авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||

«История политических и правовых учений Учебник для вузов Под общей редакцией академика РАН, доктора юридических наук, профессора В. С. ...»

-- [ Страница 27 ] --

По существу, полемика представителей так называемого широкого понимания права против сторонников так называе мого узконормативного подхода носила непринципиальный ха рактер, поскольку в фактически неправовой ситуации оба на правления в одинаковой мере базировались на априорной предпосылке о наличии «советского социалистического права», под которым имелось в виду неправовое советское законодатель ство. «Расширение» здесь «узких» мест сути дела не меняло.

Отождествление права с тоталитарным законодательством, некритический позитивизм, присущий обоим подходам, ис ключали саму возможность собственно правовой оценки зако на, различения и сопоставления права и закона, противопос тавления права правонарушающему законодательству.

В 60-е и особенно в 70-80-е гг. «узконормативное» (а по су ществу — властно-приказное) правопонимание постепенно (в том числе и под влиянием новых трактовок права) теряло свое прежнее значение и позиции. Заметно активизировался отход от официальной позиции. Это особенно отчетливо про явилось на проведенном в 1979 г. журналом «Советское госу дарство и право» заседании «Круглого стола» по теме «О пони мании советского права», где в ходе острых дискуссий большая группа ученых подвергла критике официальное правопонима ние и выступила с обоснованием иных трактовок права.

906 Глава 20. Россия в XX в.

Выйти из порочного круга антиправового советского легиз ма можно было лишь на основе последовательного юридическо го (антилегистского) правопонимания. Поэтому для выяснения и критики неправового характера так называемого социалистиче ского права и законодательства, определения путей движения от неправового социализма к правовому строю, к правовому го сударству и правовому закону принципиально важное значение имело именно различение и соотношение (совпадение или расхож дение) права и закона (т. е. объективной общезначимой сущно сти и официально-обязательного явления в сфере права) и ана лиз с этих позиций сложившейся ситуации. В таком контексте и была выдвинута либертарно-юридическая концепция правового закона и понимания сущности права как необходимой всеобщей формы и равной меры свободы и справедливости.

Неправовые реалии социализма в сочетании с установкой на продвижение к неправовому коммунизму полностью лишали советскую теорию и практику всякой правовой перспективы развития, движения к какому-нибудь варианту постсоциали стического права, правового закона и правовой государствен ности. Либертарная теория правопонимания, напротив, выра жала как раз правовую перспективу развития от наличного (не правового) социализма к будущему правовому строю и тем самым содействовала теоретическому уяснению и обоснованию необходимости выхода за социально-исторические рамки социа лизма как правоотрицающего переходного строя, уяснению логики постсоциалистического пути к праву.

Интерес к теории различения права и закона, к идее пра вовой свободы и т. д. заметно усилился (и не только в юриди ческой науке, но и в массовой печати) в условиях перестрой ки и особенно в 90-е гг., когда стали возможны первые реаль ные шаги в сторону права и правовой государственности.

Вместе с тем во все большей мере становилось ясно, что пред стоящие преобразования — это во многом по своей сути дви жение от неправового строя к свободе и праву и что, следова тельно, подобные преобразования не стыкуются с произволь ными властно-приказными представлениями о праве и их можно осмыслить и осуществить лишь с позиций нового пра вопонимания, исходящего из прав и свобод индивидов и ори ентированного на утверждение и дальнейшее развитие обще человеческих достижений в сфере общественной и государст венно-правовой жизни.

8. Постсоветская юриспруденция 8. Постсоветская юриспруденция: основные концепции и направления развития Без марксистско-ленинской идеологии и коммунистических представлений о праве и государстве, без прежней концепту альной основы, мировоззрения, понятийного аппарата и слова ря постсоветская теория права и государства и в целом юриди ческая наука оказались в межеумочном переходном состоянии.

Радикальные преобразования в стране требовали перехода от прежней коммунистически идеологизированной юриспру денции, пронизанной легистским, принудительно-приказным правопониманием и мировоззренческими установками на от мирание государства и права, к новой концепции юриспруденции, ориентированной на ту или иную форму (вариант) юридического правопонимания, признания исходного правового смысла, цен ности и неотчуждаемого характера' прав и свобод человека, не обходимых правовых основ и характеристик конституционного строя, гражданского общества, правового государства и право вого закона.

В постсоветской юриспруденции уже сделаны определенные шаги в направлении реализации этих новых задач. Так, и обще теоретические, и отраслевые юридические дисциплины многое сделали в плане становления новой постсоветской правовой системы и государственности в России, изучения тенденций развития и путей совершенствования действующего законода тельства (на общефедеральном, региональном и местном уров нях), его систематизации и кодификации. Заметным достиже нием постсоветской юриспруденции является формирование и функционирование целого ряда новых научных дисциплин и исследовательских направлений (по преимуществу в сфере част ного права, но также и в области публичного права), отвечаю щих актуальным потребностям и задачам радикальных преоб разований в стране в духе правовой демократии, рыночной экономики, политического плюрализма и конституционно правовой государственности.

Вместе с тем остается недостаточно разработанной и во многом дискуссионной общая концепция (и парадигма) разви тия юриспруденции в постсоветской России. В этом плане в юридической литературе можно выделить следующие направ ления: конституционно-демократическое направление;

прежнее (несколько словесно модернизированное) марксистско-ленин 908 Глава 20. Россия в XX в.

ское направление;

традиционалистское (антизападническое на правление, апеллирующее к дореволюционной русской юрис пруденции, причем по преимуществу в ее почвенно-славяно фильской трактовке).

Очевидно, что два последних направления (марксистско-ле нинское и традиционалистское) обращены в прошлое, и лежа щие в их основе консервативные идеи и концепции не могут стать надлежащим общим объединяющим началом для постсо ветской юриспруденции. Хотя возможно, что эти направления (при определенной идейно-теоретической модернизации) могут сложиться и устояться как отдельные школы в общих рамках постсоветской российской юриспруденции.

Первое (конституционно-демократическое) направление пред ставляется в складывающихся условиях более перспективным в плане путей развития постсоветской юриспруденции в России.

Данное направление развивается (не всегда, правда, осознанно и целеустремленно) в целом & русле положений действующей Конституции и общих идей, понятий и ориентиров, разрабо танных с позиций либертарно-юридического правопонимания.

Признавая определенные достоинства конституционно-демо кратического направления в рамках нынешнего этапа развития российской юриспруденции, необходимо вместе с тем иметь в виду, что его существенный недостаток (как, впрочем, и корен ной недостаток всей избранной стратегии и практики постсо циалистических преобразований в стране) состоит в буржуазной (буржуазно-правовой) ограниченности его ориентиров, установок и устремлений.

Между тем анализ — с позиций либертарно-юридической теории — постсоциалистической ситуации, логики, тенденций и закономерностей постсоциалистического пути к праву требу ет движения к концепции постсоциалистического цивилизма и ци вилитарного права как исторически более высокой ступени пра ва, чем буржуазное право.

Согласно концепции цивилизма, объективно подготовлен ный и возможный постсоциалистический путь к праву — это не возврат к досоциалистической ситуации, к капитализму и бур жуазному праву, а движение вперед — к цивилитарному строю и цивилитарному праву, которое, кроме присущего буржуазно му праву всеобщего формально-правового равенства, включает в себя и качественно новое (постсоциалистическое и небуржу азное) правообразование в виде неотчуждаемого реального пра 8. Постсоветская юриспруденция ва каждого на равную гражданскую (цивилитарную — от лат.

civis — гражданин) собственность, т. е. на одинаковую для всех долю во всей десоциализируемой социалистической собствен ности. Эта концептуальная перспектива движения от неправо вого социализма к цивилизму, цивилитарному праву и государ ству имеет важное теоретико-критериальное значение и позво ляет адекватно оценить историю советской теории права и государства и в целом марксистское учение о праве и государ стве в их соотношении с реалиями неправового социализма и определить координаты постсоциалистического пути к праву и государству в общем контексте всемирно-исторического про гресса свободы, равенства и справедливости.

Такой юридико-цивилитарный подход имеет вместе с тем существенное значение в плане продолжающихся поисков но вой парадигмы для формирующейся постсоветской и постсо циалистической юриспруденции в России. Это обусловлено тем, что в основе той или иной концепции (парадигмы, теоре тико-смысловой модели) юриспруденции лежит определенная типология правопонимания (и соответствующая концепция по нятия права и государства).

Для реально складывающейся постсоветской российской юриспруденции (в ее либерально-демократической версии) принципиальное значение имеет то обстоятельство, что Кон ституция Российской Федерации 1993 г. в своей регламентации основных сторон постсоциалистического строя (включая право и государство) опирается на юридический (антилегистский, анти этатистский) тип правопонимания. Это и определяет в конечном счете как правовой характер основного закона страны, так и правовые ориентиры и цели отечественной юриспруденции.

При этом особенности правопонимания, присущие новой российской Конституции, обусловлены тем принципиальным обстоятельством, что речь идет о Конституции страны, осущест вляющей переход от тоталитарного, антиправового социализма к постсоциалистическому государственно-правовому строю.

В такой ситуации речь идет не о совершенствовании и дальней шем развитии уже давно сложившегося права и правопорядка, а о формировании и утверждении правовых начал в обществен ной и политической жизни, в правовой организации государст венной власти, в правовых отношениях между властью и инди видами, в признании и защите прав и свобод человека и граж данина.

910 Глава 20. Россия в XX в.

Новый правовой подход (и, можно сказать, новое юридиче ское мировоззрение, новая правовая идеология), присущий Конституции 1993 г., опирается на исторически апробирован ное положение о правах и свободах человека и гражданина как основной показатель признания и соблюдения права и справед ливости в общественной и государственной жизни людей. Та кое человекоцентристское правопонимание можно охарактеризо вать как определенный вид (направление) юридического право понимания — как своеобразный естественноправовой вариант в рамках общей концепции различения и соотношения права и закона.

Особо следует подчеркнуть то обстоятельство, что присущий действующей Конституции юридический тип правопонимания распространяется и на государство, т. е. включает в себя также и правовое понимание государства. Об этом свидетельствует за крепленная в Конституции конструкция правового государства.

Для формирующейся новой концепции отечественной юрис пруденции данное обстоятельство имеет принципиальное зна чение, поскольку такое единое для права и государства конститу ционное правопонимание по сути своей соответствует теоретико методологическому требованию либертарно-юридического под хода о единстве предмета юриспруденции как единой науки о праве и государстве. Подобное понятийно-правовое соответствие (и смысловая согласуемость) между конституционным правопо ниманием и требованиями единства предмета юриспруденции достижимо лишь на базе юридического типа правопонимания.

С позиций же легистского (позитивистского) типа правопо нимания речь в лучшем случае может идти лишь о единстве си ловых характеристик (сущностных свойств) государства и пра ва, т. е. о единой силовой природе и сущности государства и права, о соответствии между пониманием (и понятием) госу дарства как правообразующей силы и пониманием (и поняти ем) права как силовых, принудительно-приказных установле ний такого государства-силы.

Постсоветская российская юриспруденция, исходящая из юридического (антилегистского, антипозитивистского, антиэта тистского) типа правопонимания, имеет развитую теоретиче скую и методологическую основу в виде либертарно-юридиче ского учения о праве и государстве. При этом именно либертар но-юридическая концепция юриспруденции, которая обладает необходимым внутренним понятийно-правовым единством сво 8. Постсоветская юриспруденция его предмета и надлежащим ценностно-правовым потенциалом, может теоретически последовательно выразить и развить право вое содержание действующей Конституции и в целом отвечает потребностям, целям и задачам развития отечественной юриди ческой науки в постсоциалистической России.

В рамках либертарно-юридической концепции юриспруден ции можно (и необходимо) учесть все познавательно значимое и ценное из достижений отечественной и зарубежной юриспру денции, из богатого и поучительного опыта разных направле ний юридического и позитивистского учений о праве и госу дарстве.

Вместе с тем с позиций либертарно-юридической концеп ции юриспруденции, соответствующей теоретическим потреб ностям и специфическим особенностям постсоциалистического периода развития юридических исследований, очевидны несо стоятельность и бесперспективность разного рода представле ний о том, будто современную российскую юриспруденцию следует строить путем простого заимствования и воспроизвод ства соответствующих теоретико-методологических концепций и конструкций из западной и дореволюционной русской юрис пруденции или развивать ее в духе «обновленного» марксист ско-ленинского учения о государстве и праве.

Признание значения присущего действующей Конституции юридического правопонимания для развития юриспруденции в постсоветской России, разумеется, не означает, будто нынеш няя юриспруденция, Конституция и тем более реалии государ ственно-правовой жизни являются безупречными и лишенны ми существенных недостатков. Речь идет прежде всего о надле жащем выборе общей концептуальной модели юридической науки, о выборе целей и ориентиров для развития практики и теории пра ва и государства в постсоциалистической России.

И в этом смысле представляется вполне естественной и обоснованной ориентация на такую концепцию постсоветской российской юриспруденции, с позиций которой в принципе возможно адекватно теоретически выразить и в надлежащем направлении развить правовой смысл и содержание первой пост социалистической Конституции России. Ведь именно в Консти туции нашли свое концентрированное правовое выражение и закрепление стратегические цели, ориентиры, а отчасти и дос тижения (пусть, пока и скромные) в движении страны к пост социалистическому государственно-правовому строю.

912 Глава 20. Россия в XX в.

Само наличие новой Конституции, ее правовые идеи и нор мы, ее положения о правах и свободах человека и гражданина, закрепленные в ней основы гражданского общества, правового государства и правового закона имеют существенное значение как для продолжения необходимых реформ, так и для удержа ния всего процесса постсоциалистических преобразований в конституционно-правовых границах. А без этого сама юриспру денция может вновь оказаться беспредметной дисциплиной для «факультета ненужных вещей».

Формирующаяся российская юриспруденция вместе с тем должна критически проанализировать достоинства и недостат ки Конституции и действующего законодательства в их взаимо связи с реальной практикой, определить пути и средства пре одоления имеющихся недостатков, обосновать направления, способы „и формы становления и развития в стране современ ного государственно-правового строя, прочного утверждения принципов, институтов, норм и процедур господства права, правового государства и правового закона.

Заключение ПРОДОЛЖЕНИЕ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ:

НОВЫЕ ОРИЕНТИРЫ ПРОГРЕССА РАВЕНСТВА, СВОБОДЫ И СПРАВЕДЛИВОСТИ Крах социализма обозначил большие изменения во всемир ной истории. Прежний миропорядок и, можно сказать, само направление всемирно-исторического развития определялись в XX в. антагонизмом между капитализмом и социализмом, борьбой между коммунистической и буржуазной идеологиями.

С радикальным изменением одного из этих полюсов неизбеж ны существенные трансформации и на другом полюсе, а вместе с тем и во всем мире.

Глобальное значение в этой связи приобретает проблема постсоциализма. Характер постсоциализма во многом определит направление развития последующей истории. Речь идет о путях развития всей человеческой цивилизации, ведь воздействие коммунистической идеи в той или иной форме человечество испытывает несколько тысячелетий. Уже два с половиной ты сячелетия назад Платон предлагал свои проекты преодоления частной собственности и достижения «фактического равенст ва». А это — основная идея всего коммунистического движе ния, в русле которого в XIX в. сформировалось марксистское учение, а в XX в. практически возник и утвердился социали стический строй в России и в ряде других стран (в меру унич тожения там частной собственности и социализации средств производства).

Если социализм — это историческая ошибка, то капитализм оказывается концом всемирной истории и после социализма на до возвращаться к капитализму. Если же социализм, несмотря на все связанное с ним зло, — не историческая ошибка, тогда у него должна быть своя (иная, чем капитализм) будущность, и, следовательно, ошибочным в таком случае является представ ление о возврате к капитализму. При этом ясно, что у социа 914 Заключение лизма нет и не может быть такого продолжения и будущего, как коммунизм. Не потому, что социализм был ненастоящий, а потому, что коммунизм оказался иллюзией.

Определяющее значение для общества с социалистическим прошлым и, как оказалось, без коммунистического будущего имеет преобразование социалистической собственности в соб ственность настоящую. И именно в этом существенном пункте сконцентрировано решающее влияние нашего прошлого на на ше будущее, в том числе и в плане правового развития.

Здесь мы имеем дело с диалектикой всемирной истории.

И логику движения от социализма к постсоциализму можно адекватно уяснить лишь в контексте всемирно-исторического прогресса свободы и права.

Сегодня мы живем в редкое время — время обновления как самой истории, так и ее понимания. Современный кризис социа лизма обозначил начало нового большого поворота всемирной истории. В такие эпохи появляется объективная возможность мысленно заглянуть за предстоящий исторический поворот и благодаря такому новому виденью будущего по-новому оценить прошлое и настоящее.

Сова Минервы, говорил Гегель, начинает свой полет в су мерки — во времена, когда на смену старому строю идет но вый.

В конкретно-историческом плане для Гегеля речь шла о преодолении «старого режима» и победе нового строя, осно ванного на частной собственности и признании формально правового равенства всех, т. е. о переходе от феодализма к ка питализму. Для него всемирная история как прогресс свободы, по существу, кончается этим (капиталистическим) строем, по скольку, согласно его концепции, уже невозможно ничего принципиально нового в развитии и формообразованиях сво боды (сверх свободной частной собственности, всеобщего фор мально-правового равенства и соответствующих им граждан ского общества и правовой организации государства).

В условиях развала социализма идея конца истории (в русле гегелевской ее трактовки) получила как бы практическое под тверждение и вместе с тем новое дыхание.

Концепция буржуазного, капиталистического конца исто рии и исторического прогресса была в эпоху Гегеля естествен ным и необходимым следствием последовательного признания и защиты принципа формального равенства индивидов, без ко Заключение торого невозможны вообще право, индивидуальная свобода, собственность и т. д. Если свобода возможна лишь в правовой форме, а право предполагает формальное равенство индивидов (и соответственно — их неравенство во владении собственно стью, т. е. частную собственность), то отсюда Гегель для своего времени верно заключал, что предел свободы, ее высшая и по следняя ступень в историческом развитии (и в этом смысле — «конец истории») — это всеобщее формально-правовое равен ство, признание которого как раз и характерно для капитализ ма. Поэтому здесь по существу и остановилась гегелевская диа лектика исторического прогресса свободы и права.

Примечательно, что и согласно марксизму присущие капита лизму формы свободы (формальное равенство и свобода инди видов, частная собственность, гражданское общество и правовое государство) — последняя ступень в историческом прогрессе права (а именно — буржуазного права как наиболее развитого и исторически последнего типа права, согласно марксизму): после капитализма (т. е. при коммунизме) право и государство «отми рают», частная (и любая индивидуализированная) собственность на средства производства, «буржуазный индивидуализм» и т. д.

отрицаются.

Принципиальная разница здесь в том, что для Гегеля капи тализм — вершина исторического прогресса, а для марксизма и коммунистической идеологии — лишь последняя ступень в «предыстории» человечества, настоящая история которого, по марксистской версии, начнется с уничтожения капитализма и кончится «полным коммунизмом». Если Гегель отвергал ком мунистическое по своей сути требование «фактического равен ства» (равенство во владении собственностью и т. д.) из-за не совместимости такого «фактического равенства» с формальным равенством (т. е. с принципом права и свободы), то коммуни стическая доктрина и практика, напротив, отвергают принцип формального равенства (а следовательно — право, свободу, соб ственность индивидов и т. д.) ввиду его несоответствия требо ванию «фактического равенства».

- И Гегель, и Маркс — при всем радикальном различии их по зиций — одинаково отрицали дальнейший прогресс права, саму возможность послебуржуазного типа права, т. е. возможность развития правовой формы свободы, появления более содержа тельной формы права, новой формы права, выражающей боль шую меру свободы индивидов, более высокую ее ступень. По 916 Заключение скольку для Гегеля прогресс в социальной истории в принципе возможен лишь в правовой форме, лишь как прогресс права (и государства как правового института), он и связывал конец истории с уже достигнутым (буржуазным) типом права.

По Марксу, напротив, прогресс свободы продолжится в не правовой (и в безгосударственной) форме, и настоящая свобода начнется после капитализма, с преодолением буржуазного пра ва и государства. И вполне последовательно Маркс (и вслед за ним Энгельс и Ленин) ни о каком послебуржуазном, «социали стическом праве» не говорил, допуская лишь на первой фазе коммунизма (т. е. при социализме) так называемое «буржуазное равное право» для осуществления равной потребительской оп латы за равный труд.

Главная проблема постсоциализма связана с тем или иным ответом на вопрос о том, куда и как можно идти дальше от со циалистического принципа отсутствия «экономического нера венства» — назад к восстановлению «экономического неравен ства» (т. е. частной собственности, буржуазного права и т. д.) или вперед, к новому, большему равенству в экономике, праве и т. д.

Историческая миссия социализма полностью исчерпана со циализацией всех средств производства — отрицанием частной собственности и созданием социалистической собственности.

Но вопреки предсказаниям этот строй не стал ступенью и до рогой к обещанному «полному коммунизму». Об этом убеди тельно свидетельствует безуспешность попыток совершенство вания социализма на собственной основе, т. е. на базе господ ства социалистической собственности.

Но заблокированным оказывается и возвратный путь от со циализма к капитализму, к господству частной собственности.

Социалистическая собственность, принадлежащая «всем вме сте», по сути своей отрицает ее преобразование в частную соб ственность лишь некоторых, только меньшинства общества.

А частная собственность на средства производства по природе своей такова, что она может быть лишь у некоторых, но не у всех членов общества.

Сложность нашего пути к настоящей собственности (а вме сте с тем — к праву, свободе и т. д.) состоит в том, что от обез личенной социалистической собственности необходимо перей ти к индивидуализированной собственности, но в то же время это не может быть возвратом к частной собственности.

Заключение В силу частнособственнической основы всякого до сих пор известного права получается, казалось бы, совершенно тупико вая и неразрешимая ситуация: с одной стороны, жизненно необ ходимо от неправового, тоталитарного социализма перейти к правовому строю, но, с другой стороны, всякое движение в на правлении к праву может вести лишь к частнособственническим отношениям, словом — назад к капитализму. На этом тупико вом пути к праву (и всему остальному, что связано с правом и невозможно в условиях бесправия) оказались и мероприятия по преобразованию социализма в капитализм. Здесь, кстати говоря, коренятся глубинные причины неудач многолетних попыток осуществить их.

Но если невозможно просто вернуться к буржуазному праву и частной собственности, то к какому же тогда праву и к какой собственности вообще можно идти от социализма?

Этот вопрос можно сформулировать и по-другому. Возмож но ли такое право, которое признавало бы принцип всеобщего формального равенства (т. е. необходимый принцип всякого права, права вообще) и вместе с тем не было бы буржуазным правом? С данным вопросом неразрывно связан и другой во прос: возможна ли такая индивидуализированная собствен ность на средства производства, которая вместе с тем не была бы частной собственностью?

Положительные ответы на эти вопросы означали бы преодо ление представлений о капитализме как «конце истории», принципиальную возможность (при наличии соответствующих объективных условий) послебуржуазного прогресса свободы, права, собственности и т. д. и вместе с тем небуржуазные ори ентиры и перспективы для постсоциалистического строя.

Созданная в результате социализма социалистическая собст венность — уникальное явление в истории: впервые все богат ство страны представлено в состоянии без собственников и на ходится в неправовом режиме достояния «всех вместе». Здесь — корни социалистического тоталитаризма, направленного преж де всего против каждого в отдельности. Но это негативное «ра венство» вместе с тем отвергает любые привилегии в отноше нии собственности и обладает потенцией для утверждения по зитивного равенства — равного права каждого на одинаковую для всех часть общественного достояния, на равную долю со циалистического наследства.

918 Заключение Природа коммунизма как идеи и как практики (в виде реаль ного социализма XX в.) такова, что его действительно (социаль но-исторически) можно преодолеть и оставить в историческом прошлом лишь адекватным экономико-правовым удовлетворе нием коммунистических требований в их рационализированном виде, согласуемом с опорными ценностями, институтами, фор мами и нормами цивилизации. Речь, следовательно, идет о пра вовой форме удовлетворения требований и вместе с тем преодо лении коммунизма, о правовом способе перехода от неправового социализма к постсоциалистическому правовому строю. Суть пра вового подхода здесь в том, что всеобщий принцип правового равенства должен быть последовательно применен, прежде все го, в отношении социалистической собственности, в самом процессе преобразования этого основного итога социализма в настоящую индивидуализированную собственность на средства производства. Отрицание необходимо преобразовать в утвержде ние с учетом итогов истории, на более высоком уровне.

С позиций права все граждане — наследники социалистиче ской собственности в равной мере и с равным правом. Это оз начает признание за каждым гражданином права на равную для всех граждан долю во всей десоциализируемой собственности.

Преобразование социалистической собственности в юридиче ски индивидуализированную гражданскую собственность пред полагает закрепление за каждым гражданином реального субъ ективного права на равный для всех минимум собственности.

Помимо и сверх этого нового права каждый имеет право (в смысле формальной правоспособности буржуазного права) на любую другую собственность — без ограничительного мак симума.

Новый, послесоциалистичекий строй с такой гражданской (цивильной, цивилитарной) собственностью можно в отличие от капитализма и социализма назвать цивилизмом, цивилитар ным строем.

Признание права каждого на равную гражданскую собствен ность — в отличие от всех других способов «разгосударствле ния» — это не раздел или раздача объектов социалистической собственности, а надлежащая юридическая форма признания и закрепления права на равную долю в общей собственности всех граждан с вытекающим отсюда правом каждого граждани на на равную часть денежных доходов от платного использова ния объектов общей собственности.

Заключение Право на гражданскую собственность — это не просто обычное формальное право (абстрактная правоспособность) индивида иметь (или не иметь) собственность на средства про изводства, а уже приобретенное, наличное и неотчуждаемое субъективное право на реальную собственность. Таким обра зом, цивилитарное право — это новое, послебуржуазное и постсо циалистическое правообразование. Оно сохраняет принцип лю бого (в том числе и буржуазного) права, т. е. принцип формаль ного равенства, и вместе с тем содержательно дополняет и обогащает его качественно новым моментом — равным правом каждого на одинаковый для всех минимум собственности.

Подобно тому как гражданская собственность — это настоя щая, юридическая индивидуализированная собственность на средства производства, но уже не буржуазная частная собствен ность, так и право на гражданскую собственность — настоящее право, но уже не буржуазное право. Цивилитарное право, та ким образом, по своему содержанию и уровню развитости сто ит выше предшествующих типов права и, следовательно, в пра вовой форме воплощает большую меру свободы людей и выра жает более высокую ступень в историческом прогрессе свободы в человеческих отношениях.

Можно предположить, что и видимый дальнейший прогресс свободы будет осуществляться по цивилитарной модели обога щения и дополнения опорного принципа формально-правового равенства новыми неотчуждаемыми субъективными правами.

В контексте объективно-исторической возможности перехода от социализма к цивилизму все остальные варианты преобразо вания реально сложившегося социализма неизбежно предстают как отклонения от вектора исторического прогресса и в этом смысле как обессмысливание исторических усилий прошлого, неспособность воспользоваться их результатами и, оставаясь на острие истории, продолжать ее дальше, словом, как выпадение из истории и утрату статуса субъекта всемирно-исторического процесса.

Для успешного преобразования социализма необходим «об щественный договор» о принципах, основаниях и условиях пе рехода от старого состояния к новому строю. Искомый цивили тарный общественный договор о постсоциалистическом общест ве — это прежде всего соглашение о собственности, о способах формирования и реальном содержании фонда общей граждан ской собственности, в рамках которой каждый гражданин в 920 Заключение качестве сособственника, согласно изложенной концепции ци вилизма, обладает равным правом на одинаковую долю граж данской собственности и соответствующую часть денежных до ходов от всех форм товарно-денежного использования всех объектов, составляющих фонд общей гражданской собственно сти.

Основными сторонами такого цивилитарного общественно го договора являются: 1) большинство членов общества (несоб ственники), неправомерно лишенных в результате проведенных реформ и приватизации социалистической собственности сво ей равной доли от социалистического наследия;

2) меньшинст во членов общества (собственники средств производства, капи тала), неправомерно ставших собственниками средств произ водства за счет большинства в ходе приватизации объектов социалистической собственности;

3) государство (в двух ипо стасях) — в качестве собственника объектов социалистической собственности, неправомерно огосударствленных в ходе прива тизации, и в качестве публичной власти, осуществившей не правомерную приватизацию. И сторонам этого договора пред стоит — с учетом упущенных первоначальных возможностей прямой цивилизации всех объектов социалистической собст венности, фактического положения дел и необходимости мир но-реформаторской формы изменения прежнего курса преоб разований без силовой ломки сложившихся форм и отноше ний — определить нынешнюю адекватную реальную цену искомого договора, не забывая при этом о подлинной цене.

Под такой теперешней ценой общественного договора имеется в виду фонд общей гражданской собственности, который пред стоит сформировать из части объектов бывшей социалистиче ской собственности (и доли полученных из них доходов), ока завшихся в результате неправомерной приватизации в собст венности государства (на федеральном уровне, на уровне субъектов федерации и т. д.), частных лиц, их групп, объедине ний и т. д.

Процесс формирования фонда общей гражданской собст венности в принципе может носить постепенный, поэтапный характер, четко определенный в содержании общественного до говора.

Идея гражданской собственности — главный вывод из всего предшествующего социализма. Априорно и умозрительно эту Заключение идею и такое направление развития истории невозможно было бы и придумать.

Коммунистическое требование иллюзорного «фактического равенства» отвергает основы, ценности и достижения общеци вилизационного процесса, его суть, потенции и ориентиры.

Гражданская собственность — это наконец-то исторически найденная форма удовлетворения и вместе с тем одновременно преодоления этих разрушительных требований в категориях са мой цивилизации, т. е. в форме права собственности. Цивили зация при этом развивается благодаря тому, что она обогащает ся новым формообразованием свободы — неотчуждаемым правом каждого на гражданскую собственность. Средствами досоциа листической цивилизации это всемирно-историческое требова ние большего правового равенства неразрешимо и неодолимо.

Концепция цивилизма обладает регулятивным потенциалом и для капитализма. Это регулятивно-ориентирующее значение идеи цивилизма (в качестве нового категорического императива) можно в общем виде сформулировать так: от капитализма к ци вилизму, минуя социализм. Более конкретно это означает: каж дому — неотчуждаемое право на гражданскую (цивилитарную) собственность.


Концепция постсоциалистического цивилизма уже содержит адекватный правовой ответ коммунистическим требованиям масс. Этим ответом может (и объективно будет вынуждено) воспользоваться и капиталистическое общество, чтобы избе жать мук реального социализма. Но для этого сложившихся со циальных услуг бедным и так называемого шведского социа лизма в пользу несобственников окажется мало: необходимо будет каждого наделить неотчуждаемым правом на достаточный минимум собственности на средства производства, т. е. на пер сонально определенную равную долю в рамках общей собст венности всех. Понятно, что размер этого минимума и самой общей собственности всех граждан будет зависеть от соотноше У И. Канта, чье понятие мы здесь используем, отсутствует, разу меется, идея равной гражданской собственности, появление которой исторически и логически возможно лишь после социализма. Это, кстати говоря, очень хорошо демонстрирует апостериоризм реального содержания максим его категорического императива, ограниченного социально-историческими границами частной собственности и соот ветствующей правоспособности.

922 • Заключение ния сил, претензий и интересов в соответствующем обществе, степени его богатства, уровня жизни населения и целого ряда иных факторов, которые в своей совокупности определят кон кретное содержание соответствующего «общественного догово ра» о гражданской собственности. Но это уже, как говорится, их трудности, проблемы для самого капитализма: как и каким конкретно способом может быть в условиях буржуазного обще ства создана такая общая собственность, на базе которой мож но было бы сделать каждого владельцем равной гражданской собственности, найти свой путь к послекапиталистическому цивилизму, оставить тем самым социализм позади себя, изба виться от порождающих и сопровождающих его проблем и т. д.

При всех различиях между ними постсоциалистический циви лизм и посткапиталистический цивилизм обладают принципиаль ным единством и типологической общностью благодаря их единой основе — неотчуждаемому праву каждого на граждан скую собственность. Лишь на такой принципиально новой ос нове может быть преодолен и снят антагонизм между комму низмом и капитализмом. Коммунизм и капитализм могут встретиться и примириться (т. е. антагонистические противоре чия между ними могут быть «сняты») лишь на базе цивилизма, т. е. на почве и в условиях будущего принципиально нового («третьего») строя. Концепция цивилизма тем самым демонст рирует ошибочность и иллюзорность представлений о конверген ции между капитализмом и социализмом. Речь на самом деле должна идти не о конвергенции капитализма и социализма, а о преодолении и социализма, и капитализма, о переходе и от со циализма, и от капитализма к цивилизму.

В контексте исторического прогресса свободы можно уве ренно сказать, что порожденный и подкрепленный реальной историей социализма категорический императив о неотчуждае мом праве каждого на гражданскую собственность преодолеет сопротивление сложившихся отношений в сфере собственно сти и подчинит их своему регулятивному воздействию. В исто рических масштабах вектор развития общественной практики совпадает с направлением и ориентирами прогресса идей.

Применительно к философско-историческим концепциям Гегеля и Маркса можно сказать, что вне поля их видения и тео ретического осмысления неизбежно оказалась открывшаяся лишь после реального социализма (радикального антикапита лизма, послекапиталистического строя без свободы, права и Заключение собственности) объективно-историческая возможность форми рования неотчуждаемого права каждого на равную цивильную собственность и в целом движения к цивилизму как более вы сокой ступени в прогрессе свободы и права.

Внимание (под углом зрения цивилизма) к подходам Гегеля и Маркса вызвано тем, что именно их позиции до сих пор оста ются двумя теоретически наиболее развитыми и вместе с тем типологически радикально противоположными трактовками капитализма и посткапитализма (как коммунизма) с точки зре ния диалектики социально-исторического прогресса во всемир ной истории. При этом, конечно, речь идет не о гносеологиче ском или моральном упреке в адрес Гегеля или Маркса как идеологов соответственно капитализма и коммунизма, а прежде всего о неизбежной объективно-исторической ограниченности их представлений о путях последующего исторического развития, о будущности права, свободы, собственности и т. д.

Каждая из этих концепций по-своему абсолютизировала от носительное, выдавая конец видимого отрезка истории за конец истории вообще. Такой видимой частью истории для гегелев ской концепции является капитализм, для марксизма — анти капитализм, и каждая из этих концепций трактовала невидимую ей часть истории как простое и прямое продолжение (до дур ной бесконечности — до «конца истории») видимой части ис тории. Отсюда и неизбежное историческое мифотворчество о не известном будущем, находившемся за невидимым грядущим очередным большим поворотом истории.

В контексте изложенной диалектики исторического про гресса свободы и права (от капитализма — через социализм — к цивилизму) можно сказать, что с исторических и теоретических позиций и Гегеля, и Маркса (да и вообще до современного кризиса социализма) цивилизм не только не виден, но и вооб ще невообразим, поскольку его тогда и за потенциальным ис торическим горизонтом мысли и реалий еще не было. Ограни ченная позитивная диалектика Гегеля в действительности упира ется в капитализм, радикальная негативная диалектика Маркса завершается антикапитализмом. Концепция цивилизма продол жает диалектику исторического прогресса, преодолевая ограни ченность гегелевской и негативизм марксовской версий диа лектики исторического развития.

И только в концепции цивилизма, отрицающей одновре менно и коммунистическую, и капиталистическую перспекти 924 Заключение вы для социализма, впервые выражена объективно-историческая возможность нового (постсоциалистического и вместе с тем не буржуазного) типа индивидуальной собственности, права, рын ка, гражданского общества и правового государства.

Если реальный социализм в XX в. упустил объективную воз можность для перехода к цивилизму, то это вовсе не означает ни потери самой идеи цивилизма (и ее автономного регулятив ного воздействия — и без прямой практической ее реализации, в концептуально «чистом» виде), ни уже навсегда открывшего ся пути к нему. Без перехода к цивилизму ни коммунистическую идеологию, ни новые попытки ее реализации преодолеть невоз можно.

Без признания правового института гражданской собствен ности любая индивидуальная собственность будет по своей природе частной собственностью со всеми присущими ей анта гонизмами, а там, где есть частная собственность, там неизбеж на и борьба против нее, там естественно возникает и коммуни стическая идея — бессмертная идеология несобственников.


Социализм как переходный строй между капитализмом и циви лизмом — таков тот всемирно-исторический контекст, в рамках которого только и можно адекватно уяснить координаты рос сийской истории XX в., понять, откуда и куда мы идем, какая будущность нас ждет, каковы предпосылки и условия нашего перехода к праву, к экономически, юридически и морально свободной личности, гражданскому обществу, товарно-рыноч ным отношениям, правовому государству, каково, наконец, от клонение нашего реального движения от наших объективных воз можностей идти к цивилизму.

Как идейно-теоретический итог российского опыта XX в.

цивилизм в своей непосредственной причастности к судьбам России и российской истории является современным выраже нием в общезначимых для цивилизации категориях всемирно исторического прогресса свободы и права того, что традицион но именуется русской национальной идеей. Ведь только концеп ция цивилизма оправдывает усилия столь тяжкого прошлого (с его мессианством, энтузиазмом, самопожертвованием и не имоверными лишениями во имя будущего), придает всемирно исторический смысл и адекватную будущность уникальной по свой напряженности российской истории XX в.

В концепции постсоциалистического цивилизма прошлое и будущее России приобретают взаимосвязанный и осмысленный Заключение... характер как ступени единого, прогрессивно развивающегося исторического процесса. Только благодаря этому можно кон цептуально, а не голословно утверждать, что у России есть не только прошлое, но и будущее, что у нее есть своя история, ко торая имеет собственное продолжение.

Идеология ошибочности и тупиковости российской истории XX в., будучи по сути своей антиисторичной, навязывает Рос сии и ее народам стойкий комплекс исторической неполноцен ности и отбрасывает страну на периферию социально-истори ческого развития.

Между тем ясно, что социализм XX в. — это именно русская история. Более того — это, по критериям всемирной истории, самое существенное во всей истории России. Тот звездный слу чай, когда национальная история напрямую делает дело всемир ной истории. Делает потому, что способна это сделать и видит в этом свое собственное дело и свою всемирно-историческую миссию. Именно в России проделана вся черновая работа все мирной истории, связанная с реализацией и практической про веркой общечеловеческой коммунистической идеи. Ответ най ден — цивилизм с неотчуждаемым правом каждого на граждан скую собственность. Это и есть национальная идея России, российский вклад во всемирно-исторический прогресс равенст ва, свободы и справедливости.

Указатель имен Беккариа Чезаре — 411— Абдо Мухаммед — 160—163 Белинский Виссарион Августин Аврелий — 5, 109—116, Григорьевич — 817 Белл Дэниел — 684, 721, Адаме Джон — 476—479, 489— Бентам Иеремия — 5, 208, 482, 493, 498 646-649, 711, 793, 804, 882, Аксаков Константин Сергеевич — 575 Бентли Артур — 766— Алексеев Николай Бердяев Николай Николаевич — 836, 865, 876— Александрович — 5, 571, 576, 880 579, 613, 836, 854- Алкидам — 54 Бёрк Эдмунд — 413, 416—421, Аль-Афгани — 158—160 Аль-Маварди — 150 Бёрнхем Джеймс — 684, 767, Альтузий Иоганн — 198—201, 817 Биндер Юлиус — Антифонт — 50, 52 Бланки Луи Опост — Аристотель — 4, 15, 40—41, 64— Боден Жан - 5, 186-190, Бомануар Филипп — 70, 89, 236, 253, 268, 286, 299, Бональд Луи Габриель — 412, 303-304, 337, 355, 445, 533, 618, 744, 817, 881 421, 423,425- Ауэр Альберт — 798 Брэктон Генри — Брут Юний — Б Будда — 27— Булгаков Сергей Николаевич — Бабёф Гракх - 400-403, 610, 613, 836, 865- Бакунин Михаил Буржуа Леон — Александрович — 484, Быокенен Джордж — 595-600, 602, 604, 686, 688, Бэкон Фрэнсис — 201—208, 357, 415, 681, Беза Теодор — Указатель имен Ги плодам — В Гирке Отто — Вайнбергер Отто — 807— Гитлер Адольф — Вебер М а к с - 7 6 8 - 7 7 Гоббс Томас - 120, 175, 208, Вейтлииг Вильгельм — Велькер Карл — 663 324-332, 334, 342, 357, 363, Вико Джамбаттиста — 410—411 381, 416, 445, 460, 487, 646, Вильсон Вудро — 500—502 711, 715, Виноградов Павел Гаврилович - Годвин Уильям — 484, 685— 743-745, 758, 865, 892 Гомер — 41— Владимир Мономах — 216—219, Горгий — 243 Готман Франциск — Вольтер — 363—367, 567 Грановский Тимофей Вольф Христиан — 342, 360, Николаевич — 577— Грациан Флавий — 362- Гроций Гуго де Гроот — 5, 133, Вышеславцев Борис Петрович 865, 880-882 297-306, 331, 342, 363,445, Вышинский Андрей Януарьевич — 903—904 Гуго Густав - 370, 413, 519-521, Гумбольт Вильгельм — 663— Гай - 98, 100, 104-106 Гумплович Людвиг — 708— Галлер Людвиг — 413, 426—427 Гурвич Георгий — 759— Гэлбрейт Джон — Гамильтон Александр — 488— 490, д Гаррингтон Джеймс — 319— Гегель Георг Вильгельм Дальман Фридрих — Фридрих — 5—6, 9, 332, 522— Даниил Заточник — 219—224, 537, 580, 584, 587-588, 615, Данилевский Николай 621,624, 690-691,739,742, Яковлевич — 606— 745, 768, 844, 866, 872-873, Дворкин Рональд — 878,914-915, 923 Дезами Теодор — Гераклит — 5,9,40—41,46—47, 730 Декарт Рене — 120, Гермогениан — 106 Демокрит - 5, 13, 40-41, 48- Герцен Александр Иванович — Десницкий Семен Ефимович — 577, 579, 589-591, 593, 595, 459- 597, 840 Джентиле Джованни — Гесиод — 41—43 Джефферсон Томас —477, 486— Гиппий — 50, 52 488, 492, 928 Указатель имен Достоевский Федор Калликл — 53, Михайлович — 576—577, 596, Кальвин Жан - 181-183, 199.

611-613, 870 Калхун Джон — 497— Дюверже Морис — 774 Кампанелла Томмазо — 190, Дюги Леон - 684, 751-753, 759 193- Дюркгейм Эмиль — 753 Кант Иммануил — 5, 68, 416, 506-515, 518, 567, 615, 663, 690-691, 737, 770, 855, 866, Е Екатерина II — 450, 454—455, 882, 885, Карамзин Николай Михайлович — 545—552, Карпов Федор Иванович — 241, Заратустра (Зороастр) — 21, 723, 251-254, 261, 730 Каутилья (Чанакья) — Зенон - 71-72, 238 Кельзен Ганс — 793, 800-804, Зиновий Отенский — 234—241, 808-809, 261-262, 266, 268, 275, 279, Киреевский Иван Васильевич — 456 570, 573-576, Кистяковский Богдан И Александрович — 745, 836, 839, 853, Ибн Рушд - 146, Ключевский Василий Ибн С и н а - 146- Осипович — Ибн Халдун - 155- Кнутцен Матиас — Иван IV Грозный - 237, 255, Ковалевский Максим 261-270, 276-278, 437, Иеринг Рудольф — 5, 615, 703— Максимович — 639—641, 758, 707, 744 Иларион — 209—214 Коген Герман — 844, Ильин Иван Александрович — Козельский Яков Павлович — 865-866, 872-873, 876 463- Иосиф Волоцкий — 234, 244— Кондорсе Жан Антуан Никола — 247, 262, 270, 278 546, 679-680, Ирнерий — 130 Констан Бенжамен — 5, 656— 658, Конт Огюст — 639, 678, 680— К 684, 711, 715, 744-745, 752— Кавелин Константин Дмитриевич — 576—578, 623, 753, Конфуций — 5, 31— Указатель имен Коркунов Николай М Михайлович — 837, 892 Мабли Габриель — 396, 398— Котляревский Сергей 400, Александрович — 641, 835— Майхофер Вернер — 812— 836 Макиавелли Никколо — 5, 29, Крижанич Юрий — 284—292 170-176, 203, 254, 331, 381, Кропоткин Петр Алексеевич — 493, 595,600-601,684, 721 Максим Грек — 227—234, 236— Курбский Андрей 237, 241, 253, 256, 261-262, Михайлович — 237, 264—271, 268, 275, 278-279, 290 Марат Жан Поль — 387— Курский Дмитрий Иванович — Маритен Жак - 745, 795- 893-894 Марк Аврелий Антонин — 72, 92, Л Маркс Карл — 599, 643, 689— Ла Боэси Этьен — 184—185 690, 692, 694-703, 768, 819, Лавров Петр Лаврович — 602— 823, 825, 828, 830, 844, 855, 604 867, 876, 895-896,915-916, Лао-цзы — 30—31 Ларенц Карл - 739—741 Марсилий Падуанский — 5, Лау Теодор — 342 128- Лейбниц Готфрид — 342, 344— Марциан - 98, 103, 360, 362, 817 Марчич Р е н е - 8 1 5 - 8 1 Ленин Владимир Ильич — 820— Маршалл Джон — 496— 830, 833—834, 876, 896, 916 Месснер Йоханнес — 796— Леонтьев Константин Местр Жозеф - 412, 416, 421— Николаевич — 606—610, 613, 425, 855...

855 Милль Джон Стюарт — 208, Лессинг Готхольд Эф рай м — 649-655, 342 Мильтон Джон — 318— Ликофрон — 54 Михельс Роберт — Лилберн Джон — 320—322 Модестин — 98, Ллевелин Карл — 504, 747, 854 Монтескье Шарль Луи — 5, 377, Локк Джон - 5, 332-339, 363, 363, 367-376, 407, 460, 495, 407, 445, 460, 476, 487, 533, 512, 526, 533, 554, 561, 584, 556, 646 755, 757, Лютер Мартин - 177-179, 1.85, Мор Томас - 190-193, 304, 881 Морелли — 396- 930 Указатель имен Моска Гаэтано — 762 Папиниан Эмилий — 98, 105, Мо-цзы — 34—35 Парето Вильфредо — 492, 762— Муравьев Никита Михайлович — 560—566 Паунд Роско — 504, 746, 760— Муромцев Сергей Андреевич - 637-639 Пашуканис Евгений Мухаммед (Магомет) — 134— Брониславович — 895—898, 135, 151 901- Мэдисон Джеймс — 477, 487, Пейн Томас — 5, 420, 483—486, 489, 492-497 491-492, Мэн Генри - 639, 700, 758 Пересветов Иван Семенович — Мюнцер Томас — 179—181 238, 241, 254, 261-262,268, 275, Н Пестель Павел Иванович — 552-560, Науке Вольфганг — 737— Петр I - 345-346, 431, 443, 548, Неволин Константин 569, 572, Алексеевич — 579— Петражицкий Лев Иосифович — Нестор-213- 5, 615, 746, 837, 848-854, 865, Нил Сорский — 224—227, Ницше Фридрих — 723—732, 855, 861 Пифагор — 44, Новгородцев Павел Иванович Платон - 5, 56-63, 65-66, 68, 5, 836-837, 842-847, 8 5 2 - 76, 89, 101, 146,238, 286,445, 853, 865-866, 874, 876 533, 567, 744, 844, 882, Плеханов Георгий О Валентинович — 819—820, 677 О'Брайен Джеймс Бронтер Победоносцев Константин Оллеро Андрее — Петрович — 610— Ордин-Нащокин Афанасий Пол Агригентский — Лаврентьевич — 292— Полибий — 73— Ориу Морис - 684, 755-756, Помпоний — Остин Джон — 208, 711—715, Посошков Ивам Тихонович — 743, 793, Оуэн Роберт — 669, 675—677 432- Прокопович Феофан — 428— Протагор — 5, 50— П Прудон Пьер Жозеф — 590, 595, Павел (апостол) — 109, 686- Павел (юрист) — 98, 100, Указатель имен Пуфендорф Самуил — 341—344, Соловьев Владимир Сергеевич — 362, 445, 476 570,576,610,613,623,625 Пухта Георг - 370, 413, 519-521. 637, 836, 844, 862, 866-867, 707 Солон — 43—44, Сорокин Питирим Александрович — 745, 759— Радбрух Георг — 735—736 760, 865-866, 889- Радищев Александр Спекторский Евгений Николаевич — 465—472, 483 Васильевич — 865, 882— Разек Али Абдель — 165— 166 Спенсер Герберт — 639, 716, 722, Разумовский Исаак Петрович — 744-745, 899-900 Сперанский Михаил Райнер Георг — 799 Михайлович — 538—545, 548, Рейснер Михаил Андреевич — 577, 898-899 Спиноза Барух (Бенедикт) — Рида Мухаммед Рашид — 164— 307-315, 166 Сталин Иосиф Виссарионович — Робеспьер Максимилиан — 387, 820, 829-835, 391-395, 483, 546 Струве Петр Бернгардович — Росс Альф — 746, 761 865-866, 888- Руссо Жан Жак - 5, 363, 3 7 6 - Стучка Петр Иванович — 894— 386,467,492, 510, 512, 533, 895, 901- 556, 567, 817, 844 Суарес Франциско — 195—197, 817, Савиньи Карл-Фридрих — 370, 519, 521, 580, 707, 713, 844 Татищев Василий Никитич — Салмазий Клавдий — 317 444- Сенека Луций Анней — 72, 92— Тимофеев Иван — 272— Токвиль Алексис — 658— 95, Толстой Лев Николаевич — 595, Сен-Симон Клод Анри де 600, 688, 855, 870, Рувруа - 669-672, 675, 677, Томазий Христиан — 342, 361 — 679-682, 715, 752, Сидней Олджернон — Трибониан — Симеон Полоцкий — 281—284, Трубецкой Евгений Смит Адам — 403—409, 416, 460, Николаевич — 836, 841— Тюрго Анн Робер Жак — Сократ — 5, 54—56, 932 Указатель имен Хомяков Александр Степанович — 570—574, 576, Уиклиф Джон — Уильяме Роджер — 475 Уинстэнли Джерард — 322— Хрисипп — Уинтроп Джон — 474 Ц Ульпиан - 98-102, 358, 883 Цельс - Унгер Роберто — 749 Цицерон Марк Туллий — 80—92, Уорд Натаниэль — 475 101,268,286,304,355,445, Ф Чаадаев Петр Яковлевич — 566— Фалей — Феогнид — Чемберлен Хьюстон Стюарт — Фехнер Эрих — 813— Филофей - 247-251, Чернышевский Николай Филмер Роберт — 317— Гаврилович - 579, 589, 5 9 2 Фихте Иоганн Готлиб — 5, 68, 595, 515-518,690-691, 844, Чичерин Борис Николаевич — 5, Фома Аквинский — 5, 120—125, 577, 593, 613-625, 743, 853, 355, 817, Франк Семен Людвигович — 866, 885- Ш Франклин Бенджамин — 477, 480-483 Шан Ян - 36- Фрасимах — 52—53, 303 Шевырёв Степан Петрович — Фрэнк Джером — 504, 745—747, 576, 854 Шершеневич Габриель Фурье Шарль - 590, 669, 6 7 2 - Феликсович — 837— 675, 677 Шмитт Карл - 789- Штаммлер Рудольф — 734—735, X Хайек Фридрих — 416, 792—794 Штейн Лоренц — 5, 590, 663, Хаммурапи — 21 666- Хань Фэй - 37 Штирнер Макс - 595, Харт Герберт - 208, 804- щ Холл Джером — 744— Холмс Оливер Уэндел — 502— Щербатов Михаил 504, 746-747, 853 Михайлович — 449—459.

Указатель имен э ю Эвгемер — 5 Юлиан — Энгельс Фридрих — 643, Юм Давид — 412, 414—416, 493, 689-690, 694-703, 646, 830, 876, 894-896, 916 Я Эпиктет — 92, 95 Яволен — Эпикур — 5, 40, 70—71 Ященко Александр Семенович — Эрлих Евгений - 758-759 721, 743, 745, 865, История политических и правовых учений Учебник для вузов 4-е издание, переработанное и дополненное Издательство НОРМА Лицензия № 03206 от 10 ноября 2000 г.

101990, Москва, Колпачный пер., 9а Тел./факс (095) 921-62-95. E-mail: norma@norma-verlag.com Internet: www.norma-verlag.com Подписано в печать 05.04.04.

Формат 60x90/16. Бумага типографская. Гарнитура «Тайме».

Печать офсетная. Усл. печ. л. 59,0. Уч.-изд. л. 56,13.

Доп. тираж 6000 экз. Заказ № 4404042.

Официальным дистрибьютором Издательства НОРМА является «Издательский Дом ИНФРА- М»:

127214, Москва, Дмитровское ш., Опт, розница, книга — почтой, доставка:

Телефоны: (095) 485-45-44 (справки о наличии);

(095) 485-74-36 (книга — почтой);

(095) 485-74-00 (заключение договоров);

(095) 485-69- Факс: (095) 485-53-18;

485-68- E-mail: books@infra-m.ru. Internet: www.infra-m.ru Мелкооптовая продажа и розница:

Продажа со скидкой 10% для студентов и преподавателей осуществляется в павильоне № 411- «Книжной ярмарки на Тульской»

по адресу: Варшавское ш., (ст. м. «Тульская», далее трамв. № 3, 35, до остановки «СтройДвор») Отпечатано с готовых монтажей на ФГУИПП «Нижполиграф»

603006, Нижний Новгород, ул. Варварская, 32.

ISBN 5-89123-748- 9785891

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.