авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |

«Министерство внутренних дел Российской Федерации Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Уклонение от уплаты налогов по своей юридической природе представляет собой бездействие, ко торое предполагает наличие у виновного специально возложенной на него обязанности действовать. Та кая обязанность свидетельствует о дополнительных признаках субъекта преступлений помимо возраста и вменяемости, то есть о признаках специального субъекта преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ. Так, совершенно правильно определяет субъект преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, и круг его обязанностей постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О прак тике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», согласно п. 12 которого таковым является достигшее шестнадцатилетнего возраста физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), на которое в соот ветствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность (курсив наш. – И. К.) по ис числению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в на логовые органы налоговой декларации и иных документов, необходимых для осуществления налогового контроля, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным. В частности, в силу статьи 11 НК РФ им может быть индивидуальный предприниматель, зарегистрированный в установленном порядке и осуществляющий предприниматель скую деятельность без образования юридического лица, а также частный нотариус, адвокат, учредивший адвокатский кабинет [7].

Научные основы повышения квалификации Далее в постановлении идет указание на то, что субъектом преступления, ответственность за ко торое предусмотрена статьей 198 УК РФ, может быть и иное физическое лицо, осуществляющее пред ставительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах, поскольку в соответствии со статьями 26, 27 и 29 НК РФ налогоплательщик (плательщик сборов) вправе участвовать в таких отношениях через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации.

Остановимся на нем подробнее. Данное положение возникло в связи с изменением, введенным Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ [8], а именно употребление в тексте ст. 198 УК РФ слов «уклонение от уплаты налогов с … физического лица», что, по мнению А.Н. Ткач, является сущест венным новшеством, которое заключается во введении дополнительного субъекта налогового преступ ления. Если ранее таковым являлось только физическое лицо-налогоплательщик, то теперь к субъектам преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, можно, по его мнению, отнести его законных предста вителей [9, с. 74].

При обращении к налоговому законодательству, в частности к ст. 26 НК РФ, мы без труда обна ружим, что предусмотрена возможность участия налогоплательщика в отношениях, регулируемых зако нодательством о налогах и сборах через других лиц – налогоплательщик может делать это через законно го или уполномоченного представителя. Возникает при этом вопрос – возлагается ли в таком случае на данных лиц обязанность уплатить налоги? Остановимся на статусе таких лиц.

Согласно п. 2 ст. 27 НК законными представителями налогоплательщика – физического лица при знаются лица, выступающие в качестве его представителей в соответствии с гражданским законодатель ством РФ. К ним относятся родители, усыновители, опекуны, попечители, представляющие по закону (без доверенности) интересы несовершеннолетних, а также лиц, признанных судом недееспособными вследствие психического расстройства, и лиц, ограниченных судом в дееспособности вследствие зло употребления спиртными напитками или наркотическими средствами (ст.ст. 26, 28, 29, 32, 33 Граждан ского кодекса РФ, ст.ст. 64, 145 Семейного кодекса РФ).

Согласно ст. 29 НК уполномоченным представителем налогоплательщика признается физическое или юридическое лицо, уполномоченное налогоплательщиком представлять его интересы в отношениях с налоговыми органами (таможенными органами, органами государственных внебюджетных фондов), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах.

Уполномоченный представитель налогоплательщика – физического лица осуществляет свои пол номочия на основании нотариально удостоверенной доверенности или приравненной к ней в соответст вии с ГК РФ. Срок действия доверенности составляет 3 года. Если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения (п. 1 ст. 186 ГК РФ).

Отметим, что ч. 1 ст. 45 НК РФ предусматривает, что налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, следовательно, ни на кого, кроме самого налогоплательщика и (или) плательщика налога обязанность по уплате налога и (или) сбора не может быть возложена. Однако из содержания ст. 8, п. 3 ст. 44 НК РФ, а также п. 2 ст. 45 НК РФ следует, что самостоятельность испол нения налогоплательщиком обязанности по уплате налога заключается в исполнении налогоплательщи ком своей обязанности за счет собственных денежных средств. В ст. 45 НК РФ не установлена обязан ность налогоплательщика уплачивать налог лично, тем самым указанные нормы не устанавливают обя занности личного участия налогоплательщика в отношениях по уплате налога, что обязанность по уплате налога является личной, но не в том смысле, что денежная сумма признается налогом только в случае ее перечисления с расчетного счета налогоплательщика, а в том, что данная обязанность связана с лично стью налогоплательщика. Указанное подтверждается п. 3 ст. 44 НК РФ, согласно которому основаниями прекращения обязанности по уплате налога признаются смерть налогоплательщика – физического лица или признание его умершим, а также ликвидация налогоплательщика-организации.

Таким образом, хотя в НК РФ прямо и не указана обязанность законных представителей по уплате налогов с физических лиц, по нашему мнению, указанные категории физических лиц и наделяются пра вами и обязанностями налогоплательщика применительно к тем налогам, фактическими налогоплатель щиками которых являются их подопечные. «Законные представители физического лица (например, его родители, ст. 61 Семейного кодекса РФ) выступают в защиту прав налогоплательщиков, указанных в ст. 21 НК, непосредственно и в интересах налогоплательщика их реализуют, исполняют возложенные на него обязанности (ст. 23 НК), в том числе по уплате налогов» [10, с. 225].

Следовательно, в том случае, если налогоплательщик по тем или иным причинам участвует в от ношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, через законного представителя, послед ний может быть субъектом уголовной ответственности при совершении преступления, предусмотренно го ст. 198 УК РФ.

Данное положение распространяется и на уполномоченного представителя физического лица, по скольку, по нашему мнению, налогоплательщик может выдать доверенность как на осуществление всех предоставленных прав и обязанностей, так и на совершение определенных действий (на получение акта налоговой проверки – п. 4 ст. 100 НК РФ, на участие в осмотре территорий, документов и предметов на логоплательщика – ст. 92 НК РФ). Заметим, что согласно письму МНС РФ от 21 июня 1999 г. № 18-1 04/920 «Об институте представительства в налоговых правоотношениях» [11], исходя из буквального Сборник статей толкования ст.ст. 26 и 45 НК РФ следует, что налогоплательщик вправе исполнять свои обязанности че рез уполномоченного представителя, в том числе обязанность по уплате налога и по его исчислению, поскольку в ст.ст. 45 и 52 НК РФ не устанавливается обязанности налогоплательщика уплатить либо ис числить налог лично, то есть указанные нормы не устанавливают обязанности личного участия налого плательщика в отношениях по уплате и исчислению налога.

Учитывая вышеизложенное, а также то, что иное не предусмотрено НК РФ, уполномоченный представитель налогоплательщика, осуществляющий свои полномочия на основании нотариально удо стоверенной доверенности, вправе подписывать налоговые декларации налогоплательщика, а, следова тельно, быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ.

_ 1. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступ ления). СПб.: Юридический центр Пресс, 2007.

2. Сабитов Р.А., Пищулин В.Г. Налоговые преступления: уголовно-правовые и криминологиче ские аспекты. Челябинск: Челяб. гос. ун-т., 2001.

3. Рагозина И.Г. Преступления в сфере налогообложения: вопросы квалификации: учеб.-практ.

пособие. Ханты-Мансийск: Следственное управление при УВД ХМАО, 2005.

4. Ковалев В.А. Налоговые преступления: взаимосвязь норм уголовного и налогового права: мо нография / отв. ред. А.И. Чучаев. Владимир, 2006.

5. Середа И.М. Преступления против налоговой системы: характеристика, ответственность, стра тегия борьбы. Иркутск: Институт законодательства и правовой информации, 2006.

6. Орлов В.С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат, 1958.

7. Рос. газ. 2006. 31 дек.

8. Рос. газ. 2003. 16 дек.

9. Ткач А.Н. Новое в уголовной ответственности за налоговые преступления: Комментарий к п.п. 123 и 124 ст. 1 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (ст. 198, 199 Уголовного кодекса Российской Федерации) // Право и экономика. 2004. № 1.

10. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации: Часть первая: Разделы I-VII: Главы 1-20. М.: Экзамен, 2005.

11. Текст письма официально опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант».

Е.В. Киричёк, докторант кафедры государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России, канд. юрид. наук, доцент Административно-правовая и оперативно-разыскная деятельность полиции в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации Административно-правовая и оперативно-разыскная деятельность полиции занимают важное ме сто в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гра жданина. Это положение подтверждают теоретические и практические основания.

1. Административно-правовая деятельность, под которой понимается целенаправленная орга низующая исполнительная и распорядительная деятельность, состоящая в непосредственном, практиче ском осуществлении задач и функций государства в сфере внутренних дел. Она включает: охрану обще ственного порядка, обеспечение безопасности дорожного движения, производство по делам об админи стративных правонарушениях, охрану и конвоирование подозреваемых и обвиняемых, осуществление лицензионно-разрешительной работы, профилактику административных правонарушений, охрану жи лища и имущества граждан по договорам и др.

Из этого определения следует, что административная деятельность носит государственно властный характер, выражающийся в отправлении двуединой исполнительно-распорядительной функ ции. При этом исполнительная функция направлена на повседневное исполнение требований Конститу ции РФ и законов РФ, актов Президента РФ и Правительства РФ и т.д.

Распорядительная функция проявляется в том, что должностные лица органов внутренних дел вправе предъявлять обязательные к исполнению требования и применять меры административного воз действия за неисполнение этих указаний. В целом же административная деятельность полиции может рассматриваться как создание благоприятных условий для реализации прав и свобод человека и гражда нина, защиту этих прав от неправомерных действий других лиц и источников повышенной опасности, в том числе проведение профилактических мероприятий.

Важным здесь является внедрение и использование во всех субъектах Российской Федерации АПК «Безопасный город». Задача по внедрению и развитию АПК «Безопасный город» была поставлена Пре зидентом Российской Федерации еще в 2007 году. Аппаратно-программный комплекс используется для Научные основы повышения квалификации повышения уровня общественной и личной безопасности граждан, их защищенности от угроз различно го характера. Сегодня установлены и действуют более 81,8 тысяч камер видеонаблюдения, в том числе в местах массового пребывания граждан – более 35,4 тысяч, жилом секторе – 33,5 тысяч. В 55 регионах России действует более 5,4 тысяч пунктов экстренной связи «гражданин-полиция».

В своем выступлении Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев подчеркнул, что эффективность использования данных систем при обеспечении безопасности граждан ежегодно растет.

Так, по данным МВД России, в первом полугодии 2012 года с использованием технических средств вы явлено более 11,1 тысячи преступлений и составлено почти 9 миллионов протоколов об административ ных правонарушениях.

Другой важный фактор, влияющий на результативность использования систем видеонаблюдения, – профилактический эффект, который достигается открытым размещением видеокамер и информирова нием населения о насыщении городской инфраструктуры системами визуального контроля.

Однако для дальнейшего функционирования и расширения возможностей систем «Безопасный го род» субъектам Российской Федерации необходимо определить специальные учреждения, на которые будут возложены функции по эксплуатации и дальнейшему развитию АПК. Территориальным органам внутренних дел необходимо в кратчайшие сроки завершить передачу технических средств видеонаблю дения и иного имущества АПК «Безопасный город», не предназначенных для оснащения подразделений полиции, на баланс соответствующих учреждений [1].

Значимость этого вида деятельности усиливается тем, что она осуществляется в постоянном взаи модействии с населением и затрагивает интересы широкого круга граждан.

Осуществление административных функций возлагаются на подразделения: по оперативному управлению силами и средствами органов внутренних дел, в том числе дежурные части;

участковых уполномоченных полиции;

патрульно-постовой службы;

по обеспечению безопасности дорожного дви жения;

по исполнению административного законодательства, в том числе подразделения по содержанию лиц, арестованных в административном порядке;

по делам несовершеннолетних, в том числе подразде ления для временного содержания несовершеннолетних правонарушителей;

вневедомственной охраны;

охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых;

по содержанию подозреваемых и обвиняемых;

лицензионно-разрешительной работы и т.д.

2. Оперативно-разыскная деятельность – это вид деятельности, осуществляемой гласно и не гласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (ред. от 10 июля 2012 г.) [2], в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-разыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безо пасности общества и государства от преступных посягательств. Правовой основой оперативно разыскной деятельности правоохранительных органов является Федеральный закон «Об оперативно розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ. В соответствии с ним задачами оперативно разыскной деятельности являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

осущест вление розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Россий ской Федерации;

установление имущества, подлежащего конфискации.

Осуществление оперативно-разыскной работы возложено на оперативные подразделения государ ственных органов, в том числе – органов внутренних дел (подразделения уголовного розыска;

оператив но-поисковые подразделения;

подразделения специальных технических мероприятий;

подразделения оперативно-разыскной информации;

подразделения по противодействию экстремизму;

подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции и др.) Поскольку оперативно-разыскная деятельность полиции затрагивает права и свободы человека и гражданина, в частности при проведении оперативно-розыскных мероприятий (опрос, наведение спра вок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, наблюдение, отождествление личности и ряда других), большая часть которых относится к сфере частной жизни, использование ее результатов возможно лишь в случаях и пределах, строго регламентированных законом. В связи с этим возникает проблема создания качественного механизма предотвращения злоупотреблений при осущест влении оперативно-разыскных мероприятий и противоправного ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Позиция министра внутренних дел В.А. Колокольцева такова: если есть информация, по ней нуж но работать. Необходимо все обязательно тщательно проверять и перепроверять. Главное препятствие оперативник ставит себе сам, когда задает вопрос, а все ли он сделал для того, чтобы следователь с чис той совестью смог по его материалам возбудить уголовное дело [3].

Считаем, что первоочередной мерой здесь должна стать детальная правовая регламентация осно ваний ограничения неприкосновенности частной жизни при проведении оперативно-разыскных меро приятий.

Сборник статей Таким образом, подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в настоящее время представляются приоритетными следующие основные направления реформирования административно правовой и оперативно-разыскной деятельности полиции в организационно-правовом механизме обеспе чения конституционных прав и свобод человека и гражданина:

- разработка изменений в административном законодательстве и законодательстве, регламенти рующем оперативно-разыскную деятельность полиции, с учетом международных принципов и стандар тов, а также принятых Российской Федерацией обязательств, адекватных криминогенной ситуации в России, в том числе – совершенствование системы мер государственного принуждения;

- формирование правосознания граждан на основе сочувствия к жертве правонарушения и соли дарности с государственными органами в пресечении и расследовании преступлений и административ ных правонарушений;

- создание системы профилактики, носящей конкретный, адресный характер;

- развитие правосудия в Российской Федерации согласно международным стандартам для утвер ждения его восстановительного характера, обеспечивающего потерпевшим от преступлений всесторон нюю защиту, компенсацию причиненного ущерба, реабилитацию и иную возможную помощь;

- искоренение практики направления обращений, заявлений, жалоб для разрешения вопросов по существу в тот орган или тому должностному лицу, решения или действия (бездействие) которых оспа ривается;

- создание системы эффективной государственной защиты детей от насилия и преступных пося гательств.

_ 1. В МВД России состоялось заседание Правительственной комиссии по профилактике правона рушений // Официальный сайт МВД России. URL: http://www.mvd.ru/news/show_114772/ (дата обраще ния: 6 дек. 2012 г.).

2. Об оперативно-розыскной деятельности: федер. закон от 12 авг. 1995 г. № 144-ФЗ: ред. от 10 июля 2012 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1995. № 33. Ст. 3349;

2012. № 29. Ст. 3994.

3. Глава МВД России Владимир Колокольцев о реорганизации органов внутренних дел // Офици альный сайт МВД России. URL: http://www.mvd.ru/presscenter/interview/show_115907/ (дата обращения:

6 дек. 2012 г.).

Е.Г. Комиссарова, профессор кафедры правовой подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, д-р юрид. наук, профессор Проблемы юридического признания прав на профессиональную честь и профессиональное достоинство Процесс типизации этических требований на нормативном уровне и их конкретизация примени тельно к лицам отдельных профессий, возвратил российского законодателя к регламентации профес сиональной морали. Следование ее нормам стало одним из условий пригодности к выполнению профес сиональных обязанностей лицами, которые в процессе своей служебно-трудовой деятельности выходят на межличностные отношения. Общий идейный посыл, лежащий в основе состоявшегося законода Сегодня этот перечень весьма внушителен. В первую очередь, с принятием Модельного кодекса пове дения для государственных служащих (приложение к Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 11 мая 2000 г. NR (2000) 10 о кодексах поведения для государственных служащих), в него вошли го сударственные служащие. На основе Модельного кодекса принят Типовой кодекс этики и служебного поведения государственных служащих Российской Федерации и муниципальных служащих, одобренный 23 декабря 2010 г. президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции. В 2011-2012 гг. практически во всех отраслях государственной службы приняты ведомствен ные нормативные акты в виде Кодексов этики и профессионального поведения. Набирает силу процесс обновления этических требований и в других областях профессиональной деятельности, не относящихся к государственной службе, но причисляемых к разряду профессий социально-гуманитарных (врачи, учи теля, ученые, юристы и др.).

Как замечено в специальной литературе, это профессии, при выполнении которых необходимо прони кать во внутренний мир человека, оказывать непосредственное воздействие на него как на личность, принимать непосредственное участие в изменении его судьбы, что обусловливает существование таких норм профессиональной морали, которые, с одной стороны, содействуют успешному осуществлению профессиональных функций, с другой – обеспечивают охрану интересов личности, группы людей или государства.

Научные основы повышения квалификации тельного решения о включении в законодательные тексты понятий «профессиональная честь» и «про фессиональное достоинство», состоит в том, что люди, участвующие в судьбах других людей, должны иметь на это не только формальное, служебное право, но и право моральное.

Столь явное и открытое проникновение моральных ценностей в нормативные акты не только ак туализирует вопрос о морально-нравственных основаниях правового статуса лиц отдельных профессий, но и увеличивает число используемых в праве культурно-нравственных единиц. В их числе терминоло гические комбинации «право на профессиональную честь» и «право на профессиональное достоинство».

Общеизвестно утверждение о том, что именно нравственность придает всякой деятельности об щечеловеческий смысл. На его фоне нетрудно увидеть социальную значимость факта введения в лекси ческий и законодательный оборот понятий «профессиональная честь» и «профессиональное достоинст во». Перечень укладывается в несколько пунктов, в числе которых: замена большей части неписанных норм профессиональной морали нормами институциональными;

предметная увязка российского законо дательства с международно-правовыми нормами в части использования морально-этических императи вов;

появление зримых стандартов должного профессионального поведения лиц социально-гумани тарных профессий, определяющих, в числе других факторов, исходные основы его правомерности;

фор мирование ориентиров профессиональной саморегуляции для лиц, работающих в системе «человек человек»;

пополнение арсенала профессиональных характеристик личности, направленных на нейтрали зацию возможности совершения коррупционных правонарушений;

появление нормативных средств, по зволяющих уменьшить эффект профессионально-нравственной деформации лиц отдельных профессий.

В сути моральных категорий, их назначении и социальной ценности учит разбираться такая наука как этика. В этой области сформулированы исходные понятия «честь» и «достоинство», ставшие отправ ными для иных исследовательских областей, в том числе и для юриспруденции. Длительная история раз вития этики, многообразие явлений, которые она изучает, и степень развития теории привели к насы щенности ее категориально-терминологического аппарата. Изучая мораль и ее субстанциональные кате гории, современная этическая наука оперирует не только сугубо философскими понятиями «добро», «зло», «совесть», «справедливость», но и такими, как профессиональная честь и достоинство, профес сиональный такт, долг, доблесть, также входящих в морально-этическую систему. Указанные понятия находятся в структуре профессиональной этики, сформированной как часть этики вследствие появления и развития идеи о взаимосвязи разделения общественного труда с моральными принципами. Назначение профессиональной этики состоит в выработке норм профессиональной морали, возникающих и бытую щих в конкретной профессиональной группе, и в их соотношении с общеэтическими нормами.

Исходя из общепринятого понимания чести, разработанного в этической науке, профессиональная честь как этическая единица раскрывается через заслуженную репутацию, доброе имя, личный авторитет лица, проявляющиеся в верности гражданскому и служебному долгу, данному слову и принятым нравст венным обязательствам. Профессиональное достоинство принято неразрывно связывать с долгом и че стью. В этических канонах оно представляет собой единство морального духа, высоких нравственных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе и других людях.

Учитывая имеющиеся «трудозатраты» представителей науки этики, обратимся к профессиональ ным чести и достоинству для целей их правовой идентификации.

Нельзя однозначно утверждать, что новизна законодательного подхода, связанного с использова нием понятий «профессиональная честь» и «профессиональное достоинство», является абсолютной. Она во многом напоминает «хорошо забытое старое», ведь в обобщенном значении нравственные нормативы для лиц определенных профессий известны российской истории с давних времен в виде родовой, со словной и служебной чести, существовавших в большей степени в неписаном виде.

Законодательным синонимом профессиональной чести в советское время была честь трудовая, ко торая синонимировалась с обычным словом «честь», поскольку «в социалистическом обществе все тру дятся» [1, с. 82]. Обычное понятие «честь» в гражданском законодательстве до 1961 года полностью от сутствовало, а значит, не существовало и материально-правовых предпосылок для ее защиты средствами гражданско-правового воздействия. В недрах трудового права существовало понятие «трудовая честь».

Эта честь защищалась его методами в виде запрета на увольнение по основаниям, не предусмотренным законом.

Законодательная ситуация изменилась в 1961 г. с принятием Основ гражданского законодательст ва Союза ССР и союзных республик, где впервые были закреплены права на честь и достоинство. С это го времени правовой аспект понятий «честь» и «достоинство», имеющих собственное определение за пределами права, становится известным и однозначным. В этой области с ними связывается понятие личных нематериальных благ и особых (личных неимущественных) субъективных прав. Теория и судеб ная практика достаточно четко определились с содержанием этого вида субъективных прав – они явля ются абсолютными правами ввиду того, что субъективному праву управомоченного лица корреспонди рует обязанность неопределенного круга лиц. Суть всеобщей обязанности заключается в воздержании от посягательств на честь, достоинство. Стали известны и юридико-фактические основания возникновения охранительного отношения по защите чести и достоинства в случае их нарушения в виде распростране ния сведений, порочащих честь и достоинство.

Сборник статей С развитием общественных отношений и законодательства в праве появляются новые понятия, порожденные уже имеющимися. Неизбежно встает вопрос о координации новых понятий с теми, кото рые уже известны праву. В числе таких соотношение понятий «честь» и «профессиональная честь», «достоинство» и «профессиональное достоинство». Речь идет не только о дифференциации известных понятий, но о факте обособленности вновь появившихся.

Каких-либо научных суждений о соотношений чести и профессиональной чести пока не высказа но. Действующая судебная практика по делам о защите профессиональных чести и достоинства идут по известному пути, отраженному в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граж дан и юридических лиц» [2]. Но вопросы, правда, пока теоретического свойства, уже возникают. Напри мер, как соотносятся понятия «профессиональная честь» и «профессиональное достоинство» с понятием «деловая репутация гражданина». Для ответа на этот вопрос надлежит выработать относительно устой чивое общепринятое определение профессиональных чести и достоинства.

Представляется, что в число значимых попадает и вопрос о том, достаточно ли для регулирования отношений в сфере профессиональной морали той модельной схемы, которая уже предложена в дейст вующем гражданском законодательстве применительно к чести и достоинству в целом. Согласно ей честь и достоинство – это личные нематериальные блага нетоварного характера, обладающие свойством неотчуждаемости, факт обладания ими от позитивного права не зависит, а потому правовые нормы не могут и не должны содержать каких-либо указаний относительно порядка владения, пользования и рас поряжения этими благами. Однако, с одной стороны, профессиональная мораль – это не автономная суб станция, она неизбежно находится в тесной связи с общей моралью и игнорирование этой связи влечет за собой подмену морали инструктивными и уставными документами, на самом деле имеющими мало об щего с моралью. Российской законодательной практике такие случаи известны. А с другой стороны, по нятия «профессиональная честь» и «профессиональное достоинство» наиболее востребованы в области трудовых (служебных) отношений. Достаточно ли в таком случае для регулирования отношений по по воду них норм гражданского законодательства? Как замечено в трудоправовой доктрине со ссылкой на международный опыт и законодательную практику, «гражданско-правовые способы защиты личных трудовых прав не обеспечивают восстановления в полной мере прав на трудовую честь» [3].

Несмотря на общий моральный подтекст, нельзя не учитывать тот факт, что нормы этического ха рактера в профессиональной сфере носят деонтологический характер. А потому моральные требования, предъявляемые в рамках профессиональной этики, существуют на уровне обязывающих предписаний. В силу этого субъективные права на профессиональные честь и достоинство не ограничиваются только охранительной компонентой, как это имеет место в отношении прав на честь и достоинство, которым корреспондирует обязанность третьих лиц не вмешиваться в сферу обладания ими.

Допустимы различия и в субъектном составе процессуального правоотношения по защите профес сиональной чести или профессионального достоинства. Ведь небезосновательно принято считать, что профессиональные (трудовые) честь и достоинство одного работника – это не только профессионально нравственный потенциал того коллектива, в котором выполняется служебная (трудовая) деятельность, но и его репутация, а потому нельзя исключить появление коллективных исков о защите профессиональных чести и достоинства.

_ 1. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М.: Юрид. лит., 1963.

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4.

3. Басаргин И.Н. Личные неимущественные права в трудовом правоотношении: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002.

И.В. Ложкин, главный инспектор Инспекции УМВД России по Тюменской области, адъюнкт кафедры правовой подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России Преступность и общество: психологический аспект Любой период времени из истории развития Российского государства характеризуется динамикой уровня преступности, которая, являясь продуктом жизнедеятельности общества как целостного социаль ного организма, выступает в качестве социально опосредованного явления, вмещающего общественно опасные для него последствия. Характерной особенностью преступности является ее рост во время обост рения кризисных ситуаций в любой стране мира, отдельных видов преступлений во время определенных общественных процессов.

Деформация общественных отношений – объективный источник антисоциального и преступного поведения. Антагонистические противоречия общества с его противоположностью общего и частного Научные основы повышения квалификации интересов, отчуждением личности неизбежно деформируют общественные отношения и тем самым тол кают людей на нарушения господствующих норм морали и права. Это приводит к изменению личности, что провоцирует возникновение индивидуального отчуждения, формирование антиобщественной уста новки именно через соответствующую деформацию образа жизни конкретного лица, что создает, в свою очередь, высокую вероятность совершения таким лицом преступления.

Дисфункции социальных институтов социально-политической организации общества определяют характер преступности. Зависимость преступности от политических институтов раскрывается через ме ханизм функциональной зависимости насильственной, политически мотивированной преступности от степени ослабления легитимности государственной власти, от характера, направленности и темпов соци альных перемен, уровня и напряженности социальной фрустрации, уровня и степени модернизации об щества, направленности политического развития и характера господствующего режима.

Анализ индивидуального преступного поведения связан с категориями социологии личности, со циальной ролью индивида как ожидаемого поведения. Рассмотрение ситуаций внутриролевого и межро левого конфликта позволяет раскрыть мотивирующее значение социальной роли как модели преступного поведения. Анализ такого рода предполагает применение понятий и категорий как общесоциологическо го порядка, так и категорий социально-психологического плана, а также понятий и категорий социологии личности и поведенческой психологии. Чтобы классифицировать многообразие причин и условий пре ступности, объективнее выявлять их на практике и целенаправленно осуществлять необходимые меро приятия по их устранению и нейтрализации, нужна их дифференциация.

Личность является копией общества в миниатюре, т.е. существует прямая закономерность связи микро- и макрокосма. Личность чрезвычайно многогранна, но упрощенно ее можно представить в виде 6-ти основных составляющих:

– материальной части (тела, собственного материального мира);

– бессознательной части (инстинктов);

– сознательной части (культуры, традиций, норм);

– деятельной части (работы, обязанностей, долга);

– духовной части (миссии, веры, духовности);

– чувственной части (чувств, эмоций) [1, с. 349].

Данная модель частично основана на разработке З. Фрейда и модернизирована. Все указанные элементы взаимосвязаны и изменение одного ведет к изменению остальных.

При гармоничном развитии личности все составляющие достаточно развиты и взаимоуравнове шивают друг друга, не конфликтуя между собой.

Общество состоит из тех же элементов:

– материальной части (территории, населения, материальных благ цивилизации);

– бессознательной части (инстинктов населения);

– сознательной части (культуры и традиций народов, законов, морали, общественной пропаганды);

– деятельной части (условий для различной деятельности, средств производства);

– духовной части (религии, моральных и духовных ценностей);

– чувственной части (поощрение и отрицание определенных чувств и эмоций в зависимости от це лей общества).

Любые изменения в социуме оказывают прямое воздействие на личность. Имеет место и обратное действие: влияние определенных масс личностей на общество. Когда общество стремится к гармонии:

слаженности, организованности и мере всех частей целого, то в стране с едиными идеологией, культу рой, религией, моральными ценностями, относительным классовым и материальным равенством нет рас слоения между элементами структуры общества. Следствием такой организации общества является сравнительно низкий уровень преступности, в том числе по видам преступлений. Такое общество поощ ряет равенство, поддерживается высокий уровень гражданской позиции.

В структуре преступности общества с большим контрастом материального неравенства (матери альная часть общества), с лояльным отношением к богатству и бедности, преобладают имущественные преступления (кражи, грабежи, разбои, мошенничества, присвоения). В проблеме материального нера венства вина может лежать как на обществе, так и на гражданах, не желающих или не умеющих забо титься о своем материальном благосостоянии. Наибольшая часть преступлений имеет имущественную направленность.

В стране с отсутствием единых моральных и нравственных установок, в которой поощряются та кие инстинкты, как агрессия, извращенная сексуальность, или снижается значимость инстинктов самосо хранения, растет число преступлений, совершаемых против личности: убийства, факты причинения вре да здоровью, изнасилования, похищения людей, и т.д.

При разрушении деятельной части общества, отмечается дезорганизация средств производства, отсутствие необходимых условий для нормальной жизнедеятельности. Возникает негативное отношение к обязательствам и долгу, в том числе снижается гражданская ответственность и долг перед Отечеством.

Преобладает деятельность с целью наживы, повышение уровня собственного, а не общего блага. Возрас тает количество преступлений, связанных с изменой Родине, с неисполнением родительских, должност ных обязанностей, уклонением от воинской службы, уплаты налогов.

Сборник статей Для общества, которое допускает отсутствие культуры чувств (чувственная часть) – характерна потеря его гражданами доброжелательности, милосердия, терпения, чувства собственного достоинства, благородства. Они не испытывают угрызений совести, становятся безразличными к страданиям других, их захлестывает множество негативных чувств. Разложение данного элемента наиболее опасно, так как порождает как безнаказанность, так и экстремистские проявления. Развитое общество могло бы эффек тивно контролировать преступность. Но не эта преступность определяет основные черты криминальной ситуации в мире, России и ее отдельных регионах. Главной опасностью была и остается преступность высокого должностного положения, интеллекта и богатства [2, с. 128].

Представленный выше анализ предполагает необходимость рассмотрения некоторых предупреди тельных направлений. Предупреждение преступности состоит из связанных между собой задач. Так как преступность охватывает все элементы структуры общества и отдельной личности, то и предупреждение преступности должно предусматривать работу с каждым из деструктурированных элементов. Для реше ния комплекса криминологических проблем необходима разработка комплексной программы постоянно го, а не эпизодического (2-3 года) действия во всех структурных направлениях общества.

1. Деятельность по предупреждению имущественных преступлений не должна ограничиваться ма териальными мерами (штраф, возмещение ущерба, конфискация имущества и т.д.). Профилактическое воздействие на материальные причины преступности состоит в формировании у личности потребностей к созданию материальных ценностей вокруг себя и обеспечению их сохранности. Основная задача со стоит в формировании правосознания, при котором духовные ценности будут выше материальных, и во главу угла будет поставлена человеческая жизнь, как высшая ценность.

2. Предупреждение преступности, связанной с элементом бессознательной части общества, долж но предусматривать отношение общества к инстинктам. В первую очередь, необходимо развитие роди тельского (отцовского, материнского) и семейного инстинктов. Например, социальная программа «Мо лодая семья» поддерживает развитие этих инстинктов в совершеннолетнем возрасте, но при этом упуще но их формирование в рамках школьной программы. Прежде, чем спрашивать исполнение родительских обязанностей, необходимо подготовить личность к роли родителя.

3. Формирование идеологии в духе единства культуры и традиций народов, законов, морали обес печит целостность сознательной части общества. Предупредительной мерой преступности является ис полнение на практике принципа равенства всех перед законом.

4. В целях стабильности деятельной части общества организовать создание рабочих мест для са мообеспечивающего труда. Даже монотонный, постоянный, казалось бы, никем не замечаемый труд удерживает общество от разрушений.

5. Толерантное отношение к религиям, моральным и духовным ценностям обеспечит фундамен тальность духовной части общества.

6. Формирование культуры чувств, доброты, совести, социальной толерантности обеспечит гар моничность чувственной части общества и предупреждение склонности к совершению преступлений.

В целом указанные меры составят основу деятельности государственных и общественных органов и организаций, как субъектов по устранению или нейтрализации объективных предпосылок антиобщест венного поведения и изменению сознания лиц, склонных к совершению правонарушений.

_ 1. Немов Р.С. Психология. Кн. 1: Общие основы психологии. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. 688 с.

2. Юзиханова Э.Г. Моделирование криминогенных процессов в субъектах Российской Федерации:

монография. Тюмень: Вектор Бук, 2005. 340 с.

С.В. Моргунов, старший научный сотрудник отдела координации научных исследований и внедрения передового опыта ТИПК МВД России, канд. юрид. наук Понятие и классификация детерминант рецидивной преступности Несмотря на то, что причины порождают рецидивную преступность и имеют решающее значение в выборе мер профилактики, они выступают, прежде всего, в виде общественных явлений и поэтому не могут существовать изолированно от условий, порождающих их и помогающих им проходить стадию своей реализации [1, с. 201, 202]. Вследствие этого учет только причин рецидивной преступности в про цессе ее профилактики является явно недостаточным.

Одна группа ученых считает, что причинами и условиями преступности является «совокупность социальных явлений и процессов, детерминирующих преступность как свое следствие» [2, с. 66]. Другие отмечают, что взаимосвязь между причинами и условиями порождает смену ролей между ними, то есть одни и те же обстоятельства в определенный момент могут быть и причинами, и условиями и наоборот.

Научные основы повышения квалификации В связи с этим процесс «хаоса» взаимозаменяемости причин и условий предотвращает и упорядочивает общая детерминация преступности, ее основная целостная причина [3, с. 123]. Третья группа авторов указывает на разнопорядковое влияние причин, условий и факторов в общей детерминации преступности [4, с. 184].

Анализируя вышеуказанные точки зрения, можно прийти к выводу о том, что их различия несут определенную смысловую нагрузку, которая связана как с детерминистским, так и казуальным подхода ми при изучении преступности. Казуальный подход не полностью отражает прямое, а тем более опосре дованное влияние среды на преступность. Мы придерживаемся позиции тех авторов, которые для объяс нения преступности используют комбинированный подход, объединив детерминистский и казуальный подходы, и ведут речь уже о детерминантах преступности, обусловливающих ее, которые включают в себя причины, условия, формирующие и способствующие их реализации, а также факторы [5, с. 59, 60].

Философский закон соотношения частного с общим позволяет выявить детерминанты рецидивной преступности, которая обусловливается причинами, присущими ей, условиями и факторами. Причины данной преступности выполняют генетическую функцию, а именно порождают, способствуют ее сохра нению и развитию. Условия формируют и создают среду для реализации причин рецидивной преступно сти. Факторы влияют на состояние уже существующего рецидива преступлений в обществе. Изучение причин и условий рецидивной преступности поможет дать ответ на вопрос, почему она существует в настоящее время, а факторы помогут объяснить ее уровень. Даже самый тщательный и полный учет де терминант рецидивной преступности не может дать нам полную картину ее обусловленности – это доро га в бесконечность. Пределом этой бесконечности является криминогенная социальная ситуация, охва тывающая и вмещающая в себя всевозможные отрицательные процессы и отношения общества [6, с. 146].

Разделение детерминант рецидивной преступности на причины, условия и факторы является явно недостаточным для успешной профилактики рецидива преступлений. Для успешного достижения целей профилактического воздействия на рецидивную преступность необходимо классифицировать ее детер минанты. В связи с этим в науке имеется ряд оснований для классификации причин, условий и факторов преступности, в том числе и рецидивной.

Возникающие проблемы в экономической, социальной, политической и духовно-нравственной сферах жизнедеятельности общества не всегда решаются законным путем, – очень часто с помощью криминальных способов. В связи с этим в литературе выделяют детерминанты преступности, которые продуцируют преступность в указанных сферах жизнедеятельности людей [7, с. 61-76]. Причем разделе ние на общественные сферы деятельности носит условный характер, так как социальные отношения и процессы имеют общую взаимосвязь. Например, открытый и бесконтрольный показ в средствах массо вой информации насилия, порнографии, воспевание преступного образа жизни, вседозволенности оли гархов деформирует духовно-нравственную сферу общества и в большей части молодого поколения на шей страны – «резерва» рецидивной преступности. В свою очередь, указанный деформационный процесс порождает проблемы криминального характера и в экономической, и в политической, и в социальной сферах жизни общества.

Существуют в природе объективные и субъективные детерминанты преступности [8, с. 28-40].

Объективные причины, условия и факторы обусловливают наличие преступности и не зависят от созна ния общества, группы и человека. Разрешение общественных противоречий преступным путем ставит на передний план отклонившееся от нормы сознание общества, группы и человека, порождающее субъек тивные детерминанты преступности. Кроме того, существуют объективно-субъективные детерминанты преступности, которые имеют комбинированный характер и выражаются во взаимосвязи психологиче ских и объективных общественных процессов [5, с. 61].

С позиции исторического подхода различаются всеобщие, общие и специфические детерминанты преступности [9, с. 147]. Всеобщие детерминанты характерны для различных типов общества, существо вания человечества. Общие детерминанты характерны для всех государств мира на определенном исто рическом этапе развития общества. И наконец, специфические причины, условия и факторы присущи отличительным чертам определенного общества.

С точки зрения детерминистского воздействия выделяют главные и второстепенные детерминанты преступности. По источнику происхождения детерминанты преступности классифицируют на внутрен ние (эндогенные), образующиеся посредством внутренних негативных процессов в обществе, и внешние (экзогенные), обусловленные нестабильным международным положением [10, с. 103-109].

Кроме того, классификация может дать более полную криминологическую характеристику детер минантов рецидивной преступности с позиции уровневого подхода [4, с. 225-260], наиболее точно опре делить объекты профилактики. Уровневый подход соотносит действие детерминант преступности к об ществу в целом, к малым социальным группам и к каждому индивиду. В связи с этим образование де терминант преступности происходит на трех уровнях:

– философском, на котором мы получаем ответ на вопрос о возникновении всеобщих негативных явлений, порождающих глобальные общественные противоречия – основную базу формирования общих детерминант преступности в обществе;

Сборник статей – социологическом, учитывающем пороки и недостатки общественной системы, т.е. те социаль ные, экономические, политические и духовные явления, вызывающие преступность, оказывающие влия ние на формирование личности будущего преступника;

– психологическом (индивидуальном), на котором изучается процесс недостаточной социализации личности, т.е. рассогласования личности со средой [3, с. 181].

Следует отметить, что формирование личности будущего преступника происходит не само по себе от воздействия отрицательных проявлений в социальной, экономической и политической сферах жизни общества, но непосредственно на уровне малых социальных групп – семьи, учебного или производст венного коллектива, ближайшего неформального окружения [11, с. 30-32]. В связи с этим необходимы некоторые уточнения для использования уровневого подхода определения детерминант преступности.

Детерминанты философского и социологического уровней имеют общую социальную природу происхо ждения и поэтому могут рассматриваться на общесоциальном уровне. Соответственно, изучение детер минант рецидивной преступности и преступности в целом возможно на трех уровнях: общесоциальном, социально-психологическом и психологическом.

Общесоциальные детерминанты рецидива преступлений связаны с глобальными негативными яв лениями и процессами, происходящими в обществе и оказывающими влияние на жизнедеятельность по ловозрастных, национальных, религиозных, профессиональных и других макрогрупп.

Детерминанты социально-психологического уровня рецидивной преступности возникают в ре зультате противоречий малых социальных групп, в которых живет, проходит социальную адаптацию рецидивист. И если социальная микрогрупповая среда оказывает отрицательное влияние на освободив шегося из мест лишения свободы рецидивиста, то во много раз возрастает вероятность совершения им нового преступления.


Психологический уровень детерминант рецидивной преступности позволяет изучить механизм преступного поведения рецидивиста в результате его взаимодействия с конкретной жизненной ситуацией.

Рецидивная преступность и преступность в целом имеют общие детерминанты, но для исследуе мого вида преступности характерны специфические причины, условия и факторы, обусловливающие ее на общесоциологическом, социально-психологическом и психологическом уровнях. Специфика реци дивной преступности прежде всего определена антисоциальной установкой рецидивиста после неодно кратного применения к нему государственного воздействия, выразившегося в уголовно-правой оценке его преступных деяний и, несмотря на это, не имеющего возможности повлиять должным образом на его сознание и остановить процесс преступного «рецидивирования» личности [12, с. 4, 5]. Второй – очень важной – специфической чертой, позволяющей существовать рецидивной преступности, являются не достатки, ошибки, промахи в профилактической работе правоохранительных органов. В связи с этим рецидивная преступность носит отпечаток необратимой деградации позитивных социальных отношений рецидивиста, которая не позволяет ему выполнять в полной мере полезные социальные роли и приводит в конечном итоге к полному отчуждению от социально-позитивных групп общества с окончательным переходом в криминогенную среду.

_ 1. Курс советской криминологии: Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступ ник. М.: Юрид. лит., 1985.

2. Криминология / под ред. В.И. Звирбуль, Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М.: Юрид. лит., 1979.

3. Криминология: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. М.: Юристъ, 2002.

4. Криминология: учебник для юрид. вузов / под общ. ред. А.И. Долговой. М.: ИНФРА М НОРМА, 1997.

5. Шеслер А.В., Смолина Т.А. Женская преступность, связанная с незаконным оборотом наркоти ческих средств (по материалам Тюменской области): монография. Тюмень: Тюм. юрид. ин-т МВД РФ, 2007.

6. Прозументов, Л.М., Шеслер, А.В. Криминология. Общая часть. Красноярск. 1997.

7. Криминология: учебник. М.: Юристъ, 1995.

8. Кобец П.Н., Власов Д.В. Уголовно-правовые и криминологические проблемы рецидива престу плений в современной России: пособие. М.: ВНИИ МВД России, 2007.

9. Шеслер А.В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты: дис.

… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

10. Криминология: учебник для юрид. вузов / под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб.:

С.-Петерб. акад. МВД России, 1998.

11. Шеслер А.В. Криминологическая характеристика и профилактика профессиональной преступ ности: учеб. пособие. Тюмень, 2004.

12. Яковлев А.М. Борьба с рецидивной преступностью. М.: НАУКА, 1964.

Научные основы повышения квалификации В.И. Морозов, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Филиала в Тюменской области Московского института государственного управления и права, Заслуженный юрист РФ, канд. юрид. наук, доцент;

Д.Г. Бушуев, заместитель председателя суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры О понятии преступления в сфере судопроизводства В соответствии с ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации, правосудие в Российской Фе дерации осуществляется только судом. Традиционно термин «правосудие» рассматривается в двух зна чениях: 1) судебная деятельность;

органы, осуществляющие эту деятельность, суд;

2) решение, сужде ние, основанное на законах и справедливости [1, с. 953]. Судьи, осуществляющие правосудие, независи мы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

При исследовании феномена правосудия возникает вопрос о сущности судебной власти. К сожа лению, точного ответа на этот вопрос действующее российское законодательство не содержит.

Представляется, что судебная власть – это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, созданная для: разрешения на основе закона социальных конфликтов между государством и гра жданами, самими гражданами, юридическими лицами;

контроля за конституционностью законов;

защи ты прав граждан в их взаимоотношениях с органами исполнительной власти и должностными лицами;

контроля за соблюдением прав граждан при расследовании преступлений и при проведении оперативно разыскной деятельности;

установления наиболее значимых юридических фактов и состояний.

Как видим, судебная власть – это ветвь государственной власти, основная цель которой состоит в разрешении возникающих в обществе конфликтов. В качестве характеристики судебной власти изна чально мы имеем как бы исходную материально-правовую субстанцию – «суд», овеществленную в кон кретных органах государственной власти – судах, и производную от этого процессуально-правовую суб станцию материального характера «правосудие» как одну из многих форм государственного регулирова ния общественных отношений.

Таким образом, категория «судебная власть» гораздо более широкое понятие, чем «правосудие», поскольку первая призвана выполнять в обществе функции не только по осуществлению правосудия, но и иные, направленные на повышение эффективности деятельности судебной власти.

При этом нарушителем правил судопроизводства может являться любой участник судопроизвод ства, который будет нести меру ответственности, предусмотренную законодательством Российской Фе дерации [2, с. 38].

В то же время нарушителем правосудия всегда является либо орган судебной власти, осуществ ляющий рассмотрение и разрешение конкретного дела, либо государство, устанавливающее определен ные правила отдельного конкретного судопроизводства, которые противоречат конституционным прин ципам или принципам международного права, связанные с реализацией основных прав и свобод челове ка на современном этапе развития человеческого сообщества (см. практику Европейского суда по правам человека).

Необходимо подчеркнуть, что «правосудие» следует распространять также на стадию исполнения решения. Поэтому вынесением судебного решения заканчивается процедура соответствующего вида су допроизводства, но не правосудия [3, с. 5].

Таким образом, при сопоставлении таких правовых понятий, как «судебная власть», «правосудие», «судопроизводство» мы можем сделать вывод, что каждое предыдущее соотносится с последующим как общее и частное. При этом, судопроизводством является правовая процедура, осуществляемая судами и другими участниками процесса по рассмотрению и разрешению конкретных дел в порядке, установлен ном законом, результатом которой является принятие процессуального решения по делу.

Кроме того, выше мы отмечали, что нарушителем правил судопроизводства может являться лю бой участник судопроизводства, который может нести ответственность, предусмотренную законодатель ством Российской Федерации. В частности, такая ответственность может быть установлена нормами ад министративного, гражданского и уголовного законодательства России. Здесь необходимо отметить, что правонарушения в сфере уголовного, административного, конституционного и гражданского судопроиз водства аналогичны. Такой вывод подтверждает и ст. 64 Федерального конституционного закона от 21 июня 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которой, свидетель перед заслушиванием его показаний приводится к присяге и предупреждается об ответствен ности за дачу заведомо ложных показаний.

Важным является определение круга участников судопроизводства, что невозможно осуществить без четкого понимания «границ» судопроизводства, его начала и окончания.

К преступлениям в сфере судопроизводства относятся общественно опасные деяния, посягающие на порядок рассмотрения подведомственных судам дел.

Сборник статей Объектом преступлений в сфере судопроизводства являются отношения по функционированию процессуальных отношений как основы деятельности суда и других участников судопроизводства, на которые посягают противоправные деяния. Представляется возможным говорить о преступлениях в сфе ре судопроизводства как о преступлениях, посягающих на нормальное функционирование процессуаль ных отношений (здесь идет речь о конституционно-процессуальных, уголовно-процессуальных, граж данско-процессуальных, административно-процессуальных отношениях).

При этом необходимо отметить, что правильное определение объекта преступлений в сфере судо производства позволяет отграничить их от иных преступлений, в частности против правосудия. Напри мер, судья, получивший взятку за вынесение «правильного» решения по гражданскому иску в пользу истца, посягает на общественные отношения в сфере судопроизводства. При этом отношениям, обеспе чивающим интересы правосудия, вред может и не причиняться.

Большинство преступлений в сфере судопроизводства являются двуобъектными и многообъект ными. В качестве дополнительного непосредственного объекта могут выступать конституционные права и свободы личности, здоровье, жизнь, честь, достоинство, отношения собственности и др. Каждый из перечисленных объектов самостоятельно охраняется уголовным законом. Применительно же к рассмат риваемой группе преступлений эти общественные отношения неизбежно ставятся под угрозу причине ния вреда при воздействии на основной непосредственный объект посягательства. Наличие дополни тельного непосредственного объекта повышает общественную опасность рассматриваемых преступле ний и влечет усиление уголовной ответственности за их совершение.

Что касается классификации преступлений в сфере судопроизводства, то до настоящего момента единой точки зрения по этому вопросу достигнуто не было. Это обусловлено, в первую очередь, неодно родностью преступлений, включенных законодателем в гл. 31 УК РФ. Представляется, что классифика ция указанной совокупности преступлений является наиболее естественной именно по объекту, в част ности, потому, что она сходна с принципом группировки составов преступлений по главам в Особенной части УК РФ.


Если говорить об объекте преступления вообще и определять его как охраняемые законом обще ственные отношения, возникающие в той или иной сфере жизни общества и государства, на которые по сягает виновное лицо, то видовой объект главы 31 УК РФ можно охарактеризовать как совокупность отношений, регулирующих определенный вид деятельности специальных государственных органов, спецификой которых является строго определенный порядок ее осуществления (процессуальный поря док), который может выполняться в порядке административного, гражданского и уголовного судопроиз водства.

Преступления в сфере судопроизводства можно условно разделить на несколько видов:

а) преступления, посягающие на отношения, характерные для всех видов судопроизводства (ч. ст. 294, ч. 1 ст. 298, ч. 1 ст. 305, ст. 308 УК РФ);

б) преступления, посягающие на отношения, характерные для уголовного судопроизводства (ч. 2, 3 ст. 294, ч. 3 ст. 298, ст. 299-302, ч. 2 и 3 ст. 303, ч. 2 ст. 305, ст. 306, 307, 310 УК РФ);

в) преступления, посягающие на отношения, характерные для гражданского судопроизводства (ч. 1 ст. 303, ч. 1 ст. 305, ч. 1 ст. 307 УК РФ);

Важность борьбы с данными преступлениями заключается в том, что в результате их совершения затрудняется процессуальная деятельность суда, создаются препятствия для установления истины по делу, полному, всестороннему и объективному рассмотрению дела.

Таким образом, понятие и классификация преступлений в сфере уголовного судопроизводства создают предпосылки для дальнейших научных исследований в этой сфере и в конечном итоге будут способствовать, на наш взгляд, повышению эффективности использования уголовно-правовых средств борьбы с преступностью.

_ 1. Большой толковый словарь русского языка / автор и рук., гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб.: Норинт, 2000.

2. Байкин И.М. «Судебная власть», «правосудие» и «судопроизводство» как правовые категории»

// Мировой судья. 2008. № 9. С. 37-40.

3. Изварина А.Ф. Исполнение судебных решений в России должно стать компетенцией суда // Ми ровой судья. 2006. № 10 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Научные основы повышения квалификации В.А. Нифонтов, заместитель начальника УМВД России по Тюменской области, адъюнкт кафедры правовой подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России Виктимологическая статистика в деятельности органов внутренних дел Многие авторы считают, что есть необходимость характеризовать лиц, которые стали потерпев шими. Она состоит в том, чтобы отслеживать и статистические показатели, характеризующие поведение потерпевшего в период, непосредственно предшествовавший событию преступления, и в период самого события преступления (а также его посткриминальное поведение), и связь этого поведения с поведением преступника (например, интенсивность нападения в связи с интенсивностью обороны, бегством от по терпевшего). Это так называемая динамическая область виктимологических показателей [1, с. 71].

Статистическая область виктимологических показателей включает в себя пол, возраст, должност ное положение, социальный статус, национальность и т.д., а также правовое положение (без вести про павший, лицо, находящееся в розыске). Виктимологические показатели являются неотъемлемой частью преступления, поэтому они должны входить в число объектов регистрации уголовной статистики. Объ ектами регистрации (т.е. объектами наблюдения) уголовно-правовой статистики являются преступления, преступники и назначаемые им наказания, а характеристика жертв до некоторых пор оставалась без должного внимания.

Виктимологическая статистика – это часть уголовно-правовой статистики, изучающая количест венные характеристики личности потерпевшего и его поведения в целях профилактики, пресечения и раскрытия преступлений. Виктимологическая статистика (или статистика потерпевших) необходима для практической деятельности правоохранительных органов, для дальнейшего развития криминологии и уголовно-правовых наук в целом. Получаемая информация должна иметь форму не точечных исследова ний, а комплекса мероприятий, направленных на получение количественной и качественной характери стики личности потерпевших и их поведения.

Основная задача данной статистики заключается в том, чтобы дать количественную характеристи ку личности потерпевших и их поведения [2, с. 12].

Необходимость отслеживания виктимологичеокой информации для правоохранительных органов определяется рядом обстоятельств:

– во-первых, преступлению нередко предшествуют события, происшедшие задолго до самого пре ступления, но имеющие прямое отношение к мотивам и целям поведения преступника. Эти события не редко связаны с личностью и поведением жертвы преступления. Оставшись «незамеченными» в процес се расследования, они могут оказаться причиной искажения картины преступления, ошибки в его право вой оценке и даже того, что преступление окажется нераскрытым;

– во-вторых, восстановление картины преступления, нередко искажаемой преступником, если жертвы нет в живых, может быть достигнуто за счет изучения личности и поведения данной жертвы;

– в-третьих, оценить объективность информации, полученной от потерпевших, можно только то гда, когда хорошо известно, что они собой представляют в плане индивидуальных способностей воспри ятия и воспроизведения информации.

– в-четвертых, виктимологическая информация необходима для определения эффективности тех или иных оперативных мер пресечения, применяемых к преступнику;

– в-пятых, исследование и учет личностных и поведенческих характеристик жертв преступлений, поведение которых провоцировало или иным образом способствовало совершению преступлений, необ ходимы для недопущения виктимологического рецидива.

Виктимологическая информация позволяет включить в комплекс возможностей оперативного по иска преступников эти обобщенные данные. Безусловно, во многих случаях расследования преступле ний, поиск преступника начинается при наличии данных об ограниченном круге конкретных подозре ваемых. Здесь нет необходимости обращаться к типичным характеристикам.

Изучение потерпевшего и использование обобщенных данных о жертвах подобных преступлений дает в таких случаях возможность хоть что-то узнать о предполагаемом преступнике и вообще как-то определиться относительно среды, в которой розыск представляется наиболее реальным и эффективным.

Предполагаемые занятие, возраст потерпевшего, причина нахождения в данном районе позволяют составить ориентировочную картину происшедших событий и выйти на предполагаемого убийцу, на сильника и т.д. [3, с. 48].

Преступник, преступление и жертва связаны друг с другом сложной системой взаимоотношений.

Жертву преступления следует рассматривать как фактор, генетически и динамически влияющий на пре ступность. Данные виктимологического характера имеют значение не меньшее, чем информация о пре ступниках. Роль жертв преступлений в возникновении, развитии преступлений часто очень значительна, а, следовательно, необходим анализ криминологически значимых ролей жертв и учет всех виктимологи ческих обстоятельств [4, с. 15].

Сборник статей В этих целях с 2006 года органами внутренних дел ведется учет потерпевших в результате престу пления – статистическая карточка о потерпевшем (Форма-5) [5].

В статистической карточке формы № 5 отражаются сведения о лицах:

– признанных в установленном законом порядке потерпевшими;

– смерть которых наступила в результате совершенных в отношении них преступлений до момен та вынесения постановления о признании их потерпевшими.

Статистическая карточка заполняется сотрудником правоохранительного (правоприменительного) органа, проводившим расследование, а также в суде в объеме показателей, содержащихся в приложении к статистической карточке формы № 6.

Основаниями выставления статистической карточки формы № 5 являются:

– постановление о признании потерпевшим;

определение суда о признании потерпевшим;

– постановление о возбуждении уголовного дела по факту смерти лица в случае, когда постанов ление (определение) о признании потерпевшим не выносилось.

Статистическая карточка формы № 5 выставляется по материалам уголовного дела на каждого по терпевшего, проходящего по уголовному делу. Сведения о потерпевшем в статистической карточке фор мы № 5 отражаются по наиболее тяжкому преступлению, по которому лицо признано потерпевшим.

Статистическая карточка формы № 5 не выставляется на лиц – близких родственников, признан ных потерпевшими по уголовному делу о преступлении, последствием которого явилась смерть лица.

В заключение можно сказать, что личностные качества жертвы преступного посягательства на кладывают свой отпечаток на особенности организации, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Поэтому на первом месте в деятельности правоохранительных органов должно быть не воздействие на источник угрозы безопасности, оказываемое уже после посягательства, а защита от этого источника.

_ 1. Васильев В.Л. Юридическая психология. М., 1991.

2. Остроумов С.С. Советская судебная статистика (Часть общая и специальная). М., 1976.

3. Ривман Д.В. Использование виктимологических данных в предупреждении преступлений Л., 1980.

4. Коновалов В.П. Изучение потерпевших с целью совершенствования профилактики правонару шений. М., 1962.

5. Приложение № 4 к Приказу Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 дек.

2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399.

С.Ю. Скобелин, начальник кафедры правовой подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России, канд. юрид. наук, доцент;

А.А. Иванова, адъюнкт кафедры правовой подготовки сотрудников ОВД ТИПК МВД России Розыск осужденных, уклоняющихся от исполнения мер уголовно-правового характера Розыск преступников, скрывающихся от правосудия, находится в компетенции различных субъек тов правоохранительных органов в зависимости от того, на какой стадии реализации уголовной ответст венности произошло их сокрытие, а также от подследственности уголовного дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 210 УПК, если место нахождения подозреваемого, обвиняемого неиз вестно, то следователь поручает его розыск органам дознания (уголовному розыску), о чем указывает в постановлении о приостановлении предварительного следствия или выносит отдельное постановление.

В случае, когда обвиняемый уже был задержан и совершил побег из под стражи либо скрылся уже после передачи дела в суд, судья приостанавливает производство по уголовному делу и, если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей, возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого или, если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск. Также суд, в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК РФ, вправе вынести постановление о розыске только скрывшегося подсудимого. Указанные постановления исполняются также подразделением уголовного розыска.

В отношении осужденных к лишению свободы, совершивших побег или уклоняющихся от отбы вания лишения свободы, механизм и субъекты розыскной деятельности определены в ст. 84 УИК РФ, а также в ведомственных нормативных правовых актах. В территориальных управлениях ФСИН России, а Научные основы повышения квалификации также в некоторых исправительных учреждениях созданы специальные подразделения розыска при управлении конвоирования.

Сложнее дело обстоит с правовым регулированием розыска осужденных к наказаниям и иным мерам уголовно-правового характера, не связанным с лишением свободы. Речь идет об условно осуж денных, осужденных c отсрочкой отбывания наказания, а также осужденным к таким уголовным наказа ниям, как штраф, обязательные или исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и ограничение свободы.

Исполнение данных мер и контроль за поведением таких осужденных уголовно-исполнительным законом возложены на уголовно-исполнительные инспекции ФСИН РФ, однако не определена их компе тенция и процедура розыска таких осужденных, скрывающихся от контроля, местонахождение которых неизвестно.

Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 32, ч. 4 ст. 46 и ч. 6 ст. 58 УИК РФ, осужденные к штрафу, обязательным, исправительным работам, ограничению свободы, скрывшиеся с места жительст ва и местонахождение которых неизвестно, должны объявляться в розыск и могут быть задержаны на срок до 48 часов. Причем данный срок может быть продлен судом до 30 суток. Однако остается неиз вестным, кем объявляется розыск и кто его осуществляет. Результатом подобного положения дел являет ся ограниченность розыска осужденных к данным видам наказания исключительно первоначальными разыскными мероприятиями инспекций без заведения разыскных дел, передачи соответствующих сведе ний в ОВД и информационный центр.

В разделе VII Инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы «Порядок проведения первоначальных мероприятий по установлению местонахождения осужденных», анализируемая проблема, к сожалению, также не решена [1]. Первоначальные мероприятия по установ лению местонахождения осужденных к ограничению свободы, скрывшихся от отбывания наказания или контроля либо не прибывших в инспекцию после освобождения из исправительного учреждения, прово дит инспекция, на учете которой они состоят. Если данное наказание назначено осужденному в качестве дополнительного, вопрос о его розыске решается намного проще (также, как и при побеге из мест лише ния свободы), так как законодатель в ч. 1 ст. 314 УК РФ предусмотрел уголовную ответственность за подобное уклонение от отбывания наказания. В случае, если наказание было назначено в качестве ос новного, возникают некоторые проблемы и коллизии. Например, если в течение тридцати дней в резуль тате первоначальных мероприятий местонахождение осужденного не будет установлено, инспекция:

– объявляет розыск осужденного, злостно уклоняющегося от отбывания наказания, местонахожде ние которого неизвестно (хотя не правомочно это делать в виду законодательно определенного статуса);

– вносит в суд представление о замене осужденному неотбытого срока наказания в виде ограниче ния свободы, назначенного в качестве основного наказания либо избранного в порядке замены неотбы той части наказания в виде лишения свободы в соответствии со ст. 80 УК РФ, наказанием в виде лише ния свободы (однако суды отказываются рассматривать данные представления без участия самого осуж денного);

– выносит постановление об объявлении розыска, которое совместно с материалами первоначаль ных мероприятий по установлению местонахождения осужденного направляется в соответствующий орган внутренних дел (нужно отметить, что постановление инспекции не служит основанием проведения разыскных мероприятий со стороны ОВД).

В отношении осужденных к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также осужденных условно с испытательным сроком либо с отсрочкой отбывания наказания объявление в розыск на законодательном уровне не предусмотрено вообще.

Уголовно-исполнительный закон в ч. 9 ст. 177 гласит, что в случае неприбытия осужденного из исправительного учреждения в двухнедельный срок со дня его освобождения с отсрочкой отбывания наказания, уголовно-исполнительная инспекция осуществляет первоначальные разыскные мероприятия, а в случае недостижения результатов – объявляет розыск осужденного. Аналогичное положение относи тельно скрывающихся условно осужденных содержится в инструкции по организации исполнения нака заний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества [2]. В отношении условно осуж денных в случае сокрытия от контроля инспекция чаще направляет в суд представление об отмене ус ловного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда заочно без осужденного, а в розыск объявляет суд.

Об объявлении розыска инспекция выносит постановление, которое совместно с материалами первоначальных мероприятий по установлению местонахождения осужденного направляется в соответ ствующий орган внутренних дел. Здесь наблюдается коллизия норм УИК РФ и УПК РФ, а также Закона РФ от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Ведь объявлять преступника в розыск, а также проводить разыскные меры УИИ не правомочны.

На основании норм УПК РФ такие права возложены на суд, следователя, дознавателя, а также орган доз нания, к которым на основании ст. 40 УПК РФ инспекции не относятся. По этим же причинам не вправе инспекции осуществлять принудительный привод осужденных, проводить опросы свидетелей и т.п. На основании ст. 13 «Закона об ОРД» не вправе инспекции осуществлять оперативно-разыскную деятель ность в отличие от оперативных подразделений ФСИН РФ, которые за период долголетнего существова Сборник статей ния зарекомендовали себя с положительной стороны;

с их помощью удается не только предотвращать опасные противоправные деяния, но и раскрывать преступления прошлых лет, проводить профилактиче скую работу. Представляется, что назрела необходимость наделить инспекции функциями органа дозна ния, а также создать в них оперативные подразделения, учитывая, что количество осужденных, состоя щих на учетах в 2 459 инспекциях страны по состоянию на 1 декабря 2012 г., составляло 471,4 тыс. чело век, что не намного меньше лиц, отбывающих наказание в 739 исправительных колониях, – 589,6 тыс.

человек.

Указанные вопросы не находят своего решения и в постановлениях Пленума Верховного Суда, и суды принимают различные решения при рассмотрении ходатайств инспекций об отмене условного осу ждения или отсрочки отбывания наказания, а именно: возвращают представления инспекции сопроводи тельным письмом без их разрешения по существу, отказывают в удовлетворении ходатайства УИИ со ссылкой на неустановление местонахождения осужденного либо приостанавливают производство по делу до установления местонахождения осужденного с объявлением его в розыск [3, с. 47].

При этом суды ссылаются на ст. 247 УПК РФ, которая указывает, что при неявке подсудимого де ло должно быть отложено, хотя ст. 399 УПК РФ, регламентирующая порядок разрешения вопросов, свя занных с исполнением приговора, не обязывает во всех без исключения случаях вызывать в судебное заседание осужденного. В таких случаях инспекция, по выражению Н.В. Ольховика, фактически «ожида ет» истечения испытательного срока таких осужденных, после чего снимает их с учета как «доказавших свое исправление», поскольку факт «сокрытия» требует доказательств [4, с. 60.].

Но даже в случае объявления осужденного в розыск возникает следующий открытый вопрос – кто будет заниматься розыском? Чаще суд возлагает данную обязанность на подразделения уголовного ро зыска, которые, как известно, подчинены иному ведомству, и вопросы взаимодействия между ФСИН и МВД в субъектах страны решаются не всегда последовательно.

Интересно, что в п. 14 ст. 12 проекта Закона «О полиции» первоначальной редакции была преду смотрена такая обязанность как осуществление розыска лиц, уклоняющихся от исполнения уголовных наказаний, а в окончательной редакции наказания были заменены на принудительные меры медицинско го и воспитательного характера. Хотя в п. 13 ст. 12 и в п. 2 ст. 14 Закона оговаривается возможность по лиции оказывать содействие уголовно-исполнительной системе в осуществлении розыска таких лиц и их задержания. Об условном осуждении и отсрочке речь здесь не идет.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.