авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования Республики Беларусь

УЧРЕЖДЕНИЕ  ОБРАЗОВАНИЯ

«ГРОДНЕНСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ  ЯНКИ  КУПАЛЫ»

ФАКУЛЬТЕТ  ПСИХОЛОГИИ

Сборник научных статей студентов,

магистрантов и аспирантов по проблемам психологии

Выпуск 3

Гродно

ГрГУ им. Я.Купалы

2010

УДК 159.9

ББК 88

        С88

Р е д а к ц и о н н а я   кол л е г и я :

Л.М. Даукша, кандидат психологических наук, доцент;

С.А. Иванов, ст. преподаватель кафедры экспериментальной и прикладной психологии.

Научный редактор: ст. преподаватель кафедры экспериментальной и прикладной психологии А.М. Колышко.

Ре це нз е нт ы:

Белохвостова С.В., заведующая кафедрой психологического и социально-педагогического  сопровождения  дошкольного, общего и специального образования ГУО «Гродненский областной институт развития образования», кандидат психологических наук, доцент;

Семчук Л.А.., кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры возрастной и педагогической психологии ГрГУ им. Я. Купалы.

Рекомендовано Советом факультета психологии ГрГУ им. Я. Купалы.

Ступени : сб. науч. ст. студентов, магистрантов и аспирантов   С88 по проблемам психологии / науч. ред. А.М. Колышко. – Гродно : ГрГУ, 2010. – 170 с.

ISBN 978-985-515-364- В  статьях  анализируются  проблемы  социальной,  гендерной,  спортивной  и педагогической  психологии,  психологии  развития  и  труда.  Сборник  адресован студентам психологических специальностей, научным работникам в области пси хологии и педагогики.

УДК 159. ББК   © Учреждение образования «Гродненский  государственный  университет ISBN  978-985-515-364-2 имени Янки Купалы»,  Вниманию  читателей  представлен  третий  сборник  научных статей студентов, магистрантов и аспирантов высших учебных за ведений Республики Беларусь и Российской Федерации.

Современная белорусская психология находится на этапе ста новления  и  определения  приоритетов  будущего  развития.  В  дан ной связи особую актуальность приобретает научная и инноваци онная  деятельность  молодых  ученых.  Обращение  начинающих исследователей к актуальным проблемам общества, в котором они осуществляют  свою  изыскательскую  деятельность,  поиск  ответа на злободневные вопросы является  неотъемлемым условием  ста новления их научной культуры. Предметом исследования авторов представленных в сборнике статей выступили: торговля людьми, ценностно-смысловая сфера  современного предпринимателя, мо тивация выбора спортивной деятельности, становление профессио нальной  и  этнической  идентичности,  копинг-стратегии  подрост ков. В сборнике нашли  свое отражение исследования психологи ческих источников  насилия  современной  молодежи и их  зависи мости от табакокурения, переживания одиночества и адаптация при выходе на пенсию пожилых людей, эмоционального выгорания и деформация личности в профессии.

Многие авторы статей, вошедших в сборник, делают первые шаги в сложную область научно-исследовательских открытий. Вы ражаем надежду, что каждого из них ждет успешное будущее в пси хологической  науке.

-3 ISBN 978-985-515-364-2   159.922...

В  статье  представлен  анализ  психологических  представлений  о  гендер ных особенностях в переживании любви. Отмечается, что углубление представ лений о переживании любви, способах реагирования на это состояние мужчин и женщин могут способствовать более глубокому пониманию природы любовных переживаний, разработке способов  их коррекции.

Любовь является  необычайно  емким  и многозначным  поня тием.  Ее  познание  требует  междисциплинарного  исследования, включающего  в  себя  методы  как  психологии,  так  и  социологии, биологии, этнографии, истории, искусствоведения и многих дру гих дисциплин. Научному изучению любви было посвящено мно жество трудов: начиная от Стендаля и его кристаллизации любви и заканчивая современными изучениями гормональных составля ющих переживания любви [5].

В различных психологических школах имеются собственные представления  о любви.  Так,  в  рамках  психоаналитической  кон цепции любовь рассматривается как в большей или меньшей сте пени попытка  наверстать другую любовь, упущенную  в  детстве.

Она понимается как бессознательное повторение неразрешенных конфликтов, идущих из прошлого. Психоаналитики считают, что энергия  бессознательной  побудительной  силы  любви –  либидо, проистекает из физиологического источника и любой ценой стре мится к своей цели, удовлетворению. Любовь, по их мнению, – это всегда  удовлетворение  неизбежного  желания  самоутвердиться.

Следовательно, она главным образом посвящена самому любяще му, а не предмету любви [3].

Согласно  теории  дифференциальных  эмоций  К.Э.  Изарда, любовь существенно отличается от таких базовых эмоций, как пе чаль, радость, гнев или страх. Базовыми они являются потому, что имеют собственные способы переживания и выражения. Любовь также является фундаментальным чувством. Ее в некотором смыс ле можно определить как сплав эмоционального, мотивационного и когнитивного компонентов. К.Э. Изард, проводя анализ некото -4 рых из этих компонентов, пишет, что любовь складывается не толь ко  из  позитивных эмоций:  интерес-возбуждение  и  удовольствие радость, но и из ряда негативных: печаль, злость, гнев и др. Выде ляя отдельно любовь-переживание и любовь-отношение, К.Э. Изард утверждал,  что  любовь  объемлет  собой  социальные  отношения, прочную привязанность и эмоциональную связь [2].

С.Л. Рубинштейн полагал, что любовь отлична в первую оче редь глубиной чувства, т.е. тем, как глубоко оно проникает в лич ность. Глубина проникновения чувства в свою очередь определя ется тем, настолько существенны для личности данное чувство и та сфера, с которой оно связано. Существенную роль, по мнению классика советской психологии, играет и широта распространения чувства.  Она  определяется  тем,  как  широки  и  многообразны  те сферы личности, с которыми это чувство сплелось. От широты рас пространения в значительной мере зависит прочность чувства [4].

Э. Фромм понимает любовь как ответ на проблему человеческо го  существования.  По  мнению ученого,  она  предполагает  достиже ние  высокого  уровня  продуктивной ориентации,  в  которой  человек преодолевает  всемогущее  нарциссистское  желание  эксплуатировать других и накоплять и приобретает веру в свои собственные челове ческие силы, отвагу полагаться на самого себя в достижении своих целей. Любовь, по мнению Э. Фромма, – это активная заинтересован ность в жизни и развитии того, что мы любим. Важным аспектом яв ляется то, что данный исследователь рассматривает любовь как на правленность на все,  а не на что-то одно. При этом в  действенный характер любви он включает такие его неотъемлемые элементы, как давание (отдачу), заботу, ответственность, уважение и знание [7].

Таким образом, несмотря на то, что проблематика любви дав но изучается как в психологии вообще, так и в психологии эмоций в частности, до сих пор не существует четкой картины этого эмо ционального переживания. Выделенные выше подходы скорее опи сывают отдельные стороны  и проявление любви  как эмоции или отношения, что, на наш взгляд,  может быть связано с фундамен тальностью и значимостью этой темы.

Касаясь такого сложного понятия, как «любовь», необходимо сказать, что речь идет об особом, эмоционально насыщенном виде межличностных отношений. Поэтому важно знать о том, как эти переживания проявляются у разных  по темпераменту и личност ным особенностям людей [6].

-5 ISBN 978-985-515-364-2   С любовью связываются определенные переживания, принад лежность которых именно к любви не вызывает сомнений у их но сителей. Существуют также четкие поведенческие аспекты любви, не характерные для других типов чувств и отношений: эйфория, деп рессивные ощущения, склонность к фантазиям, нарушение сна, об щее возбуждение и трудности в концентрации внимания [1].

Любовные  отношения  содержат  выраженный  субъективный компонент: это, с одной стороны, неосознанное влечение, которое затрудняет объективную оценку личностных свойств избранника.

С  другой  стороны –  это императивное  желание  видеть в  объекте привязанности искомый идеал, благодаря чему человек приписы вает другому те свойства и достоинства, которыми тот не обладает.

С угасанием влечения на первый план выступают аспекты индиви дуально-личностного плана. Именно в этот момент может возник нуть  когнитивный  диссонанс,  когда  человек  начинает  понимать, что его ожидания не совпадают с реальной действительностью, что объект обожания не во всем  соответствует его  идеалу. Более  зре лая позиция предусматривает попытку взвесить позитивные и не гативные аспекты ситуации, скорректировать собственные притя зания в соответствии с реальностью и постараться спланировать возможный путь выхода из сложного положения [6].

Любовные  переживания  определяют  то,  что  людям  в  мень шей  степени  свойственно критически оценивать негативные  сто роны своего характера. И возникает проблема столкновения инте ресов двух индивидуальностей с присущим каждому из них типом реагирования и набором личностных свойств [6].

В основном непонимание между мужчиной и женщиной свя зано с тем, что у них принципиально разная психология. Зачастую при рассмотрении психологических различий мужской и женской психологии речь идет о типичных для каждого пола особенностях характера. Но в жизни часто случаются парадоксальные явления, когда у женщин отмечаются черты мужского характера, а у муж чин – женского. Несвойственные женской позиции мужские черты поведения и женственность как черта, проявляющаяся в структуре характера мужчины, могут быть связаны с разными причинами. В такой ситуации обнаруживается нарушение баланса в распределе нии социальных ролей, что в конечном итоге неблагоприятно ска зывается на обеих половинах человечества. Возникают серьезные проблемы между любящими людьми, когда каждому из них прису -6 ще заостренное чувство собственного достоинства. У сильных лич ностей  эта борьба  может оказаться настолько ожесточенной,  что, желая сохранить свой престиж, люди чрезмерно осложняют отно шения, порой доводя их до абсурда [6].

Для любовных отношений часто пагубным оказываются конф ликтное отстаивание каждым из партнеров значимости своего «Я» и непримиримая борьба амбиций. Чем выше уровень культуры меж личностных отношений, тем больше каждый будет уважать индиви дуальность другого, что сделает ситуацию более терпимой [6].

Можно утверждать, что переживания любви, судя по резуль татам многих исследований, для женщин более специфичны, чем для мужчин, – корреляции  между оценками  любви и симпатии у них значимо  ниже. Эти  различия являются  результатом большой половой  специфики  развития  близких  отношений  в  онтогенезе.

Надо сказать, что проблема половых различий в любви не решает ся вне временного и социального контекста, поскольку меняются сами представления о половых различиях, которые в значительной степени эти отличия и поддерживают [1].

Говоря об этом чувстве, крайне трудно отделить любовь как субъективное переживание, оценку своих отношений с другим че ловеком от любви как специфического процесса взаимоотношений с ним. Интимный характер любви, малодоступность ее для изуче ния неизбежно приводят к фрагментарности наших знаний об этом явлении. Тем не менее можно сказать, что понятие «любовь» пред ставляет  для  большинства  исследователей  определенную  психо логическую реальность, не смешивается с другими близкими по нятиями. Склонность к переживанию чувства любви связывается с рядом личностных характеристик субъекта, в частности, с уров нем  самопринятия,  самооценки, самоотношения.  В этой  взаимо связи  прослеживаются  также  половые  различия.  Опыт  любви  и любовных отношений является необходимым условием высокого личностного развития. Включение когнитивного компонента в фе номен любви, роль вербальных структур в любовных переживани ях демонстрируют ее социокультурную обусловленность [1].

Таким образом, представления о переживании любви, способах реагирования на это состояние мужчин и женщин, как эти пережива ния проявляются у разных по темпераменту и личностным особенно стям людей могут способствовать более глубокому пониманию при роды любовных переживаний, разработке способов их коррекции.

-7 ISBN 978-985-515-364-2   1. Гозман, Л.Я. Психология эмоциональных отношений / Л.Я. Гозман. – М.:

МГУ, 1987. – 174 с.

2. Изард, К.Э. Психология эмоций / К.Э. Изард. – СПб.: Питер, 2000. – 464 с.

3. Куттер, П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психологический ана лиз страстей / П. Куттер. – СПб.: БСК, 1998. – 115  с.

4.  Рубинштейн,  С.Л.  Основы  общей  психологии:  учеб.  пособие /  С.Л.  Ру бинштейн. – СПб.: Питер, 2005. – 713  с.

5.  Рюриков,  Ю.Б.  Три  влечения:  Любовь,  ее  вчера,  сегодня  и  завтра / Ю.Б. Рюриков. –  Минск: Университетское,  1986. – 271  с.

6. Собчик,  Л.Н. Диагностика  психологической совместимости.  Еще  раз  про любовь (психологи о любви, о семье, о детях) / Л.Н. Собчик. – СПб.: Речь, 2002. – 80 с.

7. Фромм, Э. Искусство любить. Исследование природы любви / Э. Фромм. – М.: Знание, 1991. –  250 с.

Е.С. Белоус – студентка 5 курса факультета психологии Гродненского госу дарственного  университета  имения  Янки.  Купалы.

Научный руководитель –  кандидат психологических наук, доцент Е.В. Ко стюченко.

37.015...

Представлены результаты эмпирического исследования мотивов выбора спортивной деятельности студентами факультета физической культуры. Вы явлены  содержательные  различия  в  мотивации  выбора  того  или  иного  вида спорта студентами первого и пятого курсов.

Исследования развития мотивационной сферы в области спорта ведутся как отечественными, так и зарубежными психологами. Про блеме спортивной мотивации посвящены работы таких исследова телей, как Р.А. Пилоян, Е.П. Ильин, А.Д. Суханов, Р. Зайганов, Л.П. Дмитриенкова, Б.Д. Кретти, Ю.Ю. Палайма и А.Ц. Пуни [2;

 4].

Психологи,  занимающиеся  исследованием  мотивационной сферы спортсмена, утверждают, что на начальный выбор области спортивной деятельности оказывает влияние его успешность в том -8 или ином виде спорта [3]. В основе мотивов чаще всего лежит опыт человека,  проявляющийся в  его физическом  потенциале,  а также возможность  освоения им  этого вида  деятельности  [1].  Вместе  с тем следует отметить, что работ, посвященных исследованию мо тивационной сферы спортсменов, недостаточно. Поэтому цель на шей  работы заключается в изучении мотивов выбора студентами факультета физической культуры спортивной деятельности.

Для исследования мотивов выбора спортивной деятельности мы использовали метод опроса (первый этап работы). Были опро шены 62 студента факультета физической культуры, обучающиеся на 1, 3 и 5 курсах, в возрасте от 17 до 22 лет.

Второй этап исследования предполагал ранжирование выяв ленных мотивов.  Для этого  полученные нами  результаты опроса были включены в модифицированную методику репертуарных ре шеток  Дж.  Келли,  заданными  конструктами  которой  выступили выявленные мотивы. В качестве ролевых элементов были предло жены  персонажи:  «я  сам»,  «идеальный  спортсмен»,  «соперник».

Все студенты, участвовавшие в исследовании, были разделены на три группы. Респондентам предлагался бланк со списком мотивов, которые необходимо  было проранжировать  по степени  важности для себя, идеального спортсмена и соперника.

Анализ полученных данных позволил сделать вывод, что для студентов 1 курса преобладающими мотивами, которые они припи сали  себе,  являются  мотивы,  направленные  на  расширение  круга знакомых (28 % – приобретение новых друзей, укрепление отноше ний в дружбе). В ранге мотивов, которые первокурсники приписали сопернику,  главенствующую  позицию  занимает  мотив  занятия спортом ради самой деятельности. Так, 25 % респондетнов 1 курса считают,  что  занимаются  спортивной  деятельностью  ради  самой деятельности и ради получения радости от процесса работы. «Иде альному  спортсмену»  студенты  факультета  физической  культуры, обучающиеся на 1 курсе, приписали мотивы стремления поддержать и развивать свои достижения. 27 % респондентов приписали «иде альному спортсмену» также мотив «достижение определенного ре зультата, стремления к улучшению этого результата».

Испытуемые 3-го года обучения выбрали в качестве домини рующего мотива ролевому элементу «Я сам» мотив «возможности путешествия и расширения своего кругозора» (30 % от общего чис ла  испытуемых).  По  мнению  студентов  данного  курса,  соперником движут мотивы с социальными установками: модно, престижно. Та -9 ISBN 978-985-515-364-2   кой результат характерен для 32 % опрошенных. В то же время «иде альный спортсмен», по  их  мнению, руководствуется мотивом «воз можности дальнего путешествия». Так считают 30 % опрошенных.

У студентов, обучающихся на 5 курсе факультета физической культуры и занимающихся различными видами спорта, самый вы сокий ранг для всех персонажей («я сам», «соперник» и «идеаль ный спортсмен») приписан мотиву,  соответствующий группе мо тивов социальных установок («я сам» – 28 %;

 «соперник» – 32 %, «идеальный  спортсмен» –  31 %).  Мы  можем  предположить,  что определение  данного  мотива  как доминирующего  говорит  о  том, что  студенты  5-го  курса  большое  значение  придают  занятию спортом и  определяют свою деятельность как деятельность госу дарственной важности. Так как, представляя страну на междуна родных  соревнованиях,  по  нашему  мнению,  каждый  спортсмен стремиться прославить свою родину.

Дальнейший анализ предполагал изучения связи между пока зателями рангов мотивов у себя, соперника, идеального спортсме на, выявленных у студентов разных курсов. Для этого мы исполь зовали метод ранговой корреляции Спирмена [5]. Так, у студентов 1-го курса, обучающихся на факультете физической культуры, меж ду мотивами, которые они приписывают себе, сопернику и идеаль ному спортсмену были выявлены связи среднего и сильного уров ня (соответственно r=0,68, 0,69, 0,73 при р0,05). У студентов 3-го года обучения между показателями рангов мотивов также обнару жены связи на уровне р0,05 (средняя r=0,68;

 сильная связь r=0,82, 0,83).  Мотивы, приписываемые  себе  студентами  5-го курса,  иде альному  спортсмену  и  сопернику,  имеют  тесную  связь  (соответ ственно r=0,73;

 0,84;

 0,85 при р0,05).

Одной из задач анализа полученных данных было выявление различий между мотивами выбора спортивной деятельности студен тами, которые обучаются на разных курсах. Для изучения различий между  мотивами  выбора  деятельности  мы  использовали  U-крите рий Манна – Уитни [5]. Анализ данных, полученных у студентов 1 и 3 курсов, показал, что между мотивами, приписываемыми ролевым элементам «я сам», «соперник», «идеальный спортсмен», различий не существует (UэмпUкр0,05, так как Uэмп=68, а Uкр0,05=42). Между мо тивами, приписываемым ролевым элементам студентами 3 и 5 кур сах, различий также не выявлено (Uэмп  Uкр0,05, так как Uэмп = 71,5, а Uкр0,05= 42).  В  то  же время у  студентов  1-го  и 5-го  годов  обучения -10 были выявлены различия между мотивами выбора спортивной дея тельности  (UэмпUкр0,05,  так  как  Uэмп  =  41,а  Uкр0,05=  42).  Это  может быть свидетельством того, что на первом курсе обучения спортсмен еще  только  приходит  в  профессиональный  спорт  и  не  полностью осознает важность деятельности, которой занимается. К 5 курсу сту денты осознают значимость своей спортивной деятельности в рам ках повышения престижа представляемой страны.

Таким образом, изучив мотивы выбора вида спорта у студен тов  факультета  физической  культуры,  мы  можем  сделать  вывод, что  испытуемые  1-го  курса  руководствуются  мотивами,  которые способствуют их самоутверждению и удовлетворяют потребность в общении. Студенты старших курсов в качестве мотивов выбора спортивной деятельности выбирают возможность путешествовать, престижность и важность видов спорта для страны.

1.  Горбунов, Г.Д.  Практическая  психология  и  ее  основные  направления  в современном спорте / Г.Д. Горбунов. –  Л.: Нева, 1977. –  220  с.

2. Ильин, Е. П. Мотивация и мотивы / Е.П. Ильин – СПб.: Питер, 2000. – 512 с.

3. Ильин, Е.П. Психология спорта / Е.П. Ильин – СПб.: Питер, 2008. – 352 с.

4.  Пилоян,  Р.А. Мотивация  спортивной  деятельности /  Р.А.  Пилоян. –  М.:

Наука, 1984. – 198 с.

5.  Сидоренко,  Е.В.  Методы  математической  обработки  в  психологии / Е.В. Сидоренко / –  СПб.:  Социально-психологический  центр, 1996. –  352  с.

О.А.  Гаевая –  студентка  6  курса  факультета  психологии  Гродненского  го сударственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный  руководитель –  старший  преподаватель  кафедры  возрастной  и педагогической  психологии  А.И.  Янчий.

159...

Изложены результаты  эмпирического исследования  взаимосвязи  самоотно шения и тревожности  личности на  выборке  студентов факультета  психологии.

-11 ISBN 978-985-515-364-2   Установлено, что ситуативная тревожность находится в прямо пропорциональ ной зависимости от базовых компонентов самоотношения личности.

Одним из важнейших отношений социального бытия челове ка является его отношение к себе. Любое проявление человека как социального субъекта сопровождается включением в данный про цесс его самоотношения.

Психология самоотношения включает в себя такие понятия, как «обобщенная самооценка», «самоуважение», «самопринятие», «эмоционально-ценностное отношение к себе», собственно «само отношение», «самоуверенность», «чувство собственного достоин ства», «самоудовлетворение»,  «аутосимпатия», «самоценность» и др. Их содержание раскрывается с помощью следующих психоло гических  категорий:  «установка»  (Д.Н.  Узнадзе),  «личностный смысл» (А.Н. Леонтьев), «отношение» (В.Н. Мясищев), «аттитюд»

(М. Розенберг), «социальная установка» (И.С. Кон, Н.И. Сарджве ладзе), «чувство» (С.Л. Рубинштейн).

К наиболее употребляемым категориям, раскрывающим сущ ность отношения человека к себе, можно отнести четыре: «общая или  глобальная самооценка»,  «самоуважение», «самоотношение»

и «эмоционально-ценностное отношение к себе». Первый термин являлся  наиболее  используемым  в  западной  психологии  с  конца XIX до 60-х годов ХХ века, а затем был вытеснен термином «само уважение» [1].

В отечественной психологии начало фундаментальным иссле дованиям  феномена  отношения  человека  к  себе  было  положено благодаря трудам А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, А.Г. Спирки на, Е.В. Шороховой и теоретическим работам И.С. Кона и И.И. Чес ноковой. Термин «самоотношение» был введен грузинским психо логом Н.И. Сарджвеладзе. В настоящее время в отечественной пси хологии  доминирующей  является  категория  «эмоционально-цен ностное самоотношение» [1].

Тревожность  как  свойство личности  во  многом  обусловливает поведение субъекта. Определенный уровень тревожности – естествен ная  и  обязательная  особенность  активной  деятельной  личности.  У каждого человека существует свой оптимальный, или желательный, уровень  тревожности –  это  так  называемая  полезная  тревожность.

Оценка  человеком своего состояния  в этом связи является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания.

-12 Проблема тревожности является одной из наиболее актуаль ных проблем в современной психологии. Среди негативных пере живаний человека тревожность занимает особое место, часто она приводит  к  снижению  работоспособности,  продуктивности  дея тельности, к трудностям в общении.

Целью  нашего  исследования  было  установить  взаимосвязь самоотношения и тревожности личности.

Нами были поставлены следующие задачи:

1.  Исследовать  теоретические  представления  о  самоотноше ние личности в современной психологии.

2. Изучить представления отечественных и зарубежных пси хологов о тревожности как личностном образовании.

3. Эмпирически установить взаимосвязь между самоотноше нием и тревожностью личности.

Гипотезой исследования послужило предположение в том, что существует взаимосвязь между самоотношением и тревожностью личности.

В качестве методов исследования были использованы:

1)  методы  получения  информации:  методика  «Самоотноше ния» (В.В. Столин);

 методика «Исследование тревожности» (Ч.Д. Спил бергер);

2) методы обработки  данных:  коэффициент  ранговой  корре ляции r-Спирмена;

 Т-критерий Вилкоксона.

Исследование по выявлению взаимосвязи самоотношения и тре вожности личности, в котором приняли участие 50 студентов факуль тета психологии в возрасте от 18 до 25 лет, было проведено в УО «Грод ненский государственный университет имени Янки Купалы».

В результате проведенного эмпирического исследования мож но сформулировать следующие выводы:

1. Проведенный анализ позволяет говорить об отсутствии еди ного  подхода  к  определению  понятия  «отношения  к  себе»,  хотя данный феномен исследовался как в отечественной, так и в зару бежной психологии. Так, Н.И. Сарджвеладзе рассматривает само отношение как единство личности и социальной среды, как систе ма «личность – социальный мир», отношения к себе является од ним из структурных единиц ядра личности.

В психологической литературе под самоотношением чаще все го понимается система переживаний, отражающих внутренние цен ности личности, принятие себя как личность. Отношение к себе так -13 ISBN 978-985-515-364-2   же  определяется  как эмоциональный компонент  самосознания.  Од ним из важнейших аспектов изучения самоотношения личности яв ляется его рассмотрение как неотъемлемой составляющей саморегу ляции. В регулировании поведения самоотношение выступает «стер жнем» этого процесса на всех этапах ее осуществления. Поэтому от ношение к себе является таким образованием, которое активно влия ет на характерологические черты человека, его межличностное взаи модействие с другими  людьми. Оно является одним из важнейших факторов, который обусловливает ее социальную активность, оказы вает регулирующие влияние на различные аспекты жизнедеятельнос ти  человека,  на  способы  формирования,  восприятия  и  разрешения конфликтных ситуаций, на социальную активность личность.

2.  В  отечественной  психологической  литературе  различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свой ство, черту личности или темперамента, это различие зафиксиро вано в понятии «тревожность», термин, кроме того, используется и  для обозначения явления в  целом. Тревожность – переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагопо лучия, с предчувствием грозящей опасности.

Тревожность – это склонность индивида к переживанию тре воги,  которое  представляет  собой  эмоциональное  состояние.  Со стояние характеризуется субъективными ощущениями напряжения, беспокойства, мрачных предчувствий, а с точки зрения физиоло гии –  активацией  вегетативной  нервной  системы.  Это  состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичным во времени.

Чувство тревоги, выраженное в  показателях уровня тревож ности,  неизбежно  сопровождает учебную  деятельность  человека.

Более  того,  активная  познавательная  деятельность  студентов  не может не сопровождаться тревогой. Ведь сама ситуация экзамена, когда  нужно  приложить  усилия,  таит  в  себе  неопределенность, противоречивость, а следовательно, и повод для тревоги. Полнос тью снять тревогу можно лишь устранив все трудности познания, что в принципе невозможно, да и не нужно. И учение, и развитие личности учащегося наилучшим образом протекают не тогда, ког да тревога близка к нулю, а когда она находится на оптимальном (не слишком высоком) уровне, и когда студент обучен адекватным способам борьбы со стрессами и тревожностью. Повышенная са мооценка – один из самых эффективных приемов данной борьбы в -14 обучении. Надо отметить, что во всех передовых системах обуче ния обязательно содержатся элементы, направленные на повыше ние самооценки учащегося.

3. Установлено, что между осознанной саморегуляцией и жиз ненными ценностями существует прямая взаимозависимость.

Полученные эмпирические данные свидетельствуют о том, что ситуативная тревожность находится в прямо пропорциональной за висимости с самообвинением и самоуважением, а также аутосим патией.

Самоуважение связано с верой человека в свои силы, способ ности  и  поэтому  обнаруживает  непосредственную  связь с  ситуа тивной тревожностью,  поскольку тревожность проявляется в той степени, в какой испытуемый не верит в себя и свои силы. Ауто симпатия и тревожность связаны в том отношении, в котором рес пондент доверяет своим силам, как он видит свою готовность и в соответствии  с  этим  проявляет  тревожность.  Чем  выше  тревож ность, тем выше самообвинение, так как готовность поставить себе в  вину  свои  промахи  и  неудачи,  собственные  недостатки  прямо санкционирует чувство тревоги.

1.  Колышко,  А.М.  Психология  самоотношения:  моногр. /  А.М.  Колышко. – Гродно: ГрГУ, 2004. –  102  с.

2. Кон, И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание / И.С. Кон. – М.:

Политиздат, 1984. – 335  с.

3. Крайг, Г. Психология развития /  Г. Крайг. – СПб.: Питер, 2000. – 402  с.

4. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. – М.:

Политиздат, 1975. – 304  с.

5. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи  явлений  материального  мира /  С.Л.  Рубинштейн. –  М.:  АНСССР, 1957. – 327 с.

6. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.:

Питер Ком, 1998. –  688 с.

7. Сарджвеладзе, Н.И. Структура самоотношения личности и социогенные потребности / Н.И.  Сарджвеладзе. – Тбилиси:  Мицниереба, 1974. –  127  с.

8.  Чеснокова, И.И.  Проблемы  самосознания  в  психологии /  И.И.  Чесноко ва. – М.: Наука, 1977. – 144 с.

М.Е.  Глусская –  студентка  4  курса  факультета  психологии  Гродненского государственного  университета имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – преподаватель кафедры экспериментальной и при кладной психологии Е.А.  Марчук.

-15 ISBN 978-985-515-364-2   159...

Представлены  результаты  эмпирического  исследования  взаимосвязи  эк страверсии и самооценки интуиции. Исследование проводилось при помощи ав торской психодиагностической методики, направленной на определение уровня интуиции. Установлено, что  самооценка интуиции  не  связана  с уровнем экст раверсии  личности.

Каждый человек по-своему взаимодействует с окружающей средой:  одни  более открытые  новому опыту, направленные вов не, откуда и получают большое количество информации, – экст раверты;

 другие склонны скорее к самоанализу, закрытости, лег ко  перерабатывают,  осмысливают  получаемую  информацию  и способны внутренне синтезировать новое знание, даже если объем информации невелик – интроверты. Таким образом, можно пред положить, что сведения, добытые интуитивно, то есть бессозна тельно, более характерны интровертам, но они не всегда эти зна ния используют, а экстраверты, хотя и реже получают информа цию без осознания путей ее получения, все же чаще будут ее эк стериоризировать, применять. Под интуицией мы понимаем нео сознанный  опыт,  который  в  определенный  момент  времени,  в определенной ситуации осознается как целостное истинное зна ние. По словам К.Г. Юнга, особенность интуиции в том, что она не является ни чувственным ощущением, ни чувством, ни интел лектуальным выводом, хотя может проявляться и в этих формах.

Человека, который ориентирует свою общую установку на прин ципе  восприятия через  бессознательное,  относится  к интуитив ному типу. В зависимости от того, как человек пользуется интуи цией, ? обращает ли он ее вовнутрь, в познание или внутреннее созерцание, либо наружу, в действие и выполнение, ? можно раз личать интровертных и экстравертных людей [3]. Цель исследо вания – выявление взаимосвязи между уровнем самооценки ин туиции и показателем экстраверсии-интроверсии.

На первом этапе была разработана психодиагностическая ме тодика, направленная на определение уровня интуиции. В ее ос -16 нову положена классификация форм интуиции М. Бунге [1], ис пользованы шкала интуиции теста Н.Ф.  Вишняковой «Креатив ность» и опросник О.Н. Кинякиной, направленный на определе ние уровня интуиции [2]. Разработанная методика позволяет по лучить  количественную  оценку  интуиции  по  5 шкалам,  каждая из которых включает 6 – 7 вопросов: шкалы «интуиция как вос приятие» и «интуиция как  воображение» отражают формы чув ственной интуиции;

 а шкалы «интуиция как разум» и «интуиция как оценка» – интеллектуальной интуиции;

 также выделена шка ла  доверия  интуиции.  Стандартизация  и  проверка  валидности методики осуществлялись на выборке из  161 человека: 35 юно шей и 126 девушек, средний возраст испытуемых составил 18,3 ± 0, года. Валидность методики проверялась при помощи двух внеш них критериев: самооценки интуиции  и  шкалы интуиции  мето дики Н.Ф.  Вишняковой «Креативность». Результаты корреляци онного  анализа  позволили  определить все  шкалы  и суммарный показатель методики как валидные.

Во втором этапе исследования приняли участие 49 человек:

15 юношей и 34 девушки. Для определения уровня интуиции ис пользовалась разработанная авторами методика «Интуиция», уро вень «экстраверсии-интроверсии» определяли с помощью тес та Г. Айзенка EPI. Результаты диагностики подверглись количе ственному  анализу. По  шкале  «интуитивное восприятие»  высо кие значения имеют 40,8 % испытуемых, т.е. они обладают спо собностью быстро отождествлять предметы, явления или знаки, легко  их  интерпретировать.  Такое  же  количество  респондентов показали результаты выше среднего по шкале «интуиция как во ображение», что говорит об их способности представления и об разования метафор. Чуть меньше испытуемых с высокими пока зателями по шкале «интуиция как разум» (36,7 %), они обладают способностью к ускоренному умозаключению и синтезу. Следует отметить,  что  некоторые  испытуемые  по  этой  шкале  набрали  баллов,  что  свидетельствует  об  их  склонности  осознавать  каж дый мыслительный шаг без проскакивания отдельных элементов.

42,9 % испытуемых имеют высокий уровень по шкале «интуиция как оценка», что говорит об их возможности здравого суждения, практической  мудрости, проницательности  или проникновения.

57,2 % имеют результат выше среднего по шкале «доверие инту -17 ISBN 978-985-515-364-2   иции», т.е. способны учитывать интуитивно добытые знания при принятии решений.

В целом показатели по каждой из шкал достаточно высоки у большей части выборки, что подтверждается суммарным по казателем  по  методике:  общий  уровень  интуиции  высокий  у 32,7 %,  средний –  у  22,4 %,  низкий –  у  44,9 %  респондентов.

18,4 % выборки  проявили интровертные черты,  57,1 % – экст раветные, 24,5 % оказались амбивертами. Большая часть выбор ки имеет средний или выше среднего уровень интуиции, и боль шинство проявляет экстравертные черты. Однако не было выяв лено значимых корреляционных связей между показателем «эк страверсии-интроверсии» и показателями по шкалам теста «Ин туиция», что свидетельствует о том, что высоким уровнем инту иции могут обладать как экстравертированные, так и интровер тированные личности.

Таким образом, самооценка интуиции не связана с уровнем экстравертированности  человека,  то  есть  подтверждается  спра ведливость классификации К.Г. Юнга людей на типы в зависимо сти от  особенностей  получения  и  обработки  информации  и  на правленности на себя или на окружающую среду (среди прочих К.Г. Юнг выделяет экстравертный интуитивный и интровертный интуитивный  типы).  Интуиция  как  функция  бессознательного восприятия обращена в экстравертной установке всецело на вне шние  объекты.  В  интровертной  установке  она  направляется  на внутренние объекты, которые можно было бы с полным правом обозначить как элементы бессознательного [3].

1. Бунге, М. Интуиция  и наука / М. Бунге. – М.: Прогресс, 1967. – 187  с.

2. Мозг на 100 %: Интеллект. Память. Креатив. Интуиция:  интенсив-тре нинг  по  развитию  суперспособностей /  О.Н.  Кинякина  [и  др.]. –  М.:  Эксмо, 2008. – 846 с.

3. Юнг, К.Г. Психологические типы / К.Г. Юнг. – СПб.: Ювента, – М.: Про гресс-Универс, 1995. –  716  с.

О.В.  Голуб –  студентка  4  курса  факультета  психологии  Белорусского  госу дарственного  педагогического  университета  имени  Максима  Танка.

Научный  руководитель –  доктор  психологических  наук,  профессор Л.В.  Марищук.

-18 316...

Представлены результаты эмпирического исследования соотношения ком муникативных способностей  и тревожности у подростков. Было установлено отсутствие корреляции между ситуативной тревожностью и коммуникатив ными способностями  подростка  и наличие  взаимосвязи между его коммуника тивными способностями  и уровнем личностной  тревожности.

Общение –  это  форма  деятельности,  осуществляемая  между людьми как равными партнерами и приводящая к возникновению психического контакта. Психический контакт обеспечивает в об щении взаимный обмен эмоциями. Он же характеризует общение как двустороннюю деятельность, взаимную связь между людьми.

Согласно А.Н. Леонтьеву, общение – это намеренное влияние и воздействие на поведение, состояние, установки, уровень актив ности и деятельности партнера [3].

Ещё  одно  из  определений  межличностного  общения  гласит, что общение – это процесс взаимодействия, по крайней мере, двух лиц, направленный на взаимное познание, на установление и раз витие  взаимоотношений,  оказание  взаимовлияния  на  состояния, взгляды  и  поведение,  а  также  на  регуляцию  их  совместной  дея тельности [5].

В  мотивационной  структуре  процесса  общения  подростков происходят значительные перемены: теряют актуальность отноше ния с родителями, учителями, первостепенную значимость приоб ретают отношения со сверстниками, ярко проявляется аффелятив ная потребность в принадлежности к какой-либо группе.

Так как в подростковом возрасте общение выдвигается на пер вое  место,  оно  играет  важную  роль  в  формировании  личности.

Отсутствие навыков общения заставляет подростка быть угрюмым, недовольным  собой.  Такие  подростки  заметно  отстают  в  учебе, нередко конфликтуют с взрослыми и со сверстниками. Формиро вание моральных норм поведения, активной жизненной позиции возможно  при  положительных  взаимоотношениях  в  коллективе сверстников;

 негативные отношения отрицательно влияют на об -19 ISBN 978-985-515-364-2   щее развитие подростка, дисциплинированность. Следствием не правильных взаимоотношений могут быть искаженные взаимоот ношения в среде взрослых, приводящие к дальнейшему развитию отрицательных черт личности.

Неуспешность в  общении со  сверстниками, родителями, пе дагогами часто приводит к мучительным переживаниям подрост ка.  Именно  сферой  межличностных отношений  обусловлено воз растание тревожности у подростков. Тревожность, закрепившись, становится достаточно устойчивым образованием.

Нужно помнить, что отношения с взрослыми у детей в подро стковом возрасте носят сложный и на первый взгляд противоречи вый характер, но складывается ситуация нарастания потребности в личностном общении с педагогами и родителями и невозможно сти её удовлетворения. Исходя из этого нужно участвовать в жизни подростка, помогать в решении его проблем, быть для него другом и товарищем.

Сверстники – тоже значительная фигура в жизни подростка.

Изменение  внутренней  позиции  приводит  к  тому,  что  подростку уже недостаточно быть просто хорошим учеником, иметь высокие показатели, получать одобрение учителя. Гораздо важнее для него иметь репутацию хорошего товарища, пользоваться доверием свер стников, иметь близких и  постоянных друзей. Следовательно, не нужно ограждать ребёнка от общения со сверстниками. Ведь толь ко в ситуации общения появляется чувство эмоционального благо получия и устойчивости. А всё это чрезвычайно важно для их бу дущей жизни.

Подростковый возраст является  возрастом сильных эмоцио нальных переживаний и внутренних  конфликтов. Всё это порож дает рост общей тревожности подростков, которое сказывается как на отношении с взрослыми, так и со сверстниками.

В.В. Суворова в своей книге «Психофизиология стресса» оп ределяет  тревожность,  как  психическое  состояние  внутреннего беспокойства,  неуравновешенности  и  в  отличие  от  страха  может быть беспредметной и зависеть от чисто субъективных факторов, приобретающих  значение  в  контексте  индивидуального  опыта.

Исследователь относит тревожность к отрицательному комплексу эмоций, в которых доминирует физиологический аспект [6].

А.М. Прихожан определяет тревожность как устойчивое лич ностное образование, сохраняющегося на протяжении достаточно -20 длительного  периода  времени.  Она  имеет  свою  побудительную силу, отмечает А.М. Прихожан, и константные формы реализации поведение с преобладанием в последних компенсаторных и защит ных проявлениях [1;

 4].

Как и любое комплексное психологическое образование, тре вожность характеризуется сложным строением, включающим ког нитивный, эмоциональный и операционный компоненты, при до минировании эмоционального.

В целом, тревожность – это субъективное проявление небла гополучия личности, ее дезадаптации. Тревожность как пережива ние  эмоционального  дискомфорта,  предчувствие  грядущей  опас ности  является выражением неудовлетворения  значимых потреб ностей человека, актуальность при ситуативном переживании тре воги и  устойчиво доминирующих  по  гипертрофированному  телу при постоянной тревожности [2].

Следовательно, тревожность – это черта личности, готовность к  страху.  Это  состояние  целесообразного  подготовленного  повы шения внимания сенсорного и моторного напряжения в ситуации возможной опасности, обеспечивающее соответствующую реакцию на страх.

Чаще всего подростки с повышенной тревожностью оказыва ются на периферии межличностных отношений в классе, а то и за пределами круга общения, а  это в свою очередь ведёт к повыше нию тревожности.

У некоторых подростков показатели уровня тревожности тре буют особого внимания, т.к. сильные тревожные переживания мо гут  переходить  в  депрессивные реакции,  а  также  могут  перерас тать в различные формы неврозов.

Гипотеза исследования состоит в том, что уровни коммуника тивных  способностей  подростков  зависят  от  ряда  определенных свойств личности, в том числе и тревожности. Гипотеза строится на том, что в подростковом возрасте происходят качественные из менения  общения  по  сравнению  с  детьми  младшего  школьного возраста, а также усиливается потребность в общении в целом.

Целью исследования является определение соотношения ком муникативных способностей и тревожности у подростков. Задачи исследования:

1. Изучить и проанализировать научно-психологическую ли тературу по проблемам общения в подростковом возрасте.

-21 ISBN 978-985-515-364-2   2.  Выделить  и  изучить  психологические  особенности  обще ния подростков.

3. Выявить степень тревожности и коммуникативных способ ностей у детей подросткового возраста.

4. Определить взаимосвязь между коммуникативными способ ностями подростка и уровнем его тревожности.

5. Проанализировать и  обобщить результаты эмпирического исследования.

В исследовании приняли участие 50 подростков, из которых мужского пола – 24 человека и женского пола – 26 человек. Иссле дование проводилось на базе СШ № 13 г. Гродно. В обработке ре зультатов использовали статистические непараметрические мето ды, т.к. показатели по каждой из используемых методик носят ха рактер ненормального распределения (р0,2). В подавляющем чис ле случаев верификации, нормальность была опровергнута двумя критериями: Лилиефорса и Колмагорова – Смирнова.

Было выявлено 3 уровня коммуникативных способностей, а так же 3 уровня тревожности – низкий, средний и высокий. При этом, как и ожидалось, группа средних значений оказалась значительно большей, чем группа низких и высоких значений, что в принципе, и подтвержда ет правило 3-х сигм, и кривая нормального распределения значений.

Выявлено,  что  показатель  коммуникативных  способностей никак не связан с полом подростков.

В ходе проведённого корреляционного анализа по Спирмену было выявлено, что ситуативная тревожность никак не коррелиру ет с коммуникативными способностями (r=-0,17). Что касается этого утверждения можно предположить, что Спилберг в своей методи ке на выявление тревожности никаким образом не разграничивает ситуативную тревожность в  разных сферах (например: ситуатив ная  тревожность  может  проявляться  и  в  общении,  и  в  решении интеллектуальных задач и др.).

А вот про личную тревожность можно утверждать обратное:

было  выявлено  наличие  взаимосвязи  между  коммуникативными способностями и уровнем личностной тревожности (r=-0,59). За висимость обратная, средняя.  Таким образом,  чем выше уровень личностной тревожности у человека, тем ниже у него уровень ком муникативных способностей и наоборот.

Чтобы судить же о направленности взаимодействия двух дан ных  в  ходе  эмпирической  обработки,  был использован  критерий -22 Крускала – Уоллиса. В ходе данной обработке было выяснено сле дующее:  личностная  тревожность  определяет  коммуникативные способности подростков, и коммуникативные способности в свою очередь влияют на личностную тревожность.

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза подтвердилась.

1. Имедадзе, И.В. Тревожность как фактор учения в дошкольном возрасте / И.В.  Имедадзе  //  Психологическое  исследование. –  Тбилиси:  Мецнисреба, 1966. – 240 с.

2. Кочубей, Б. Как лечить тревожность. // Б. Кочубей, Е. Новикова // Семья и школа. – 1988. – № 8. – С. 11 – 15.

3. Лупьян, Я.А. Барьеры общения, конфликты, стресс / Я.А. Лупьян. – Рос тов н/Д: Луч, 1991. – 224 с.

4.  Прихожан,  А.М.  Причины,  профилактика  и  преодоление  тревожности / А.М. Прихожан // Психологическая наука и образование. – 1998. – N 2. – С. 11 – 17.

5.  Соснин,  В.А.,  Как  стать  хозяином  положения /  В.А.  Соснин,  П.А.  Лу нев. – М.: Academia, 1996, –  219  с.

6.  Суворова,  В.В. Психофизиология  стресса. /  В.В.  Суворова. –  М.:  Наука, 1975. – 207 с.

В.Н.  Гонин –  студент  4  курса  факультета  психологии  Гродненского  госу дарственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент П.Р. Галузо.

316...

В  статье  представлены результаты  эмпирического  исследования  психо логической  близости  учащихся  средней  школы.  Проведенное  исследование  не позволило подтвердить гипотезу о взаимосвязи самооценки старшеклассника с доминирующим  типом  межличностных  отношений,  характерным  для  челове ка, выбираемого  старшеклассником  для близких отношений.

В современном техногенном и прагматичном мире, где люди всё чаще чувствуют себя никому не нужными, возникает феномен «одиночества в толпе». Часто бывает,  что человек чувствует  себя покинутым и не понятым даже в собственной семье. Именно по -23 ISBN 978-985-515-364-2   этому  актуальной  является  проблема  психологической  близости между людьми.

Термин  «психологическая  близость»  встречается  в  работах отечественных и зарубежных психологов и используется в консуль тационной работе. Однако на сегодняшний день нет чёткого и об щепринятого  определения  понятия  «психологическая  близость».

Если обобщить дефиниции психологической близости, предлагае мые Э. Берном,  Г.С. Салливаном, К. Кволс и Б. Кволс, то можно сказать,  что  психологическую  близость  в  большинстве  случаев понимают  как  межличностные  отношения,  характеризующиеся доверительным общением и отсутствием тревоги [1;

 3;

 4].

Исследования отечественных и зарубежных психологов обна руживают  понимание  психологической  близости  как  феномена межличностных отношений, при этом акцент делается на особен ностях этих отношений. Если же рассматривать когнитивный ком понент  психологической  близости,  то  появляется  необходимость обратиться не только к отношениям, но и к личности как субъекту этих отношений. Однако с позиции личностного подхода феномен психологической близости практически не рассматривается.  К. и Б. Кволс указывают причины, почему человек может избегать бли зости, таким образом давая возможность предположить психоло гический портрет человека, стремящегося к отношениям психоло гической близости [3]. Кроме того, важным аспектом для изучения является  мотивация  формирования  психологической  близости.

Исходя из наиболее распространённого понимания этого феноме на, о чём говорилось ранее, мотив установления близости заклю чается в том, чтобы напряжение,  дискомфорт, тревога отсутство вали, т.е. чтобы субъект чувствовал себя комфортно. При рассмот рении когнитивного компонента психологической близости следу ет обратиться к проблеме социальной перцепции. А.А. Бодалёв счи тает, что «от того, как люди отражают и интерпретируют облик и поведение и оценивают возможности друг друга, во многом зави сит характер их взаимодействия ...» [2, c. 5].


Большое значение имеет выявление факторов, влияющих на выбор человека, с которым устанавливаются отношения близости.

Выбор  определяется  как  характеристиками  субъекта,  которого выбирают, так и характеристиками субъекта, делающего выбор.

А.А. Бодалёв отмечает, что на выбор личностью людей для более час того общения могут влиять такие её особенности, как потребность в -24 сочувствии, в доминировании, в защите своего «Я» [2]. Представ ляется,  что  одним  из  значимых  в  этом  плане  факторов  является самооценка субъекта выбора.

Было  проведено исследование,  цель  которого заключалась  в том, чтобы  выявить  взаимосвязь самооценки  старшеклассника и доминирующего  типа  межличностных  отношений,  характерного для человека, выбираемого старшеклассником для отношений пси хологической близости. В качестве предмета рассматривалась вза имосвязь уровня самооценки старшеклассника и содержания эта лона психологически близкого человека.

Гипотеза исследования: существует взаимосвязь самооценки старшеклассника и доминирующего типа межличностных отноше ний,  характерного  для  человека,  выбираемого  испытуемым  для отношений психологической  близости. В соответствии с целью в работе был использован эмпирический метод анкетирования (ДМО Т.  Лири  и  методика  «Самооценка  личности  старшеклассника»), полученные данные обрабатывались при помощи пакета Statistica 6.0. Выборочную совокупность составили лица мужского и женс кого пола в возрасте от 16 до 17 лет, учащиеся средней школы № 26 г. Гродно в количестве 60 человек.

Распределение  полученных  данных  сравнивалось  с  нормаль ным, для чего использовались тесты Колмагорова – Смирнова, Лил лифорса и Шапиро – Уилка, различия между данным распределени ем и нормальным были установлены. В связи с этим для выявления различий по полу в выборе тех или иных психологических профи лей (или типов межличностных отношений) был использован кри терий Манна – Уитни. Были выявлены следующие различия: девушки выбирают  для  отношений  психологической  близости  лиц  с  более высоким  уровнем  альтруизма  в  межличностных отношениях,  чем юноши. Это может быть свидетельством того, что старшеклассники выбирают для близких отношений лиц своего пола.

Для проверки гипотезы о наличии корреляционной связи меж ду самооценкой испытуемого и доминирующим типом межлично стных  отношений,  характерным  для  близкого  человека  данного испытуемого  использовался  коэффициент  ранговой  корреляции Спирмена. В качестве первой переменной рассматривалась само оценка, в качестве второй – тип межличностных отношений. Од нако значения коэффициентов ранговой корреляции Спирмена для данных переменных на уровне значимости p=0,05 оказались ста -25 ISBN 978-985-515-364-2   тистически незначимыми. Таким образом, гипотеза о взаимосвязи самооценки старшеклассника с доминирующим типом межлично стных отношений, характерным для человека, выбираемого стар шеклассником для близких отношений, не подтвердилась. Возмож но, такие результаты были получены по причине небольшого объё ма  выборки  и  особенностей  испытуемых  (низкий  уровень  само оценки 90 % респондентов). Если же результаты исследования счи тать достоверными, можно сделать вывод, что общая самооценка старшеклассника не связана с представлениями старшеклассников о психологически близком человеке. Это указывает на универсаль ность ценностных ориентаций старшеклассников.

1. Берн, Э. Игры, в которые играют люди / Э. Берн. –  М.: Университетская книга, – 1998. – 176 с.

2.  Бодалёв,  А.А.  Личность  и  общение /  А.А.  Бодалёв. –  М.:  Международ ная педагогическая академия, 1995. – 328 с 3.  Кволс,  К.  Пойми  себя  и  других /  К.  Кволс,  Б.  Кволс –  М.:  Всемирный центр взаимоотношений, 1993. –  160  с.

4.  Салливан,  Г.С.  Интерперсональная  теория  в  психиатрии /  Г.С.  Салли ван. – М.: КСП+, СПб.: Ювента, 1999. –  345 с.

М.С.  Горбовец –  студентка  5  курса  факультета  психологии  Гродненского государственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель –  кандидат психологических наук, доцент  Т.К. Ко марова.

316...

Изложены результаты эмпирического исследования социально-психологи ческих  особенностей формирования  структуры  студенческой  группы, динами ки  социально-психологического  климата  коллектива  и  типы  восприятия  сту дентом группы, а также их связь друг с другом  и с компонентами  структуры группы.  Проведенное  исследование  выявило  ряд  особенностей  формирования психологической  структуры  студенческой  группы.

-26 Студенчество –  один  из  значимых  периодов  жизни  человека, существенно влияющий на дальнейшую профессиональную карье ру. На удовлетворенность студенческой жизнью влияют разные груп пы факторов, в том числе и отношения в коллективе однокурсников.

Особое  внимание  к  группе  как  социально-психологической среде, в которой проходят обучение будущие специалисты различ ных  сфер  жизнедеятельности  человека,  уделяли  российские  уче ные Я.Л. Коломинский, И.В.  Сильченко, Т.В. Живота, В.И. Заце пин, ГА. Козуб, А.Н. Лутошкин, Л.И. Марисова.

Отечественные психологи рассматривают студенческую груп пу как социально-психологическую систему, обладающую специ фическими  особенностями,  которые  детерминированы  многими факторами и подчеркивают значение создания комфортной среды для оптимального развития личности будущего специалиста и ак туализации  его  скрытых  возможностей,  раскрытие  потенциала, трансляции и приращения знаний.

В связи с этим изучение динамики психологической структу ры студенческой группы представляется важным и актуальным. Под групповой  динамикой  в  своем  исследовании мы понимали  сово купность внутригрупповых социально-психологических процессов, присущих различным этапам развития группы. Компоненты струк туры группы выделялись на основе отношений, характерных для коллектива и выделенных Р.С. Немовым в рамках диагностики со циально-психологической самоаттестации группы как коллектива.

Таким образом, цель проведенного исследования заключалась в изучении социально-психологических особенностей формирова ния структуры студенческой группы. Кроме того, была прослеже на  динамика  социально-психологического  климата  коллектива  и типа восприятия индивидом группы, а также их связь друг с дру гом и с компонентами структуры группы.

Объектом проведенного исследования являлась психологическая структура студенческой группы, а предметом – ее формирование.

На  основе  анализа  отечественных  и  зарубежных  исследова ний по проблеме формирования психологической структуры груп пы были сформулированы следующие гипотезы:

1. Динамика формирования структуры и содержания студен ческой группы проявляется в качественном и количественном свое образии студенческой группы в зависимости от курса обучения;

-27 ISBN 978-985-515-364-2   2.  Качественные  и  количественные  изменения  студенческой группы  заключаются  в  изменении  социально-психологического климата коллектива, типа восприятия индивидом группы и повы шении уровня развития отношений, характерных для коллектива.

Для  изучения динамики психологической  структуры студен ческой группы и ее связи с СПК и  типом восприятия индивидом учебного коллектива были использованы следующие методы:

1.  С  целью  изучения  социально-психологического  климата групп была использована «Методика диагностики социально-пси хологического климата коллектива»;

2. С целью изучения типа восприятия студентами своей груп пы был использован тест «Восприятие индивидом группы»;

3. Для комплексной оценки уровня развития в группе отноше ний, характерных для коллектива, была использована методика «Со циально-психологическая самоаттестация группы как коллектива»;

4. Методы математической обработки результатов эмпиричес кого  исследования:

4.1. Для первичной обработки данных использовались сред нее арифметическое Mx, стандартное отклонение , коэффициент вариации Cv;

4.2.  Для  вычисления  значимости  различий  между  курсами  в рамках  одной  методики  использован  U-критерий Манна –  Уитни;

наличие характерных для данного курса компонентов методики вы числено по критерию х2 – Фридмана;

 значимость различий между компонентами методики вычислена по критерию Z – Уилкоксона;

4.3. Коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Проведенное  исследование  выявило  ряд  особенностей  фор мирования психологической  структуры студенческой группы (см.

рисунок 1):

Социально-психологический климат коллектива изменяется в зависимости  от курса обучения. На первом и втором курсах наи большую степень выраженности имеет поведенческий компонент, а на третьем и четвертом – когнитивный.

При движении с первого на второй курс значительно возрас тают когнитивный  и  поведенческий  компонент.  Вероятнее всего, это  связано  с  тем,  что студенты  узнают  друг  друга,  между  ними завязываются близкие эмоциональные контакты. При этом эмоци ональный компонент снижается, что можно объяснить тем, что в группе  неизбежно  возникают  конфликты,  происходят  столкнове ния при формировании структуры группы.

-28 1 – На третьем курсе по сравнения со вторым возрастает эмоци ональный компонент, что можно объяснить тем, что психологи ческая структура  в значительной мере  уже  сформирована  и  на пряженность  и конфликтность постепенно снижаются. Возмож но, отношения в студенческой группе становятся менее значимы ми для ее членов. При этом снижается поведенческий компонент.

Возможно,  то,  что  члены  группы  становятся  более  открытыми друг с другом, позволяет им в меньшей степени сдерживать эмо циональные  реакции,  в  том  числе  и  негативные.  Когнитивный компонент  изменяется  незначительно,  так  как благодаря  доста точно длительному сроку существования группы ее члены успе вают познакомиться друг с другом.


На  четвертом  курсе  по  сравнению  с  третьим  существенных изменений не наблюдается.

Для студентов 1 – 4 курса типичным является прагматический тип восприятия индивидом группы, когда индивид оценивает группу с точки зрения полезности и отдает предпочтение контактам лишь с наиболее  компетентными  источниками информации  и  способными оказать помощь. Вероятнее всего преобладание прагматического типа восприятия индивидом группы связано с тем, что основной вид дея тельности в студенческом возрасте – учебная, направленная на полу чение нпрофессиональных знаний из различных источников, в том числе от преподавателей и своих одногруппников (см. рисунок 2).

Результаты исследования свидетельствуют о снижении уров ня развития СПСК с первого курса до третьего и подъем до макси мального значения на четвертом.

-29 ISBN 978-985-515-364-2   2 – Для всех курсов типичным является высокий уровень разви тия контактности.  На первом курсе, помимо  контактности, зна чимой является открытость. Начиная с третьего курса, характер ным становится такой компонент СПСК, как информированность.

Поступая  на  первый  курс,  студенты  открыты  внешнему  миру, новым  знаниям,  переменам  в  круге  общения.  К третьему  курсу студенты уже достаточно хорошо знают особенности друг друга, что  определяет  высокий  уровень  развития  информированности (см. рисунок 3).

3 – Корреляционный анализ выявил связь эмоционального фона группы  со  степенью  развития  всех  характерных  для  коллектива отношений, а также связь преобладающего типа поведения с таки -30 ми характеристиками  коллектива, как ответственность, коллекти визм, сплоченность, контактность и информированность.

Н.А.  Громадская –  магистрант  Ярославского  государственного  педагоги ческого  университета  имени  К.Д.  Ушинского.

Научный  руководитель –  доктор  психологических  наук,  профессор Ю.П.  Поваренком.

159.922...

Представлены результаты эмпирического исследования переживания со циального  одиночества  в  зрелом  возрасте.  Было  установлено,  что  пережива ние одиночества у мужчин и женщин зрелого возраста связано с определенны ми смысложизненными  ориентациями и  субъективным ощущением  ими  благо получия.

Одиночество  как  психическое  состояние,  имеющее ярко  вы раженную негативную окраску, известно человечеству по крайней мере с античных времен. Платон и Аристотель определяли одино чество как зло, избавление от которого видели в наслаждении бла гом  дружбы  и  любви.  В  истории  философско-психологической мысли осмысление и объяснение проблемы одиночества достаточно многообразно: от преклонения перед ним на Древнем Востоке до неприятия в Древней Греции, от осознания необходимости одино чества  для  самопознания  человека,  его  творческого  развития  до понимания его как проклятья человечества.

В последнее  время этой  проблеме посвящаются  все новые и новые работы, исследующие сущность одиночества, причины его возникновения, характерные проявления и влияние на разные груп пы людей в разные периоды жизни. Одиночество рассматривается как  переживание, вызывающее  комплексное  или острое  чувство, выражающее определенную форму самосознания и  указывающее на раскол реальной системы отношений и связей внутреннего мира личности [4].

-31 ISBN 978-985-515-364-2   В отечественных и зарубежных теориях рассматриваются раз личные характеристики данного социально-психологического яв ления. В то же время многие исследователи сходятся во мнении о том, что источник одиночества находится не в обществе и не в со циальном окружении индивида, а в  самой личности (М.В. Ермо лаева,  Г.  Крайг,  В. Франкл). По  мнению других исследователей (Г.С. Абрамова, И.Г. Малкина-Пых, Л.Э. Пепло, Д. Рисмен, К. Хорни), ощущение одиночества связано чаще всего с потерей социальных связей или трудностью приобретением новых социальных связей взамен утраченных по какой-либо причине, и проявляется на раз ных возрастных этапах по-разному.

Среди  современных  типологий  одиночества  наиболее  инте ресной нам представляется типология Вейса. Им выделено два типа одиночества: эмоциональное и социальное. Первое является резуль татом отсутствия такой тесной интимной привязанности, как лю бовная или супружеская. При этом человек может испытывать чув ство, похоже на «беспокойство покинутого ребенка». Социальное же одиночество является результатом отсутствия значимых дружес ких связей или чувства общности, что может выражаться в пере живании тоски и чувстве социальной маргинальности [4].

Один из крупнейших исследователей одиночества Янг пола гает, что хронический характер одиночества является важным из мерением, отличающим одиноких людей. По его мнению, хрони ческое одиночество есть следствие длительной неспособности че ловека установить связи с другими людьми, тогда как ситуативное одиночество –  это  следствие  крушения  сложившейся  модели  со циальных связей человека. Термин «преходящее одиночество» от носится к случайно испытываемому чувству одиночества, которое большинство  людей  переживает время от времени.  Хронический характер одиночества – важный диагностический параметр, так как он имеет непосредственное значение для этиологии и вмешатель ства. Например, больше всего пользы от своего состояния хрони чески одинокие люди могут получить благодаря выработке невос приимчивости  к  социальным  тревогам  и  развитию  социальных навыков. Напротив, людям, испытывающим ситуативное одиноче ство, больше всего пользы принесет вновь обретенная уверенность и оказанная им помощь в идентификации социального контекста, в котором можно нащупать новые связи [3].

Одиночество  в  зрелом  возрасте  представляет  собой  особую форму  переживания  и  осознания  самого  себя  как  покинутого, -32 оторванного, забытого, обделенного, потерянного, ненужного, бес приютного. Это раскол отношений и связей с внешним миром [1].

Причинами такого состояния являются кризисы зрелости, свя занные с переосмыслением ценностей и целей жизни, появлением новых мотивов, и кризисы семейных отношений. Ранними же фак торами,  обусловливающими  переживание  одиночества  в  зрелом возрасте, являются потеря одного из родителей в результате разво да или недостаток эмоционально близких, доверительных отноше ний, родительской  поддержки  в  детстве.  Все эти  моменты  могут сделать индивида  более чувствительным  к одиночеству в  зрелом возрасте.

Существуют  определенные  различия  в  переживании  одино чества у мужчин и женщин, связанных именно с социальным ок ружением. Так, мужчины в большей степени подвержены пережи ванию одиночества в результате потери социального статуса лиде ра, кормильца, значимой и авторитетной личности. Ощущение оди ночества у мужчин означает то, что мужчина ощущает потерю при знания и собственного авторитета в глазах других людей. У жен щины  проблема  одиночества  связана  с  переживанием  семейных проблем, типичных для зрелого возраста. Самый болезненный фак тор, вызывающий ощущение одиночества у женщин, – это взрос ление детей и изменение материнской функции [2].

В настоящее время глубоко исследованы закономерности раз вития  личности  в  зрелом  возрасте  с  учетом  гендерного  аспекта.

Однако малочисленны исследования, позволяющие соотнести за кономерности возникновения ощущения одиночества лицами зре лого возраста в  социальном и  личностном контексте. Результаты представленного ниже исследования ориентируются на сопостав ление социального и личностного контекста переживания одино чества. Целью данного исследования было выявление гендерных различий переживания социального одиночества в зрелом возрас те в  зависимости  от смысложизненных  ориентаций  и  ощущения благополучия.

Исследование проводилось  с респондентами  в возрасте  47 – 50 лет. Выборка исследования составила 100 человек, из которых 50  мужчин  и  50  женщин.  Основными  методиками  исследования явились –  шкала  одиночества  Рассела –  Фергюсона,  тест  СЖО Д.А.  Леонтьева,  шкала  субъективного  благополучия  (ШБО).  Для математической обработки результатов исследования применялись -33 ISBN 978-985-515-364-2   методы количественно-качественного анализа данных. Надежность и  достоверность  результатов  оценивались  на  основании  методов математической статистики, в качестве которых использовались U-критерий  Манна –  Уитни,  коэффициент  ранговой  корреляции Спирмена.  Обработка  полученных результатов  осуществлялась  с помощью пакета статистических программ «Statistica 6.0».

Корреляционный анализ с использованием коэффициента ран говой  корреляции  Спирмена  показал,  что  в  мужской  и  женской выборках  существуют  положительные  и  отрицательные  корреля ционные связи между ощущением одиночества и иными парамет рами (см. таблицу).

– Параметры  Чувство одиночества  мужчины  женщины    rs  р  rs  р  Цели в жизни  - 0,53  0,04  - 0,55  0,04  Локус контроля  - 0,63  0,01      Изменения настроения  - 0,54  0,03      Значимость социаль-     0,60  0,03  ного окружения  Самооценка здоровья  - 0,51  0,05      Анализ  корреляционных  связей  позволяет  утверждать,  что чувство одиночества острее ощущается у мужчин и женщин при отсутствии целей в жизни, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. В этом мужчины и жен щины схожи.

Значимым  в  жизни  мужчин является  и  убеждение  в  том,  что человеку  дано  контролировать  свою  жизнь,  свободно  принимать решения и воплощать их в жизнь. Если такое убеждение чем-то или кем-то «расшатывается», то ощущение одиночества усиливается. При снижении уровня настроения также наблюдается усиление ощуще ния одиночества. Оценивание состояния своего здоровья как неудов летворительного также способствует росту ощущения одиночества.

В целом мужчины зрелого возраста, низко оценивающие собствен ное благополучие в плане  эмоциональных состояний и  некоторых -34 физиологических симптомов, чаще страдают от ощущения собствен ного одиночества и внутренней опустошенности.

У женщин, как мы видим по данным таблицы, на пережива ние одиночества влияет значимость социального окружения. Чем острее они  ощущают невозможность  найти поддержку и взаимо понимание среди окружающих, тем острее проявляется пережива ние одиночества. Женщине важно просто коммуницировать, быть эмоционально принятой в социальную группу и поддержанной ею, независимо от ее статуса и общественного положения. Кроме того, женщина эмоционально зависима и от общественного мнения.

Хочется обратить внимание на еще один важный момент, вы явленный в ходе исследования. Несмотря на то, что у женщин не было выявлено значимых корреляционных связей между ощуще нием одиночества и самооценкой здоровья, вместе с тем использо вание U-критерий Манна – Уитни показало, что наблюдаются зна чимые различия между мужской и женской выборкой по парамет ру  «самооценка  здоровья»  (U= –2,69,  при  р=0,007).  У  женщин  в целом  оценка  состояния  своего  здоровья  соответствует  среднему уровню.  В  то  же  время оценка  благополучия  в  плане  здоровья  у мужчин соответствует в большей степени уровню ниже среднего.

По другим параметрам значимых различий между мужской и женской выборками не было выявлено. Однако анализ результатов по шкале субъективного ощущения благополучия показал, что низ кий уровень субъективного благополучия у женщин, как и у муж чин, проявляется в связи с тем, что и женщины, и мужчины не удов летворены частой депрессией, сонливостью, рассеянностью и про чими подобными состояниями. И хотя при этом не констатируется наличие связи с ощущением одиночества, но зачастую переживае мые такие состояние эмоционально и физически истощают и сни жают общий фон настроения, а также работоспособность мужчин и женщин.

Таким  образом,  проведенное  исследование  позволяет  утвер ждать, что переживание одиночества у мужчин и женщин зрелого возраста связано с определенными  смысложизненными  ориента циями  и  субъективным  ощущением  благополучия.  Переживание одиночества  у  женщин  вызвано  отсутствием  основополагающих целей  в  жизни  и  негативным  восприятием  социального  окруже ния, невозможностью найти в нем поддержку и понимание. Пере живание одиночества у мужчин в  большей степени связано с не -35 ISBN 978-985-515-364-2   возможностью контролировать собственную жизнь, ставить в ней четкие, реальные и достижимые цели, а также с негативным оце ниванием  состояния  собственного  здоровья  и,  как  следствие,  со сниженным фоном настроения.

1. Ермолаева, М.В. Основы возрастной психологии и акмеологии / М.В. Ер молаева. – М.:  Ось-89, 2003. – 416  с.

2.  Малкина-Пых,  И.Г.  Возрастные  кризисы  взрослости /  И.Г.  Малкина Пых. – М.: Эксмо, 2005. – 416  с.

3. Миюскович, Б. Одиночество: междисциплинарный подход / Б. Миюско вич // Лабиринты одиночества / под ред. Н.Е Покровского. – М.: Прогресс, 1989. – С. 64 – 65.

4.  Перлман,  Д.  Теоретические  подходы  к  одиночеству /  Д.  Перлман, Л.Д.  Пепло  //  Лабиринты  одиночества /  под  ред.  Н.Е  Покровского. –  М.:  Про гресс, 1989. – С. 152 – 191.

И.В.  Давыдова –  студентка  6  курса  факультета  психологии  Российского государственного  социального  университета  (филиал  в  г.  Минске).

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Е.В. Смаль.

330...

Представлен анализ психологической литературы по проблеме эмоциональ ного  выгорания  в  профессиональной  деятельности;

  актуализируется  пробле матика эмпатии  медицинских работников как сдерживающего  фактора фор мирования  у  них  синдрома  эмоционального  выгорания.

Становление профессионала всегда несет на себе печать ин дивидуальности. Каждый из шагов продвижения к профессиона лизму разные люди проживают различно: по-разному приспосаб ливаются к профессии, неодинаково выражают себя в профессии, в  разной  степени  стремятся  к  профессиональному  мастерству  и -36 творчеству. Соответственно отличаются сочетания профессиональ но важных качеств, образуя неповторимые индивидуальные лично стные  профили.  Личность  человека  оказывает  влияние  на  выбор профессии, на ход профессиональной адаптации, поддерживает про фессиональное мастерство, стимулирует профессиональное творче ство, оберегает от профессионального старения и деформации.

Одной из немаловажных личностных характеристик, влияю щих на успешный профессиональный рост, является эмпатия.

Эмпатия определяется как способность или свойство личнос ти,  имеющая  сложную  аффективно-когнитивно-поведенческую природу. Она раскрывается в умении давать опосредованный эмо циональный ответ на переживания другого. Некоторые исследова тели считают, что эмпатия – это эмоциональная способность реа гировать на сигналы, передающие  эмоциональный  опыт  другого человека.  А  другие  (К.  Роджерс)  определяют  эмпатию  как  пове денческую  способность,  которая  проявляется  в  помогающем,  со действующем, альтруистическом поведении в ответ на пережива ния другого [6].

В интерактивной стороне общения эмпатия выступает как ре гулятор взаимодействия, обеспечивая оценки и прогноз наиболее адекватных способов поведения в соответствии с эмоциональным состоянием участников.

Основу  эмпатии  составляет –  эмоциональная  отзывчивость, при этом значительную роль играет разум, рациональное восприя тие ситуации общения. Эмоциональное в эмпатии связано с пони манием другого на основе своего эмоционального опыта, посред ством эмоциональных ассоциаций и переносов: я переживал, реа гировал так (не так) и т.д.

Рациональное в эмпатии проявляется в сопричастности – во внимании к другим, в наблюдательности за другими, восприятии реакций,  состояний  и  свойств  другого.  «Око –  не  дремлет,  ухо – востро,  ощущения –  обострены,  восприятие –  концентрировано, мышление – актуализировано» [1, с. 25].

Наше исследование посвящено изучению взаимодействия эмпа тии и степени психического выгорания у медицинского персонала.

В настоящее время медицина поднялась до уровня осознания биомедицинских проблем этического и  нравственного характера.

Меняется  характер  работы,  возрастает  нравственная  ответствен ность. Это влияет на мировоззрение, личностную оценку, требует -37 ISBN 978-985-515-364-2   особого профессионализма,  выхода  к  новым горизонтам: осмыс лению этических, психологических, антропологических, правовых проблем медицинского дела.

Требования, предъявляемые к эмоциональной сфере медицин ских работников, довольно противоречивые. Наряду с эмпатийстью они должны быть и эмоционально устойчивыми. Как чрезмерная эмоциональность, так и заторможенность могут быть препятстви ем для осуществления чётких и быстрых действий. Как показано И. Харди,  медицинские сёстры имеют разные типы эмоциональ ности. Так называемая «сестра-рутинёр» не сопереживает больным, не сочувствует им. Тип «нервной сестры» склонен к эмоциональ ной  нестабильности,  к невротическим  реакциям.  Они  раздражи тельны, вспыльчивы, выглядят хмурыми, их преследует страх за разиться или заболеть тяжёлой болезнью. Пожалуй, только сестра «материнского» типа отвечает требованиям своей профессии: она эмпатийна и заботлива [6].

По мнению М. Кинга, преобладающая особенность медицин ской профессии – отрицать проблемы, связанные с личным здоро вьем. Развитию этого состояния способствуют определенные лич ностные особенности – высокий уровень эмоциональной лабиль ности  (нейротизма), высокий  самоконтроль,  особенно при  выра жении отрицательных эмоций со стремлением их подавить, раци онализация мотивов своего поведения, склонность к повышенной тревоге и депрессивным реакциям, связанным с недостижимостью «внутреннего стандарта» и блокированием в себе негативных пе реживаний, ригидная личностная структура [5].

Разработка данной проблемы представляется весьма актуаль ной  в  связи с прямым отношением синдрома психического (эмо ционального)  выгорания  к  сохранению  здоровья,  надёжности  и профессиональному долголетию специалистов, включённых в дли тельные межличностные коммуникации.

Эмоциональное  выгорание  представляет  собой  приобретён ный  стереотип  эмоционального,  чаще  всего  профессионального поведения. Оно позволяет человеку дозировать и экономно расхо довать энергетические ресурсы. В то же время могут возникать его дисфункциональные последствия, когда эмоциональное выгорание отрицательно сказывается на исполнении профессиональной дея тельности и отношениях с партнерами.

Термин «эмоциональное выгорание» введён американским пси хиатром Х.Дж. Фрейденбергом в 1974 году, для характеристики пси -38 хологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсив ном и тесном общении с клиентами, пациентами в  эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи.

В 1981 году вышла работа американских психологов К. Мас лач и С.Е. Джексона, в которой возможность психического выго рания ограничивается представителями коммуникативных профес сий. В соответствии с их подходом синдром психического выгора ния представляет собой трёхмерный конструкт, включающий эмо циональное истощение;

 деперсонализацию (тенденцию развивать негативное отношение к клиентам);

 редуцирование личных дости жений.  Последнее  проявляется  либо  в  тенденции  к  негативному оцениванию себя в профессиональном плане, либо в редуцирова нии собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим,  снятие с себя ответствен ности и перекладывание её на других [4].

Традиционно факторы, способствующие развитию синдрома «эмоционального выгорания», группируются в две группы:

1) особенности  профессиональной деятельности;

2) индивидуальные (личностные) характеристики самих про фессионалов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.