авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Судебная практика ...»

-- [ Страница 20 ] --

Существование подобного оправдания должно оцениваться по отношению к цели и последствиям рассматриваемой меры, учитывая принципы, которые превалируют в демократическом обществе. Различие в обращении в связи с пользованием правом, закрепленным Конвенцией, не должно лишь преследовать законную цель: статья 14 также нарушается, если ясно установлено, что не существует разумной соразмерности между используемыми средствами и предусмотренной целью». (Aff. Linguistique beige, (no существу), р. 34, § 10;

см также Abdulaziz, Cabales et Balkandali, 72;

Lithgow et al, 177;

Inze, 41).

27. Отсутствие дискриминации: объективное и разумное обоснование различного обращения и соблюдение принципа соразмерности. «Различие оказывается дискриминационным, если оно не имеет объективного и разумного оправдания, то есть если оно не преследует законной цели, или если отсутствует разумной соразмерности между используемыми средствами и предусмотренной целью». (McMichael, 97).

28. Различие в обращении и справедливое равновесие между индивидуальными правами и коллективными интересами. «Статья 14 не препятствует различию в обращении, если оно основывается на объективной оценке фактических обстоятельств, существенно различающихся, и если, питаясь публичным интересом, оно устанавливает справедливое равновесие между охраной интересов общества и уважением прав и свобод, гарантированных Конвенцией». (Aff. Linguistique beige, (no существу), р. 44, §7).

29. Не исчерпывающий характер положений о дискриминации. Перечень, который содержит статья 14, «не является исчерпывающим, что особенно наглядно подтверждает наречие "в част ности" (на английском "any ground such as')». (Engel et al, 72).

30. Heисчерпывающий характер положений о дискриминации. «Перечень запрещенных оснований дискриминации, закрепленный в статье Конвенции, не является исчерпывающим». (James et al, 74).

31. Дискриминационное обращение, вытекающее из личных характеристик. «Статья 14 запрещает в области гарантированных прав и свобод дискриминационное обращение, имеющее в качестве основания или причины личную характеристику ("положение"), по которому лица или группы лиц отличаются одно от другого». (Kjeldsen, Busk Madsen et Pedersen, 56).

32. Дифференцированное обращение с лицами, находящимися в сопоставимых ситуациях.

«Статья 14 запрещает дискриминацию, кроме разумного и объективного обоснования, в отношении лиц, находящихся в сопоставимых ситуациях».

(Observer & Guardian, 73;

Sunday Times n. 2, 58;

тот же принцип, Sunday Times n.1, 70;

Hoffmann, 31).

33. Понятие дискриминации: свобода усмотрения в отношении пользования правами и свободами и адекватное обоснование. «Статья 14 (...) стремится препятствовать дискриминации в связи с пользованием правами, гарантированными Конвенцией, там, где существуют различные способы соблюдения обязанностей, вытекающих из последней. По смыслу статьи 14 понятие дискриминации охватывает обычно случаи, в которых лицо или группа лиц видит, что с ним обращаются хуже, чем с другими, без адекватного обоснования, даже если Конвенция не требует более благоприятного обращения». (Abdulaziz, Cabales et Balkandali, 82).

назад II. Особый случай ---------Толкование-------- 34. Всегда является опасным для Государства принятие мер, которые ограничивают пользование правами и свободами избранным способом, обращаясь по-разному с группами лиц и индивидами.

Это может быть оправдано в крайних ситуациях, например, чтобы защитить ценности терпимости, на которых основываются демократические общества.

Тем не менее, иное дифференцированное обращение требует строгого контроля и должно оправдываться только при наличии особых обстоятельств. Таким образом, например, Суд не должен терпеть дискриминацию, продиктованную по существу религиозными убеждениями. Также он очень требователен (строг) в отношении всего, что касается дифференцированного обращения между мужчинами и женщинами. Так как постепенное развитие в отношении равенства полов составляет в наши дни важную цель, которую преследуют все Договаривающиеся Государства, только очень веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимой с Конвенцией любую дискриминацию по признаку пола.

35. Создание образовательного учреждения:

возможные дискриминационные меры. «Лица, находящиеся под юрисдикцией Договаривающегося Государства, не могут заимствовать из статьи Протокола № 1 право государственных властей на создание того или иного образовательного учреждения;

тем не менее, Государство, которое создало подобное учреждение, не может, регламентируя доступ в них, принимать дискриминационные меры в смысле статьи 14». (Aff.

Linguistique beige, (no существу), р. 33, §9).

36. Два уровня судебной системы: возможная дискриминация. «Статья 6 Конвенции не принуждает Государства устанавливать два уровня судебной системы. Государство, которое учреждает апелляционные суды выходит, следовательно, за пределы (идет дальше) обязанностей, вытекающих из статьи 6. Оно бы, однако, нарушило статью 6, вместе со статьей 14, если бы отказало в этой форме обжалования некоторым лицам без законного основания, тогда как сделало бы это доступным для других лиц по той же категории споров». (Aff.

Linguistique beige, (no существу), р. 33, §9).

37. Лишение свободы: различие в отношении условий исполнения. «Различие в способе осуществления наказания или меры, предусматривающих лишение свободы, попадает в сферу действия статьи 14 также и потому, что оно не может не повлиять на способ, которым "обеспечивается" "осуществление" права, предусмотренного в п. 1 статьи 5». (Engel et al, 72).

38. Различие, основанное на религии. «Несмотря на любой другой возможный аргумент, не следует терпеть различие, продиктованное по существу религиозными убеждениями». (Hoffmann, 36).

39. Равенство полов. «Постепенное развитие в отношении равенства полов составляет сегодня важную цель Государств — членов Совета Европы.

Однако лишь веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимой с Конвенцией любую дискриминацию по признаку пола». (Abdulaziz, Cabales et Balkandali, 78;

тот же принцип, Schuler Zgraggen, 67;

Burghartz, 27;

Karlheinz Schmidt, 24).

40. Дискриминация по признаку пола. «Постепенное развитие в отношении равенства полов составляет сегодня важную цель Государств — членов Совета Европы, и (...) лишь веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимой с Конвенцией любую дискриминацию по признаку пола». (Petrovic, 37).

41. Принципы толкования в сфере дискриминации по признаку пола. «Различие является дискриминационным в смысле статьи 14, если оно не имеет объективного и разумного обоснования, то есть если оно не преследует законную цель или если нет разумной соразмерности между используемыми средствами и предусмотренной целью. Впрочем, Договаривающиеся Государства пользуются определенной свободой усмотрения, чтобы определить, оправдывают ли и в какой мере различия в ситуациях в других аналогичных отношениях различия в обращении (...).

Однако лишь веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимой с Конвенцией любую дискриминацию по признаку пола». (Van Raalte, 39).

42. Уважение собственности и уплата взносов в соответствии с общим законом о семейных пособиях. Дискриминация по признаку пола между холостыми мужчинами старше 45 лет, не имеющими детей, и незамужними женщинами того же возраста и без детей. «Хотя Договаривающиеся Государства пользуются, в соответствии с Конвенцией, определенной свободой усмотрения в том, что касается предоставления освобождения от исполнения обязанности, позволяющего препятствовать обязанностям уплачивать взносы, статья 14 требует, чтобы любая мера этого типа применялась в принципе на одних и тех же условиях к мужчинам и женщинам, за исключением появления крайних причин, оправдывающих различие в обращении». (Van Raalte, 42).

43. Запрещение дискриминации и уважение семейной жизни. Пособие по отпуску для воспитания ребенка. Статья 8 не возлагает на Государства позитивную обязанность предоставлять рассматриваемую финансовую помощь. Уплата этого пособия стремится, тем не менее, благоприятствовать семейной жизни. «Так как предоставление пособия по отпуску для воспитания ребенка позволяет Государству проявлять свое уважение семейной жизни, в смысле статьи 8, оно входит в сферу применения последней.

Следовательно, статья 14, совместно с этой статьей, должна применяться». (Petrovic, 29).

44. Уважение семейной жизни. Пособие по отпуску для воспитания ребенка. Статья 8 не возлагает на Государства позитивную обязанность предоставлять рассматриваемую финансовую помощь. «Тем не менее, уплата этого пособия Государством стремится благоприятствовать семейной жизни и оказывает с необходимостью влияние на организацию последней, так как оно позволяет, вместе с отпуском для воспитания ребенка, одному из родителей не работать (сидеть дома), чтобы заниматься ребенком». (Petrovic, 27).

45. Дискриминация по признаку пола. Уважение семейной жизни и дискриминация между матерью и отцом в отношении предоставления пособия по отпуску для воспитания ребенка, предоставляемого только первой. «Отпуск по беременности и пособия, к нему относящиеся, стремятся, прежде всего, позволить матери оправиться от усталости после родов и кормит новорожденного грудью, если она этого желает. Отпуск для воспитания ребенка и пособие по этому отпуску относятся к периоду, который следует, и имеют целью позволить получающей пособие не работать и лично заниматься грудным ребенком. Так, не отрицая различий, которые могут существовать между отцом и матерью в их отношении с последним, Суд исходит из гипотезы, что, для того, чтобы осуществлять уход за ребенком в этот период, родители находятся в "аналогичных ситуациях"». (Petrovic, 36).

46. Дискриминация по признаку пола. Уважение семейной жизни и дискриминация между матерью и отцом в отношении предоставления пособия по отпуску для воспитания ребенка, предоставляемого только первой. «Идея финансовой помощи, предос тавляемой Государством обоим родителям по выбору, чтобы позволить им не работать и заниматься ребенком, является относительно недавней. Сначала эти социальные меры, такие как предоставление отпуска для воспитания ребенка, стремились, прежде всего, защитить мать и позволить ей заботиться о ребенке. Является прогрессом то, что, переводя развитие общества по направлению к более равному разделению обязанностей между мужчинами и женщинами в воспитании ребенка, Договаривающиеся Государства приняли меры, распространяющиеся на отцов, такие как возможность воспользоваться отпуском для воспитания ребенка, например». (Petrovic, 40).

47. Дискриминация по признаку пола. Уважение семейной жизни и дискриминация между матерью и отцом в отношении предоставления пособия по отпуску для воспитания ребенка, предоставляемого только первой. Отсутствие общего знаменателя между Договаривающимися Государствами. «На сегодняшний день в правовых системах Договаривающихся Государств существует разнообразие в этой сфере. Хотя большинство из них приняли эффективные меры, чтобы позволить отцам воспользоваться отпуском для воспитания ребенка, дело так не обстоит в отношения пособия по такому отпуску, которое лишь некоторые Государства предоставляют отцам». (Petrovic, 42).

48. Личная и семейная жизнь. Дискриминационное обращение. Решение о предоставлении возможности присмотра за ребенком родителю после развода. Предоставление родительской власти матери лишь по причине сексуальной ориентации отца. «Необходимо констатировать, учитывая то, что предшествует, что апелляционный суд провел различие, продиктованное соображениями, ка сающимися сексуальной ориентации заявителя, различие, которое не следует терпеть в соответствии с Конвенцией.

Таким образом, Суд не может сделать вывод о существовании разумной соразмерности между используемыми средствами и предусмотренной целью;

следовательно, имело место нарушение ста тьи 8 совместно со статьей 14». (Salgueiro da Silva Muta, 36).

49. Дискриминация в отношении инвалида.

Требуемое право (возможность получить доступ к частному пляжу) не охватывается статьей 8. «В соответствии с практикой Суда, "статья 14 дополняет другие нормативные статьи Конвенции и Протоколов. Она не имеет самостоятельного значения, так как она относится только "к пользованию правами и свободами", которые они гарантируют. Конечно, она может применяться даже без нарушения их требований и, в этой мере, она имеет самостоятельное значение, но она не должна применяться, если обстоятельства спора не подпадают под действие, по меньшей мере, одной из указанных норм". Так как Суд пришел к выводу о неприменимости статьи 8, статья 14 не может приниматься во внимание в данном случае». (Botta, 39).

50. Равенство между детьми, рожденными в браке или вне брака. «Конвенция является действующим документом, если толковать ее в свете актуальных условий (...). Так, Государства — члены Совета Европы придают значение равенству, в сфере прав гражданского характера, между детьми, рожденными в браке, и детьми, рожденными вне брака. (...) Только веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимым с Конвенцией различие по при знаку рождения вне брака». (Inze, 41).

51. Неравенство в обращении в армии.

«Иерархическая структура армии влечет за собой установление различий в зависимости от звания.

Различным званиям соответствует разная степень ответственности, что в свою очередь оправдывает определенное неравенство в области применения дисциплинарных мер. Такое неравенство традиционно встречается в Договаривающихся Государствах и допускается международным гуманитарным правом (...). В этой области Европейская конвенция предоставляет компетентным национальным органам значительную свободу усмотрения». (Engel et al, 72).

52. Различия в сфере военного уголовного производства. «Хотя судебное дисциплинарное производство не сопровождается теми же гарантиями, что и уголовное судопроизводство в отношении гражданских лиц, оно, со своей стороны, предоставляет существенные льготы тем, кто ему подлежит (...). Различия между этими двумя типами судопроизводства в законодательствах Высоких Договаривающихся Сторон объясняются разницей в условиях армейской и гражданской жизни. Они не могут считаться дискриминационными в отношении военнослужащих в контексте статей 14 и 6, взятых в сочетании». (Engel et al, 92).

53. Решения суда, которые отличаются по своему содержанию. В принципе в функции Суда не входит «сравнение различных решений национальных судов, даже если они приняты по очевидно похожим делам;

он должен, как и Договаривающиеся Стороны, уважать независимость этих судов». (Engel et al, 103).

54. Справедливое судебное разбирательство.

Различия относительно законодательства, применимого в некоторых частях Государства (Соединенное Королевство). Дискриминация (нацио нальное происхождение, национальное меньшинство). «Вопрос о том, может или нет лицо требовать право, вытекающее из законодательства, может зависеть от географического значения рассматриваемого законодательства и от места, где находится заинтересованное лицо во время совершения деяний. С подозреваемыми задержанными обращаются различным образом (...), это различие объясняется не личными характеристиками, такими как национальное происхождение или принадлежность к национальному меньшинству, а географическим расположением места, где заинтересованное лицо было арестовано и заключено под стражу. Таким образом, законодательство может учитывать различия и региональные характеристики разумного и объективного происхождения. В данном случае это различие не представляет собой дискриминаци онного обращения в смысле статьи 14 Конвенции».

(Magee, 50).

55. Профсоюзные конфликты: отказ в применении принципа обратной силы к аргументации рабочих.

Различие в обращении между членами профсоюзов.

Применение принципа, в соответствии с которым «забастовка отменяет действие обратной силы».

Предусмотренная цель: поддержать объединение рабочих в большие Центральные профсоюзы, (Schmidt et Dahlstrom, 38-41, spec. 40).

56. Незамужняя женщина и ребенок: различие, основанное на рождении. «Если целью Государства является создание условий для нормального развития семейных отношений между незамужней матерью и ее ребенком (...), то Государство не должно допускать какую бы то ни было дискриминацию по признаку рождения. Это является требованием статьи 14 в сочетании со статьей 8 Конвенции». (Marckx, 34).

57. Высылка иностранцев: различие в обращении с иностранцами сообщества и другими иностранцами. «Что касается преимущественного обращения, предоставляемого выходцам из других Государств — членов сообщества, то оно имеет объективное и разумное обоснование, так как рассматриваемое Государство составляет часть специфического правопорядка вместе с указанными Государствами». (Moustaquim, 49).

58. Высылка иностранцев: различие в обращении с иностранцами и выходцами из Европейского Союза. «Подобное преимущественное обращение основывается на объективном и разумном обосновании, так как Государства — члены Европейского Союза образуют специфический правопорядок, установив, кроме прочего, соответствующее гражданство». (С. с. Belgique, 38).

59. Борьба против расовой дискриминации.

«Существует насущная необходимость борьбы с расовой дискриминацией во всех ее формах и проявлениях». (Jersild, 30).

60. Дискриминация. Дифференцированное обращение, основанное на признаке национальности. «Различие является дискри минационным в смысле статьи 14, если оно не имеет объективного и разумного обоснования, то есть если оно не преследует законную цель или если нет разумной соразмерности между используемыми средствами и предусмотренной целью. Впрочем, Договаривающиеся Государства пользуются определенной свободой усмотрения, чтобы определить, оправдывают ли и в какой мере различия в ситуациях в других аналогичных отношениях различия в обращении. Однако лишь веские причины могут привести к тому, чтобы считать совместимой с Конвенцией любую дискриминацию по признаку национальности». (Gaygusuz, 42).

61. Различие, существующее между правилами о давности, применяемыми в случаях умышленного причинения вреда, и правила, применяемые к вреду, возникшему в результате неумышленного нарушения обязанности. «Жертвы умышленного причинения вреда и вреда в результате несчастного случая не могут считаться находящимися в аналогичных ситуациях в целях статьи 14. Любая внутренняя судебная система может признавать много различных категорий жалобщиков, разделенных в зависимости от типа понесенного вреда, юридического основания жалобы или других факторов, причем эти категории подчиняются различным принципам и производствам». (Stubbings et al, 73).

62. Различие, существующее между правилами о давности, применяемыми в случаях умышленного причинения вреда, и правила, применяемые к вреду, возникшему в результате неумышленного нарушения обязанности. «Даже если бы можно было на законном основании провести сравнение между двумя группами жалобщиков, о которых идет речь, различие в обращении могло бы найти объективное и разумное обоснование, если еще сослаться на отличительные черты каждого из них.

Является разумным, и это относится к свободе усмотрения, признанной за Договаривающимися Государствами в этой области (...), установить различные режимы для давности в отношении действий по причинению умышленного вреда и по причинению вреда в результате несчастного случая, так как, например, возможность предъявить гражданский иск кажется менее легкой для жертв последней категории вреда». (Stubbings et al, 74).

63. Запрещение дискриминации по признаку земельного имущественного положения.

Дифференцированное обращение в отношении мелких и крупных собственников земли (в сфере принудительного переноса их земель, чтобы благоприятствовать охоте) в ущерб первым. «Суд отмечает, что Государство-ответчик стремится обосновать различие в обращении межу мелкими и крупными собственниками, ссылаясь на необходимость обеспечить объединение мелких земельных участков, чтобы благоприятствовать рациональному управлению охотничьими ресурсами.

Допуская, что мера, имеющая в качестве последствия различное обращение с лицами, находящимися в сопоставимых ситуациях, может найти оправдание в доводах, представляющих общественный интерес, Суд считает, что в данном случае Правительство ответчик не объяснило убедительным способом, как общественному интересу могла служить обязанность лишь мелких собственников содействовать праву охоты на их землях». (Chassagnou et al., 920.

64. Дискриминация. Семейная жизнь и жилище.

Законодательство об аренде квартир.

Невозможность для нанимателей приобрести жилье, принадлежащее частным лицам, тогда как эта возможность предоставляется нанимателям квартир, принадлежащих Государству. «Так как заявители занимают квартиры, которые являются собственностью частных лиц, Суд отмечает, что по следние имеют законный интерес в том, чтобы их право собственности было защищено. Если бы лица, находящиеся в положении заявителей, получили бы право купить квартиры, которые они занимают, собственники, о которых идет речь, были поставлены перед соответствующей обязанностью продать свое имущество. Напротив, лица, которые занимают квартиры, являющиеся собственностью Государства, и которые имеют возможность их приобрести, не подвергают опасности право собственности других лиц. Различие между этими двумя группами не является дискриминационным, так как имеется объективное и разумное обоснование системы, в силу которой прежние обладатели специально защищаемых прав аренды, касающихся квартир, которые являются собственностью частных лиц, не могут требовать права покупки этих квартир, так как она (система) стремится защитить права частных собственников». (Strunjak et al, Dec.).

содержание Статья Отступление от соблюдения обязательств в чрезвычайных ситуациях 1. В случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, любая из Высоких Договаривающихся Сторон может принимать меры в отступление от ее обязательств по настоящей Конвенции только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств, при условии, что такие меры не противоречат другим ее обя зательствам по международному праву.

2. Это положение не может служить основанием для какого бы то ни было отступления от положений статьи 2, за исключением случаев гибели людей в результате правомерных военных действий, или от положений статьи 3, п. 1 статьи и статьи 7.

3. Любая из Высоких Договаривающихся Сторон, использующая это право отступления, исчерпывающим образом информирует Гене рального Секретаря Совета Европы о введенных ею мерах и о причинах их принятия. Она также ставит в известность Генерального Секретаря Совета Европы о дате прекращения действия таких мер и возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме.

Введение 1. Безусловно, право отступления представляет собой высшее средство, которым располагают Государства в рамках Конвенции, чтобы противостоять чрезвычайным обстоятельствам, представляющим опасность для общественного порядка и национальной безопасности. Система, учрежденная Конвенцией является властолюбивой. Прежде всего, она помещает Государство под контроль транснационального органа в отношении осуществления суверенных полномочий, таких как те, которые стремятся охранять общественный порядок. Затем она создает обязанность для Государства информировать другие Договаривающиеся Стороны через Генерального Секретаря Совета Европы о причинах отступления и о содержании введенных мер. Наконец, хотя и признавая за Государством широкую свободу усмотрения в отношении выбора средств, она подчиняет право отступления юрисдикционному (судебному) контролю, касающегося строгой соразмерности принятых мер.

I. Общие положения — Толкование П. Особый случай — Толкование I. Общие положения --------Толкование-------- 2. Предусматривая право Государства принять меры в отступление от обязательств, принятых в соответствии с Конвенцией, в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, конвенционный текст подтверждает одновременно реализм и незыблемость. Реализм, так как крайние напряжения, с которыми может столкнуться наше общество, могут серьезно угрожать публичному порядку. В этих условиях с трудом можно представить, что государственные власти не принимают меры, направленные на защиту демократических институтов. Не зыблемость, так как является нетерпимым то, что Государства пользуются этой возможностью, чтобы подвергнуть злу права и свободы, в отношении которых предполагается, что они их защищают. Отсюда следуют точные пределы и принудительные принципы. Прежде всего, Государство не должно, даже при подобных обстоятельствах, посягать на права, от которых не допускается никакое отступление (статьи 2, 3, и 7 Конвенции). Следовательно, меры должны быть строго ограничены требованиями ситуации и не должны противоречить другим обязательствам, вытекающим из международного права. Очевидно, что Государство пользуется широкой свободой усмотрения, чтобы определять, угрожает ли обществу опасность, и если угрожает, то какие меры должны быть приняты для ее устранения. В действительности, непосредственно и постоянно сталкиваясь с опасными реалиями, национальные власти находятся, в принципе, в лучшем положении, чем международный судья, для того чтобы определить наличие опасности, характер и степень отступлений от обязательств, необходимых для ее преодоления. Суд должен в последней инстанции решить, превысили ли указанные власти «ту степень мер, в какой они продиктованы чрезвычайностью обстоятельств» в условиях кризиса.

3. Общее толкование права отступления. «Не будучи связанным совокупностью обязательств, возложенных в соответствии с Конвенцией, Правительство любой Высокой Договаривающейся Стороны имеет право, в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, принять меры в отступление от обязательств, предусмотренных Конвенцией, за исключением тех, которые предусмотрены в статье 15 п. 2, и все это при условии, что эти меры являются строго ограниченными требованиями ситуации, и что они не противоречат другим ее обязательствам по международному праву». (Lawless, (no существу), 22).

4. Существование чрезвычайных обстоятельств.

Роль национального Государства, свобода усмотрения и ограничения. «Каждое Государство участник ответственно за "жизнь нации" и ему надлежит определять, угрожает ли обществу опасность, и если угрожает, то какие меры должны быть приняты для ее устранения. Непосредственно и постоянно сталкиваясь с опасными реалиями, национальные власти находятся, в принципе, в лучшем положении, чем международный судья, для того чтобы определить наличие опасности, характер и степень отступлений от обязательств, необходимых для ее преодоления. Статья 15 п. 1 предоставляет им широкую свободу усмотрения в этом вопросе.

Тем не менее, Государства-участники не пользуются неограниченной свободой усмотрения. Именно Суду предстоит решать, превысило ли Государство "ту степень мер, в какой они продиктованы чрезвычайностью обстоятельств" в условиях кризиса.

Таким образом, свобода усмотрения национальных властей сопровождается европейским контролем».

(Irlande с. Royaume-Uni, 207;

см. также Brannigan et McBride, 43).

5. Право отступления. Условия. «Суд полагает, что на каждую Договаривающуюся Сторону ложится ответственность за "жизнь [ее] нации", и, вводя "чрезвычайное положение", она обязана определить, была ли угроза этой жизни, и если да, то, как далеко нужно пойти, пытаясь преодолеть ее. Находясь в непосредственном и постоянном контакте с реалиями текущего момента, национальные власти в принципе находятся в лучшем положении, чем международный судья, чтобы решать вопрос, существует ли такая угроза и как далеко должны идти ограничения, необходимые, чтобы предотвратить ее.

Соответственно, в этом вопросе национальным властям должны быть предоставлены широкие пределы усмотрения.

Тем не менее, эти пределы не безграничны. Суд компетентен решать, не вышли ли за их рамки "чрезвычайные меры" и действительно ли кризисная ситуация требует таких мер. Внутренняя воз можность усмотрения, таким образом, сопровождается европейским контролем. При осуществлении такого контроля Суд должен прида вать определенный вес таким относящимся к проблеме факторам, как природа прав, затронутых отступлением от обязательств, продолжительность и обстоятельства, приведшие к установлению чрез вычайного положения». (Aksoy, 68).

6. Отступление в силу статьи 15. Принципы.

«Суд полагает, что на каждую Договаривающуюся Сторону ложится ответственность за "жизнь [ее] нации", и, вводя "чрезвычайное положение", она обязана определить, была ли угроза этой жизни, и если да, то, как далеко нужно пойти, пытаясь преодолеть ее. Находясь в непосредственном и постоянном контакте с реалиями текущего момента, национальные власти в принципе находятся в лучшем положении, чем международный судья, чтобы решать вопрос, существует ли такая угроза и как далеко должны идти ограничения, необходимые, чтобы предотвратить ее. Соответственно, в этом вопросе национальным властям должны быть предоставлены широкие пределы усмотрения. Тем не менее, эти пределы не безграничны. Суд компетентен решать, не вышли ли за их рамки "чрезвычайные меры" и действительно ли кризисная ситуация требует таких мер. Внутренняя возможность усмотрения, таким образом, сопровождается евро пейским контролем. При осуществлении такого контроля Суд должен придавать определенный вес таким относящимся к проблеме факторам, как природа прав, затронутых отступлением от обяза тельств, продолжительность и обстоятельства, приведшие к установлению чрезвычайного положения». (Demir et al, 43).

7. Право отступления. Европейский контроль:

условия. При осуществлении контроля «Суд должен учитывать такие важные факторы ситуации, как характер прав, на которые распространяется отступление от обязательств, причины, приведшие к чрезвычайному положению, и его длительность».

(Brannigan et McBride, 43).

8. Понятия войны при чрезвычайных обстоятельств, представляющих угрозу для жизни нации. «В общем контексте статьи Конвенции нормальный и обычный смысл слов "в случае или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации" достаточно ясен. Эти слова обозначают, в действительности, кризисную ситуацию или ситуацию исключительной опасности, которая причиняет вред всему населению и представляет угрозу организованной жизни общества, составляющего Государство». (Lawless, (no существу), 28).

9. Право отступления: объем европейского контроля. Суд «должен ограничиться контролем законности, в соответствии с Конвенцией, мер, принятых Правительством. Чтобы это осуществлять, ему следует вынести решение в свете не чисто ретроспективного рассмотрения эффективности указанных мер, а в свете условий и обстоятельств, в которых они были приняты изначально и применены в последствии». (Irlande с. Royaume-Uni, 214).

назад II. Особый случай -----------Толкование----------- 10. В отношении того, что касается неотложных мер, которые Государство способно принять, судебная практика, оставаясь не очень богатой, признает, что национальным властям разрешается доказывать с осторожностью и осмотрительностью в зависимости от изменения кризисной ситуации, в частности, в отношении того, что касается уровня мер и гарантий, которые должны их окружать. В данном случае нужно оставить место для прогрессивного приспособления.

11. Право отступления: постоянная проверка необходимости в чрезвычайных мерах.

«Действительность отступления не может быть оспорена в силу лишь той причины, что Правительство решило изучить, мог ли быть найден в будущем способ обеспечить большее соответствие обязательствам по Конвенции. Такой постоянный процесс осмысливания ситуации не только соответствует статье 15 п. 3, требующей постоянно проверять, сохраняется ли необходимость в чрезвычайных мерах, он также имплицитно соответствует принципу соразмерности». (Brannigan et McBride, 54).

12. Меры, принятые, чтобы предстать перед чрезвычайными обстоятельствами: прогрессивное приспособление. «Когда Государство борется с чрезвычайными обстоятельствами, угрожающими жизни нации, его бы обезоружили, если бы потребовали от него все сделать одновременно, подобрать каждое из средств действия, которыми он оснащает каждую защиту, соответствующую приоритетным требованиям функционирования государственных властей и установлению гражданского мира. Осуществляя толкование статьи 15, нужно оставить место для прогрессивного приспособления». (Irlande с. Royaume-Uni, 220).

13. Право отступления: акты революционного Правительства. «Из статьи 15 Конвенции, совмещенной со статьями 19, 24 и 25, ясно следует, что Комиссия также является компетентной, чтобы рассматривать действия, совершенные Правительством в политических ситуациях чрезвычайного характера, как те, которые следуют из революции». (CommEDH, D 3321/67, 3322/67, 3323/67 и 3344/67, Ann. Vol. 11, Danemark, Norvege, Suede et Pays-Bas c. Grece, p. 691, spec.p. 725).

14. Отступление, сформулированное Турцией в соответствии со статьей 15. Территориальный объем заявления. «Необходимо подчеркнуть (...), что статья 15 разрешает отступления от обязательств, вытекающих из Конвенции, только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств.

В данном случае Суд пошел бы против цели и предмета этой нормы, если бы, призванный оценить территориальный объем отступления, о котором идет речь, он распространил его действие на часть турецкой территории, явно не получившей уведомления. Из этого следует, что рассматриваемое отступление не применимо ratione loci к обстоятельствам дела.

Следовательно, не надо рассматривать вопрос о том, соответствовало ли оно требованиям статьи 15».

(Sakiketal., 39).

15. Отступление в силу статьи 15. Чрезвычайные обстоятельства, угрожающие жизни нации.

Содержание под стражей лиц, подозреваемых в терроризме: отсутствие судебного контроля (гарантии статьи 5 п. 3). Чрезвычайные меры, требуемые ситуацией. «По мнению Суда только соответствие внутреннему праву рассматриваемого содержания под стражей, — которое, не подвер гается, впрочем, спору, — не должно служить оправданием, в свете статьи 15, мер в отступление от статьи 5 п. 3. Дело так же обстоит при обстоятельствах, когда дознание или следствие не закончено, так как статья 5 п. 3 имеет целью применяться, когда дознание или следствие продолжаются;

следовательно, нельзя от нее отступать, так как последние не завершены». (Demir et al, 52).

16. Отступление в силу статьи 15. Чрезвычайные обстоятельства, угрожающие жизни нации.

Содержание под стражей лиц, подозреваемых в терроризме: отсутствие судебного контроля (гарантии статьи 5 п. 3). Чрезвычайные меры, требуемые ситуацией. Последующее осуждение подозреваемого. «В связи с этим Суд напоминает, что последующее осуждение подозреваемого может служить подтверждением обоснованности подозрений, приведших к его аресту (статья 5 п. 1 с), хотя речь там и не идет о необходимом обстоятельстве. В ответ, не имеет последствий вопрос о том, существовала ли ситуация, требующая тайного содержания под стражей подозреваемых в течение таких длительных периодов, так как их осуждение не предоставляет никакого указания на обстоятельства, окружившие одновременно оспариваемые лишение свободы и расследование, также оно не может устранить риски произвола, которые статья 5 п. 3 стремится предотвратить.

Следовательно, осуждение подозреваемого не должно служить оправданием, в свете статьи 15, чрезвычайных мер, принятых в данном случае».

(Demir et al, 53).

содержание Статья Запрещение злоупотреблений правами Ничто в настоящей Конвенции не может тол коваться как означающее, что какое-либо Госу дарство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

Введение 1. Нет свободы для врагов свободы: таким мог бы быть девиз этой нормы, целью которой является предоставление демократическим Государствам, которые борются, чтобы защитить свободно из бранные гражданами институты, общего средства защиты против подрывных (разрушительных) происков.

2. Цель нормы. «Эта основополагающая норма Конвенции имеет целью защиту прав, которые перечисляет эта Конвенция, путем защиты свободного функционирования демократических институтов». (CommEDH, D 250/57, Parti communiste (KPD) с. R.F.A., Ann. I, p. 22).

3. Цель нормы. «Статья 17, там, где она говорит о группе лиц или о лицах, имеет целью сделать для них невозможным извлекать из Конвенции право, которое позволило бы им заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции;

(...) таким образом, никто не должен иметь возможность ссылаться на нормы Конвенции, чтобы совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, указанных выше;

(...) эта норма, которая имеет негативное содержание, не должна толковаться a contrario как лишающая физическое лицо основных индивидуальных прав, гарантированных в статьях 5 и 6 Конвенции». (Lawless, (no существу), 7).

4. Цель нормы. «Общей целью статьи 17 является воспрепятствование тому, чтобы тоталитарные группы лиц могли злоупотреблять в свою пользу принципами, изложенными в Конвенции. Чтобы достичь этой цели, не является необходимым лишить всех прав и свобод, гарантированных Конвенцией, лиц, в отношении которых установлено, что они занимаются деятельностью, направленной на упразднение какого-либо права или какой-либо свободы из этих прав и свобод. Статья предусматривает по существу права, которые позволили бы, если бы на них сослались, попытаться извлечь из нее право заниматься деятельностью, направленной на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции». (CommEDH, D 8348 и 8406/78, Glimmerveen et Hagenbeek, DR18, p. 187, spec.p. 205).

5. Цель нормы. Напоминание судебной практики Комиссии. «Суд отмечает, что целью этой нормы является воспрепятствование тому, чтобы принципы, содержащиеся в Конвенции, могли быть ис пользованы, чтобы заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции. С другой стороны, статья 17 "предусматривает по существу права, которые позволили бы попытаться извлечь из нее право заниматься деятельностью, направленной на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции». (Preda et Dardari, Dec).

6. Национал-социалистическая пропаганда.

«Комиссия отмечает, что национал-социализм является доктриной, не совместимой с демократией и правами человека, и что ее сторонники, бесспорно, преследуют цели, упомянутые в статье 17».

(CommEDH, D 12774/87, DR 62, p. 216, spec.p. 225).

7. Право информировать: журналисты.

Запрещение распространения передач, касающихся заявлений лиц, связанных с экс тремистскими организациями. «Допуская, в силу статьи 10 п. 2, определенные ограничения осуществления свободы выражения, Конвенция признает принцип, в соответствии с которым никакая группа лиц, никакое лицо не имеют права заниматься деятельностью, направленной на упразднение прав и свобод, которые она признает».

(CommEDH, D 15404/89, Purcell et al. c. Irlande, DR 70, p. 262, spec.p. 295).

содержание Статья Учреждение Суда В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Догова ривающимися Сторонами по настоящей Кон венции и Протоколам к ней, учреждается Европейский Суд по правам человека, далее именуемый «Суд». Он работает на постоянной основе.

Введение 1. Учрежденный статьей 19, Суд взял на себя достаточно точную миссию: обеспечивать Эта норма соответствует статье 19 Конвенции до ноября 1998 года (дата вступления в силу Протокола № 11). Статья 19 имела следующую редакцию: В Целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, учреждаются:

a. Европейская Комиссия по правам человека, далее именуемая «Комиссия»;

b. Европейский Суд по правам человека, именуемый далее «Суд».

соблюдение обязательств, принятых на себя Государствами в результате ратификации этого конституционного документа европейского публичного порядка, предназначенного для защиты отдельных людей, — Конвенции. На этом основании Суд призван контролировать национальные власти, а также, следовательно, национального судью, если заявитель считает, что он подвергся мере или решению, которое нарушило одно из гарантирован ных прав и свобод.

Основываясь на утверждениях, сделанных во время разработки Конвенции, судебная практика уточнила, что ни в коем случае транснациональный судья не может контролировать способ применения национальными судами внутреннего права к обстоятельствам дела. Таким образом, если имела место ошибка в отношении оценки фактических обстоятельств или в отношении применения права, это обстоятельство должно учитываться, только если оно одновременно нанесло посягательство на одно из гарантированных прав. Иными словами, Страсбургский суд не является "четвертой инстанцией" по отношению к национальным судам.

2. Обязательства, принятые на себя Государствами. Характер Конвенции и миссия Суда. «Суд должен принять во внимание тот особый характер Конвенции, которым она обладает в качестве инструмента европейского публичного порядка (ordre public), предназначенного для защиты отдельных людей и выполнения миссии Суда, заключающейся в том, как это обозначено в статье Конвенции, чтобы "обеспечить соблюдение обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами"». (Chypre с.

Turquie, 78).

3. Миссия публичного порядка, предоставленная Конвенции. Территориальная сфера действия этой нормы. «Обязанностью Европейского Суда в связи с этим является надзор за особым характером Конвенции как конституционального инструмента Европейского правопорядка по защите каждого, и его задачей является, как это установлено в статье Конвенции, обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя Договаривающимися Государст вами. Таким образом, сложно спорить с тем, что непризнание экстратерриториальной юрисдикции Государств-ответчиков станет нарушением цели ordre public Конвенции, которая сама по себе подчеркивает в целом региональное предназначение Конвенционной системы, или статьи 19 Конвенции, которая не проливает света на территориальный объем действия этой системы». (Bancovic et al, Dec.


80).

4. Компетенция Суда. Ошибки фактического или правового характера. «Суд напоминает, что обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Договаривающихся Сторон. В его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией.

Впрочем, хотя Конвенция гарантирует в статье право на справедливое судебное разбирательство, она не регламентирует допустимость доказательств или их оценку, сфера, которая относится, в первую очередь, к внутреннему праву и национальным судам». (Garcia Ruiz, 28).

5. Объем контроля Суда. Ошибки фактического или правового характера. Основополагающие принципы, вытекающие из судебной практики, относящейся к толкованию и применению внутрен него права. «Хотя обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией, в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией.

Кроме того, прежде всего именно власти страны, особенно суды, должны заниматься толкованием и применением внутреннего права». (Streletz, Kessler et Krenz, 49).

6. Толкование и применение внутреннего права.

«Хотя обязанностью Суда, согласно статье Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией, в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией». (Prince Hans-Adam II de Liechtenstein, 49).

Приложение: Органы защиты в прежней системе 7. Структура системы защиты: задача филътража Комиссии. «Механизм защиты, созданный III и IV разделами Конвенции, направлен на то, чтобы обеспечить порядок и логику процедур.

Функция фильтража, которая придана Комиссии статьями 26, 27, является ее первоочередной задачей». (Artico, 27).

8. Компетенция Комиссии и Суда в вопросе юридической квалификации фактов, которые им переданы на рассмотрение. «На Комиссию и на Суд возлагается обязанность изучить в свете всей Конвенции ситуацию, обжалуемую заявителем. При выполнении этой задачи им, в частности, разрешается давать обстоятельствам Дела, которые они считают установленными различными доказательствами, имеющимися у них, юридическую квалификацию, отличную от той, которую им дает заинтересованное лицо». (Guzzardi,63).

9. Компетенция Комиссии: ошибки правового или фактического характера, якобы допущенные национальными судами. «Ошибки правового или фактического характера, которые совершили национальные суды, интересуют Комиссию, на стадии рассмотрения приемлемости жалоб, только в той мере, в какой они повлекли нарушение прав и свобод, исчерпывающим образом перечисленных в Конвенции». (CommEDH, D 261/57, Ann. Vol. 1, p.

155, spec.pp.256-257).

10. Компетенция Комиссии: ошибки правового или фактического характера, якобы допущенные национальными судами. «Обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией;

в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией». (Schenk, 45).

содержание Статья Учреждение Суда В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Догова ривающимися Сторонами по настоящей Кон венции и Протоколам к ней, учреждается Европейский Суд по правам человека, далее именуемый «Суд». Он работает на постоянной основе.

Введение 1. Учрежденный статьей 19, Суд взял на себя достаточно точную миссию: обеспечивать Эта норма соответствует статье 19 Конвенции до ноября 1998 года (дата вступления в силу Протокола № 11). Статья 19 имела следующую редакцию: В Целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, учреждаются:

a. Европейская Комиссия по правам человека, далее именуемая «Комиссия»;

b. Европейский Суд по правам человека, именуемый далее «Суд».

соблюдение обязательств, принятых на себя Государствами в результате ратификации этого конституционного документа европейского публичного порядка, предназначенного для защиты отдельных людей, — Конвенции. На этом основании Суд призван контролировать национальные власти, а также, следовательно, национального судью, если заявитель считает, что он подвергся мере или решению, которое нарушило одно из гарантирован ных прав и свобод.

Основываясь на утверждениях, сделанных во время разработки Конвенции, судебная практика уточнила, что ни в коем случае транснациональный судья не может контролировать способ применения национальными судами внутреннего права к обстоятельствам дела. Таким образом, если имела место ошибка в отношении оценки фактических обстоятельств или в отношении применения права, это обстоятельство должно учитываться, только если оно одновременно нанесло посягательство на одно из гарантированных прав. Иными словами, Страсбургский суд не является "четвертой инстанцией" по отношению к национальным судам.

2. Обязательства, принятые на себя Государствами. Характер Конвенции и миссия Суда. «Суд должен принять во внимание тот особый характер Конвенции, которым она обладает в качестве инструмента европейского публичного порядка (ordre public), предназначенного для защиты отдельных людей и выполнения миссии Суда, заключающейся в том, как это обозначено в статье Конвенции, чтобы "обеспечить соблюдение обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами"». (Chypre с.

Turquie, 78).

3. Миссия публичного порядка, предоставленная Конвенции. Территориальная сфера действия этой нормы. «Обязанностью Европейского Суда в связи с этим является надзор за особым характером Конвенции как конституционального инструмента Европейского правопорядка по защите каждого, и его задачей является, как это установлено в статье Конвенции, обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя Договаривающимися Государст вами. Таким образом, сложно спорить с тем, что непризнание экстратерриториальной юрисдикции Государств-ответчиков станет нарушением цели ordre public Конвенции, которая сама по себе подчеркивает в целом региональное предназначение Конвенционной системы, или статьи 19 Конвенции, которая не проливает света на территориальный объем действия этой системы». (Bancovic et al, Dec.


80).

4. Компетенция Суда. Ошибки фактического или правового характера. «Суд напоминает, что обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Договаривающихся Сторон. В его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией.

Впрочем, хотя Конвенция гарантирует в статье право на справедливое судебное разбирательство, она не регламентирует допустимость доказательств или их оценку, сфера, которая относится, в первую очередь, к внутреннему праву и национальным судам». (Garcia Ruiz, 28).

5. Объем контроля Суда. Ошибки фактического или правового характера. Основополагающие принципы, вытекающие из судебной практики, относящейся к толкованию и применению внутрен него права. «Хотя обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией, в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией.

Кроме того, прежде всего именно власти страны, особенно суды, должны заниматься толкованием и применением внутреннего права». (Streletz, Kessler et Krenz, 49).

6. Толкование и применение внутреннего права.

«Хотя обязанностью Суда, согласно статье Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией, в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией». (Prince Hans-Adam II de Liechtenstein, 49).

Приложение: Органы защиты в прежней системе 7. Структура системы защиты: задача филътража Комиссии. «Механизм защиты, созданный III и IV разделами Конвенции, направлен на то, чтобы обеспечить порядок и логику процедур.

Функция фильтража, которая придана Комиссии статьями 26, 27, является ее первоочередной задачей». (Artico, 27).

8. Компетенция Комиссии и Суда в вопросе юридической квалификации фактов, которые им переданы на рассмотрение. «На Комиссию и на Суд возлагается обязанность изучить в свете всей Конвенции ситуацию, обжалуемую заявителем. При выполнении этой задачи им, в частности, разрешается давать обстоятельствам Дела, которые они считают установленными различными доказательствами, имеющимися у них, юридическую квалификацию, отличную от той, которую им дает заинтересованное лицо». (Guzzardi,63).

9. Компетенция Комиссии: ошибки правового или фактического характера, якобы допущенные национальными судами. «Ошибки правового или фактического характера, которые совершили национальные суды, интересуют Комиссию, на стадии рассмотрения приемлемости жалоб, только в той мере, в какой они повлекли нарушение прав и свобод, исчерпывающим образом перечисленных в Конвенции». (CommEDH, D 261/57, Ann. Vol. 1, p.

155, spec.pp.256-257).

10. Компетенция Комиссии: ошибки правового или фактического характера, якобы допущенные национальными судами. «Обязанностью Суда, согласно статье 19 Конвенции, является обеспечение выполнения обязательств Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с Конвенцией;

в его функции не входит рассмотрение ошибок фактического или правового характера, якобы допущенных судом в стране, если и поскольку они не могут представлять собой нарушения прав и свобод, защищаемых Конвенцией». (Schenk, 45).

содержание Статья Компетенция Суда 1. В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положе ний Конвенции и Протоколов к ней, которые мо гут быть ему переданы в случаях, предусмот ренных положениями статей 33, 34 и 47.

2. В случае спора относительно компетенции Суда по конкретному делу вопрос решает сам Суд.

Введение Эта норма соответствует статье 45 Конвенции до ноября 1998 года (дата вступления в силу Протокола № 11). Статья 45 имела следующую редакцию: В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений настоящей Конвенции, которые ему передадут Высокие Договаривающиеся Стороны или Комиссия, в условиях, предусмотренных статьей 48.

1. Пределы, в которых осуществляется компетенция Суда, были существенно изменены Протоколом № 11. Суд отныне имеет полную юрисдикцию по жалобам с момента их появления. Он выполняет одновременно задачи фильтража и установления фактов и принимает решение по существу.

Являющийся отныне судом общего права в сфере прав человека, Суд развивает и улучшает свои методы толкования, которые вдохновляются методами, применяемыми прежним Судом и Комиссией.

I. Общие положения — Толкование II. Разграничение пределов спора — Толкование III. Вопросы приемлемости и предварительные возражения — Толкование Приложение: особенности процедуры в Комиссии и в прежнем Суде I. Общие положения II. Разграничение пределов спора III. Вопросы приемлемости и предварительные возражения IV. Конфиденциальность процедуры в Комиссии (прежняя статья 33).

I. Общие положения ---------Толкование---------- 2. Суд имеет в качестве миссии применение Конвенции к конкретным обстоятельствам дел, которые он рассматривает. В этом отношении следует уточнить, что одно и то же обстоя тельство может противоречить более чем одной ее норме. Постановления, которые призван выносить Суд, представляют собой в принципе прецеденты, а его решения, в данном случае, не должны произноситься так, чтобы препятствовать тому, чтобы они не применялись в других делах. Однако Суд не оказывается связанным своими предшествующими решениями, хотя он должен их учитывать в интересах правовой стабильности и последовательного развития судебной практики.

Суд может от нее отступить, чтобы гарантировать, чтобы толкование Конвенции соответствовала развитию общества.

3. Применимость нормативных положений Конвенции. «Применимость нормативных положений Конвенции приобретает по своей природе характер сущностной проблемы, которую надо рассматривать независимо от предшествующей позиции Государства-ответчика». (Barthold, 41;

Acquaviva, 45).

4. Различные юридические квалификации одного обстоятельства. «Одно и то же обстоятельство может противоречить многим нормам Конвенции и ее Протоколов». (Erkner et Hofaouer, 76;

Poiss, 66;

Vendittelli, 34).

5. Значение прецедентов. Резкое изменение практики Суда.

«Суд не оказывается связанным своими предшествующими решениями: Правило 51 п. 1 его Регламента, впрочем, это подтверждает. Однако Суд имеет обычай следовать им и применять уроки, в интересах правовой стабильности и последовательного развития судебной практики, касающейся Конвенции. Это не препятствует ему от нее отступать, если этого требуют крайние причины.

Такое резкое изменение могло бы быть оправдано, если бы оно служили гарантией того, что толкование Конвенции соответствует развитию общества и остается соответствующим актуальным условиям».

(Cossey, 35).

6. Значение прецедентов. Объем постановлений Суда. «Хотя статья 34 Конвенции эффективно закрепляет в качестве миссии Суда не формулирование абстрактных постановлений, а применение Конвенции к конкретным обстоятельствам дел, которые он рассматривает, постановления, вынесенные по индивидуальным делам, представляют собой, в большей степени, прецедент, а решения, в данном случае, не должны, ни теоретически, ни практически, произноситься так, чтобы препятствовать тому, чтобы они не применялись в других делах». (Pretty, 75).

7. Резкое изменение практики Суда. Правовая стабильность и эволюционное толкование.

Принципы, поставленные в предыдущем деле.

Влияние правового развития в рассматриваемой стране. «Аналогичные соображения применяются к развитию ситуации и к согласию, которое распространяется во внутреннем правопорядке Договаривающегося Государства, о котором идет речь. Хотя никакое значительное различие не может быть установлено на уровне обстоятельств настоящего дела и предшествующего дела, Суд, учитывая изменения, которые вырисовываются в национальном правопорядке, предлагает себе переоценить, "в свете сегодняшних условий", какими являются толкование и применение Конвенции, которые необходимы в настоящий момент». (Stafford, 69).

8. Резкое изменение практики Суда. Правовая стабильность и эволюционное толкование. «Хотя Суд формально не обязан следовать своим предшествующим постановлениям, является в интересах правовой стабильности, предвидения последствий законов и равенства перед законом, чтобы он не отступал необоснованно от своих собственных прецедентов. Однако так как Конвенция является, прежде всего, механизмом защиты прав человека, Суд должен учитывать развитие ситуации в Государстве-ответчике и в Договаривающихся Государствах в целом и отреагировать, например, на консенсус способный сделать действующими затрагиваемые нормы. Является важным, чтобы Конвенция толковалась и применялась таким образом, чтобы гарантии были конкретными и эффективными, а не теоретическими и иллюзорными.

Если бы Суд должен был пренебречь поддержкой динамичного и эволюционного подхода, подобная позиция рисковала бы создать препятствие любой реформе или улучшению». (Christine Goodwin, 74;

I.

с. Royaume-Uni, 54;

см. так же Stafford, 68).

9. Обстоятельство, по своей природе обеспечивающее разрешение спора. Отказ Правительства покрыть суммы, причитающиеся на национальном уровне (расходы на переводчика) от заявителя. Подобный отказ «еще не означает, что заявитель не заинтересован в проверке решения апелляционного суда (...), предписывающего ему оплатить расходы за перевод». (Luedicke, Belkacem et Koc,36).


10. Компетенция Суда. Акты Европейского сообщества. Передача компетенции.

Ответственность Государств-членов. «Суд отмечает, что акты Европейского сообщества не могут быть обжалованы как таковые в Суде, так как Сообщество как таковое не является Договаривающейся Стороной. Конвенция не исключает передачу компетенции международным организациям, лишь бы права, гарантированные Конвенцией, продолжали оставаться "признанными".

Подобная передача не исключает ответственности Государств-членов». (Matthews, 32).

11. Юрисдикция Суда. Предвидение последствий уголовного преступления, предусмотренного национальным законодательством страны Европейского Союза. «То обстоятельство (...), что рассматриваемая норма берет за образец почти слово в слово директиву Сообщества, не исключает ее из под действия статьи 7 Конвенции». (Cantoni, 30).

назад II. Разграничение пределов спора ---------Толкование-------- 12. Однажды рассмотрев дело, Суд может знать обо всех фактических и правовых вопросах, которые ставятся в деле. Будучи хозяином в юридической квалификации обстоятельств, Суд компетентен их рассматривать, если надо — по своей инициативе, в свете всей Конвенции.

Впрочем, Суд не имеет компетенции абстрактно высказываться о соответствии национального закона или практики Конвенции. Насколько это возможно, и не забывая общий контекст, Суд должен ограничиться рассмотрением вопросов, возникающих в конкретном случае, который он рассматривает. Кроме того, Суд не ограничен в своей возможности принимать во внимание любую дополнительную информацию и новые доводы при разрешении вопроса по существу жалоб, поданных заявителями.

13. Пределы спора: полнота юрисдикции. «С момента, когда дело надлежащим образом передано ему, Суд облечен полной юрисдикцией и может таким образом рассматривать все вопросы факта и права, возникающие в ходе разбирательства». (De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 49).

14. Пределы спора: рассмотрение ex offlcio (в силу занимаемой должности). Суд «вправе исследовать, даже по своей инициативе, не раскрывают ли обстоятельства, которые оказываются на рассмотрении на основании заявления, другие нарушения Конвенции, кроме тех, которые изложены в заявлении». (Neumeister, 1 б).

15. Исчезновение предмета спора. Объем постановлений Суда. Постановления Суда «служат не только для разрешения споров, которые ему переданы, но, более широко, для прояснения, охраны и развития норм Конвенции и для способствования соблюдению Государствами обязательств, которые они приняли на себя в качестве Договаривающихся Сторон (статья 19)». (Irlande с. Royaume-Uni, 154;

тот же принцип, Guzzardi, 86).

16. Пределы спора: рассмотрение конкретного случая. По мнению Суда, «в деле, возникшем по индивидуальной жалобе, ему следует ограничиться, насколько это возможно, рассмотрением конкретного дел, которое ему передано». (Minelli, 35;

см. так же Guzzardi, 88).

17. Пределы спора: рассмотрение конкретного дела Судом. «В ходе производства, начатого по индивидуальной жалобе, Суд Должен стремиться по мере возможности ограничиться в своем исследовании теми вопросами, которые, поставлены перед ним конкретным рассматриваемым делом».

(Deweer, 40).

18. Пределы спора: рассмотрение конкретного дела. «Рассматривая дело, которое возникло по жалобе, предъявленной в силу статьи 25 Конвенции, Суд не должен заниматься абстрактным контролем норм, а ограничить свое рассмотрение, в той мере, в какой это возможно, тем, каким образом указанное законодательство было применено в обстоятельствах дела». (Schiesser, 32).

19. Компетенция Суда. «Суд не имеет своей задачей абстрактно высказываться о соответствии закона Конвенции». (Radio ABC, 37).

20. Компетенция Суда. Отсутствие абстрактного рассмотрения. «Суд напоминает, прежде всего, что в деле, возникшем по индивидуальной жалобе, он не имеет свое задачей абстрактно контролировать обжалуемое законодательство или практику, но должен, насколько это возможно, ограничиться, не забывая об общем контексте, рассмотрением вопросов, возникших по данному конкретному делу». (Атапп, 88).

21. Пределы спора: вопросы толкования и применения Конвенции. «Основа компетенции Суда ratione materiae устанавливается всякий раз, когда встает вопрос толкования или применения настоящей Конвенции». (Aff. linguistique beige, Предварительные возражения, En Droit, p. 18 § 3;

De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 47).

22. Пределы спора: факты, последовавшие за подачей жалобы. «В тех случаях, когда положение дел остается без изменения, Суд может принять во внимание любые факты, имевшие место после подачи жалобы и даже после решения о ее приемлемости». (Lopez Ostra, 46).

23. Пределы спора: смерть заявителя во время рассмотрения дела и вопросы общего интереса.

Доступ к правосудию по уголовному делу. «Главный вопрос, поднятый рассматриваемым делом, остается нерешенным;

эта проблема выходит за рамки личных интересов заявителя и его наследников. И, в связи с этим, Суд должен, с учетом п. 3 Правила Регламента Суда, продолжить рассмотрение данного вопроса». (Deweer, 38).

24. Компетенция Суда. Учет новых обстоятельств дела во время рассмотрения. «Как установлено прецедентной практикой Суда, Суд не ограничен в своей возможности принимать во внима ние любую дополнительную информацию и новые доводы при разрешении вопроса по существу жалоб, поданных заявителями на основании положений Конвенции, если сочтет их уместными. Новая информация может, к примеру, оказаться важной для подтверждения или опровержения утверждений властей Финляндии или же для признания обоснованными опасений заявителей, а также в других случаях». (К. et Т. с. Finlande, 147).

25. Пределы спора: компетенция ratione temporis.

Обстоятельства (заочное осуждение), появившиеся до вступления в действие заявления, признающего право на индивидуальную жалобу, тогда как заявитель подал жалобу после этой даты.

«Разделение этих жалоб и обстоятельств, которые их вызвали, соответствовало бы лишению силы, в данном случае, указанного заявления (...)».

(Stamoulakatos, 33).

назад III. Вопросы приемлемости и предварительные возражения ----------Толкование---------- 26. Подтверждая направления судебной практики прежнего Суда, относящейся к процедурным аспектам в вопросе приемлемости, Суд напоминает, что если Государство намеревается поднять возражение против приемлемости жалобы, оно должно это сделать в той мере, насколько это окажется возможным, учитывая обстоятельства дела, стадию приемлемости, независимо от того, идет ли речь о письменной или устной фазе последней.

27. Предварительные возражения: представление in limine litis. «По обычной практике международных и национальных судов возражения против приемлемости жалобы должны, как общее правило, быть поставлены in limine litis. Это требование, если не всегда обязательно, то, по крайней мере, необходимо для надлежащего отправления правосудия и правовой стабильности». (De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 54).

28. Компетенция Суда. Возражения против приемлемости Жалобы. Обязанность их представить на стадии приемлемости. «Суд напоминает, что в соответствии с Правилом Регламента Суда любое возражение против приемлемости жалобы должно быть указано, насколько это позволяет характер возражения и обстоятельства, в письменных или устных замечаниях по вопросу приемлемости жалобы, представленных Высокой Договаривающейся Сто роной-ответчиком в порядке, предусмотренном Правилом 51 или, в соответствующих случаях, Правилом 54». (К. et Т. с. Finlande, 145).

29. Возражения против приемлемости, представленные Правительством. Принцип:

возражение должно быть представлено в виде письменных или устных высказываний о приемлемости жалобы. Срок (Правило Регламента). Потеря права в связи с истечение срока. «Суд считает, что, так как возникает новый процессуальный элемент, имеющий юридическое значение и могущий повлиять на приемлемость жалобы, интересу надлежащего отправления правосудия противоречило бы разрешение Договаривающейся Стороне-ответчице позволить истечь слишком большому сроку до представления формального возражения. Эта ситуация представляет сходства с запоздалым открытием обстоятельства, которое могло бы оказать решающее влияние. Имеет значение то, что в подобных обстоятельствах Правило 80 Регламента возлагает на Суд обязанность принять на рассмотрение требование о пересмотре в шестимесячный срок с момента, когда сторона узнала об открывшемся обстоятельстве». (N.C. с. Italic, 45).

назад Приложение: Особенности процедуры в Комиссии и в прежнем Суде I. Общие положения 30. Решения Комиссии о приемлемости, не поддающиеся обжалованию. «Решения Комиссии о приемлемости обжалованию не подлежат». (Airey, 17).

31. Решения Комиссии о приемлемости, не поддающиеся обжалованию. «Решение о неприемлемости, вынесенное Конвенцией, является окончательным и обжалованию не подлежит».

(Helmers, 25).

32. Принятие дела к производству: автономное полномочие Комиссии. По мнению Суда, «не входит в его компетенцию оценка своевременности решения о передачи ему дела. Комиссия осуществляет, в этой сфере, автономное полномочие, которое ей предоставляет статья 48 п. а) Конвенции;

дело так же обстоит с Договаривающимися Государствами, перечисленными в п. b), с) и d)». (Axen, 24).

33. Компетенция Комиссии. Установление фактических обстоятельств. «В рамках системы Конвенции установление и проверка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комиссию (статья 28 п. 1 и статья 31)». (Stocke, 53).

34. Компетенция Комиссии. Установление фактических обстоятельств. «Суд напоминает, что в соответствии со сложившейся практикой в рамках системы Конвенции установление и проверка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комиссию (статья 28 п. 1 и статья Конвенции). И хотя Суд не связан выводами доклада Комиссии и свободен давать свою оценку факти ческих обстоятельств, представленных ему, он только в исключительных случаях пользуется этим своим правом». (Aksoy, 38).

35. Компетенция в вопросе установления фактических обстоятельств. «В рамках системы Конвенции установление и проверка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комиссию (статья 28 п. 1 и статья 31 Конвенции).

Суд только в исключительных случаях пользуется своим правом (давать свою оценку фактических обстоятельств)». (Cruz Varas et al, 74;

см. также Kraska, 2;

Kampanis, 44;

McCann et al., 168;

см.

также Loizidou, (no существу), 55;

Akdivar et al, 77;

H.L.R. c. France, 36).

36. Компетенция Суда и установление фактических обстоятельств. «В соответствии с системой, предусмотренной Конвенцией, установление и проверка фактов должны осуществляться главным образом Комиссией (статьи 28 и 31). Соответственно Суд использует свои полномочия в этой области только в исключительных обстоятельствах». (Chahal, 95).

37. Компетенция Суда и установление фактических обстоятельств. «Однако Суд не связан соответствующими выводами Комиссии и имеет право дать фактам свою собственную оценку. В делах, подобных данному, рассмотрение Судом вопроса о существовании реального риска плохого обращения должно обязательно быть очень тщательным в силу абсолютного характера статьи 3, воплощающей одну из основополагающих ценностей демократических стран, входящих в Совет Европы».

(Chahal, 96).

38. Установление фактических обстоятельств.

Оценка Судом доказательств и фактических обстоятельств, установленных Комиссией. «Суд подчеркивает, что в соответствии с его неизменной судебной практикой, установление и проверка фактических обстоятельств должны осуществляться главным образом Комиссией (статьи 28 и 31). И хотя Суд не связан выводами доклада Комиссии и свободен давать свою оценку фактических обстоятельств, представленных ему, он только в исключительных случаях пользуется этим своим правом. Такие обстоятельства могут, в частности, появиться, если Суд, вследствие углубленного рассмотрения доказательств, по которым Комиссия установила факты, считает, что последние не доказаны за пределами всякого разумного сомнения».

(Aydin, 70).

39. Установление фактических обстоятельств.

Оценка Судом доказательств и фактических обстоятельств, установленных Комиссией.

Особый случай: утверждение о нарушении, совер шенном представителями полиции. «В данном случае следует напомнить, что Комиссия пришла к своим утверждениям после того, как трое уполномоченных приступили к допросу главных свидетелей (...). В таком случае уполномоченные могли допросить свидетелей, наблюдать за их реакцией и поведением и оценивать истинность и доказательственную ценность их заявлений, а также и правдивость в целом. Они также были вправе оценить, оставались ли свидетели (...) добросовестными, несмотря на вопросы, которые им задавали представители Правительства во время этих допросов». (Aydin, 71).

40. Установление фактических обстоятельств.

Оценка Судом доказательств и фактических обстоятельств, установленных Комиссией.

Особый случай: утверждение о нарушении, совер шенном представителями полиции. «Суд считает должным принять факты, установленные Комиссией, так как он убежден, учитывая средства доказывания, рассмотренные им, что Комиссия могла на законном основании прийти к выводу, что утверждения заявителя были доказаны за пределами всякого разумного сомнения, зная о том, что такое доказательство может вытекать из совокупности при знаков, достаточно серьезных, точных и соответствующих». (Aydin, 73).

41. Исключение из списка вследствие мирового соглашения между Правительством и заявителем. Сомнения, выраженные уполномоченным Комиссии, относительно проблемы, возникшей в деле (право уклониться от свидетельствования в случае риска самообвинения).

Новые законодательные положения, рассмотренные Правительством. «Предположение о нарушении, которое следовало не из нормы внутреннего права, рассмотренной сама по себе, а из способа ее применения национальными властями в данном случае, не должно само по себе оправдывать отказ исключить дело из списка». (К. с. Autriche, 15).

42. Установление фактических обстоятельств Комиссией in loco. Допрос свидетелей. «Суд считает, что ему следует принять факты такими, как они были представлены Комиссией. Суд напоминает, что эти факты были установлены путем допроса свидетелей делегацией Комиссии, выезжавшей (на место). Допрос осуществлялся дважды в присутствии представителей обеих сторон, у которых была возможность их перекрестного допроса, а также во время слушаний по существу дела в Страсбурге...».

(Akdivar et al., 81).

назад II. Разграничение пределов спора 43. Пределы спора: установлены решением Комиссии. «В рамках системы Конвенции, предмет дела, переданного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости». (Helmers, 25;

тот же принцип, Wiesinger, 67;

Open Door et Dublin Well Woman, 40;

CM. также Powell et Rayner, 29;

McMichael, 71).

44. Компетенция Суда. Предмет дела. «Суд напоминает, что с тех пор, как предмет дела, переданного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости, он не компетентен оживлять жалобы, объявленные неприемлемыми». (Stifimann, 29).

45. Компетенция Суда. Предмет дела. «Предмет дела, переданного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости». (Terra Woningen B. V., 45;

см. так же Mauer, 28).

46. Объем спорной компетенции Суда вследствие решения Комиссии о приемлемости. «Решение о приемлемости, вынесенное Комиссией, определяет предмет дела, переданного Суду. Именно в рамках таким образом вынесенного решения Суд, которому однажды на законном основании передано дело, может знать все вопросы факта и права, появившиеся в ходе рассмотрения». (Irlande с. Royaume-Uni, 157;

тот же принцип, Cambell et Fell, 65;

Malone, 63;

Weeks, 37;

см. так же Debled, 33).

47. Объем спорной компетенции Суда. «Будучи хозяином юридической квалификации фактических обстоятельств дела, Суд не считает себя связанным квалификацией, которую дают заявители, Правительства или Комиссия. В силу принципа jura novit curia он, например, изучил по своей инициативе множество жалоб в свете статьи или пункта, на которые не ссылались явившиеся в суд, и даже положения, в свете которого Комиссия объявила ее неприемлемой, учитывая другие положения. Жалоба характеризуется обстоятельствами, которые она излагает, а не простыми правовыми средствами или аргументами.

Полнота юрисдикции применяется только в границах "дела", которые обозначены решением о приемлемости жалобы. В рамках таким образом вынесенного решения Суд может разрешить любой вопрос факта или права, который появится в ходе рассмотрения дела». (Guerra et al, 44).

48. Объем спорной компетенции Суда вследствие решения Комиссии о приемлемости. «Объем "дела" ограничивается не докладом, а решением о приемлемости. В соответствии со статьей 29 и предположением о частичном исключении из списка, Конвенция не оставляет места ни для какого последующего сужения предмета дела так, что оно приводит к судебному регулированию. В рамках та ким образом вынесенного решения Суд может разрешить любой вопрос факта или права, который появится в ходе рассмотрения дела;

в его компетенцию не входит лишь рассмотрение жалоб, объявленных Комиссией неприемлемыми».

(Guzzardi, 106).

49. Компетенция Суда: предмет дела, которое ему передано. «С тех пор, как предмет дела, переданного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости, он не компетентен оживлять жалобы, объявленные неприемлемыми». (Leutscher, 22).

50. Пределы спора: рассмотрение в свете всей Конвенции и ех officio (в силу занимаемой должности). «Суд может рассмотреть любую правовую проблему, возникшую в ходе рассмотрения переданного ему дела, изучить фактические обстоятельства дела, представленные ему Договаривающимся Государством и Комиссией, и дать им правовую оценку в свете всей Конвенции, если сочтет это необходимым». (Konig, 96;

тот же принцип, Handy side, 41;

Klass et al., 32;

Philis n°l, 56).

51. Объем и пределы полномочий Комиссии и Суда в сфере контроля. Юридическая квалификация фактических обстоятельств, указанных в жалобе.

«Международная система защиты прав, установленная Конвенцией, функционирует на основе индивидуальных или межгосударственных жалоб на нарушение охраняемых Конвенцией прав (см. статьи 24 и 25 Конвенции). При этом Комиссия и Суд не уполномочиваются принимать дела к рассмотрению вне зависимости от того, как дела попадают в сферу их внимания, или, если говорить о рассматриваемом деле, опираться на факты, которые не были представлены заявителями — будь то физическое лицо или Государство — и исследовать такие факты на предмет соответствия Конвенции.

Тем не менее, учреждения, созданные в соответствии с Конвенцией, обладают полномочиями рассматривать обстоятельства, составляющие предмет жалобы, в свете требований Конвенции во всей их полноте. Выполняя эту задачу, учреждения Конвенции свободны давать правовую оценку фактам, установленным на основании пред ставленных доказательств, которая отличается от правовой оценки заявителя или, в случае необходимости, оценивать факты под иным углом зрения. К тому же, учреждения Конвенции должны принимать во внимание не только первоначальную жалобу, но и дополнительные документы, представляемые с целью придать ей завершенный вид путем устранения первоначальных упущений или неясности». (Foti et al., 44).



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.