авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Секция IV Государственная доктрина регионального развития России Конституционно-правовое обеспечение единства целей деятельности органов ...»

-- [ Страница 2 ] --

• Процесс управления инициацией проекта • Процесс управления планированием проекта • Процесс организации и контроля выполнения проекта • Процесс анализа и регулирования проекта • Процесс управления завершением проекта Руководство по вопросам определения компетентности (ICB). Версия 3.0. Июнь 2006, Международная ассоциация управления проектами IPMA, P.O. Box 1167б NL-3860 BD Nijkerk, The Netherlands.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Таблица Компетенции, необходимые для управления проектом 2. Поведенческие 3. Контекстуальные 1. Технические компетенции компетенции компетенции 1.01 Успешность управления проек- 2.01 Лидерство 3.01 Проектно-ориентиро том 2.02 Участие и моти- ванное управление 1.02 Заинтересованные стороны вация 3.02 Программно-ориенти 1.03 Требования и задачи проекта 2.03 Самоконтроль рованное управление 1.04 Проектный риск и возможности 2.04 Уверенность в 3.03 Портфельно-ориенти 1.05 Качество себе рованное управление 1.06 Проектная организация 2.05 Разрядка 3.04 Осуществление проек 1.07 Работа команды 2.06 Открытость тов, программ и портфелей 1.08 Разрешение проблем 2.07 Творчество (ППП) 1.09 Структуры проекта 2.08 Ориентация на 3.05 Постоянная организа 1.10 Замысел и итоговый продукт результат ция проекта 2.09 Продуктив- 3.06 Предпринимательская 1.11 Время и фазы проекта ность деятельность 1.12 Ресурсы 2.10 Согласование 3.07 Системы, продукты и 1.13 Затраты и финансы 2.11 Переговоры технология 1.14 Закупки и контракты 2.12 Конфликты и 3.08 Управление персоналом 1.15 Изменения кризисы 3.09 Здоровье, безопасность, 1.16 Контроль и отчетность 2.13 Надежность охрана труда и окружающая 1.17 Информация и документация 2.14 Понимание цен- среда 1.18 Коммуникация ностей 3.10 Финансы 1.19 Пуск проекта 2.15 Этика 3.11 Юридические аспекты 1.20 Закрытие проекта Рис. 4. Система процессов управления проектом Большая часть процессов привязана к фазам (этапам) проекта, однако отдельные действия каждого из этих процессов или же процесс в целом мо гут повторяться в последующих фазах (этапах) проекта при необходимости внесения изменений в первоначальные решения и планы. Процесс анализа и регулирования проекта распространяется на все фазы (этапы) проекта.

Проблемы государственной политики регионального развития России В составе каждого из процессов управления проектом содержатся элементы процессов управления областями знаний (функциональными областями).

Система процессов управления областями знаний (функциональными областями) включает следующие компоненты (рис. 5):

1. Управление предметной областью 2. Управление изменениями 3. Управление временем 4. Управление стоимостью 5. Управление качеством 6. Управление человеческими ресурсами 7. Управление коммуникациями 8. Управление рисками 9. Управление поставками Рис. 5. Система процессов управления областями знаний (функциональными областями) и фазы (этапы) проекта Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Процесс управления областью знаний (функциональной областью, ФО) проекта включает следующие компоненты (рис. 6):

• Разработка концепции управления ФО • Разработка плана управления ФО • Управление ФО на этапе выполнения проекта • Мониторинг и контроля ФО • Управление ФО на этапе завершения проекта Рис. 6. Система процесса управления областью знаний (функциональной областью, ФО) проекта Система документов управления проектом включает следующие ос новные компоненты:

• Устав проекта • Описание проекта • План управления проектом В качестве приложений к плану управления проектом могут разрабаты ваться:

• Планы управления по этапам проекта • Планы управления функциональными областями • Другие документы Устав проекта может включать следующие разделы42:

Таблица 1. Требования к проекту Требования, удовлетворяющие потребности, поже лания и ожидания участников проекта. Технические требования к проекту.

2. Необходимость проекта Производственная необходимость, самое общее опи сание проекта или требования к продукту, который является предметом проекта.

Реальная бизнес-ситуация, служащая обоснованием проекта с данными о прибыли на инвестиции Руководство к Своду знаний по управлению проектами (Руководство PMBOK®). Третье издание, 2004. Project Management Institute, Four Campus Boulevard, Newtown Square, PA 19073-3299 USA / США.

Проблемы государственной политики регионального развития России 3. Цель проекта Цель или обоснование проекта 4. Менеджер проекта Информация о назначенном менеджере проекта и уровне его полномочий 5. График проекта Расписание контрольных событий 6. Участники проекта Участники проекта, их функции и порядок привле чения к проекту.

7. Распределение ответственности Отношения между участниками проекта 8. Допущения проекта Допущения относительно организации и окружения, а также внешние допущения 9. Ограничения проекта Ограничения относительно организации и окруже ния, а также внешние ограничения 10. Бюджет проекта 11. Порядок регистрации измене ний Описание проекта может включать следующие разделы43:

1. Цели проекта и продукта 2. Требования к продукту или услуге и их характеристики 3. Критерии приемки продукта проекта 4. Границы проекта 5. Требования и результаты поставки проекта 6. Ограничения проекта 7. Допущения проекта 8. Первоначальная организация проекта 9. Первоначально сформулированные риски 10. Контрольные события расписания 11. Первоначальная иерархическая структура работ (ИСР) 12. Смета расходов с указанием порядка величин 13. Требования к управлению конфигурацией проекта 14. Требования к одобрению.

План управления проектом может включать следующие разделы:

1. План управления содержанием проекта 2. План управления изменениями проекта 3. План управления расписанием проекта 4. План управления стоимостью проекта 5. План управления качеством проекта 6. План управления человеческими ресурсами проекта 7. План управления коммуникациями проекта Руководство к Своду знаний по управлению проектами (Руководство PMBOK®). Третье издание, 2004. Project Management Institute, Four Campus Boulevard, Newtown Square, PA 19073-3299 USA / США.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция 8. План управления рисками проекта 9. План управления поставками проекта 10. Другие планы Планы управления по этапам проекта может включать следующие раз делы:

1. Что 2. Кто 3. Как делает (ют) по функциональным областям управления Планы управления функциональной областью могут включать следу ющие разделы:

1. Основные положения 1.1. Сфера применения 1.2. Нормативные ссылки 1.3. Термины 1.4. Бизнес-процессы управления функциональной областью 2. Распределение ответственности 3. Порядок выполнения 4. Порядок регистрации изменений 5. Приложения Другие документы управления проектом разрабатываются на основа нии решений участников проекта, менеджера проекта и функциональных менеджеров.

В качестве приложений к модели могут приводиться описания бизнес процессов, например в набирающей популярность ПОСТ-нотации, или приведенные далее опорные классификаторы проекта.

Опорный классификатор организационной структуры проекта (OBS — Organization Breakdown Structure) 2.1. Руководство Общества 2.2. Руководитель проекта 2.3. Команда проекта 2.3.1. Менеджер по управлению предметной областью 2.3.2. Менеджер по управлению изменениями 2.3.3. Менеджер по управлению временем 2.3.4. Менеджер по управлению стоимостью 2.3.5. Менеджер по управлению качеством 2.3.6. Менеджер по управлению человеческими ресурсами 2.3.7. Менеджер по управлению коммуникациями 2.3.8. Менеджер по управлению рисками Проблемы государственной политики регионального развития России 2.3.9. Менеджер по управлению поставками 2.3.10. Другие специалисты 2.4. Инвесторы 2.5. Партнеры 2.6. Поставщики оборудования и материалов 2.7. Подрядчики по выполнению работ и услуг проекта 2.8. Регулирующие органы 2.9. Другие участники Опорный классификатор работ проекта (WBS — Work Breakdown Structure) 3.1. Инициация проекта 3.2. Планирование проекта 3.3. Организация и контроль проекта 3.4. Анализ и регулирование проекта 3.5. Завершение проекта Опорный классификатор функций участников проекта 4.1. Планирование 4.2. Выполнение 4.3. Контроль 4.4. Регулирование Опорный классификатор ОРД проекта 1. Документы управления программой Общества 2. Документы проекта Общества 2.1. Устав проекта 2.2. Описание содержания проекта 2.3. План управления проектом 2.4. Планы по функциональным областям управления проектом:

2.4.1. План управления содержанием проекта 2.4.2. План управления изменениями проекта 2.4.3. План управления расписанием проекта 2.4.4. План управления стоимостью проекта 2.4.5. План управления качеством проекта 2.4.6. План управления человеческими ресурсами проекта 2.4.7. План управления коммуникациями проекта 2.4.8. План управления рисками проекта 2.4.9. План управления поставками проекта 2.4.10. Другие планы 2.5. Рабочие документы по функциональным областям управления проектом Государственная доктрина регионального развития России 4 секция 2.6. Отчетные документы по функциональным областям управления проектом 2.7. Другие документы Заключение Государственная доктрина регионального развития предполагает реали зацию обширного круга проектов и программ развития, эффективное уп равление соответствующими портфелями проектов регионов.

Проекты такого рода необходимо планировать и осуществлять с при менением национальных и региональных моделей (стандартов) проектного менеджмента. Такие модели, разрабатываемые на основе лучших и наиболее эффективных компонентов мировых моделей, а также геополитического це леполагания, максимального учета особенностей исторического развития, менталитета, этики, обычаев делового оборота, юридических и технических норм России и Евразии станут эффективным инструментом конкуренции и самоутверждения регионов и национальной экономики как носителей суве ренного инновационного потенциала.

Национальные и региональные модели (стандарты) — это будущее про ектного менеджмента России и ее регионов, а также государств Евразии.

Стратегическое планирование социально-экономического развития административного центра региона Скворцов В.В. (Петропавловск-Камчатский) Особенности методического подхода Опыт обоснования долгосрочных ориентиров развития г. Петропавлов ска-Камчатского показал, что соединение технологий дореформенного пе риода городского планирования с западными концептуальными подходами и практическими методами не обеспечивает надежных основ разработки стратегий развития дальневосточных городов. Необходимы существенно иные методические установки, исходящие из особенностей городской си туации в региональных «столицах» Дальнего Востока и, конкретно, в каж дой из этих «столиц» в отдельности. Это относится прежде всего к самой сути стратегии как документа, выражающего согласованные интересы на селения, бизнеса и власти относительно перспектив города и приоритетных Проблемы государственной политики регионального развития России направлений их реализации. В связи с этим стратегия развития города по нималась нами не как план мероприятий, не как программа развития го родского хозяйства и не как градостроительный план. Стратегия развития города в нашем понимании — это идеология и концептуальный ориентир для разработки планов и программ, для формирования критериев оценки их результативности.

Такое понимание стратегии определило пятиступенчатую схему ее раз работки и реализации:

1) постановка задачи и формирование основных требований к разработ ке стратегии;

2) системная диагностика социально-экономической ситуации в г. Пет ропавловске-Камчатском;

3) разработка рекомендаций по перечню и содержанию приоритетных стратегических направлений развития г. Петропавловска-Камчатского на долгосрочную перспективу;

4) разработка программы и подпрограмм реализации приоритетных направлений развития г. Петропавловска-Камчатского на период до 2013 г.;

5) создание системы мониторинга и уточнения программы и подпро грамм реализации приоритетных направлений развития г. Петропав ловска-Камчатского.

При этом учитывалось, что разработка такой стратегии потребует край не непростой увязки несовпадающих позиций центра и области (тогда ее территория еще не стала частью Камчатского края), населения и бизнеса в их отношении к городу и его проблемам.

Особенности выбора стратегических направлений развития Петропав ловска-Камчатского определялись тем обстоятельством, что этот город — типичная и одновременно уникальная «региональная столица» России и Дальнего Востока.

С одной стороны, в этом городе соединились типично «столичные» концентрации административного ресурса и демографическо го, социально-инфраструктурного, экономического потенциала области, а сейчас и новообразованного края. В Петропавловске-Камчатском сосредо точено около половины населения края, краевые органы представительной и исполнительной власти, территориальные органы федеральных органов исполнительной власти. В «столице» значительно больше, чем на остальной территории Камчатского края, врачей и другого медицинского персонала, больше учащихся во всех видах образовательных учреждений. Здесь со средоточено производство основных объектов промышленной продукции края, основная часть краевого жилого фонда (особенно — благоустроенно го), здесь почти втрое больший, чем на остальной территории края объем розничной торговли и т. д. По степени концентрации всех этих ресурсов Петропавловск-Камчатский занимает одно из первых мест в Дальневосточ Государственная доктрина регионального развития России 4 секция ном федеральном округе и в России в целом, и в этом отношении город дей ствительно соответствует всем признакам «региональной столичности».

В то же время по внешнему виду, благоустройству и градостроительным решениям в целом Петропавловск-Камчатский выглядел наименее «сто личным» из всех административных центров России и Дальнего Востока.

В городе практически не было административно-представительной части (делового центра), «парадной» и «торговых» улиц, акцентированных объек тов исторического значения, заметных общественно-культурных объектов и т. д. По степени изношенности производственно-инфраструктурных ком муникаций, объемам ветхого жилья, по требуемым масштабам текущего и капитального ремонта зданий, по необходимости обновления городских дорог и т. п. Петропавловск-Камчатский почти не имел равных. Решение многих из этих проблем осложнялось высокой сейсмичностью террито рии города, что требовало на один и тот же объем работ на 30–70% больше ресурсов, чем в других «региональных столицах» Дальневосточного феде рального округа.

Множество проблем городского развития камчатской «столицы» и недо статок ресурсов для их решения потребовали принципиально нового подхода к изучению исходного состояния вопроса в рамках методологии и конкрет ных технологий системной диагностики региональных ситуаций и проблем, которые были разработаны в Институте системного анализа РАН и ранее апробировались в ряде регионов и городов России. Системная диагностика понимается как совокупность специальных информационно-аналитичес ких технологий, позволяющих:

а) описать изучаемые региональные ситуации и проблемы в системе ха рактерных для них признаков (параметров, показателей);

б) идентифицировать эти ситуации и проблемы, т. е. «привязать» их к известным типологическим группам;

в) дать количественную и качественную оценку этим ситуациям и про блемам, иными словами, поставить диагноз;

г) установить и оценить внутренние и внешние причины продиагности рованных состояний. В идеале системная диагностика любой террито риальной системы должна включать диагностику:

1) ситуации в целом (состояния);

2) ключевых проблем, наиболее значимых с точки зрения решения конкретных задач регулирования территориального развития;

3) процессов развития, т. е. анализ того, в каком направлении и как (с какими изменениями параметров территориальной системы) трансформируются общерегиональная ситуация и отдельные реги ональные проблемы.

Системная диагностика ситуации на территории города была призвана дать по возможности сводную оценку и целостную идентификацию всей Проблемы государственной политики регионального развития России территориальной системы города. Это потребовало, во-первых, исполь зования технологий логического совмещения разнородной информации, определения степени корреляции между частными и результирующими параметрами состояния территории. Во-вторых, возникла необходимость нахождения (зачастую — за пределами диагностируемой территориальной системы) «нормы» или «точки отсчета» для сравнительных оценок и для соотнесения изучаемой региональной ситуации с каким-либо ее типом;

в нашем случае в качестве таких «точек» в ряде случаев использованы пара метры состояния ситуации в других городах Для полноценной диагностики даже относительно частной проблемы (например, недостаточности гостиничного фонда в областном центре) было необходимо привлечение не только массива специфической информации, характеризующей именно эту проблему, но и углубление в суть и параметры ряда смежных проблем, проведение внутрирегиональных сопоставлений по специально сконструированному кругу показателей, нахождение аналогов для сравнения в других регионах и в стране в целом и т. п. И так — по каж дой диагностируемой проблеме, причем следует иметь в виду, что резуль таты такой проблемной диагностики были способны серьезно скорректи ровать как результаты диагностики региональной ситуации в целом, так и исходные представления о наличии и значимости тех или иных проблем.

Особое место в системной диагностике состояния и в оценке перспек тив развития региональной «столицы» было отведено межрегиональному анализу, который позволил оценивать конкретные региональные ситуации в сопоставлении с ситуациями в относительно близких (по тем или иным параметрам) территориям. При разработке Стратегии г. Петропавловска Камчатского в качестве объекта таких сопоставлений были приняты «ре гиональные столицы» — административные центры ряда субъектов Россий ской Федерации.

Возможности и результаты разработки стратегии, в первую очередь, оп ределяются наличием и качеством исходной информации. В связи с этим с самого начала работы было обращено особое внимание на структуру пакета необходимого и достаточного информационного обеспечения (официаль ная статистика, нормативно-правовые акты разных уровней, отраслевая и ведомственная информация, информационные и аналитические материалы региональной и городской администраций, результаты социологических обследований и т. п.). Не менее важной считалась задача совмещения раз личных баз данных с позиций содержания и размерности показателей, их привязки к определенному времени.

Статистика была и остается основой для получения «рентгеновского снимка» городских ситуаций и проблем. Однако для объективной и сис темной диагностики было необходимо привнесение в исходный массив статинформации многих уточняющих и дополняющих данных правового, Государственная доктрина регионального развития России 4 секция социологического, геополитического и даже персонального (связанного с личностными качествами административных и хозяйственных руководите лей) характера. Оказался необходимым и учет скрытых от прямых статисти ческих наблюдений явлений в общественно-политической, экономической и социальной жизни региона и города, в том числе «теневых», анализ кото рых постепенно начинает осваиваться экспертным сообществом. В связи с этим сбор первичной статистической информации был дополнен проведе нием интервью со специалистами администрации города для получения их оценок городской ситуации, тенденций ее развития, ключевых проблем по соответствующему направлению и проведением интервью с представителя ми бизнес-структур (хозяйствующих субъектов) с целью получения их оце нок современной хозяйственной ситуации и основных проблем развития бизнеса.

Предмет системной диагностики ситуации в Петропавловске-Камчат ском включал множество разнокачественных и различно связанных сфер и конкретных направлений жизнедеятельности города.

Некоторые результаты разработки стратегии развития Петропавловска-Камчатского Наибольший интерес в ряду факторов городского развития вызывают проблемы демографии, социальной сферы и экономики.

Демографическая ситуация в Петропавловске-Камчатском в значитель ной степени формировалась уникальной концентрацией населения области в ее административном центре. В 2006 г. в нем проживает на 45% (!) больше населения, чем на остальной территории области. Такой «регионально-сто личной» концентрации населения нет ни в одном другом регионе России за исключением Магаданской области и Чукотского автономного округа, где аномально высокий отток населения с территории регионов опережа ет убыль жителей в административных центрах. В отличие от других «ре гиональных столиц» демографическая ситуация в городе в 2004–2005 гг.

относительно стабилизировалась. Численность населения, как и везде, со кращалась, но темпы этого сокращения, а также показатели рождаемости и смертности населения близки скорее к общероссийскому, а не к дальне восточному уровню. За этот период численность населения в Петропавлов ске-Камчатском снизилась на 5,3%, во всем Дальневосточном федеральном округе — на 12,3%, в России в целом — на 3%. В 2006 г. впервые за последние 20 лет не наблюдался отток населения.

Высокая концентрация населения области в Петропавловске-Камчат ском сделала его и своеобразным средоточием демографических проблем региона. Хотя Петропавловск-Камчатский до сих пор остается «региональ ной столицей» с самой высокой в России долей населения в трудоспособном Проблемы государственной политики регионального развития России возрасте (она составила в 2005 г. около 70%), в городе чрезмерно быстро идет общероссийский процесс сокращения численности именно этой груп пы населения. Население города уменьшалось преимущественно за счет трудоспособной его части и за 2000–2005 гг. его доля снизилась более чем на 2%, в то время как в Южно-Сахалинске и Благовещенске доля трудоспо собного населения даже немного повысилась, а в остальных «региональных столицах» Дальнего Востока (за исключением Якутска) снижение этой доли составило менее 2%.

Одновременно повышалась доля лиц пенсионного возраста (более 24% в 2005 г.). При этом в отличие от населения в трудоспособном возрасте, пре имущественно сконцентрированном в Петропавловске-Камчатском, доли пенсионеров в составе населения в областной «столице» и на остальной территории области были примерно равными. Этим Петропавловск-Кам чатский существенно отличается от большинства других «региональных столиц» России, которые постепенно становятся «городами пенсионеров».

В Петропавловске-Камчатском и в большинстве «региональных столиц»

Дальневосточного федерального округа уровень зарегистрированной без работицы составляет от 1,5% до 1,8%, что примерно вдвое ниже средних показателей по Дальневосточного федеральному округу и на 50% — сред него по России. Доля зарегистрированной безработицы в Петропавловске Камчатском к тому же примерно на треть ниже, чем на остальной терри тории области. Официально регистрируемые доходы работающего жителя Петропавловска-Камчатского в 2005–2006 гг. были на 10–20% выше, чем в других «региональных столицах» Дальневосточного федерального округа, в Архангельске и Мурманске (почти в 2 раза выше, чем в Благовещенске и Биробиджане). При этом стоимость минимального набора питания (в со ставе потребительской корзины) была почти вдвое ниже указанного уровня доходов.

Высокая концентрация населения и его относительно высокие доходы (особенно его наиболее активной части) стали типичным для всех «реги ональных столиц» фактором криминогенности. Во всех «региональных столицах» Дальневосточного федерального округа уровень преступности в расчете на 10000 жителей на 10–15% выше, чем на остальной территории ре гионов. В то же время в Петропавловске-Камчатском в 2000–2005 гг. наблю дался наиболее высокий из всех «столиц» Дальневосточного федерального округа рост числа зарегистрированных преступлений, что может быть свя зано и с более четкой работой правоохранительных органов по регистрации преступлений.

Петропавловск-Камчатский наиболее отчетливо сохраняет позиции ин дустриального лидера по сравнению с другими «региональными столица ми» Дальневосточного федерального округа и севера России. Производство промышленной продукции на душу населения в Петропавловске-Камчат Государственная доктрина регионального развития России 4 секция ском в два раза выше, чем в Магадане, Владивостоке и Хабаровске, в полто ра раза выше, чем в Архангельске и Мурманске и даже на 10% выше, чем в «нефтяном» Южно-Сахалинске.

В условиях общероссийского кризиса экономике Петропавловска-Кам чатского, как и всей Камчатской области, удалось выжить только благодаря своей профильной продукции. Тем главным материально-финансовым ре сурсом самовыживания, которым на некоторых северных территориях Рос сии в последнее 15-летие стали нефть и газ, в Камчатской области и в ее «сто лице» стали рыбные богатства: речной лосось, икра и «дары моря». Общим было то, что основой выживания во всех этих регионах явились природные ресурсы: исчерпаемые, дефицитные, необходимые не только внутреннему, но и мировому рынку, в ценовом отношении сильно зависящие от мировой ко нъюнктуры. Разница заключалась в том, что нефть и газ многотоннажны и объемны, требуют огромных капитальных вложений в разведку, в созда ние добывающих производств и в транспортировку (затраты на перекач ку и морской транспорт занимают до 40% в цене нефти), а объемы рыбной продукции при ее дороговизне и уникальности относительно невелики, и сама она более чем транспортабельна (например, вся икра, добываемая на территории Камчатки, может быть авиатранспортом вывезена в любую точ ку планеты при транспортных расходах не более 10% от ее цены).

Самым узким местом в современной экономике Петропавловска-Кам чатского является уже отмеченная нами исключительно высокая цена на продукцию энергетики. В 2000–2005 гг. тариф на электроэнергию в Петро павловске-Камчатском возрос более чем в 3 раза, а на тепло — в 9 раз, и в 2006 г. электроэнергия в Петропавловске-Камчатском была самой дорогой среди «региональных столиц» Дальневосточного федерального округа. Тем не менее, как показано в стратегии, неблагоприятное действие энергетичес кого фактора на развитие экономики Петропавловска-Камчатского в перс пективе может быть существенно уменьшено.

Интересным элементом стратегии стали объективные оценки бытующих пессимистических прогнозов и одновременно неоправданных (завышен ных) ожиданий. Так, высказывались мнения о том, что экономика и соци альная сфера Петропавловска-Камчатского обречены на затяжной кризис.

Предсказывались дальнейшее сокращение численности населения города, опережающее сокращение трудоспособной его части и увеличение доли пен сионеров, разрушение объектов производственной инфраструктуры и т. п.

В числе факторов постоянного негативного воздействия на экономику го рода назывались его территориальная обособленность от общероссийского рынка (особенно от центральной и западной части страны), возможность вытеснения продукции его предприятий с мировых рынков, дополнитель ное снижение конкурентоспособности этой продукции в связи с ростом цен на энергоносители всех видов, усиление региональной конкуренции в Проблемы государственной политики регионального развития России масштабах Дальневосточного федерального округа. В числе оснований для таких пессимистических оценок неизменно назывались отсутствие четко выраженной политики государства в отношении края в целом и дискри минационная политика прежней администрации Камчатской области в от ношении Петропавловска-Камчатского. Такие и подобные мнения обычно подкреплялись реальными фактами, весьма негативно характеризующими экономическую, демографическую и социальную ситуацию в Петропавлов ске-Камчатском. В совокупности все это создавало общий пессимистичес кий фон восприятия городской ситуации.

Системная диагностика действительного состояния экономики и соци альной сферы, а также прогноз развития ситуации в Петропавловске-Кам чатском, положенный в основу разработки стратегии, позволили утверж дать, что вышеуказанные пессимистические оценки состояния и перспектив развития Петропавловска-Камчатского являются мало обоснованными.

В самом кратком изложении это утверждение основывается на следующих положениях.

Во-первых, демографическая ситуация в Петропавловске-Камчатском в отличие от административных центров других регионов Дальневосточного федерального округа более стабильна, а структура населения вполне благо приятна для развития города. Во-вторых, состояние созданной в дорефор менный период городской инфраструктуры Петропавловска-Камчатского с приходом новой администрации города стало предметом новых бюджетно организационных подходов и перестало восприниматься в качестве тоталь ной угрозы развитию города. В-третьих, территориальная обособленность Камчатской области и Петропавловска-Камчатского от внутрироссийских рынков вряд ли может считаться серьезным ограничителем развития го родской экономики в связи со спецификой профильной продукции региона (рыба и рыбопродукты). В-четвертых, возможности вытеснения с мировых рынков продукции предприятий Петропавловска-Камчатского, а также уси ление региональной конкуренции является общероссийской проблемой, но в любом случае применительно к Петропавловску-Камчатскому и Камчат ской области вероятность этого по сравнению с другими регионами России относительно невелика. В-пятых, и это очень важно, в сознании жителей Петропавловска-Камчатского все более укореняется мнение о том, что вы езд из города не даст им ощутимых преимуществ в других регионах страны, где социальная, экономическая и экологическая ситуация значительно ус тупает камчатской;

более чем 10-летний опыт покинувших Петропавловск Камчатский свидетельствует о том, что единицы могут найти на территории России место для быстрого обогащения, но в общем случае в ближайшей перспективе возможности для вполне благополучного существования в Петропавловске-Камчатском будут не хуже, чем в десятках других «регио нальных столиц» и крупнейших городов России.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Наряду с неоправданно пессимистическими представлениями о состо янии и перспективах Петропавловска-Камчатского бытовали и до сих пор поддерживаются в выступлениях отдельных политиков и журналистов ожидания быстрого и радикального изменения ситуации к лучшему, на дежды на своего рода «экономическое» или «социальное чудо». Подобные представления, которые, казалось бы, могли бы сыграть роль своеобразного импульса экономической и социальной активности, на самом деле в конк ретной социально-экономической и общественно-политической ситуации 2006–2007 гг. дают обратный эффект. Если неоправданно пессимистичес кие представления явно ухудшают социально-психологический климат в Петропавловске-Камчатском, формируют мнения о предпочтительности выезда из Петропавловска-Камчатского перед любыми формами деловой активности на территории города и провоцируют действия юридических и физических лиц (особенно молодежи) в формате временного прожива ния, то чрезмерные ожидания радикальных улучшений способствуют на строениям пассивности и «откладывания до лучших времен» экономически активной деятельности. К тому же все чрезмерные ожидания в Петропав ловске-Камчатском связаны исключительно с внешними факторами — с приходом со стороны крупного инвестора, с принятием очередного феде рального закона и т. п.

Обсуждаются, например, возможности радикальных улучшений в свя зи с приходом в город магистрального природного газа. Но газификация Петропавловска-Камчатского в обычной ее форме, принятой в централь ной части России, не даст больших экономических, социальных и бюджет ных преимуществ и никак не может рассматриваться как панацея. Имеются более рациональные альтернативные пути использования для нужд города весьма небольших запасов камчатского природного газа, но все они требу ют серьезной проектной проработки, экономических обоснований и, естес твенно, значительных инвестиций.

Большие надежды возлагаются на мультипликативный эффект развития на Камчатке туристического бизнеса и на превращение Петропавловска Камчатского в естественный опорный пункт этого бизнеса. Действительно, регион располагает мощным и практически не используемым туристичес ким потенциалом с уникальным набором туристически привлекательных объектов. Например, в четыре раза меньшую по площади Исландию, на тер ритории которой расположено вдвое меньше вулканов и примерно такое же количество гейзеров и горячих источников, ежегодно посещают в сто (!) раз больше туристов, чем Камчатскую область. Развитие туризма на Камчатке и усиление роли Петропавловска-Камчатского в функционировании этого бизнеса вполне возможно, но для этого требуются кардинальные преобра зования во всей системе предоставления услуг, изменение внешнего облика города и транспортных коммуникаций и т. д. При этом все указанные дей Проблемы государственной политики регионального развития России ствия необходимо произвести до того, как туристический бизнес принесет Петропавловску-Камчатскому хоть какие-то выгоды, а сам поток туристов в любом случае будет значительно меньшим, чем на традиционных турис тических маршрутах Европы, Азии и Америки.

Во всех предыдущих концепциях развития Камчатки в целом и Петро павловска-Камчатского как ее «региональной столицы» особое место уделя лось перспективам расширения деятельности петропавловск-камчатского порта. Не требует доказательств, что для удобного размещения огромного морского порта трудно представить более подходящее место, чем Авачин ская губа. Однако не очевидно, что морской порт Петропавловск-Камчат ский может в обозримом будущем войти в ряд тех крупнейших портов мира, которые обеспечивают социальное и экономическое благополучие своему городу. Дело в том, что все дальневосточные порты России (вклю чая порт Восточный с официальной рентабельностью 30%) в 2005–2006 гг.

обеспечивали менее 1% грузооборота в тихоокеанском регионе и перера батывали около 25 млн т внешнеторговых грузов в год (порты Японии — 800 млн т, Южной Кореи и Сингапура — по 300 млн т, Китая — 150 млн т и т. д.). Иногда порт Петропавловск-Камчатский сравнивают с крупнейшим европейским портом Роттердам (более 300 млн т) и считают, что причина недостаточного развития главного камчатского порта заключается в «ми литаризации» акватории и прилегающих территорий. Главную причину мы видим в другом — в изолированности Петропавловска-Камчатского от мощных (миллионотоннажных) сгустков производства и рынков сбыта про дукции, каковыми являются для Роттердама вся Европа, для портов Японии и других вышеназванных стран — почти двухмиллиардные по совокупному населению быстро развивающиеся страны тихоокеанского региона (Азия и Америка).

Несомненно, что перспективы развития порта как градообразующей основы экономики Петропавловска-Камчатского имеются, но эти перспек тивы вряд ли следует отождествлять с «экономическим чудом» региональ ного масштаба. Для этого нужно прежде всего, чтобы было что вывозить в огромных масштабах (до сих пор камчатский регион не располагал такого рода продукцией) и зачем ввозить (в транспортной доступности к порту нет потребителя многотоннажных импортных и отечественных грузов).

Приведенные примеры показывают, что оценка состояния и прогнозиро вание развития любого дальневосточного города (не только Петропавловска Камчатского) должны основываться прежде всего на сопоставлении гипо тетических выгод с реальным объемом ресурсов, на анализе максимально большого числа факторов, предпосылок и ограничений современного и пер спективного функционирования этих городов. Опыт разработки стратегии Петропавловска-Камчатского показал также необходимость четкого разде ления типичного и особенного в формировании социально-экономической Государственная доктрина регионального развития России 4 секция ситуации каждого крупного города на фоне других «региональных столиц».

Как и практически во всех регионах России, ситуация в административном центре Камчатской области была лучше, чем на остальной территории об ласти. Как и везде, это было связано не столько с большей экономической активностью населения и юридических лиц, сколько с весьма значитель ным производственным и инфраструктурным потенциалом, накопленным в прошлый период (порт, жилой фонд, ТЭЦ и т. п.), а также с концентраци ей в городе значительного числа жителей, способных сформировать отно сительно емкий рынок всех видов платных услуг, торговли, общественного питания и т. п. Как и во всех дальневосточных «региональных столицах», в Петропавловске-Камчатском в последние годы происходил активный отток жителей, в том числе лиц в трудоспособном возрасте. Как и везде, в Петро павловске-Камчатском за годы реформ был существенно снижен (частично разрушен) потенциал градообразующих предприятий, в том числе оборон ного значения, машиностроения и других. Практически не осуществлялся капитальный ремонт жилья и коммунальной инфраструктуры, не велось новое строительство, не восстанавливались дороги. Все это — «типичное».

В то же время ситуация в Петропавловске-Камчатском имеет ряд осо бенностей, резко выделяющих ее из ряда других «региональных столиц».

Прежде всего, ситуация в Петропавловске-Камчатском была наиболее за пущенной: если в других областных и краевых центрах Дальнего Востока в 1998–2004 гг. наблюдались некоторые улучшения в сфере городского хо зяйства, благоустройства и т. п., то в Петропавловске-Камчатском первые заметные действия в этом направлении начали осуществляться только в 2005 г. Петропавловск-Камчатский является также одним из немногих (если не единственным) дальневосточных административных центров, значение которого и, главное, потенциальное значение как центра развития всей об ласти крайне слабо учитывалось областной администрацией. При этом было очевидно, что и в прошлом, и в настоящее время, и в будущем все проблемы Камчатской области в значительной степени «завязаны» на Петропавловске Камчатском и что решение этих проблем в оптимальном варианте может быть осуществлено только через областной центр. На территории Камчатки нет и в ближайшее время не может появиться другого центра концентра ции ресурсов (организационных, институциональных, интеллектуальных и других) для развития всей области. Материалы системной диагностики ситуации в Петропавловске-Камчатском, а также сводные выводы свиде тельствуют о том, что у Петропавловска-Камчатского имеется ряд серьез ных проблем демографического, социального и экономического характера, но ни одна из них не является ни катастрофической, ни неразрешимой. Воз можность конструктивного решения указанных проблем подтверждают и первые итоги работы новой администрации города и ее намерения по реа лизации стратегии городского развития на ближайшие годы.

Проблемы государственной политики регионального развития России Основные позиции этой стратегии состоят в следующем.

Миссия города — его развитие как столичного города, играющего цен тральную роль в развитии и использовании социально-экономического потенциала всего Камчатского края. Это — крайне важное концептуальное положение, кардинально меняющее представление об отношениях регио нальной «столицы» с остальной территорией края.

Усиление социального потенциала города — создание условий для рас ширенного воспроизводства постоянного населения г. Петропавловска Камчатского на основе комплексной модернизации системы социального развития города, формирования привлекательного облика города и обра за жизни его населения (полноценное профессиональное общее и высшее образование, современная система социального обеспечения детей, трудос пособного населения и пенсионеров и др.). Не менее важной является ак тивизация и расширение форм самоорганизации населения для участия в реализации программ благоустройства города (района, квартала, двора).

Реструктуризация экономики города — создание условий для превра щения г. Петропавловска-Камчатского в крупнейший на Дальнем Востоке центр рыболовства и рыбопереработки на основе формирования соци альной, транспортной и судоремонтной инфраструктуры (формирование и развитие рыбоперерабатывающего кластера). Превращение г. Петропав ловска-Камчатского в опорный центр туристического бизнеса на Камчатке путем формирования на территории города современных объектов турис тической инфраструктуры. Создание деловой, туристической и досуговой зоны города.

Системная модернизация инфраструктуры города — реорганизация пространственной структуры г. Петропавловска-Камчатского с создани ем более компактных селитебных зон повышенной благоустроенности и транспортной доступности. Комплексная реконструкция территории час тного сектора. Проведение в г. Петропавловске-Камчатском комплекса мер по сейсмоусилению существующих и проектируемых жилых домов и объ ектов инженерной и социальной инфраструктуры города. Коренная модер низация системы энергообеспечения и теплоснабжения города.

Развитие уникального научного потенциала города — превраще ние г. Петропавловска-Камчатского в ведущий мировой центр научных ис следований в области вулканологии на основе создания и развития между народной научно-исследовательской структуры.

Коренное обновление форм и методов городского управления — повыше ние его качества путем комплексной реализации административной и бюд жетной реформ с созданием постоянно действующей системы мониторинга социально-экономической и экологической ситуации.

Это, повторим, основные «точки поворота» в ситуации города, предус мотренные в стратегии его развития, и за каждой из них следует одна или Государственная доктрина регионального развития России 4 секция несколько взаимосвязанных программ, т. е. конкретных проектов, админис тративных решений и т. п., выстроенных в соответствии со стратегически ми приоритетами и с реальными объемами ресурсов.

Особенности парадигмы политического плюрализма региона как основы формирования доктрины регионального развития России Фетисов В.Д., Фетисова Т.В. (Нижний Новгород) Важнейшей проблемой теории и практики современного развития об щества является однозначное понимание сущности, форм выражения и опосредований политики региона. Это необходимо для того, чтобы дать от веты на многочисленные злободневные вопросы: почему в России и регио нах принимаются благие заявления, а при их реализации получается «как всегда»;

имеют ли отношение к политике субъекта различные обществен ные движения, секты, забастовки, деятельность неформальных образова ний, а также отдельных кланов, семей и граждан;

кому можно заниматься политикой: партиям, представительным органам власти, чиновникам, на логовым инспекторам, а кому нельзя. От решения данных проблем всецело зависят характер, качество и темпы социально-экономического функцио нирования страны. В этой связи разработка парадигмы политики региона как основы формирования доктрины регионального развития, адекватной реалиям ХХI в., стала неотъемлемым условием позитивного развития каж дого субъекта.

Для раскрытия содержания и особенностей парадигмы политическо го плюрализма региона прежде всего необходимо уточнить смысл самого термина «политика», ибо без четкого толкования сущности политики все теоретические рассуждения и практические дела оборачиваются «пустыми хлопотами». Что такое политика? «Общепризнанного определения понятия политики до сих пор нет, — утверждают авторы известного учебного по собия, — можно лишь встретить десятки различных вариантов»44. С этим мнением нельзя не согласиться.

В переводе с греческого политика означает «искусство управления госу дарством»45. К сожалению, данная формулировка не выдерживает элемен тарной логики в аспекте современной теории и практики гносеологии. Если Политология: Учебник для вузов / Под ред. Проф. В.Н. Лавриненко. 2-е изд. М.: ЮНИТИ ДАНА, 2003. С. 6.

Словарь иностранных слов. Изд-е 6-е, перераб. М.: Советская энциклопедия, 1964.

С. 508.

Проблемы государственной политики регионального развития России политика суть искусство, то при отсутствии его, скажем, при посредствен ном или плохом управлении, нет и политики. Возникает парадоксальная ситуация: государство есть, а политики нет. Видимо, учитывая этот момент, последние редакции многих изданий словарей иностранных слов переводят греческое выражение как «государственные и общественные дела».

Напрашивается вопрос, почему греческое понимание политики имеет такую длительную живучесть? Причина одна: оно составляет базу полити ческого и правого монизма — столпов функционирования государств на протяжении двух тысячелетий. Из политического монизма следует, что, во первых, политика — исключительная прерогатива государственного руко водства, вне государства как в хронологическом, так и в социальном аспек тах политики нет. Иными словами, 3 млн лет существования человечества политики не было, отсутствует она и у негосударственных субъектов: граж дан, организаций и т. д. Последние антропологические материалы убеждают в наличии политики в догосударственных образованиях: племенах, родах и т. д., а настоящая практика доказывает, что политикой занимаются физи ческие и юридические лица, международные образования. Во-вторых, по литика существует только там и тогда, где и когда есть государственный ап парат. В-третьих, политикой не могут и не имеют права заниматься другие субъекты. Данные принципы всецело устраивали руководство государства, а поэтому теория и практика политического монизма достигли наибольше го расцвета при социализме в СССР.

В настоящее время под политикой, как правило, понимается управление государством или совокупность государственных мероприятий. Но если политика — это управление, то для чего нужны два разных слова с одним смыслом? Особенно надуманным данное положение звучит применительно к предприятию. Где политика предприятия, а где менеджмент (управление), разобраться непросто. С позиций современной науки общеизвестно, что управление — это процесс субъективной деятельности людей, заключаю щийся в принятии различных решений.

Эпоха социализма ушла в прошлое, единая социалистическая собствен ность уступила место многообразию форм собственности, что радикально изменило экономическую основу социальной жизнедеятельности общества.

Соответственно и понятие политики, прекрасно служившее долгое время командно-административному устройству общества, устарело. Более того, в условиях демократического общества оно играет негативную роль, обре кая все негосударственное на противозаконное.

Нам представляется, что в современных условиях необходимо различать три основные сферы социальной деятельности: политику, право и управле ние. Для их дефинирования нужен иной подход, основу которого составляет положение о первичности человека и вторичности государства, о том, что государство существует для людей, а не наоборот — люди для государства.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Жизнедеятельности любого социума органически присущи два объек тивных свойства: 1) ограниченность жизненных ценностей и 2) деление со циума на множество различных субъектов. Их взаимодействие порождает необходимость формирования принципов отношений по реализации и за щите интересов одних субъектов общества в противовес идентичным ин тересам других субъектов. Данное явление мы называем политикой. Ины ми словами, политика представляет собой систему принципов отношений субъекта по реализации и защите своих интересов в противовес идентич ным интересам других субъектов. Из приведенного определения следует, что сущность политики — это отношения двух и более субъектов по поводу реализации своих интересов.

Объектом политики служат разные жизненные ценности и сферы де ятельности людей;

субъектами выступают физические и юридические лица, регионы, местные образования, международные структуры, неформальные образования, а не только одно государство. Соответственно, различаются по литика международного субъекта, государства, региона, местного образова ния, организации, коллектива и отдельного физического лица, а также соци альная, сенсорная, экономическая и другие виды и разновидности политики.

Поскольку субъекты и объекты политики социумов меняются (одни возникают, другие исчезают), постольку и политика — вечно живое яв ление, находящееся в постоянном движении и развитии. Об этом можно судить, к примеру, по следующим фактам: распался СССР на новые госу дарства — автоматически возникла политика стран СНГ как между собой, так и с другими странами;

объединились два субъекта РФ — на одну реги ональную политику стало меньше. Или, с другой стороны, обнаружились большие ценности в Арктике — возникла арктическая политика между странами по отношению к арктическому шельфу;

объявятся ценности на луне — появится лунная политика между странами, юридическими лицами, имеющими доступ к луне;

открывается месторождение нефти на границе регионов — формируются принципы их распределения и защиты между соседями и государством;

скончался неизвестный состоятельный родствен ник за границей — появляется наследственная политика между родными и близкими людьми. И т. д.

Политические принципы отношений первоначально зарождаются в го лове человека как неформальные, затем они могут принять и часто обретают публичный (открытый) характер. Отсюда необходимо различать две формы политики: неформальную (тайную, негласную) и формальную (публичную, гласную). При этом сильный субъект проводит, как правило, формальную политику, слабый — скрытую. Все виды политики реализуются через де ятельность специальных образований, правовые и силовые структуры и воплощаются в гласных или неформальных заявлениях, программах, посла ниях, соглашениях и установках.


Проблемы государственной политики регионального развития России Большое разнообразие субъектов и объекта политики обусловливает множество ее видов и разновидностей. Их существование и взаимодействие образует явление политического плюрализма социума (мира, государства, региона, семьи). Политический плюрализм региона — это одновременное существование и взаимодействие совокупности всевозможных типов и ви дов политики субъектов, функционирующих на территории региона.

Разные аспекты теории и практики политического плюрализма исследо вали многие выдающиеся деятели XVII–XIX вв. и особенно XX в.46 Комите том Министров Совета Европы принята «Рекомендация № R (99) 1 по сти мулированию плюрализма в средствах массовой информации». В России вопросами политического плюрализма занимаются 10–15 лет47. Тем не ме нее в литературе намечены лишь общие контуры парадигмы политического плюрализма, да и те трактуются неоднозначно. Так, плюрализм часто сво дят к многопартийности и выборной кампании, что представляется узким и поверхностным. Политический плюрализм — сложное социальное явление, которое надо изучать, а главное — научиться им управлять.

При политическом плюрализме все типы, виды и разновидности поли тики органически взаимосвязаны и находятся в субординационной (ие рархической) связи и взаимодействии. Существующие между ними про тиворечия часто придают политическим принципам скрытый или теневой характер, что позволяет охарактеризовать политический плюрализм ре гиона как комплекс разных видов формальной и неформальной (теневой) политики. Общая структура системы политического плюрализма региона представляется нам в следующем виде (рис. 1).

Исходным, первичным и конечным звеном в «политическом дереве» ре гиона является политика индивидов, отражающая личные интересы. Второе место принадлежит семейной политике как опосредствующей воспроиз водство человека. Политика юридических лиц занимает центральное место, поскольку связана с созданием и первичным распределением новой стои мости — условий материального существования, развития и воспроизводс тва людей. Региональная политика нацелена на защиту и реализацию ин тересов индивидов и групп граждан внутри региона, в рамках государства и за рубежом. Возглавляет пирамиду политического плюрализма региона федеральная политика. Политика федеральной власти призвана обеспечить интересы субъектов внутри страны и на международном уровне.

См. труды социалистов-утопистов, марксистов, последующих западных политологов Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, М. Вебера, В. Парето, Н. Аббаньяно, Р. Дарендорфа, К. Фридри ха, Зб. Бжезинского, Г. Маркузе и др.

Авакьян С.А. Политический плюрализм и общественные объединения в РФ: Конституци онно-правовые основы. М., 1996;

Василик М.А. Политический плюрализм: социальные ос новы, критерии, гарантии. С-Пб., 1993;

и др. Вопросами политического плюрализма также занимались Ю.А. Виноградов, Г.Н. Маркин, И.Г. Палий, Е.И. Прохоров, К.В. Старостенко, С.А. Эфиров, Г.Г. Водолазов, Ю.А. Красин А. А. Галкин и др.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Рис. 1. Структура политического плюрализма региона Политический плюрализм может быть абсолютным и упорядоченным (целевым). Первый возникает при всеобщем социальном равенстве (без властии) субъектов региона, в котором действуют известные принципы:

«движение все — конечная цель ничто», «анархия — мать порядка» и т. п.

Напротив, упорядоченный плюрализм предполагает всеобщую сопоста вимость, установление связи, иерархии принципов в целях формирования Проблемы государственной политики регионального развития России политики большинства (демократизм) или меньшинства (диктатура) субъ ектов. История свидетельствует о несостоятельности длительного существо вания как демократии, так и диктатуры, не говоря уже о всеобщей анархии.

Более жизнеспособным и эффективным является какой-то промежуточный (оптимальный) вариант плюрализма, поиск и обеспечение стабильности которого — важнейшая проблема совершенствования любого социума.

Главную роль в системе политического плюрализма региона в услови ях рыночной экономики играет экономическая и финансовая политика как совокупность принципов реализации и защиты материальных (денежных) интересов одних субъектов в противовес аналогичным интересам других.

Чтобы иметь представление об особенностях парадигмы политического плюрализма региона, рассмотрим первичный социум, состоящий из мини мума субъектов. У отдельно взятого человека, находящегося в тайге (пус тыне, океане и т. п.) нет политики, т. к. отсутствует смысл защиты или рас пределения жизненных благ. Поэтому в качестве первичного и важнейшего социума возьмем семью, ибо она при ограниченности большинства ценнос тей включает сложный клубок политических принципов, представляя собой прообраз политического плюрализма любого социума, в том числе и регио нального. Предположим, наша семья состоит из 4-х человек: отец — мусуль манин, мать — православная, дочь и сын. Если в семье все жизненные блага находятся в избытке и интересы удовлетворяются полностью, то политика отсутствует. Но она сразу возникает при образовании дефицита какой-либо ценности. Во всех семьях имеется недостаток тех или иных ценностей, а сле довательно, и необходимость их защиты и того или иного распределения.

Так для каждой семьи свойственны внутренняя и внешняя, формальная и неформальная, коллективная и индивидуальная политика.

Внутренняя политика охватывает:

экономическую (финансовую, денежно-кредитную, страховую, бюд жетную, ценовую и т. д.) политику каждого члена семьи по поводу об ладания и использования недвижимого (земля, постройки, дачи, жи лье) и движимого имущества (деньги и формы их выражения, ценные бумаги, транспортные средства, антиквариат и т. д.);

сенсорную политику (принципы распределения чувственных благ в семье);

социальную политику (принципы формирования семейного управле ния, семейного совета, иерархии, субординации роли членов семьи в сфере семейного права, управления, семейного имиджа, имиджа рода, фамилии, группового социально-партийного предпочтения и т. д.);

духовную (принципы защиты и реализации интересов в сфере культуры, искусства, системы знаний, вероисповедания, этнических устоев и т. д.);

политику безопасности (принципы обеспечения степени защиты ин дивидов внутри семьи).

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Внешняя политика семьи охватывает принципы отношений по реали зации и защиты интересов в противовес идентичным интересам других субъектов (физических и юридических лиц, государственных структур) и служит продолжением, формой выражения внутренних принципов сохра нения и преумножения семейных жизненных ценностей, безопасности и обеспечения продолжения рода.

Все виды семейной политики могут быть формальными и неформаль ными.

Залог успешного развития семейного плюрализма — его демократизация и выравнивание социально-экономического положения членов семьи. Для уяснения данного положения рассмотрим следующую ситуацию: все члены семьи вечером пользуются телевидением, но заинтересованы в разных пе редачах (отец смотрит спорт, мать — сериал, дочь — музыку, сын — ком пьютерные программы.) Типичная имущественная политическая проблема.

Основных вариантов ее решения три.

1. Отец по праву главы семьи пользуется телевизором один.

2. Отец устанавливает порядок пользования телевизором всеми членами семьи по собственному усмотрению.

3. Порядок пользования телевизором устанавливается на семейном со вете согласно старшинству, значимости членов семьи или полезности передачи для отдельных членов и семьи в целом.

Для разумного человека очевидно, что наиболее рациональным является график пользования телевизором согласно значимости передач для членов семьи. Например, сын смотрит учебную программу перед вузовским экза меном.

Но есть и другой кардинальный путь решения проблемы: это устране ние главного условия политики — ограниченности используемой ценнос ти — путем приобретения четырех телевизоров с наушниками. В результа те телевизионная политика и вся система ее функционирования исчезают.

К сожалению, в большинстве семей нет возможности приобрести телевизо ры для каждого, а поэтому телевизионная (потребительская, трудовая, ком пьютерная, автомобильная, диванная, и т. п.) политика свойственна многим семьям, и реализуется она с субъективных позиций главы семейства, часто в ущерб другим членам и семье в целом.

Если субъекты семьи существенно различаются по силе (физической, духовной, умственной), то политические принципы могут быть крайне жесткими и даже жестокими, что выражается в различных формах насилия и преступности вплоть до смертельных исходов (убийство двухмесячного ребенка, мешавшего досугу отца, — Нижегородская область). Они ярко вы ражаются в духовной (запрет на свободу вероисповедания), национальной (запрет на межнациональные браки) политике, а также при защите имущес твенных отношений, в частности, при разделе наследства, браках.

Проблемы государственной политики регионального развития России При резкой контрастности принципов слабые субъекты реализуют свои принципы через неформальную политику, скрывают принципы, осущест вляют сговоры, консолидацию между собой, создают неформальные фрак ции (отец с дочерью или сыном, дети и родители, мать с детьми и т. д.) Чем больше разрыв между принципами отдельных членов, тем выше роль не формальной политики (тайных сговоров, подкупов, махинаций, обманов и т. д.). Для сглаживания принципов и выработки общих подходов необхо димо выравнивание условий жизнедеятельности субъектов, особенно мате риального состояния. Иждивенцы не имеют возможности объявить и тем более реализовать свои принципы. Сильные субъекты (родители) нередко формируют принципы реализации своих интересов за счет устранения дру гих субъектов (избавление разными способами родителей от детей, преста релых членов и других иждивенцев и т. д.) В условиях рыночной экономики основную часть политического плюра лизма семьи составляет финансово-бюджетная (доходная и расходная) по литика. В ней формируются принципы: кто и каким образом будет прино сить доходы в семью (отец, мать, оба родителя, дети и т. д.);


кто и как будет распоряжаться имуществом, т. е. осуществлять расходно-инвестиционную деятельность. Принципы разделения средств внутри семьи строятся анало гично принципам рассмотренной выше телевизионной политики.

При многообразии форм собственности роль политики семьи может су щественно меняться. Все зависит от количества субъектов, размеров иму щества. Современные семьи кроме различных родственников (дедушки, бабушки, внуки, правнуки, братья, сестры и т. д.) могут иметь наемных ра ботников для обслуживания домашнего хозяйства (домработницы, нянеч ки, повара, охранники, бухгалтеры, финансисты, адвокаты, юристы, врачи и просто друзья). Семья, обладающая капиталом в десятки и сотни милли онов долларов, способна оказывать и, как правило, оказывает существен ное влияние на политику региона. В каждом субъекте страны идет жесткая борьба за степень политического (социального, культурного, религиозного и т. д.) влияния, что находит свое отражение в ежемесячных, квартальных, годовых рейтингах первых 50 (100) лиц региона в сфере политики, по объ ему имущества и т. д. Встречаются случаи, что политика региона определя ется в семейных салонах и будуарах (институт фаворитизма), в результате чего лидеры регионов иногда вынуждены вообще уйти с политической аре ны (по собственному желанию или принуждению).

Но чаще всего отдельные физические лица и семьи объединяются для защиты (лоббирования) своих коллективных интересов в специальные ор ганизации или неформальные образования. Так, в последний год в регионах и в стране в целом ярко прослеживается политическая деятельность биз несменов игорного бизнеса. Несмотря на поддержку подавляющим боль шинством населения федерального закона по переводу игорного бизнеса в Государственная доктрина регионального развития России 4 секция специальные зоны, наблюдаются неоднократные лоббистские попытки от дельных групп к его пересмотру.

Рассмотренные основные элементы семейного политического плюрализ ма могут показаться малосущественными и даже надуманными, а поэтому не имеющими никакого отношения к современным проблемам социально экономического, в том числе и политического развития регионов. Данное мнение представляется глубоким заблуждением, ибо именно семейные принципы отношений всецело свойственны и составляют основу полити ческого плюрализма любого региона. А о значимости разных нюансов лич ной жизни людей в развитии всей страны ярко свидетельствуют последние правовые акты Государственной думы, в частности, относительно усиления ответственности за педофилию.

В отличие от семейного, региональный политический плюрализм зна чительно разнообразнее и сложнее. Он находится в постоянном движе нии и изменяется под воздействием позитивных и негативных факторов.

К позитивным факторам надо отнести прежде всего развитие интересов и потребностей (разнообразие жизненных ценностей) субъектов регио на, качественно-количественное преобразование субъектов региона и со вершенствование социальных коммуникаций (СМИ). Среди негативных следует отметить усиление дифференциации благосостояния субъектов региона, уменьшение количества субъектов и атрофирование социальных коммуникаций.

Неотъемлемым условием успешного регионального развития является управление политическим плюрализмом через его демократизацию и вырав нивание социально-экономического положения граждан и слоев населения региона. Гражданское общество не должно заменять отдельные институты власти региона, и наоборот — власть не должна внедряться в структуры гражданского общества, т. к. это ведет к образованию авторитарных режи мов. Ситуация в современных регионах России характеризуется процессом, в котором узкогрупповой корпоративный интерес начинает подменять со бой интерес общественный. Органы власти постепенно превращаются в «тусовки» миллиардеров и крупных миллионеров. Во избежание становле ния квазигражданского общества целесообразно, в первую очередь, обес печить прозрачность принципов и действий различных групп населения, эффективность взаимодействия частного и публичного в регионе.

Необходимо создать реальную область общих интересов, призванную стать фундаментом эффективной региональной политики, средством выра жения и защиты интересов большинства. Именно публичная сфера с прису щими ей функциями общественного форума является основным механиз мом формирования и становления зрелого гражданского общества.

Сегодня взаимодействие органов власти и общества в лице различных общественных образований происходит исключительно на уровне разгово Проблемы государственной политики регионального развития России ров в рамках круглых столов, симпозиумов, форумов, конференций. О кон кретных мероприятиях, в частности, разработке совместных программ, речи нет.

Управление плюрализмом строится из различных элементов: одобрения и уважения, защите индивидуальных прав, политической открытостьи и созидательности, участия граждан в принятии решений, поиска согласия в достижении общих целей. Главное — это обеспечение социального пар тнерства как способа взаимодействия общества и власти региона. Универ сальным механизмом учета интересов в условиях политического плюра лизма является консолидация в целях достижения консенсуса как средства преодоления узкополитических интересов и разрешения конфликтных си туаций между политическими субъектами региона. «Компромисс», «кон сенсус», «партнерство» должны восторжествовать над «конфронтацией», «расколом», «напряженностью», особенно при решении финансовых воп росов. Только в этом случае политический плюрализм становится позитив ным фактором развития региона.

В заключение можно сделать следующие выводы.

1. Политический плюрализм — объективная реальность любого региона России. Особенности его парадигмы обусловлены природно-климати ческими и социально-экономическими условиями жизнедеятельности физических и юридических лиц.

2. Политический плюрализм региона представляет форму и фактор раз вития региона, а поэтому должен составлять основу формирования до ктрины регионального развития страны.

3. Плюрализм сочетает как положительные, так и негативные элементы, что требует согласия, достижения консолидации, оптимизации и кон сенсуса отдельных составляющих.

4. Для достижения позитивного эффекта функционирования политичес кого плюрализма необходимо выравнивание экономического положе ния субъектов общества.

5. Путями развития и совершенствования политического плюрализма региона являются:

повышение прозрачности политики всех субъектов;

совершенствование механизма взаимодействия политики физичес ких и юридических лиц, государственной власти путем консоли дации принципов всех субъектов региона, развития социального партнерства, улучшения социальных коммуникаций, создания ин фраструктуры демократического плюрализма и других инструмен тов социальной жизнедеятельности общества;

оптимизация соотношения интересов субъектов общества посред ством уменьшения дифференциации доходов субъектов общества.

Государственное управление пространственным развитием Бекетов Н.В. (Якутск) Понятие «пространственное развитие» (Spatial Development) утверди лось в западном public administration в начале 70-х гг. прошлого века и сразу же приобрело достаточно широкий спектр значений. Между тем ключевой его смысл заключается в обозначении комплекса мер по гармонизации на территории разнонаправленных процессов и оптимизации происходящих изменений.

Расчеты Всемирного банка показывают, что только из-за неэффектив ной пространственной организации Россия теряет 2–3% ВВП ежегодно. Для нашей сегодняшней ситуации характерна низкая эффективность исполь зования средств, которые в последние годы все больше концентрируются в руках федерального центра и перераспределяются по территории страны.

Средства, которые через налоговую систему берутся у регионов-доноров и переводятся дотационным регионам, в итоге не играют той роли, кото рую они должны исполнять. На практике это не только замедляет развитие первых, но и приводит если не к стагнации, то к чрезвычайно медленному росту вторых. Столь же существенной проблемой, требующей использо вания такого подхода как пространственное развитие, является проблема дефицита ресурсов (человеческих, финансовых, инфраструктурных и т. д.).

Поскольку концентрация данных ресурсов неравномерна, а территори альные диспропорции будут только усиливаться, необходима концепция новой сборки территорий, которая бы усиливала и приумножала ресурсы сильных регионов, при этом давая шанс регионам, чья экономика до сих пор находится в сложном положении. В этой функции может выступить схема пространственного развития страны, которая должна также вклю чать в себя инструменты повышения бизнес-активности территорий, ум ножения социального капитала и повышения их инфраструктурной обес печенности.

Среди основных факторов, определяющих пространственное разви тие России в долгосрочной перспективе, можно назвать экономическую специализацию страны и ее место в мировом разделении труда, текущие демографические процессы и развитие системы расселения, администра тивно-территориальное деление и строение бюджетной системы, потен циал развития основных инфраструктур. Итак, какие тенденции можно проследить, если проанализировать каждый из этих факторов по отде льности?

Проблемы государственной политики регионального развития России Конкурентные преимущества Базовый сектор экономики России, определяющий конкурентные пре имущества страны на мировом рынке, в данный момент составляют сырь евые производства и предприятия, выпускающие продукцию первичных переделов сырья: нефтегазодобывающий комплекс;

черная и цветная ме таллургия;

горнодобывающая промышленность. Увеличивают свою конку рентоспособность на мировом рынке также отечественная химическая про мышленность, угольная отрасль, некоторые сектора сельского хозяйства.

Стабилизация и развитие этого базового сектора влекут за собой рост иных отраслей и секторов экономики страны, а также сферы услуг и отраслей, обслуживающих современный городской образ жизни.

Мировая конъюнктура в целом благоприятна для конкурентоспособных отраслей российской экономики. До тех пор, пока все внимание государства концентрируется на развитии отраслей, технологий и компаний, региональ ный аспект развития упускается из виду.

Общая ситуация на мировом рынке, а именно рост цен на товары сырь евого экспорта и сохранение его значительных объемов, в течение следую щих 10–15 лет будет способствовать росту внутреннего рынка и росту пот ребления сырья уже внутри страны, хотя доля экспорта все равно останется большой, а роль такого экспорта для страны — решающей. Об этом говорят отраслевые прогнозы на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

В то же время в России замедляются темпы роста добычи нефти, а по оценке Минприродресурсов РФ, ее разведанные запасы в стране будут ис черпаны к 2046 г. На этом основании прогнозируется потеря динамики уве личения нефтяных экспортных доходов. Рост экспортных поставок газа в настоящий момент не в полной мере покрывается за счет интенсификации добычи на действующих месторождениях и ввода в действие новых, что мо жет привести к дефициту газа в будущем.

Большинство аналитиков исходит из ожидания роста производства и торгового оборота на мировом рынке черной металлургии практически по всем товарным позициям. С 2002 г. производство железорудного сы рья и лома черных металлов характеризуется бурным ростом (за период 2001–2005 гг. оно выросло в 1,6 раза — с 934,6 млн т до 1,53 млрд т). По прогнозам Минпромэнерго РФ, в России уже к 2008 г. поставка готового проката из черных металлов достигнет 60 млн т, а к 2015 г. — 78 млн т.

Согласно этим же расчетам, поставки проката на экспорт в физических объемах, скорее всего, не будут увеличиваться по сравнению с 2006 г., но должны существенно вырасти поставки на внутренний рынок. Это связа но с ростом выпуска продукции отечественного машиностроения и ме таллообработки, увеличением объемов строительства и масштабов инф раструктурных проектов.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция Таблица Прогноз мирового рынка черной металлургии до 2010 года, млн т.

2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г.

Потребление готового проката 1214 1277 1333 Выплавка стали 1238 1294 1344 Выплавка стали в электропечах 374 385 394 Потребление стального лома 449 457 463 Производство металлизированного сырья 69 75 81 Производство чугуна 882 927 969 Потребление железнорудного сырья 1658 1727 1795 Морская торговля железной рудой 755 807 850 Источник: Rusmet-ICSF Прогнозируется существенный рост как мирового, так и российского рынков цветной металлургии. Причем аналитики ожидают последователь ного наращивания российского экспорта цветных металлов. По данным ИА «INFOLine», в 2007–2011 гг. производственные мощности российских металлургических предприятий значительно возрастут: по выпуску глино зема — более чем на 30%, первичного алюминия — более чем на 25%, ра финированной меди — более чем на 35%, цинка — более чем на 50%. При этом загрузка мощностей российских металлургических предприятий в 2007–2011 гг. сохранится на уровне, близком к 100%. Это будет обеспечи ваться благодаря высокому уровню конкурентоспособности на мировом рынке существующих отечественных предприятий, а также соответствию мировым стандартам технических и технологических характеристик новых производственных мощностей и их обеспеченности сырьем и электроэнер гией по конкурентоспособным ценам.

Значение российской химической отрасли также постепенно растет, осо бенно в секторе производства удобрений и выпуска иной крупнотоннажной массовой продукции. В химической промышленности отраслевые эксперты оценивают темпы роста потребления ее продукции в мире в среднесроч ной перспективе на уровне 3–5% в год. Наиболее перспективными и от носительно новыми рынками для продукции отечественного химического комплекса являются азиатские рынки (Китай, Индия, Пакистан, Вьетнам), а традиционным и устойчивым — европейский рынок. По прогнозам Мин промэнерго РФ, российский рынок химической продукции будет поступа тельно расти. В последние годы на душу населения в России производится примерно 4,6 кг/год химической продукции, при среднемировом показа теле 29–32 кг/год. А потребление на душу населения по отдельным видам продукции меньше, чем в развитых странах, в 3–10 раз. Данный разрыв в уровне потребления химической продукции будет постепенно сокращать Проблемы государственной политики регионального развития России ся, причем в первую очередь за счет наращивания и диверсификации про изводства внутри страны.

«Регионы-чемпионы» должны помочь развитию экономически слабых соседних территорий, что позволит на практике реализовать принцип суб сидиарности в региональной политике.

По прогнозу Всемирного Института Угля (World Coal Institute), пот ребность в угле в мире за предстоящие 25 лет возрастет на 50%. В част ности, по данным Международного энергетического агентства (IEA), к 2025 г. доля угля в производстве электроэнергии в мире достигнет 38%.

Российская угольная промышленность становится все более конкурен тоспособной. По данным «Росинформугля», в 2006 г. в нашей стране до быто 308,5 млн т угля (прирост к 2005 г. — 102,8%). На экспорт направле но 88 млн т угля (темп роста — 108,7%). Инвестиции в основной капитал в целом по отрасли в 2006 г. выросли по сравнению с 2005 г. в 1,5 раза. По прогнозам большей части экспертов, добыча отечественного угля будет расти в долгосрочной перспективе. Она должна удвоиться в течение бли жайших 15 лет. Аналитиками прогнозируется увеличение экспорта угля, но доля РФ в мировом экспорте, по данным IEA, с 2015 г. и далее будет снижаться.

В сельском хозяйстве России сейчас формируются две конкурентоспо собные на мировом рынке области: зерновая и производство масличных культур. На внутреннем рынке будут развиваться животноводство, а также производство молока и молочной продукции.

В целом до 2020 г. мировые цены на пшеницу будут устойчиво расти на 2–3% в год. В ближайшие три-четыре года экспорт российского зерна может увеличиться вчетверо — с нынешних 7,5–8 млн т до 30 млн т. Производство растительного масла в РФ будет также расти. Это будет определяться также ростом использования растительного масла в качестве моторного топлива.

Общая стоимость уже заявленных проектов строительства в России заво дов по выпуску биотоплива из рапсового масла и содержащего целлюлозу сырья превышает 1 млрд евро. Но ситуация в этой сфере во многом будет зависеть от изменения требований к моторному топливу в ЕС и США (речь идет о введении в качестве обязательных частей моторного топлива — био компонентов).

Надо отметить: развитие базового сектора экономики России напрямую будет связано с развитием системы расселения (созданием новых и развити ем существующих поселений, поддержкой инфраструктурного хозяйства) и запуском новых сырьевых проектов, в том числе с развитием ресурсной базы добывающей промышленности. При этом будет происходить форми рование так называемых зон «нового освоения», постепенно перемещаю щихся на север и в восточные регионы страны, а также вовлечение в разра ботку нефтегазовых ресурсов в российской зоне Каспия.

Государственная доктрина регионального развития России 4 секция К зонам «нового освоения» можно отнести новые крупные перспектив ные инвестиционные проекты на Урале, в Сибири и Дальнем Востоке, разви тие которых просматривается вплоть до 2020–2030 гг. Вот лишь некоторые из них: разработка месторождений углеводородов и создание систем их пе реработки и транспортировки в Восточной Сибири потребует порядка $ млрд инвестиций, модернизация и развитие нефтегазоперерабатывающего комплекса Западной Сибири и Оренбургской обл. («Оренбурггазпром» и «Орскнефтеоргсинтез») обойдутся в 3 млрд долл., строительство нефтепро вода «Восточная Сибирь — Тихий океан» — в 14 млрд долл., а для Сахалин ских проектов добычи углеводородов необходимо 40 млрд долл.

Сегодня эти территории еще во многом остаются своеобразными «белы ми пятнами», но эта ситуация изменится. Согласно данным Федерального агентства по недропользованию по Сибирскому федеральному округу, в це лом на разведочные работы в СФО в 2005 г. направлено 12 млрд руб. — в два раза больше, чем в 2004 г.;

22% этих средств выделил федеральный бюджет.

В свою очередь, Министерство природных ресурсов подготовило проект долгосрочной государственной программы изучения недр и воспроизводс тва минерально-сырьевой базы до 2020 г. Документ предусматривает расхо ды на эти работы в объеме 1,5 трлн рублей.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.