авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Серия: «ФИЛОСОФИЯ: Люди и идеи». Выпуск III. Философия Н.В. Гоголя. Сборник научных статей Се ри я «Ф И ...»

-- [ Страница 2 ] --

Высшее правило жизни состоит, по Гоголю, в любви к Богу. Её он ставит выше обычной земной любви к родителям, братьям, сёстрам, жёнам, детям. Земная любовь «…есть один оптический обман, плотская чувственная любовь, одно стра стное обаяние. Такая любовь не может по- ступать разумно, потому что очи её слепы. Любовь же есть свет, а не мрак. В любви заключается Бог, а не дух тьмы: где свет, там и спо койствие, где тьма, там и возмущение» [5: с. 390]. Любовь от Бога и к Богу делает человеческий характер твёрдым, а зем ная любовь делает человека мятежным, боязливым и неспо койным. так считает Гоголь. В этом своём мнении он следует сложившейся христианской традиции, берущей своё начало в Евангелиях. В Евангелии от Марка написано: «Кто Мне мать и кто мне братья? – спросил Иисус. «Он обвёл взглядом си дящих вокруг Него и сказал: – Вот мать Моя и братья. Кто исполняет волю Божью, тот Мне брат и сестра, и мать»

[25: с. 45]. В сочинении же Иоанна Дамаскина «Точное изло жение православной веры» (VIII в н. э.) говорится о непости жимости, бестелесности и одновременно всеблагости Бога, а следовательно, и его любви. «Говоря о мраке по отношению к Богу, – писал Дамаскин, – мы разумеем не мрак, но то, что не есть свет, а выше света;

и говоря о свете, разумеем то, что не есть мрак» [16: с. 9]. Выходит, что божественный свет любви, о котором Гоголь говорил как о природном явлении, как о законе природы, в православной традиции ставится на уро вень надприродного бытия – Бог выше света и мрака. В этой же традиции любовь к богу есть неземная любовь – она выше, она не основана на кровном родстве, но только на родстве духовном. Гоголь же, отождествляя любовь со светом Бога, делает жизнь земного человека оправданной: любя ближнего, Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя человек может через это проявить в себе Бога. Поэтому пре вознесение Гоголем любви к Богу как любви сверхземной, чисто духовной фактически сводится на нет его твёрдой ве рой в то. что любовь к Богу одновременно дана человеку из начально, она есть любовь от Бога. Это, как полагал Гоголь, и есть главное правило жития в мире.

Второе правило, уяснённое Гоголем, – воспитание чело века на пути божественной любви. «Воспитать другого и по дать ему душевную истинную помощь мы можем тогда, – по лагает Гоголь, – когда достигли сами до высочайшего незло бия, когда никакие оскорбления не могут оскорбить нас. Тогда и разум наш излучает свет и может наблюдать поступки дру гих, видеть их прегрешения и научить нас, как избавляться от них» [5: с. 391-392]. На пути такого самовоспитания, которое было свойственно и самому писателю (вспомним хотя бы его миролюбивое отношение к критике на «Выбранные мес та…»), возможен был и духовный рост личности. Этот рост не происходит сам собой, но осуществляется через преодоле ние трудностей и тревог жизни. Среди них главным препят ствием для человека является уныние. Упоминает Гоголь и смущение, то есть сомнение человека в его житейских делах.

И наконец, объективные обстоятельства непрестанно мешают человеку: «Тревоги следуют одни за другими: сегодня одни, завтра другие. Мы призваны в мир на битву, а не на праздник:

праздновать победу будем на том свете» [5: с. 393].

Препятствия и трудности жизни Гоголь рассматривал как временные и как ступеньки на пути возвышения к Богу.

Для преодоления препятствия нужна внутренняя молитва, молитва искренняя, молитва по убеждению в том, что пре одоление трудностей есть Божье дело. Такая молитва, подви гающая на терпеливый труд самовозвышения личности, дела ет человека твёрдым в вере, делает его просветвлённым лю Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя бовью. «Не омрачаться, но стараться светлеть душой должны мы беспрерывно, – пишет Гоголь. – Бог есть свет, а потому и мы должны стремиться к свету» [5: с. 394]. В этом и заключе но философское кредо писателя, которое он и сформулировал в 1844 году, когда работал над вторым томом «Мёртвых душ». В этом кроется и разгадка той, на первый взгляд мис тической, религиозности Гоголя, за которую его осуждали многие литературные критики. Но для Гоголя его вера в Бога покоилась на убеждении в том, что человек есть существо и Божье, то есть сотворённое по божественным законам, при нявшим форму природных законов, и Богоподобное – то есть обязанное стремиться к Богу. Поэтому для Гоголя любовь к Богу есть любовь к жизни земной, устроенная по закону Доб ра, Разума и Гармонии. Это делает его правила жизни реаль ным путём возвышения человеческой личности над хаосом и безобразием действительности.

Отношение Гоголя к человеку и его предназначению в мире было двойственным. С одной стороны, он видел в своих героях «актёров жизненной драмы», плохо исполнявших свои социальные роли. Таким же актёром он считал и себя. Он не раз утверждал, что в любом из героев «Мёртвых душ» можно увидеть недостатки самого их творца. Маниловы, Ноздрёвы, Чичиковы являются собирательными образами русских по мещиков, русских людей вообще. Критика их недостатков для Гоголя была своеобразным самоанализом, обращённым вовне, осуществлённым на примере других личностей. С по мощью такого приёма Гоголь показывал тёмные стороны и несовершенные качества человека, ставил ему характероло гический диагноз. С другой стороны, человек для Гоголя был творением Божьим, исполняющим волю Бога. С такими не достатками, как алчность Плюшкина, сумбурность и своево лие Ноздрёва, грубость Собакевича служить богу было мало Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя перспективно. Поэтому, видя это, Гоголь понимал, что чело век противоречив, но не безнадёжен в своём развитии. Глав ное качество человека – это свет Бога, заключённый в его душе. С его помощью возможно и преодоление недостатков.

В своём подвижничестве в деле взращивания личности в человеке, в деле излечивания недостатков Гоголь был твёрд.

Он, очевидно, опирался на традиции христианского право славия, согласно которым действия человека в делах бого угодных следуют из правильного понимания предназначения человека. Так, христианский богослов V-VI вв. Немезий Эмесский полагал, что увещания, побуждения, похвалы и по рицания свидетельствуют о способности человека понимать их и принимать решения о поступках в соответствии с ними.

«…Сам человек, действующий и поступающий, – пишет он, – есть начало своих нравственных действий и имеет способ ность самоопределения» [22: с. 128]. Для Гоголя такая пози ция могла быть началом, точкой сдвига от обыденной прозы безалаберной жизни к возвышенной поэзии совершенствова ния на пути к Богу. Человек ответственен за своё бытие и своё развитие, считал Гоголь. Поэтому он обязан быть не только критиком действительности, но и критиком самого себя. Его нравственный долг состоит в преодолении недос татков и взращивании благих личностных качеств.

Гоголь считал гнев, мнительность, неуверенность в сво их силах, уныние грехами, которые мешают человеку жить правильно. При этом он полагал, что следует различать глав ное и неглавное, существенное и несущественное в мораль ном поведении. Нужно, чтобы «…всегда, везде и во всём большее предпочиталось меньшему. Поступая таким образом, мы привлечём к себе уважение всех, даже и тех, которые вна чале противились нашим поступкам» [5: с. 401]. В этих сло вах Гоголя заключены смысл и мотив и его религиозности, и Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя его обращения к серьёзным темам в литературе. Главное для Гоголя – не сатира, юмор и лёгкие рассказы на темы русской жизни. Главное и существенное в творчестве Гоголя есть тот поворот, который он совершил не только от прозы бытия к поэзии духа, но и поворот от случая к закону, от хаоса к гар монии. На пути преодоления своих недостатков и препятст вий жизни человеку нужна и внешняя опора, твердь, и внут ренняя сила. Всё это Гоголь увидел в Боге, который вне чело века и одновременно внутри него. «У человека нет своей си лы: это он должен знать и помнить всегда – а кто надеется на свою силу, тот слабее всех в мире. Мы должны быть крепки Божьей силой, – пишет Гоголь, – а не своею» [5: с. 403]. Свою же силу мы можем обрести в молитве к Богу, то есть в разго воре с ним, в том самовнушении, которое позволяет преодо леть уныние, неверие, гнев и другие недостатки.

Гоголь, обратившись к Богу, ощутил в себе и способно сти философа-моралиста. Иногда он поднимается в своих рассуждениях до уровня хорошего знатока человеческой ду ши, произносящего изящные афоризмы. Например, он гово рит, что «неудачи не в препятствие нам даются, а на вразум ление» [5: с. 404]. Или в другом афоризме он призывает чело века к активным действиям в жизни: «Душевный сон никак нельзя назвать прекрасным состоянием» [5: с. 405]. В словах же: «Поставлены ли мы среди людей дурных, с которыми нам трудно жить? Мы, верно, поставлены для того, чтобы со време нем посредством нас они из дурных сделались лучшими» – со держится объяснение духовного поворота Гоголя к граждан ским и религиозным проблемам российской жизни [5: с. 405].

Человек ответственен и за свой духовный рост, и за всё, что происходит вокруг него – таков главный символ веры, к ко торому Гоголь пришёл после неудачных попыток описать по зитивную картину российской действительности. Наблюдая Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя за работой художника А.А. Иванова, двадцать лет создавав шего картину «Явление Христа народу», Гоголь, вероятно, хотел дать в литературе образ своего Христа – открывшегося в душе каждого человека божественными качествами: смире ния, надежды, веры в Добро и одновременно удивления и ра дости от ощущения своей божественности. Его обращение к Богу и идее нравственного совершенствования личности бы ло попыткой найти практическое средство для улучшения российской действительности.

Не менее важным средством для духовного роста чело века Гоголь считал искусство. Воспитание искусством для Го голя было откровением важности самопознания: через искусст во человек может «заглянуть глубже в душу вообще и узнать, что существуют её высшие степени и явления» [5: с. 410].

В письме к В.А. Жуковскому в 1848 году Гоголь ограничива ет своё творчество искусством, как бы отказываясь от своих религиозных исканий. Для него искусство становится как жизнь живая, действенная, а не религиозно-духовная. «В са мом деле, – пишет он, – не моё дело поучать проповедью. Ис кусство и без того уже поученье. Моё дело говорить живыми образами, а не рассужденьями. Я должен выставить жизнь лицом, а не трактовать о жизни. Истина очевидная» [5: с. 410].

Гоголь чётко формулирует в этом письме своё жизненное кредо, объясняющее и его обращение к серьёзным вопросам общественной жизни России, и его желание создать положи тельный образ российской действительности, обновляющейся через духовные поиски. «Как изображать людей, если не уз нал прежде, что такое душа человеческая? – спрашивает Го голь. И отвечает сам себе: «Писатель, если только он одарён творческою силою создавать собственные образы, воспитайся прежде как человек и гражданин земли своей, а потом уже принимайся за перо!» [5: с. 410-411]. Таким образом, с помо Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя щью искусства и писатель, и любой человек раскрывает в се бе потребность в познании жизни, в самопознании. Искусство для Гоголя есть дорога к Богу, живущему в человеке, дорога к человеческой душе. От отрицания недостатков человеческой натуры можно и нужно прийти к сотворению лучших челове ческих качеств с помощью искусства. «В искусстве таятся семена созданья, а не разрушенья, – считает Гоголь. – Оно…не устремляется на порицанье действий другого, но на созерцанье самого себя… Искусство есть примирение с жиз нью!» [5: с. 411]. В этих высказываниях Гоголь отразил и свои убеждения, и свойства своего характера. В них не чувст вуется никакого юмориста и сатирика. В них виден человек, глубоко верящий в созидательную силу человеческого духа – будь то дух искусства, или дух религиозности. Для Гоголя занятия творчеством, искусством были делом нравственным.

Благодаря искусству человек мог устранять свои недостатки и воспитывать в себе добро и красоту души. Он как бы тянул ся к свету Бога и примирялся не с недостатками российской действительности, а с многоликой и противоречивой жизнью, содержащей в себе и преодоление этих недостатков через со вершенствование человека.

Таким образом, философская позиция Гоголя по отно шению к человеку содержит в себе три основные идеи. Во первых, человек есть существо Божье и выполняющее волю Бога – выражена ли она через природные задатки, или не осознаваемая им как свой гражданский и нравственный долг.

Во-вторых, человек есть существо растущее, самосовершен ствующееся. Духовный рост означает продвижение человека к чистоте души с помощью самопостижения и работы над со бой, через преодоление уныния, неверия. Он одновременно означает воспитание в себе любви к миру, к людям. И в третьих, человек может себя нравственно улучшить, либо об Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ратившись к вере и ощутив в себе Бога, либо уверовав в сози дательную силу искусства. Причём, искусство может не толь ко примирить человека с жизнью, но и облагородить челове ка, воспитывая его чувства и разум.

Как в целом оценить нравственно-философскую позицию Гоголя? Несомненно, что это – нравственный утопизм. Мо ральных философов было много до Гоголя и после него – но мир по-прежнему лежит во зле.

Однако нравственно религиозный утопизм Гоголя имел оправдание для того време ни, когда жил писатель. Общественное переустройство России назревало. Об этом говорило и движение декабристов, и отголо ски революционных событий 1830-го и 1848-го годов, которые доходили и до России и заставляли задуматься о мраке и хаосе в русской действительности. Интеллектуальные поиски славяно филов и западников стали внешним отображением брожений духа русских людей, который требовал позитивных идей, укре плявших веру в будущее России. Гоголь общался и с теми, и с другими, будучи ближе к славянофилам, с которыми его объе диняла религиозность и вера в созидательную силу языка и ис кусства. Однако нравственный дух перестаёт быть утопией, ко гда в нём живут семена действия. Гоголь в своей работе «Вы бранные места из переписки с друзьями» попытался посеять эти семена в русском общественном сознании середины ХIX века.

И хотя его попытку нельзя в целом назвать удачной, всё же она не прошла бесследно. Эта работа была первым обращением русского писателя к общественности, в котором он не в художе ственной форме, а напрямую поставил важные вопросы русской жизни. Это вопросы о воспитании народа, о просвещении, о гражданских позициях всех основных сословий того времени, о роли религии и искусства в жизни людей. Извечные русские вопросы: Кто виноват? и Что делать? – были предвосхищены Гоголем в виде вопросов о том, как совершенствоваться челове Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ку и как из мрака русского самодержавия перейти к свету про гресса. Ответ Гоголя был таков: «Виноваты сами русские люди.

Надо не искать виноватых, а больше работать над собой». Го голь показал, что он не только нравственный утопист, но и мыслитель, зовущий к действиям, к социальным переменам.

Язык Гоголя и особенности его литературного стиля Духовные поиски Гоголем высших ценностей жизни происходили в рамках его литературной деятельности и за её пределами. Эти поиски вызывали разное отношение к писа телю – от уважения и восхищения до порицания и открытой ругани в его адрес. Одно только не подвергалось сомнению.

Все признавали художественный талант Гоголя, отмечали красоту и занимательность его слога, интересность сюжетов его произведений. Язык Гоголя сразу обращал на себя внима ние своей колоритностью, поэтичностью, образностью. Это был язык мастера, который не нуждался в улучшении. Он сразу погружал читателя в мир образов, в особую атмосферу духовного общения, которая радостно удивляла доверитель ностью и теплотой. Писатель как бы вёл своих читателей по миру: и по окрестностям деревни Диканьки, и по широкой украинской степи, и по серо-мрачным вечерним улицам Пе тербурга. Описывая же облик и души своих героев, Гоголь делал это так умело, что создавался эффект соприсутствия читателя в действии, о котором шла речь. Язык Гоголя убеж дал читателя в правдивости событий, становился частью во ображаемой реальности, которая трансформировалась в ре альность его духа.

Язык гоголевских произведений прежде всего лёгок и красив в восприятии его читателем. До Гоголя в России не Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя было прозаика, который писал бы так красиво и заниматель но. Ни Карамзин, ни Жуковский, ни Пушкин, ни Лермонтов не смогли выразить в своей прозе то ощущение полноты и всестороннего разноцветья жизни, то единство природы, дей ствующего лица произведения и рассказчика, которое есть у Гоголя. Его можно по праву назвать родоначальником рус ской классической прозы ХIX века. Из европейских писате лей того времени, пожалуй, только Стендаль писал так же красиво, лаконично и драматично, как Гоголь. Можно гово рить о Гоголе и как о новаторе русского литературного языка, который смело использовал особенности русского и украин ского языков, местные наречия и говоры.

Языку Гоголя прежде всего присуще такое качество как красочность. Она выражена и в умелом использовании писа телем метафор и гиперболизаций. Например, повесть «Соро чинская ярмарка» Гоголь начинает с описания красот украин ской степи: «Как упоителен, как роскошен летний день в Мало россии! Как томительно-жарки те часы, когда полдень блещет в тишине и зное и голубой неизмеримый океан сладостраст ным куполом нагнувшийся над землёю, кажется, заснул, весь по тонувши в неге, обнимая и сжимая прекрасную в объятиях сво их! На нём ни облака. В поле ни речи. Всё как будто умерло;

вверху только, в небесной глубине, дрожит жаворонок, и се ребряные песни летят по воздушным ступеням на влюблённую землю, да изредка крик чайки или звонкий голос перепела отда ётся в степи (курсив мой – Е.Р.)» [4: с. 15].

Этот небольшой отрывок говорит о многом. Так же, как видно сокола по полёту, и писателя видно по его письму.

Фразы письменной речи – как взмахи крыльев у птицы. То сильные и долгие, то короткие и стремительные, то играю щее-радостные, то складывающиеся в сложную комбинацию разноритмических движений – взмахи крыльев делают полёт Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя птицы фигурным, свободным, красивым и творческим. И по добно тому, как для птицы её полёт есть творческий акт, под чёркивающий её властвование над воздушным пространст вом, языковой стиль писателя есть проявление его творческой свободы и игры его духа. Язык Гоголя именно таков. Это по этическая проза, вызывающая ощущение гармонии в сердце читателей. Поэтичность и красочность гоголевского языка создают метафоры, которыми он наполнен, пронизан, из ко торых он соткан. Метафоры сверкают в его речи подобно ис крящимся и переливающимися разными цветами бриллиан там. В упомянутом нами отрывке время действия обозначено как томительно-жаркое, действующий субъект (т.е. пол день) показан как блещущий. Небо сравнивается с огромным океаном, обнимающим землю, а их соединение похоже на связь влюблённых. Какой неожиданный ход мысли у Гоголя, какое небывалое сравнение! К нему можно было бы отне стись с юмором, если бы не возвышенно-поэтический строй речи и натуралистически верное отражение этой обычной картины летнего дня, которую мог бы нарисовать только на стоящий изобретательный и вдохновенный художник слова.

Голос жаворонка в небе Гоголь называет дрожащим и одно временно серебряным. Что это такое – дрожащее серебро?

Это не нечто несовместимое – это играющее нежной красо той, утончённое и сверкающее пение, идущее издалека. Голос перепела в изображении Гоголя не раздаётся – он отдаётся в степи, то есть звучит как эхо, глухо и откуда-то из иного мира.

Метафоры у Гоголя встречаются и в его словесных портретах. Например, в рассказе «Майская ночь» он так описывает человека. «Под самым покутом, на почётном мес те, сидел гость – низенький, толстенький человечек с малень кими вечно смеющимися глазками, в которых, кажется, напи сано было то удовольствие, с каким курил он свою коротень Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя кую люльку, поминутно сплёвывая и придавливая пальцем вылезавший из неё превращённый в золу табак. Облака дыма быстро разрастались над ним, одевая его в сизый туман. Ка залось, будто широкая труба с какой-нибудь винокурни, на скуча сидеть на своей крыше, задумала прогуляться и чинно уселась за столом в хате головы. Под носом торчали у него коротенькие и густые усы, но они так неясно мелькали сквозь табачную атмосферу, что казались мышью, которую вино кур поймал и держал во рту своём, подрывая монополию амбарного кота (курсив мой – Е.Р.) [4: с. 80]. Умаление гостя Гоголь выражает не только словами «низенький», «толстень кий», «с маленькими глазками», но и юмористическим сравне нием его усов с мышью, которая по природе своей не может быть большой. Этим же сравнением достигается эффект не значительности, который подчёркивается ещё и малозаметно стью гостя в сизом табачном дыму. Гоголь не унижает своего героя такими метафорами. От сравнения дыма его трубки с дымом винокурни веет мягким доброжелательным юмором, заставляющим не пренебрегать героем рассказа, а проникнуть ся к нему расположением.

Помимо метафор речь Гоголя украшают гиперболы и новые необычные слова, которые он сам выдумывает и орга нично вставляет в свои описания. Например, в повести «Ночь перед Рождеством» он пишет о куме и его жене: «Хата их была вдвое старее шаровар волостного писаря, крыша в неко торых местах была без соломы» [4: с. 151]. Или в повести «Страшная месть» пишется: «Где пошатнулась с хмеля ко зацкая голова, там и лежит и хрипит на весь Киев» [4: с. 173].

«Голова у Ивана Ивановича, – пишет Гоголь в другом месте, – похожа на редьку хвостом вниз» [4:с. 485]. Или другое его изобретательное сравнение Степана Ивановича: «Вы его тот час узнаете, потому что ни у кого нет, кроме него, панталон Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя из цветной выбойки и китайчатого жёлтого сюртука» [4: с.

219]. Эти новые слова для Гоголя – словно игрушки, которы ми он удивляет детей. Иногда он придаёт своим сравнениям и метафорам юмористичность изложения, что делает его письмо занимательным и лёгким в восприятии читателя.

Язык Гоголя отличается меняющейся ритмикой. Когда он описывает природу, язык становится возвышенно поэтическим, слова его – как разноцветные краски у худож ника. При этом язык плавен, величав и выражает восторг са мого писателя, передающийся и читателю. Когда Гоголь пи шет диалоги, его язык становится стремительным, фразы ко роткими, слова зачастую выражают народные говоры, быва ют архаичными. Когда Гоголь хочет подчеркнуть периодич ность или целостность природных событий и явлений, он ис пользует повторы. Всё же они встречаются в его текстах до вольно редко. Гоголь не сорит какими-попало словами. Он тщательно отбирает слова и ставит их словно кусочки мозаи ки в нужное место, создавая целостную картину в соответст вии со своим замыслом.

Характерными чертами гоголевской письменной речи являются её системность и структурность. У Гоголя в его описаниях природы, людей и событий на 99,9 процента нет повторяющихся слов. Тексты Гоголя расцвечены разнообра зием, словно вышивка искусной вышивальщицы. Эффект по стоянной новизны вызывает ощущение путешествия по тек сту. Чтение не надоедает, но становится подобным узнаванию чего-то интересного и неожиданного. Структура гоголевских текстов не иерархична и не линейна. Первая свойственна на учным опусам, вторая – повествовательным текстам, сделан ным по принципу перечисления признаков, событий или фак тов. У Гоголя тексты системны в своих частях, но внутри этих систем сохраняется разнообразно-мозаичная гармония.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Чтобы увидеть красоту этой словесной мозаики, надо взгля нуть на неё издалека. Тогда первоначальное удивление не обычностью отдельных фраз дополнится восхищением тем, как они изображены для единой картины, каким образом они образуют единство частного и общего, единичности и цело стности. Структуру гоголевских текстов можно назвать ячеи стой. Внутри ячейки может сохраняться субординация смы слов и последовательностей – будь то описание природы, диалог, авторская речь или словесный портрет. За пределами такой ячейки находятся другие ячейки, которые между собою не образуют иерархии, а являются элементами общей картины повествования, в которой есть своя идея, свой алгоритм жиз непроявления всех участников гоголевского произведения.

Художественность языка Гоголя общепризнанна. От меченные выше черты художественности пейзажей и портре тов не исчерпывают всех достоинств его письма. Если для французского философа ХХ века Жака Деррида различение является законом письма, выражающим выход к новым смыслам, то для Гоголя различение не главное. Гоголь в раз личении ищет красоту, он подчиняет его гармонии, поэтиче скому образу, который духовен. Красота содержит в себе дух Бога, она несёт в себе новое, гармоничное, она полезна для духовного здоровья. В этом состоит разгадка необычной кра соты и богатства гоголевского языка, в котором уживаются неповторимое и обыденное, единое и множественное, серьёз ное и наполненное тёплым юмором, повествование и автор ская речь, нескончаемая разнообразная вереница людей и со бытий и целостная красочная музыка словесных картин, хо роводы метафор и разрывающая их стройность удалая пляска народной речи.

Сам термин «художественность» очень многогранен. Для эстетиков он может означать «образность», для эстетов же, то Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя есть людей разных профессий, одержимых идеей гармонично сти мира, он может означать «одухотворённость». Для фило софствующих театралов художественность может означать не кий синтез субъективного видения актёром обстоятельств жиз ни и объективной реальности, ощущаемой зрителем как рафи нированная жизнь, как жизнь такая, какой она должна быть.

Художественность для филолога есть красота слога, есть живо писность в слове – об этом писал великий Лев Толстой в одной из своих статей. Художественность для писателя-реалиста есть обнажённая правда жизни, некое прозрение истины, достигае мое с помощью восприятия мира сквозь призму красоты. Ро мантик в литературе видит в художественности украшение духа человека и мира вокруг него необычным и пронзительным сло вом. Гоголь был и романтиком, и реалистом одновременно. Его художественность имела три истока: реалии жизни, выражен ные в живой народной речи, исторические традиции, часто от ражаемые в народных обычаях, представлениях и религиозно сти мироощущения, и генетическую предрасположенность его самого к изобретательной и духовно окрашенной творческой работе со словом. Лучше всего художественность Гоголя выра зилась в художественном изображении природы.

Природа для Гоголя есть не только место действия ге роев его произведений, но и участник развёртывания собы тий. Изображая пейзаж вокруг домика старосветских поме щиков, Гоголь пишет: «Я отсюда вижу низенький домик с галереею из маленьких почернелых столбиков…, за ним ду шистая черёмуха, целые ряды низеньких фруктовых дерев, потопленных багрянцем вишен и яхонтовым морем слив…, длинношейный гусь, пьющий воду с молодыми и нежными, как пух, гусятами…;

воз с дынями, стоящий возле амбара;

от пряжённый вол, лениво лежащий возле него, – всё это для ме ня имеет неизъяснимую прелесть…» [4: с. 261-262].

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Даже стремление лошадей подкатить к крыльцу Гоголь вос принимает как их радостное оживление, а лай флегматичных собак – как приветствие, приятное для слуха. Одним словом, пейзаж в изображении Гоголя создаёт атмосферу действия и передаёт настроение художника-творца. Если мы вспомним картину художника В.Д. Поленова «Христос и грешница», экспонирующуюся в Русском музее в Санкт-Петербурге, то поймём, что она вызовет в нас эффект соприсутствия на встрече Христа с согрешившей женщиной. Главное дейст вующие лица этой картины – Христос, грешница и знойный, пронзительно светлый воздух, передающий ощущения рас каяния, укора, стыда и испуга, суда божьего, на котором ут верждается мудрое прощение. Точно также и Гоголь художник мастерски владел умением передавать через пей заж настроение. На философском языке это называется миро ощущением, или особым интуитивным видением реальности, в котором детали и частности оживают в обобщающем образе наблюдаемой реальности.

Одно из главных достоинств гоголевских произведений состоит в гармоничном соединении художественного повество вания и авторской речи. Гоголь незримо присутствует во мно гих своих произведениях. Он не только излагает, описывает, живописует, но и оценивает, привирает, гипертрофирует, удив ляет, забавляет, смешит и высвечивает скрытые пороки. Гоголь участвует в событиях, описываемых в его произведениях, – не как судья, но как просветитель и нравственный учитель. Его дар живописать словом дал ему право и выражать мысли о России, о её судьбе и её предназначении в истории. Знаменитые автор ские отступления в «Майской ночи», «Сорочинской ярмарке», «Мёртвых душах» и других произведениях могут создавать фон действия, могут быть связующими переходами между различ ными картинами повествования, но могут быть и авторскими Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя размышлениями, ненавязчиво передающими идею всего произ ведения. Например, в повести «Страшная месть» знаменитый гоголевский авторский монолог: «Чуден Днепр при тихой пого де, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои…;

будто голубая зеркальная дорога, без меры в ширину, без конца в длину, реет и вьётся по зелёному миру» – кажется ненужной вставкой [4: с. 201]. Но автор, вероятно, хотел это ли рическое отступление вставить в текст как антитезу беспокой ной и опасной жизни козаков, как образ величавой природы, которая властвует над беспокойной и зачастую злой жизнью людей. В конце же поэмы «Мёртвые души» образ птицы-тройки Гоголь использует, чтобы показать стихийную мощь, скрытую силу России, её устремлённость к высокому, божьему предна значению. В образе тройки нет кучера, правителя – кони испол няют божью волю;

устремляясь на небо, тройка «…мчится вся вдохновенная Богом!...» [8: с. 510]. На вопрос: Куда несёшься ты, Русь? – Гоголь не даёт ответа. Он намеревался дать его во втором томе «Мёртвых душ». Вероятно, будущее России Го голь видел не только в предначертанности её судьбы Богом, но и в переделывании всего уклада жизни, в просвещении и нрав ственном улучшении людей. По крайней мере, об этом говорят его публицистика и его нравственно-религиозные искания.

Красочное богатство языка Гоголя неотделимо от его стиля письма.

Идиостилю Гоголя пытались подражать Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев и другие писатели. Но Гоголя невозможно бы ло скопировать – он неповторим своим стилем, в котором нет повторяющихся слов, выражений, сцен. Гоголь всегда пишет по-новому, он всегда бесконечно изобретателен. Он будто бы легко, играючи находит необычные слова, поёт прозой о природе и людях. На самом деле он тщательно отделывает фразы, доводит текст до совершенства, в котором соединены Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя богатство эпитетов, метафор и лаконичность разговорных фраз. Его проза – классическая литературная речь, украшен ная народным мироощущением и ненавязчивой интонацион ной насыщенностью авторского повествования. Лучше всего к его письму подходит характеристика его, выражаемая пара доксальным сочетанием слов: поэтическая проза. Направле ние же, к которому гоголевские литературные произведения не просто примыкают – они его образуют, – можно отнести к романтическому реализму. Это выражение не есть соедине ние «коня и трепетной лани» в одной упряжи. Оно означает творчество духовности и красоты среди мертвящей и сонли вой действительности, творчество словом как делом. И от ношение к слову у Гоголя было бережным и трепетным. «Об ращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку», – писал он [5: с. 54]. Этот символ веры Н.В.

Гоголю был дан, вероятно, вместе с его генами и был неотде лим от его натуры. Бесконечно разнообразная устремлён ность на хорошее – вот его основное свойство. Помимо ху дожественной изобразительности и нравственной устремлён ности к правде жизни и красоте духа, стилю Гоголя присуща ориентация на социальную значимость произведения. Хотя сам писатель и утверждал, что в начале своей писательской деятельности он не ставил перед собой никаких серьёзных за дач, – объективно получилось так, что его произведения были важным откликом на злобу дня. В них вначале скрытно, а за тем и открыто присутствовали социальные проблемы, кото рыми жила в то время Россия.

О языке и стиле Гоголя можно рассуждать много и по разному. Однако в целом можно сказать, что его поющая про за выражает особенности русского национального мента литета. Его стиль – бесконечно-разнообразное видение мира, в котором мечта и действительность слиты в идеале Кра Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя соты. И потому мы можем сказать: Гоголь – наш замечатель ный писатель, выразивший в своём творчестве лучшие сторо ны нашего народного характера.

Гоголь о русской поэзии Обращение Гоголя к обсуждению красот и особенно стей русской поэзии в «Выбранных местах из переписки с друзьями» не было случайным. Поющая проза Гоголя самим фактом своего существования словно подтверждала, что у него душа поэта, душа лирика. Даже свой роман «Мёртвые души» он назвал поэмой. Почему? Вероятно, потому, что по эзия для него есть возвышенное творчество, уносящее чело века к горним высотам, к сущности мира. И одновременно поэзия есть картина мироздания, всплывающая в душе чело века в виде обобщённого образа. Для Гоголя поэзия была от кровением истины, правдой жизни. Жанр поэмы означал та кое эпическое полотно, в котором выражены социальные действия людей на большом историческом отрезке времени, в котором ясно чувствуется «дух времени и назначенье века»

[24: с. 109]. Поэму Гоголь мог понимать как произведение возвышенного духа, отражающее закономерности историче ской жизни народа. «Мёртвые души» в их полном виде по замыслу Гоголя должны были представлять собою панораму жизни русского народа, которая должна была складываться из многочисленных и разнообразных действий людей, глав ной чертой которых была бы их тесная связь со своей истори ей и культурой. Поэтому и отношение к поэзии у Гоголя было особое – не как литературного критика, пишущего о поэзии, но как мыслителя, возводящего поэзию на уровень особого мироощущения и миропонимания. Не следует забывать и то го, что друзьями Гоголя были поэты А.С. Пушкин, Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя В.А. Жуковский, художник А.А. Иванов, для которых эпос в искусстве был началом не только системно-организующим, но и религиозным. Один из основателей русского романтизма В.А. Жуковский в письме к Гоголю от 8 января 1848 года дал определение поэзии, которое было в духе гоголевского её по нимания. Он даже более чётко выразил суть понимания по эзии, нежели сам Гоголь. Жуковский, разъясняя пушкинское выражение: «слова поэта суть уже дела его», – дал его анализ и показал его истоки и истинное значение. Называя душу че ловека целостной и неделимой, он отмечает в ней ум, волю, творчество и веру, или способность к божественному откро вению. Вера есть высшая способность души: «Всё сливается в одно, в веру, в свободное предание души непосредственно открывающемуся ей Богу» [14: с. 330]. Душа же поэта неот делима от него самого, от его художества с его источником.

Поэт, по Жуковскому, находит в мире красоту и выражает её словом. Он может создать даже то, чего нет, то есть идеаль ную красоту. Несуществующий идеальный образ мира, или Красота, есть «ощущение и слышание душою Бога в созда нии» [14: с. 331]. Поэт стремится «влагать самого себя в своё создание», то есть творить [14: с. 331]. Отсюда, дело поэта есть творение, исполнение его художественного произведе ния и одновременно передача в мир, людям своего духа, сво его божественного идеала красоты.

Очевидно, что этот символ веры Жуковского Гоголь разделял, только выразил его несколько иначе. Тем более, следует учесть, что письмо Жуковского было ответом на го голевские размышления о поэзии, относящиеся к 1843- годам. На поэтическое видение мира Гоголем с большой до лей вероятности повлиял художник А. А. Иванов, с которым писатель общался в Риме. Признанием Ивановым гоголевско го мироощущения может служить помещённая в его картине Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя «Явление Христа народу» фигура писателя: его лицо, с удив лением и радостью взирает на посланника Бога. Картина Иванова является обобщённым образом зарождения народной веры. Удивление Христу, восхищение им, радостное устрем ление к нему есть проявление единения людей и Бога, а сама картина – символ озарения жизни людей духом Бога. Всё это было важно и для Гоголя. Начиная с сороковых годов XIX века он стал настолько сознательно религиозным, что и исто рию общества, и искусство, и поэзию воспринимал как про явление божьего духа и божьей воли. Поэтому он поэтически, а в его понимании и религиозно, относился и к своему твор честву, и к жизни вообще.

В статье «О лиризме наших поэтов» Гоголь утверждает, что поэзия у нас имеет три столпа, на которых она зиждется:

1) любовь к России, уводящая нас на небеса, к Богу;

2) лю бовь к царю как помазаннику Бога;

3) истоки же поэзии, по Гоголю, следует искать: в народной речи, в пословицах и по говорках;

в словах церковных пастырей;

в восторге народа от деятельности царей-правителей, подобных Петру I.

На первый взгляд, эти идеи кажутся мало продуманны ми и ошибочными. Однако растворение поэтического в рели гиозном, воспарение поэта к божественной гармонии, сотво рение им с помощью слов духа Красоты есть реалия искусст ва, которую признавали все. Поэтому Гоголь подчиняет все эти истоки и основания поэзии её главной творческой силе и её цели – стремлению к свету, к духовной гармонии, или Бо гу. Своё понимание он подкрепляет подробным анализом деятельности русских поэтов, начиная с М. В. Ломоносова и заканчивая современными ему поэтами. Анализ Гоголя со провождается меткими и правильными характеристиками русских поэтов того времени. М. В. Ломоносова Гоголь назы вает «господином и законодателем языка», «начинателем на Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя шей поэзии», в творчестве которого главное – торжество, восторг от важных побед России. Г. Р. Державин для Гоголя есть уже не столько поэт державности и величия России, но поэт, в творчестве которого видны первостепенные люди и их жизнь. «Слова у него так круглы, как ни у кого из наших по этов», – пишет о Державине Гоголь. И для примера он приво дит строки, в которых общее и единичное, большое и незначи тельное соединяются в парадоксальном единстве: «И смерть как гостью ожидает, крутя, задумавшись, усы» [5: с. 222]. На правление в поэзии, начатое Ломоносовым, Гоголь называет механическим. Другое направление возникло под влиянием французского романтизма – его представляют В.А. Жуков ский и К.Н. Батюшков. А.С. Пушкин явился в мир, чтобы синтезировать оба истока русской поэзии в один, в котором личность поэта и действительность становятся неразделимы ми, а поэзия делается проявлением духа гармонии.

Гоголь находит место в панораме русской поэзии для всех последователей Пушкина – П.А. Вяземского, Н.М. Языкова, И.А. Крылова, А.А. Дельвига, Е.А. Баратынского и др. Напри мер, о Языкове он писал весьма красочно: «Стихи его точно ра зымчивый хмель;

но в хмеле слышна сила высшая, заставляю щая его подыматься вверху» [5: с. 242]. Князь Вяземский – пол ная противоположность Языкову: у Языкова «поражает нищета мыслей», в нём «буйство сил, сил от радости жизни», у Вязем ского преобладает обилие их, но без всякой наружной отделки»

их, без их образного выражения [5: с. 245]. Баснописца Крылова Гоголь называет народным поэтом: «это наша крепкая русская голова, тот самый ум, который сродни уму наших пословиц…, ум выводов, так называемый задний ум» [5: с. 246]. Восхищаясь Крыловым, Гоголь говорит, что «поэт и мудрец слились в нём воедино» и что особенно оригинальны в его стихах разные раз меры строк [5: с. 250]. Выделив в особое направление драмати Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ческую поэзию, Гоголь называет героев пьесы Д.И. Фонвизина «Недоросль» «детьми непросвещения». Героев же драмы А.И.

Грибоедова «Горе от ума» он называет «детьми полупросвеще ния». М.Ю. Лермонтова Гоголь характеризует как безочарован ного поэта, а всё время после Пушкина отмечает как время за стоя в русской поэзии. В то же время он напоминает, что в этом застое уже что-то зреет, что-то зачинается.

Зачем Гоголь написал такую объёмистую статью о рус ской поэзии? Неужели только затем, чтобы показать её разви тие, её художественные стороны, охарактеризовать её твор цов? Нет. Обзор русской поэзии был нужен ему, чтобы выяс нить истоки и сущность её, влияние её на общество и челове ка. Ибо поэзия для Гоголя – явно больше, чем род литерату ры, чем дух, выраженный в слове. Поэзию Гоголь интуитивно чувствовал в себе как искру Божию, вложенную в него при рождении, как глубоко скрытую в человеке его истинную сущность и песню его души.

Особое место в духовном облике Гоголя занимает лю бовь к А.С. Пушкину, как поэту поэтов. Пушкин для Гоголя – не просто солнце русской поэзии. Он для него – как старший брат в литературе, открывший ему дверь в мир, показавший ему, как надо идти по дороге творчества. Пушкин стал для Гоголя ориентиром, на который он равнялся, которому он подражал. Однако уважение к Пушкину не помешало Гоголю дать объективную оценку его творчества и его значимости для российской культуры. Гоголь отмечает такие черты твор чества Пушкина, как его сверкающая радостью и оптимисти ческим отношением к жизни разносторонность («всё стало его предметом и ничто в особенности» – [5: с. 233]), незаин тересованное постижение красоты мира и духа, красоты ради неё самой, тайну и неоднозначность его пребывания в мире.

Говоря о «всеядности и всемирности» Пушкина, Гоголь отме Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя чает, что это его растворение в типажах своих произведений лишь по-видимости лишает самого Пушкина его личности. На самом деле он сам есть поэзия, сам есть играющий словесны ми образами и мыслями божественный дух. Для Пушкина «по эзия была святыней – точно какой-то храм» [5: с. 235]. Все свои стихи, несмотря на кажущуюся для нас лёгкость их на писания, Пушкин тщательно обдумывал, улучшал. Это дела ло их совершенными, подобно сверкающим бриллиантам среди груды простых каменьев. «Какая точность во всяком слове! – писал о стихах Пушкина Гоголь. – Какая значитель ность высокого выражения! Как всё округлено, окончено и замкнуто! Все они точно перлы;

трудно и решить, которое лучше» [5: с. 236].

По мнению Гоголя Пушкин явился в культуру России не только как «солнце русской поэзии», но и как зеркало рус ской культуры, в котором в укрупнённом масштабе отрази лись особенности русского национального характера и рус ской жизни вообще. После Пушкина поэзия не выразила себя вполне ни в идеалах, ни в действительности. Русское общест во сороковых годов XIX века не восприняло поэзию как фор му национального духа. Гоголь думал, что поэзия в России – это будущее её культуры, её самосознания. Отказ от ино странного в пользу народного, стремление к простоте, обра щение к истокам фольклора и религии на Руси, сохранение чуткости русского человека по отношению к миру и людям, уважающее себя достоинство личности даже при общении с царями – вот к каким основаниям русской поэзии зовёт Го голь. Он даёт живую и яркую характеристику русской поэзии в следующих красивых строках: «…Бронзовый стих Держа вина, … густой, как смола, или струя столетнего токая, стих Пушкина, … праздничный стих Языкова, … облитый арома тами полудня стих Батюшкова, … лёгкий воздушный стих Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Жуковского, порхающий, как неясный звук эоловой арфы, … тяжёлый, как бы влачащийся по земле стих Вяземского, про никнутый подчас едкой, щемящей русской грустью, – все они, точно разнозвонные колокола или бесчисленные клави ши одного великолепного органа, разнесли благозвучие по русской земле» [5: с.265]. В этой блестящей по форме и со держанию характеристике Гоголь выразил не только своё по нимание поэзии, но и мироощущение людей из народа, для которых поэзия есть часть их духовности, неразрывная с рус ской природой, русской культурой.

Гоголь, учитывая эти объективно выразившиеся черты русской поэзии, а также и свой опыт поэтического видения мира, формирует и собственное представление о поэзии. Три основные черты свойственны русской поэзии: образность, зовущая русского человека к горним высотам, к Богу;

народ ность, укоренённая в языке, в его богатстве, в его нескончае мо утончённой выразительности;

смыслы, или скрытые в ми ре тайные истины, которые поэзия раскрывает с помощью вдохновения поэта. Если мы, следуя гоголевским взглядам, обратим свой взор на современную русскую поэзию, то уви дим, что традиции русской национальной поэзии живут толь ко в тех стихотворениях, для которых характерны систем ность, лаконичность, образность, связь их с ритмами приро ды, любовь к Добру, устремлённость к высшему идеалу. Поэт любого времени общается с Музами не для себя. Он творит стихи, чтобы подарить их народу, ибо они красивы и возвы шают душу. Поэзия есть один из способов улучшения мира, и поэтому она нужна людям – как лекарство для духа, как напо минание о том, что они не животные твари, а исполнители во ли Бога. И когда поэзия соединяет людей с Богом, она выпол няет своё предназначение. Она даёт человеку крылья и уносит его к горним высям, к радости духовного прозрения мира.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Другой аспект гоголевского анализа русской поэзии можно увидеть в том, что поэзия открывает человеку суть вещей, возводит эту суть на высоту правды. В русском на роде кроме чуткости, отзывчивости, всемирности – черт, ко торые отметил Гоголь, живёт ещё и необъяснимая тяга к справедливости, к улучшению социального устройства обще ства. Русские люди любят обсуждать поведение правителей, доходы своих соседей, плохие черты иноверцев, часто зави дуют всему иностранному, допускают к управлению собой некомпетентных и нечестных людей. Поэтому поэт в России всегда был защитником народной правды, выразителем об щественных настроений. И Гоголь был неправ, когда отмечал в Пушкине как его характерную черту смирение, уважение к царю. Вспомним хотя бы его оду «Вольность», написанную в 1820 году во времена правления Александра I. А поэт декабрист К.Ф. Рылеев? Он более чем кто-либо любил свобо ду и звал к ней:

Пусть юноши, своей не разгадав судьбы, Постигнуть не хотят предназначенья века И не готовятся для будущей борьбы За угнетённую свободу человека… Они раскаются, когда народ, восстав, Застанет их в объятьях праздной неги И, в бурном мятеже ища свободных прав, В них не найдёт ни Брута, ни Риеги. [24: с. 108].

А творчество современного для нас барда В.С. Высоц кого? Оно напоминает нам о непокорности и протесте, кото рые поэт всегда выражал, о защите бедных и угнетённых, ко торые для поэта были живым укором и власти, и даже Богу, Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя допустившему социальное неравенство людей. Правда в по эзии есть не борьба против людей, не пропаганда их противо речивых интересов, но поднятие всех до уровня духовности, до понимания радости самой жизни. Через духовное едине ние людей достигается и их равенство, и их примирение друг с другом. В этом смысле призыв Гоголя к примирению с дей ствительностью может быть понят как призыв к толерантно сти. И поэтому он остаётся актуальным.

Гоголевский анализ русской поэзии важен для нас не только с филологической точки зрения. Патриотизм Гоголя, его устремлённость к духовной красоте есть по-прежнему одно из средств в воспитании людей. Для Гоголя наш русский язык, в котором есть лиризм, напевность, сокровенная тайна, который «живой как жизнь», может «обогащаться ежеминутно», может восходить до небесной религиозности и разнообразия в бесчис ленных земных наречиях в одной и той же речи – этот язык «сам по себе уже поэт» [5: с. 267]. Этот поэтический живой на родный язык зовёт нас к нашей России, зовёт к очищению ду ши. Вместе с Гоголем и его речью, вместе с его поэтическим видением мира, вместе с его стремлением к Добру, Красоте, вместе с верой в Бога мы приходим к себе домой – на Родину.

Гражданская позиция Гоголя Религиозный переворот в душе Гоголя, случившийся в начале 1840-х годов, повлиял и на социально-политические взгляды писателя, а точнее на его отношение к общественным проблемам. Если в 30-е годы он пытался определить свою судьбу, желая служить обществу, то есть работать (чиновни ком в департаменте, преподавателем в университете, редак тором в журнале и т.п.), то в 40-е годы его служение России мыслилось ему уже как работа на литературном поприще.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Для этого нужны были знания о человеке и его отношениях в обществе. Это требовало духовного роста, нравственного очищения, обобщения личного опыта и подведения его под закон необходимости, в котором и была сокрыта истина. Го голь увидел это обобщение в идеале Бога. Поэтому и его представления об общественных реформах в России приняли религиозную форму.

В сороковые годы ХIX века в России было брожение идей. Славянофилы (С.Т. Аксаков, И.С. Аксаков, К.С. Акса ков, А.С. Хомяков, сочувствовавшие им историк М.П. Пого дин, писатель Ф.М. Достоевский) звали к идеалу патриар хально-религиозному: язык. земля, религия и крестьянская община с её соборным сознанием должны были обеспечить, по их мнению, прогресс России. Западники (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Т.Н. Грановский, В.П. Боткин, М.С. Щепкин, близкие им И.С. Тургенев, П.В. Анненков и др.) хотели кар динальных изменений в России: широкого внедрения в жизнь науки, развития инженерного дела, строительства дорог, по явления новых просвещённых и энергичных людей, далёких от религии и чинопочитания – всё это привело бы к быстрому развитию по пути капитализма. После подавления декабрист ского движения в начале 30-х годов царь Николай I предпри нял попытку умиротворения разнородных общественных сил в России. Министром просвещения князем С.С. Уваровым была предложена концепция официальной народности с её формулой: «Православие – самодержавие – народность».


Царь в этой схеме занимал связующее место между церковью и народом. Он должен был стать, как помазанник Божий, це лью и движителем русской истории, гарантом общественного спокойствия.

На этом социально-историческом фоне происходило развитие сознания Гоголя. Он был знаком и со славянофи Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя лами, и с западниками – в доме историка М.П. Погодина он часто жил, устраивал там званые обеды, на которых бывали актёры М.С. Щепкин, П.М. Садовский, знаменитый гравёр Ф.И. Иордан, С.Т. и К.С. Аксаковы, друг Пушкина П.В. Нащокин, поэт и критик С.П. Шевырёв и др. Гоголь, можно сказать, был своим в семье С.Т. Аксакова, дружил с семьёй Виельгорских, с А.О. Смирновой-Россет и др. Ко нечно, в какой-то мере они влияли на его взгляды. Но в ко нечном счёте Гоголь фактически стал последователем кня зя С.С. Уварова: религиозность привела его к оправданию власти царя и признанию сословно-иерархического фео дального общества как незыблемого и законного. Социаль но-политическую позицию Гоголя можно охарактеризовать как монархизм с опорой на Церковь и религиозное просве щение народа. Гоголь хотел общественного мира: просве щённая монархия и Церковь могли нормально существо вать лишь при согласии народа, лишь при народном повиновении.

Для создания такого стабильного общества требовались движущие общественные силы. Ими могли стать дворянство, нарождающаяся буржуазия, чиновничество как особый класс, закабалённое крестьянство, разночинная интеллигенция. Ра бочий класс в 30-е годы XIX века в России ещё не сформиро вался. Ни одна из этих сил не была устойчивой ни экономи чески, ни идеологически, ни организационно – то есть не бы ла оформлена в систему. Фактически царь мог сохранить го сударство и общество с помощью чиновничье иерархического построения общественных отношений и уси ления контроля за брожением умов. Все люди должны были стать винтиками военно-бюрократической машины государ ства. Главной энергией для социальных изменений должна была стать вера в разум просвещённого монарха.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Гоголь по существу придерживался тех же взглядов.

Только у него прогресс общества обеспечивался нравственно религиозным перерождением людей. Гоголевские представ ления об обществе включали в себя следующие постулаты:

1. Общество устроено по принципу системно организо ванной иерархии.

2. Разделение труда и распределение обязанностей осу ществляется по естественному закону, опирается на сложив шиеся традиции.

3. Таланты, способности людей даются им генетически, от предков.

4. Каждый из граждан обязан выполнять своё дело, свою работу из чувства долга.

5. Просвещение, образование помогает духовному росту личностей.

6. Христианская религия есть путь нравственного пере рождения людей.

7. Человек, государство, церковь и общество в целом направлены в своём развитии к Божественному идеалу.

8. Искусство и религия служат в этом обществе идеологией.

9. Просвещённый монарх осуществляет преобразования, опираясь на согласие народа.

10. Нравственное преображение человека является главным фактором общественного прогресса.

Чтобы осуществить такую программу общественных изменений, надо было знать Россию и её людей. Писатель и должен был, по Гоголю, исполнить эту миссию социального познания. В статье «Нужно проездиться по России» он пи шет, что посреди России русские люди не знают её. «Мона стырь наш – Россия!» – восклицает он и зовёт к её познанию [5: с. 137]. В этом стремлении человек может выступить при мирителем разных сословий в их взаимоотношениях и про Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя светителем некоторых из них. Например, духовенству следу ет раскрыть глаза на косвенные грехи людей, то есть не осоз наваемые ими как грехи (обманы, накопление богатств, увле чение иностранщиной и т.п.). «Жизнь нужно показать чело веку, – пишет Гоголь, – жизнь, взятую под углом её нынеш них запутанностей, а не прежних, – жизнь, оглянутую не по верхностным взглядом светского человека, но взвешенную и оценённую таким оценщиком, который взглянул на неё выс шим взглядом христианина» [5: с. 145]. Примирение и про свещение во вновь познанной России, по Гоголю, должны осуществлять своего рода социальные менеджеры – чиновни ки, писатели, проповедники Церкви. Само по себе согласие среди людей не придёт.

В статье «Что такое губернаторша» Гоголь даже роль жены чиновника рассматривает как важную социальную роль. Губернаторша может выполнять важную воспитатель ную роль, показывая людям образец поведения своим приме ром. В то же время ей не чужда и дипломатическая миссия, состоящая в заботе о людях, в благотворительности.: она мо жет «глядеть на весь город, как лекарь глядит на лазарет»

[5: с. 147]. Гоголь считает, что губернатор может влиять на людей нравственно – через поощрение дел честных людей и неприятие и осуждение взяточников и пустобрёхов. Губерна торша же может не осуждать провинившихся, а следить за их судьбой издали, подвигнуть их на исправление и служение людям. «Есть в русском человеке сокровенные струны, – пи шет Гоголь, – которых он сам не знает, по которым можно так ударить, что он весь встрепенётся» [5: с. 157]. Эти струны – благородные стремленья, желание нравственной чистоты. Гу бернаторша и может сыграть на этих струнах.

Призыв Гоголя к чиновникам сделать Россию лучше с помощью нравственного перевоспитания людей для западни Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ков был консервативной утопией. Но для Гоголя он был дей ственным средством, реальным инструментом преобразова ния общества. Западники звали вперёд, в светлое будущее.

Гоголь полемизировал с ними: «Оттого и вся беда наша, что мы не глядим в настоящее, а глядим в будущее… Подзабыли все, что пути и дороги к этому светлому будущему сокрыты именно в этом тёмном и запутанном настоящем, которого никто не хочет узнавать…» [5: с. 159]. Здесь Гоголь зовёт нас не к консервативной утопии нравственного преобразования человека как движителя прогресса, но к учёту реалий России того времени. Не чистоплюйские мечтания, а работа с людь ми над исправлением неурядиц в России могут служить об щественной пользе. Можно сказать, что Гоголь фантастиче ски предвосхитил принципы просветительского движения народников 60 – 70-х годов XIX века, для которых будущее России было в преобразовании и просвещении огромных масс реального крестьянского населения.

Следует заметить, что в ХIX веке такие старые, роман тически понимаемые средства общественных преобразова ний, как ум, нравственная чистота, христианское братство, были явно недостаточны. Это был человеческий ресурс, ко торому не хватало двух основных инструментов социального действия: материальной базы и личной мотивации. В услови ях феодализма их трудно было заметить. И славянофилы, и сторонники официальной народности рассматривали землю как основной вид национального богатства в России. Земли в России было много, и при её правильном перераспределении и учёте она могла обеспечить жизнь многочисленного народа.

Пропитание за счёт земли осуществлялось в большинстве се мей. Количество детей в крестьянских семьях на протяжении XVIII-XIX-го веков колебалось от трёх-четырёх до десяти.

Земля и люди рассматривались как Божий дар и главные ви Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ды социального богатства. С этой точки зрения Гоголь при держивался современных ему взглядов. Они были устойчивы, так как существовала некоторая инерция в социальном разви тии народов, жизнь которых обеспечивали географические факторы: плодородие почвы, тёплый климат, обладание удобными морскими путями. Эту инерцию подтверждает из вестный русский историк и политик начала ХХ века П.Н.

Милюков. Он полагал, что для каждого народа существенно его месторазвитие. Оно влияет и на скорость социальных изменений, и на передачу артефактов культуры. Для России её месторазвитие определяется лёссовой полосой, тянущейся с Запада Европы вплоть до восточной оконечности Сибири.

По П.Н. Милюкову, «существует закон запоздания историче ского развития при переходе от Запада Европы к её центру, от центра в европейскую Россию, оттуда в западную Сибирь, резко отделённую от восточной, и, наконец, от западной Си бири на дальний восток её (курсив мой – Е.Р.) [19: с. 318]. За кон подтверждается убывающими по времени их историче ской принадлежности характерными элементами культуры по мере продвижения с Востока на Запад, которые обнаружива ются в археологических раскопках.

Гоголь, конечно, не опирался на географический подход в понимании социальной отсталости России, однако неуряди цы России, её отставание от Запада он предлагал устранить не путём механического переноса неприемлемых для неё ме тодов развития, а самым простым и очевидным для того вре мени способом – преобразованием человека. И это не было утопическим мечтанием. В самом деле, если по мнению со циолога М. Вебера протестантская этика с её ригоризмом и идеей бережливости могла породить дух капитализма, при давшего ускорение развитию Европы, то почему русское пра вославие с его соборностью и идеей нравственно Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя религиозного возвышения личности не могло привести к со циальному прогрессу? Такого вопроса Гоголь не задавал, по скольку в его время М. Вебер ещё не родился. Но логика в социально-политической ориентации Гоголя была вполне оп ределённой: люди в России не лучше, даже хуже, чем в Евро пе, и начинать возрождение страны нужно именно с них и со способов управления ими и страной в целом.


Идеалом социального устройства России для Гоголя стала просвещённая монархия. Во главе общества стоит всё понимающий мудрый царь, вместе с Церковью заботящийся о народе, который любит его и мирно работает на земле. Это было идиллией. Никакого научного и технического прогресса при этом не надо – всё это должно осуществляться само со бой. Таким образом сложившееся общество становилось бы патриархальным сообществом земледельцев, объединённых любовью к Богу и царю как его законному представителю.

Конечно, такой вариант развития общества был абсолютно непривлекательным для прогрессивно мыслящих людей: ведь к тому времени уже работали и фабрики с паровыми маши нами, и были изобретены пароход и паровоз, пущена желез ная дорога, происходили большие социальные потрясения в виде революций и политических движений. Однако уход Го голя в религиозность и создание им своей утопической кон цепции общества имел и имеет политическое оправдание.

Потому что ни в одной стране мира до сих пор научный и технический прогресс не привёл к счастью людей, к стабиль ному и социально устойчивому развитию. Нравственные и религиозные проблемы общественной жизни по-прежнему остаются самыми важными.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Ответ В. Г. Белинскому в «Авторской исповеди»

Книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» вышла из печати в начале 1847 года. Автор на деялся повлиять на общественное мнение своими идеями, размышлениями. Убеждённый в решающей роли для обще ственного прогресса нравственной трансформации челове ка, он перенёс свои представления об обществе на других людей. Гоголь не учёл того, что нравственность сама явля ется продуктом прогресса. Ведь научный и технический прогресс уже в его время обеспечивал общественные по требности, создавал новые профессии, менял менталитет людей. Общественность не поняла Гоголя, книга вызвала бурную критику как со стороны консерваторов, так и со стороны сторонников прогресса.

Религиозные деятели и славянофилы ругали Гоголя за его мнимое тщеславие, за желание поучать других. С.Т. Ак саков писал Гоголю в январе 1847 года: «…Вы искренно по думали, что призвание Ваше состоит в возвещении людям высоких нравственных истин в форме рассуждений и поуче ний, которых образчик содержится в Вашей книге… Вы гру бо и жалко ошиблись. Вы совершенно сбились, запутались, противоречите сами себе беспрестанно и, думая служить небу и человечеству, оскорбляете и Бога, и человека» [9: с. 317].

Святитель Игнатий (Брянчанинов) высказался о книге Гоголя и нём самом критически: «…Она издаёт из себя и свет и тьму.

Религиозные его понятия неопределённы, движутся по на правлению сердечного вдохновения неясного, безотчётливо го, душевного, а не духовного» [5: с. 21].

Высказанная сторонниками сохранения чистоты русско го духа критика была толерантной. Она напоминала слабый писк недовольных в сравнении с рычанием льва, которое Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя слышалось в гневной критике В. Г. Белинского. В феврале 1847 года в журнальной статье Белинский выразил своё несо гласие с идеями Гоголя. К лету 1847 года критика гоголев ских взглядов достигла апогея – все хотели истолковать их в позитивном смысле, но в результате сформировалось всеоб щее осуждение идей книги.

15 июля 1847 года В.Г. Белинский, находясь на лечении за границей в городе Зальцбрунне, пишет знаменитое письмо к Гоголю, которое А.И. Герцен назвал его завещанием. Суть письма сводилась к тому, что Гоголь,живя вдали от России, потерял представление о ней, о тех процессах, которые раз ворачиваются в российском обществе. Белинский критиковал и самодержавие, и церковь, и священников как тёмные силы, мешающие народу жить свободно. Он защищал крепостных крестьян и звал к их освобождению, к признанию их прав на просвещение, на свободу и уважение их достоинства. По мнению Белинского самодержавие превратило их в белых ра бов. Вспомнив выражение Гоголя из книги, которое было об ращением помещика-воспитателя к крестьянам: «Ах ты, не умытое рыло!» –, Белинский очень возмутился и жёстко от читал Гоголя. «Проповедник кнута, апостол невежества, по борник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов, – что вы делаете?... – писал он. – Взгляните себе под ноги: ведь вы стоите над бездною…» [1: с. 412]. Свою крити ку Белинский довёл до крайности тем, что обвинил Гоголя не только в незнании и непонимании России, но и в нечестности, в эгоизме. «…Распространился в Петербурге слух, – упрекал он Гоголя, – будто Вы написали эту книгу с целию попасть в наставники к сыну наследника» [1: с. 415]. Одним словом, Белинский выразил в критике все нюансы антигоголевских взглядов – от научно-теоретических до художественных и обывательских.

Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Гоголь тяжело переживал нападки на свою книгу. Имея самые лучшие намерения и стараясь вложить в свои новые взгляды не только художественный талант, но и свою душу, он не получил поддержки у общества. Примерно через месяц после получения письма от Белинского он сдержанно ответил ему в примирительном тоне. Осознавая, что воздействующий на общество художник выше истолковывающего его взгляды критика, Гоголь многое передумал, стал более реалистично относиться к себе. Он написал Белинскому следующее: «Мы ребёнки перед этим веком. Поверьте мне, что и вы и я вино ваты равномерно перед ним. И вы и я перешли в излишество.

Я, по крайней мере, сознаюсь в этом, но сознаетесь ли вы?

Точно так же, как я упустил из виду современные дела (кур сив Н.В. Гоголя – Е.Р.) и множество вещей, которые следова ло сообразить, точно таким же образом упустили и вы, как я слишком сосредоточился в себе, так вы слишком разброса лись. Как мне нужно узнавать многое из того, что знаете вы и чего я не знаю, так и вам следует узнать хотя часть того, что знаю я и чем вы напрасно пренебрегаете» [5: с. 339-340].

Белинский вскоре умер, через несколько лет умер и Го голь. Но и письмо Белинского к Гоголю по поводу его книги, и сама книга Гоголя остались в истории российской культуры навсегда. Это произошло потому, что обмен письмами этих людей объективно выражал не их личные взгляды, а мировоз зрение, лежавшее в основе целых общественно-политических направлений. Их диалог выразил и состояние культуры того времени. В нём столкнулись и два противоположных миро ощущения, характерных для русских людей. Белинский, ко торого звали «неистовым Виссарионом», говорил от имени недовольных и критикующих, от имени ожесточившихся от неравенства и несправедливостей, от имени тех, кто не нашёл своего места в загнивающей социальной иерархии, не нашёл Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя и любви со стороны общества. Гоголь говорил от имени со гласных на изменение существующего порядка вещей только нерадикальными мерами, от имени тех, кто был встроен в со циальную иерархию и не помышлял о её сломе. Гоголя уже в середине 40-х годов называли великим писателем, он имел реальную духовную власть над людьми – власть своего та ланта и авторитета. За Белинским же утвердился имидж ра дикального литературного критика, часто доходившего до крайности.

Гоголь попытался вскоре в своей «Авторской исповеди»

дать общий ответ на критику в свой адрес. Это произведение было опубликовано только после смерти писателя. В «Испо веди» Гоголь разъясняет свою позицию гражданского писате ля, выступает толкователем, то есть литературным критиком, своего собственного сочинения. И гоголевское истолкование замысла, идей, методов изложения и ценностей «Выбранных мест из переписки с друзьями» оказалось выше и разумнее, чем критика Белинского – ведь это был анализ из первых рук.

Гоголь не называет свою книгу ни плодом гордыни, ни ре зультатом хаотической растерянности духа, ни продуктом ума, предназначенным для получения личных выгод. «Спра ведливее всего, – пишет Гоголь, – было бы назвать эту книгу верным зеркалом человека. В ней находится то же, что во всяком человеке: прежде всего желание добра, создавшее са му книгу, которое живёт у всякого человека…» [5: с. 281]. На вопрос, зачем он оставил поприще писателя-художника и устремился на чуждое ему поприще писателя-моралиста или писателя-проповедника – называйте его как хотите – Гоголь даёт развёрнутый и недвусмысленный ответ. Чтобы познать Россию, надо познать то, что составляет основу её – людей, живущих в ней и делающих её историю. Для этого надо по знать дух человека вообще. Из совокупности людей состоит Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя всё человечество, частью которого является и Россия. Знание о русском человеке должно дополняться и знаниями о новом социальном слое, который образуется из бывших земледель цев – то есть о студентах, чиновниках, мелких служащих, разночинцах. Чтобы это знать, надо уметь поставить себя на их место, надо включить в это своё воображение, представле ние, мечту, надо самому измениться, сделаться лучше. «Разве писатель не человек? – спрашивает самого себя и других Го голь. – Я не совращался с своего пути. Я шёл тою же доро гою. Предмет у меня всегда был один и тот же – жизнь, а не что другое. Жизнь я преследовал в её действительности, а не в мечтах воображения, и пришёл к Тому, Кто есть источник жизни» [5: с. 296]. Не выдуманная, не утопическая Россия нужна была Гоголю, а реальная – та, которую можно было изучить, нравственно преобразовать, переубедить и напра вить на иной путь. Дух человека, его внутренние убеждения, представления (или как Гоголь иначе выразился воображе ние) о Боге людей, поясняющих, что есть Бог в человеке, Го голь считал частью социальной реальности в России. Этим и объясняется его религиозность, его углубление в себя, кото рые Белинский назвал мракобесием, уходом от жизни, оправ данием зла и чуть ли не сумасшествием. Гоголь же рассмат ривал религию и как инструмент для преобразования челове ка, и как цель эволюции общества и человека в нём.

Борения духа в Гоголе, поиски им выхода из российско го социального тупика выразились в без конца задаваемых вопросах «зачем»? Зачем происходят объективные изменения в жизни? Зачем в Гоголе возникло стремление к самоанализу?

Зачем Гоголя сопровождало повсюду желание восхищаться красотой души человека? Зачем в человеке лежит страсть к отысканию истин? Всё это и другие многочисленные «за чем»? обрисовывают мировоззрение человека, его стремле Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ние превратить неорганизованный хаос вокруг себя в органи зованную систему взаимодействий и взаимоотношений, кото рая собственно и есть правильная жизнь человека. Для Гоголя эта правильная жизнь в том времени, в котором он жил и на зывал его переходным, была жизнью в нравственном Добре, которое он и называл Богом в человеке. Этого не углублён ный в себя Белинский не понимал и не мог понять. Механи стический подход Белинского к человеку противоречил син тетическому взгляду Гоголя так же, как желания льва не сов падали со стремлениями травоядного существа жить мирно.

Оба деятеля русской культуры не могли понять друг друга ни психологически, ни идейно.

Гоголь в своё оправдание привёл много аргументов: и стремление познать и понять Россию, и желание обратить свой взгляд не в далёкое будущее, но в реальное настоящее, и обращение к реально жившим сословиям, которые на первое время могли бы стать преобразователями себя и людей и т.п.

Главным же оправданием Гоголя было его желание обратить внимание на душу и ум человека как главные инструменты социальных преобразований. В этом состояло его принципи альное расхождение с Белинским. «Нечего утверждаться на том, – писал Гоголь, – что прочёл два или три раза книгу, иной и десять раз прочтёт, и ничего из этого не выйдет. Для того чтобы сколько-нибудь почувствовать эту книгу, нужно иметь или очень простую и добрую душу, или быть слишком многосторонним человеком, который при уме, обнимающим со всех сторон, заключал бы высший поэтический талант и душу, умеющую любить полною и глубокою любовью»

[5: с. 321]. И если для Гоголя стремление к пониманию Рос сии могло реализоваться через понимание человека, то для Белинского понимание России открывало дорогу к абстракт ному и схематичному человеку будущего, душа которого бы Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ла ему самому ещё непонятна. Человек Гоголя был чувст вующий и устремлённый к Богу индивид. Человек Белинско го был деятельный и устремлённый на природу и социальную среду человек. Он был не раскрыт в себе, имел утопическую цель вне себя. Таково было действительное положение дел в споре двух знаменитых литераторов.

Как мы можем сейчас, по прошествии ста шестидеся ти лет после этого спора оценить противоположные идей ные позиции его знаменитых участников? В середине XIX века они имели принципиальное значение. Сейчас, в начале XXI века, литературные и идейные расхождения могут быть поняты как своеобразная игра в идеалы, как поиски нашими российскими предками своей социальной идентич ности. С исторической точки зрения самоопределение на рода есть фактор его социальной жизни, фактор эволюции.

Можно видеть в истории процесс объективных изменений как объективную необходимость, в которой человек участ вует в виде социального атома. Его сознание, включающее в себя душу и интеллект, отражает его бытие. В лучшем случае оно является побочным фактором социальной эво люции. Такой взгляд присущ человеку, смотрящему на со циальную жизнь изнутри самого общества. Иной взгляд возможен, когда историк возвысится над обществом и бу дет видеть общую картину исторической жизни как объек тивный процесс взаимодействия людей, устремлённых к улучшению не только социальной среды, но и самих себя.

Это объект-субъектное рассмотрение истории. Первый подход в понимании истории выражал Белинский, второй был свойственен Гоголю. В первом подходе человек интер претировался как конечная и далёкая цель истории и пото му его можно рассматривать как абстрактно-утопический.

При втором подходе в человеке можно увидеть часть исто Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя рического процесса, в которой выражен действующий нравственный субъект истории – и этот подход можно рас сматривать как реально-утопический. Оба подхода имели право на существование в середине XIX века. Однако ни один из них не был реализован на практике.

С философской точки зрения самоопределение наро да, осуществляемое в умах его передовых представителей, подобных Белинскому и Гоголю, есть поиски народом сво его национального пути и национального призвания. В конце XIX века это получило своё воплощение в ином сим воле – в виде русской идеи. Белинский путь России пред ставлял себе как путь промышленного прогресса, как путь вместе с Западом. Самобытность России исчезала вместе с исчезновением религиозности и неповторимости души рус ского крестьянина. Для Гоголя русская идея означала включение России в духовно-нравственный прогресс всего человечество, который мог быть осуществлён только через нравственно-религиозное преображение личности. На практике оба подхода оказались нереализованными. Да они и не могли реализоваться тогда ввиду пассивной и парази тической роли государства как главного субъекта истории.

В наше время идеологические расхождения Белинско го и Гоголя возрождает сама жизнь. Поиск народом своего места в истории по-прежнему важен. Односторонние под ходы к истории (экономический в теории К. Маркса, циви лизационный у Н.Я. Данилевского, религиозно утопический у В.С. Соловьёва и др.) уже не исчерпывают современных представлений об обществе. Социально культурологическая концепция Питирима Сорокина, до полненная глобалистско-информационным видением мира, гораздо ближе к истине, чем все иные теории. Ценности, которые определяет в конечном счёте человек, в не мень Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя шей степени участвуют в истории как её движитель, чем материальные потребности или экономическая необходи мость. Самым главным мотивом в деятельности человека сейчас, как и прежде во времена Гоголя, остаётся его стремление к счастью, в проявлении себя в истории как ду ховного существа. Стремление к Богу, в котором для Гого ля воплотились Добро, Красота и истина человека, оста ётся важным психологическим фактором, упорядочиваю щим историю. Это оправдывает религиозные поиски Гого ля, делает их фактом культурной истории России. Никто – ни Белинский, ни Гоголь, ни другие мыслители – не одер жал победу в споре. Противоречия жизни напоминают нам и теперь, что дух человека только тогда побеждает мрак и хаос, когда он освещает мир вовне и мир внутри самого че ловека. Излучающий свет разума и добра человек, которого защищал Гоголь, остаётся главным субъектом истории, оп ределяющим её цель и её действительное развитие.

Значение Гоголя для творчества русских писателей Известное выражение русских писателей «Все мы вы шли из гоголевской «Шинели» заставляет обратить внимание на Гоголя не просто как писателя, но и как зачинателя особо го русского литературного направления. К.В. Мочульский назвал его натурализмом, очевидно имея в виду обращение Гоголя в «Мёртвых душах» не только к описанию характеров русских людей, к описанию русской природы, но и к правди вому образу России в целом, который проступил бы сквозь живые души отрицательных и положительных героев. Отме ченные нами выше черты художественного мастерства Гого ля – его поэтическая проза, его умение незаметно для читате Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя ля вставлять авторскую интонацию в текст произведений, его стремление к обобщениям и поиски им скрытой связи между Богом и человеком, обществом, государством и личностью – появились в русской литературе впервые. Они стали этало ном высокохудожественной прозы в русской литературе ещё при жизни Гоголя. После его смерти следовать по пути Гого ля стало невольной модой, бессознательным подражанием.

Уже в сороковые годы XIX века появился первый по следователь гоголевского стиля в литературе. Им стал моло дой Ф.М. Достоевский. В ранней повести «Бедные люди», написанной в 1844 году, Достоевский фактически заимство вал у Гоголя сюжет «маленького человека в большом горо де». Характер Акакия Акакиевича из гоголевской «Шинели»

перенесён на Макара Девушкина из «Бедных людей». Гого левское мастерство в описании природы, проявившееся в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», у Достоевского превра щается в картины видений ночного Петербурга (в «Петер бургских сновидениях в стихах и прозе» – работа 1861 г.):

«Мёрзлый пар валил с усталых лошадей, с бегущих людей.

Сжатый воздух дрожал от малейшего звука, и словно велика ны со всех кровель обеих набережных подымались и неслись вверх, по холодному небу столпы дыма, сплетаясь и распле таясь в дороге, так что, казалось, новые здания вставали над старыми, новый город складывался в воздухе… Казалось, на конец, что весь этот мир, со всеми жильцами его, сильными и слабыми, со всеми жильцами их, приютами нищих или раззо лоченными палатами, в этот сумеречный час походит на фан тастическую, волшебную грёзу, на сон, который в свою оче редь тотчас же исчезнет и искурится паром к тёмно-синему небу» [20: с. 231-232]. В этом отрывке видно не только под ражание стилю гоголевских описаний природы, не только уход Достоевского в ирреальность, как об этом сообщает Е.И. Рачин Духовный свет Н.В. Гоголя Мочульский, но и склонность его к отысканию связи между человеком и его окружением, прозрение о сложном и одно временно неясном строении души. Мочульский отмечает и новаторскую черту в творчестве молодого Достоевского.

«Достоевский, усвоив технику гоголевской школы, взрывает её изнутри. Он очеловечивает смешного героя» [20: с. 232].

Имеется в виду, что «маленький человек» у Достоевского любит не вещь, например шинель, но человека, женщину. Его трагедия любви есть трагедия живой жизни, трагедия мечты, устремлённой к жизни. Это делает Достоевского более демо кратичным в понимании человека в сравнении с Гоголем.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.