авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«Министерство культуры Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ» ...»

-- [ Страница 4 ] --

В целом, в рассмотренных программах развитие музейного дела включено в общий контекст культурной политики, направленной на повышение качества жизни граждан, развитие культурной и духовной сфер жизни общества, повышение эффективности использования потенциала сферы культуры Новосибирской области. Однако в них не акцентируется внимание на развитие коммуникационного пространства музейной сферы (новационные формы и методы работы с музейной аудиторией, Интернет ресурсы). Также, следовало бы обратить внимание на роль музеев в формировании позитивного имиджа региона с учетом исторического опыта и URL: http://mk.nso.ru/Pages/default.aspx (дата обращения 30.09. 2012).

URL: http://mk.nso.ru/Pages/default.aspx (дата обращения 30.09. 2012).

разработку эффективных современных музейных форм имиджевого характера, в т. ч. – с ориентацией на сферу внешней коммуникации40.

Таким образом, анализ развития музейной дела и культурной политики в Новосибирской области показывает:

– доминантное положение в ней крупных и известных в Сибирском регионе двух государственных музеев: Новосибирского государственного краеведческого музея и Новосибирского государственного художественного музея, имеющих опыт межрегиональных, международных и сетевых областных проектов. Министерством культуры области разработана и реализуется специальная программа их модернизации на 2012–2014 гг.;

– функционирование 32 муниципальных музеев в районах и городах области, подчиняющихся органам местного самоуправления и носящих преимущественно историко-краеведческий характер, является определяющим для музейной сети Новосибирской области;

– реализация целевых программ дает возможность музеям развивать отдельные направления своей деятельности. В рамках областной целевой программы «Развитие культуры в сельской местности на 2004–2011 гг.» была реализована подпрограмма «Сохранение культурного наследия сел Новосибирской области», предусматривающая меры по обеспечению сохранности и пополнению музейного фонда. В действующей в настоящее время программе «Культура Новосибирской области на 2012–2016 годы»

также предусмотрена система мероприятий по приобретению оборудования и комплектованию музейных фондов;

– наличие в г. Новосибирске 21 структурного подразделения институтов СО РАН (на правах секторов, исследовательских и инициативных групп), действующих под эгидой Научного совета по музеям Президиума СО Шелегина О. Н. Роль музеев в формировании и трансляции позитивного имиджа Сибирского региона // Вестник Томского государственного университета. 2011. № 351. С.

74–80.

РАН, в соответствии с «Программой развития в Сибирском отделении хранения и изучения музейных предметов и музейных коллекций, публичного представления музейного фонда Отделения в 2008–2012 гг.»;

– организация в 2010 г. Музея истории города Новосибирска, имеющего и успешно реализующего интеграционный потенциал, объединяющий в рамках деятельности «Новосибирской ассоциации музеев»

более 50 музеев и организаций-партнеров. Его деятельность соотносится с ведомственной целевой программой «Новосибирск – культурная столица» на 2011–2013 гг.

– информационное пространство музеями Новосибирской области освоено неравномерно: существует специализированный портал «Музеи СО РАН», наиболее развиты сайты государственных музеев и Музея города Новосибирска. Существует значительная потребность в его расширении, в т.

ч. с использование сайта Министерства культуры области, что предусмотрено текущими и перспективными программами в области культурной политики.

3. Аналитический обзор взаимодействия музеев и музейной аудитории, состояния музейного дела и культурной политики в выбранных регионах 3.1 Взаимодействие музеев и музейной аудитории: проблемы и перспективы За последние 15 лет произошли радикальные изменения, как в обществе, так и в музейном деле. В начале XXI в. музеи становятся существенным фактором, включенным в социально-экономические процессы и обеспечивающим соединение культурной политики с региональными культурными ресурсами. В музейном пространстве в настоящее время появились новые и функционируют чрезвычайно многообразные типы и виды музеев, предлагающие новые «музейные продукты». Музейный посетитель, потребитель этого «продукта», сегодня также иной, чем всего десятилетие назад. Проблемы музейной коммуникации, взаимодействия музея с новым посетителем – среди наиболее актуальных и слабо исследованных.

В современном обществе музеи становятся предпочтительным средством коммуникации в плане неформального образования. По результатам ряда опросов видно, что российские посетители в основном видят музей как место, где можно познакомиться с предметом, коллекцией, выставкой, место, где можно продолжить и углубить обучение и, в последнюю очередь, как место проведения досуга.

Однако существуют и другие точки зрения. Одну из них отстаивает английский исследователь Ф. Шутен: он считает, что, вопреки анкетным данным, посетитель приходит в музей не для получения знаний, а с целью развлечения (с небольшой долей познавательных интересов) и использует музей как средство общения41. Аналогичную тенденцию можно проследить и Шутен Ф. Преодолевая барьер между профессионалами и посетителями // Museum.

1999. № 2. С. 28–29.

в России: по данным опросов нескольких музеев, выходной или праздничный день в музее хотели бы провести 92 % опрошенных. По опросам, проведенным в музеях Рязанской и Новосибирской областей, выяснилось, что посетители хотели бы заняться в музее творчеством с детьми, участвовать в конкурсах и играх, театрализованных празднествах (см.

Приложение А–Г, Н–С)42. А вот как разделились мнения среди студенческой музейной аудитории: «Я открыла для себя немало нового, а получать новую информацию — это здорово!», «Если в музее не получать эмоции, то смысл тогда вообще туда идти? Информацию можно и в другом месте найти!», «Конечно, важно, чтобы ты получил удовольствие. В то же время и информация важна. Ты же целенаправленно идешь в какой-нибудь музей с целью что-то взять для себя…» (материалы фокус-группы со студентами, см.

Приложение Л).

Несмотря на разные точки зрения, большинство исследователей отмечают снижение интереса публики к музеям как к «пассивным витринам»

для демонстрации шедевров и раритетов. Популярность идеи музея как места для дискуссий и активного диалога характерна для все большего числа посетителей разного культурного и социального уровня. Причем рейтинг надежности информации в исторических музеях, как свидетельствуют исследования американских специалистов, оказался выше, чем у учебников и кинофильмов. Похожие предпочтения можно проследить и в России. Как показывает проведенное исследование, музей является основным источником сведений об истории России для реальной музейной аудитории: такую точку зрения высказали более половины опрошенных посетителей (52,0 % – в Рязанской области, 61 % – в Новосибирской).

Также, на основании результатов опроса можно проследить преобладающий интерес населения именно к историческим и краеведческим музеям. Среди респондентов, предпочитающих исторические музеи, больше Далее приведены данные социологического исследования, выполненного в рамках настоящей НИР (см. Раздел 1, Приложения А–Ц) всего посетителей 30–55 лет (т. е. самой активной части населения).

Краеведческие музеи и музеи–заповедники чаще предпочитают представители старшей возрастной группы (55 лет и старше), а естественнонаучные – младшей (16–29 лет). Об активном интересе к истории свидетельствуют и материалы фокус-групп: «Те люди, которые идут в музей, хотят узнать историю, посмотреть экспонаты вживую. Другими словами, они идут туда увидеть и услышать все то, что они хотели бы узнать именно в этом конкретном музее»;

«Заинтересовывать надо самой историей, а не музейными экспонатами» (фокус-группа со студентами). Очевидно, что основная мотивация большинства посетителей – получение исчерпывающей информации об истории страны, для чего им необходимо видеть яркие, «читаемые» экспозиции, подлинные музейные предметы, внятные тексты, т.

е. посетитель стремиться к диалогу, для которого ему зачастую не хватает коммуникационного потенциала43.

Однако, в современной ситуации ни высокое качество музейных коллекций, ни традиционные и новационные методы и формы работы не гарантируют того, что музей станет важным и интересным местом пребывания для местного жителя, который имеет достаточный выбор для проведения досуга и пополнения знаний. Согласно исследованиям Фонда «Общественное мнение» за 2009 г., лишь 16 % россиян посетили хотя бы один музей за последние 2–3 года. Причем только 1 % из них посетили научно-технический музей, 7 % – художественный музей, 9 % – зоопарк44.

Такое понятие, такая практика как «культура посещения музея», – малораспространенное явление даже для Москвы. Основную массу посетителей по-прежнему составляет школьная аудитория.

Отечественная статистика музейной сферы малоинформативна, но и она свидетельствует о серьезных проблемах в музейной отрасли. Например, на вопрос: «Чем вас привлекает музей?» – более половины (52,4 %) См.: Скрипкина Л. И. Музей в современных социокультурных условиях // Музей в современном мире. М., 1999.

См.: Концепция Музея науки и техники на базе Политехнического музея. М., 2011.

опрошенных отметили выставку на интересную для них тему. Причем отмечается интерес именно к концептуальным выставкам, проблемному показу, стремление к диалогу в музейном пространстве. Далее, среди привлекающих в музей факторов, со значительным отрывом следуют: яркое событие, мероприятие (36,6 %) и новая экспозиция (35,2 %). Такая форма работы, как цикл лекций и экскурсий оказалась наименее интересной для потенциальных посетителей (5 %). При этом для молодых людей привлекательнее выставка, тогда как новая экспозиция и яркое событие, мероприятие важнее для представителей старшей возрастной.

И, действительно, выставочная деятельность является ярким показателем работоспособности и востребованности музея. Однако в музеях целого ряда регионов России от запада до востока наблюдается общая тенденция (и она преобладает): растет количество экскурсий и выставок, но сокращается количество посетителей. Не стали исключением и регионы, выбранные для исследования. В Рязанской области, например, в 2010 г. было проведено выставок почти в 1,5 раза больше, чем в 2008 г., а посещаемость сократилась с 656 тыс. человек до 571,9 тыс. человек в год45. В Новосибирской области проведено в 2 раза больше выставок, посещаемость нестабильна: в 2010 г. она повысилась относительно показателей 2005 г., но сократилась по сравнению с 2009 г. (384,9 тыс. человек)46.

В целом, тенденция последних лет такова: некоторый рост музейной сети, достаточно интенсивная выставочная и экскурсионная деятельность – и практически неизменное количество посетителей в целом по стране, но заметное снижение посещаемости в ряде регионов. И это происходит в ситуации, когда многие музеи демонстрируют новые формы деятельности, стараются не потеряться в новых условиях. К этому надо добавить, что за последние 10 лет число музеев в стране постоянно увеличивалось.

Соответственно, в Рязанской области – с 17 музеев в 2000 г. до Рязанская область в цифрах. 2011: Статистический сборник. Рязань, 2011.

Статистический ежегодник Новосибирской области-2011. Новосибирск, 2011.

(находящихся в ведении Министерства культуры РФ) в 2011 г.;

в Новосибирской области – с 31 в 2005 г. до 44 в 2011 г.

Уменьшение количества посетителей происходит в основном за счет взрослого населения – вопрос мотивации выбора музея остается открытым;

большая часть посетителей по-прежнему школьники, учащиеся средних учебных заведений, которых «приводят» в музей учителя либо родители.

Директор Государственного музея А. С. Пушкина в Москве считает катастрофической ситуацию конца 1990-х гг., когда основными посетителями были школьники до 14 лет и пенсионеры, а самой малочисленной – взрослые посетители среднего возраста47. Такая же ситуация сохраняется в большинстве музеев РФ до сих пор. 70 % из числа взрослых посетителей приходит в музей с детьми, причем большинство взрослых попадает в музей впервые благодаря своим детям. Согласно проведенному исследованию, посетители, пришедшие с детьми (чаще всего в возрасте 7–12 лет), составили довольно многочисленную группу (19,9 %).

Большинство из опрошенных (37,2 %) пришли в музей с другом или подругой.

Сегодня самые устойчивые посетительские группы – это школьники и туристы. Причем одна из особенностей последних лет – в музей активно пошли дошкольники и младшеклассники. Традиционно самым устойчивым сегментом музейной аудитории остается семья;

большинство отечественных музеев считает детей с родителями своей основной аудиторией (Дарвиновский музей, например, учитывал это при создании тематико экспозиционных планов: около 70 % посетителей этого музея – семьи).

Отечественные исследователи отметили и парадоксальную, на первый взгляд, особенность – общее количество посетителей находится в прямой зависимости от их уровня благосостояния: в музей приходят в основном люди со средним достатком и малоимущие. Как отмечает директор одного из Богатырев Е. А. Новый посетитель в музее // Музей и общество. Материалы международной конференции. Красноярск, 2002. С. 96.

московских музеев, самый общественно активный сегодня т. н. новый класс является одновременно и самым нелюбознательным, поэтому музей этот работает «над созданием продукта, который был бы востребован именно этой категорией посетителя»48. Например, по опросам в Рязанской области видно, что среди отметивших посещение музея как предпочтительный вид досуга больше всего людей, оценивших свое материальное положение как среднее, тогда как в высокодоходной группе таких оказалось меньше всего. И это несмотря на то, что в выборке респондентов, оценивших свое материальное положение как высокое, – около 1/3 (31,7 % в Рязанской обл.).

Как заметил зарубежный исследователь: «Многие группы населения считают, что музеи не для них»49;

статистика в Великобритании свидетельствует, что (как и в большинстве европейских стран) растет число посещений, а не количество посетителей. Многие российские музейщики считают своим основным достижением последних лет, что им удалось сохранить своего постоянного посетителя;

новый посетитель не всегда охотно приходит в музей и его мотивации в отношении музея четко не определены.

Согласно результатам проведенного опроса, основные мотивы посещения музеев для большинства опрошенных можно охарактеризовать как рекреационные (42 %);

вторым по значимости мотивом было названо участие в музейном мероприятии (празднике, концерте, лекции и т. д.) (28, %). В то же время значительная часть респондентов указали в качестве доминирующих познавательные мотивы (24, 5%) и желание повысить свой культурный уровень. Так, посещение новой выставки в качестве основного мотива выбрали 21,9 % респондентов, желание погрузиться в прошлое и увидеть подлинные памятники – 18,4 % и 17,35 % соответственно.

Значительно реже назывался такой мотив, как желание показать музей Богатырев Е. А. Новый посетитель в музее. С. 96.

Шутен Ф. Преодолевая барьер … С. 28-29.

ребенку (12,2 %). Меньше всего посетителей пришли в музей с желанием получить информацию для учебного процесса (1,0 %).

Среди причин визита в музей (аудитория музея состояла преимущественно из людей в возрасте от 18 лет и старше, с разным уровнем образования и заинтересованности) оказались: случайное посещение, развлечение, получение информации. Заметим, что два из трех мотивов посещения – случайное и развлечение являются, по терминологии психологов, нестойкими или личностно-незначимыми, причем доля таких мотиваций значительна и музей обязан выстраивать отношения и с такой категорией посетителей50. Очевидно, что традиционные формы научно просветительской работы, традиционный дизайн, этикетаж и пр. в данном случае эффективно не работают. В результате, музеи, желая добиться необходимых количественных показателей посещаемости, зачастую используют некорректные и около-музейные способы для привлечения публики, чем подрывают авторитет данного социального института и не реализовывают в полной мере историко-культурный потенциал, которым он располагает. Один из участников фокус-группы так высказался об этой опасности: «Не надо ни заставлять, ни заинтересовывать ничем жителей, поскольку все это фальшиво, превращает музей в какой-то аттракцион, игрушечный балаган. На самом деле раньше ходили в музей по патриотическим соображениям: людям была интересна история, как своей страны, так и своего города, поселка, села. Целью же современного посетителя является основанное на сугубо приземленном желании получение зрелища, развлечения».

Среди немногих удачных примеров выстраивания плодотворных и выверенных отношений с публикой – выставки и образовательные программы Государственного Исторического музея, Государственного биологического музея им. Тимирязева. Интересный опыт накоплен в Государственном геологическом музее им. В. И. Вернадского. Посетители Величковский Б. М., Зинченко В. П., Лурия А. Р. Психология восприятия. М., 1975.

музея условно были подразделены на 4 группы (в соответствии с различной степенью их подготовки и мотивации): неподготовленные, подготовленные, ориентированные, специализированные, и, в соответствии с этим, сформирована система научно-просветительской деятельности этого музея:

«обслуживание каждой группы имеет свои особенности и использует традиционные и инновационные средства музейной коммуникации»51.

Благодаря целенаправленным исследованиям хорошо знают своего посетителя в Государственном музее истории религии в Санкт_Петербурге:

здесь сотрудников просветительского отдела привлекают к планированию экспозиций и выставок, к созданию этикеток и текстов, т. е. в музее начинают использовать партисипативные технологии работы с посетителем.

Таким образом, все большее значение приобретает разработка стратегии работы с местным населением, использование для этого специалистов-социологов, психологов, определение целевых групп населения и повышение привлекательности музеев для них. Причем, как справедливо отмечают некоторые музейные специалисты, при построении системы коммуникации необходимо сочетать решение концептуальных задач развития музея и задач по удовлетворению запросов различных категорий посетителей, постоянно отслеживая изменение спроса. К сожалению, введенная на современном этапе форма музейной отчетности, включающая пункт «Процент потребителей, удовлетворенных качеством и доступностью предоставления услуг», ориентируется только на данные Книги отзывов музея. Это дает только часть необходимой для аналитики информации и заведомо фальсифицирует результат.

Идея поддержки разных групп посетителей, людей с разной степенью подготовленности и мотивации, становится постепенно частью концепций развития некоторых музеев. Исследовательница из США Элен Хупер Гринхилл считает, что вообще следует перенести акцент с внутренней Наумов Г. Б., Иксанова И. В., Черненко В. В. Естественноисторический музей в структуре современной культуры // Теория и практика музейного дела в России на рубеже XX–XXI веков / Труды ГИМ. Вып. 127. М., 2001. С. 135.

деятельности на внешнюю, т. е. на посетителей. Музеи должны четко определить для себя, считает автор, какая именно публика им нужна, и стремиться к установлению с нею необходимых связей52.

И здесь просто необходимо учитывать зарубежный опыт по изучению и взаимодействию с посетителем. В зарубежной практике «музейная педагогика» в большинстве стран носит название «Изучение посетителя»

(Visitor Studies), что отражает различие между тем, чем занимается эта отрасль знания в России и на Западе. В российской практике довольно сильно смещен акцент на работу с детской аудиторией именно с педагогическими целями. За рубежом сфера «изучения посетителя» не носит исключительно образовательный характер – значительная часть исследований посвящена поведенческим и когнитивным проблемам.

Поведенческие исследования включают в себя разнообразные методы наблюдения за реакциями посетителя в экспозиции. Это, с одной стороны, представляет интерес для российской практики, с другой – должно быть внимательно рассмотрено, поскольку возникает вопрос об этичности тайного наблюдения и записи разговоров посетителей. Когнитивные исследования касаются изучения особенностей восприятия посетителем знаков и кодов внешнего информационного поля музейного экспоната и проблему их интерпретации. Кроме этого, работа идет со всеми возрастами и группами через поиск каналов максимального вовлечения в музейные коммуникационные каналы.

В последние 5 лет в музейной сфере выработался и активно используется новый подход к посетителю, который пока практически не известен в России – новые партисипативные (от англ. participate – участвовать) технологии работы с посетителем. Это технологии активного вовлечения посетителя, которые применяют в экспозиционной практике, когда изменение или корреляция экспозиции происходит в результате учета См.: Hooper-Greenhill E. Museums and their Visitors. L.: Routledge, 1994.

мнения посетителей. Такая практика ведет к постепенному отходу от традиционной для музея идеи законченной, постоянной экспозиции.

Изучение и описание этой и других новейших технологий в сфере работы с посетителем важны не только для персонала, отвечающего за образовательные функции музея, но и для всего персонала, имеющего отношение к научно-экспозиционной и управленческой деятельности, – от младших научных сотрудников до директоров музеев.

Из наиболее заметных терминологически выраженных мировых тенденций очевиден переход от понятия «посетитель» к более широкому – «аудитория», в т. ч. «цифровая культурная аудитория» (digital cultural audience). Также в последние 2 года обозначился особый интерес к привлечению местного сообщества (community) в традиционные виды музеев, что на протяжении нескольких десятилетий волновало в основном только экомузеи.

Кроме этого, обращает на себя внимание, что в зарубежной практике существуют крупные ассоциации, занимающиеся проблемой изучения посетителя (The International Laboratory for Visitor Studies – Международная лаборатория изучения посетителя, США, Visitor Studies Association – Ассоциация изучения посетителя, Великобритания). Такого рода организации помогают решать проблемы музейной коммуникаций и распространять знания о последних новшествах в этой сфере между музеями.

В 1980-е – начале 1990-х гг. вопросами изучения посетителя активно занимались сотрудники НИИ культуры (ныне Российский институт культурологи), где была создана отраслевая социологическая служба при Министерстве культуры РСФСР и начала проводиться работа в этом направлении53. В настоящее время институций, подобных этой, в стране не Материалы социологического исследования «Отношение населения крупных городов к музеям» / Отраслевая социологическая служба. Министерство культуры РСФСР, Академия наук СССР, НИИ культуры. М., 1987;

Социологическое исследование в музее:

Методические рекомендации / НИИ культуры. М., 1989;

Сравнительный анализ организации культурной жизни в различных типах поселений / Отраслевая существует, что значительно осложняет работу по проведению и координации научных исследований и практических разработок в сфере взаимодействия музея и общества.

Значительная активизация в изучении социально-демографических групп посетителей музеев, которая наблюдается на Западе и, к сожалению, только начинает просматриваться у нас, – проявление осознанной ответственности музея перед обществом за привлечение более широких слоев населения. Надо отметить, что проблема изучения музейного посетителя не получила должного внимания не только у курирующих культуру управленческих структур, но и в среде российского музейного сообщества.

Например, экспертный опрос руководителей музеев в 2002 г.

(Алтайский край) показал, что работа с посетителем, общественностью не входит в число приоритетных направлений деятельности этих музеев и замыкает список других музейных проблем. Экспертный опрос 2012 г. среди музейных специалистов и специалистов в сфере управления культурой показал, что понимание необходимости работы с музейной аудиторией существует, однако, основными субъектами музейной коммуникации по прежнему видится школьная аудитория, и практически не выделяются другие участники музейной коммуникации.

Изучение социального статуса, образовательного уровня посетителя российского музея, его интересов и культурных предпочтений – важнейшая задача, к решению которой готовы далеко не все отечественные музеи.

Выборочное анкетирование в последние годы проводят некоторые столичные и крупные региональные музеи. За последние годы в РФ было проведено крупных социологических исследования – Музеями Московского Кремля (2009) и Государственным музеем изобразительных искусств им. А. С.

социологическая служба. Министерство культуры РСФСР, Академия наук СССР, НИИ культуры. М., 1990 и др.

Пушкина (2010). Предварительная оценка посетительской аудитории проведена в новой концепции развития Политехнического музея (2010).

Полученных данных, зачастую весьма противоречивых, пока явно недостаточно, чтобы увидеть облик человека, в музей приходящего и, тем более, делать какие-либо прогнозы на будущее и создавать на их основе адекватную времени систему коммуникации.

В настоящее время у музейных работников не имеется четких представлений о законах и особенностях восприятия музейной аудиторией экспозиций и выставок, о воздействии на посетителя различных форм культурно-образовательной деятельности, что не позволяет оптимизировать коммуникативные процессы и эффективно выполнять миссию музея.

Исследования в России обращены преимущественно на детскую аудиторию и практически не обращают внимания на запросы других участников музейной коммуникации. Тем временем, такого рода исследования могут сильно изменить наши представления о том, как должны быть организованы образовательные программы и музейная экспозиция.

Важнейшие результаты для оптимизации работы с аудиторией можно получить, проводя исследования потенциальной музейной аудитории.

Сегодня очевидно, что музею важнее знать, почему не пришел в музей тот, кто не пришел, чем знать, почему пришел в музей тот, кто пришел.

Результаты пилотного исследования однозначно показывают, что уровень музейной потребности напрямую связан с общим образовательным и культурным уровнем социума и, в частности – с культурой проведения досуга. Чтение, посещение театров и концертов, общение с природой и культурным наследием явно преобладают среди досуговых предпочтений музейных посетителей;

для потенциальной аудитории более интересным оказываются просмотр телепередач, занятие домашним хозяйством, работа на дачном участке. Эти различия вполне коррелируют с выявленными нами различиями между музейной реальной и потенциальной аудиториями по уровню образования и роду занятий.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем:

Отсутствие согласованности и комплексности исследований, их локальный характер;

Отсутствие современного инструментария, адекватного исследовательским задачам;

Обозначение тенденций без их анализа и без разработки практических рекомендаций;

Результаты локальных исследований редко используются в музейной практике.

При проведении настоящей НИР ключевыми явились ряд положений:

1) в музее постиндустриального общества посетитель является не пассивным созерцателем, а активным соучастником коммуникативного процесса, и даже форма получения информации тоже может определяться самим посетителем.

Некоторые исследователи выдвигают еще более радикальный тезис:

определяющим в музейной деятельности становится сегодня не содержание музея, а интерес посетителей. Можно дискутировать с подобными точками зрения, но так или иначе, ясно одно: при сохранении за музеем миссии общественного просвещения посредством презентации подлинных памятников, необходимо сделать музейную аудиторию приоритетным объектом изучения и полноправным действующим субъектом музейной коммуникации.

Речь идет: о расширении музейной аудитории (не только и не столько об увеличении численности, а именно о расширении ее сегментов, привлечении в музей новых групп населения);

о формировании целевой аудитории конкретного музея (от чего зависит сегодня успешность большинства музейных проектов);

о своевременном отклике на запросы и интересы посетителей (но, при этом, мы говорим не только об удовлетворении потребностей, но и об их формировании, – а это невозможно без четкого понимания – кто же тот человек, который переступает сегодня порог музея и тот, кто никогда в музей не заходит).

2) Современные планирование и прогнозирование количества музейных посетителей, которые являются важной составляющей системы «государственных заданий» для бюджетных учреждений, возможны лишь при проведении серьезных маркетинговых исследований ключевых сегментов музейной аудитории и разработки на этой основе бизнес-планов.

Количество и состав посетителей напрямую определяются такими факторами, как имидж музея, формат подачи материалов, тематика экспозиций, ценовая политика и прочее – то, что создается с помощью маркетинговых стратегий и работы с общественностью. Осознание необходимости подобной работы уже приводит некоторые музеи к созданию специальных отделов и к разработке планов / стратегий развития аудитории.

3) До сих пор музееведение крайне редко обращалось к опыту, накопленному такими дисциплинами как социология, психолингвистика и психология. Сегодня стало очевидным, что междисциплинарный подход к проблеме изучения музейной аудитории откроет новые перспективы для создания более ясных и доступных экспозиций и улучшения методов работы всех типов музейных учреждений.

4) Разработка современного инструментария и проведение социологического исследования с целью создания «портрета музейного посетителя» было осуществлено в комплексе с анализом современной практики в музейном деле и культурной политике. Это важно, в том числе потому, что виды культурных предпочтений могут достаточно сильно варьироваться в зависимости от местных традиций, конкурентных предложений, климата и прочих факторов. Соответственно, и программы музея должны быть сориентированы, прежде всего, на специфику местного сообщества.

Более глубокое и многостороннее исследование интересов, реакций и особенностей восприятия посетителей можно рассматривать как начало нового диалога между музеем и обществом.

3.2 Музейная деятельность как фактор актуализации регионального наследия в интересах местного сообщества В результате проведенного исследования были сопоставлены и проанализированы комплексы материалов, позволившие выявить эффективность взаимодействия музея, музейной аудитории и культурной политики региона. Данные социологического исследования, изучение музейной документации, анализ организационно-правовых актов и региональных программ культурного развития дают возможность не только замерить уровень взаимодействия всех составляющих, но и выявить основные проблемы в данной сфере и предложить пути их решения.

Несмотря на пилотажный характер, проведенное комплексное исследование выявило несколько блоков проблем, требующих решения – новая музейная аудитория, музей и взаимодействие с посетителем, музей и наследие. Изложенные ниже предварительные рекомендации основаны как на проведенном исследовании, так и на изучении российского и зарубежного опыта по решению аналогичных проблем.

В современный музей приходит новый посетитель, поэтому вопрос об изменения характеристик музейной аудитории становится одним из главных. Приступая к исследованию, мы сформулировали гипотезу об изменении музейной аудитории по сравнению с последней третью ХХ в. Для проверки этой гипотезы в блоки вопросов анкет были целенаправленно включены некоторые ключевые вопросы, присутствовавшие в анкетах исследования «Музей и посетитель» 1970-х гг. Проведенное пилотное исследование дает возможность сопоставить ответы на вопросы, совпадающие с вопросами исследования 1970-х гг., и отследить изменения в составе музейной аудитории. Отметим наиболее существенные изменения, касающиеся гендерных и социально-возрастных характеристик респондентов.

При опросе 1970-х гг. среди посетителей преобладали мужчины, в г. – женщины54. Соотношение среди посетителей музеев мужчин и женщин в 1970-е гг. составило: мужчин – 54,3 %, женщин – 45,7 %. В 2012 г. это соотношение составило: по Рязанской области: мужчин – 33,7 %, женщин – 66,3 %;

по Новосибирской области: мужчин – 43,0 %, женщин – 57,0 %.

Из приведенных данных можно сделать вывод о том, что за прошедшие лет значительно возросла активность женщин как посетителей музея, их интерес к музею.

Число лиц с высшим и неоконченным высшим образованием в 1970-е гг. составило 22,5 %, в 2012 г. по Рязанской области – 57,6 %, по Новосибирской области – 62,0 %.

В 1973 г. рабочие составляли 21,6 %, в 2012 г. этот процент уменьшился до 6,1% в Рязанской области, и не зафиксированы рабочие в исследовании по Новосибирской области.

Процент пенсионеров возрос: в 1970-е гг. он составлял 1,5 %, в 2012 г.

составил 11,2 % в Рязанской области и 5,0 % в Новосибирской области.

Значительно возрос процент работников культуры, искусства, образования. При опросе 1970-х гг. их процент составил 7,7 % (работники сферы культуры и искусства – 2,6 %, научные работники, преподаватели ВУЗов, учителя – 5,1 %), при опросе 2012 г. работники сферы образования, культуры, здравоохранения составили 20,3 % по Рязанской области и 15 % по Новосибирской области.

Полученные данные показывают, что возросло число лиц с высшим образованием в реальной музейной аудитории;

одновременно с сокращением числа реальных посетителей рабочих профессий эти люди перешли в потенциальную (не посещающие музей) аудиторию.

Экспозиционная, выставочная, культурно-образовательная деятельность музея должна отвечать требованиям реальной аудитории, По опросу 1970-х гг. приведены общие данные по стране, при опросе 2012 г. – данные по двум областям.

образовательный и культурный уровень которой возрос, в то же время необходимо найти пути для привлечения в музей «потерянного» за последние десятилетия посетителя. Экспозиция музея должна быть максимально коммуникативной, обращенной ко всем сегментам реальной аудитории, но в то же время содержащей привлекательные для потенциальной аудитории элементы.

Проведенное исследование показало ощутимый разброс предпочтений в зависимости от возраста, образования, вида занятий, пола респондентов.

Это вполне подтверждает выдвинутую нами гипотезу о значительных изменениях музейной аудитории и о ее возросшей дифференциации.

Единообразие школьной программы, идеологический контроль за средствами массовой информации, отсутствие Интернета с его практически неограниченными возможностями доступа к информации, обязательность построение музейных экспозиций по «спущенным сверху» указаниям в 1970 е гг. обеспечивали сходство восприятия аудиторией предлагаемого «музейного продукта». Сегодня реакция посетителя на предлагаемую музеями информацию и формы ее презентации сильно варьируются в зависимости от социально-демографических характеристик и индивидуальных особенностей посетителя. Гипотетически можно предположить, что при анализе глубинных реакций эти различия оказались бы еще более существенными. Глубинное изучение произошедших изменений требует разработки иных методик с привлечением методов музейной психологии. Становится очевидным, что сегодня деятельность музея должна стать гораздо более дифференцированной и адресной.

Положительная динамика развития музейной сети Рязанской области отражает серьезное внимание, которое уделяется этой сфере региональными органами управления. Однако, при этом наблюдается снижение или нестабильные показатели посещаемости: 623 тыс. человек в 1995 г.;

539, тыс. – в 2000 г.;

всплеск в 2005–2008 гг. до 656 тыс. человек и опять падение посещаемости в 2010–2011 гг. до 572 тыс.человек.

Развитие музейной сети Новосибирской области также отличается положительной динамикой: в начале XXI в. она включала 26 музеев областного подчинения, в 2012 г. состоит из 2 государственных и муниципальных музеев, однако здесь также имеет место нестабильность посещаемости музеев. В связи с этим большое значение приобретает разработка новых подходов к привлечению музейной аудитории, основанных на дифференциации посетителей по социально-демографическим критериям.

Новые подходы к привлечению музейной аудитории должны базироваться на изучения музейной аудитории. Важнейшие для оптимизации работы с аудиторией результаты можно получить, проводя исследования потенциальной музейной аудитории. Как утверждают специалисты, музею важнее знать, почему не пришел в музей тот, кто не пришел, чем знать, почему пришел в музей тот, кто пришел. Результаты пилотного исследования однозначно показывают, что уровень музейной потребности напрямую связан с общим образовательным и культурным уровнем социума и, в частности – с культурой проведения досуга.

Чтение, посещение театров и концертов, общение с природой и культурным наследием явно преобладают среди досуговых предпочтений музейных посетителей;

для потенциальной аудитории более интересным оказываются просмотр телепередач, занятие домашним хозяйством, работа на дачном участке. Эти различия вполне коррелируют с выявленными нами различиями между музейной и потенциальной аудиториями по уровню образования и роду занятий.

Инициатором изучения музейной аудитории со стороны Рязани выступил Комитет по культуре и туризму Рязанской области, организовавший техническую сторону проведенного исследования. Имея в непосредственном подчинении музеи области, Комитет по культуре и туризму поддержал идею комплексного исследования музейной аудитории, исходившую от Российского института культурологии МК РФ в целях дальнейшего усовершенствования форм работы с региональным сообществом и планированием этой работы в соответствии с результатами проведенного исследования.

Со стороны Новосибирской области как организационную, так и научную поддержку проекту оказали структуры Сибирского отделения РАН – Научный совет по музеям РАН, отдельные музеи, входящие в состав СО РАН стали базой для проведения нашего исследования. Заинтересованность Министерства культуры Новосибирской области в проведении исследования проявилась в предоставлении площадок вверенных министерству музеев для изучения посетителя.

Поскольку предпринятое исследование носило пилотажный характер, для получения более точных и репрезентативных результатов рекомендуется продолжить начатую работу с использованием выработанных методик, охватив социологическим опросом репрезентативное число жителей Рязанской области. Необходимо провести опросы во всех муниципальных музеях области, возможно проведение опроса также в ведомственных музеях.

Рекомендуется репрезентативное сравнительное исследование досуговых предпочтений, уровня исторического сознания, отношения к музею в населенном пункте, имеющим музей, и в сходном по числу жителей и иным показателем пункте, не имеющем музея;

такое сравнение могло бы дать объективное представление о роли музея в формировании исторических представлений, культурного уровня и музейной потребности населения.

Одним из главных моментов привлечения посетителя в музей является решение проблемы оптимизации экспозиционно-выставочной деятельности музеев. Анализ ответов на вопросы анкеты показывает, что наиболее привлекательными для посетителей музеев остаются экспозиционные формы, и выставка на интересную тему является основным стимулом для посещения музея. Необходимым направлением в деятельности музея становится разработка долгосрочных и ежегодных планов выставок, специально адресованных различным сегментам музейной аудитории.

Каждая выставка может сопровождаться рядом мероприятий соответствующей тематики, усиливающих привлекательность выставки для данной аудитории.

Постоянная экспозиция должна обладать максимальной коммуникабельностью и быть ориентированной на максимально широкий спектр аудитории;

временные экспозиции (выставки) дают возможность адресного обращения к той или иной группе местного социума с учетом их интересов, предпочтений, возрастных, профессиональных и др.

характеристик.

Ответы на вопросы отчетливо продемонстрировали интерес музейной аудитории к выставке как наиболее привлекательной форме музейной деятельности. Временная экспозиция (выставка) всегда признавалась важнейшим фактором развития музея и важнейшим звеном музейной коммуникации. Однако в последние два десятилетия многие музеи, в погоне за легкой популярностью, стали излишне увлекаться различными «хэппиненгами», событиями, мероприятия и др. в ущерб специфическим формам музейной деятельности. В свете проведенного исследования особенно важными представляются возможности, которые дает выставка для привлечения в музей той или иной конкретной группы местного социума.

Очевидно, что эти возможности выставочной деятельности отнюдь не полностью используются музеями. Так, в единственном музее Федерального подчинения – Рязанском музее-заповеднике число выставок в музее невелико и практически не используется возможность организации выставок вне музея: таковых за 2004–2009 гг. было всего 6. Это свидетельствует о недостаточной работе по продвижению музейного продукта и отсутствия заинтересованности в работе с потенциальной аудиторией Рязанской области. В то же время другие, как государственные, так и муниципальные музеи области достаточно активны в выставочной работе. Интересные выставки проходят в Рязанском художественном музее им. Пожалостина, Музее истории молодежного движения, Касимовском краеведческом музее.

Экспозиционно-выставочные аспекты деятельности отдельных музеев города и области должны выстраиваться в единую регональную программу музейных выставок. Музеям рекомендуется разработать (или скорректировать) долгосрочную программу выставочной деятельности с учетом, как высокой востребованности выставок, так и различий в предпочтениях разных сегментов реальной и потенциальной аудитории.

Сегодня спектр типов и жанров экспозиций, вариантов дизайнерских решений широк как никогда. Музейному работнику нелегко сделать оптимальный выбор. Поэтому необходимо организовать повышение квалификации для специалистов экспозиционных и выставочных отделов музея с обязательным ознакомлением опыта построения экспозиций в музеях, известных своими экспозиционными находками и интересными решениями.

Представляется, что разные сегменты музейной аудитории будут отдавать предпочтение разным типам и жанрам экспозиций. Это требует дополнительных исследований. Для оптимизации экспозиционной и выставочной деятельности музея необходимо изучение глубинных реакций аудитории на различные экспозиционные решения.

Активны в плане выставочной деятельности музеи Новосибирской области, что объясняется в значительной степени продуманной культурной политикой и реализацией областной целевой программы «Развитие культуры в сельской местности на 2004–2011гг. », а также действующей программой «Культура Новосибирской области на 2012–2016 годы» (совместный выставочный проект музеев Новосибирской области, реализованный по инициативе Новосибирского краеведческого музея «Живет в нас память о войне», 2011;

реализованный этим же музеем совместный выставочный проект «Земляки», 2012;

Музей города Новосибирска представил целый ряд интересных выставок, таких как «Города-побратимы Новосибирска», «Что остается в наследство», «Забавы городской детворы», «Новосибирск: человек и город» и др.). Необходимо предварительное изучение интересов и предпочтений в отношении музейных экспозиций различных групп населения с применением методов музейной психологии.

Методы музейной психологии могут быть использованы и при решении проблемы развития активности музейной аудитории.

Популярность идеи музея как места для дискуссий и активного диалога характерна для все большего числа посетителей разного культурного и социального уровня.

Важная задача музея малых населенных пунктов развитие самодеятельности населения. Участие в создании и деятельности музея благоприятно сказывается на уровне самоидентификации и инкультурации местного социума.

Ответы на вопросы анкеты № 37 (Храните ли вы дома старые фотографии, письма, другие предметы, принадлежавшие Вашим предкам?) свидетельствуют о наличии у подавляющего большинства опрошенных «музейной потребности» на уровне личности, семьи, рода – потребности сохранять памятные предметы, коллекционировать материальные свидетельства прошлого. Задача музея – перекинуть мостик между этой «домашней» потребностью и интересом к наследию своей малой родины, своего региона, своего народа. Для достижения поставленной цели могут быть использованы такие формы, как интерактивные экспозиции и экскурсии, мастер-классы, кружки «по интересам», выставки, созданные самими жителями из собранных ими самими предметов по типу «Мой XX век».

При создании новых экспозиций музеям необходимо ориентироваться на технологии активного вовлечения посетителя, которые часто отражаются в экспозиции, меняя еT уже после вернисажа, что ведTт к постепенному отходу от традиционной для музея идеи законченной, постоянной экспозиции. Изучение этой и других новейших технологий в сфере работы с посетителем важны не только для персонала, отвечающего за образовательные функции музея, но и для всего персонала, имеющего отношение к научно-экспозиционной и управленческой деятельности, – от младших научных сотрудников до директоров музеев.

Активность жителей Рязанской области имеет давние традиции, уходящие корнями в советское время. Так, музей К. Э. Циолковского был создан как общественный музей по инициативе его земляков в 1967 г. В отношении этого музея проявляется инициатива не только жителей, но и власти – в 2008 г. он передан из муниципального в областное подчинение. В отношении музейных проектов, направленных на вовлечение посетителей в активную деятельность, можно привести пример музея в г. Шацке, где реализованы такие проекты, как «Пишем историю вместе», акции «Всей семьей в музей», принятые на вооружение органами культуры и рекомендованные в качестве примеров другим муниципальным музеям.

Поддержку региональных органов управления культурой Новосибирской области получил в 2012 г. выставочный проект Новосибирского государственного краеведческого музея «Земляки», посвященный 75-летию области и показанный также в районном центре в рамках областного музейного проекта. Выставка рассказывает о прошлом региона через судьбы обычных жителей Новосибирской области XX в., представляет историю так, чтобы она стала всем близкой и понятной, активизирует районным музеям работу с фамильными фондами, стимулируя жителей к пополнению музейных собраний из личных коллекций. Музеи Сибирского отделения РАН вовлекают в музейное образовательное пространство молодое поколение, передавая накопленный опыт – на основе своей практической работы Историко-архитектурный музей под открытым небом Института археологии и этнографии выпустил электронное пособие «Музей нужен всем: Школа юных экскурсоводов».

Вследствие проведенного анализа можно констатировать, что актуальной задачей музеев становится разработка партисипативных (от англ.

participate – участвовать) технологий работы с посетителем, нацеленных на активное вовлечение посетителя в деятельность музея.

Новые возможности привлечения посетителя в музей открывает оптимизация использования современных информационных ресурсов.

Информация о музее также должна быть дифференцированной и адресной – еще один важный вывод из исследования.

Значительный разброс предпочтений источников информации о музейных мероприятиях позволяет музеям оптимизировать использование информационных ресурсов. Музейные мероприятия, адресованные молодежной аудитории, следует анонсировать в первую очередь через Интернет;

мероприятие, рассчитанное на пожилых людей должно обязательно найти отражение в традиционных источниках информации – радио, газеты, телевидение. Музею необходимо проработать технологии распространения информации в пред-коммуникационной и пост коммуникационной фазе через социальные медиа.

Необходимо учитывать музею и тот факт, что именно молодежная аудитория является основным потребителем создаваемых им сетевых продуктов и в этой связи корректировать их содержание и форму. Ни в коем случае не пытаясь «заигрывать» с молодежной аудиторией, приспосабливаясь к ее слэнгу или включая в свои сетевые продукты пользующиеся у молодежи значительной популярностью темы и сюжеты, не имеющие отношения к наследию, желательно изучить и проанализировать молодежные предпочтения и очень тактично показать историю и контекст возникновения тех или иных явлений, интересных для молодежи.

Полезную информацию можно было бы получить, изучая предпочтения потенциальной аудитории при просмотре телепередач, поиске в Интернете. Поскольку основным досуговым предпочтением (наряду с домашним хозяйством) для потенциальной аудитории является телевидение, создание фильмов о музеях области могло бы повысить интерес к музеям потенциальных посетителей и одновременно – способствовать созданию позитивного имиджа музея.

Музеям необходимо установить более тесные контакты и сотрудничество со средствами массовой информации и другими учреждениями культуры. Очень мала доля посетителей, пришедших в музей по рекомендации преподавателей, хотя доля учащихся школ, техникумов, вузов среди посетителей значительна. Важным шагом для музея может стать более тесное сотрудничество с преподавательским составом, информирование их о музейных мероприятиях, ориентированных на учащихся. Следует искать новые формы: например, регулярные посещения сотрудниками музеев педсоветов с анонсами о деятельности музея, постоянное размещение объявлений музея в учебных заведениях;


в связи с планируемым в ближайшее время переходом на «электронные журналы» и, в целом, значительным повышением роли компьютерных технологий в учебном процессе – максимальное использование электронного ресурса в процессе взаимодействия со школой, техникумом, вузом.

Одна из основных задач, поставленных в Стратегии развития культуры Рязанской области на период до 2020 г., стала модернизация «Музея истории молодежного движения», с целью создания новой экспозиции по актуальной для молодого поколения тематике. Необходимо сделать этот музей «своим»

для молодежи, где можно осознать, какую роль играет молодежь в историческом развитии России. На базе этого музея Комитет по культуре и туризму инициировал создание «Информационно-аналитического и ресурсного музейного центра», поддержал создание WEB-сайта Рязанского художественного музея, который позволить использовать современные методы взаимодействия с целевой молодежной аудиторией, поддержать прямую связь с потенциальными посетителями.

Представительство музеев в сети Интернет является предметом особого внимания Министерства культуры Новосибирской области. Число музейных страниц по Новосибирской области на Портале «Музеи России»

составляет 48, кроме того, существует 12 официальных активных сайтов, а также самостоятельный портал «Музеи СО РАН». Однако эта сфера коммуникативного пространства области еще требует развития.

Еще одна проблема, выявленная в результате исследования – необходимость оптимизации соотношения образовательной и рекреационной функций музея. Анализ распределения предпочтений аудитории между музеями разных типов и профилей показал, что симпатии большинства жителей Рязанской области относятся к историческим, художественным музеям и музеям-заповедникам (49,5 %, 46,4 % и 45,4 % соответственно), большинства жителей Новосибирской области –к художественным, историческим, краеведческим и музеям-заповедникам ( %, 52 %, 31 % и 38 % соответственно)55.

Представляется логичным, что форма историко-культурного музея заповедника, в котором найдется место и для исторической экспозиции, и для художественных коллекций, удовлетворяет запросы большинства. Поскольку заповедник предоставляет также широкие возможности для рекреации и организации всевозможных мероприятий, такая форма с точки зрения организации познавательного и активного досуга населения предоставляет максимум возможностей.

Прогулки на природе занимают лидирующее место среди досуговых предпочтений молодежи в возрасте 16–29 лет (43 %), весьма популярен этот вид досуга и у более старших возрастных категорий (34–35 %). Отсюда еще один вывод: соединение на единой музейной территории историко культурных объектов и природного окружения может быть весьма привлекательно для музейной аудитории. Развитая в России форма музеев заповедников (пользующаяся достаточно устойчивым интересом у аудитории), может быть дополнена различными вариантами «мягкой» или Сумма ответов не равна 100%, т. к. по методике опроса можно было выбрать несколько вариантов.

«частичной» музеефикации и различными типами учреждений музейного типа и приближающимися к ним (тематические парки, экологические тропы), не требующих серьезных финансовых вложений, но вносящих музейный элемент в среду поселения и воспитывающими музейную потребность.

Музей рассматривается многими жителями выбранных регионов, т. е.

потенциальной музейной аудиторией, как место досуга. В то же время посетители считают музей местом повышения культурного и образовательного уровня. Оптимальная стратегия здесь – ни в коем случае не превращая музей в развлекательное учреждение, создавать комфортные условия для посетителей, позволяющие им рассматривать посещение музея как вид приятного и полезного отдыха. Пусть посетитель придет в музей с целью отдохнуть и развлечься;

в процессе приобщения к объектам наследия он так или иначе повысит свой культурный уровень и получит новые знания;

постепенно приобретаемая привычка бывать в столь приятном месте со временем сформирует музейную потребность. Музеям, располагающим хотя бы небольшой территорией в городе (садик, дворик, газон) необходимо уделять внимание оформлению этой территории;

если придомовая территория музея выходит на улицу, ее привлекательное, подчеркнуто «музейное» оформление «раскрывает» музей навстречу городу, обращает на него внимание прохожих, побуждает зайти внутрь и ознакомиться с содержанием музея. Сад или двор, нередко сохранившийся в глубине старинных городских особняков, занятых музеями, может стать идеальным местом рекреации для посетителей, позволит сделать паузу в путешествии по музею, побудит, отдохнув, провести в музее больше времени и прийти сюда еще раз.

Наибольшей популярностью в Рязанской области пользуются два музея-заповедника – Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник «Рязанский кремль» и Государственный музей-заповедник С. А. Есенина с.

Константиново. В соответствии с запросами и реалиями времени в основу разработки и принятия межведомственной долгосрочной целевой программы «Развитие Государственного музея-заповедника С. А. Есенина на 2010– годы», принятой Правительством Рязанской области, воссоздаются исторические объекты, создается въездная зона музея-заповедника, в составе которой предусмотрен культурный центр, а также объекты туристской инфраструктуры.

О понимании властями Рязанской области необходимости сочетания образовательной и рекреационной функции музея свидетельствуют конкретные шаги в области музейной политики. Самый молодой музей заповедник был создан в Рязанской области в 2007 г. – это «Историко культурный, природно-ландшафтный музей-заповедник «Усадьба С. Н.

Худекова», расположенный на территории Кораблинского района в 30 км. от районного центра г. Скопина. В настоящее время здесь ведется работа по воссозданию исторического облика усадьбы, сохранению и реконструкции уникального парка-дендрария. Восстановление и развитие парка-дендрария служит решению основной задачи – создание уникальной площадки для познавательного культурного туризма и зоны отдыха. Образцовым с точки зрения сочетания образовательной и рекреационной функций можно считать Мемориальный музей-усадьба И. П. Павлова в Рязани. Это уникальный музейный комплекс и научное учреждение: восстановлена вся усадьба – два дома, объединенные общим двором, хозяйственные постройки. Летний дом беседка, баня, колодец, площадка для игры в городки и большой фруктовый сад. Для широкого круга посетителей проводятся интерактивные и образовательные программы «У самовара в доме Павловых», «Городошный турнир» и др., для специалистов проходят научные конференции. О признании и популярности этого музея свидетельствует тот факт, что среди жителей города и области за музеем закрепилось название «Дома науки».

В Новосибирской области с точки зрения популяризации наследия в разных формах для широких слоев населения можно отметить музей, находящийся в структуре СО РАН – Историко-архитектурный музей под открытым небом Института археологии и этнографии. Созданный как база для научных исследований, этот музей сегодня разработал новую концепцию, направленную на максимально широкий охват населения.

Музей, территория которого (46,5 га) насыщена археологическими и архитектурными памятниками, является привлекательным местом препровождения для жителей региона, где они знакомятся с наследием и культурой прошлого Сибири.

Востребованным в обществе становится не только материальное, но и нематериальное культурное наследие. Проблема сохранения и актуализации нематериального наследия в последние десятилетия стала одной из наиболее актуальных и привлекающих повышенное внимание мировой общественности и, в частности, мирового музейного сообщества.

Нематериальное наследие рассматривается как совокупность основанных на традиции форм культурной деятельности человеческого сообщества, формирующих у его членов чувство самобытности и преемственности.

Сегодня признается несомненная важность его поддержания для самоидентификации социума. Передача традиционных нематериальных ценностей осуществляется от поколения поколению, от человека человеку, минуя институционально-организованные формы, они должны постоянно воссоздаваться человеческим сообществом;

такой способ наследования делает их особенно хрупкими и уязвимыми. Многие объекты нематериального наследия не могут продолжать существовать в среде бытования, но возможно их сохранение и развитие на базе музея.

Как показали ответы на вопросы анкеты, посетителей музеев привлекают объекты традиционной культуры: из музейных мероприятий пользуются популярностью фольклорные праздники, а научиться в музее большинство респондентов хотели бы традиционным ремеслам. Активизация работы с нематериальным наследием неизбежно приведет к привлечению к этой работе населения, общение музейных работников с жителями в формате непосредственного личного контакта и постоянной обратной связи, и, как результат – повышение активности населения. Музеям необходима разработка долгосрочных и краткосрочных программ, нацеленных на изучение, сохранение и актуализацию нематериального наследия своего региона.

Работа при музеях мастерских народных промыслов может быть взаимовыгодным партнерством и с финансовой точки зрения. Примером являются музейные учреждения, получившие за рубежом название «экономузеи». Первым «экономузеологом» считается Сирил Самар, возглавлявший в провинции Квебек (Канада) сначала один из отделов музея, а затем комиссию по культурным ценностям. Проанализировав целый ряд проектов в области сохранения культурного наследия в разных частях света, С. Симар сформулировал концепцию объединения музея и небольших мастерских, базирующихся в своей деятельности на творческом использовании и преломлении народных традиционных ремесел.


Высококачественные предметы прошлого используются здесь в качестве «источника вдохновения», новые создаются на основе традиционных технологий, само ремесло становится объектом сохранения, важное значение придается характеристикам окружающей среды.

В Рязанской области региональные власти активно поддерживают разнообразные формы сохранения нематериального наследия – в Шацком районе в музейном пространстве воссоздается и сохраняется жанр детского фольклора, изготавливают предметы традиционных народных промыслов.

(изготовление народной игрушки, плетение лаптей). Комитет по культуре и туризму Рязанской области планомерно осуществляет на базе музеев области задачу сохранения нематериального наследия.

В Новосибирской области в 2011 г. на базе Музея города Новосибирска открыт Центр устной истории, целью которого является создание комплексной системы сбора, хранения, систематизации и публикации исторических источников устного и визуального происхождения на основе планомерно организованной работы с очевидцами и участниками исторических событий, социальных и культурных явлений и практик повседневности. Центр аккумулирует традиции городского сообщества и обеспечивает культурную преемственность поколений. Министерство культуры Новосибирской области при разработке краткосрочных и долгосрочных программ значительное место уделяет изучению, сохранению и актуализации наследия своего региона.

Изучение, сохранение и актуализация наследия региона находится в неразрывной связи с проблемой оптимизации музейной сети региона.

Постоянная актуализация наследия – необходимое условие для самоидентификации социума и инкультурации личности. В соответствии с этим необходима разработка территориальной модели распределения музеев и потенциально музеефицируемых объектов наследия с использованием новых подходов к музеефикации и появившихся в последние десятилетия новых музейных форм.

В нашей стране низкая обеспеченность музеями, далеко отстающая от более, чем скромных нормативов Министерства культуры РФ, и крайне неравномерное распределение музеев по территории страны. Необходимо решать проблему доступности музейных услуг, соблюдая принцип достаточной доступности музейных услуг для жителей региона.

В этой связи сегодня особую важность представляет музеефикация объектов «второго плана», «второго эшелона». Это связано и с угрозой, нависшей над значительной частью наследия, не имеющего высокой историко-культурной ценности в масштабах всей страны или ее крупных регионов. Тем не менее, эта часть наследия (обозначим ее как «объекты краеведческого значения») представляет исключительную ценность для местного сообщества, для его социальной адаптации и инкультурации.

Будучи введены в музейный оборот, они оказывают самое благотворное влияние на историко-культурную среду поселения и формируют ту среду исторической памяти, которая необходима для самоидентификации каждого конкретного человека.

Каждому населенному пункту, каждому невеликому социуму нужны хотя бы несколько квадратных метров собственной историко-культурной территории. Музей – место отправление обществом культа своего прошлого, и отсутствие этого культа, зафиксированного в местных памятниках, ведет к заполнению пустоты бездуховностью и к потере корней. Для выявления и поддержания многих объектов краеведческого значения нередко нужна только добрая воля и активное желание некоторой части местного сообщества, поддержанная музейными специалистами и представителями местной власти.

На официальном уровне в рамках региона необходимо разработать программу выявления и музеефикации (полной, мягкой, частичной) объектов краеведческого значения. Можно сформулировать 2 составляющие «музеефикационной деятельности» музеев:

– постоянное расширение сферы ценных объектов, включенных в состав музеев или являющихся основой для создания самостоятельных музеев;

– направление внимания на малую, или краеведческую музеефикакцию, объекты которой не всегда могут войти в состав существующих музеев или послужить базой для создания новых, но их значение и ценность для местного сообщества могут быть сохранены и выявлены теми же методами, а сами объекты войти составной частью в другие структуры. В этом случае могут складываться учреждения музейного типа, мемориальные зоны и мемориальные объекты.

Еще один рекомендуемый резерв, не используемый в должной мере – включение небольших «островков музейности» в повседневную жизнь населенного пункта. Сегодня во многих странах получили развитие «учреждения музейного типа». Небольшие своеобразные экспозиции и выставки, уголки истории оформляют кинотеатры, магазины, рестораны и другие общественные институты. За рубежом это, как правило, показатель высокого авторитета музея и использование «лейбла», марки музея для повышения уровня собственной значимости, приобщенности к высокой культуре и духовности. Однако возможно и обратное использование:

размещая «музейные» элементы в тех местах, которые наиболее привычны для потенциальной аудитории, музей постепенно будет эту аудиторию «приучать» к присутствию наследия в ее жизни и воспитывать у нее музейную потребность.

В качестве примера удачного использования таких «музейных уголков»

в РФ приведем маленькую (на одну комнату) экспозицию в здании железнодорожного вокзала станции «Тарусская» в поселке Заокский Тульской области. Экспозиция рассказывает о наследии и о музеях Заокского района, каждый музей представлен эффектными, привлекательными фотографиями, текстами, литературой;

присутствует здесь и небольшое количество подлинных музейных предметов в витринах. Выставку дополняет возможность приобрести на память сувениры и литературу о музеях района.

Эта экспозиция рассчитана, безусловно, прежде всего, на местных жителей, приезжающих на автобусах из разных отдаленных уголков Заокского района и проводящих время до поезда на Москву или Тулу в здании вокзала.

Иногородние туристы в большинстве своем едут через станцию «Тарусская»

в музей-заповедник «Поленово», но информация о том, что в районе есть еще музей командира крейсера «Варяг» В. Ф. Руднева и музеефицированное имение А. Т. Болотова «Дворяниново», может значительно дополнить их представление о регионе и стимулировать желание посетить его еще раз.

Можно рекомендовать включение в деятельность существующих или вновь создаваемых музейных учреждений элементов экомузеологии. Экомузей – это музей живой истории, существующей in situ. Его хранителями и сотрудниками являются местные жители. Понятие «экомузей» появилось в конце 1950-х гг. для определения музеев, провозгласивших целью комплексное сохранение историко-культурного наследия и природных ландшафтов в совокупности с оптимальным развитием природной и культурной среды в соответствии с местной спецификой. Основой создания экомузея является сложная комплексная музеефикация различных объектов.

При создании экомузея применяют многообразные методы и подходы исходя из специфики музеефицируемых объектов. Необходимым этапом создания экомузея является исследование потенциала хозяйственного развития территории, выявление видов деятельности, способных оказывать позитивное и лишенное вредных побочных эффектов воздействие на состояние природы и человека и пригодных для данной местности, средства достижения этого и экономический эффект. Разрабатываются научно-практические рекомендации, организуется работа с жителями, проводятся социологические исследования, создаются образовательные программы.

Экомузей способен возродить механизм самовоспроизводства жизненных ценностей и культурных традиций для конкретного места. Он способен инициировать изменения в социально-экономической сфере (рабочие места, инфраструктура, туризм, создание социально-экономических структур, способных к самовосстановлению и саморазвитию). Главная задача экомузея – «оптимальная организация окружающей среды», выполняя которую, экомузей приобретает статус регулятивной системы, направленной на охрану памятников истории, культуры, природы и определяющей режим использования территории.

В 1990-х гг. за рубежом возникает метод, получивший название «ненавязчивой интерпретации». В основе этого подхода – применение исключительно консервационных мер к материальному остатку памятника и виртуальное восстановление исторической эволюции его архитектурных форм. Метод применяется к руинированным памятникам архитектуры и памятникам археологии. Интерпретация таких памятников в форме, интересной для широкой публики – задача, которую пытаются решить многие музеи.

Комплекс технических средств, созданный для виртуальной реконструкции, получил название «ворота времени». Первая очередь этой интерпретационной системы «временные рамки» была установлена в археологическом музее Энама (Бельгия) в 1997 г. (автор концепции – Дж.

Сандерленд, технический проект научно-информационное IBM, обеспечение – Институт археологического наследия Фландрии). При помощи системы производится виртуальная реконструкция церкви бенедектинского аббатства на разные исторические периоды ее существования.

Представляется, что оптимальным вариантом при сложной музеефикации комплексного памятника является сочетание самых разных подходов к его интерпретации, как традиционных, так и новых.

Необходимо развивать партнерское сотрудничество музеев с другими учреждениями культуры и образования для создания совместных проектов.

На основе партнерского взаимодействия возникают ставшие популярными в наши дни формы музея-библиотеки, музея-театра, музея-школы и др.

Средовые музеи – наиболее динамичная, активно и бурно развивающаяся, как в количественном, так и содержательном аспекте, и, представляется, наиболее перспективная группа музеев. Динамика развития музейного мира позволяет прогнозировать возрастание в ближайшие десятилетия ее удельного веса по отношению к общему числу музеев в мире.

Как явствует из названия, ключевое слово для понимания рассматриваемого типа музеев – среда. Среда является основным объектом музеефикации, но и музей, как правило, встроен в живую среду территории, является ее неотъемлемой частью и нередко достаточно сложно определить, где кончается живая среда и начинается музейная. Историко-культурная среда, пронизанная, наполненная музейными объектами приобретает новые качественные и ценностные характеристики.

В средовых музеях возникает особый тип партнерских отношений музейного учреждения и местного населения, при которых население активно участвует в сохранении и трансляции исторического опыта, традиций, взаимосвязей, существующих в культурно-исторической среде.

Стратегия взаимодействия музея с социумом предполагает всестороннее поощрение осознанного включения населения в процесс сохранения наследия во всех его формах. Приближаясь к идеям экомузеологии, такая модель может считаться весьма перспективной с точки зрения воспитания в обществе музейной потребности и интеграции музея в социокультурное пространство региона.

Сегодня распространены две основные модели средового музея.

– Музей на строго ограниченной заповедной территории, вбирающий в себя фрагменты историко-культурной и природной среды. Как правило, это заповедники, созданные на базе уникальных историко-культурных и природных территорий. Рязанский кремль – музей, приближающийся к этой модели, однако он, скорее, относится к ансамблевому типу музеев.

– Музей, встроенный в среду, пронизывающий ее. Это рассредоточенные музеи типа Новгородского, Владимиро-Суздальского музеев-заповедников. Они активно взаимодействуют со средой и существенно влияют на нее. Сегодня многие музеи первого типа постепенно присоединяют новые памятники, фрагменты природной и исторической среды, отстоящие от изначального ядра музея, и, таким образом переходят к музеям второго типа;

при этом возрастает их влияние в социуме, их роль в развитии своего региона. По этому пути идут такие известные музеи заповедники, как Ясная Поляна (Тульская обл.), Мелихово (Московская обл.), Тотемское музейное объединение (Вологодская обл.), «Художественная культура Русского Севера» (Архангельск) и др. Музей заповедник С. А. Есенина «Константиново» приближается к этому типу, однако этот музей больше ориентирован на многочисленных туристов, чем на работу с местным населением.

Комитету по культуре и туризму Рязанской области необходимо проработать совместно возможности организации ряда музеев или учреждений музейного типа, построенных на основе второй из описанных моделей. Такие музеи могут соответствовать всем 3 возможным моделям взаимодействия музея и общества: являться системообразующим предприятием (функционировать как главный работодатель, место реализации региональных товаров и услуг, являться эталоном жизненных стандартов);

играть значимую роль в развитии территории, являясь площадкой для культурных инициатив и создавая новые ценности, формируя местные бренды;

выступать в качестве инструмента повышения качества жизни.

Положительная динамика развития музейной сети Рязанской области в русле новейших тенденций музейной мировой практики на протяжении последних 15 лет свидетельствует о том значении, которое уделяется музеям в культурной политике региона. Так, в музее-заповеднике С. А. Есенина планируется не только реконструкция объектов «Дома Минаковых и Дорожкиных», но и создание функционирующей торговой лавки и сельского трактира. Историко-культурный, природно-ландшафтный музей-заповедник «Усадьба С. Н. Худекова» в своем составе имеет ансамбль усадебных построек XVIII–XIX вв., парк-дендрарий XVIII–XIX вв. с уникальными, редкими деревьями возраста старше 170 лет площадью 27,5 га. В 2012 г. на историческом месте возводится мост через центральный пруд, соединяющий усадебный комплекс с парком-дендрарием.

В единственном городе Рязанской области, имеющем статус исторического поселения, Касимове, экспозиция краеведческого музея размещена в двух исторических зданиях, представляющих собой памятники архитектуры федерального и регионального значения. В случае передачи музею одного из зданий торговых рядов, памятника архитектуры федерального значения, может решиться вопрос о создании на базе Касимовского краеведческого музея историко-архитектурного музея заповедника, что находит активную поддержку в Комитете по культуре и туризму Рязанской области. Осуществление этой идеи станет значительным шагом на пути включения музея в городскую среду и превращения его в средовой музей.

Среди музеев Рязанской области на сегодняшний день невелика доля музеев, которые можно было бы отнести к средовым и особенно к тому типу средового музея, который не ограничен конкретной территорией. В этой связи превращение Касимовского краеведческого музея в музей-заповедник представляет особую ценность. Мемориальный музей-усадьба И. П. Павлова в Рязани также представляет собой определенный тип средового музея, активно использующего свою территорию для разных форм музейной работы.

Не только в развитии средовых музеев выражается деятельность Комитета по культуре и туризму Рязанской области в сфере усовершенствования и расширения музейной сети региона. Симбиоз разных учреждений культуры даtт большие возможности для повышения статуса этих учреждений и социокультурной интеграции музеев. Так, Историко краеведческий центр в Шацком районе представляет собой комплексный туристический продукт, включающий музей, туристический визит-центр и активную игровую зону. Создание «Информационно-аналитического и ресурсного музейного центра» Рязанской области (на базе Музея истории молодежного движения) служит формированию единого музейного коммуникационного и информационного пространства, в котором должны тесно сотрудничать и взаимодействовать музеи Рязанской области и другие культурные институты. Музейная сеть региона продолжает расширяться – в г. Рязани планируется создание Музея путешественников и Литературного музея, активно идет процесс создания новых музеев в муниципальных образованиях.

В Новосибирской области развитие музейной сети также происходит в русле современных тенденций. К числу новационных можно отнести совместную научно-исследовательскую деятельность сотрудников Музея города Новосибирска и Музея истории архитектуры Сибири им. С. Н.

Баландина по выявлению архитектурно-исторического потенциала «военных городков» Западно-Сибирского военного округа. На основе музеефикации объектов военно-исторического наследия в Октябрьском районе г.

Новосибирска в перспективе может быть создан городской историко культурный заповедник «Военный городок».

Особенностью музейного мира Новосибирской области (как и всей Сибири) является существенная роль музеев Сибирского отделения РАН в формировании его интеллектуального пространства. Научные исследования составляют основное направление деятельности музеев в системе Академии наук. В то же время академические музеи занимают все большее место в образовательном процессе, направляют свои усилия для привлечения широких слоев аудитории. Новая концепция историко-архитектурного музея под открытым небом Института археологии и этнографии СО РАН предусматривает максимальное использование возможностей средового музея для привлечения посетителей.

Тенденция увеличения музейной сети и вскрывает еще одну проблему – проблему подготовки кадров для музея. Предложенные меры по оптимизации музейной сети и работы музеев с населением потребуют от музейных работников современных знаний и компетенций, как в области музейного дела, так и социологии, психологии, педагогики. Дальнейшая работа по изучению музейной аудитории потребует участия значительного числа помощников для организации анкетирования. Для подготовки специалистов необходимо введение учебных курсов в ВУЗах и в системе профессиональной переподготовки и повышения квалификации.

В результате исследования выявлена одна из самых насущных и сложных проблем - проблема доступности музейных услуг для жителей сельских и малых городских поселений. Посещение музеев в структуре досуга реальной музейной аудитории сельских поселений составляет всего 14,3 % (в небольшом городе – 35,6 %). Ответ на вопрос анкеты о причинах редкого посещения музеев показывает, что многие жители села вынуждены отказываться от посещения музеев из-за удаленности проживания. Нехватка времени в этом случае также связана с указанной причиной – для посещения музея, находящегося за много километров, требуется целый день, значительная часть которого пройдет в дискомфортных условиях перемещения на не очень надежном и редко курсирующем транспорте.

Назрела необходимость разработать программу реализации принципа доступности музейных услуг для каждого жителя области.

На 2746 сельских населенных пунктов Рязанской области насчитывается всего 13 музеев, расположенных в сельской местности.

Сельский музей, особенно в отдаленных поселениях, играет совершенно особую роль, заменяя клуб, дом культуры, являясь местом постоянного общения. Небольшие музеи на селе не только способствуют организации досуга населения и повышают его культурный уровень, они становятся важным фактором повышения качества жизни и самооценки жителей. Стоит вспомнить опыт зарубежных коллег по созданию «общинных» музеев, нацеленных, в первую очередь, на решение насущных проблем социума. В России таких музеев до сих пор очень мало;

приведем примеры музея с.

Коптелово Свердловской области, с. Фершенпенуаз Челябинской области, Музея первого поселения на Амуре в с. Албазино Амурской области, пользующихся очень высоким авторитетом у местного (и не только) социума и оказывающих значимое влияние на социокультурную ситуацию в своих и окрестных поселениях.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.