авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 29 |

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Пятигорская государственная фармацевтическая академия Разработка, исследование ...»

-- [ Страница 3 ] --

Ранее на кафедре фармакогнозии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова эти вопросы были подробно исследо ваны, разработана методика просветления порошка листьев брусники, кроме того, проанализирована микрохи мическая реакция с ванилином и кислотой хлороводородной концентрированной, результаты проиллюстриро ваны фотографиями [1].

Следует отметить, что гистохимическая реакция с ванилином и кислотой хлороводородной концентриро ванной была рекомендована рядом зарубежных исследователей для выявления возможных фальсификаций сы рья, в результате этой реакции у толокнянки и брусники окраска появляется, а черника обыкновенная (Vaccinium myrtillus L.) и самшит вечнозеленый (Buxus sempervirens) окрашиваются очень слабо или даже не дают окраски.

Микроскопия сбора «Бруснивер» и микроскопия его отдельных компонентов также была ранее изучена [1].

Однако, поскольку «Бруснивер» содержит такой сложный для микроскопической диагностики объект как ли стья брусники, сочли необходимым изучить возможность использования в микроскопическом анализе мелкой фракции сбора гистохимической реакции с ванилином и кислотой хлороводородной концентрированной и ме тодики приготовления микропрепарата, разработанной для порошка листьев брусники обыкновенной, которая заключалась в предварительном удалении водорастворимых фенольных соединений и окончательном просвет лении сырья в растворе натрия гидроксида 2,5% в течение 1-2 минут.

Исследования и фотоснимки выполнялись на микроскопе «МИКМЕД-6» (окуляр 10 и объективы: 4, 10, 40, 100) с помощью цифровой фотокамеры Canon Digital LXUS 80 IS;

обработка снимков проводилась с ис пользованием программы Microsoft Office Adobe Photoshop CS и Microsoft Office Picture Manager.

Установлено, что методика легко воспроизводится, и, несмотря на большое количество обрывков тканей, диагностические признаки всех компонентов сбора «Бруснивер» хорошо визуализируются. При рассмотрении микропрепаратов из мелких частиц сбора, проходящих сквозь сито с отверстиями 0,25 мм, под микроскопом видны фрагменты компонентов сбора, несущие характерные для них диагностические признаки. Часто встре чаются отдельные волоски и их обломки, трудно распознаваемые частицы растительного сырья;

могут встре чаться фрагменты листовых пластинок в поперечном сечении.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений На следующем этапе работы на предметном стекле была проведена микрохимическая реакция с спиртовым раствором ванилина 1% и кислотой хлороводородной концентрированной, дубильные вещества, содержащиеся в листьях брусники обыкновенной, окрашиваются в ярко-красный цвет. При изучении микропрепарата под микроскопом установлено, что в результате реакции не просто появляется красная окраска тканей, но и содер жимое клеток листа окрашивается в красный цвет и таким образом «просветляется» и все диагностические при знаки визуализируются достаточно хорошо (рисунок 1).

Изучена возможность использования данной реакции в анализе мелкой фракции сбора «Бруснивер». Сна чала необходимо было провести эту реакцию с порошком каждого компонента сбора. Было обнаружено, что реакцию не даёт только трава череды – её фрагменты легко визуализировались по листьям. В траве зверобоя окрашиваются в тёмно-вишневый цвет только вместилища с пигментированным содержимым. В порошке пло дов шиповника фрагменты всех тканей равномерно окрашивались в различные оттенки красного цвета. При проведении реакции с порошком сбора «Бруснивер» (частицы менее 0,25 мм) установлена пригодность её ис пользования.

Рисунок 1 – Мезофилл листа брусники, аэренхима (ув. 400) Таким образом, для микроскопического изучения мелкой фракции сбора «Бруснивер» является целесооб разным использование двух методик параллельно, что позволит не только визуализировать все компоненты сбора, но и выявить возможную фальсификацию листьев брусники морфологически близкими листьями.

Библиографический список 1. Фармакогнозия. Атлас: учебное пособие: в 3-х томах / И.А. Самылина [и др.]. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – Т. 3. – 384 с.

УДК 582.998.1:581.45’46’ Д.А. Коновалов, А.М. Насухова Пятигорская государственная фармацевтическая академия, г. Пятигорск E-mail: konovalov_da@pochta.ru Анатомо-диагностические признаки и секреторные структуры череды поникшей (Bidens cernua L.) Череда поникшая (Bidens cernua L., сем. Asteraceae) – однолетнее травянистое растение, произрастает есте ственно в европейской части России, на Кавказе, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке. Растёт по берегам рек, озер и болот [1].

Цель работы состояла в изучении анатомического строения отдельных органов надземной части череды поникшей (листья, соцветия) и выявлении секреторных структур, характерных для этого растения.

Объектом исследования являлась трава растения, собранная в окрестностях станицы Бекешевской в период массового цветения. Микропрепараты готовили по общей фармакопейной методике [2] и изучали с помощью микроскопа «Биолам» (ув. 8, 20, 40).

При микроскопии листа обнаруживаются извилистостенные клетки эпидермы на его верхней и нижней стороне, аномоцитный тип устьичного аппарата (рисунок 1а), гусеницеподобные тонкостенные волоски, со стоящие из 5-10 клеток (рисунок 1б). Базальная часть волоска – крупная вытянутая клетка. Розетка образована Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений несколькими крупными клетками эпидермы. В мезофилле листа вдоль жилок, иногда по краю обнаруживаются многочисленные секреторные ходы разнообразной формы (рисунок 2а). Толстостенные волоски встречаются по краю и крупным жилкам листа;

образованы 5-9 клетками;

терминальная – заострённой формы (рисунок 2в, г).

Обвёртка цветка также характеризуется присутствием гусеницеподобных (6-10 клеток) и толстостенных (4-6 клеток) волосков. У основания внутренних листочков обёртки встречаются многочисленные волоски с ок руглой конечной клеткой (1-4 клетки). Вдоль жилок внутренних и наружных листочков обвёртки – многочис ленные секреторные ходы с бурым содержимым (рисунок 2б).

а б в Рисунок 1 – Устьичный аппарат (а – эпидермы листа;

в – эпидермы цветка) и гусеницеподобный волосок (б) а б в г Рисунок 2 – Секреторные ходы в листьях и листочках обвёртки Чашечка трубчатых, обоеполых и язычковых стерильных цветков корзинок череды поникшей характеризу ет клетками эпидермы разной степени извилистости (рисунок 1в), секреторными ходами вдоль проводящих элементов, гусеницеподобными волосками, особенно в нижней части, скоплениями пыльцы (с шиповатой по верхностью) чаще в основании цветков.

Секреторные ходы листьев и листочков обвёртки цветка череды поникшей характеризуются значительной развитостью (рисунок 2а, б). Практически все проводящие элементы листа сопровождаются смоляными ходами Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений с тёмно-коричневым секретом. Толстостенные волоски, клетки которых также наполнены тёмно-коричневым содержимым, локализованы в основном вблизи смоляных ходов. Проводящие элементы в лепестках венчика также сопровождаются секреторными ходами (рисунок 2б), которые при просветлении щелочью приобретают красно-коричневую окраску.

Таким образом, отличительными анатомо-диагностическими травы признаками череды поникшей являют ся характерные тонкостенные (гусеницеподобные) и толстостенные волоски листа и листочков обвертки. Сек реторные структуры (толстостенные желёзистые волоски и связанные с ними смоляные ходы) характеризуются значительной развитостью в листьях и соцветиях череды поникшей.

Библиографический список 1. Флора СССР: в 30 т. / Сост. А.Г. Борисова [и др.];

под ред. В.Л. Комарова. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1959. – Т. 25. – С. 551-562.

2. Государственная фармакопея СССР: в 2 вып. – 11 изд., доп. – М.: Медицина, 1987;

1990. – 2 вып.

УДК 665.36:582.475. Я.А. Костыро, И.А. Мурашкина, В.В. Даваа, Н.В. Иванова, В.А. Бабкин Иркутский институт химии им. А.Е. Фаворского СО РАН, г. Иркутск Иркутский государственный медицинский университет, г. Иркутск Республиканский медицинский колледж, г. Кызыл, Республика Тыва E-mail: yаnakos@irioch.irk.ru Перспективы использования воска коры лиственницы сибирской и даурской в фармацевтической практике В настоящее время в медицинской и косметической практике широко применяется большое количество разнообразных восков, как животного, так и растительного происхождения. Они являются компонентами основ для лечебных мазей, косметических и защитных кремов, входят в состав изделий декоративной косметики (во достойкой туши для ресниц, губной помады, румян и т.д.), косметических составов для волос [1].

К воскам растительного происхождения относятся:

1. Карнаубский воск (получают из листьев карнаубской пальмы). Это самый твёрдый из натуральных восков, хорошо смешиваемый со многими жирами, маслами и другими восками для повышения их температу ры плавления и увеличения твёрдости композиции. Карнаубский воск обладает хорошей полирующей способ ностью, вследствие чего находит применение при изготовлении покрытий для таблеток, косметических препа ратов, лаков, а также в стоматологии.

2. Воск розы (получают из отходов производства розового масла). На его основе разработаны различные составы для лечебной и декоративной косметики.

3. Воск лаванды (получают из отходов производства лавандового масла). Он обладает выраженным анти микробным и противогрибковым (род Candida) действием, а также противовоспалительной активностью, в свя зи с чем нашёл своё применение в составе стоматологических композиций для лечения воспалений пульпы зуба [2].

4. Хвойный воск (продукт комплексной переработки древесной зелени сосны, пихты, ели). Наряду с дру гими растительными восками широко используется при производстве косметических средств и изделий быто вой химии.

5. Канделильский воск (получают из разновидностей кактусов Pedilanthus pavonis, произрастающих в Мексике и США). Этот вид воска обладает антибактериальными свойствами, а также защищает и смягчает кожу, поэтому он входит в состав лечебной водостойкой и солнцезащитной косметики.

6. Японский воск (получают из растений Rhus succedaneae Linn. и Rhus vernicitera de C. семейства сумахо вых, произрастающих в Японии и Китае). В зарубежной промышленности применяется для замены пчелиного воска в косметических препаратах.

Большинство из вышеназванных растительных восков являются дорогостоящими продуктами импортного производства, поэтому поиск их отечественных аналогов является весьма актуальным.

В Иркутском институте химии им. А.Е. Фаворского СО РАН из коры лиственницы сибирской (Larix sibirica L.) и лиственницы даурской (Larix daurica T.) получен воск, предназначенный для использования в кос метической и парфюмерной промышленности [3].

Целью данной работы явилось изучение перспектив использования воска лиственницы сибирской и даур ской в фармацевтической практике. Для этого было проведено исследование его химического состава, органо лептических и физико-химических свойств.

Воск коры лиственницы сибирской и лиственницы даурской имеет вид твёрдой жироподобной массы от белого до кремового цвета со смолистым без выраженной горечи характерным запахом. Температура плавления Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений воска 38-44 С. По химическому составу он представляет собой смесь эфиров алифатических кислот (С 20-С24) с жирными спиртами (С16-С24) и -ситотерином. Особенно интересно наличие в лиственничном воске алкилфе рулатов – сложных эфиров феруловой кислоты с насыщенными длинноцепочечными спиртами С 20-С24 с пре имущественным содержанием докозанола (С22). Алкилферулаты, так же как и продукт их расщепления феруло вая кислота, имеют цис- и транс-формы. Фенольный воск составляет до 13% от всех липидов коры.

Особый интерес к алкилферулатам объясняется наличием широкого спектра биологической активности у самой феруловой кислоты и её производных, на основе которых запатентовано много лекарственных и косме тических средств.

Исходя из полученных данных, данный вид воска может найти своё применение в качестве как компонента мазевых и суппозиторных основ, вспомогательного вещества при производстве таблеток, так и индивидуально го фармакологически активного средства.

Библиографический список 1. Краснюк, И.И. Лечебно-косметические средства: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / И.И. Краснюк, Г.В. Михайлова, Е.Т. Чижова;

под ред. И.И. Краснюка. – М.: Издательский центр «Академия», 2006. – 240 с.

2. Дурягина, Л.Х. Использование композиции пролонгированного действия из воска лаванды с сухой фракцией лечеб ной грязи при лечении воспаления пульпы зуба: автореф. дис… канд. мед. наук: 14.00.21 / Л.Х. Дурягина. – Киев, 1991. – 24 с.

3. ТУ ОП 9154-004-03533719-2001. Воск из коры лиственницы сибирской и даурской. – Иркутск, 2001.

УДК 615.322.633. И.М. Кривошеев, В.М. Мирович, Г.М. Федосеева Иркутский государственный медицинский университет, г. Иркутск E-mail: i-mikhalich@rambler.ru Качественный и количественный состав аминокислот спиреи иволистной (Spiraea salicifolia L.) Аминокислоты являются составными частями белков и участвуют во всех жизненных процессах наряду с нуклеиновыми кислотами, углеводами и липидами. Аминокислотам принадлежит большая роль в современ ной фармакологии. Отдельные из них применяются для лечения и предупреждения заболеваний и токсических повреждений печени, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки (метионин, гистидин), оказыва ют седативное действие, улучшают метаболические процессы в тканях мозга, оказывают положительное влия ние при мышечных дистрофиях (глицин) [1].

До настоящего времени лекарственные растения не рассматривались в качестве источника легкоусвояемой формы аминокислот в комплексе с микроэлементами и другими фармакологически активными веществами с целью их использования при лечении ряда патологий. Поэтому аминокислотный состав многих растений не изучен.

Надземные органы спиреи иволистной (Spiraea salicifolia L.) семейства розоцветных (Rosaceae) содержат комплекс биологически активных веществ: полисахариды, фенолкарбоновые кислоты (кислота кофейная и фе руловая), флаваноиды (гиперозид, дипентозид кверцетина, кверцетин), дубильные вещества, кумарины [3].

В народной медицине листья, цветки, кора спиреи иволистной используют в виде настоев и отваров при желудочно-кишечных заболеваниях, диарее, ревматизме [2,3].

Целью данной работы являлось исследование состава аминокислот и их количественного содержания в надземных органах спиреи иволистной флоры Восточной Сибири.

Объектом исследования служили спиреи иволистной листья и цветки. Сырьё было заготовлено в 2010 г в фазу массового цветения в окрестностях с. Ново-Грудинино Иркутской области.

Качественный и количественный состав аминокислот исследовали с помощью аминокислотного анализа тора AAA 339 (Чехия).

Навеску сырья (0,1 г) помещали в ампулу, добавляли 20 мл 6 М кислоты хлороводородной и ампулу запаи вали. Гидролиз сухого остатка проводили в термостате при 110 С в течение 22 часов. После гидролиза содер жимое ампулы охлаждали, фильтровали и выпаривали. Сухой остаток растворяли в буфере цитратном рН 2,2 и анализировали.

Всего было идентифицировано в спирее иволистной 21 аминокислота и 1 соединение из класса аминоспир тов (этаноламин). Результаты анализа отражены в таблице 1. В листьях содержится 19 аминокислот, из них незаменимые: валин, изолейцин, лейцин, треонин, лизин, фенилаланин, аргинин, гистидин.

В результате проведённого анализа, установлено, что цветки содержат 18 аминокислот, из них 7 являются незаменимыми: изолейцин, лейцин, треонин, лизин, фенилаланин, аргинин, гистидин.

Таким образом, изучен состав аминокислот спиреи иволистной. В листьях обнаружено 20 аминокислота (в том числе 7 незаменимых), в цветках – 18 аминокислот (в том числе 8 незаменимых).

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Таблица 1 – Аминокислотный состав надземных органов спиреи иволистной, мг/гр Аминокислота Листья Цветки Аланин 0,03 0, Кислота альфа-аминомасляная — 0, Аргинин 0,04 0, Аспаргин 0,09 2, Аспартат — 0, Валин — 0, Кислота гамма-аминомасляная 0,17 0, Гистидин 0,03 0, Глицин 0,01 0, Глутамин 0,06 0, Глутамат 0,06 0, Изолейцин 0,01 0, Лейцин 0,01 0, Лизин 0,02 0, Серин — 0, Тирозин 0,03 0, Треонин 0,01 0, Фенилаланин 0,03 0, Кислота цистеиновая 0,06 0, Цистин — 0, Цитруллин 0,17 0, Этаноламин — 0, Библиографический список 1. Машковский, М.Д. Лекарственные средства / М.Д. Машковский. – 15-е изд. – М.: РИА «Новая волна»: издатель Умеренков, 2008. – 1206 с.

2. Растительные ресурсы СССР: цветковые растения, их химический состав, использование. Семейства Hydrangeaceae – Haloragaceae. – СПб., 1991. – 101 с.

3. Фенольные соединения спиреи иволистной (Spiraea salicifolia L.) побегов, произрастающей в Восточной Сибири / И.М. Кривошеев [и др.];

под ред. М.В. Гаврилина // Разработка, исследование и маркетинг новой фармацевтиче ской продукции: сб. научных трудов. – Пятигорск: Пятигорская ГФА, 2011. – Вып. 66. – С. 123-124.

УДК 582.975:547. Д.С. Круглов, М.Ю. Круглова Новосибирский государственный медицинский университет, г. Новосибирск E-mail: kruglov_ds@mail.ru Исследование элементного состава распространённых видов лабазника флоры Сибири Терапевтическая эффективность растений обусловлена содержанием в них разнообразных биологически активных соединений (БАС). Большое значение для нормальной жизнедеятельности организма человека имеют не только БАС органической природы, но и микроэлементы, которые необходимы для поддержания элементно го гомеостаза и для формирования ферментного статуса организма. Лабазник вязолистный (Filipendula ulmaria Maxim.) применяется в официальной медицине для приготовления фитопрепаратов, используемых в качестве ранозаживляющих и противовоспалительных средств. Водные извлечения: отвар и настой цветков проявили в эксперименте выраженный гастро-, гепато-, вазо-, церебропротективное, ноотропное и противодиабетические свойства [3].

Род Filipendula во флоре Сибири [4] представлен подродами: Eu-filipendula Juz. – типичный представитель лабазник шестилепестный (F. hexapetаla Gilib.), Aceraria Juz. – лабазник дланевидный (F. palmata Maxim.) и подродом Ulmaria Moench. – собственно F. ulmaria.

Целью работы являлось сравнительное исследование микроэлементного состава типичных растений рода Filipendula флоры Сибири. Образцы для исследований собирались в фазу цветении в окрестностях пос. Ангоя, Северобайкальский район республики Бурятия (F. palmata), лабазники других видов собирались в Тогучинском районе Новосибирской области. После сбора сырьё доводилось в естественных условиях до воздушно-сухого состояния (влажность ~8%) и измельчалось до частиц, проходящих сквозь сито с размером ячейки 1 мм. Из из мельчённого сырья отбирались образцы для анализа, которые подвергались кислотному разложению смесью кислот с использованием систем микроволновой пробоподготовки [1]. Содержание микроэлементов определя лось методом масс-спектроскопии с индуктивно связанной плазмой на приборе “ELAN-DRC”. Для контроля правильности определения использовался метод добавок [1]. Полученные результаты приведены в таблице 1.

Для сравнительного анализа был применён кластерный метод, эффективность которого для анализа подобных Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений данных была показана ранее [2]. C использованием программы “STATISTICA-8” было построено иерархиче ское дерево, приведённое на рисунке 1.

Таблица 1 – Содержание микроэлементов (мкг/г) в исследуемых растениях (в пересчёте на абсолютно-сухое сырьё) Элемент Элемент F. ulmaria F. palmata F. hexapetala F. ulmaria F. palmata F. hexapetala Ag 0,008 0,004 0,011 Mg 2587,0 5251,0 4908, As 1,0 2,1 0,7 Mn 46,6 58,0 127, Au 0,003 0,0001 0,002 Mo 1,2 2,0 1, B 27,0 21,0 44,0 Na 16,0 21,0 17, Ba 3,1 54,0 34,0 Nb 0,01 0,01 0, Be 0,001 0,001 0,013 Nd 0,02 0,03 0, Bi 0,004 0,003 0,006 Ni 0,9 6,2 2, Br 24,0 58,0 30,0 P 2513,0 3960,0 2090, Ca 6138,0 5949,0 7409,0 Pb 0,3 0,2 0, Cd 0,01 0,05 0,2 Pr 0,005 0,007 0, Ce 0,05 0,09 0,5 Rb 3,2 59,0 5, Co 0,1 0,8 0,2 Sb 0,018 0,004 0, Cr 1,8 2,8 1,9 Se 0,4 0,4 0, Cs 0,01 0,07 0,02 Si 387,0 144,0 1742, Cu 7,7 6,0 5,8 Sm 0,004 0,002 0, Dy 0,01 0,01 0,03 Sn 0,8 0,8 1, Er 0,01 0,01 0,01 Sr 20,0 33,0 33, Eu 0,01 0,01 0,01 Ta 0,006 0,006 0, Fe 96,0 157,0 292,0 Tb 0,005 0,001 0, Ga 0,024 0,096 0,085 Th 0,003 0,01 0, Gd 0,02 0,02 0,02 Ti 1,5 2,2 14, Ge 0,001 0,003 0,014 Tl 0,001 0,019 0, Hf 0,006 0,006 0,007 Tm 0,003 0,003 0, Hg 0,003 0,000 0,004 U 0,002 0,005 0, Ho 0,005 0,005 0,005 V 2,5 2,9 1, I 0,2 0,041 0,2 W 0,1 0,01 0, K 18699,0 17082,0 19832,0 Y 0,01 0,01 0, La 0,024 0,046 0,2 Yb 0,01 0,01 0, Li 20,0 3,9,0 23,0 Zn 24,0 24,0 32, Lu 0,005 0,005 0,002 Zr 0,03 0,1 0, Рисунок 1 – Иерархическое дерево Анализ полученных результатов показывает, что микроэлементный состав лабазников вязолистного и шес тилепестного близок, а лабазника дланевидного существенно отличается, что позволяет предполагать близкое фармакологическое действие суммарных извлечений из л. вязолистного и л. шестилепестного, в то же время, с позиций микроэлементного состава, суммарное извлечение из л. дланевидного должно обладать отличаю щимся фармакологическим действием.

В результате проведённых исследований было установлено количественное содержание 60-ти элементов в надземной части наиболее распространённых во флоре Сибири видов лабазника и показана близость микро элементного состава F. ulmaria и F. hexapetаla.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Библиографический список 1. Круглов, Д.С. Индивидуальная изменчивость элементного состава надземной части Pulmonaria mollis Hornem / Д.С. Круглов // Химия растительного сырья. – 2010. – № 1. – С. 131-136.

2. Круглов, Д.С. Кластерный подход к анализу микроэлементного состава растительных объектов / Д.С. Круглов;

под ред. М.В. Гаврилина // Разработка, исследование и маркетинг новой фармацевтической продукции: сб. науч.

тр. – Пятигорск: Пятигорская ГФА, 2011. – Вып. 66. – С. 125-127.

3. Растительные ресурсы России: Дикорастущие цветковые растения, их компонентный состав и биологическая активность. – Т. 2: Семейства Actinidiaceae – Malvaceae, Euphorbiaceae – Haloragaceae / под. ред. А.Л. Буданце ва. – СПб. – М.: Товарищество научных изданий КМК, 2009. – 513 с.

4. Флора СССР / под ред. акад. В.Л. Комарова. – Л.: Изд-во АН СССР, 1941. – Т. Х. – 673 с.

УДК 582.975:547. Д.С. Круглов, Д.Л. Макарова Новосибирский государственный медицинский университет, г. Новосибирск E-mail: kruglov_ds@mail.ru Сравнительный микроэлементный состав некоторых видов рода Artemisia Полыни широко применяются в фитотерапии и фитопрофилактике [3]. Главными биологически активными соединениями, влияющими на фармакологический эффект, являются горечи, усиливающие секре цию желудочного сока (полынь горькая и обыкновенная) и эфирные масла (главный компонент хамазулен), оказывающие противовоспалительное действие. Наряду с веществами вторичного метаболизма на суммарный фармакологический эффект оказывает влияние и микроэлементный состав лекарственного растительного сы рья. Целью работы было сравнительное исследование микроэлементного состава полыни Сиверса (Artemisia sieversiana Willd.), п. холодной (A. frigida Willd.) и п. веничной (A. scoparia Waldst. & Kit.).

Объектами исследования являлась трава растений, произрастающих на территории Алтайского края, соб ранная в фазу цветения. Содержание микроэлементов (таблица 1) определялось методом масс-спектроскопии с индуктивно связанной плазмой на приборе “ELAN-DRC” [1].

Таблица 1 – Содержание микроэлементов в исследуемых растениях (в пересчёте на абсолютно-сухое сырьё), мкг/г Artemisia Artemisia Artemisia Artemisia Элемент Элемент Artemisia frigida Artemisia scoparia sieversiana frigida scoparia sieversiana Li 0,1 0,083 0,13 Ag 0,0077 0,0015 0, Be 0,0085 0,001 0,0082 Cd 0,74 0,11 0, B 10,4 16,4 16,2 Sn 0,052 0,015 0, Na 78,5 37,8 54,4 Sb 0,017 0,012 0, Mg 1447,0 2460,0 3699,0 I 0,016 0,011 0, Al 95,7 71,1 137,0 Cs 0,063 0,068 0, Si* 64,7 59,0 225,0 Ba 16,2 5,07 8, P 2044,0 2273,0 1711,0 La 0,094 0,03 0, K 17351,0 15665,0 14391,0 Ce 0,11 0,057 0, Ca 6476,0 7701,0 11749,0 Pr 0,018 0,0074 0, Ti 8,43 5,59 7,86 Nd 0,064 0,033 0, V 0,17 0,19 0,28 Sm 0,0083 0,0068 0, Cr 1,27 1,31 1,45 Eu 0,0011 0,0012 0, Mn 29,8 55,3 49,2 Gd 0,013 0,0051 0, Fe 135,0 127,0 178,0 Tb 0,0019 0,00077 0, Co 0,14 0,13 0,2 Dy 0,0087 0,0039 0, Ni 0,88 0,2 0,33 Ho 0,0016 0,0051 0, Cu 10,5 7,48 7,0 Er 0,0043 0,0016 0, Zn 30,8 16,3 15,3 Tm 0,00059 0,00027 0, Ga 0,042 0,025 0,049 Yb 0,0029 0,0018 0, Ge 0,0075 0,0042 0,0058 Hf 0,004 0,0023 0, As 0,0005 0,0005 0,0005 Ta 0,0013 0,00073 0, Se 0,39 0,28 0,11 W 0,0083 0,0081 0, Br* 4,78 2,03 5,2 Au 0,0078 0,0001 0, Rb* 14,6 15 11,7 Hg 0,0032 0,0035 0, Sr* 20,7 26,6 38,4 Tl 0,0024 0,0024 0, Y* 0,051 0,023 0,05 Pb 0,27 0,22 0, Zr* 0,2 0,12 0,2 Bi 0,0097 0,005 0, Nb* 0,02 0,01 0,019 Th 0,015 0,0089 0, Mo 0,16 0,38 0,51 U 0,0092 0,0035 0, С использованием кластерного анализа [2] было построено иерархическое дерево близости исследуемых растений по микроэлементному составу (рисунок 1).

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Рисунок 1 – Иерархическое дерево близости растений по микроэлементному составу В результате проведённых исследований было определено наличие 60-ти макро- и микроэлементов в п. Сиверса, п. холодной и п. веничной. С использованием кластерного анализа показано, что полынь Сиверса отличается от п. холодной и п. веничной, что коррелирует с наличием и отсутствием хамазулена в эфирных маслах, полученных из исследуемых растений.

Библиографический список 1. Круглов, Д.С. Индивидуальная изменчивость элементного состава надземной части Pulmonaria mollis Hornem / Д.С. Круглов // Химия растительного сырья. – 2010. – № 1. – С. 131-136.

2. Круглов, Д.С. Кластерный подход к анализу микроэлементного состава растительный объектов / Д.С.Круглов;

под ред. М.В. Гаврилина // Разработка, исследование и маркетинг новой фармацевтической продукции: сб. науч.

тр. – Пятигорск: Пятигорская ГФА, 2011. – Вып. 66. – С. 125- 3. Полыни Сибири: систематика, экология, химия, хемосистематика, перспективы использования / Т.П. Березовская [и др.]. – Новосибирск, 1991. – 125 с.

УДК 581.192:547. Д.С. Круглов, Д.Л. Макарова, Д.В. Домрачев Новосибирский государственный медицинский университет, г. Новосибирск Институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, г. Новосибирск E-mail: kruglov_ds@mail.ru Компонентный состав эфирного масла Ribes fragrans Pall.

Эфирные масла обладают широким спектром фармацевтического действия и высокой фармакологической активностью. Поливалентность фармакологического действия эфирных масел обусловлена многообразием компонентного состава эфирного масла. В этой связи актуальным является как поиск новых эфирномасличных растений, так и исследование компонентного состава известных эфирных масел. Одним из растений, содержа щих эфирное масло, является смородина душистая – Ribes fragrans Pall. – кустарник семейства Grossulariaceae, произрастающий на каменистых участках в субальпийском поясе горных районов Алтая, Восточной Сибири и Дальнего Востока России.

Объектом исследования служили листья R. fragrans, произрастающей на высоте 2200 м в ущелье Карака бак Северо-Чуйского хребта Алтайский гор (Кош-Агачский район, республика Горный Алтай), собранные в фа зу плодоношения. Собранное сырьё доводилось до воздушно-сухого состояния при комнатной температуре.

Эфирное масло получали методом гидродистилляции с параллельной экстракцией из воздушно-сухого сы рья. Время перегонки составляло 4 ч. Полученные образцы исследовали методом хромато-масс-спектрометрии.

Хромато-масс-спектрометрические данные получены на газовом хроматографе Agilent 5890N с квадрупольным масс-селективным детектором (масс-спектрометром) Agilent 5973N EI/PCI. Использовалась 30-метровая квар цевая колонка НР-5ms (сополимер 5%-дифенил-95%-диметилсилоксана) с внутренним диаметром 0,25 мм и толщиной плёнки неподвижной фазы 0,25 м, газ-носитель – гелий с постоянным потоком 1 мл/мин. Темпера тура колонки: (1) выдержка 2 мин при 50 С, (2) подъём температуры от 50 до 240 С со скоростью 4 С/мин, (3) подъём температуры от 240 до 280 С со скоростью 20 С/мин, (4) выдержка 5 мин при 280 С. Температура ис парителя – 280 С. Температура источника ионов – 150 С. Температура интерфейса между ГХ и МС детекто ром – 280 С. В испаритель вводился 1 л 1% ацетонового раствора эфирного масла с разделением потока 20: 1.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Ионизация молекул осуществлялась электронами (70 эв). Данные собирались со скоростью 1,2 скан./сек при массовой области 30-650 а.е.м. Количественное содержание компонентов эфирных масел (таблица 1) вычисля лось по площадям газохроматографических пиков без использования корректирующих коэффициентов. Каче ственный анализ проводили путем сравнения линейных индексов удерживания и полных масс-спектров компо нентов с соответствующими данными чистых соединений и данными специализированной собственной биб лиотеки [1].

Таблица 1 – Компонентный состав эфирного масла Ribes fragrans Компонент Содержание, % -пинен 0, -пинен 0, -мирцен 0, лимонен 13, борнилацетат 0, -копаен 0, кариофиллен 0, гумулен 1, -Е-фарнезен 0, алло-аромадендрен 0, цис-муурола-4(14),5-диен*1 0, -мууролен*1 0, транс-муурола-4(14),5-диен*1 0, 4-эпи-кубебол*1 0, -мууролен*1 2, -кадинен*1 3, -кадинен*1 8, -кадинен*1 0, неиндефицированный компонент 0, 4-гидроксигермакра-1(10),5-диен 4, ледол 1, неиндефицированный компонент 0, Т-мууролол*1 7, -кадинол*1 1, -кадинол *1 8, -бисаболол 16, 6-гидроксигермакра-1(10),4-диен 22, неиндефицированный компонент 0, Анализ полученных результатов показывает, что в составе эфирного масла листьев R. fragrans обнаружено 28 индивидуальных веществ, из которых идентифицировано 25 компонентов с общей концентрацией 97,95%, Основными компонентами эфирного масла с содержанием более 1% являются: сесквитерпены – бициклические кадинанового ряда (в таблице отмечены *1) – 34,94% и моноциклические гермакрановой структуры (гидроок симакрадиены) – 26,8%, бисаболол 16,61%, гумулен 1,31%, а также циклический монотерпен лимонен 13,05%.

Разнообразный состав эфирного масла позволяет отнести смородину душистую к перспективному эфирномас личному лекарственному растительному сырью.

Библиографический список 1. Ткачев, А.В. Библиотека хромато-масс-спектрометрических данных летучих веществ растительного происхож дения / А.В. Ткачев. – Новосибирск: Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, 2006. – 783 с.

УДК 581.192:547. Д.С. Круглов, Д.Л. Макарова, Д.В. Домрачев Новосибирский государственный медицинский университет, г. Новосибирск Институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, г. Новосибирск E-mail: kruglov_ds@mail.ru Сравнительный анализ эфирного масла подземных органов гравилата аллепского и бутонов гвоздики Биологическая активность эфирных масел зависит от их состава. Установлено, что сильными антибактери альными и фунгицидными свойствами обладают эфирные масла, содержащие эвгенол [2]. Эвгенол входит в со Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений став эфирного масла тропических растений гвоздичного дерева (Syzygium aromaticum L.), базилика эвгенольно го (Ocimum gratissimum L.), иланг-иланга (Cananga odorata Hook.f. & Thomson), цитронелла (Cymbopogon nardus L.). Во флоре России эвгенол содержится в составе эфирного масла растений рода гравилат семейства Rosaceae.

В этой связи представляется актуальным сравнить компонентный состав эфирного масла гвоздичного дерева и подземных органов гравилата алеппского (Geum aleppicum Jacq.).

Объектами исследования служили высушенные бутоны гвоздичного дерева и корневища с корнями G. aleppicum, собранные в фазе плодоношения на территории Новосибирской области.

Эфирное масло получали методом гидродистилляции из воздушно-сухого сырья. Время перегонки состав ляло 4 ч. Полученные образцы исследовали методом хромато-масс-спектрометрии. Хромато-масс-спектро метрические данные получены на газовом хроматографе Agilent 5890N с квадрупольным масс-селективным де тектором (масс-спектрометром) Agilent 5973N EI/PCI. Использовалась 30-метровая кварцевая колонка НР-5ms (сополимер 5%-дифенил-95%-диметилсилоксана) с внутренним диаметром 0,25 мм и толщиной плёнки непод вижной фазы 0,25 м, газ-носитель – гелий с постоянным потоком 1 мл/мин. Температура колонки: (1) выдерж ка 2 мин при 50 С, (2) подъем температуры от 50 до 240 С со скоростью 4 С/мин, (3) подъём температуры от 240 до 280 С со скоростью 20 С/мин, (4) выдержка 5 мин при 280 С. Температура испарителя – 280 С. Темпе ратура источника ионов – 150 С. Температура интерфейса между ГХ и МС детектором – 280 С. В испаритель вводился 1 л 1%-ного ацетонового раствора эфирного масла с разделением потока 20: 1. Ионизация молекул осуществлялась электронами (70 эв). Данные собирались со скоростью 1,2 скан./сек при массовой области 30-650 а.е.м. Количественное содержание компонентов эфирных масел (таблица 1) вычислялось по площадям газохроматографических пиков без использования корректирующих коэффициентов. Качественный анализ проводили путем сравнения линейных индексов удерживания и полных масс-спектров компонентов с соответ ствующими данными чистых соединений и данными специализированной собственной библиотеки [1].

Таблица 1 – Состав эфирного масла корневищ Geum aleppicum Компонент Содержание, % неидентифицированный компонент 0, неидентифицированный компонент 0, 3-карен 0, п-цимол 0, линалоол 0, нопинон 2, цис-миртаналь 3, транс-миртаналь 0, миртенол 3, н-додекан 0, неидентифицированный компонент 0, транс-миртанол 1, неидентифицированный компонент 1, фелландраль 0, неидентифицированный компонент 0, эвгенол 82, неидентифицированный компонент 0, н-нонадекан 0, н-пентадекан 0, н-гексадекан 0, н-гептадекан 0, н-октадекан 0, н-нонадекан 0, пластификатор 0, н-эйкозан 0, Анализ полученных результатов показывает, что в составе эфирного масла корневищ (суммарное содержа ние 0,4% в пересчёте на абсолютно сухое сырьё г. алеппского выявлено 25 компонентов, из которых идентифи цировано 19, в свою очередь, среди которых 98,86% по массе составляют соединения терпеновой природы с преобладанием эвгенола – 82,66%. Эфирное масло бутонов гвоздичного дерева (суммарное содержание в сы рье – 13,3%) представлено 16-ю соединениями (идентифицировано 15), среди которых эвгенол и его ацетатная соль составляют 96,94%). Минорные компоненты масел представлены линалоолом, цимолом, производными пинена и миртенола в эфирном масле г. алеппского и производными кариофиллена в эфирном масле гвоздично го дерева, что может определить и различия в специфической активности рассматриваемых эфирных масел.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Таблица 2 – Состав эфирного масла бутонов Syzygium aromaticum Компонент Содержание, % метилсалицилат 0, — 0, н-тридекан 0, эвгенол 72, н-тетрадекан 0, кариофиллен 1, гумулен 0, н-пентадекан 0, эвгенилацетат 23, окись кариофиллена 0, н-гексадекан 0, кариофилла-4(12),8(13)-диен-5-ол 0, н-гептадекан 0, н-октадекан 0, н-нонадекан 0, н-трикозан 0, Высокое содержание эвгенола в эфирном масле из корневищ гравилата алеппского, а также наличие в нём цимола и линалоола позволяет рассматривать его как перспективное лекарственное растения для изготовления фитопрепаратов с бактерицидным действием.

Библиографический список 1. Ткачев, А.В. Библиотека хромато-масс-спектрометрических данных летучих веществ растительного происхож дения / А.В.Ткачев. – Новосибирск: Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, 2006. – 783 с.

2. Lee, K.-G. Antioxidant properties of aroma extract isolated from clove buds [Syzygium aromaticum (L.) Merr. et Perry] / Lee K.-G., Shibamoto T. // Food Chemistry. – 2001. – Vol. 74, № 4. – P. 443-448.

УДК 615.322:543.544+547. А.В. Куркина Самарский государственный медицинский университет, г. Самара E-mail: annushkae@yandex.ru Перспективные направления в области стандартизации лекарственного растительного сырья, содержащего флавоноиды Лекарственное растительное сырьё (ЛРС), содержащее флавоноиды, широко применяется в медицинской практике в качестве источника желчегонных, гепатопротекторных, антиоксидантных, капилляроукрепляющих, ангиопротекторных, диуретических, противовоспалительных, противоязвеннных, спазмолитических и других лекарственных средств [1-4]. За последние 15-20 лет число фармакопейных видов сырья, отнесенных к флаво ноидам, увеличилось с 11 до 28 наименований [3,4]. Кроме того, флавоноиды имеют статус второй группы био логически активных соединений (БАС) в 30 видах лекарственных растений, включая эфирномасличное сырьё (цветки пижмы обыкновенной, листья мяты перечной, трава полыни эстрагон и др.), а также виды, содержащие фенилпропаноиды, в частности, гидроксикоричные кислоты (цветки бессмертника песчаного и др.), в случае которых подходы к химической стандартизации достаточно противоречивы [1,5,6], а используемые методики анализа не всегда отвечают параметрам валидации. Кроме того, в настоящее время в ассортименте лекарствен ных средств вышеперечисленного спектра биологической активности, представленных на фармацевтическом рынке РФ, сложилась неблагоприятная ситуация, заключающаяся в доминировании зарубежных препаратов.

В связи с этим представляется целесообразным создание импортозамещающих препаратов, в том числе на ос нове лекарственных растений, содержащих флавоноиды. Актуальны также совершенствование имеющейся нормативной документации, а также разработка новых стандартов качества на ЛРС. Кроме того, важным аспек том исследований является гармонизация подходов к стандартизации в ряду: ЛРС – лекарственная субстанция и лекарственный препарат.

Целью настоящей работы являются исследования по обоснованию подходов к химической стандартизации ЛРС и препаратов, содержащих флавоноиды.

Исследовали сырье следующих лекарственных растений: бессмертник песчаный (Helichrysum arenarium (L.) Moench.), пижма обыкновенная (Tanacetum vulgare L.), ромашка аптечная (Matricaria chamomilla L.), эрва шерстистая (Aerva lanata L.), мята перечная (Mentha piperita L.), полынь эстрагон (Artemisia dracunculus L.), ре Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений пешок аптечный (Agrimonia eupatoria L.). Наряду с вышеперечисленными видами ЛРС были исследованы также индивидуальные соединения, выделенные из изучаемых видов ЛРС. Регистрацию электронных спектров про водили с помощью спектрофотометра “Specord 40” (Analytik Jena). Тонкослойную хроматографию (ТСХ) осу ществляли на пластинках “Silufol UV 254” и «Сорбфил ПТСХ-АФ-А-УФ» в системах растворителей: хлоро форм – этанол (4:1), хлороформ – этанол – вода (26:16:3), хлороформ – метанол – вода (26:14:3) и н-бутанол – уксусная кислота (4:1:2). Исследование методом высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) про водилось на микроколоночном жидкостном хроматографе «Милихром-5» (НПО «Научприбор», Россия) в изо кратическом режиме (стальная колонка 280 мм;

КАХ 6-80-4, сорбент – «Диасорб С-16») в обращённо-фазовом варианте ВЭЖХ. В качестве подвижной фазы использовали смесь «вода – ацетонитрил» в соотношениях 70: и 80:20 (об.%). Скорость подачи элюента составила 0,1 мл/мин. Детектирование веществ осуществляли УФ де тектором при длинах волн 254, 270, 290, 330 и 360 нм.

Теоретически и экспериментально обоснованы методические и методологические подходы к химической стандартизации ЛРС и лекарственных препаратов, содержащих флавоноиды. С использованием спектрофото метрии, ТСХ и ВЭЖХ обоснованы методики качественного и количественного анализа лекарственного расти тельного сырья: бессмертника песчаного цветки, пижмы обыкновенной цветки, эрвы шерстистой трава, мяты перечной листья, полыни эстрагон трава, репешка аптечного трава, ромашки аптечной цветки и соответствую щих препаратов. Для целей стандартизации ЛРС рекомендованы стандартные образцы (СО) цинарозида, СО рутина и СО изосалипурпозида. Новые подходы к стандартизации лекарственных растений, содержащих фла воноиды, целесообразно использовать также для анализа соответствующих фитопрепаратов на основе флаво ноидов. Сравнительное изучение электронных спектров водно-спиртовых извлечений из ЛРС показало, что на ряду с флавоноидами существенный вклад в кривую поглощения УФ спектров вносят гидроксикоричные ки слоты (фенилпропаноиды), представленные в основном п-кумаровой, кофейной, хлорогеновой кислотами и их производными. Это имеет место как в случае эфирномасличных растений, например, пижма обыкновенная (ри сунок 1), так и в видах, в которых ведущей группой биологически активных соединений являются флавоноиды (бессмертник песчаный и др.).

Рисунок 1 – УФ спектры растворов водно-спиртового извлечения из цветков пижмы обыкновенной:

1 – раствор извлечения;

2 – раствор извлечения с добавлением алюминия хлорида В обоих вариантах использование дифференциальной спектрофотометрии приводит к получению кривой поглощения, спектральные характеристики которой определяются особенностями химического строения фла воноидов [3,7].

В дифференциальных электронных спектрах растворов водно-спиртовых извлечений пижмы обыкновен ной цветков, ромашки аптечной цветков, бессмертника песчаного цветков и мяты перечной листьев обнаружи ваются максимумы поглощения соответственно при 400, 412 и 418 и 395 нм. Кривая поглощения УФ спектра раствора извлечения из пижмы обыкновенной цветков в варианте дифференциальной спектрофотометрии в ос новном обусловлена веществами флавоновой природы, имеющими, как правило, в этих условиях максимум по глощения около 400 нм, свойственный СО цинарозида.

Максимумы спектра поглощения раствора извлечения из цветков ромашки аптечной в варианте дифферен циальной спектрофотометрии в основном обусловлены флавонолами, имеющими, как правило, в этих условиях Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений максимум поглощения около 410-412 нм, свойственный такому известному СО, как рутин. В УФ спектр рас твора извлечения из бессмертника песчаного цветков значительный вклад вносят халконы, особенно в варианте дифференциальной спектрофотометрии. Это подтверждается спектральными характеристиками СО изосали пурпозида, имеющего максимум поглощения в УФ спектре при длине волны 418 нм. Следовательно, для целей стандартизации лекарственных растений, содержащих флавоноиды, целесообразно использование в случае флавонов, флавонолов и халконов соответственно СО цинарозида, СО рутина и СО изосалипурпозида.

Результаты изучения электронных спектров растворов водно-спиртовых извлечений из пижмы обыкновен ной цветков, бессмертника песчаного цветков, ромашки аптечной цветков, мяты перечной листьев, полыни эст рагон травы, эрвы шерстистой травы, репешка аптечного травы, а также растворов СО рутина, СО цинарозида и СО изосалипурпозида свидетельствуют о том, что данные стандарты могут быть использованы для целей стан дартизации видов ЛРС, содержащих флавоны, флавонолы и халконы.

С учётом того обстоятельства, что халкон изосалипурпозид является не только доминирующим, но и диаг ностическим компонентом бессмертника песчаного цветков, разработана методика ВЭЖХ-анализа сырья дан ного растения. Для целей количественной оценки содержания изосалипурпозида предложены условия хромато графирования, в которых пик целевого вещества имеет время удерживания (t R) около 4,5 мин (рисунок 2). Оп ределено, что содержание изосалипурпозида в бессмертника песчаного цветках варьирует от 1,56 до 1,78%.

Ошибка единичного определения содержания изосалипурпозида в цветках бессмертника песчаного с довери тельной вероятностью 95% составляет ±4,75%. Разработка методик ВЭЖХ-анализа актуальна и для других ви дов ЛРС, обсуждаемых в данной работе.

Рисунок 2 – Схема ВЭЖХ-хроматограммы извлечения из цветков бессмертника песчаного:

изосалипурпозид (пик 1), салипурпозид и прунин (2+3), 5,7-дигидроксифталид (4), 5-гидрокси-7-метоксифталид (5) Таким образом, разработанные новые методические и методологические подходы к стандартизации ЛРС и фитопрепаратов, содержащих флавоноиды, могут быть положены в основу методик качественного и количест венного анализа данной группы действующих веществ, представленных флавонами, флавонолами и халконами.

Для целей стандартизации ЛРС рекомендованы СО цинарозида (пижма обыкновенная, мята перечная), СО ру тина (ромашка аптечная, эрва шерстистая, репешок аптечный, полынь эстрагон) и СО изосалипурпозида (бес смертник песчаный).

Библиографический список 1. Государственная фармакопея СССР. – Вып. 2: Общие методы анализа / МЗ СССР. – 11-е изд., доп. – М.: Медици на, 1990. – 400 с.

2. Государственный реестр лекарственных средств. – Т. 1: Официальное издание. – М., 2008. – 1398 с.

3. Куркин, В.А. Фармакогнозия: учебник для студентов фармацевтических вузов (факультетов.) / В.А. Куркин. – 2-е изд., перераб. и доп. – Самара: ООО «Офорт», ГОУ ВПО «СамГМУ», 2007. – 1239 с.

4. Куркин, В.А. Основы фитотерапии: учебное пособие для студентов фармацевтических вузов / В.А. Куркин. – Са мара: ООО «Офорт»;

ГОУ ВПО «СамГМУ Росздрава», 2009. – 963 с.

5. Куркина, А.В. Методика определения суммы флавоноидов в цветках пижмы / А.В. Куркина, А.И. Хусаинова // Фа р мация. – 2010. – Т. 58, № 3. – С. 21-24.

6. Куркина, А.В. Новые подходы к стандартизации сырья бессмертника песчаного – Helichrysum arenarium (L.) Moench. / А.В. Куркина // Традиционная медицина. – 2010. – № 1 (20). – С. 45-49.

7. Mabry, T.J. The Systematic Identification of Flavonoids / T.J. Mabry, K.R. Markham, M.B. Thomas. – Berlin;

Heidelberg;

New York, 1970. – 354 c.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений УДК 581.5'6 (470.65) Р.Дз. Кусова Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова, г. Владикавказ E-mail: raisakusova@inbox.ru Экспедиционные исследования дикорастущих лекарственных растений горных районов РСО-Алания Республика Северная Осетия – Алания расположена на северных склонах центральной части Главного Кавказского хребта и частично восточного Предкавказья. Её территория отличается разнообразием природных условий и всегда привлекала внимание многих выдающихся учёных. (Н.И. Вавилов, И.А. Гюльденштедт, С.Г. Гмелин-младший, И.П. Фальк и др.).

В 60-х годах на Северном Кавказе были организованы экспедиции под руководством профессора Д.А. Му равьевой в составе: В.А. Челомбитько, О.Н. Денисенко, О.И. Поповой, А.А. Акопова и др., которые занялись исследованиями ресурсов лекарственных растений (ЛР) разных флористических регионов СССР, в т.ч. и Се верной Осетии [2]. Все эти исследования были значимыми и эффективными, однако конкретных ресурсных за пасов они не касались и не смогли составить полную картину возможности заготовок лекарственного расти тельного сырья (ЛРС) по РСО-Алания в целом.

Богатая и разнообразная лекарственная флора республики свидетельствует о том, как много таит она в себе неиспользуемых ресурсов ценного сырья. Спрос на него из года в год повышается в связи с ростом фармацев тической промышленности и всевозрастающими потребностями сети аптечных учреждений. Среди раститель ности должное значение имеют растения, используемые в народной и научной медицине. На наш взгляд выход из данного положения состоит в острой необходимости изучения реальных запасов дикорастущего ЛРС и воз можности их рационального использования.

В связи с этим целью данной работы явилось выявление ареалов дикорастущих лекарственных растений РСО-Алания, оценка продуктивности и запасов сырья.

На протяжении ряда лет нами проводятся экспедиционные исследования ДЛР горного, предгорного и рав нинного районов республики [2,3]. Маршруты экспедиций составлялись заранее на основании изучения схем землепользования, административных карт РСО-Алания и карт растительности СССР. В работе использовали топографические и сельскохозяйственные карты районов (М 1:1 00000), планы лесонасаждений лесхозов, лес ничеств, таксационные описания лесов и опросные данные.

Плотность запаса сырья определяли на конкретных зарослях методом учетных площадок 5 м2 или модель ных экземпляров. Число учётных площадок в зависимости от площади заросли колебалось от 25 до 30, число модельных экземпляров было не менее 100. Рассчитывали величину эксплуатационного запаса и возможный объём ежегодных заготовок [4].

Для более полезного и эффективного проведения экспедиционных исследований в горной части было вы делено 4 лекарственные фитозоны, которые необходимы были из-за экологического состояния запасов ЛРС и возможности их будущей устойчивой эксплуатации. Подобное районирование предлагается впервые [1].

Лекарственные фитозоны горной части охватывают в основном субальпийский пояс, который включает следующие типы растительности: субальпийские луга, субальпийское высокотравье, субальпийское криволе сье. В силу инверсии поясов границы фитозон лежат как выше, так и ниже приведенных значений их абсолют ных высот. Взаимное проникновение растительности смежных фитозон обусловливает фестончатость их ус ловных границ.

Ниже приводим характеристики лекарственных фитозон горной части РСО-Алания.

1. Чмийско-Санибинско-Кармадонская фитозона, расположена в междуречье рек Терек и Геналдон, имеет несколько речных долин и внутригорных котловин. С севера её в основном ограничивают массивы Ска листого хребта, с юга – перемычки и продольные хребты Бокового хребта. В данной фитозоне есть возмож ность заготовки ЛРС облепихи, шиповника, барбариса, душицы, череды, мать-и-мачехи, хмеля обыкновенного (рисунок 1).

При обследовании флоры данной фитозоны были выделены наиболее перспективные для заготовки ЛРС фитоподзоны:

Суаргомская – (высота над у. м до 1200 м, широколиственные поляны, горностепная раститель ность);

Санибинская – (горная степь, высота – до 1 м;

субальпы – до 30 см;

альпыйская котловина – до см, местами произрастает берёза и кустарники.

2. Даргавская фитозона. Территории, входящие в эту фитозону, давно объединились в один из самых многочисленных и важных хозяйственных районов горной Северной Осетии (рисунок 1). Зона представлена Даргавской котловиной, расположенной между Боковым и Скалистым хребтами. От соседних котловин она от деляется горными перемычками, представляющими отроги этих хребтов.


Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Рисунок 1 – Карта-схема распространения дикорастущих лекарственных растений в Чмийско-Санибинско-Кармадонской и Даргавской фитозонах Основное ботаническое богатство зоны – субальпийские луга с разнообразным флористическим составом.

В лекарственном отношении интерес представляют субальпийские разнотравные и разнотравно-злаковые луга.

Данная зона – один из самых лесистых районов горной Осетии и делится на 3 фитоподзоны:

Кармадонская – 1450-1500 м н.у.м., горная степь, субальпы, альпы;

Даргавская – 1700-2979 м н.у.м., южные склоны с редкими зарослями деревьев и кустарников;

Тбаухохская – 1700-2979 м н.у.м., южные склоны с редкими зарослями деревьев и кустарников.

3. Алагирская фитозона самая обширная и разнообразная по климатическим условиям и растительному покрову. Несмотря на длительное антропогенное воздействие, в Алагирской фитозоне ещё сохраняются значи тельные запасы лекарственного сырья (рисунок 1). Данная фитозона делится на 7 фитоподзон.

1. Унальская фитоподзона, типичная внутригорная котловина, отличающаяся от остальных котловин не значительной территорией и обилием ультрафиолетовой радиации (высота над у.м. 1145 м), в основном тери торрия горных степей, субальп и альп. Всё это позволило вырастить в Унале уникальные горные сады. На отро гах южной экспозиции массива Кариу-хох растут сосновые леса. На обширных лугах немало лекарственных трав.

2. Цейская фитоподзона, высота над у.м. 2500-3000 м. Это один из богатейших по растительному составу уникальный горный район Северной Осетии. Цей отличается от других горных фитозон своеобразными при родными условиями. В подлеске, на обширных полянах, вплоть до границы Цейского и Сказского ледников, произрастает большое количество целебных трав и ягод, в особенности в поймах рек Цейдон и Скддон. Но сбор их запрещён, так как Цей входит в Северо-Осетинский государственный заповедник.

3. Нарско-Зарамагская фитоподзона расположена в высокогорной части в небольших котловинах Юж ной Юрской депрессии: Нарской, Зарамагской, в речных долинах Нардона и Мамисондона (высота над у.м. от 1900 до 2000 м.). Отличается большой влажностью, резко континентальным климатом с холодной зимой и ко ротким прохладным летом. С юга фитоподзону ограничивают отроги Водораздельного хребта. На южных склонах Бокового хребта – обширные субальпийские и альпийские луга. Часть из них используется жителями оставшихся малочисленных горных поселений под сенокосы и пастбища. С точки зрения сбора целебного сы рья фитоподзона представляет своего рода целинный фиторайон. Имеется возможность производить промы словые заготовки ЛРС (рисунок 2).

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Рисунок 2 – Карта-схема распространения дикорастущих лекарственных растений в Алагирской фитозоне 4. Мамисонская фитоподзона (высота над у.м. от 1900 до 2000 м.) почти на том же уровне, что и преды дущая, здесь преобладают сосновые леса, растительность субальпийских и альпийских лугов с преобладанием ДЛР.

5. Фиагдонская фитоподзона в природном отношении имеет много общих черт по геологическому строе нию и рельефу, климату, почвам и растительности с предыдущей. Однако данная фитозона отличается от со седней Даргавской более значительным расстоянием от предгорной равнины, иной конфигурацией, большим количеством тепла, о чём говорят произрастающие в садах Куртатинских селений фруктов. Границы фитозо ны – от с. Дзивгис до с. Харисджин. С запада над зоной возвышается массив Кариу-хоха, с востока – Тбау-хох, с юга её обрамляют хребты, вершины и горные перемычки Бокового хребта. Интерес представляет и высоко горная часть Куртатинского ущелья – Хилак с субальпийскими и альпийскими лугами. Флористический состав зоны имеет около 900 видов. В растительности зоны выражена вертикальная поясность.

6. Карцинско-Гусаринская фитоподзона – 1400-2000 м над уровнем моря, фитоподзона характеризуется широколиственными липовыми и сосновыми лесами. Лесные поляны имеют богатый арсенал лекарственных растений и перспективными для заготовки сырья можно отметить душицу обыкновенную, горец мясокрасный, можжевельник продолговатый, полынь горькая, рамашка аптечная и р. кавказской.

7. Фиагдонско-Хилакской фитоподзоне характерна горностепная и субальпийская растительность, бога та ЛР.

Дигорская фитозона была разделена нами на 3 фитоподзоны:

Задалесско-Мацутинская фитоподзона;

Дзинагинско-Стурдигорская фитоподзона;

Уаллагкомская фитоподзона.

1. Задалесско-Мацутинская фитоподзона расположена в западной части республики, в Дигорском уще лье (высота над у.м. 1450 м.). Наиболее перспективным районом лекарственного сырья здесь надо считать об ширную из всех понижений Северо-Юрской депрессии Мацутинско-Задалесскую внугригорную котловину, есть возможность заготовки ЛРС боярышника обыкновенного, лоха узколистного, зверобоя продырявленного (рисунок 3). Фитозона расположена между отрогами двух массивов Скалистого хребта – Кионского и Узахох ского. Характеризуется горностепной, субальпийской и альпийской растительностью. Характер высотного рас пределения растительности можно проследить на примере Дони-фарс-Задалеской горной котловины – наиболее расширенной части Северной Юрской депрессии (до 5 км) и Билягидонского ущелья.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Рисунок 3 – Карта-схема распространения дикорастущих лекарственных растений в Задалесско-Мацутинской фитоподзоне 2. Дзинагинско-Стурдигорская фитоподзона расположена на высоте от 2000 до 2500 м над уровнем мо ря. Ей характерны сосновые леса, субальпийская и альпийская растительность.

Виды лекарственных растений в верховье р. Урух, 1350-1850 м встречаются в ценокомплексах и доминан томи являются ЛР в окрестностях с. Дзинага. По долинам всех рек – леса из ольхи серой, заросли облепихи (ри сунок 4).

Рисунок 4 – Карта-схема распространения дикорастущих лекарственных растений в Дзинагинско-Стурдигорской и Уаллагкомской фитоподзонах Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Травянистая растительность представлена горностепными и нагорно-ксерофитными сообществами. Фоно вые виды растений: шалфей мутовчатый, астрагал козлятниковидный, душица, дубровники восточный и вой лочный и др. Здесь встречаются также виды родов: тимьян, коровяк, иссоп, тысячелистник обыкновенный, мать-и-мачеха и др.

Нижняя часть Билягидонского ущелья в окрестностях с. Ахсау, кустарниковые заросли состоят главным образом из ксерофильных видов: барбарис обыкновенный, жестер Палласа, виды шиповника и др. Выше по Би лягидонскому ущелью начинается заросли облепихи.

3. Уаллагкомская фитоподзона находится на высоте от 1450 до 2000 м. Она представлена горностепной, субальпийской и альпийской растительностью (щавель конский, тмин розовый, горец альпийский, лук побед ный, горец мясокрасный и др.). Из кустарников – малина, шиповник и др. Известных лекарственных видов на считывается более 250, но широкое распространение и обилие имеют немногие виды. В ходе экспедиционных исследований провели картирование зарослей ЛР по каждому горному району.

В ходе экспедиционных исследований было выявлено, что видовое разнообразие ДЛР уменьшается. Нега тивно влияют на них распашка целинных и залежных земель, усиление сенокошения, круглогодичные выпасы, замусоренность мест отдыха, а также рубка леса при дачном строительстве. Современная популяризация траво лечения привели к тому, что многие виды лекарственных растений находятся под угрозой исчезновения.

Выяснилось, что самой большой угрозе подвергаются около 17 видов ЛР. В республике за последние лет значительно повысился интерес к дикорастущим ягодным растениями. В первую очередь, это облепиха крушиновидная, барбарис обыкновенный, черника обыкновенная, брусника обыкновенная, можжевельник ка зацкий, терн, ряд видов шиповников. Из травянистых растений: солодка голая, стальник полевой, полынь горь кая, иван-чай узколистный, мята длиннолистная, золототысячник обыкновенный, череда трёхраздельная и др.

также подвержены усиленному антропогенному влиянию. В этой связи всё более остро встает вопрос об их ох ране и рациональном использовании ЛРС.

Библиографический список 1. Кусова, Р.Дз. Фитозоны лекарственных растений горных территорий РСО-Алания / Р.Дз. Кусова// Вестник Севе ро-Осетинского отдела Русского Географического общества № 5 СОГУ. – Владикавказ, 2000. – С. 78-82.

2. Кусова, Р.Д. Исследование ресурсов лекарственных растений равнинно-предгорных районов Республики Северная Осетия-Алания // Фармация. – 2006. – № 4. – С. 18-20.

3. Кусова, Р.Дз. Лекарственные растения горных районов Северной Осетии / Р.Дз. Кусова // Вест. Воронеж. гос. ун та. Серия: Химия. Биология. Фармация. – 2006. – № 2. – С.300-301.

4. Ресурсоведение лекарственных растений: учебное пособие / Д.А. Муравьева [и др.]. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2008. –220 с.

УДК 581.5'6 (470.65) Р.Дз. Кусова, А.Ф. Плиева Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова, г. Владикавказ E-mail: raisakusova@inbox.ru Установление содержания эфирного масла в образцах соплодий хмеля горных районов РСО-Алания Продолжая ресурсоведческого исследования дикорастущих лекарственных растений РСО-Алания, очеред ным объектом был избран хмель обыкновенный (Humulus lupulus L.). Ареал хмеля в данном регионе достаточно широк, начиная от равнин и достигая гор, до среднего пояса, он произрастает в основном по долинам рек, овра гам, в сырых широколиственных лесах, ивняках, по кустарникам, берегам болот [3].


С древности аланами-осетинами соплодия хмеля использовались для приготовления национального пива, уникального по своим вкусовым качествам, а также при выпечке хлеба. Мировая практика показывает, что 80% шишкового хмеля и хмелепрепаратов находит применение в пивоварении. Остальное шишковое сырье исполь зуется в пищевой, косметической, медицинской, лакокрасочной и других областях промышленности.

Основными биологически активными веществами являются горечи, полифенольные соединения (флаво ноиды, антоцианидины, катехины и фенолкарбоновые кислоты) и эфирное масло. Хмель является мягким седа тивным средством, которое по активности немного уступает валериане. Соплодия («шишки») хмеля – Strobili Lupuli (Amenta Lupuli) – являются лекарственным сырьём и в медицинской практике применяются главным об разом как седативное средство при повышенной нервной возбудимости, нарушениях сна, вегетососудистой дистонии и климактерических расстройствах. Среди лекарственных средств, содержащих хмель, валокордин, валоседан, ново-пассит, корвалдин, седаит, уролесан и др. Однако качество их регламентируется стандартами для использования в пивоваренной промышленности [1]. Существующая нормативная документация на сопло дия хмеля обыкновенного предусматривает стандартизацию сырья по содержанию основного компонента горе чи – а-кислот и товароведческим показателям (допустимых примесей, общей золы и показателей влажности).

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений На наш взгляд при использовании соплодий хмеля для лечебных целей необходима их стандартизация по веществам, обеспечивающим их биологическое действие седативное, противовоспалительное, спазмолитиче ское, желчегонное и др. Одним из биогически активных соединений является эфирное масло хмеля. Согласно литературным данным, содержание эфирного масла в сырье зависит от места произрастания растения и, как правило, разноречивое (в среднем 0,2-1,8%).

Цель данной работы – установление содержания эфирного масла в различных образцах соплодий хмеля обыкновенного, произрастающего на территории РСО-Алания.

Объектом для исследований служили соплодия, «шишки» хмеля обыкновенного, собранные в августе сентябре, в районе Лесистого хребта РСО-Алания, когда они имели желтовато-зелёный цвет.

Эфирное масло получали перегонкой с водяным паром по общеизвестной методике [2]. Для обоснования пределов содержания эфирного масла в соплоднях хмеля обыкновенного, необходимых для включения в проект фармакопейной статьи, проведён анализ 6 образцов сырья, заготовленных в Чмийско-Санибинско Кармадонской и Даргавской фитозонах.

Содержание эфирного масла в объёмно-весовых процентах (х) в пересчёте на абсолютно сухое сырьё вы числяли по формуле:

x V m (100 W) где V – объём эфирного масла, мл;

m – масса сырья, г;

W – потеря в массе при высушивании сырья, %.

Данные по содержанию эфирного масла приведены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1 – Результаты определения содержания эфирного масла в хмеле обыкновенном Чмийско-Санибинско-Кармадонской фитозоны Содержание эфирного масла в объёмно Объём эфирного Масса сырья, Потеря в массе при № опыта весовых процентах в пересчёте на масла, мл г высушивании, % абсолютно сухое сырьё, % Ср. арифм. 1, I 0,98 100,0 12% 1, Ср. арифм. 1, II 1,10 100,0 12% 1, Ср. арифм. 1, III 1,20 100,0 12% 1, Таблица 2 – Результаты определения содержания эфирного масла в хмеле обыкновенном Даргавской фитозоны Содержание эфирного масла в объёмно Объём эфирного Масса сырья, Потеря в массе при № опыта весовых процентах в пересчёте на масла, мл г высушивании, % абсолютно сухое сырьё Ср. арифм. 1, I 0,89 100,0 12% 1, Ср. арифм. 1, II 1,12 100,0 12% 1, Ср. арифм. 1, III 1,22 100,0 12% 1, Проведённые исследования показали, что содержание эфирного масла в соплодиях хмеля обыкновенного Чмийско-Санибинско-Кармадонской фитозоны составляет от 1,11 до 1,36% и от 1,01 до 1,38 – Даргавской фи тозоны, соответственно. На основании этих данных установлены нормы содержания эфирного масла – не менее 1,01%.

Библиографический список 1. ГОСТ 21946-76 и ГОСТ 21947-76. Хмель сырец и хмель прессованный. Технологические условия и методы испыта ний. – М.: Изд-во стандартов, 1976. – 23 с.

2. Государственная фармакопея СССР: Общие методы анализа / МЗ СССР. – 11-е изд., доп. – М., 1987. – Вып. 1.

3. Кусова, Р.Дз. Исследование ресурсов лекарственных растений равнинно-предгорных районов Республики Северная Осетия-Алания / Р.Дз. Кусова // Фармация. – 2006. – № 4. – С. 18-20.

УДК [582.929.4:581.192]:547.466.06: Е.Ф. Лозовицкая-Щербинина Пятигорская государственная фармацевтическая академия, г. Пятигорск Изучение аминокислотного состава надземной части живучки женевской, произрастающей на Северном Кавказе Одним из этапов исследования химического состава живучки женевской (Ajuga genevensis L. сем.

Lamiaceae) явилось изучение компонентного состава аминокислот и их количественного определения в изучае Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений мом растительном сырье. Поскольку известно, что свободные аминокислоты выполняют ряд специфических функций, участвуют в процессах связывания, транспорта и выведения из организма биологически активных форм азота, способствуют поддержанию азотистого баланса (глутаминовая и аспарагиновая кислоты), облада ют иммуноактивными свойствами и оказывают гиполипидемическое действие (глицин), стимулируют ослаб ленную сердечную деятельность (метионин), участвуют в биосинтезе некоторых алкалоидов, флавоноидов и других соединений в растениях (тирозин и фенилаланин) [1,2].

Объектом настоящего исследования служила живучки женевской трава, заготовленная в районе Кавказ ских Минеральных Вод в июне 2010 г.

Качественное обнаружение аминокислот проводили в водных извлечениях с помощью нингидриновой ре акции и хроматографически. Качественная реакция проводилась следующим образом – смешивали равные объ ёмы извлечения и 0,2% спиртового раствора нингидрина и осторожно нагревали. При охлаждении наблюдалось красно-фиолетовое окрашивание, что указывало на присутствие аминокислот в траве живучки женевской.

Хроматографический анализ проводили методом тонкослойной хроматографии на пластинках «Сорбфил»

в системе растворителей н-бутанол – кислота уксусная – вода (4:1:2) и н-бутанол – пиридин – вода (1:1:1) с дос товерными образцами аминокислот [3]. Хроматограммы обрабатывали 0,2% спиртовым раствором нингидрина и выдерживали в сушильном шкафу при температуре 100-105 С в течение 5 минут. Аминокислоты проявлялись в виде красно-бурых и красно-фиолетовых пятен. По результатам хроматографического анализа (значениям R f и окраске пятен) установлено, что аминокислотный состав травы живучки женевской представлен аспарагино вой и глютаминовой кислотами, глицином, валином, лейцином и аргинином. Изучение состава аминокислот проводили также методом бумажной хроматографии [4].

Разделение аминокислот осуществляли на аминокислотном анализаторе марки ААА-339М (Чехия) (колон ка ОСТИОН ЛГ АНБ, диаметром 8 мм и длиной 35 мм) согласно ГОСТ 13496.21-87. С этой целью исследуемое сырьё исчерпывающе экстрагировали горячей водой. Извлечение фильтровали, упаривали досуха при пони женном давлении. Для определения свободных аминокислот сухой остаток (точная навеска) растворяли в на триево-цитратном буфере (рН 2,2), объём раствора доводили до 10 мл и проводили анализ на аминокислотном анализаторе. Условия хроматографирования: подвижная фаза – раствор нингидрина с добавлением натрий ли моннокислого буфера при рН 2,2, скорость подачи элюента – 15 мл/час, цикл хроматографирования – 12 минут.

Параллельно хроматографировали стандартные образцы аминокислот.

Для количественной оценки определяли (автоматически) площади пиков идентифицированных аминокис лот. Затем рассчитывали количественное содержание свободных аминокислот в мг/г. Результаты исследования аминокислот в надземной части живучки женевской приведены в таблице 1.

Таблица 1 – Содержание свободных и связанных аминокислот в траве живучки женевской Содержание аминокислот в траве Незаменимые (+) Аминокислота живучки женевской, мг/г Заменимые (-) Аспарагиновая кислота — 1, Треонин 0,37 + Серин — 0, Глутаминовая кислота — 1, Аргинин — 0, Глицин — 0, Гистидин — 0, Аланин — 0, Лизин 0 + Валин 0,65 + Фенилаланин 0,48 + Метионин 0,05 + Тирозин — 0, Лейцин 0,60 + Изолейцин 0,44 + Итого: 7, Результаты исследований показали, что трава живучки женевской содержит до 7,27 мг/ г аминокислот.

В исследуемом сырье преобладают аспарагиновая и глутаминовая кислоты, которые являются не только струк турными элементами белков, но и имеют большое функциональное значение – выступают в качестве нейроме диаторных веществ, способствуют снятию нейротоксических явлений. Необходимо отметить и то, что изучае мое сырьё содержит практически полный состав незаменимых аминокислот (метионин, треонин, гистидин, ар гинин, лейцин, валин, фенилаланин и др.), что является важным фармакологическим фактором при лечении ря да заболеваний.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Библиографический список 1. Западнюк, В.И. Аминокислоты в медицине / В.И. Западнюк. – Киев: Здоровье, 1982. – С. 58-151.

2. Дроздова, И.Л. Аминокислоты фиалки полевой и донника рослого / И.Л. Дроздова, Р.А. Бубенчиков // Фармация. – 2003. – № 2. – С. 14-15.

3. Кирхнер, Ю.Г. Тонкослойная хроматография / Ю.Г. Кирхнер. – М.: Мир, 1981. – Т. 1 – С. 478-527.

4. Хайс, М. Хроматография на бумаге / М. Хайс. – М.: Иностранная литература, 1962. – 852 с.

УДК [615.322:582.936.1].074: Е.Ф. Лозовицкая-Щербинина Пятигорская государственная фармацевтическая академия, г. Пятигорск Изучение состава иридоидов подмаренника русского травы Подмаренник русский (Galium ruthenicum) семейства мареновые (Rubiaceae) широко используется в на родной медицине стран мира, проявляет желчегонное, кровоостанавливающее, вяжущее, противосудорожное, седативное, противовоспалительное, потогонное, антиоксидантное действие. Обладая ценными фармакологи ческими свойствами, подмаренник русский в медицинской практике используется не в полной мере [1]. Недос таточная изученность химического состава основных биологически активных веществ, ограниченные сведения о фармакологии данного растения явились основанием для его более полного изучения.

Одним из этапов фитохимического изучения травы подмаренника русского явилось исследование состава иридоидов. Известно, что иридоиды широко распространены в растениях таких семейств, как Scrophulariaceae, Plantaginaceae, Lamiaceae и, в том числе, Rubiaceae [2]. Иридоидные гликозиды относятся к циклопентаноид ным монотерпенам. Иридоиды обладают широким спектром биологической активности, они проявляют проти вовоспалительное, антимикробное, желчегонное, диуретическое, седативное и другие виды фармакологическо го действия [2].

Цель настоящей работы заключалась в изучении качественного состава и количественного содержания иридоидов в траве подмаренника русского.

Качественными реакциями в спиртовом извлечении, освобожденном от пигментов экстракцией хлорофор мом, после прибавления реактива Трим-Хилла обнаружили иридоиды по интенсивному голубому окрашива нию.

Для хроматографического изучения иридоидов получали извлечение спиртом этиловым 70%, затем его упаривали до водного остатка, охлаждали, фильтровали (отделяли хлорофилл) и фильтрат использовали для жидкостной экстракции органическими растворителями с учетом увеличения полярности растворителя: хлоро форм – этилацетат – бутанол. Таким образом, были получены хлороформная, этилацетатная, бутанольная и водная фракция.

Обнаружение иридоидов проводили в этилацетатной и бутанольной фракциях в тонком слое сорбента на пластинках «Силуфол» в различных системах растворителей: 1 – хлороформ – метанол (1:1);

2 – н-бутанол – кислота уксусная – вода (4:1:2);

3 – хлороформ – ацетон (3:7). Хроматограммы обрабатывали специальными ре активами – реактивом Трим-Хилла, реактивом Шталя, реактивом Година. В бутанольной и этилацетатных фракциях по сопоставлению значений Rf и характерной окраски зон абсорбции были идентифицированы: гар пагид, гарпагидацетат, аюгол, аюгозид. Результаты представлены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1 – Хроматографическая подвижность иридоидов в этилацетатной фракции Окраска пятен при обработке Система Реактив Реактив Реактив Идентифицировано Rf УФ свет Трим-Хилла Шталя Година cв-гол яр-роз аюгол 0, гол роз-кор 0, черн-син 0, черн-син св-кор аюгозид 0, син 0, син гарпагид 2 0, син cв-желт гарпагидацетат 0, Количественное определение иридоидов в исследуемом сырье проводили спектрофотометрическим мето дом, используя методику с гидроксиламином, предложенную Н.В. Шаменковой (НИИ фармации им. И.М. Се ченова) для травы пустырника [3,4].

Так как иридоиды, содержащиеся в траве подмаренника русского, представляют собой циклические моно терпены с циклопентановым кольцом и сложноэфирной группировкой, то в присутствии гидроксиламина в ще лочной среде сложноэфирная группировка расщепляется с образованием гидроксамовых кислот, при взаимо Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений действии с железа(III) хлоридом имеющих максимум поглощения при длине волны около 512 нм. Содержание иридоидов вычисляли в пересчёте на гарпагида ацетат.

Установлено, что в подмаренника русского траве содержится 0,45% иридоидов.

Таблица 2 – Хроматографическая подвижность иридоидов в бутанольной фракции Окраска пятен при обработке Система Идентифицировано Реактив Реактив Реактив Rf УФ свет Трим-Хилла Шталя Година желт cв-гол яр-роз 0, желт черн-син cв-желт гарпагид 1 0, черн-син cв-кор аюгозид 0, син 0, гол син cв-желт гарпагид 2 0, св-гол черн-син cв-желт гарпагидацетат 0, Таким образом, представляется целесообразным дальнейшее изучение иридоидов в исследуемом сырье в качестве источника биологически активных веществ природного происхождения.

Библиографический список 1. Растительные ресурсы СССР. Цветковые растения, их химический состав и использование. Семейства Caprifoliaceae – Plantaginaceae / под ред. П.Д. Соколова. – Л.: Наука, 1990. – 326 с.

2. Мнацаканян, В.А. Иридоидные гликозиды / В.А. Мнацаканян. – Ереван: Издательство АН Арм. ССР, 1986. – 186 с.

3. Шаменкова, Н.В. Усовершенствование определения иридоидов / Н.В. Шаменкова // Фармация. – 2005. – № 2. – С. 15-19.

УДК [582.929.4:581.192]:546.06:543.632. Е.Ф. Лозовицкая-Щербинина Пятигорская государственная фармацевтическая академия, г. Пятигорск Макро- и микроэлементный состав живучки женевской травы Известно, что макро- и микроэлементы играют важную роль в жизнедеятельности человеческого организ ма. Они входят в состав ряда ферментов, принимают участие в окислительно-восстановительных и антиокси дантных реакциях, необходимы для нормального гемопоэза, большое значение имеют для метаболизма белков, углеводов, холестерина, фосфорсодержащих соединений, костной ткани. Нормальный уровень микроэлементов необходим для полноценного функционирования нервной, эндокринной, репродуктивной и иммунной систем.

При дисбалансе в организме человека минеральных соединений могут возникнать различные патологии [2,3].

Растения являются перспективными источниками естественного минерального комплекса. Этот комплекс усваивается растительными объектами, находится в органически связанной форме и имеет достаточно высокую биодоступность для организма.

Кроме того, сведения о содержании элементов в растительном сырье стали более востребованы в связи с резко обострившейся экологической обстановкой во многих регионах России и загрязнённостью лекарствен ного растительного сырья.

Учитывая вышеизложенное, целью работы явилось исследование минерального состава живучки женев ской травы. Изучение химического состава видов живучки, произрастающих на Северном Кавказе, и возмож ности их использования в медицине представляет несомненный интерес, так как известно их применение в на родной медицине в качестве противоопухолевых, противомалярийных, спазмолитических средств, а также при желудочных, острых респираторных заболеваниях, при нервных расстройствах, головных болях [1].

Материалом для исследования служила воздушно-сухая надземная часть живучки женевской (Ajuga genevensis L.), заготовленная в районе Кавказских Минеральных вод в 2009-2010 гг.

При изучении микроэлементного состава использовали метод, основанный на полном испарении аналити ческой навески из кратера угольного электрода в плазме электрической дуги переменного тока (ДГ-2). Условия фотографирования (форма электрода, сила тока) позволяют создать оптимальные условия испарения элементов высокой, умеренной и особенно трудной летучести, обеспечивая при этом высокую чувствительность и вос производимость определения элементов.

Методика. Пробу измельчённого сырья массой 10,0 (точная навеска) минерализовали методом сухого раз ложения в фарфоровых тиглях при температуре 4500 до получения белой золы. Зольный остаток обрабатывали 5 мл смеси, состоящей из 1 части концентрированной азотной кислоты и 1 части воды и выпаривали на водяной бане. Остаток растворяли в 15 мл раствора кислоты азотной 1%, количественно переносили в мерную колбу вместимостью 50 мл и доводили объём того же раствора тем же растворителем до метки.

Фармакогностическое и ботаническое изучение лекарственных растений Содержание макро- и микроэлементов в золе травы живучки женевской проводили на приборе ДФС-8- в ЦИЛ ФГУП «Кавказгеолсъемка» и рассчитывали на соответствующую навеску.

Результаты определения содержания отдельных элементов в траве живучки женевской представлены в таблице 1.

Таблица 1 – Элементный состав травы живучки женевской Содержание в сырье, Предел обнару- Содержание в сырье, Предел обнару Элемент Элемент % на золу (10-3) жения, % (10-3) % на золу (10-3) жения, % (10-3) Калий Никель 1500 600 0,1 0, Натрий Титан 60 10 20 Кальций Ванадий 1000 10 0,1 0, Магний Хром 500 1 0,6 0, Фосфор Железо 200 30 50 Медь Бор 0,5 0,03 - Цинк Алюминий 2 2 10 Молибден Кремний 0,05 0,1 300 Галлий Цирконий 0,1 0,1 - 0, Барий Кобальт 20 20 - 0, Стронций Свинец 10 10 5 0, Марганец Серебро 30 0,3 0,02 0, Установлено, что изучаемый вид растительного сырья отличается содержанием следующих элементов, ко торые можно разделить на четыре группы: важнейшие – Cu, Zn, Mn, Fe, Co, Mo, P, Cr, Mg, Ca;

условно важ нейшие – Ni, Si, B, V;

токсичные – Ba, Pb, Al;

потенциально токсичные – Sr, Ti, Ga, Ag, Zr [4].

Высокое содержание некоторых элементов (марганца, стронция, бария, титана, кремния) в сырье объясня ется антропогенной нагрузкой на фитоценоз (кислотность атмосферных осадков, загазованность и запылён ность воздушной среды, загрязнённость водного бассейна), типом взаимоотношений в системе растение – поч ва, особенностями распределения техногенных элементов по органам растения, кроме того, играет роль и ана томическое строение растения, опушенность, строение и количество устьичных клеток [4].

Минеральные компоненты растения подчёркивают его терапевтическую значимость и позволяют исполь зовать растения в дальнейшем для создания лекарственных средств, обладающих комплексным действием.

Библиографический список 1. Растительные ресурсы СССР: Цветковые растения. Их химический состав. Использование. – СПб., 1991. – С. 11-13.

2. Кабата-Пендиас, А. Микроэлементы в почвах и растениях / А. Кабата-Пендиас, Х. Пендиас. – М.:Мир, 1989. – 236 с.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 29 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.