авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Серия: «ФИЛОСОФИЯ: Люди и идеи». Выпуск III. Философия Н.В. Гоголя. Сборник научных статей

Се ри я « Ф И

ЛОСОФ И Я:

Люди и и де и »

Вы п ус к I II

ФИЛОСОФИЯ Н.В. ГОГОЛЯ сборник научных статей Москва 2009 Серия: «ФИЛОСОФИЯ: Люди и идеи». Выпуск III. Философия Н.В. Гоголя. Сборник научных статей Се ри я « Ф И ЛОСОФ И Я:

Люди и и де и »

Вы п ус к I II ФИЛОСОФИЯ Н.В. ГОГОЛЯ сборник научных статей Москва Серия: «ФИЛОСОФИЯ: Люди и идеи». Выпуск III. Философия Н.В. Гоголя. Сборник научных статей Се ри я « Ф И ЛОСОФ И Я:

Люди и и де и »

Вы п ус к I II ФИЛОСОФИЯ Н.В. ГОГОЛЯ сборник научных статей Москва ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет»

(ГОУ ВПО МГПУ) Общеуниверситетская кафедра философии ФИЛОСОФИЯ Н. В. ГОГОЛЯ Сборник научных статей Выпуск III Материалы научно-практической конференции в МГПУ, посвящённой 200-летию со дня рождения Николая Васильевича Гоголя. Май 2009 г.

Москва УДК 821 161.1.09 "18" ББК 84.3 (2РОС) Печатается по решению Редакционно-издательского совета ГОУ ВПО МГПУ © МГПУ © Е.И. Рачин, Ю.В. Туйцын, А.Н. Лазарева, С.В. Чёрненькая, Д.П. Подкосов Редакционная коллегия:

Б.Н. Бессонов, Н.С. Кожеурова, Ю.А. Огородников, Е.И. Рачин, Г.Д. Чесноков Рецензенты:

доктор филологических наук, профессор В.А. Воропаев, доктор философских наук, профессор М.А. Маслин, доктор философских наук, профессор Ю.А. Огородников Философия Н.В. Гоголя: Сборник научных статей / Отв. ред. д. филос. н., проф. Е.И. Рачин – Выпуск III. – М.:

МГПУ, 2009.

– 256 с. – (Серия «Философия: люди и идеи») В сборнике изложены основные идеи выступлений участников На учно-практической конференции в МГПУ, проходившей в мае 2009 года и посвящённой 200-летию со дня рождения великого русского писателя Н.В. Гоголя. В статьях показаны основополагающие идеи в творчестве Гоголя, который был не только выдающимся художником слова, но и за мечательным мыслителем. Материалы конференции подтверждают важ ное значение философии Гоголя для наших дней.

ISBN 978–5–243–00276– © ГОУ ВПО МГПУ, СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Рачин Е.И.

Духовный свет Н.В. Гоголя Туйцын Ю.В.

Философские идеи в творчестве Н.В. Гоголя Лазарева А.Н.

Религия в жизни и творчестве Гоголя Чёрненькая С.В.

Перевод как проблема понимания в работах Н.В. Гоголя Подкосов Д.П.

«Мёртвые души» – тупик эволюции Об авторах Предисловие Николай Васильевич Гоголь сделал для русской культу ры значительно больше, чем мы обычно думаем. Он стал не только родоначальником современной русской художествен ной прозы, но и одним из первопроходцев нашей культуры, поставившим вопрос о нравственном совершенствовании че ловека. Его мысли о судьбе России, о будущем её народа, не смотря на их противоречивость и спорность, остаются важ ными для нас. Всё, что было в истории культуры, невозможно забыть или выбросить. Дела и мысли людей остаются после дующим поколениям для их пользы и поучения. Философ ские идеи Н.В. Гоголя, выраженные в художественной форме, в жанре нравственной философии, будут служить нам и сей час, и в последующем для лучшего понимания жизни в Рос сии, для духовного развития её людей.

Настоящий сборник статей подготовлен по материалам научно-практической конференции, проходившей в МГПУ в мае 2009 года и посвящённой 200-летию со дня рождения ве ликого русского писателя Николая Васильевича Гоголя.

Е.И. Рачин, доктор философских наук ДУХОВНЫЙ СВЕТ Н. В. ГОГОЛЯ Роль Бога в творчестве Гоголя – Историческое мироощуще ние – Гоголь-патриот и Гоголь-сатирик – О Церкви и духо венстве – Нравственный утопизм – Язык Гоголя и особенно сти его литературного стиля – Гоголь о русской поэзии – Гражданская позиция Гоголя – Ответ В.Г. Белинскому в «Авторской исповеди» – Значение Гоголя для творчества русских писателей – Зачем нам нужен Гоголь?

*** Николай Васильевич Гоголь для русского человека является выразителем культуры пушкинского времени, далёкой уже ста рины, от которой почти ничего не осталось – ни тогдашних со словий, ни законов и правил поведения, ни обычаев. Общест венное мнение той эпохи касалось вопросов животрепещущих:

о путях развития России, об общественных идеалах, о предна значении искусства, о господствующих нравах и самодержав ном правлении царя Николая I. Гоголь жил в то время и активно участвовал как художник слова в формировании и выражении общественного мнения. Его «Ревизор» и «Мёртвые души» сде лали для этого немало. Тогда А.И. Герцен в своих блестящих мемуарах «Былое и думы» создал настоящую энциклопедию русской духовной жизни 30-50-х годов XIX века, которая выра жала общественное мнение развёрнуто и универсально.

Н. В. Гоголь по-своему отразил эту жизнь на другом уровне.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Роль Бога в творчестве Гоголя В своём произведении «Выбранные места из переписки с друзьями» Гоголь публично выступил как писатель гражданин, пытающийся понять проблемы российской жизни и рассказать об этом читателям. В то время популярны были сентиментальные литературные размышления о характерах, чувствах гражданина, о предназначении человека, встречав шиеся иногда и в художественных произведениях. Можно указать, например, на произведения Стендаля, «Исповедь сы на века» де Мюссе, поздние работы Гёте, художественные произведения Н.М. Карамзина и В.А. Жуковского и др. Гого левские «Выбранные места…» стали своеобразным проявле нием гражданского сентиментализма. В них можно нагляд но увидеть многие черты этого направления: саморефлексию писательской личности, красивую живописуемость событий, афористичность выражений, стремление к социальным обоб щениям, аналитизм в описании явлений жизни, нравственный ригоризм, уход в утопическое прожектёрство, мечтатель ность, наивную веру в великую силу божественного предо пределения, странную смесь художественного реализма в описании характеристических типов русских людей и фанта стических представлений о том, как эти реальные люди будут осуществлять российскую историю. Тем не менее стремления Н.В. Гоголя были благородными и искренними: понять Рос сию умом и сердцем и предложить ей свой путь развития среди других народов. Гоголь оказался первым русским пи сателем, ставшим на свою гражданскую позицию и пытав шимся вести разговор с российским обществом о серьёзных его проблемах. Его можно назвать родоначальником активно го влияния писателей на общественное мнение. Подобно то му, как Пушкина называют солнцем русской поэзии, Гоголя Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя можно назвать зеркалом не только русских нравов 30-40-х годов XIX века, но и творцом великолепного литературного живописного изображения русской жизни вообще.

В 40-е годы в Гоголе обнаружилась скрытая в нём ранее религиозность, которая отразилась на всей второй половине его творчества. Обращение к Богу сам писатель описывает как один из определяющих шагов в поисках истины. В «Авторской испо веди» он пишет: «Всё, где только выражалось познание людей и души человека, от исповеди светского человека до исповеди анахорета и пустынника, меня занимало, и на этой дороге не чувствительно, почти сам не ведая как, я пришёл ко Христу, увидевши в нём ключ к душе человека…» [5: с. 293]. Таким об разом, к Богу Гоголь пришёл от познания человека и самого се бя как человека. Причём, Христос как сын Бога стал для писате ля примером на пути самосовершенствования.

Бог для Гоголя в это время становится высшим идеалом, которому может и должен служить человек. Бог становится для него упорядочивающим началом в мире, от которого за висит и общественный порядок, и гармония внутри души. Го воря о переводе В.А. Жуковским «Одиссеи», писатель отме чает, что «…это уважение и почти благоговение к человеку, как представителю образа Божия, это верование, что ни одна благая мысль не зарождается в голове его без верховной воли высшего нас существа и что ничего не может он сделать своими собственными силами…», свойственно не только Го меру, но и его переводчику, живущему спустя много веков после странствий Одиссея [5: с. 65]. Значит, Бог всегда управляет человеком и определяет его судьбу. Превращение Бога в законодателя и миродержца сочеталось у Гоголя с по ниманием его как внутреннего судьи человека, как совести, для которой гордость, гнев, отсутствие добра неприемлемы.

Близорукость ума, состоящую в отходе от родной культуры и Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя увлечении иностранщиной, рациональным видением мира без веры в Бога, превращение ума человека в свалку чужих мыс лей, увлечение прожектёрством Гоголь осуждает. Не верит он также в пустые мечтания и о будущем, и о прошлом. Только жизнь в настоящем желательна для человека русского, озабо ченного кучей проблем и затруднений. «Не будущего, но на стоящего касайся, – советует другим и сам себе Гоголь. – О настоящем велит нам заботиться Бог. Кто омрачается бояз нью от будущего, от того, значит, уже отступилась святая си ла. Кто с Богом, тот глядит светло вперёд и есть уже в на стоящем творец блистающего будущего» [5: с. 193].

В этом наставлении писатель пытается очертить сферу влияния Бога на жизнь людей современностью. Если не сде лать Бога эталоном бытия, силой, упорядочивающей общест во и индивидуальный дух человека, то восторжествуют хаос и стагнация жизни. Этот вывод Гоголь сделал в процессе по иска того движителя, который активизировал бы его творче ство. Без такого влияния его писательское ремесло увядало.

Неопределённым представлениям Гоголя о внутренних по рядках в России, которые основывались лишь на его наблю дениях за людьми и на сообщениях его корреспондентов, нужна была синтезирующая сила. Если в ранних произведе ниях Гоголя её заменяло воображение, приводящее всё к сме ху, сатире, осуждению общественных неурядиц, то в 40-е го ды требовалась позитивная сила. Её мог дать ум, опираю щийся на факты, статистику, научное понимание, знание об щественных законов. Всё это мог создать только образован ный ум. Образования как раз и не хватало Гоголю – поэтому он годами пытался дать ответы на вопросы: Куда идти Рос сии? Зачем быть обществу воров, взяточников и неумёх?

Бог как высший идеал и как синтезирующая сила бытия, Бог как движитель и активатор творческого духа, Бог как Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя внутренняя совесть человека в представлениях Гоголя оказы вался спасительным средством для России. Многоразличие проявлений Бога, разные его функции в человеческой жизни были необходимы для огромной и трудноуправляемой стра ны, в которой одного государства было недостаточно, чтобы придать ей устойчивое своеобразие, самодостаточную силу.

Сам Гоголь оригинально и метко выразился о таком состоя нии – как о самоцветности российского бытия. Это не «цве тущая сложность жизни» (по выражению К.Н. Леонтьева, жившего позже Гоголя), а именно из самой жизни исходящее энергетическое художественное своеобразие России. И для Леонтьева, и для Гоголя своеобра зие России состояло в славянофильском идеале религиозно сти, пропитывающей все сословия и объединяющей их. Бог нужен был России в то время как гарант стабильного сущест вования народа, как связующее звено между государственной властью царя и патриархальной жизнью народа. Гоголь это интуитивно понимал и перенёс функции Бога как силы само совершенствования личности на Бога как спасителя России.

Таким образом, религиозность Гоголя нельзя относить только к его творческим поискам, только к его неустроенно сти духа или высокой требовательности к себе. Гоголю нуж но было что-то внешнее, стабильное и высоко идеальное, че му он мог бы служить, сохраняя при этом свою творческую свободу. Государственная служба мелким чиновником, служ ба преподавателем на кафедре Санкт-Петербургского универ ситета убивали творческую свободу, не давали простора творческому воображению Гоголя. Идеал Бога личного, со единённый с идеалом Бога-провидения для России, давал возможность игры творческого воображения с помощью ху дожественного слова. Само художественное слово Гоголя, его талант приобретали не только гражданское звучание после Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя написания «Мёртвых душ», но и высшее оправдание в идеале Бога. Гоголь хотел служить Богу, считая эту службу более важным делом, чем служба государственная или служба в своей профессии. У него не было семьи, не было постоянных заработков, не было надёжного места службы. Его творчество было его отечеством, сферой его духа, выражением его лич ности в художественном слове. Бог придавал его виртуозным импровизациям в слове, живописуемости этого слова оправ дание и высший смысл. Идеал Бога для Гоголя стал не нава ждением, уводящим от реальной жизни, а эталоном, по кото рому эта жизнь сверялась. Бог стал восприёмником рождаю щихся идей Гоголя и указующим перстом для определения его судьбы. Религиозность Гоголя поэтому можно понимать не как уход от реалий жизни, а как приход в жизнь должную, желанную и совершенную.

Историческое мироощущение Гоголь не имел чётко оформленного исторического ми ровоззрения. Его понимание общественной жизни было тесно связано с его видением истории. Однако и то, и другое, хотя и было выражено художественно, постоянно жило в сознании писателя. Эта особенность его сознания – видеть мир в образ ах текучего бытия – была присуща ему изначально, генетиче ски и была свойственна ему на протяжении всей его жизни.

Исторические взгляды Гоголя менялись по мере обретения им социального опыта, по мере взросления его как личности.

Их нельзя назвать социальным мировоззрением – и потому, что они не были приведены в систему, и потому, что они не были обоснованы. Их можно назвать историческим миро ощущением, то есть особым художественным видением исто рии общества. Различие понятий мировоззрение, миропони Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя мание и мироощущение существует, и эти понятия не следует путать. Мировоззрение есть система взглядов человека на мир, включая в неё природу, общество и человека, в которой даётся целостная и развёрнутая картина действительности, показывается её динамика и движущие силы развития. Это – обоснованная науками система воззрений. Миропонимание есть усмотрение в мире основных частей его структуры и ос новных закономерностей её движения. Это – понимание мира умом. Мироощущение следует характеризовать как отраже ние мира в художественных образах, смутно символизирую щих действительность, очерчивающих её в самом общем ви де. Это – восприятие мира в образах текучего бытия, имею щее своими истоками догадку и интуицию. Если для форми рования первых двух понятий нужно объективное рассмотре ние действительности, то в мироощущении субъект пережи вает противоречия мира, участвует в эволюции этого мира.

Из этого не следует, что в мироощущении не может быть правды. Оно может обманывать, но может содержать в себе и зародыши истины.

Это мироощущение, или видение, сути истории Гого лем, прошло три этапа своего развития: 1) ранний этап, на котором преобладал художественный взгляд на историю как на единый процесс движения множества народов под влияни ем разнородных стремлений и сил (1829-1833 гг.);

2) средний этап (1834-1840), на котором история понималась как кон кретное проявление единого процесса движения народов че рез множество индивидуальных стремлений людей;

3) зрелый этап (1841-1852) – этап религиозный, на котором Гоголь вновь стал рассматривать историю общества как единый про цесс. Единая и целостная история человечества, по его мнению, проходила уже не под влиянием смутных стремлений племён и народов, а в рамках божественного предустановления.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Эволюция осознания Гоголем истории по модели спи рали с возвращением его на круги своя сопровождалась и его личностной эволюцией. Первоначальное увлечение историей у молодого Гоголя сменилось ещё не очень хорошо понимае мым увлечением историей и поведением реальных индивидов в настоящей жизни, которые служили обществу каким-либо делом. В зрелый период творчества у него возникло религи озное восприятие мира и истории, контролируемой Богом миродержцем и его промыслом. Таким образом, всеобщая история как бы повторялась историей, эволюцией, духовным развитием личности. Единый процесс истории, по идее, дол жен был отразиться в частных её проявлениях через деятель ность индивидов. Этот процесс можно наблюдать на отдель ном примере духовной эволюции Гоголя.

На первом, или раннем, этапе духовного развития Гоголя его взгляд на историю формировался под влиянием его художе ственных способностей. У начинающего писателя заметны бы ли несколько особенностей его интеллекта и души. Во-первых, это системное видение мира. Что бы ни описывал Гоголь – при роду, людей, исторические события и др. – всё выглядело складно и законченно. Любая глава в его повестях рассказывала о каком-то целостном сюжете, была подобна зарисовке худож ника на отдельном листе бумаги. Во-вторых, в рамках системы присутствовало множественное разнообразие. Оно гармони чески выражало целостное и динамичное. В-третьих, воспри ятие Гоголем исторических движений народов было художест венным. Само движение, само столкновение народов и переме щение их по территории земли было проявлением красоты – словно богиня Клио рисовала траекторию их движения и сцена рий всего мирового спектакля истории.

Молодой Гоголь свои взгляды на историю не мог выду мать сам. Они явились следствием той увлечённости истори Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ей, которая охватила российское образованное общество по сле выхода в свет в 1816-1817 гг. труда Н. М. Карамзина «Ис тория государства Российского» в восьми томах. Размышле ния самого Карамзина об истории и задачах историка несо мненно оказали влияние на Гоголя. Карамзин считал историю «священной книгой народов», то есть своеобразной Библией, в которой описывается не только прошлое, но и настоящее.

История, по его мнению, есть «зерцало их (народов – Е.Р.) бытия;

завет предков потомству;

дополнение, изъяснение на стоящего и пример будущего» [17: с. 6]. Такое общественное предназначение истории делает труд историка ответственной задачей. Карамзин отмечал три вида историков: 1) современ ников описываемых событий (например, Фукидид);

2) людей, использующих свежие предания (пример этого – Тацит);

3) историков, извлекающих сведения из памятников и доку ментов. Если для первых двух родов историков, по Карамзи ну, возможно приукрашивание событий, выражение автор ской позиции, то для третьего рода историков это уже недо пустимо. Это означало, что современные историки ограниче ны материалом и не могут добавлять значительных интерпре таций в описание событий.

А что же сам Н.М. Карамзин? Разве не является его ис тория, воспроизводящая жизнь русского народа по летописям начиная с IX века, плодом его документально художественного восприятия мира? В какой-то мере – да. Он весьма загадочно и таинственно пишет о своём труде: «При лежно истощая материалы древнейшей российской истории, я ободрял себя мыслию, что в повествовании о временах от далённых есть какая-то неизъяснимая прелесть для нашего воображения: там источник Поэзии! Взор наш в созерцании великого пространства, не стремится ли обыкновенно – мимо всего близкого, ясного – к концу горизонта, где густеют, Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя меркнут тени и начинается непроницаемость» [17: c.11]. Вот эти-то слова Карамзина об истории, о её поэтичности и уст ремлённости к неведомой и беспредельной тайне – и являют ся ключом к гоголевской увлечённости историей. Гоголя ис тория звала в мир образов и идей, в мир загадочной парадок сальности. Будучи описанием известных фактов и событий, она в то же время несла в себе скрытые законы, алгоритмы, мотивы поведения целых народов и отдельных людей.

Увидеть это полуромантическое и полумистическое от ношение Гоголя к истории можно в его небольшом очерке из «Арабесок» под названием «О движении народов в конце V века». Гоголь полагал, что миграция европейских племён – готов, вандалов, германцев и др. была вызвана спонтанным перемещением племён и народов Азии в Европу. Пастуше ские племена в Азии не могли долго находиться на одном месте. Сама бескрайняя степь с её однообразием выталкивала их за свои пределы. Грабёж соседей считался естественным делом, завоевание с целью добычи богатства и удобств суще ствования было инструментом тогдашней политики. Гоголь утверждал в статье, что «Азия сделалась народоизвержаю щим вулканом. С каждым годом выбрасывала она из недр своих новые толпы и стада, которые в свою очередь сгоняли с мест изверженных прежде» [6: с. 116]. Таким образом, если стоять на точке зрения Гоголя, в истории действовал скрытно проявлявшийся через хаос закон в виде «принципа домино».

Племена гоняли друг друга по пространству: готы, германцы, славяне, аланы, даки и др. могли оказаться через одно-два столетия на противоположном конце континента. Иногда эти перемещения совершались в поисках лучшей доли, но чаще, по мнению Гоголя, – под влиянием давления других этносов.

Эти перемещения Гоголь объяснял воздействием при роды на человека. «Природа, – пишет он, – деспотически вла Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ствует над первоначальным человеком. Развиваясь и зрея умом, он получает над нею верх и предписывает ей законы, но в первобытном, но в диком состоянии, он должен сам ис полнять её законы: он раб её» [6: с. 119]. Здесь Гоголь явно придерживается принципов географического детерминизма, черты которого присутствуют в философии истории Гердера.

Гоголь очень ценил и Гердера, и близких к нему Шлецера и Миллера, писавших о происхождении славян. Опирался он в интуитивном понимании истории и на мнение М.П. Погоди на, для которого не только события, но и хозяйственная жизнь, военное дело, финансы, культура составляли содержа ние истории. Поэтому Гоголь сделал своё описание средневе ковой европейской истории в виде интегративной модели.

Попутно с отображением в статье потребностей и мотивов перемещений племён он довольно поэтически описал их оде жду, их нравы и обычаи, их общественный уклад, строй их войска в бою и т.п. Гоголь показал историю как стихийный процесс движения народов, в котором есть своя тайна, спра ведливость и красота. Чтобы понять общее среди хаотиче ских движений, то есть найти хоть какую-то историческую закономерность, надо было посмотреть на события со сторо ны. При этом возможно два ракурса: 1) точка отображения жизни народов по горизонтали – это бывает, когда наблюда тель сам принимает участие в событиях, хотя бы косвенно;

2) точка фиксации исторической жизни, расположенная по вертикали, на высоте – в этом случае историк становится внешним наблюдателем и оценивателем исторических собы тий. А это уже – взгляд философа. Гоголь явно стоял на вто рой позиции, он витал над жизнью народов, он искал в их жизнепроявлениях идеальные цели, искал движитель истори ческих событий. И если природа давала внешний толчок движению народов, то сами люди давали этому движению Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя внутренний импульс, исток которого – в созидающей воле че ловека. По Гоголю, народы – это массы, движимые волей и изо бретательностью вождя, царя, императора. Вождь может влиять на события, может организовать и вдохновить массы, может стать своим и любимым для подданных. В этом случае крепость племени усиливается. Описывая жизнь готов, Гоголь отмечал, что у них «власть религиозная заключалась в одном лице, кото рый был вместе и царь и предводитель войск, и верховный жрец и при всём этом зависел от совета храбрых» [6: с. 127]. Переда ча власти по наследству считалась Гоголем полезной: она дела ла племенную общину более устойчивой.

В своём описании истории народов Гоголь использует художественные приёмы. Он показывает, какие были пряжки на одежде у готов, каким образом германцы носили шкуры, почему вождя готов Алариха, умершего уже после взятия им Рима, похоронили на дне реки, каким образом и с какими криками татары добивались военных побед и т.п. Эти детали Гоголь считает нужными для описания исторических собы тий и для понимания самой сути истории. Единое, проявляю щееся через множественное, – вот её краткая формула. В представлении Гоголя идея истории состоит в её раздвоении на общий закон, цель движения народов, скрытую в тайне, и конкретные действия людей под влиянием внешних сил и плохо осознаваемой ими своей собственной воли. Историче ские события в Европе V века Гоголь образно называет «ве личественным хаосом, носившим тёмные начала нового све та», в котором люди шевелились бесформенными массами, руководимые беспокойной деятельностью вождей и своей спонтанной волей [6: с. 140].

В этой статье Гоголь дал великолепный, динамичный и содержательно богатый обзор исторических событий в стиле Геродота и Карамзина. В статье заметен и стиль самого Гоголя:

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя видна красота его слога, увлечение идеей разнообразного хаоса, который постепенно трансформируется в системно организо ванную и сознательно управляемую человеком историю.

Можно в общих чертах сказать, что ранний Гоголь – ин терпретатор и певец истории, восхищённый её грандиозно стью эстет, отгадыватель её скрытых сил и тайн. Художест венно и романтично звучат слова начинающего писателя об истории. «Она, – говорит Гоголь, – должна собирать все на роды мира, разрозненные временем, случаем, горами, моря ми, и соединить их в одно стройное целое;

из них составить одну величественную стройную поэму (курсив мой – Е.Р.)»

[7: с. 26]. Вот в чём исток гоголевского исторического миро созерцания! Уточняя Карамзина, Гоголь считает, что в дея тельности людей, подобной песне, в складывании из песен отдельных народов поэмы человеческой жизни и состоит раскрытие тайны истории. Идея истории в гоголевском миро ощущении состоит в синтезе разрозненного в целостное и гар моничное, в превращении туманного и неясного в свет. Впо следствии эта идея трансформируется для Гоголя в идеал Бога, который будет направлять историю уже по другому пути.

Молодой Гоголь интересуется историей с воодушевле нием – и потому, что в его понимании она есть грандиозный процесс движения народов к неведомой цели. Эту цель Го голь увидит несколько позднее – в единении людей земли, в создании идеального общества высоконравственных людей.

Взгляд раннего Гоголя на историю есть художествен ный взгляд. Точные даты, причины событий его не волнуют.

Ему важны исторические действия народов, их перемещение по пространству земли. Исходя из его мироощущения, скла дывающаяся из многоразличных проявлений жизнь образует поток истории, единое течение событий во времени. История человечества может быть рассмотрена и во времени (напри Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя мер, как развитие от древних греков к средневековой Европе при главенстве папы и далее – к Новому Времени с его уст ремлением к науке), и в пространстве (например, как отдель ные истории разных народов и континентов). В целом исто рия человечества, по Гоголю, есть единый процесс раскры тия, расцвета этносов с их культурой, языком и выдающими ся личностями.

Взгляд Гоголя на историю есть в то же время взгляд ро мантика. Гоголь поэтизирует жизнь индивидов, обществен ные движения, проявления волевых устремлений вождей и этносов. Он смотрит на историю как на реальный жизненный процесс. В движениях народов, в завоеваниях и географиче ских открытиях ему видна устремлённость к идеальной цели.

Это подтверждается для него утверждением христианства че рез крестовые походы, стремлением Чингисхана силой и ор ганизованным разбоем покорить весь мир, желанием Алек сандра Македонского распространить влияние греческой культуры на Азию и Африку и др.

Взгляд Гоголя на историю есть одновременно взгляд философский. История для него есть проявление единого и множественного, случайного и необходимого, индивидуаль ного и коллективного, поверхностного и сущностного, лич ностного и массового, волевого и пассивного, харизматично го и влекомого внешней силой. История проявляется, по Го голю, через невообразимые и удивительные в своих деталях парадоксы бытия.

Почему история привлекала Гоголя? Интерес его к ис тории объясняется тем, что в ней была загадка, ребус, тайна.

Это было и потому, что она влекла к поиску смысла жизни народов. Хаос истории также требовал активного участника и оценивателя события – разумного существа, то есть человека в лице самого Гоголя. Интерес Гоголя объясняется и тем, что Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя через своё разнообразие история обнаруживала и гармонию, единство – в виде замысла творца, единой культуры, духа человека.

Обобщая всё вышесказанное, можно охарактеризовать историческое мироощущение раннего Гоголя как разновид ность художественно выраженного идеализма, наполненную романтическими чувствами и верой в скрытый смысл проис ходящих событий.

На втором этапе своего духовного развития, который можно назвать художественным, Гоголь неосознанно исполь зует свою парадигму поэтического видения исторической жизни. Однако его историческое мироощущение уходит в тень. Его не заметно, тем более, что сам Гоголь его не при знаёт, а утверждает, что он не ставил перед собой никаких социальных задач, создавая «Ревизора» и другие художест венные произведения. Но реально художественное творчест во писателя подтвердило и конкретизировало его историче ское мироощущение. Наиболее показательными в этом смысле являются гоголевские «Тарас Бульба» и «Мёртвые души», кото рые можно рассматривать как исторические сочинения.

Повесть «Тарас Бульба» без всякого сомнения есть ис торическое произведение, написанное Гоголем под влиянием исторического мироощущения, – тем более, что время её на писания (1834 г.

) совпадает с периодом увлечённости Гоголя историей. Конспекты Гоголя по истории Малороссии говорят о том, что универсальное видение истории в духе Н.М. Карамзина, М.П. Погодина, И.Г. Гердера и других авто ров писатель использовал в своей повести об Украине в пол ной мере. Жизнь украинского народа изображена Гоголем как жизнь народа кочевого, но ищущего свой внутренний стер жень, свою историческую идею. Само выживание народа ста новится целью истории. Жизнь народа изображается как со Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя вокупность его хозяйственного быта, семейных обычаев, нравственных и религиозных традиций. Историческое бытие показано Гоголем поэтически, с детальным описанием харак терных особенностей народных стереотипов поведения. По ступки людей объясняются спонтанными мотивами, склады вающимися политическими обстоятельствами и религиозны ми отношениями. Историческая жизнь показана Гоголем как зависящая от случая, как непонятная стихия. По сути дела – это всё та же племенная жизнь, какой она была изображена Гоголем при описании движения народов в пятом веке. Но Гоголь в образе Тараса Бульбы сумел показать, что это была уже несколько иная жизнь, – поскольку она была одухотво рена чувствами, идеями, любовью, враждой, саморефлексией народа. Главными идеями для народа Гоголь считает религи озную веру, в которой видится правда нравственной жизни, и товарищество. Тарас Бульба говорит о товариществе: «Нет уз святее товарищества! Отец любит своё дитя, мать любит своё дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: лю бит и зверь своё дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других зем лях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей» [4: с. 391]. В речи старого атамана выражены и мечта о родовом человеке, об образце такого человека, и оп равдание войны. Вместе с разбоем и желанием награбить чу жого добра в людях жила и благородная идея единения сво его народа-племени. Без товарищества такой народ в то время был обречён на поражение в войнах и закабаление.

Православная вера в изображении Гоголя стала симво лом правды и справедливости. Войны козаков с ляхами, тур ками, татарами были борьбой за православную веру, в кото рой жила и душа народная вместе с её порывами, надеждами, представлениями о смысле жизни. Попрание веры означало Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя попрание достоинства, рабство духа, отнятие народной идеи.

Война в этом случае становилась неизбежной: в ней выра жался и способ выживания народа, и способ самоутвержде ния его в истории отстаиванием народной идеи.

Небольшая по объёму повесть Гоголя «Тарас Бульба»

была наглядной демонстрацией гоголевского поэтического взгляда на историю. Писатель художественно обогатил, рас цветил своё повествование изображением обычаев, нравов людей, деталей хозяйственного уклада их жизни. Свыше два дцати обычаев упоминает Гоголь: это и удержание коня ма терью Андрия при отъезде её сыновей и и мужа в Запорож скую Сечь, и растянувшийся как лев посреди дороги козак – словно хозяин мира он презирал все законы и нормы поведе ния, и привязывание вора к столбу и битьё его дубинами, оканчивавшегося иногда и смертью, и посещение перед воен ным походом церкви, окропление святой водой в ней и цело вание креста и др. Многочисленные детали быта, описанные Гоголем, его тонкий психологизм в изображении сцены сви дания Андрия и панночки в осаждённом городе, поэтическое воспевание любви как стихии, уносящей человека от реаль ностей земного мира, сделали события в «Тарасе Бульбе» жи вой реальной историей. Гоголь показал читателям: смотрите, вот какова история, вот какова правда жизни! Противоречи вое сцепление геройства и предательства, святой правды и торгашеской выгоды, личного и общего, изобретательного хитроумия и наивной простоты в изображении Гоголя и есть реальная мотивация в социальных действиях людей. Отноше ние же народа к своей судьбе описано Гоголем как патриоти ческое. Для козаков их Сечь была домом родным, обитали щем их духа и их свободы. Покидая её, они душевно говори ли: «Прощай наша мать! Пусть тебя хранит Бог от всякого несчастья!» [4: с. 334].

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя «Мёртвые души», вышедшие в свет в 1842 году, явля ются произведением об истории людей, которая делается ими в настоящем времени. Образы русских помещиков в книге Гоголя – это не только типажи в определённом сосло вии, но и характеры, порождённые определённой эпохой. Ти пажи вместе с характерами можно рассматривать как симво лы качеств людей. Сумма человеческих качеств даёт ключ для понимания идеи исторического времени. Поэтому книгу Гоголя «Мёртвые души» следует рассматривать не как обыч ный роман, описывающий жизнь людей на широком соци ально-историческом фоне, но как произведение о живой ис тории России в настоящем времени. Авторское видение Го голем важности исторического момента, схваченного им в живописном слове, заметно во всём произведении в целом и во многих его частях. Современники Гоголя К.С. Аксаков и С.П. Шевырёв, анализируя «Мёртвые души», говорили и об эпичности этого произведения, и о таких его особенностях, как ясновидение мира автором, связь содержания с сущест венностью жизни, хлебосольная фантазия. Самого Гоголя по силе его таланта «в отношении акта творчества» К.С. Акса ков поставил рядом с Гомером и Шекспиром [10: с. 46].

Оценка этими критиками достижений Гоголя в «Мёртвых душах» была литературно-эстетической. Если же подходить к ним с исторической точки зрения, то она должна быть не сколько иной.

Метод написания Гоголем «Мёртвых душ» – по прежнему тот же, что в «Тарасе Бульбе»: усмотрение целого через множественное и разнообразно-богатое. Гоголь показал жизнь России того времени: жизнь помещичьего сословия, жизнь чиновничества среднего и высшего (в «Повести о ка питане Копейкине»), жизнь предприимчивых людей вроде Чичикова, жизнь крепостных мужиков. Обед у полицмейсте Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ра губернского города N нужен Гоголю, чтобы показать зна чение неформальных связей между людьми, которые являют ся частью социальной атмосферы. Бал у губернатора – это живая картина условностей того времени. Слухи о Чичикове, родившиеся в результате беседы двух дам: дамы просто при ятной и дамы, приятной во всех отношениях, – есть символ общественного мнения в России, опирающегося на ложную и пустую фантазию.

Образно-символическое восприятие общества Гоголем усиливается и детальным описанием им людей, вещей, нра вов и обычаев России начала ХIX века. Манилов в его изо бражении – это человек никчёмный, мечтатель и трус. Отстав ная коллежская секретарша и помещица Коробочка – человек сомневающийся. Ноздрёв изображён автором как человек сумбурный, не понимающий самого себя наглец. Собакевич в «Мёртвых душах» – это «весьма похожий на средней величи ны медведя» человек грубый, разрушающий своей негативно стью все обычаи своего круга. Плюшкин, эта, по выражению Гоголя, «прореха на человечестве», есть человек-скопидом, куркуль в его натуральном виде. Кучер Селифан, подвыпив ший и разговаривающий с запряжёнными в тройку лошадьми, есть человек себе на уме. Сам Чичиков показан в последней главе как человек с врождённой предприимчивостью, которая стала его страстью, его натурой. Эта живая вереница гоголев ских образов показывает, что история в ХIX веке есть уже не история движения масс и толп, но история движения соци альных типов и индивидов в социокультурном пространстве и историческом времени. Кроме них в истории участвуют общественные отношения, нравы, обычаи, вещи, природные образования. «Принцип домино» принимает другую форму:

вместо столкновения народов сталкиваются интересы людей – и между ними самими, и между ними и государством.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Гоголь включил в своё историческое видение и работу суда, и механизм получения взяток в государственных канце ляриях, и тайны работы таможни, и отсталые методы обуче ния в школах и др. Это позволило ему указать на детали об щественного устройства в России, сделало его историческое мироощущение правдивым и точным. Он словно сделал ху дожественный фотоснимок реальности, показав её особенно сти, характерные черты и её главную идею.

Историческое мироощущение Гоголя проявилось и в таком его приёме письма как авторское отступление. Всего в «Мёртвых душах» использовано целых шестнадцать автор ских отступлений на самые разные темы: о двух типах жен щин (простоватой помещицы и столичной аристократки);

о блистающей радости, которая иногда промчится мимо нас;

о метком русском слове-прозвище;

о суде читателей над писа телем;

о беспредельности пространства Руси;

о дороге и её спасительной силе;

о заблуждениях человечества и др. Знаме нитая концовка в «Мёртвых душах» – образ Руси как птицы тройки, улетающей в небеса, отрывающейся от вещной земли и улетающей в духовное пространство, – нужен Гоголю для при дания смысла всему повествованию. По его мироощущению множественное соединяется в едином, отдельные люди обра зуют народ. Он живёт, руководствуясь частными выгодами, барахтаясь на земле. Но жить ему надо в движении птицы трой ки истории, направив путь её к высшим ценностям – к духовной красоте, которую можно обрести лишь в полёте над землёй.

Отсюда становится ясным, почему роман «Мёртвые души» Гоголь назвал поэмой. Роман описывает земные соци альные события, поэма помимо этого уносит нас на небеса, в мир чудесного, одухотворённого. Мир поэзии благодаря её ритмам, образности, её связующей роли между человеком и Богом, благодаря её игровому характеру и жизненной силе, Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя проявляющейся в принципе «целое есть нечто большее, чем сумма составляющих его частей», – описывает социальную жизнь вместе с её главной идеей. В «Мёртвых душах» эта идея только намечена. Она выражена в движении русской ис тории к идеалу Бога, соединившим в себе ценности русского народа, которые он считает для себя определяющими: Добро, Правду и Красоту. Историческое мироощущение логически неотвратимо привело Гоголя к важному выводу. Отныне в его понимании история должна делаться людьми не стихийно, а сознательно, должна направляться ими к благой цели и идеалу.

На третьем, религиозном, этапе своего духовного раз вития Гоголь постепенно приходит к более отчётливому вос приятию исторического процесса. Неясный и тёмный хаос социального устройства не может его устроить. Если инди вид, по Гоголю, обязан служить обществу, то и общество обя зано служить какой-то благой цели. Самая очевидная цель – служить человеку, реализовывая замысел Бога-творца. Обще ство становится местом бытия человека. Теперь уже не племя скитается по пространству, но человек блуждает в поисках себя внутри общества.

Исторический процесс в представлении Гоголя, выра женном в «Выбранных местах из переписки с друзьями», становится структурным. Движители общественного разви тия – вожди, обретают себе помощников. Гоголь выстраивает иерархическую структуру социального управления: во главе российского общества стоит царь, затем губернаторы, отве чающие за свою провинцию, наконец, низшее звено – поме щики, регулирующие общественные отношения в подвласт ных им сёлах и деревнях.

Губернатор с точки зрения Гоголя – не формальный управитель, а вникающий во всякое дело администратор, ду шой болеющий за людей и Россию. Писатель так определяет Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя социальную задачу губернатора: «Генерал-губернатор посы лается затем, чтобы ускорить бытие государственного пульса внутри губернии, привести в быстрейшее движение всё прави тельственное производство в губернских местах как связанных между собою, так и независимых, состоящих под управлением отдельных министерств, дать толчок всему, свои полномочием облегчить затруднительность многих мест в их сношениях с отдалёнными министерствами, не внося никаких новых эле ментов и ничего не заводя от себя, всё заставить обращаться быстрей в законах и границах, уже указанных и определён ных» [5: с. 198]. Другими словами, губернатор – это движитель социальных действий внутри губернии, энергетический и нравственный реаниматор общественной активности.

Помещик для Гоголя – вовсе не эксплуататор и паразит, как считали в то время многие, в том числе и В.Г. Белинский и другие западники, а важное звено управленческой структу ры в обществе. Он играет роль посланника царя к народу, од новременно являясь хозяйственным руководителем сельского труда и нравственным воспитателем крестьян. Быть помещи ком – для Гоголя означает выполнять предписанную судьбой и рождением миссию, делать дело истории в настоящем.

«…Всяк должен служить Богу на своём месте, – пишет Го голь, обращаясь к помещику в «Выбранных местах…», – а не на чужом, равно как и они (крестьяне – Е.Р.), родясь под вла стью, должны покоряться той самой власти, под которой ро дились, потому что нет власти, которая бы не была от Бога»

[5: с. 161]. Здесь Гоголь имеет в виду, что исполнение соци альных ролей людьми должно быть качественным, должно опираться на нравственное отношение к исполнению своего долга – служить народу и истории. При этом сама социальная структура понимается им как застывшая, не нуждающаяся в переменах. Им признаётся решающее значение нравственного Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя начала, так как технический прогресс, не соединённый с ним, ничего принципиально нового не даёт для общества.

В другом месте своего произведения Гоголь указывает на важную роль дворянского сословия для прогресса общест ва. Влияние дворянства на общество, пишет Гоголь, «…началось… у нас личными выслугами перед царём, наро дом и всей землёй, – выслугами, основанными на достоинст вах нравственных, а не на силе» [5: с. 208]. В ином же выска зывании Гоголь ещё более последователен: «Дворянство у нас есть как бы сосуд, в котором заключено это нравственное бла городство, долженствующее разноситься по всей русской зем ле затем, чтобы подать понятие всем прочим сословиям, поче му сословие высшее называется цветом народа» [5: с. 209].

Такое понимание социальной роли помещика и дворянства в целом большинство из прочитавших «Выбранные места…»

посчитали консервативным, закрепляющим феодальные от ношения в России навеки, а самим крепостным крестьянам предназначающим роль фактических рабов. А.И. Герцен и В.Г. Белинский, лидеры западничества в российском общест венном сознании, именно за этот консерватизм осудили книгу Гоголя. Самого же автора они стали считать творцом реакци онной утопии, выразителем тёмных сил в России и врагом прогресса.

Если же мы обратимся к историческому мироощуще нию Гоголя, то увидим, что он вовсе не был ретроградом. В «Ревизоре» и «Мёртвых душах» он показал Россию в состоя нии хаоса, без нравственного стержня, без самосознания и определяющей её жизнь идеи. Россия в его изображении на помнила всё то же племя в конце пятого века, которое ищет своё место под солнцем. В «Выбранных местах…» Гоголь пытался очертить российскую социальную структуру того времени, опираясь на которую можно было преодолеть соци Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя альный хаос и застой. Гоголь вовсе не принимает тогдашнюю сословную Россию за образец общества. Он эту Россию стра стно критикует. Он пишет, что Россия несчастна – оттого, что отказалась от своих христианских ценностей, от правды жиз ни. Это можно утверждать определённо, если всё звенья вла сти – и царь, и губернаторы, и дворянство признают сложив шиеся социальные отношения как неправду и самообман. Та кое станет очевидным «при виде… этих бесчестных плутов, продавцов правосудья и грабителей, которые, как вороны, налетели со всех сторон клевать ещё живое наше тело и в мутной воде ловить свою презренную выгоду» [5: с. 210].

Поэтому Гоголь пытался в рамках существовавшей тогда социальной структуры предложить новый инструмент социаль ного развития – просвещение населения, нравственное совер шенствование всех участников социальной истории от царя до крестьянина. Гоголь верил, что русские крестьяне с помощью просветительской работы дворянства смогут стать образцом крестьянского сословия для всей Европы. Предпосылки для этого он видел и в русской сельской общине, и в христианской нравственности всего народа, основанной на любви к жизни.

Таким образом, историческое мироощущение Гоголя в «Выбранных местах…» обретает более отчётливые формы.

На зрелом этапе своего творческого развития Гоголь от дета лизированного взгляда на исторический и социальный хаос переходит к структурированию своего исторического виде ния в соответствии со своим мироощущением. Он по прежнему верит в решающую роль вождей для движения на родов в истории. Однако перемещений в географическом пространстве у народов, живших в XVIII – XIX веках, уже нет – каждый народ прочно утвердился на своей земле. По этому историческое движение народов должно происходить уже во времени, причём у каждого народа на своей земле.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Отныне историческое мироощущение Гоголя концентрирует ся уже на истории русского народа, происходящей в то время, когда жил он сам. Это – историческая жизнь народа не в прошлом и не в будущем, но в настоящем времени. Это – ре альная историческая жизнь.

Если провести аналогию между работами Гоголя «О движении народов в конце V века» и «Выбранные места из переписки с друзьями», то окажется, что взгляды раннего Го голя сохранились у него и в зрелом возрасте, – но уже в зна чительно изменённом виде. Они стали более конкретными и прагматичными. Вместо вождей племён народами руководят уже монархи : цари, короли. Иногда это делают революцион ные харизматические лидеры, которые также не прочь объя вить себя монархами, или же, дав себе иное название, выпол нять ту же роль, что и они. Для России высшим руководите лем является, по Гоголю, царь как средоточие юридической, религиозной и нравственной власти. Такие же социальные функции, в понимании Гоголя, должны были нести помощ ники царя – губернаторы, министры, помещики-дворяне. Ис полнители же трудовых функций и исторических задач, то есть крестьяне, мастеровые люди, чиновники всех уровней, купцы и пр. должны уже руководствоваться в социальной жизни не выгодой, а нравственным долгом. Это уже было де лание истории по-новому. Всё общество в этом случае могло бы жить по законам любви и добра, то есть по принципу все общей выгоды. Оно превратилось бы, по мысли Гоголя, в од ну большую семью, то есть всё в то же племя конца пятого века – но уже социально структурированное и осознающее свою историческую задачу. Тёмный социальный хаос в этом случае сменился бы светом разума и духом нравственности.

«Принцип домино» в истории, господствовавший в пятом веке, сменился бы внутренним развитием страны но законам нравст Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя венного совершенствования. Осёдлость народов в географиче ском пространстве в этом случае логично сопровождалась бы стабильностью его духовной жизни. Постоянно генерируемые внутри общества нравственные мотивы поведения всех чле нов общества служили бы надёжным инструментом социаль ного развития. Целью истории становилось бы не существо вание народа-племени без идеи, но движение его к божескому состоянию.

В итоге, можно вполне определённо утверждать, что ис торическое мироощущение Гоголя развивалось в процессе его творческой жизни и вместе с его духовным ростом. От нейтрального, созерцательного и эстетизированного взгляда на историю в ранний период творчества писатель перешёл к детализированному аналитическому её восприятию. В «Тара се Бульбе» и «Мёртвых душах» в центре этого социального восприятия мира стоял реальный человек, как он был худо жественно изображён писателем. Конкретизированное пони мание реальной исторической жизни в России Гоголь обоб щил в «Выбранных местах из переписки с друзьями». Отныне история стала осознаваться им как делание исторической жизни в настоящем времени, как надёжное и качественное исполнение людьми их социальных ролей в чётко структуриро ванном и социальном пространстве.


Главными движителями социальной истории, по Гоголю, остаются вожди, а общество из прежней неопределённой и смутной толпы превращается в совокупность личностей, осуществляющих свою общую ис торическую задачу – стремление к Богу. Основными инстру ментами общественных изменений становятся просвещение и нравственность. Историческое мироощущение Гоголя прихо дит к своему закономерному финалу. Оно становится про светвлённым любовью к Богу и людям. Сам Гоголь как исто рический мыслитель в этом случае должен рассматриваться Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя не как консерватор, а тем более реакционер, а как святой че ловек. Однако Гоголь в своём понимании истории базировал ся на идеях прошлых историков и не учёл мощного воздейст вия экономических отношений нарождающегося капитализма на общество и людей. Ввиду этого его историческое миро ощущение не было до конца интегративным. Великий мастер объединения бесконечно разнообразного в целостное не уви дел нового и энергетически действенного на земле, а перенёс идеальную цель людей на небо. Всё же благодаря историче скому мироощущению получает своё объяснение и историче ское оправдание религиозность писателя. В ней Гоголь остал ся верен поэтическому видению истории, наполненной опти мизмом и верой в будущее.

Социально-исторические взгляды Гоголя можно назвать наивной утопией. Но нельзя забывать, что Гоголь – это гений не только русской литературы, но и гений всей одухотворён ной религиозностью культуры России. Гении же могут не только гениально творить, но и гениально заблуждаться. Ис тория не пошла по пути, предначертанному Гоголем. Но она ещё не окончена. Стремящийся к божественному идеалу са мосовершенствующийся человек остаётся её главным инст рументом и движителем. Поэтому будем верить в идеал Го голя – он поможет нам жить лучше.

Гоголь-патриот и Гоголь-сатирик Гоголя часто называли писателем-сатириком, имея в виду мастерство трагикомического изображения им ситуа ций, в которых оказывались его герои. В двух пьесах – «Реви зор» и «Женитьба» – изображены разные по типажу люди:

хвастун и пройдоха в «Ревизоре» и сомневающийся недотёпа в «Женитьбе». Но юмористичность ситуаций, в которых они Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя существуют как герои, взята из жизни. Их поведение не смешно для них самих – трагикомичны социальные послед ствия их поступков, простодушие людей, с которыми они связаны. Неожиданное окончание обеих пьес говорит об уме нии Гоголя поставить в конце произведений сразу два знака – восклицательный знак и вопрос. «А что за всем этим кроется? – спрашивает Гоголь. – И что из всего этого выйдет?» Смех Гого ля играет здесь роль связующего моста между эмоцией читате ля, зрителя и его разумом. Он не только умиляет, но и заставля ет задуматься.

Известный современный гоголевед И.П. Золотусский на зывает смех Гоголя «радугой, сотканной из брызг дождя». «В нём, как говорил сам Гоголь, «…желчь Ювенала соединялась с каким-то особенно славянским добродушием» [15: с. 17]. Этот же автор отмечает, что «Пушкин смеялся, слушая автора «Вече ров», «Ревизора», просто катался от смеха, как вспоминают присутствовавшие на этом чтении, и писал о первой книге Го голя: «Истинно весёлая книга» [15: с.16]. О своём особом даре смешить вспоминал и сам Гоголь в «Выбранных местах из пе реписки с друзьями». Видно этот дар был заключён в самом ха рактере Гоголя, в его манере говорить, делать своеобразные штучки, гримасы с помощью словесных выражений. Соученики Гоголя по Нежинской гимназии, где он учился до 1828 года, не находили в его личности ничего примечательного в то время, но отмечали его способность создавать юмор из ничего. Один из них, в будущем полтавский помещик Иван Сушков, подтвер ждал это таким высказыванием: «Никто не думал из нас, чтобы Гоголь мог быть когда-либо писателем даже посредственным, потому что он известен был в лицее за самого нерадивого и обыкновенного слушателя и отличался наиболее жартами (шутками –укр.), которыми часто заставлял всех товарищей хо хотать до беспамятства. Довольно бывало ему сказать одно сло Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя во, сделать одно движение, чтобы все в классе, как бешеные или сумасшедшие, захохотали в одно горло, даже при учителе, ди ректоре, ком бы то ни было;

он же оставался как ни в чём не бывало: спокоен и важен» [5:с. 509]. Эта особенность смеха Го голя – заставлять людей «хохотать до упаду» или «кататься от смеха» – естественно и органично вытекала из его серьёзности, которой как бы противопоставлялся неожиданный юмор как противопоставление ожидаемому естественному ходу событий.

Нам неизвестно, какова была устная речь Гоголя. Но можно предположить, что она контрастировала и с внешним видом Го голя, и с обстоятельствами, описываемыми им. Вероятно, в этом проявлялись и гены отца Гоголя – Василия Афанасьевича, кото рый в начале 20-х годов XIX века в своём родном селе ставил комедийные пьесы, две из которых он написал сам и которые мог видеть его сын, будущий писатель. [См. об этом: 3: с. 239].

На основании приведённых свидетельств, а также высказыва ний о Гоголе его современников В.Г. Белинского, Ф.Булгарина и др. можно утверждать, что Н.В. Гоголь в молодые годы был чем-то вроде героя известного английского кинофильма 60-х годов ХХ века «Мистер Питкин в тылу врага» – комиком от природы. Питкин в Гоголе позднее превратился в Чаплина, для которого смех и слёзы сливались в умилении, а затем имел ос нования стать Василием Тёркиным с его оживляющим и возро ждающим душу человека смехом и оптимистической верой в настоящее. Однако всё это – не более, чем предположение.

Смех Гоголя имел и другой источник – живописуемость его слова, лёгкость и фантасмогорийность его стиля. Гоголь любил фантазировать и часто ставил себя на место своих ге роев. Он словно разыгрывал фарс в литературе, сознательно используя иронию, насмешку и фантастический сюжет для привлечения внимания читателя. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» можно встретить и нечистую силу, и ведьму, и Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя чёрта, и великолепно сделанные описания природы, и юмо ристические ситуации. В «Петербургских повестях» Гоголь уже играет, балуется фантастическими сюжетами. В «Шине ли» образ покойного Акакия Акакиевича снимает шинель с обидевшего его чиновника, а в «Записках сумасшедшего» со бачка Меджи умеет разговаривать и даже писать. Сумасшед ший чиновник в «Записках…», вообразивший себя испанским королём – не более чем фантазия, нужная Гоголю для того, чтобы проявить во всём блеске свой талант смешить с помо щью серьёзных слов. Гоголь в «Шинели» смехом упрекает сложившийся порядок вещей, в котором нет места маленько му человеку. В «Записках сумасшедшего» он создаёт коме дию предположений, в которой комедия положений малень кого человека становится сумасшедшим домом, где нет нор мальной жизни. А может быть комедия предположений сим волизировала у Гоголя невыносимость условий жизни в то гдашней России, где маленький человек не мог сыграть большую социальную роль? Кто знает, каков был замысел Гоголя… Гоголевский смех граничил с сатирой, а сатира перехо дила в обвинение порядка вещей. Известное изречение: «От великого до смешного один шаг» для Гоголя и его творчества звучало иначе: «Смешное и великое иногда бывают рядом».

Первый путь – от великого до смешного – есть путь умале ния, вызывающий чувства умиления. Второй путь – от смеш ного до великого – есть путь возвышения, путь прозрения, духовного откровения. Этот второй путь был путём, по кото рому пошла духовная жизнь Гоголя, ставшая его судьбой. У Гоголя это смешное рядом с великим означало всего один шаг. И этот шаг был переходом от парадокса к проблеме, от социального затруднения к поиску его разрешения. Это был незаметный с виду, но существенный, духовный поворот от Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя смеха к серьёзности, от беззаботности к делу изменения рус ской жизни. Гражданская позиция Гоголя уже жила в его юморе и сатире, уже проявлялась в противоречии между сме хом и серьёзностью в его натуре. И это уже не было смешно.

После написания «Мёртвых душ» наступило прозрение Гоголя. Оказывается, что Россия Маниловых, Собакевичей и Плюшкиных – не смешная, а больная. Это Гоголь ощутил вполне ясно, что и побудило его писать продолжение первого тома, которое шло тяжело. Не хватало знания людей и пони мания способов изменения социального хаоса в России, в ко тором воровство, взяточничество, кумовство чиновников, бесхозяйственность населения, социальная апатия крестьян ства сочетались с набожной верой в законный порядок вещей на земле. Думается, что «Выбранные места из переписки с друзьями», опубликованные в начале 1847 года, стали не только попыткой Гоголя как-то оправдать свои неудачи при написании продолжения «Мёртвых душ», но и своеобразным черновиком второго тома. Ведь по замыслу писателя во вто ром томе «Мёртвых душ» предполагалось изобразить поло жительных героев, которые могли бы указать народу, как жить и что делать. Гоголь – сатирик и юморист – после напи сания первого тома «Мёртвых душ» стал осознавать социаль ную значимость того литературно-художественного полотна, которое он создал. Он понимал, что пора дать России поло жительный образ хороших русских героев жизни, преобразо вателей действительных порядков и устоев, живущих не од ним днём, а высокими гражданскими и религиозными идеа лами. В сороковые годы ХIX века духовно родился новый Го голь – гражданин и патриот.

Отныне перед Гоголем возникла новая задача в его творчестве – не смеяться над неурядицами в жизни людей, не бичевать пороки, а вскрывать язвы общества и лечить их. Пи Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя сатель особенно не надеялся на литературно-художественную терапию с помощью просвещения. Он хотел практического изменения общественного мнения, хотел практической выра ботки общественных идеалов. Гоголь искал инструменты со циальных преобразований. Он увидел их в нравственном со вершенствовании русских людей, в религиозной вере в Бога и упорядоченность контролируемого им бытия, в активной гражданской и хозяйственной деятельности российского дво рянства. Это и стало главной темой его произведения «Вы бранные места из переписки с друзьями».


Сами названия глав этой то ли воображаемой, то ли действительной переписки говорят за себя. «Просвещение», «Нужно любить Россию», «Что такое губернаторша», «Рус ский помещик» соседствуют с главами «О том, что такое сло во», «Предметы для лирического поэта в нынешнее время», «Светлое воскресенье» и др. Гоголь в этих письмах показал иную Россию – ищущую себя, духовно одарённую, нравст венно чистую. Гражданская позиция Гоголя выразилась в стремлении определить для России способы её практической жизни в мире. Он не подвергает сомнению законность и ра зумность сложившегося социального строя. В рамках сущест вовавшей тогда социальной иерархии он предлагает новые по его мнению инструменты перестройки общественной жизни.

В главе «Русский помещик» Гоголь даёт наставления помещику в его деятельности в деревне. Создаётся впечатле ние, что Гоголь как бы ставит себя на место помещика и раз рабатывает для себя целую программу действий по управле нию сельскими жителями. Первый довод Гоголя сводится к тому, что крестьяне, «родясь под властью, должны покорять ся той самой властью, под которой они родились, потому что нет власти, которая не была бы от Бога» [5: с. 161]. Затем, для завоевания авторитета у крестьян Гоголь советует помещику Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя сжечь перед ними ассигнации, чтобы показать, что деньги – прах, но что главное для человека – «трудом и потом сниски вать себе хлеб» [5: с. 162]. Разговор с мужиками о вреде пьянства, о важности придерживаться старых патриархаль ных обычаев тоже, по мнению Гоголя, поможет, особенно ес ли подкрепить его ссылками на Священное Писание, нала живанию отношений помещика с крестьянами.

Судя по такому гоголевскому представлению, русский помещик должен заниматься в деревне не технологией сель скохозяйственного производства, не организацией хозяйства и быта крестьян, но своеобразным апологетическим пиаром бога и царя среди сельского населения.

Такое понимание Гоголя можно было бы назвать кон сервативным, славянофильским или утопическим. Если учесть пожелание Гоголя помещику работать вместе с кре стьянами, устраивать общий стол на своём дворе для всех желающих при начале сева, покосов и уборки хлеба, ругать крестьян меткими словами вплоть до осмеяния за нерадивое поведение, то фантастичность предлагаемых им мер по улучшению сельской жизни станет очевидной. Советы же Го голя помещику обедать вместе со священником каждый день и брать его с собой для бесед с мужиками, использовать чте ние произведений Иоанна Златоуста для просвещения кресть ян и вовсе выглядят утопически.

Но подобно тому, как в каждой шутке есть доля правды, в любом консерватизме есть и рациональное зерно. Позицию Гоголя можно при ином подходе назвать патриотической.

Он хотел сделать помещика внештатным служащим государя не столько на реальной сельской ниве, сколько на ниве сель ской жизни вообще. Помещик должен был бы стать просве тителем и воспитателем крестьян, их наставником во всех во просах. «Что ни говори, – пишет Гоголь, но поставить Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя подданных, которые все, как один, и могут быть примером всем окружающим своей истинно примерною жизнью, – это дело не бездельное и служба истинно законная и великая»

[5: с. 168]. Вот в чём основная идея Гоголя – в перевоспита нии крестьян, в переходе их от жизни стихийной и без внут реннего стержня к жизни организованной и с Богом в душе.

Не только бытие определяет сознание, как примерно в то же время, когда жил Гоголь, писал К. Маркс, но и сознание влияет на бытие – так утверждали и славянофилы, и западни ки, и дворянская интеллигенция, и сами крестьяне через сво их представителей (см., например, о взглядах Тимофея Бон дарева, жившего, правда, несколько позднее Гоголя в кн.:

[2]). Просвещение было совсем не утопической идеей для России того времени, а реальной задачей прогресса. И Гоголь был в этом отношении на передовых позициях своего времени.

О Церкви и духовенстве Гоголь видел в Церкви действенную организацию лю дей, ответственную за миропонимание человека и за его нравственное самочувствие. Если в художественных произ ведениях Гоголя Россия предстаёт взору читателя как страна безнадёжного хаоса, который не может преодолеть даже го сударство с его узаконенной и кажущейся ему эффективной иерархией, то в размышлениях писателя она видится ему страной, способной к возрождению и нравственному росту.

Почему пьеса Гоголя «Ревизор» наделала много шума и по нравилась даже царю Николаю I? Потому что в ней был пока зан на примере деятельности нескольких лиц целый социаль ный класс – российское чиновничество, живущее двойной жизнью. С одной стороны, оно служило царю и отечеству, с другой стороны – самому себе. Городничий с его полусолда Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя фонским отношением к миру, скромные Добчинский и Боб чинский с их боязливо-угодническим отношением к людям, начальству и судьбе и другие персонажи стали именами на рицательными. Все после знакомства с пьесой Гоголя узнали в этих героях или своих сослуживцев, или самих себя. Пуб лика поняла, что Россия больна взяточничеством, угодниче ством, серой приспособляемостью к жизни и другими поро ками, истоки которых не только в нравственности, но и в са мих отношениях между людьми, диктуемых строем жизни.

Почему в «Мёртвых душах» голос Гоголя прозвучал как серьёзное откровение о тайных силах, которые управляют Россией? Потому что мёртвые души живут среди живых лю дей не просто как соблазн для афёр чичиковых, но и как свое образный миф, который породила социальная ситуация в России начала XIX века. Суть этого мифа – в том, что пред приимчивость (иными словами предпринимательство) воз можна путём обмана людей и обмана государства. Гоголь сатирик вскрыл язвы российского общества – воровство и обман, – которые делаются не только социальными жулика ми, но большинством людей в России. Гоголь показал себя в «Ревизоре» и «Мёртвых душах» художественным и социаль ным мыслителем, установившим правильный и точный диаг ноз для российского общества. Он состоял в том, что страна больна ложью и самообманом относительно своего настояще го и незнанием своего будущего.

Гоголь стал осознавать себя не просто писателем юмористом и писателем-сатириком, но и писателем реалистом, призванным дать России образец её будущего.

Нужен был выход из хаотичного настоящего в организован ное будущее. И Гоголь увидел его в нравственном росте лю дей под влиянием Церкви. Огромные просторы России, пло хая связь внутри государственных служб сопровождались Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя инициативным головотяпством чиновников. Иерархичная система государства не срабатывала эффективно из-за плохо го исполнения социальных ролей. Личный интерес оказывал ся сильнее и принуждения властью, и страха перед наруше нием закона. Человек утратил веру в государство и ему нужна была иная вера. Гоголь увидел её в религии, а в Церкви уви дел проводника этой веры в душу человека.

Церковь Гоголь рассматривал как жизнь человека в духе.

Церковь – это не внешняя организация людей, но организация людей ради полноты их жизнепроявления. «Церковь наша должна святиться в нас, а не в словах наших, – пишет Гоголь. – Мы должны возвестить её правду» [5: с. 71]. Имея в виду запад ников, Гоголь выразился так: «Ложь свою они вывели логиче ски, вывели правильным выводом: мы трупы, а не Церковь на ша, и по нас они назвали и Церковь нашу трупом» [5: с. 71].

Здесь Гоголь высказывает откровенный намёк на идеи П.Я. Чаадаева. Этот философ звал Россию на Запад, к отказу от православия во имя католичества. Гоголь противопоставил позиции Чаадаева свою позитивную позицию. Для Чаадаева Церковь есть ретроградство. Для Гоголя Церковь есть испол нение долга – долга делания разумной и гармоничной жизни.

Жизнь русского народа и жизнь Церкви Гоголем отождеств ляются. И точно так же, как мы не знаем жизни народа, мы не знаем и социальной роли русской Церкви.

Гоголь зовёт к реализму в понимании русской действи тельности. Он ищет механизм выхода из хаоса и разброда и находит его в религиозном служении духу нравственности.

Такое служение подобно религиозному подвижничеству, оно требует отказа от соблазнов роскоши, удовольствий и безза ботности. Нравственный рост человека, осознание им своих жизненных задач решат проблемы и социальные, проблемы нравственного очищения народа. «Воспитываются для света Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя не посреди света, – пишет Гоголь, – но вдали от него, в глу боком внутреннем созерцании, в исследовании собственной души своей, ибо там законы всего и всему: найди только прежде ключ к своей собственной душе;

когда же найдёшь, тогда этим же самым ключом отопрёшь души всех» [5: с. 74].

Подобное мироощущение и миропонимание есть не что иное, как нравственный утопизм, которым позднее увлека лись Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов и М.

Горький. Это есть своего рода страдание за Россию, подвиж ничество во имя Добра, откровение человеком своего нравст венного предназначения для жизни и перенесение его на всё общество. Совершить такое нравственное перерождение обычный русский человек вряд ли смог бы самостоятельно.

Для этого ему не хватало и образования, и понимания диа лектики – души и ума, единичного и общего, российского и всемирного. Вспомоществователями в перерождении русской души, по Гоголю, должны были служить Церковь и духовен ство. Специфика русской православной церкви в отличие от католической состояла в том, что русские люди рассматрива ли свою церковь как ниспосланную свыше, воспринятую на родом как организацию всей духовной жизни людей и при знанную им добровольно как Церковь правую, истинную. В католическом мире церковь тоже считали правой. Но эта пра вота шла от своевольного решения людей, не была одобрена Богом. Гоголь следовал нашей святоотеческой православной традиции. Для него Церковь была практической жизнью лю дей в духе, реальной жизнью под сенью религиозной идеоло гии. Духовенство же он рассматривал как представителя Бога среди людей, призванного для реализации идеи Церкви – объе динения людей вокруг идеалов Правды и Добра.

Ключ, с помощью которого можно было бы открыть сердца людей, есть живая связь между верующими в Бога. Этот Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ключ Гоголь вложил в руки духовенства – в виде исповеди и проповеди. С помощью таких социальных и духовных действий Церковь могла вести диалог с народом, могла иметь с ним об ратную связь. Этот диалог позволял Церкви знать многое о про блемах русской жизни и убеждать народ в правильности вы бранного Россией пути развития.

Важность решаемых духовенством задач по практической перестройке нравственных устоев российской жизни Гоголь подкрепляет высказыванием о том, что духовенство должно быть несколько отстранено, отдалено от народа. «Нужно, чтобы он (священник – Е.Р.) говорил стоящему среди света человеку с какого-то возвышенного места, – пишет Гоголь, – чтобы не его присутствие слышал в это время человек, но присутствие само го Бога, внимающего равно им обоим, и слышал бы обоюдный страх от его незримого присутствия» [5: с. 73]. Возвышенность духа священника должна подтвердиться и возвышенностью са мого его образа в глазах людей, который даже по форме одежды должен напоминать ему Спасителя.

В представлениях Гоголя о Церкви и духовенстве в Рос сии видна идеализация этих социальных факторов. Свойст венная Гоголю художественность и даже красочность его ли тературного стиля сказалась и на результатах его размышле ний. Мысли Гоголя облеклись в романтически возвышенную форму, стали проявляться как экзальтированное воспевание социальной значимости Церкви. Однако Гоголь не был фило софом и социологом, не знал до конца истинного положения дел в русской православной Церкви. Его понимание важной роли духовенства в российской жизни основывалось на тра диции. Она после реформ Петра I несколько изменилась.

Пётр фактически сделал церковь частью государственного механизма, ввёл ряд налогов в пользу духовенства. Был соз дан институт военных священников, учреждены цифирные Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя школы, где обучали грамоте не только детей священников, но и выходцев из других сословий. Позднее, во времена Екате рины II и Павла I, формирование духовного сословия проис ходило под более пристальным контролем государства, кото рое регулировало численность духовенства, обеспечивало его денежным содержанием, создало сеть духовных учебных за ведений, где готовили не только религиозных идеологов и пастырей, но и кадры для государственных канцелярий.

Однако нести службу священника в сельском приходе было делом невыгодным с экономической точки зрения. По замечанию современника Петра I самобытного философа Ивана Посошкова «…сельские пресвитеры ничем не отменны от простых мужиков, мужик за соху, и поп за соху, мужик за косу, и поп за косу. И в праздничный день, где было идти в церковь на словословие божие, а поп с мужиками пойдёт овина сушить, и где было обедня служить, а поп и причетни ки хлеб молотить» [23: с. 38]. Чтобы улучшить положение в государстве российском, Посошков предлагал изменить ста тус духовенства, предоставив ему возможность быть воспи тателем народа. Священники не должны зарабатывать хлеб свой насущный, а «отслужа церковную службу, книги бы чи тали и по домам детей своих духовных ходили и смотрели, как они живут, исправно ли в его приказании и не погрешил ли в чом. И тако на всякий месяц всякого своего сына посе щал бы и подкрепляя их, чтобы памятовали то, чему его на исповеди учил…» [23: с. 38]. Однако предложения Посошко ва не были приняты тотчас, условия быта священников на се ле ещё много десятилетий оставались прежними. Это делало жизнь сельских священников жизнью на виду, жизнью вместе с крестьянами, которых они духовно окормляли. Похожесть быта крестьян и священников сопровождалась и духовной связью. Когда среди крестьян возникали волнения, некоторые Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя священники помогали им составлять челобитные царю. А во время Пугачёвского бунта духовенство пострадало не менее дворян: «Духовенство выставило из своей среды 237 мучени ков за правое дело и верность законной власти – цифра гро мадная, и притом едва ли ещё полная. Но ещё выше была цифра духовных лиц, изменивших своему долгу и увлекших ся общим народным движением своего края» [26: с. 345].

Позднее положение сельского духовенства хотя и изменилось к лучшему, но всё ещё оставалось шатким. Ему приходилось платить налоги: за занятие вакансии в приходе, в виде приё мов епископов, приезжавших с ревизией, налог за пользова ние землёй, налог в виде военных постоев и др.

В первой половине ХIX века, когда жил Гоголь, свя щенник выполнял роль не только посредника между государ ством и народом, был не только официальным идеологом, но и учителем, и нравственным воспитателем. Называть духо венство паразитическим сословием, вредным для жизни на рода, было бы неверно, так как оно выполняло важную соци альную функцию – было каналом коммуникации между госу дарственной властью и народом, а в условиях фактического отсутствия массовых школ для крестьян – ещё и единствен ным источником просвещения населения. В 1825 году в Рос сии «…имелось 3 духовных академии, 39 семинарий, уездных духовных училищ и 170 церковноприходских школ.

Число учащихся с 29 000 в 1808 г. увеличилось до 45 551, из них 12 249 были государственными стипендиатами» [26: с.

424]. В течение шести лет обучения в семинарии студенты изучали помимо богословских предметов риторику, филосо фию, географию, математику, физику, светскую историю, иностранные языки и другие предметы. В церковно приходских школах учили чтению, письму, арифметике, грамматике, каллиграфии и др.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Это фактическое промежуточное социальное положение духовенства определялось государственной политикой по от ношению к церкви. Каждое более или менее крупное село имело свой храм Божий, службы в нём велись регулярно. Со гласно Уставу духовных консисторий 1841 года в общине с 2000 прихожанами и более положено было иметь 2 священ ника, 1 диакона, 3 церковнослужителей, в общинах с 1000 1500 прихожанами – 1 священника, 1 диакона, 1 церковно служителя. В результате заполнения штатного расписания по такому нормативу в 1869 году в России фактически было на службе 38 816 священников, 14 250 диаконов и 63 472 причет ника – всего свыше 116 тысяч человек [26: с. 334-335].

Это фактическое сращивание духовенства с населением, переплетение религиозных традиций с народными предания ми, образ жизни сельского духовенства, весьма близкий обра зу жизни крестьянства, исполнение Церковью функции орга на, представлявшего соборное сознание, роль воспитателя людей и посредника между государством и народом делало понятным и оправдание религиозных корней жизни русского народа славянофилами и весьма близкого им по взглядам Н.В. Гоголя. Наш знаменитый писатель не «заболел» религи озностью, как об этом твердили многие, не ушёл в трансцен дентный мир. Общественная ситуация того времени подтолк нула его к вере в Церковь и духовенство, потому что это ка залось тогда реальным путём самоочищения России, её ду ховного подъёма и социального прогресса. Без изменения и совершенствования главного движителя прогресса – человека – невозможно было и думать об общественных преобразованиях.

Гоголь увидел в Церкви и духовенстве не внешнюю для Рос сии силу, а внутри неё дремлющий организм, способный к росту и обновлению. Сам для себя он стал Церковью, устрем лённой к Богу, к идеалу Красоты, возвышающему дух. Если Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя мы поймём духовное состояние Гоголя, в котором он творил свои произведения, то поймём и его религиозность. Творче ское вдохновение его было полётом над землёй, радостью ду ховного возвышения, его обращение к религии и Церкви бы ло сродни этому богочеловеческому стремлению. Поэтому Гоголя мы вправе назвать искренне верующим, чувствовав шим Бога в себе. Он был не заблудшим в утопию, а был чело веком, просветвлённым Богом, творящим и берегущим Бога в себе. Этого же понимания он хотел и для других людей, для читающей публики, к которой он обратился с призывом об новить людские души.

Нравственный утопизм Духовное призвание Гоголя состояло не только в худо жественно-литературном творчестве, но и в уяснении для се бя и объяснении для других сущности человека. Начав это проникновение в сущность с внешнего описания характеров людей и особенностей их поведения, Гоголь постепенно при ходит к постижению человека вообще. Что есть личность?

Какие мотивы диктуют поведение человека? Каким образом личное, индивидуальное связано с проблемами общественной жизни? На эти вопросы писатель пытался дать намёки отве тов в своих художественных произведениях – это видно по авторской речи в «Тарасе Бульбе» и «Мёртвых душах». Од нако невыработанное ещё кредо писателя не позволило дать чётких ответов на проблемы общественной жизни в России.

Только в зрелый период творчества Гоголя можно увидеть ясную концепцию личности, сформированную им художест венно, а не путём строгих философских размышлений. Её можно наблюдать в правилах жизни, которые Гоголь опреде Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя лил для себя и своих друзей (Анны Михайловны и Аполлина рии Михайловны Виельгорских).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.