности или они самостоятельные сущности, а может быть, плоды «чистого» человеческого разума, не имеющие в действительности никаких коррелятов? Одно из этих положений, так или иначе, выбирается и служит в качестве основания для построения гносеологических концепций математики и юриспруденции. Для материалиста математические формы и юридические знания являются отображениями объективной ре альности, ее познавательными образами.

Если, скажем, идеалист Дж. Беркли говорит о математических прообразах, то в качестве таковых, по его мнению, могут и должны служить феномены нашего чувственного восприятия. Дж. Беркли писал:

«Чтобы математики ни думали о флюксиях, дифференциальном исчислении и т.п., небольшого размыш ления достаточно для убеждения в том, что, следуя этим методам, они не представляют себе или не во ображают линий или поверхностей меньших, чем воспринимаемые в ощущениях. Они, конечно, если им угодно, могут называть эти малые и почти неощущаемые количества бесконечно малыми или бесконеч Научные основы повышения квалификации но малыми частями бесконечно малых;

но, в конце концов, этим все и исчерпывается, так как эти коли чества в действительности конечны, и решение задач не требует какого-либо иного предположения» [10, с. 235]. Напротив, когда материалист Ф. Энгельс говорил о математических прообразах, то рассматривал существование их в более широких масштабах, не ограничиваясь пределами человеческого восприятия.

Так, для той же математической бесконечно малой прообразами, по Энгельсу, могут служить земные расстояния, если они берутся по отношению к расстояниям в звездной системе, или массы молекул по отношению к массам тел, с которыми имеет дело механика. Ф. Энгельс замечал, что «математическое бесконечное заимствовано из действительности, хотя и бессознательным образом, и поэтому оно может быть объяснено только из действительности, а не из самого себя, не из математической абстракции» [11, с. 586].

Аналогично различаются идеалистические и материалистические толкования природы юридиче ского знания. Так, идеалист Гегель утверждал, что «наука о праве есть часть философии, поэтому она должна развить из понятия идею, представляющую разум предмета, или, что то же самое, наблюдать собственное имманентное развитие самого предмета» [12, с. 8]. Для идеалиста юриспруденция является наукой, которая постигает мысли, лежащие в основе права. Напротив, для материалиста К. Маркса:

«Право – это надстройка над экономическим базисом, это юридическое оформление общественных, в первую очередь экономических, отношений» [13, с. 9]. Таким образом, по Марксу, юриспруденция изу чает саму действительность.

Можно ли считать, что совпадение с действительностью, с формой объекта является единственной исчерпывающей характеристикой математического и юридического образа? Такое представление оказы вается недостаточным. Оно было характерно для теории познания домарксовского материализма. Для материалиста, преодолевшего созерцательность, объективность образа важнейшая, но не единственная его сторона. Введя в теорию познания принцип практики, К. Маркс диалектически связывает признание объективности познания с активностью субъекта. Для диалектически мыслящего материалиста матема тический и юридический образы находятся в гибкой зависимости от объекта. Например, для того же по нятия математической бесконечно малой находится множество прообразов в действительности, а исход ному понятию юриспруденции – понятию «право» также соответствует множество прообразов в дейст вительности. Так, право коррелирует с процессами, которые осуществляются в различных судах, в адми нистративных учреждениях, юридических конторах, на деловых переговорах юридических или физиче ских лиц и т.д.

Математический образ не является продуктом творчества отдельной личности, как предполагал, в частности, Е. Дюринг. В активность субъекта, а равно в продукт его деятельности, входит исторический опыт многих людей. «Чтобы считать, – подчеркивал Ф. Энгельс, – надо иметь не только предметы, под лежащие счету, но обладать уже и способностью отвлекаться при рассматривании этих предметов от всех прочих их свойств, кроме числа, а эта способность есть результат долгого, опирающегося на опыт, исторического развития» [11, с. 37]. Подобное можно утверждать о юридическом знании. Так, многие правовые идеи древних греков продолжают развиваться в Древнем Риме, а византийское право опира лось на римское право и далее развивалось в европейских университетах. Во времена Древнего Рима юриспруденция оформляется в самостоятельную науку. В Древнем Риме достижения юридической науки аккумулировались в практической работе юристов, в разрабатываемых ими правовых принципах, в фор мулах, конструкциях, отличающихся предельной логической завершенностью, строгостью и точностью.

Римские юристы создали логическую основу юридической науки.

Следует отметить, что юридическая наука в Древнем Риме формируется под влиянием образа ма тематики, который сформировался ранее в «Началах» Евклида. С.С. Алексеев справедливо замечает, что «вовсе не случайно методы, используемые в аналитической юриспруденции, близки к тем, которые отно сятся к математической логике и математическому мышлению» [5, с. 7]. Можно наблюдать и обратное воздействие юридических идей на математическую деятельность. Так, истоки идеи доказательства мате матических положений, которая впервые осуществляется Фалесом при доказательстве теоремы о равен стве двух треугольников, которые имеют равными сторону и два прилежащих к ней угла [14, с. 65], бе рут начало в судебной системе Древней Греции. История показывает, что Фалес не изобретал доказа тельный дискурс, а перенес его из области юриспруденции в область математики. Во взаимодействии математики и юриспруденции рождались исторически конкретные формы рационального мышления. И сегодня математическое и юридическое доказывание являются культурными символами рациональности действий человека.


Другим ярким примером взаимного влияния юридического познания и математики являются по нятия правового и математического равенства. Так, отечественный философ и юрист В.С. Нерсесянц от мечает, что «математическое равенство как логически более абстрактное образование является историче ски более поздним и производным от идеи правового равенства. Последующее, более интенсивное (чем в праве) развитие и научная разработка начал равенства в математике породило представление, будто идея равенства пришла в право из математики» [15, с. 17-18]. Математическая разработка проблемы равенства пифагорейцами оказывает влияние на разделение Аристотелем справедливости на уравнивающую и рас пределяющую.

Сборник статей Таким образом, при гносеологическом анализе математики и юриспруденции следует выявлять, что воспроизводится в них от объекта, субъекта и их взаимодействия. Эти три аспекта позволяют создать более полное представление о природе математического и юридического знания, а значит, адекватнее объяснить изменение гносеологических статусов математики и юриспруденции в науке и точнее вскрыть их диалоговый контекст.

_ 1. Старостин Б.А. Параметры развития науки. М., 1980.

2. Яненко Н.Н. Тенденции развития современной математики // Методологические проблемы на учного познания. Новосибирск, 1977.

3. Иконникова Г.И., Ляшенко В.П. Философия права. М.: Юрайт, 2011.

4. Курант Р., Роббинс Г. Что такое математика? М., 1967.

5. Алексеев С.С. Теория права. М.: БЕК, 1994.

6. Беляев Е.А., Перминов В.Я. Философские и методологические проблемы математики. М.: Изд во Моск. ун-та, 1981.

7. Рузавин Г.И. Философские проблемы оснований математики. М., 1983.

8. Лукьянец В.С. Философские основания математического познания. Киев, 1980.

9. Сухотин А.К. Философия в математическом познании. Томск, 1977.

10. Беркли Дж. Соч. М., 1978.

11. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20.

12. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990.

13. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13.

14. История математики с древнейших времен до начала XIX столетия: в 3 т. Т. 1. М., 1970.

15. Нерсесянц В.С. Философия права. М.: НОРМА, 1998.

Е.А. Бобкова, старший преподаватель кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России Обучение английскому как второму иностранному языку в неязыковых образовательных учреждениях В настоящее время в нашей стране просматривается тенденция снижения изучения немецкого и французского языков в большинстве образовательных учреждений. Предпочтение отдается английскому языку. Уже в школе большинство родителей стремятся определить своих детей в группу, изучающую английский язык. После окончания выпускники в большинстве случаев продолжают изучение уже зна комого иностранного языка. Количество студентов, изучавших другие языки, как правило, недостаточно для формирования отдельных групп. Таким образом, в средних и высших учебных заведениях возникают проблемы при разделении обучаемых на языковые группы. Какой язык должны выбрать студенты и слушатели, ранее изучавшие немецкий и французский языки? Если учебное заведение имеет такую воз можность, формируются сборные группы с немецким или французским языком. Но при отсутствии пре подавателей или при недостаточном количестве студентов, изучающих данные языки, они чаще всего направляются в английские группы. В ТИПК МВД России мы сталкиваемся с подобной проблемой при обучении английскому языку в рамках курсов повышения квалификации слушателей органов внутрен них дел, привлекаемых к обеспечению мер безопасности и охране общественного порядка в период под готовки и проведения массовых мероприятий международного уровня.

В такой ситуации для того, чтобы все слушатели находились в равных условиях, рекомендуется создавать так называемые «начинающие» группы, изучающие язык с основ. При этом, опираясь на об щие принципы, действующие при обучении любому иностранному языку, следует пересмотреть некото рые методы и приемы обучения. Построение начального этапа может быть различным в отношении язы кового материала, его объема и организации, последовательности в формировании и развитии устной и письменной речи. Необходимо также учитывать индивидуальные особенности учащихся и дифференци ровать обучение, учитывая уровень владения первым иностранным языком и возможности восприятия второго.

Для ранее изучавших какой-либо иностранный язык, очень важен сопоставительный подход к обучению. У слушателей есть возможность выявлять различия между языками и искать в них сходство.

При изучении иностранного языка большую помощь оказывает опора на родной и первый иностранный язык (особенно на немецкий, так как немецкий и английский языки относятся к германской языковой группе и имеют много общего).

Рассмотрим подробнее, что способствует экономии времени и интенсификации процесса обучения в начинающих группах на примере языкового материала, изучаемого в рамках вышеназванного курса в ТИПК МВД России:

Научные основы повышения квалификации 1. Владение латинским шрифтом сокращает период обучения чтению и сводит его к разъяснению и усвоению различий звуковых соответствий в языках, графического и звукового образа слова.

2. Наличие значительного словарного запаса. Сходство слов английского языка с немецкими и французскими эквивалентами (по известным историческим причинам 57 % от общего количества слов в английском языке составляют слова французского и латинского происхождения), прямые заимствования из английского языка, интернационализмы облегчают процесс обучения чтению и способствуют более быстрому овладению английской лексикой.

Существительные:

(англ.) the name – (нем.) der Name – (фр.) le nome – имя;

(англ.) the report – (нем.) der Rapport – (фр.) le rapport – рапорт, отчет.

Прилагательные и наречия:

(англ.) special – (нем.) speziell – (фр.) spcial – специальный;

(англ.) round – (нем.) rund – (фр.) rond – круглый.

Глаголы:

(англ.) to change – (фр.) сhanger – менять;

(англ.) to steal – (нем.) stehlen – воровать.

Словосочетания:

(англ.) the public order – (фр.) l'ordre public – общественный порядок.

3. Схожесть грамматических структур и категорий в данных языках:

Структура простого повествовательного предложения:

(англ.) I am policeman. – (нем.) Ich bin Polizist. – (фр.) Je suis Policier.

(англ.) I speak English. – (нем.) Ich spreche Englisch. – (фр.) Je parle anglais.

Структура вопросительного предложения:

(англ.) Are you from Germany? – (нем.) Sind Sie aus Deutschland? – (фр.) Etes-vous de la France?

Структура побудительного предложения:

(англ.) Follow me! – (нем.) Gehen Sie mit! – (фр.) Suivez-moi!

Вопросительные слова:

(англ.) What? – (нем.) Was? – Что?

(англ.) When? – (нем.) Wann? – Когда?

Понятие определенного и неопределенного артикля:

(англ.) the/a tourist – (нем.) der/ein Tourist – (фр.) le/un touriste.

Образование множественного числа существительных при помощи окончания -s (для французско го и английского):

(англ.) the questions – (фр.) les questions.

Образование степеней сравнения прилагательных:

(англ.) good – better – the best – (нем.) gut – besser – der beste – односложные;

(англ.) interesting – more interesting – the most interesting – (фр.) intressant – plus intressant – le plus intressant – многосложные.

Модальные глаголы:

(англ.) must – (нем.) mssen;

(англ.) can – (нем.) knnen.

Образование основных форм глагола:

(англ.) steal – stole – stolen – (нем.) stehlen – stahl – gestohlen;

(англ.) speak – spoke – spoken – (нем.) sprechen – sprach – gesprochen.

Образование временных форм при помощи вспомогательных глаголов:

(англ.) I have forgotten about it. – (нем.) Ich habe es vergessen. – (фр.) J'ai oubli. – Прошедшее время;

(англ.) I'll fill in the report. – (нем.) Ich werde das Protokol aufnehmen. – Будущее время.

Предметом для сопоставления может служить и социокультурная информация. Важную роль иг рает лингвострановедческий комментарий к иноязычным лексическим единицам и словосочетаниям с национальным лексическим фоном. К ним могут быть отнесены формы обращения и другие речевые высказывания, обусловленные правилами этикета, существующими в стране изучаемого языка (напри мер, употребление выражения «How do you do» и возможные варианты ответов).

Обязательно следует обратить внимание на то, что в английском языке, в отличие от русского, не мецкого и французского нет формального разграничения между формами «ты» и «вы». Весь спектр зна чений этих форм заключен в местоимении you. Кроме того, существует целый ряд возможных обраще ний к человеку, употребляемых в зависимости от ситуации (Mr/Mrs, madam, sir, miss и др.).

Итак, все вышеперечисленное способствует изучению второго иностранного языка на базе перво го. Но не следует забывать о том, что при изучении каждого нового иностранного языка существует так же множество трудностей. Возникает опасность интерференции языков. Влияние родного языка и перво го иностранного по-разному проявляется на разных языковых уровнях и в разных видах речевой дея тельности. Например, при обучении английскому языку на базе немецкого или французского языков учащиеся чаще всего испытывают затруднения в правилах чтения, в произношении, в постановке ударе Сборник статей ния. Некоторые слова в английском и немецком языках выглядят и произносятся похоже, но имеют раз ные значения, являются так называемыми «ложными друзьями переводчика».


С целью усиления положительного влияния со стороны второго иностранного языка и предотвра щения интерференции со стороны родного языка на грамматическом и лексическом уровнях необходимо направлять внимание учащихся на нахождение совпадений и различий в этих языках.

Таким образом, при изучении второго иностранного языка необходимо учитывать степень влия ния (как положительного, так и отрицательного) первого иностранного языка. Владение определенным иностранным языком, навыки и умения работы с иноязычными текстами, а также языковая догадка мо гут служить гарантией успешного изучения второго иностранного языка.

Ю.А. Кузнецова, преподаватель кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России Возможности и перспективы интеграции информационно-коммуникационных технологий в процесс языковой подготовки сотрудников ОВД Отличительной чертой современной эпохи является ускоряющийся с каждым годом темп развития и интеграция новых информационных технологий во все сферы жизни. Общество вступает в фазу ин форматизации, когда информация становится приоритетной ценностью во всех областях знания, полити ки, экономики, культуры. На данном этапе развития общества информационные технологии оказывают влияние на изменение способов представления и восприятия информации;

возникают новые виды ком муникации;

по-новому понимается грамотность, ключевые компетенции личности и профессиональная компетенция. Новые технологии начинают массово использоваться во всех сферах жизни человека.

Кроме того, в связи с интеграцией России в международное сообщество резко возрастает потреб ность в специалистах, владеющих иностранными языками. Для нас наибольший интерес представляют сотрудники полиции, к подготовке которых в связи с реформой предъявляются новые высокие требова ния. При этом возникает острая необходимость в иноязычной подготовке сотрудников ОВД, привлекае мых для обеспечения порядка при проведении массовых мероприятий международного характера. По этому сегодня языковое образование нацелено на подготовку специалистов, обладающих умениями и навыками реального иноязычного общения, навыками работы с иноязычной информацией;

специали стов, конкурентоспособных и успешных в электронной информационной среде. Данные факты обуслов ливают более детальное изучение новых технологий, а также возможностей и эффективности их приме нения в процессе обучения иностранному языку.

Считаем необходимым раскрыть сущность основных понятий, фигурирующих в данной статье:

«информация», «информационное общество», «информатизация общества» и «информационно-комму никационные технологии».

Так, под информацией (от лат. Informatio – разъяснение, осведомление, понимание) понимается сообщение или сигнал, совокупность данных, сведения, рассматриваемые в контексте их содержания, структурной организации, динамики (процессов создания, передачи, восприятия, использования, репре зентирования, анализа, хранения). С середины ХХ века это понятие стало одной из исходных общенауч ных категорий в связи с развитием информатики, теории информации и распространением компьютер ной техники [1, с. 107].

Информационным называется общество, в котором большинство работающих (более 50 %) занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации, особенно высшей ее формы – зна ний [2]. При информатизации общества основное внимание уделяется комплексу мер, направленных на обеспечение полного использования достоверного, исчерпывающего и своевременного знания во всех видах человеческой деятельности [2].

По заключению ЮНЕСКО, информатизация – это широкомасштабное применение методов и средств сбора, хранения и распространения информации, обеспечивающей систематизацию имеющихся и формирование новых знаний, и их использование обществом для текущего управления и дальнейшего совершенствования и развития [3].

Отметим, что в информационном обществе центр тяжести приходится на общественное производ ство, где существенно повышаются требования к уровню подготовки всех его участников. Поэтому в программе информатизации следует уделить особое внимание информатизации образования как направ ления, связанного с приобретением и развитием информационной культуры человека [2]. Таким образом, информационное общество и процесс информатизации предполагают интеграцию информационно коммуникационных технологий (далее – ИКТ) во все сферы и области человеческой деятельности.

Перейдем непосредственно к рассмотрению данных технологий. Отметим, что они успели прочно войти в повседневную жизнь, постепенно вытесняя проверенные технологии и средства коммуникации.

Их активно используют во всех сферах, в том числе и в образовании. При этом политики и экономисты Научные основы повышения квалификации ожидают очень многого от их применения в сфере образования: это и повышение качества образования при одновременном снижении его стоимости, и возможность индивидуального подхода к каждому уче нику, и уменьшение числа персонала, и обучение работе на компьютере, и развитие навыка самостоя тельного обучения [4].

Информационные технологии представляют собой совокупность методов, программно-техничес ких и технологических средств, обеспечивающих сбор, накопление, обработку, хранение, представление и распространение информации, а также автоматизацию управления бизнес-процессами организаций, проектирования и производства различного оборудования [1, с. 110].

Под информационно-коммуникационными технологиями понимаются программные, программно аппаратные и технические средства и устройства, функционирующие на базе микропроцессорной вычис лительной техники, а также современные средства и системы транслирования информации, информаци онного обмена, обеспечивающие операции по сбору, продуцированию, накоплению, хранению, обработ ке, передаче информации и возможность доступа к информационным ресурсам локальных и глобальных компьютерных сетей [5, с. 85].

Широкие перспективы для ИКТ открываются в педагогической области. Они предоставляют большие возможности для расширения образовательных рамок по каждому предмету. А их интеграция в учебно-педагогический процесс является, по мнению специалистов, качественно новым этапом в теории и практике педагогики. Значительное место занимают ИКТ и в практике преподавания иностранных языков. Для нас является важным рассмотреть возможности и эффективность применения данных техно логий в процессе языковой подготовки сотрудников ОВД. К наиболее эффективным способам использо вания возможностей ИКТ в обучении иностранным языкам относятся [4]:

– переписка по электронной почте со сверстниками – носителями изучаемого языка;

– участие в телекоммуникационных международных проектах;

– участие в текстовых и голосовых чатах;

– участие в телекоммуникационных конкурсах, олимпиадах, тестировании;

– оперативная бесплатная публикация творческих работ учащихся;

– получение самообразования на курсах бесплатного или платного дистанционного обучения, включая обучение в ведущих мировых учебных заведениях.

Следует отметить, что используемые в процессе обучения иностранному языку ИКТ делят на две группы: 1) средства синхронной коммуникации (synchronous communication tools) и 2) средства асин хронной коммуникации (asynchronous communication tools) [6, с. 23]. Так, первые используют для обще ния в режиме реального времени (чат, форум, видео- и аудиоконференции). Вторые позволяют обмени ваться информацией с задержкой во времени (форумы, электронная и аудиопочта, сайты, блоги, вики).

Более эффективными являются средства асинхронной коммуникации, так как общение происходит с от срочкой во времени и учащийся имеет возможность продумать свой ответ.

В целом же, интеграция ИКТ в учебный процесс, включая процесс языковой подготовки сотруд ников ОВД, предоставляет довольно широкие возможности:

– для вступления учащихся в живую коммуникацию с носителем языка в реальном времени и с от срочкой во времени;

– активного вовлечения учащихся в языковую среду и преодоления языкового барьера;

– творческой активности учащихся;

– совершенствования коммуникативной и межкультурной компетентностей;

– мотивации учащихся к изучению иностранного языка и культуры [7, с. 201].

Немаловажным является и то, что ИКТ могут облегчить преподавателям подготовку к занятиям с сотрудниками ОВД и их проведение, ведь они упрощают и ускоряют доступ к аутентичным и к дидакти зированным материалам, что позитивно сказывается на качестве самих занятий. При этом важная роль отводится и компетентности преподавателя в вопросах дидактики, осведомленности в вопросах развития мультимедийной продукции, умению оценить целесообразность использования того или иного продукта.

Но злоупотреблять компьютеризацией не стоит. Каждую мультимедийную программу и компью терную технологию необходимо проверить на соответствие современным требованиям дидактики, на целесообразное использование возможностей мультимедиа и, наконец, насколько конкретный продукт подходит для конкретной группы учащихся с позиции преследуемых учебных целей, методики обучения и технических требований [7, с. 205].

В целом ИКТ играют важную роль в современном информационном обществе, когда жизнь уже немыслима без Интернет-технологий и средств коммуникации. Поэтому так необходимо оценивать и определять перспективы и эффективность возможности их применения в процессе обучения иностран ному языку специалистов и сотрудников разных сфер деятельности. Мы считаем целесообразной инте грацию отдельных видов ИКТ в процесс языковой подготовки сотрудников ОВД, что может предоста вить им огромное преимущество для карьерного продвижения, также для перехода в разряд ценных и конкурентоспособных специалистов.

_ 1. Большая Российская энциклопедия / отв. ред. С.Л. Кравец: в 30 т. Т. 11. Излучение плазмы. М.:

Большая Российская энциклопедия, 2008. 767 с.: ил.: карт.

Сборник статей 2. Представление об информационном обществе [Электронный ресурс]. URL: http://synopsis.kubsu.

ru/informatic/operator/lecture/theme1_2.html.

3. Информатизация [Электронный ресурс]. URL: http://www.ikt-omc.mosuzedu.ru/index.php.

4. Новые информационные и коммуникативные технологии [Электронный ресурс] URL: http:// chesly.narod.ru/Doklad_IKT.html.

5. Толковый словарь терминов понятийного аппарата информатизации образования. М.: ИИО РАО, 2006.

6. Филатова А.В. Оптимизация преподавания иностранных языков посредством блог-технологий (для студентов языковых специальностей вузов): дис. … канд. пед. наук. М., 2009. 165 с.

7. Новые педагогические и информационные технологии в системе образования: учеб. пособие для студ. пед. вузов и системы повыш. квалиф. пед. кадров / под ред. Е.С. Полат. М.: Академия, 2000. 272 с.

Е.А. Липина, старший преподаватель кафедры философии, иностранных языков и гуманитарной подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, канд. филол. наук Применение технических средств обучения как средство интенсификации процесса преподавания иностранных языков Развитие коммуникативных навыков и опыта межсубъектных отношений входит в ряд ключевых компетенций сотрудника ОВД, которые являются непременным условием успешной работы. Сотрудник ОВД может быть хорошим «узким» специалистом, но не уметь грамотно общаться с людьми, не уметь осуществлять задачи своего профессионального развития. В данном случае можно констатировать высо кую специальную и более низкую – социальную, личностную, коммуникативную компетентность. Бла годатной почвой для развития юриста-профессионала, развития его личности являются дисциплины гу манитарного профиля: социология, философия, психология, культурология, этика, культура речи, ино странный язык.

На занятиях по иностранному языку человек погружен в деятельность активного реагирования, его постоянно побуждают к дифференцировочным действиям: найти соответствующие эквиваленты ино странному слову, найти синонимы и антонимы, перевести с одного языка на другой. Изучение иностран ного языка развивает этническую толерантность, способствует повышению уровня внимания, продук тивности запоминания, логичности мышления, уровня обучаемости в целом;

развивает склонность к аб страктному и аналитическому мышлению, развивает воображение, познавательный интерес.

Основная задача каждого преподавателя иностранного языка состоит в том, чтобы создать условия практического овладения языком для всех слушателей, выбрать такие методы и формы обучения, которые обеспечили бы наибольшую мотивацию, позволили бы активизировать их познавательную деятельность.

Сегодня, в условиях активного создания и применения информационных технологий и техниче ских средств, в которых развивается наше поколение, их использование становится неотъемлемым атри бутом в современной системе образования. Как показывает практика, они представляют огромный диа пазон возможностей для интенсификации учебного процесса.

Использование технических средств в процессе обучения раскрывает огромные возможности. Они позволяют тренировать различные виды речевой деятельности и сочетать их в различных комбинациях, помогают создать коммуникативные ситуации, автоматизировать языковые и речевые действия. С по мощью средств наглядности и технических средств обучения преподаватель может «оживить» изучае мый материал, занятие может пройти привлекательнее, интереснее, динамичнее.

Известно, что из всех информационных каналов визуальный – самый мощный. Наглядность, объ емность, виртуальность компьютерных презентаций призваны обогатить содержательную часть занятия, насытить его иллюстративным материалом. Тем не менее это не отменяет важности других средств в структуре мультимедийного сопровождения занятия. Современные технологии позволяют успешно ис пользовать на мультимедийном занятии фрагменты видео- и аудиофрагментов. Использование аудиотек ста в сочетании с иллюстративным материалом значительно усиливает обучающий эффект через визуа лизацию учебного процесса и имитационное моделирование речевой ситуации в реальном времени обу чения. Так, звук на мультимедийном занятии может играть роль:

1) шумового сигнала (при переключении на другой вид деятельности);

2) звуковой иллюстрации (дополнительная информация: звук к картинке);

3) звукового сопровож дения наглядности (аудиотекст).

При использовании аудиотекста не следует забывать о сохранении темпа занятия. Фрагмент ау диотекста должен быть достаточно кратким по времени (не более 10-15 минут), поскольку преподавате лю необходимо позаботиться и об обеспечении обратной связи со слушателями. То есть аудиоинформа ция должна сопровождаться рядом предтекстовых, текстовых и послетекстовых заданий развивающего характера, вызывающих обучающихся на определенный вид коммуникативной деятельности.

Научные основы повышения квалификации Современные технологии позволяют успешно использовать в мультимедийном занятии фрагмен ты видеофильмов. Использование видеоинформации и анимации может значительно усилить обучающий эффект. Именно фильм, а точнее небольшой учебный фрагмент, в наибольшей степени способствует ви зуализации, интенсификации учебного процесса, имитационному моделированию различных процессов в реальном времени обучения. При использовании видеоинформации также не следует забывать о сохра нении темпа занятия. Видеофрагмент должен быть предельно кратким по времени. Ни в коем случае не следует допускать превращения учащихся в пассивных созерцателей. Видеоинформация должна сопро вождаться рядом упражнений коммуникативного характера.

Таким образом, компьютерные программы помогают создать разнообразные зрительные иллюст рации и звуковое сопровождение для развития лексических навыков, совершенствования различных коммуникативных умений, а объединение сразу нескольких каналов передачи информации: текста, ил люстрации, аудио- и видеоматериала – повышает эффективность обучения иностранному языку в целом.

Проектируя будущее мультимедийное занятие, преподаватель должен тщательно продумать по следовательность технологических операций, формы и способы подачи информации на большой экран.

Следует сразу же задуматься о том, как преподаватель будет управлять учебным процессом, каким обра зом будут обеспечиваться педагогическое общение на занятии, постоянная обратная связь, развивающий эффект обучения.

Опыт применения технических средств обучения позволяет говорить об определенных преимуще ствах подобных форм организации учебного процесса. Мультимедийные программы (компьютерные презентации и задействование интерактивной доски) наилучшим образом соответствуют структуре учебного процесса, максимально приближают процесс обучения иностранному языку к реальным усло виям, наиболее полно удовлетворяют дидактическим требованиям. Можно назвать следующие положи тельные результаты применения средств наглядности и технических средств обучения:

– способствуют комплексному восприятию и запоминанию материала;

– способствуют повышению мотивации слушателей;

– помогают привлечь пассивных слушателей;

– повышают уровень развития психологических механизмов (воображения, внимания, памяти);

– активизируют мыслительные процессы (анализ, синтез, сравнение);

– создают на занятии ситуацию легкого общения;

– повышают интенсивность работы;

– повышают познавательную активность благодаря усилению эмоционального воздействия, осу ществляемого с помощью анимации, звука и цвета;

– позволяют реализовать личностно-ориентированный и компетентностный подход в обучении, в том числе и потому, что презентация создается преподавателем с учетом языковой компетенции кон кретной аудитории);

– способствуют формированию положительного отношения к иностранному языку;

– вызывают интерес и делают разнообразным процесс передачи информации;

– повышают эффективность реализации отдельных компонентов деятельности преподавателя за счет наглядно-образного представления учебной информации.

Таким образом, при организации занятий по иностранному языку с использованием средств на глядности и технических средств обучения информация предоставляется красочно оформленной, с ис пользованием эффектов анимации, в виде текста, диаграммы, графика, рисунка. Все это позволяет более доступно, чем в устной форме, объяснять учебный материал.

Компьютерные презентации, включающие аудио- и видеоматериал, помогают преподавателю эф фективно использовать тексты, внести в процесс обучения элементы занимательности. Звуковое/звуко визуальное сопровождение наряду с наглядным материалом дает возможность студентам привыкнуть к восприятию речи на слух, готовит речевой аппарат к произнесению иноязычных звуков, слов, фраз. При этом очень важно, что студенты имеют возможность работать над иностранным языком, соединяя все образы текста: графический, образный, смысловой и звуковой – одновременно.

Использование богатых графических, звуковых и интерактивных возможностей компьютера при обучении иностранному языку создает благоприятный эмоциональный фон на занятиях, способствуя развитию учащихся как бы незаметно для них. Учащиеся видят свои хорошие результаты, а это, несо мненно, стимулирует их любознательность и прививает интерес к иностранному языку.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.