авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Семинар «Россия и человечество: проблемы миростроительства» Мировые ...»

-- [ Страница 4 ] --

Докладчику можно будет в дальнейшем попробовать выя вить и проанализировать подобную закономерность в циклах внешней политики и в других странах нашего мира. Было бы неплохо это сделать, к примеру, и для таких геополитических игроков, как Россия, Индия и Китай. Но и этого явно недоста точно. Если предположить, что США, как пока доминирующая геополитическая сила, задает темп всему процессу глобализа ции, то нужно учесть и трансформацию партийной системы в планетарном масштабе. Известно, что современная двух партийная система получила наибольшее свое распростра Выпуск № 3 Выступления нение в странах с наследием англосаксонской политической культуры. Это прежде всего Соединенное Королевство, Ав стралия, Канада, США и другие страны. Саму двухпартийную систему разумно анализировать как политический механизм, предполагающий цикличность в своем основании. Возникает вопрос: возможно ли распространение такого политического механизма во всем мире и создание в будущем единой двух партийной системы в планетарном масштабе?

Насчет содоклада Юлии Александровны. В ее выступлении мне показалось интригующим то, что ущерб от кризиса в США с каждым годом, с каждым периодом все меньше ощутим для самих американцев, а для мирового сообщества сей ущерб, наоборот, увеличивается. Получается очень тревожный тренд.

Тем не менее возникает вопрос: как реально бороться с этим трендом, явно управляемым из конкретных центров? Тем более что у нас сейчас еще пока однополярный мир с политическим гегемоном США. Конечно, есть Китай, Индия, исламский мир, Латинская Америка и Россия, но они еще не настолько силь ны, чтобы тягаться, по моему мнению, с Америкой. Если толь ко какие-либо из этих центров не объединятся в будущем для своей политической и экономической выгоды. Как, действи тельно, бороться с источниками финансово-экономических кризисов — ФРС и клубом бенефициаров, если за ними стоит мощная военно-политическая поддержка Соединенных Шта тов? Этот вопрос пока остается открытым.

От циклов Кондратьева к российской государственности А.В. Щербаков, кандидат экономических наук Мне очень понравились оба доклада. Идея кондратьевских циклов, на мой взгляд, очень правильная. Все, что нас окружает в этом А.В. Щербаков. От циклов Кондратьева к российской государственности мире, так или иначе, имеет волновую природу. Любое разви тие идет волнообразно. Цикличность, показанная в работе Аскара Акаевича, особенно убедительна при рассмотрении исторических и экономических процессов.

В апреле 2008 г. я выступал на Всероссийском электро техническом конгрессе, с докладом от нашей группы (группа, возглавляемая Д.С. Чернавским) о состоянии отечественной и мировой экономики. В своем докладе мы как раз пытались наших генералов от промышленности предупредить, что осе нью нас ждет кризис. Многие считают, что 2008 г. наступил неожиданно. Однако для нас события 2008 г. — закономер ное следствие кризиса высокотехнологичных индексов (бир жа NASDAC) 2001 г., который, в свою очередь, — естествен ное следствие кризиса американской ссудо-сберегательной системы конца 1980-х гг. То есть мы наблюдаем классиче ский финансовый «пузырь», который периодически лопает ся в виде кризисов и снова надувается путем закачки в него все большего количества финансовых инструментов. По на шим оценкам, следующее «схлопывание» должно произойти на рубеже 2011–2012 гг., и если «объем» ипотечного пузыря оценивается в 10–12 трлн долл., то следующий будет превы шать 20 трлн долл.

Погасить его на этот раз будет весьма проблематично.

В 2008 г., чтобы справиться с финансовым кризисом, «Вось мерка» превратилась в «Двадцатку». Можно предположить, что для погашения следующего кризиса усилий «Двадцатки»

уже не хватит. Именно поэтому сравнивать кризис 2008 г.

с кризисом 1929–1933 гг. еще рано, т. к. мы стоим на пороге следующего, еще более масштабного кризиса. Это пока еще Халхин-Гол перед Второй мировой войной.

Еще раз о «Двадцатке». Для того чтобы сформировать мировое правительство, нужны яркие, талантливые люди.

К сожалению, на мировой политической сцене мы наблюда ем в основном нанятых менеджеров, к тому же не блещущих интеллектом. Чтобы провозгласить «новый курс», как Ф. Руз Выпуск № 3 Выступления вельт, нужно быть Рузвельтом. Таковых,пока не наблюдается.

В принципе, это объективно, т. к. во всех т. н. развитых странах мы наблюдаем телевизионное шоу под названием «демокра тия», когда небольшая группа очень богатых людей управляет политической системой с помощью развитых PR-технологий и нанятых актеров, которых называют почему-то «полити ками». Скорее всего, развитие послекризисного мира пойдет по тоталитарному и военному сценарию, т. к. это проще.

Существует еще одна проблема дальнейшего развития — это конечность ресурсов. Если все человечество будет жить так же, как американцы, ему понадобится пять таких пла нет, как Земля. В противном случае, как говорится в докладе американского исследовательского центра Global Footprint Network, опубликованном в 2009 г., ресурсов на столь расто чительный образ жизни просто не хватит. Даже при нынеш нем росте запросов к началу 2030-х гг. нам понадобится две Земли. Человечество не может развиваться по «потребитель скому» сценарию. Выхода два: или сокращать человечество, или отказаться от «концепции потребления», но это приведет к краху всей рыночной системы. В настоящее время предпо чтение отдается политике «ничего неделания» и попытки со хранения «статус-кво» разделения людей на «золотой мил лиард» и остальное человечество, живущее в большинстве своем за чертой бедности.

Теперь возвращаемся к СССР. Говоря о крушении совет ской системы, надо понимать, что она не развалилась сама, ее развал — это результат осознанных действий той части пар тийной элиты, которая хотела получить возможность переда чи по наследству богатств страны, которыми распоряжалась, и в то же время избежать расплаты за свои преступления, т. е. за воровство. Если бы не это предательство партийной верхушки, СССР прекрасно бы вписался в пятый технологи ческий уклад с микроэлектроникой, компьютерами и т. д.

В конце 1980-х гг. я занимался разработкой авиационного вооружения и знаком с последними достижениями того вре А.В. Щербаков. От циклов Кондратьева к российской государственности мени. Приведу пример. Процессор Pentium — это копия со ветского процессора «Эль–90», разработанная в Институте точной механики и вычислительной техники имени С.А. Ле бедева, причем копия не лучшая. Так, процессор Pentium Pro 1995 г. выпуска по своим возможностям уступал «Эль– 90» (1990 г. выпуска). Это неудивительно, т. к. разработчик Pentium Владимир Пентковский участвовал в разработке «Эль–90» и эмигрировал в США.

До середины 1960-х гг. советское и американское компью теростроение развивалось параллельно и было практически на одинаковом уровне, но в 1967 г. кто-то (кто!?) в ЦК при нял решение о сворачивании всех отечественных разработок компьютеров (кроме военных) и копировании американских, таким образом обрекая нас на хроническое отставание.

Надо отдать должное нашим оппонентам: они прекрасно знают о кондратьевских циклах и технологических укладах.

Кстати, история повторяется: следующий технологический уклад будет базироваться на нанотехнологиях. Думаю, имен но поэтому «Роснано» возглавляет А.Б. Чубайс.

Особая благодарность Аскару Акаевичу за слова о рус ской культуре. Действительно, России нельзя идти по пути «вестернизации», так же как нельзя копировать «китайскую»

или «индийскую» модель. Потенциал русской культуры на столько велик, что на ее основе мы в состоянии сформиро вать свой собственный путь модернизации, который будет наиболее полно соответствовать потребностям нашего наро да и российской государственности.

Несколько слов по докладу Сафоновой Юлии Алексан дровны. Очень качественно и скрупулезно собранный матери ал по Федеральной резервной системе США. Ни в одном ис точнике я не встречал такой полной подборки информации.

Механизм создания кризиса, описанный в докладе, можно очень хорошо проиллюстрировать на примере кризиса 2008 г.

В России благодаря монетарной политике ЦБ и Минфина в экономике катастрофически не хватает денежных средств.

Выпуск № 3 Выступления Агрегат М2 — один из самых низких в мире. Это одна из при чин того, что отечественные банкиры заимствуют денежные средства у иностранных банков для пополнения собственной ликвидности. В сентябре, «как по команде», все иностранные банки потребовали у российских банкиров возврата креди тов. Вот вам и кризис ликвидности со всеми вытекающими последствиями.

Еще раз о цикличности и устойчивости Н.И. Старков, кандидат физико математических наук Первое мое замечание касается циклич ности. Здесь уже было упомянуто, что об наружена она была еще в первой половине XIX в. Имеется целый ряд объяснений этого эффекта, одно из которых принадлежит нашему отечествен ному экономисту Туган-Барановскому. Оно заключается в том, что во взаимодействии заемного и постоянного капи тала происходит такое взаимовлияние между ними, которое и приводит к циклам, подъемам и падениям, смещенным по фазе. Таким образом, в цикличностях и циклах наверняка имеется объективная макроэкономическая составляющая.

Очевидно, что имеется и субъективная составляющая. Это вытекает как минимум из двух примеров. Один из них — это Великая депрессия, начавшаяся в 1929 г., когда фондовый рынок обрушился, но наиболее высокий спад которой был в 1933 г., когда обрушился финансовый рынок и Рузвельт за крыл все банки Америки на неделю, прекратив этот обвал.

Второй пример нам более близок — это 2008 г., когда пове дение Правительства и ФРС США, собственно, и привело к тому, что рынок, сначала ипотечный, а потом финансовый и экономический, рухнул. Сочетание обеих этих составля Н.И. Старков. Еще раз о цикличности и устойчивости ющих (объективная — неустойчивость ипотечного рынка и субъективная — манипуляция ставкой рефинансирова ния), собственно говоря, и привело к мировому кризису. По скольку 2008 г. наиболее подробно нам известен, в том числе и количественно, т. е. каких и сколько выпускалось акций, сколько ипотечных кредитов было взято, как менялась став ка рефинансирования, то просматривается количественная модель описания этого процесса. Может быть, этим стоит нам заняться.

Второе мое замечание касается упомянутой Аскаром Ака евичем глобализации. В настоящее время мир перестал быть однополярным, и она реализуется через образование межго сударственных сообществ, с центрами, имеющими разные типы экономик. В связи с этим ощущается острая нехватка моделей, которые бы описывали не рыночную экономику, а, скажем, полурыночную или государственно-рыночную, ра ботающие в Индии и Китае. Настала пора реализовать и это, чтобы понять преимущества и недостатки такого подхода по сравнению со свободным рынком.

Третье замечание касается того, что не прозвучало во втором докладе, но есть в тексте: это роль малого параметра, которым в кризисе 2008 г. является объем ипотечных креди тов, и то, что ипотечные процессы не могли повлиять на мир в целом в силу несопоставимости масштабов. Если Вы спро сите Дмитрия Сергеевича об этом, то он расскажет и объяс нит этот феномен, поскольку мировая финансовая система на тот момент находилась в неустойчивом состоянии, близ ком к бифуркации. В этом случае малое воздействие, которое проявилось в ипотечном кризисе, спровоцировало обруше ние этой пирамиды, поставленной на вершину. Как известно, финансовый рынок очень чувствителен и подвержен пани ке и всему прочему. Как раз паника при малом воздействии ипотечных процессов привела к мировому кризису.

«Восточный вектор» российской ориентации как шанс антикризисного развития В.Е. Лепский, доктор психологических наук Я разделяю позицию Аскара Акаевича Акаева, что у России есть шанс антикри зисного развития, и он, безусловно, связан с «восточным вектором» российской ориентации.

В настоящее время в стране фактически реализуется два сценария.

«Охранительный» — сохранить как можно дольше то со стояние распределения национальных ресурсов, которое сло жилось после грабительской приватизации и последующего коррупционного их присвоения в интересах «властной элиты».

«Перестройка–2» (ультралиберальный) — продолжение неолиберальной политики устранения государства из эконо мики и социальной сферы, дальнейшая приватизация госу дарственных (в первую очередь стратегических) предприя тий и других ресурсов.

Оба сценария не ориентированы на российское развитие, мы убедительно доказали в многочисленных публикациях, что в стране с момента перестройки не было и нет субъектов российского развития, способных влиять на ее будущее. Важ нейшим механизмом управления обществом в этих сценари ях является мифология. В 1990-е гг. рождены были мифы:

рынок сам себя отрегулирует;

административно-командное управление — это зло;

все западные товары лучше россий ских и др. В 2000-е гг. рождены новые мифы: инновационное развитие — неизвестно для чего;

модернизация — неизвест но в чьих интересах;

общество знания — без реальных меха низмов использования этих знаний в России и т. п.

Оба сценария со своими нюансами ориентированы на За пад. Анализ взаимодействий в экономической и политической В.Е. Лепский. «Восточный вектор» российской ориентации как шанс … сферах с Западом в последние 20 лет убедительно показывает, что Россию рассматривают не как партнера, а как ресурс по требления и объект управления. Так что оба сценария ведут нас к дальнейшему углублению кризиса и к потенциальной утрате суверенитета. Более того, ведущая ориентация России на Запад имеет следствием формирование отношения к на шей стране как к ресурсу потребления и объекту управления на Востоке (Китай, Индия и др.) и в исламском мире.

Терпение общества к реализации сценариев, явно усу губляющих кризисное состояние страны, объясняется бло кировкой рефлексии (чему способствуют практически все средства массовой коммуникации), его «атомизацией», про цветающим индивидуализмом, выражаемом в позиции вы живания, а не развития и заботы о будущем страны. «Власт ная элита» полностью устранилась от постановки проблем целеполагания будущего, от проблем сборки субъектов развития. В гигантской стране осуществляется управление по отклонениям в интересах упомянутых выше сценариев.

Властные полномочия общества в созидании своего буду щего предписаны Конституцией страны, и для их реализации необходимы пробуждение и консолидация общества. Для ре шения этих задач одних выборных технологий оказывается недостаточно. Актуальна разработка социогуманитарных тех нологий пробуждения рефлексии, организации целеполагания (выработка миссии) и сборки субъектов российского развития.

Эти процессы должны предшествовать и сопровождать выра ботку и реализацию стратегий развития страны. В последние годы эти стратегии исключительно формировались в кабине тах чиновников, с участием групп приближенных экспертов.

Как результат, они уже при рождении отправлялись на полку.

Предлагаемые докладчиками модели, безусловно, полезны и обосновывают кризисность сложившейся ситуации, однако они не позволяют решать выделенные нами задачи пробуж дения рефлексии, целеполагания и сборки субъектов россий ского развития. Для решения этих задач нами предлагается Выпуск № 3 Выступления новый тип моделей динамического моделирования социаль ных систем — стратегические рефлексивные игры, которые соответствуют современным представлениям о научной ра циональности в контексте постнеклассической науки.

Проводимая нами стратегическая рефлексивная игра «Россия в миропроектах», в которой участвуют аспиранты ряда институтов РАН, позволила отработать технологии упомянутых выше задач и обосновать вариант российской миссии, дающей шанс преодоления кризиса и становления на путь развития.

Им также, как утверждает Аскар Акаевич, оказался «восточный вектор», при котором есть шанс превра тить Россию из «мирового ресурса потребления» в субъекта мировых партнерских отношений. При этом основным деви зом может стать «построение общества развития на основе социальной справедливости и гармонии мира». Основные потенциальные партнеры — Индия, Китай, исламский мир и др. Основные структуры — БРИКС, ШОС и др. Поворот на Восток — это шанс создать второй мировой полюс, что позволит охладить агрессию как военную, так и финансовую мирового лидера и создать основания для установления до стойных партнерских отношений с Западом. В реальной ми ровой ситуации, на наш взгляд, актуален не многополярный, а двухполярный мир, и Россия имеет шанс стать лидером социогуманитарных инноваций при создании гармоничной системы мироустройства. Фактически Россия имеет шанс перейти из разряда догоняющих стран в разряд лидеров ин новационного развития, возглавив предложенный нами сле дующий, VII социогуманитарный технологический уклад.

Важно отметить, что стратегические рефлексивные игры могут служить фундаментом для сборки моделей и техноло гий, разрабатываемых на различных интеллектуальных пло щадках. В этой связи имеет смысл рассмотреть вопрос о соз дании Стратегического центра гражданской дипломатии.

Для включения широких слоев общества в процессы це леполагания и их консолидация через механизмы сборки С.Ю. Малков. Нужна новая теория для описания кризисов субъектов развития возможна организация на основе стра тегических рефлексивных игр Стратегических конгрессов (в том числе с использованием Интернета). Имеются пред варительные проработки проведения такого рода Стратеги ческих конгрессов.

Что касается второго доклада Ю.А. Сафоновой, то он так же интересен. В контексте поставленной докладчиком про блемы поиска скрытых субъектов управления я хотел бы добавить, что стратегические рефлексивные игры могут ис пользоваться также как базовые технологии для выявления скрытых субъектов и разработки операций по их нейтрали зации и противодействию.

Нужна новая теория для описания кризисов С.Ю. Малков, доктор технических наук Я хотел остановиться на аспектах теорети ческого описания процессов, которые обсуж дались сегодня в докладах. Обычно считается, что идеи становятся действительно научны ми, если предложен методологический и ма тематический аппарат, позволяющий на их основе проводить количественные (а не только качественные) оценки. К сожа лению, как мы знаем, кондратьевские циклы и финансовая динамика обсуждаются в основном на вербальном уровне:

хорошо отработанных, признанных математических моделей пока нет. Поэтому то, что было изложено, особенно в части причин возникновения финансовых кризисов, воспринима ется как конспирология: некие темные силы ради получения сверхприбыли по своему произволу обрушивают мировую экономику. Безусловно, во всех социально-экономических процессах велика роль субъективных факторов. Но что более значимо в каждом конкретном случае — субъективные или Выпуск № 3 Выступления объективные факторы? Можно ли математически моделиро вать подобные процессы? Это очень серьезная проблема.

Сейчас экономическая наука находится в некой методо логической ловушке. Экономический мейнстрим основан на представлении о том, что рыночная экономика автоматиче ски приводит все процессы к равновесию. Причем это равно весие устойчивое: все, что мы можем, — это только как-то повлиять на его параметры. При этом обычно считается, что попытки регулировать рыночные процессы, как правило, приводят к ухудшению параметров равновесия. На самом деле в силу увеличения значения обратных положительных связей и неравновесных процессов в современном мире эта парадигма уже не работает. Соответственно, методический аппарат, который на ней основан, тоже дает неправильные результаты, замутняя сознание. Что нужно делать? По мое му мнению, нужно переходить от моделей общего рыночного равновесия, которые широко используются в экономической науке, к моделям общего неравновесия.

Дело здесь вот в чем. Действительно, равновесие должно быть в любой социальной системе, но в силу наличия обрат ных связей эти состояния равновесия могут быть как устой чивыми, так и неустойчивыми. В современной ситуации очень часто возникают ситуации неустойчивого равновесия (кото рые в рамках существующей мейнстримовской парадигмы воспринимаются как устойчивые, и это на практике приводит серьезным ошибкам). Если мы понимаем, что ситуация равно весия неустойчивая, то такое равновесие нельзя пускать на са мотек, его нужно регулировать. Должны быть регуляторы, ко торые четко отслеживают состояние дел. В частности, можно математически строго показать, что в СССР равновесия были неустойчивые, и поэтому там был создан государственный регулятор — Госплан, который контролировал и регулировал производственные процессы. В США тоже есть регулятор (фи нансовый) — Федеральная резервная система (ФРС), — кото рый регулирует деловую активность в стране. Это первое.

С.Ю. Малков. Нужна новая теория для описания кризисов Второе: привычная парадигма — тезис, антитезис, син тез — в ситуации неустойчивости уже не действует, действу ет другая парадигма — тезис, антитезис, временный компро мисс. В условиях неустойчивости равновесие достигается за счет временного компромисса между акторами, которые до поры до времени его соблюдают. Однако постепенно ситуация изменяется, существующие правила игры перестают удовлет ворять акторов, компромисс нарушается, возникает кризис, в результате которого возникает потребность в новом времен ном компромиссе на основе измененных правил игры. И т. д.

Третье, что я хотел сказать: в системах с положительной обратной связью (а социальные системы именно такие) воз вращение к равновесию происходит через кризисы. Это су щественно. Плавного перехода к устойчивому состоянию в социальных системах практически не бывает. Поэтому со циальная история представляет собой последовательность кризисов, и это вполне логично.

Что нужно делать, как учесть указанные особенности?

Мое глубокое убеждение состоит в том, что основное вни мание должно сместиться от изучения равновесий к изуче нию неравновесных состояний, нужно изучать неравно весную динамику общества и создавать соответствующие математические модели. Нужно рассматривать динамику спроса-предложения, технологических сдвигов и конкурен ции. Конкуренция — это основной процесс, который приво дит к неравновесным ситуациям, а с другой стороны, именно конкуренция дает шанс для разрешения этих неравновесных ситуаций. Соответственно, в конкурентных моделях дол жен проводиться анализ действий игроков и рисков, кото рые при этом возникают. И последнее, что должно рассма триваться, — это последствия, которые могут возникнуть в зависимости от действий игроков (в частности, игроков ФРС), способы регулирования возникающих диспропорций и анализ возможных альтернатив. Если будет разработан та кой аппарат, то многое станет ясно. И это станет, я считаю, очень важным инструментом поддержки и принятия реше ний в нынешней неравновесной ситуации.

Цикличность без мерности не бывает С.С. Сулакшин, доктор физико математических наук, доктор политических наук Сегодняшний семинар удивительно пло дотворен, потому что редко бывает, когда доклад и содоклад корреспондируют друг с другом, когда они препарируют одно смысловое поле и, са мое интересное, когда возникает дискуссия. А в нее еще сво ей репликой внес очень содержательный вклад А.В. Шубин.

Я имею в виду, конечно, вопрос о теории, о явлении и о ме тодологии применения представления о кондратьевских ци клах. В чем здесь большой элемент сомнения? Сам Николай Кондратьев работал с количественной мерой, он был скру пулезный статистик, математик, и он работал с ценами на отдельные виды товаров, с учетно-кредитной ставкой, с объ емами инвестирования. Задаю вопрос — с какой количе ственной мерой на сегодня работают ученые, оперирующие с идеей кондратьевского цикла? Сам отвечаю: «Этой меры нет». Рисуется какая-то синусоида. Задаю вопрос: «Изменчи вость чего?» Ответа не получаю. Потому что не монетори руется никакая количественная мера, но при этом говорится о цикличности чего-то. Вообще любая цикличность в при роде является доказанной и истинной, в пределах научных представлений, когда есть объяснение физической природы как минимум двух взаимодействующих сил. Например в фи зике — индуктивная энергия — емкостная энергия в коле бательном контуре, потенциальная — кинетическая энергия в механическом маятнике;

сила действия — сила противо С.С. Сулакшин. Цикличность без мерности не бывает действия — возникают колебания и т. д. Второе соображе ние. Цикличность или волновой характер, периодический характер какого-то природного явления в принципе доказу ем тогда, когда существует не менее 10 повторяющихся пери одов. Если есть только волна повышения, волна понижения или даже несколько этих волн, можно говорить о некоторых наблюдаемых изменениях, единой природы которых может и не быть. А если эта единая природа еще и не разыскивает ся и не предъявляется, пусть даже в гипотетическом виде, то ни о какой цикличности корректно вообще говорить нель зя. Больше того, эта тема почти мистифицируется, она ми фологизируется, потому что кроме тех макроэкономических показателей, с которыми сам Кондратьев работал, не говоря уже о том, что сегодня с ними почти не работают, начинают работать с политическими событиями. Привязывая их к той мифологизированной синусоиде в почти произвольном по рядке. Когда начинаешь анализировать набор этих полити ческих событий, то вдруг понимаешь, что одни из историче ского набора событий предложены, а другие нет. Начинаешь ловить себя на мысли, что когда предлагаются субволны длиной в 36 лет, 12 лет, с точностью до года, и на истори ческой шкале начало и конец этих якобы различаемых волн с точностью до года при той мере неопределенности, которая лежит в основании анализа, начинаешь понимать, что здесь, во-первых, избыточная точность, т. е. просто недостоверная, по определению, информация. Все это напоминает какую-то манипуляцию.


Часто бывает соблазн — когда очень хочешь некоторую гипотезу проиллюстрировать, то притягивается то, что ее подтверждает, и забывается, умалчивается то, что ее не подтверждает. При этом я хочу особо подчеркнуть, что не отрицаю саму физическую возможность существования длинных, менее длинных циклов в развитии сложной соци альной системы, где на самом деле есть конфликтующие вза имоотношения. Производителя — потребителя. Есть пото ки материальные, которые тоже могут с обратными связями Выпуск № 3 Выступления приводить к колебательным явлениям. Но почему не делается попыток найти количественную, если необходимо — компо зитную меру изменчивости? Строится миллион индексов — конкурентоспособности, развития человеческого потенциа ла, инвестиционной активности, платежеспособного спроса, каких-то еще меняющихся макропараметров. Их можно как то агрегировать, и, может быть, найти эту, действительно, по своей природе, волновую закономерность. Но ведь этого не делается, и не делается, наверное, не случайно, потому что сам Кондратьев в изумительно интересных дискуссиях со своими оппонентами в те времена был на грани доказатель ства объективного существования цикличности. Тогда, ко нечно, все расчеты на руках делались, без современных воз можностей. Если бралась одна модель трендов, то вроде бы она описывала наблюдаемую цикличность. А если другая мо дель трендов применялась, как его оппоненты предлагали, то она исчезает. Возникает эффект с точностью до экспертной интерпретации. Это нормальное состояние научного поиска.

В этом и состоит поиск. Но мне кажется не очень произво дительным в научном плане когда возникает мифологизация явлений, происходит произвольное расширение идей на все и всяческие события. Я уважительно отношусь к интеллекту альным усилиям по поиску аналогов циклов Кондратьева, но все-таки, мне кажется, что научный вызов здесь существует.

Стоило бы, может быть, на какой-то кооперационной основе попытаться защитить право на существование этой гипоте зы, но защитить научно верифицируемыми способами, пре жде всего найдя количественную меру. Мне кажется, что это все-таки возможно. Спасибо.

Заключительное слово докладчиков А.А. Акаев Дорогие друзья, я полностью солидарен с А.В. Шуби ным. Я не настаиваю, что технология является первичной.

Понимаете, неравномерность технологической динамики хорошо изучена, известны ее закономерности, поэтому все выдающиеся исследователи наследия Кондратьева привяза ны к технологиям. Эта неравномерность технологического изменения синхронна с кондратьевскими циклами. Я вполне с Вами солидарен, что первичным является социальный за каз. Но самое главное, я об этом скажу, у нас различия только в одном вопросе с С.С. Сулакшиным и его группой и мной:

я утверждаю, что эти циклические закономерности объек тивные. Они не рождаются какой-то невидимой рукой, ко торая стоит за спиной ФРС. Мы можем снять эту проблему.

Я считаю, что даже такая великая держава, как США, добив шаяся единоличного господства в 1990-е гг., не справилась с этой ролью. США не смогли управлять миром и сейчас, во прос состоит в том, когда США передадут бразды правления Китаю. Я не допускаю мысли, что какая-то сила может по рождать, управлять и генерировать эти циклы. Я считаю, что это объективный эндогенный процесс. Так когда-то считал Кондратьев и другие его последователи. Я полностью соли дарен в том, что на предстоящем кондратьевском цикле глав ную, ключевую роль будут играть социально-структурные изменения, социальные инновации. Вы абсолютно правы:

возвращается великий Кузнец, который связал экономи ческий рост и справедливое распределение. Кто обеспечит справедливое распределение доходов, социальную стабиль ность, тот будет лидером в XXI в.

С С.Н. Федорченко я также солидарен. А.В. Щербаков ска зал, и я с ним полностью согласен, что будущий кризис уже не залить деньгами. Этот кризис потребует совершенно ново Выпуск № го подхода к его преодолению. Конечно, СССР мог вписаться в V кондратьевский цикл, и Михаил Сергеевич как раз пра вильно начал с ускорения НТП, а его речью, произнесенной на эту тему в Ленинграде в 1985 г., я восхищен до сих пор.

Другое дело, что он это быстро бросил и не довел до конца.

Я убежден в том, что, если бы он довел до конца ускорение НТП, Советский Союз освоил вовремя пятый технологиче ский уклад, и, с большой вероятностью, он бы не развалил ся. Мы упустили этот шанс. По поводу компьютеров я также с ним согласен. Я сам выпускник кафедры вычислительной техники и прикладной математики, работал в Ленинградском конструкторском бюро. Это было время потрясающее. И Со ветский Союз шел в ногу с передовым миром. Но потом ЦРУ пустило нас по ложному пути, и мы, к сожалению, отстали навсегда. Но сейчас есть шанс на новом витке спирали време ни. Надо заимствовать, как это делает Китай.

В.Е. Лепскому я очень благодарен, я разделяю его мне ние. Сейчас нет окончательной ясности, будет ли VII кон дратьевский цикл, потому что индустриальная эпоха закан чивается, т. е. еще один цикл — это точно, а вот что будет потом — непонятно. В этом плане нет работ, честно говоря.

Я консультировался даже с самым выдающимся на сегодня специалистом по кондратьевским циклам, японским про фессором Хироока. Он тоже не уверен, последуют ли в по стиндустриальном мире кондратьевские циклы. Это вопрос открытый. В докладе я не хотел касаться национальной идеи.


Я просто говорю о тех проблемах, которые надо решать Рос сии. А приоритеты, национальная идея — это, я считаю, прерогатива российской элиты, российского руководства.

То, что, не решив демографии или экономических проблем, Россия не сможет сохранить статус великой державы, — это очевидно. С Владимиром Евгеньевичем мы сходимся еще в одном, в докладе я писал об этом: либералы считают, что ориентироваться надо исключительно на Запад. Я считаю, что у России недаром двуглавый орел. Ведь центр мирового Заключительное слово докладчиков развития перемещается на Восток, будущее нового мироу стройства формируется на Востоке. Если Россия отвернется от Востока, я считаю, что это будет ошибкой. Шанс России реализуется, если она примет восточный вектор. Я участво вал в работе ШОС, видел отношение Китая, ближайшее де сятилетие это прогнозируемо, поэтому я считаю, что России надо использовать потенциал ШОС и БРИК. Я не говорил об этом, но я согласен с Владимиром Евгеньевичем, что нет дру гого пути, кроме мобилизационного. России надо решиться и сделать этот прорыв, чтобы российский народ зажил так же комфортно, уютно и хорошо, как на Западе, а потом, мо жет быть, начать либерализацию. На примере соревнования Китая и Индии мы видим, что Китай никаких шансов демо кратическим традициям Индии не оставляет.

Теперь по моделям. Я уже сказал, что модель Степана Сте пановича мне очень импонирует. Она не противоречит ци клам Кондратьева, они могут быть использованы. Я считаю, что ФРС США осознанно используют для собственной выгоды «политику разорения соседей». А поскольку весь мир — соседи США, они разоряют весь остальной мир и строят за счет этого свое благополучие. Это не секрет, об этом и сами американцы, к примеру профессор Стиглиц, пишут. Я не думаю, что надо обязательно вводить эту невидимую руку, т. е. надо признать, что эти циклические закономерности объективны. Ваша мо дель формально не зависит от этой гипотезы. Она хороша, она решает проблему количественную, более точно. Вот как в фи зике — теория Ньютона. После Эйнштейна можно было во обще сказать, что эйнштейновская теория в пределе сходится к ньютоновской. Физики решили разумно: давайте ньютонов ская будет в первом приближении, в Солнечной системе, а эйн штейновская — в пределах галактики. Сейчас придумывают новую теорию, которая бы охватывала и Эйнштейна, и Нью тона. Давайте будем действовать как профессиональные фи зики: возьмем за основу, в грубом приближении теорию Кон дратьева, а дальше, правильно, наука движется вперед. Вот Вы Выпуск № придумали модель, которая позволяет количественно оценить и уточнить. Это замечательно. Но зачем отказываться от тео рии Кондратьева? Я призываю посмотреть на то, что есть два великих русских ученых, которым не везло и при жизни, и по сле. Прежде всего это Кондратьев. Шумпетер великий признал, что учение Кондратьева — краеугольный камень его иннова ционной теории развития. Поскольку он был репрессирован, на родине его не принимали во внимание. Только в последние десятилетия начали возвращать память о нем. Но за границей написаны тома работ, значение работ Кондратьева для иннова ционного развития признается во всем мире от США до Япо нии. Сейчас, когда наступает 120-летие со дня его рождения, я призываю: давайте достойно отметим этот юбилей. Почи тайте работы Кондратьева. Второй человек, о котором я хочу сказать, — это Лев Гумилев. Красной нитью во всех его про изведениях проходила идея объединения евразийских народов вокруг России. Он считал, что у России есть шанс сохранить статус великой державы только во главе евразийской цивили зации. Вы посмотрите на Японию. Это государство-одиночка, у нее нет союзников. Неужели вы хотите этого для России? Тог да у нее не будет никаких перспектив. Западу Россия не нуж на. Или нужна, но чтобы дружить против Китая. Я призываю внимательно отнестись к наследию Кондратьева. У Гумилева столетие в следующем году. До сих пор его критикуют. Я был этому удивлен. Историки считают его беллетристом. Я считаю, что Кондратьева и Гумилева мы должны ценить.

Ю.А. Сафонова Я бы хотела еще раз поблагодарить С.С. Сулакшина за то, что он предоставил мне такую возможность — выступить се годня здесь и представить результаты нашего коллективного труда. Особенно приятно, что мне выпала честь выступать содокладчиком академика Аскара Акаевича. Спасибо.

Заключительное слово докладчиков А теперь разрешите мне коротко пояснить некоторые мо менты, которые, судя по репликам участников, вызвали не допонимание.

Александр Владленович, по поводу Кондратьева. С.С. Су лакшин уже пояснил, что мы не ставили целью нашей рабо ты доказать, что кондратьевских циклов не существует. Мы лишь говорим, что объяснительные модели для кризисов, основанные на кондратьевской модели, не являются уни версальными и не предсказывают очередных кризисов. Что касается трудов самого Кондратьева, то я его работы чита ла, и мне они показались очень увлекательными, поэтому думаю, что это замечание можно было бы снять.

Разрешите также поблагодарить Вас за ремарку о конспирологии. Чест но говоря, я ожидала, что их будет больше. Хочу заметить, что в литературе по данному вопросу действительно много вымыслов, а редкие работы, претендующие на научность, чаще всего таковыми не являются. Возможно, что подача ма териала в бульварном «желтом» стиле является намеренной провокацией, попыткой вызвать аллергию к теме. Более или менее достоверные сведения можно почерпнуть разве что из официальных докладов. И, кстати говоря, в них вопрос о роли ФРС в организации финансовых кризисов также под нимается. Без всякой конспирологии. Например, в недавнем Докладе комиссии по расследованию финансового кризиса делается вывод, что Председатель ФРС, члены Совета управ ляющих, руководство резервных банков знали о сложной си туации, которая формировалась в американской экономике, но не только не стремились ее предотвратить, а своими дей ствиями способствовали тому, чтобы ситуация усугубилась.

Большое спасибо всем.

Темы семинара «Россия и человечество:

проблемы миростроительства»

1. Категориальная сущность и эволюция человечества в мегаистории и бесконечном будущем.

2. Мировая роль России: право на существование и исто рические проявления.

3. Историческая динамика материального, нематериально го и нравственного состояния мира: вклад государств и цивилизаций, в том числе России.

4. Глобальные угрозы миру и современная фактическая и желаемая футурологическая мировая роль России.

5. Современная парадигма развития мира: в чем суть и кто автор?

6. Практические воплощения конфликта труда и присвое ния в мировой истории.

7. Мировые финансово-экономические кризисы и глобаль ное латентное управление миром.

8. Возможности и вероятность нравственной глобализа ции мира.

9. Текущая государственная политика и модель России и экстраполяционный прогноз ее среднесрочных ре зультатов для России в мировых координатах.

10. Проблема постчеловека и постчеловечества.

Список участников семинара «Россия и человечество:

проблемы миростроительства»

Акаев Аскар Акаевич, доктор технических наук, профессор, ино странный член РАН, Московский государственный универ ситет им. М.В. Ломоносова, главный научный сотрудник Институт математических исследований сложных систем им. И.Р. Пригожина Багдасарян Вардан Эрнестович, доктор исторических наук, про фессор, заведующий кафедрой Российского государствен ного университета туризма и сервиса Бузгалин Александр Владимирович, доктор экономических наук, профессор кафедры политической экономии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, коор динатор ООД «Альтернатива»

Булатов Александр Сергеевич, доктор экономических наук, за ведующий кафедрой мировой экономики МГИМО (У) МИД России Валовая Мария Дмитриевна, доктор экономических наук, про фессор кафедры политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Прези денте РФ Ивашов Леонид Григорьевич, доктор исторических наук, про фессор, президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Лексин Владимир Николаевич, доктор экономических наук, руко водитель научного направления Института системного ана лиза РАН Лепский Владимир Евгеньевич, доктор психологических наук, главный научный сотрудник Института философии РАН Малков Сергей Юрьевич, доктор технических наук, ведущий на учный сотрудник Института экономики РАН, профессор кафедры прикладной математики РГСУ Межуев Борис Вадимович, кандидат философских наук, замести тель главного редактора журнала «Русский журнал»

Межуев Вадим Михайлович, доктор философских наук, Институт философии РАН Ремизов Михаил Витальевич, кандидат философских наук, Пре зидент Института национальной стратегии Сафонова Юлия Александровна, руководитель информационно аналитического отдела Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Соловьев Александр Иванович, доктор политических наук, профес сор, заведующий кафедрой политического анализа Москов ского Государственного университета им. М.В. Ломоносова Старков Николай Иванович, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН Сулакшин Степан Степанович, доктор физико-математических наук, доктор политических наук, генеральный директор Цен тра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Тарасов Станислав Николаевич, кандидат исторических наук, Руководитель экспертной группы ИА «REGNUM»

Тынянова Ольга Николаевна, кандидат политических наук, экс перт Академии гуманитарных исследований РФ Федорченко Сергей Николаевич, кандидат политических наук, за меститель декана факультета истории, политологии и права по воспитательной работе Московского государственного областного университета Чернавский Дмитрий Сергеевич, доктор физико-математических наук, профессор, главный научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева РАН Шубин Александр Владленович, доктор исторических наук, ру ководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН Щербаков Андрей Владимирович, кандидат экономических наук, генеральный директор ООО «Курс»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.