авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ  ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ  ЯНКИ  КУПАЛЫ» ...»

-- [ Страница 3 ] --

В  отечественной  и  зарубежной  психологической  литературе широко представлены научные исследования,  раскрывающие по зитивное влияние учебной  и  профессиональной  деятельности  на формирование  личности.  Проблема  взаимосвязи  деятельности  и личности отражена в работах выдающихся психологов, таких, как Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн.

Однако становление личности сопровождается периодически возникающими, внешними и внутренними противоречиями, кри тическим моментом, в ходе которых происходит изменение векто ра профессионального развития. Как и всякий процесс развития, профессиональное  становление  несет  человеку  не  только  совер шенствование  и  психические  приобретения,  но и  деструктивные изменения  личности.  Одной  из  форм  профессионально  обуслов ленных  деструкций  являются  деформации  личности.  Исследова тели указывают, что деформации развиваются под влиянием усло вий и характера профессиональной деятельности, которые оказы вают негативное воздействие на развитие личности, продуктивность деятельности, затрудняют достижение вершин профессионализма.

Влияние данных факторов приводит к появлению профессио нальной усталости, утрате профессиональных умений и навыков, обеднению профессиональных способов выполнения деятельнос ти, снижению работоспособности. Именно профессиональная де -74 ятельность  оказывает  наиболее  мощное  деформирующее  воздей ствие на личность работника, по сравнению с непрофессиональ ными видами  деятельности, и приводит к неслучайным, но зако номерным различиям в типах личности.

В каждой группе профессий есть свои комплексы психотрав мирующих  факторов.  Существует  широкая  группа  профессий,  в наибольшей  степени подверженная  профессиональным деформа циям. Это представители профессий  типа «человек – человек». В этом  типе  профессий  предметом  труда  является  другой  человек, который подвергается разного рода воздействию со стороны субъек та деятельности. Но это воздействие всегда имеет взаимообратный характер. Анализ профессиональной деятельности в контексте те ории  деятельности,  проведенный  С.П.  Безносовым  показал,  что объект деятельности является мощным фактором деформирования человека, его личности [1].

Постоянная «включенность» объекта в содержание труда пе дагога,  формирует  его  профессиональное  сознание,  участвует  в образовании  стереотипов  профессиональной  деятельности, моде лей поведения.

Профессиональные деструкции – это изменения сложившей ся структуры деятельности и личности, негативно сказывающиеся на продуктивности труда и взаимодействии с другими участника ми этого процесса. Одной из профессионально обусловленных де формаций личности учителя является агрессия, вызывающая наи более разрушительные последствия взаимодействия субъектов пе дагогического процесса.

Многообразие  проявлений  агрессии  и  большое  количество теорий агрессии в настоящее время,  не дает единого универсаль ного определения этого явления и рассматривается в рамках это логического,  психоаналитического,  фрустрационного  и  бихевио ристического  подходов.

А. Бассом предложена концепция, на основании которой мож но описывать агрессивные действия по трем шкалам: физическая – вербальная, активная – пассивная, прямая – непрямая (косвенная).

Различные комбинации этих шкал дают возможность классифици ровать  агрессивное  действие  по  восьми  возможным  категориям.

На основе анализа педагогической деятельности в соответствии с классификацией  А.  Басса,  повышение  тона,  оскорбление,  крик могут быть расценены как вербальная, активная, прямая агрессия.

-75 ISBN 978-985-515-364-2   Исследование проводилось с сентября по декабрь 2008 года.

Для работы использовался Фрайбургский личностный опрос ник (FPI). Задания опросника (114 вопросов) характеризуются вы сокой  дискриминативностью,  внутренней  согласованностью  по отдельным факторам. Результаты опросника характеризуются вы сокой надежностью и валидностью.  Опросник экономичен, пред ставляет относительно много количественной информации о важ ных личностных факторах. FPI содержит 12 шкал. Шкалы опрос ника I – IX являются основными или базовыми, а шкалы X – XII – производными, интегрирующими.

Результаты проведенного исследования представлены в усред ненном профиле личности (рисунок).

Невротич ность Спр онтанная Агрессивно сть  9 Депрессивно сть 8 Раздражител ьно сть 6, 6, 7 6,2 6, 5,7 5,9 Общительно сть Уравно вешенно сть 4,4 4, Баллы Реактивная Агрессивно сть 3,7 3, 4 3, 3 Застенчивость Открытость экстраверсия-интро вер сия эмо цио нальная лабильно сть феминизм-му ску линизм Шкалы – Как видно из рисунка, шкалы спонтанной и реактивной агрессив ности оказались в диапазоне ниже среднего по шкале станайнов. Вмес те с тем у большинства испытуемых, 63,3 %, обнаруживается высокий уровень застенчивости, а у 34,7 % испытуемых шкала застенчивости находится на среднем уровне. Кроме того, значимыми для всей выбор ки оказались показатели по шкале невротичности. Также характерным является высокий уровень показателей по шкале открытости.

Агрессия  как  вид  профессиональной  деформации  личности учителя – это деструктивное поведение, выражающееся в наруше -76 нии  профессионально-нравственных  норм  взаимодействия  педа гога и учащихся.

Экспериментально-психологическое исследование не выявля ет влияния факторов спонтанной и реактивной агрессивности (до минантности) как личностных детерминант агрессивного поведе ния учителей.

В целом обнаруженные показатели индивидуально-психичес ких  особенностей  личности  учителей  выявляют  низкий  уровень потенциальной агрессивности на фоне повышенных значений зас тенчивости, невротичности, эмоциональной  лабильности, сопро вождаемых высоким уровнем открытости.

Обнаруженное  сочетание  может  быть  интерпретировано  как значимое психологическое неблагополучие, что потенциально явля ется базой для развития личностных деформаций, направленность тенденций которых прослеживается в результатах исследования.

Таким образом, можно предположить, что результаты иссле дования указывают на такой вид профессионально обусловленной деформации  личности  педагогов,  как  поведенческий  трансфер, который характеризуется формированием черт ролевого поведения и качеств, присущих учащимся. Ненормативное поведение учащих ся:  агрессивность,  враждебность, грубость,  эмоциональная неус тойчивость –  переносится,  проецируется  на  профессиональное поведение  педагога,  и  он  присваивает  отдельные  проявления  от клоняющегося  поведения.

1.  Безносов,  С.П.  Профессиональная  деформация  личности /  С.П.  Безно сов. – СПб.: 2004. – 200 с.

2. Вербова, К.В. Психодиагностика склонностей и способностей  к педаго гической  деятельности / К.В.  Вербова,  Г.В.  Парамей  //  Вестник  МГУ. –  1990. – № 2. – С. 74 – 78.

3.  Карвасарский,  Б.Д.  Психотерапевтическая  энциклопедия /  Б.Д.  Карва сарский. – М, 1994. –  647 с.

4.  Москвина,  Н.Б.  Риск  лично-профессиональной  деформации  учителей / Н.Б. Москвина // Педагогика. – 2005. – № 8. – С 23 – 31.

Д.И.  Кулевский –  студент  6  курса  медико-психологического  факультета Гродненского  государственного  медицинского  университета.

Научный руководитель – старший преподаватель кафедры эксперименталь ной и прикладной психологии А.В.  Прудило.

-77 ISBN 978-985-515-364-2   159...

Представлены  результаты  эмпирического  исследования  жизненных  цен ностей  учителя.  Установлено,  что  между  осознанной  саморегуляцией  и  жиз ненными ценностями  учителя  существует прямая взаимозависимость.

Ценностно-смысловая сфера является важнейшим компонен том структуры личности. Ценности и смыслы, усваиваемые инди видуальным сознанием, с точки зрения психологии, интересны не столько как универсальные категории, сколько как детерминанты, определяющие  поведение  человека.

Ценности  являются  важнейшей  составляющей  ценностно смысловой сферы личности. Они выступают для личности в роли ориентиров, способствующих выделению того, что наиболее важ но для жизнедеятельности человека в обширном потоке внешней информации о жизненных явлениях. Ценности определяют изби рательность отношений человека к миру, характеризуют его жиз ненную позицию,  направленность устремлений,  а также  соизме римость потребностей и способов их удовлетворения [1;

 6].

В современной психологии отсутствует единый подход к оп ределению  природы  и  сущности  ценностей,  несмотря  на  то,  что этот феномен активно изучается отечественными и  зарубежными исследователями.  Разнообразие  трактовок  понятия  «ценности»  в науке обусловлено прежде всего различиями в решении проблемы соотношения  субъективного –  объективного,  индивидуального – общественного  применительно  к  целостной  структуре  личности.

Главные  противоречия  связаны  с  разночтениями  по  следующим позициям:

а)  отождествление  ценностей  с  объективно  существующими феноменами культурного пространства (В.И. Слободчиков, Э. Фромм) против признания их в качестве характеристики, связанной с оце ночной деятельностью субъекта (Т. Гоббс, И. Кант,  В. Стюарт, А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский);

б)  отнесение  ценностей  к  индивидуальной  реальности,  зна чимой только для переживающего ее субъекта (К.Г. Юнг, А. Мас -78 лоу) против их существования в форме надындивидуальной реаль ности (Н. Гартман, В.П. Тугаринов, П. Менцер, В. Франкл);

в) признание в качестве основных источников ценностей бо жественного  или  природного  разума  (А.  Камю,  В.С.  Соловьев, Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский), принцип удовольствия и инстинктив ные  биологические  потребности  (З.  Фрейд,  Ф.  Ницше,  Х.  Эрен фельц, П.А. Кропоткин), этические нормы микросоциального ок ружения и общества в целом (В. Дильтей, А.Н. Леонтьев, П. Соро кин, Э. Дюркгейм, В.Я. Ядов, И.С. Кон, Н.И. Лапин, С.Г. Климова, В.П. Вардомацкий, В.П. Тугаринов и др.), внутренняя психологи ческая природа человека (К. Юнг, А. Маслоу, К. Роджерс);

г) устойчивость и неизменность ценностей в процессе жизни (З. Фрейд, А. Маслоу) против признания динамического характера системы ценностей (С.Г. Климова, М.С. Яницкий и др.).

Несмотря на обозначенные противоречия, первостепенная роль ценностей в организации жизни и деятельности человека признает ся многими авторами. Мы разделяем точку зрения Д.А. Леонтьева, который называет ценности огромным составляющим внутреннего мира человека [4]. Выступая источником устойчивых смыслов зна чимых объектов и явлений, они концентрируются во внешней над личной реальности и выражают принадлежность индивида к внеш нему бытию, обеспечивают устойчивость поведения человека в из меняющейся действительности и определяют поступки. Ассимили руясь в структуру личности, они практически не зависят от ситуа тивных факторов, являются стабильными, ненасыщаемыми, а толь ко задающими векторы жизнедеятельности субъекта [4].

Другим  важным  компонентом  ценностно-смысловой  сферы личности  является  осознанная  саморегуляция,  необходимая  для осуществления деятельности. При взаимодействии с окружающим миром  человек  постоянно  сталкивается  с  ситуацией  выбора  раз личных  способов  реализации  своей  произвольной  активности  в зависимости  от  поставленной  цели,  своих  индивидуальных  осо бенностей, условий деятельности, а также от особенностей, взаи модействующих с ним людей. В подобных ситуациях выбора сня тие возникшей неопределенности возможно лишь при помощи сис темы саморегуляции, когда человек сам исследует ситуацию, про граммирует свою активность, контролирует ход протекающей дея тельности  и  корректирует  в  случае  необходимости  полученные результаты [3;

 5]. В современной психологической науке исследо -79 ISBN 978-985-515-364-2   ваниями осознанной саморегуляции занимаются многие психоло ги (О.А. Конопкин, А.К. Осницкий, В.И. Моросанова, Р.Р. Сагиев, Е.М. Коноз и др.). Основы понимания осознанной саморегуляции как внутренней активности личности по инициации, построению своей деятельности были заложены О.А. Конопкиным.

Особым  моментом  является  представленность  ценностей  и смыслов в сознании личности. Именно тогда они начинают играть регулирующую функцию и проявляются во всех областях челове ческой  деятельности.  Поэтому целью нашего  исследования  было установить  взаимосвязь  жизненных  ценностей  и  осознанной  са морегуляции личности.

Нами были поставлены следующие задачи:

1.  Исследовать  теоретические  представления  о  ценностно смысловой сфере личности и осознанной саморегуляции в совре менной психологии;

2. Рассмотреть жизненные ценности как составной компонент ценностно-смысловой сферы личности;

3. Эмпирически установить взаимосвязь между жизненными ценностями и осознанной саморегуляцией личности учителя.

Гипотезой исследования послужило предположение в том, что существует  взаимосвязь  между  жизненными  ценностями  и  осоз нанной саморегуляцией личности.

В качестве методов исследования были использованы: 1) ме тоды  сбора эмпирических данных:  методика «Ценностные ори ентации» Ш. Шварца и У. Билски;

 методика В.И. Моросановой и Е.М.  Коноз  «ССП –  98»;

  методика  Т.  Лири  «Диагностика  меж личностных  отношений»  (ДМО);

 2)  методы  обработки  данных:

коэффициент ранговой корреляции r-Спирмена, коэффициент раз личий Краскалла – Уоллиса. На базе Радунской гимназии № 1 было проведено  эмпирическое  исследование  взаимосвязи  жизненных ценностей и осознанной саморегуляции, в котором приняло уча стие 30 учителей.

В результате проведенного эмпирического исследования мож но сформулировать следующие выводы.

Проблема осмысления реальности и придания смысла проис ходящему выходит на первый план при исследовании причин того или иного поведения. Невозможно понять причины совершаемых человеком поступков, не обращаясь к ценностно-смысловой сфере его личности.

-80 В течение жизни человека одни ценности подкрепляются, дру гие  отбрасываются  или  видоизменяются –  формируется  индиви дуальная  структура  ценностей,  не  похожая  ни  на  какую  другую.

Столкновение индивида с новыми ценностными системами, а так же противоречия между реальной жизнью и уже усвоенными цен ностями нередко приводят к формированию «многослойных» цен ностных систем, в которых декларируемые ценности в значитель ной степени расходятся с действительными. Соответственно, жиз ненные ценности личности постоянно находятся в динамике [2].

Компоненты ценностно-смысловой сферы, ценности и смыс лы, представлены в сознании человека и при этом выполняют ре гулирующую функцию. Необходимо отметить  и то, что ценности не всегда осознаются индивидом, при этом их регулятивное влия ние остается. Сам человек может вообще не осознавать, осуществ ляется ли ценностное отношение к действительности или нет.

Жизненные ценности личность выбирает для себя сама. Раз витие человека и формирование шкалы жизненных ценностей оп ределяется тем, что ожидают от него семья и общество, какие цен ности  и  идеалы ему  предлагают,  какие задачи  стоят перед ним  в разные возрастные периоды.

Установлено, что  между осознанной  саморегуляцией  и  жиз ненными ценностями существует прямая взаимозависимость.

Конформный  человек  склонен  самостоятельно  регулировать свое поведение в зависимости от внешних и внутренних условий, он склонен к предотвращению действий, которые могут причинить вред другим людям или не соответствуют их ожиданиям, склонен к тщательному моделированию своих действий и своей деятельно сти. Конформному человеку, склонному к самостоятельности, со ответствует альтруистический стиль межличностных отношений.

Человек,  главной  ценностью которого является  «традицион ность», менее склонен к моделированию своих действий и деятель ности. Он не подвержен влиянию внешних и внутренних условий.

Придерживается традиционных способов поведения  и опирается на опыт предшествующих поколений. Данному типу личности со ответствует сотрудничающий стиль межличностных отношений.

Установлены также  значимые  связи  между ценностью «бе зопасность» и шкалой оценки результатов. Человек, ощущающий себя в безопасности, менее склонен к анализу и оценке своей дея тельности.

-81 ISBN 978-985-515-364-2   1. Алексеева, В. Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и  развития  личности /  В.Г.  Алексеева  //  Психологический  журнал. –  1984. – № 5. – С. 63 – 70.

2.  Бубнова,  С.С.  Ценностные  ориентации  личности  как  многомерная  не линейная  система /  С.С. Бубнова  // Психологический  журнал. – 1999. –  № 5. – С. 38 – 44.

3.  Конопкин,  О.А. Психическая  саморегуляция  произвольной  активности человека (структурно-функциональный подход) / О.А. Конопкин // Вопросы пси хологии – 1995. – № 1. – С. 5 – 12.

4. Леонтьев, Д.А. Очерк психологии личности / Д.А. Леонтьев. – М.: Смысл, 1997. – 64 с.

5.  Моросанова,  В.И.  Личностные  аспекты  саморегуляции  произвольной активности  человека /  В.И.  Моросанова  //  Психологический  журнал. –  2002. – Т.23. – № 6. – С. 5 – 17.

6.  Серый,  А.В.  Ценностно-смысловая  сфера  личности /  А.В.  Серый, М.С. Яницкий. – Кемерово: Кемеровский государственный университет, 1999. – 92 с.

Е.Ю.  Куницкая –  студентка  4  курса  факультета  психологии  Гродненского государственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент П.Р. Галузо.

316...

- Предлагается определение торговли людьми как осуществляемую в целях эксплуатации  незаконную  вербовку,  перевозку,  передачу,  укрывательство  или получение людей,  путем  применения  как  физического,  так и  психологического насилия.  Предлагается  описание  жертвы  современной  работорговли  и  этапы торговли  людьми.

Торговля людьми, рабство и по сегодняшний день остается ос трой и актуальной проблемой. В начале XXI века в мире существует хорошо  отлаженная  система  торговли  людьми, деятельность кото рой  сводится  к  принуждению  людей,  предварительно завербован ных обманным путем, а затем проданных и купленных, к бесплат ной  работе на производстве с применением тяжелого физического труда, в сельском хозяйстве, в сфере интимных услуг. Распростране -82 на также торговля людьми с целью получения органов для незакон ной  трансплантации,  принудительного  суррогатного материнства, фиктивного замужества или удочерения (усыновления).

Торговля людьми носит ярко выраженный бесчеловечный ха рактер,  поскольку  влечет  за  собой  насильственную  сексуальную эксплуатацию, эксплуатацию труда  в условиях, приближенных к рабству,  эксплуатацию несовершеннолетних,  понуждаемых к по прошайничеству и совершению правонарушений, а также домаш нее рабство. Эти действия составляют грубые нарушения прав че ловека, что отражено в международном праве.

Международное  сообщество,  включая  учреждения  на  мест ном,  региональном  и  правительственном  уровнях,  неправитель ственные,  международные,  межправительственные  организации, должны  противостоять  этим  криминальным  явлениям  и  опреде лить  однозначное отношение  к ним  на национальном,  европейс ком и международном уровнях с целью выработки всесторонней, мультидисциплинарной и эффективно скоординированной страте гии борьбы с ними. Особое внимание необходимо уделить торгов ле детьми как представителями самой уязвимой социальной груп пы, принимая во внимание их интересы с учетом международных стандартов по правам ребенка.

Необходимо отметить, что торговля людьми  существует повсе местно, в том числе и в демократической Европе и США, где челове ческая свобода, жизнь и честь ценятся выше всего. Преимуществен но именно в эти регионы были завербованы и обманом перевезены лица не только для занятия проституцией, но часто были случаи, ког да богатым семьям доставлялись дети для усыновления, а также как доноры  внутренних  органов.  Также  очень  распространены  случаи, когда в эти государства отправляется дешевая рабочая сила. Возник новение проблем, связанных с торговлей людьми в Республике Бела русь, и развитие данного вида преступной деятельности относятся к середине 90-х годов ХХ века, поскольку открытые границы и, соот ветственно, возросшие возможности граждан путешествовать способ ствуют миграции. Активная миграция белорусского населения нача лась в середине 90-х годов, когда из страны выезжали более 1000 че ловек ежегодно. К настоящему времени количество трудовых мигран тов увеличилось до 5000 человек ежегодно [1].

В  международных  документах  для  определения  торговли людьми  используется  англоязычный  термин  «траффикинг»

-83 ISBN 978-985-515-364-2   (trafficking),  который  означает  торговлю  рабами,  наркотиками  и незаконную торговлю вообще. Однако до недавнего времени меж дународным правом не было выработано единого подхода к дефи ниции этого термина. Это обстоятельство являлось серьезным пре пятствием для формирования эффективной законодательной базы, которая бы  позволила  принимать действенные меры  по  борьбе с торговлей людьми.

Торговля людьми – это нечто гораздо большее, нежели органи зованный незаконный перевоз людей ради наживы. Важнейшим эле ментом торговли является применение силы или принуждения в ходе всего процесса или на определенном его этапе. На практике торговля людьми из европейских стран, а также транзит через эти страны име ют целый ряд разнообразных конечных целей, включая выполнение тяжелого  низкооплачиваемого  труда  и  работу  в  качестве  домашней прислуги.  Но  наиболее  очевидным  и  наиболее  распространенным фактическим  результатом  такой  торговли  является  принудительная проституция. Однако если принудительный характер любой детской проституции не вызывает никаких сомнений, то, когда речь заходит о проституции взрослых лиц, не всегда легко установить, в каких слу чаях можно говорить о применении силы, а в каких – нет. Существует мнение, что все женщины и мужчины, занимающиеся проституцией, делают это в результате того или иного рода принуждения, включая силу обстоятельств,  бедность  или  экономическую  зависимость.  Со гласно другому подходу, в отношении взрослого человека проститу цию можно рассматривать как законный выбор рода занятий, и о при нудительной проституции можно говорить лишь в том случае, когда принуждение является очевидным.

Наиболее согласованное международное определение торгов ли  людьми  дано  в  Протоколе  «О  предупреждении  и  пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее», дополняющем Конвенцию Организации Объединенных На ций  против  транснациональной  организованной  преступности, принятом резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 15 ноября  года, называемом в международной практике Палермским прото колом. Палермский  протокол и  Конвенция ООН против трансна циональной организованной преступности были ратифицированы Республикой  Беларусь  и  вступили  в  силу  с  подписанием  Закона Республики Беларусь № 197-З от 3 мая 2003 года «О ратификации Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, осо -84 бенно  женщинами  и  детьми,  и  наказании  за  нее,  дополняющего Конвенцию Организации Объединенных  Наций против трансна циональной организованной преступности».

Согласно  Палермскому  протоколу,  торговля  людьми  означает «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, пере дачу, укрывательство или получение людей, путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошен ничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью поло жения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получе ния  согласия  лица,  контролирующего  другое  лицо.  Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное со стояние или извлечение органов» (статья 3а) [2].

Как видно из всех этого определения, торговля людьми – это не изолированное явление, но сложный многоступенчатый процесс, целый ряд взаимосвязанных действий и обстоятельств, в которых принимает участие широкий круг заинтересованных лиц.

Торговля людьми включает в себя несколько этапов. Первым этапом является вербовка жертвы с целью ее последующего пере мещения  и  эксплуатации.  Вербовщики  прибегают  к  различным методам: предложения о работе фирм по трудоустройству, личная вербовка (предложение о работе может быть  получено от друзей, родственников, знакомых), предложение поучаствовать в  конкур сах  красоты,  фотомоделей  либо  пройти  курс  обучения  в  школах манекенщиц, брачные объявления, Интернет. Иногда случается, что ни один из способов вербовки не подходит. Тогда торговцы похи щают жертву, что уже на первом этапе позволяет жестко контроли ровать ее поведение. Однако большинство  пострадавших  узнают об истинных намерениях в отношении их в стране назначения толь ко на самом последнем этапе.

Вторым этапом является перемещение жертв к месту эксплу атации.  Чаще  всего  для  пересечения  границ  используются  неле гальные  пути.  В  таком  случае  подделываются  документы  либо жертва вообще может быть перемещена без  документов. Исполь зуются, как  правило, самые дешевые способы перемещения,  лег ковой транспорт, автобус, реже поезд. Билеты на самолет покупа ются только тогда, когда никаким другим способом в страну назна чения человека доставить нельзя.

-85 ISBN 978-985-515-364-2   Следующим этапом торговли людьми является эксплуатация жертв.  Существует  много  методов  принуждения,  чтобы  лишить проданного даже мысли о сопротивлении или побеге:

–  лишение  документов,  удостоверяющих  личность,  личных вещей, что делает побег крайне сложным;

–  обман,  мошенничество  сопровождают  это  преступление  с самого первого этапа, когда человека обманывают относительно ус ловий труда либо относительно характера предлагаемой работы;

– долговая кабала часто является одним из главных пунктов в шантаже, так как жертве внушается чувство вины за вложенные в нее деньги, оплаченные билеты, визы, документы;

– психологическое воздействие. Пострадавшим внушают чув ство страха за свою жизнь и жизнь близких, которые также могут стать объектами запугиваний и преступлений в случае неповино вения и сопротивления;

– физическая изоляция. Постоянный контроль, невозможность покинуть место жительства или работы без разрешении или над зора, запрет на переписку, телефонные переговоры, на общение с другими лицами и др.;

– злоупотребление уязвимостью положения. Торговцы часто пользуются тем, что человек за границей всегда находится в бо лее  уязвимой  ситуации  из-за  незнания  языка  и  законов  страны пребывания;

– физическое воздействие. По словам пострадавших, побои, истязания, изнасилования и пытки и даже убийства постоянно со провождают жизнь тех, кто находится в рабстве;

– неоплата труда, выборочная или частичная оплата труда;

–  применение  сильнодействующих  препаратов,  наркотиков, алкоголя также используется для контроля над жертвой.

В ситуации  незнания языка, под воздействием психического и физического давления эти люди оказываются беспомощными, что создает идеальные условия для дальнейшей эксплуатации.

В  современных  исследованиях  выделяют  понятие  объектов (жертв) торговли людьми. Необходимо отметить, что в последние годы резко увеличивается число объектов торговли людьми.

Жертвами  современной  работорговли  становится  не  только беднейшее население государств, но также и население из относи тельно экономически развитых государств.  Самая большая часть потенциальных жертв торговли людьми включается в эти сомни -86 тельные предприятия потому, что поверили  в предложения пора ботать моделью, сняться в кинофильмах, поработать служанками, официантками, танцовщицами в США или в любом другом госу дарстве Западной Европы. Чаще всего это все заканчивается оди наково – сексуальное рабство.

Обычно выделяется несколько групп повышенного риска  по отношению к торговле людьми, в первую очередь женщины и дети.

Среди женщин  особенно уязвимы молодые, с невысоким образо ванием, не имеющие стабильной  работы или источника доходов, многодетные,  одинокие матери,  испытывающие  насилие или  не благополучие в семье, занимающиеся проституцией. Среди детей особенно уязвимы дети из неблагополучных семей, без родителей, из детских домов, беспризорные и безнадзорные и т.п. К группам риска относятся также инвалиды, бедные, наркозависимые люди.

Согласно проведенным исследованиям, основная группа, бо лее всех подверженная виктимизации от торговли людьми в  Рес публике Беларусь, – это молодые женщины и девушки, имеющие низкий  либо  недостаточно  высокий  уровень  образования,  не  со стоящие в браке, часто имеющие на иждивении несовершеннолет них детей и, помимо этого, не имеющие работы или работающие, но с низкой оплатой  труда. Именно данная группа требует к себе повышенного  внимания  со  стороны  государственных  органов, общественных организаций для осуществления профилактики дан ного явления [3].

Траффикинг – это преступление, которое осуществляется на территории  нескольких  государств.  Соответственно,  страны,  на территории  которых  разворачивается  процесс  торговли  людьми, делятся на три категории:

Страны происхождения – страны, в которых происходит вер бовка, а также похищение потенциальных жертв для вывоза за гра ницу с целью эксплуатации.

Страны транзита – страны, через территорию которых людей перевозят разным путем в страны назначения.

Страны назначения – страны, в которые людей ввозят для не посредственной эксплуатации с целью получения прибыли.

Некоторые страны одновременно могут являться страной про исхождения, транзита и назначения [4].

Республика Беларусь играет роль страны происхождения по страдавших, откуда женщины и мужчины уезжают. Следственная -87 ISBN 978-985-515-364-2   практика МВД и опыт работы общественных организаций сви детельствует о том, что вербовка ведется во всех регионах стра ны, особенно в областных центрах. В Минской области можно выделить следующие «тревожные города», как Борисов, Жоди но, Молодечно, Столбцы, в приграничных Гродненской и Брес тской  областях –  Лида,  Новогрудок,  Слоним,  Сморгонь,  Бара новичи, Пинск, Малорита, Пружаны. Каналы вербовки в Витеб ской  области (Верхнедвинск,  Новополоцк) ведут  в  основном  в Российскую Федерацию. В Гомельской области вербовщики ра ботают  в  Калинковичах  и  Петрикове,  в  Могилевской –  в  Боб руйске, Горках, Кировске.

По данным правоохранительных органов,  вербовка и  вывоз из регионов Беларуси осуществляется в различных направлениях из Брестской и Гродненской областей – в основном в западноевро пейские страны. Из восточных областей Беларуси каналы вербов ки ведут в Российскую Федерацию.

По данным Министерства труда и социальной защиты Респуб лики  Беларусь,  МВД,  общественных  и  международных  организа ций в Республике Беларусь наиболее популярными странами назна чения  для граждан  Беларуси являются  Россия, Германия,  Италия, Польша, Кипр, Чехия, Испания, Франция, Турция, ОАЭ, Израиль.

Республика Беларусь выступает и в качестве транзитной стра ны для потенциальных жертв торговли людьми, так как географи ческое  положение  Беларуси  привлекает  нелегальных  мигрантов, которые пересекают  ее  территорию с надеждой  попасть  в  Запад ную Европу. Большинство нелегальных мигрантов – это выходцы из Афганистана, Индии, Пакистана, Шри-Ланки, Вьетнама и Ки тая, а также граждане бывшего СССР из Кавказского региона, Сред ней Азии, Чечни.

Были также отмечены единичные случаи, когда Беларусь выс тупала в роли страны назначения для граждан других государств [5].

Таким образом, торговлю людьми можно определить как осу ществляемую в целях эксплуатации незаконную вербовку, перевоз ку, передачу, укрывательство или получение людей, путем приме нения насилия как физического, так и психологического, а также иных форм принуждения, влекущих грубое нарушение прав чело века. Эксплуатация включает сексуальную эксплуатацию, прину дительный труд или услуги,  рабство  или обычаи, сходные с раб ством, подневольное состояние или извлечение органов.

-88 1.  Петрик,  И.Л.  Торговля  людьми  в  Республике  Беларусь /  И.Л.  Пет рик, Л.Н. Калинкович. –  Минск:  Международная  организация по  миграции, 2004. – 146  с.

2.  Протокол  о предупреждении  и  пресечении  торговли  людьми,  особенно женщинами и детьми,  и наказании за нее,  дополняющий  Конвенцию ООН про тив  транснациональной  организованной  преступности: Протокол  от  15  ноября 2000  г.:  ратифицир.  Законом  Республики  Беларусь  от  3  мая  2003  г.  №  197-3  // Национальный  реестр правовых актов РБ. – 2003. – № 55. –  2/945.

3.  Дятлова,  В.О.  Социально-демографическая  характеристика  жертв  пре ступлений,  связанных  с  торговлей  людьми /  В.О.  Дятлова  // Вопросы  кримино логии, криминалистики  и судебной экспертизы:  сборник  науч.  трудов. –  Минск:

Право и экономика, 2005. – С.35 – 37.

4.  Нестерук,  Е.Г.  Торговля  людьми  сегодня /  Е.Г.  Нестерук  //  Веснік адукацыi. – 2005. – № 11. – С.65 – 76.

5.  Противодействие  торговле  людьми  //  ГУВД  Минского  горисполкома [Электронный  ресурс]. –  2009. –  Режим  доступа:  www.guvd.gov.by/narkocontrol/ hu-mantraffic/ –  Дата  доступа:  18.06.2009.

Н.О.  Ларионова –  магистрант  кафедры  политологии  Гродненского  госу дарственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат философских наук, доцент Л.И. Циганкова.

316...

Осуществлен  анализ  современных зарубежных и отечественных исследо ваний  социального  интеллекта.  Отмечается,  что  социальный  интеллект  вы полняет  регулирующую  функцию  в  межличностном  общении  и  обеспечивает социальную адаптацию подростка, а в его формировании  ключевую роль зани мают как биологический, так и социальный факторы.

Сегодня  наблюдается  противоречие  между  необходимостью обладания  современной  личностью  высоким  уровнем  развития интеллекта  и  часто  встречающимися  трудностями  в  понимании отношений  между людьми, социальной ситуации, в  адаптации к обществу. Разрешение этого противоречия заключается в увеличе нии компетентности личности в общении и, в целом, компетентно -89 ISBN 978-985-515-364-2   сти при познании социального мира. Адекватность понимания про цесса общения и поведения людей, адаптацию к различным систе мам  взаимоотношений  определяет  особая  умственная  способ ность – социальный интеллект.

Термин  «социальный  интеллект»  был  введен  в  психологию еще в 1920 году Э.  Торндайком. Ученый определял «социальный интеллект» как способность понимать других и мудро, адекватно вести  себя  по отношению к  ним.  Работы Э. Торндайка были на правлены на исследование интеллектуального поведения. В своих экспериментах он изучал закономерности адаптации организма к необычным условиям. «Интеллект животных» – так назывался пер вый труд Э. Торндайка, показывающий, что понятие об интеллекте не должно ограничиваться только внутренними операциями  ума, как это считалось прежде.

Однако в связи со сложностью его диагностирования пробле ма не утратила своей актуальности. После введения в психологию этого понятия «социальный интеллект» получил широкое распро странение среди зарубежных (Г. Айзенк, Х. Гарднер, Дж. Гилфорд, Г. Оллпорт, Р. Стернберг) и отечественных психологов (Ю.Н. Еме льянов, Н.А. Кудрявцева, М.И. Бобнева, Е.С. Михайлова-Алеши на, О.Б. Чеснокова, Г.П. Геранюшкина, Н.А. Кудрявцева).

Г.В. Олпорт связывает социальный  интеллект со способнос тью высказывать быстрые, почти автоматические суждения о лю дях, прогнозировать наиболее вероятные реакции человека. Автор указывает на то, что высокий уровень социального интеллекта оп ределяет умение  человека спокойно  слушать  и  в  то  же  время ис следовать,  побуждать  к  откровенности,  но  при  этом  не  казаться шокированным,  быть дружественным,  сдержанным,  терпеливым и  одновременно  побуждающим.  Социальный  интеллект,  по  мне нию Г.В. Олпорта, – особый «социальный дар», обеспечивающий гладкость  в  отношениях  с  людьми,  продуктом  которого  является социальное приспособление, а не глубина понимания [6].

В  1960  годы  появляется  модель  интеллекта  Дж.  Гилфорда, которая  включает  содержание  или  тип  информации  (образное, символическое, семантическое, поведенческое), операции или тип выполняемого мыслительного действия (познание, память, дивер гентное мышление, конвергентное мышление, оценка), результата или форма, в которой представлена информация (элементы, клас сы, отношения, системы, следствия) [8].

-90 Согласно  концепции  Дж.  Гилфорда,  социальный  интеллект представляет собой  систему интеллектуальных способностей, не зависимых от фактора общего интеллекта и связанных прежде всего с познанием  поведенческой  информации. По мнению автора, со циальный интеллект объединяет и регулирует познавательные про цессы, связанные с отражением социальных объектов (человека как партнера по общению или группы людей) и на этой основе он оп ределяет успешность общения и социальной адаптации [7].

Факторно-аналитические исследования, проводимые Дж. Гил фордом,  завершились  созданием  кубической  модели  структуры интеллекта.  Эта модель позволяет выделить  120 факторов интел лекта,  которые  могут  быть  классифицированы  в  соответствии  с тремя  независимыми  переменными,  характеризующими  процесс переработки информации. Это следующие, упомянутые ранее, пе ременные:  1)  содержание  предъявляемой  информации  (характер стимульного  материала;

  2)  операции  по  обработке  информации (умственные действия);

 3) результаты обработки информации.

Модель Дж. Гилфорда открыла дорогу для построения тесто вой батареи, диагностирующей социальный интеллект. Адаптация данной методики была проведена Е.С. Михайловой в период с  по 1990 год на базе лаборатории педагогической психологии НИИ профессионального образования РАО и кафедры психологии Рос сийского  государственного  педагогического  университета  (объем выборки – 210 человек, возраст – 18 – 55 лет).

Известный английский психолог Г.Ю. Айзенк называет 3 вида интеллекта: биологический, психометрический и социальный. Био логический интеллект связан с функциями коры головного мозга и служит  физиологической,  биохимической  и  гормональной  осно вой  познавательного  поведения  человека  (биологический  интел лект  генетически  обусловлен).  Психометрический  интеллект  как вторичный фактор можно рассматривать в качестве единицы изме рения биологического и социального интеллекта. Психометричес кий интеллект измеряется обычными тестами IQ и на 70 % зави сит  от  биологического,  на  30 % –  от  средовых  факторов.  Соци альный интеллект – это результат взаимодействия индивида с его окружающей средой или проявление социальной адаптации. Сре ди  факторов,  определяющих  уровень  развития  индивидуального социального интеллекта, Г.Ю. Айзенк выделял социоэкономичес кий статус, мотивацию, питание, культурные факторы, отношение -91 ISBN 978-985-515-364-2   к алкоголю, поведенческие стратегии, семейное воспитание,  уро вень образования, личностные особенности, соматической здоро вье и жизненный опыт [7].

Изучив  и  проанализировав  концепции  зарубежных  авторов, занимающихся проблемой социального интеллекта, можно сделать вывод – большинство из них считают, что социальный интеллект выполняет регулирующую функцию в межличностном общении и обеспечивает социальную адаптацию личности. На  сегодняшний день в психологии наметилась необходимость отхода от традици онных  когнитивистских  моделей  при  описании  социального  ин теллекта. Примечательно, что в сфере социального интеллекта пси хологами вырабатывается подход, понимающий человека не про сто как вычислительный механизм, а как когнитивно-эмоциональ ное  существо.

В  отечественной  психологии  длительное  время  термин  «со циальный интеллект» не употреблялся. Однако в контексте соци альной психологии речь шла о социальной перцепции (А.А. Бода лев, С.В. Кондратьева), социализации личности и межличностном взаимодействии (Я.Л. Коломинский), художественной перцепции, коммуникативных способностях.

Впервые  в  отечественной  психологии  попытку  определения социального интеллекта предложил Ю.Н. Емельянов, тесно связав его  с  понятием  «социальная  сенситивность».  Он  считал,  что  на основе  интуиции  у  человека  формируются  индивидуальные  «эв ристики», которые человек использует для умозаключений и выво дов  относительно межличностного  взаимодействия.  Они облада ют надежностью и достаточно прогностическим эффектом. Автор, определяя  данный  феномен,  пишет,  что  сферу  возможностей субъект-субъектного познания индивида можно назвать его соци альным интеллектом, понимая под этим устойчивую, основанную на специфике мыслительных процессов, аффективного реагирова ния и социального опыта способность понимать самого себя, а так же других людей, их взаимоотношения и прогнозировать межлич ностные события [5].

По мнению А.А. Бодалева, первой составляющей социальной одаренности, дающей возможность человеку успешно общаться с другими людьми, рассматривает СИ, который обслуживает обще ние  человека с  другими людьми,  дает возможность  и  вне  непос редственного  взаимодействия  с  ними  решать  задачи,  в  которых -92 непременным условием достижения нужного результата выступа ет учет человеческого фактора. И, кроме того, он – этот интеллект – позволяет самому человеку оценивать собственные достоинства и недостатки и соотносить калибр своих поступков и деяний с тре бованиями оформившихся у него нравственного и профессиональ ного императивов [2]. По мнению А.А. Бодалева, СИ проявляется у человека во внимании, восприятии, памяти, воображении, мыш лении, оценке функционирующих как единая система и актуали зирующихся, когда объектом выступают другие люди.

Степенью сформированности социального интеллекта обуслов лены наблюдательность, децентрация, саморефлексия человека.

Рассматривая социальный интеллект как индивидуально-лич ностное свойство человека, Д.В. Ушаков выделяет познавательно оценочную,  коммуникативно-ценностную  и  рефлексивно-коррек ционную функции. Познавательно-оценочная функция выражает ся в определении индивидуальных возможностей для достижения результатов деятельности. Ведь,  с одной  стороны, человек,  полу чая информацию о характере деятельности других людей, осозна ет её и происходит подчинение ей выполняемых умственных опе раций. А с другой стороны, в процессе переработки информации происходит  формирование  суждений  о  значении  происходящего.

Вторая функция, выделенная Д.В. Ушаковым, связана с потребно стью понимать окружающих, и в свою очередь быть понятым ими.

Познавая себя в постоянном общении с другими людьми, начина ется процесс, при котором человек активно выделяет и усваивает нормы и эталоны взаимоотношений. С коммуникативно-ценност ной функцией тесно связана рефлексивно-коррекционная функция СИ, которая находит свое отражение в самопознании и сознании достоинств и недостатков собственной личности, а также обеспе чивает внесение изменений в процесс взаимодействия, направлен ного на уменьшение внутреннего конфликта, позволяющего конт ролировать эмоции, потребности. Автор отмечает, что СИ сдержи вает порыв эмоций, помогает выйти из состояния стресса, позво ляет определить выбор механизма психологической  самозащиты, направленной на сохранение самоуважения личности [1].

Таким образом, из приведенных выше теорий ««социального интеллекта»  следует  подтверждение  о  неоднозначности  данного понятия.  Однако  это  также  не  является  показателем  абсолютной поляризации взглядов указанных авторов. Напротив, из вышеска -93 ISBN 978-985-515-364-2   занного  следует,  что  «социальный  интеллект» –  это  «многослой ное»  явление.  Поэтому  при  изучении  «социального  интеллекта»

необходимо  учитывать  как самооценку  человека  (отсюда  уверен ность/неуверенность в себе при общении, а это также влияет на ее эффективность), так и его коммуникативно-эмпатические способ ности (человек является адекватным, интересным собеседником и от того, способен ли чувствовать ситуацию, принимать во внима ние как свои, так и чужие интересы).

Интересным  нам  представляется  вопрос  о  влиянии  уровня развития  социального  интеллекта  родителей  на  формирование  и развитие социального интеллекта совместно проживающих с ними детей. Что касается области общего интеллекта, то здесь было про ведено ряд исследований как в зарубежной, так и в отечественной психологии.

В.Н. Дружинин в своей книге «Психология общих способнос тей» осуществляет анализ  исследований, доказывающих преиму щественное  влияние  общего  интеллекта  родных  или  приемных родителей на интеллект детей [4].

Крупнейшими из реализованных к настоящему времени про грамм являются Гавайское семейное исследование, Техасское ис следование,  Колорадское  и  Миннесотское  исследования  прием ных детей.

В Гавайском исследовании сопоставлялись интеллектуальные показатели  сибсов,  детей  и  родителей,  а также  родителей  между собой. Тестировались пространственные и вербальные способно сти, перцептивные скорость и точность, а также зрительная память и общий интеллект. Выявились более высокие корреляции между родителями и детьми по общему интеллекту и по пространствен ным и вербальным способностям, чем по перцептивной скорости и зрительной памяти. При этом корреляции были выше между по казателями матерей и детей, чем отцов и детей.

В Техасском исследовании сопоставлялись результаты тести рования  300  семей.  Исследователей  интересовали  соотношения интеллекта родителей и их детей (собственных и приемных). По казатели интеллекта восьмилетних детей измерялись тестами Стэн форд – Бине и Д. Векслера. Было зафиксировано увеличение с воз растом связи интеллекта приемных детей и их биологических ро дителей, и тем самым показано увеличение  влияние генотипа на вариативность интеллекта.

-94 Наиболее широкой по охвату когнитивных особенностей лич ности  стало  проводимое  с  1975  года  Колорадское  исследование приемных детей (200 семей с приемными детьми и столько же кон трольных семей). В ходе этого исследования тестировались:  вер бальный  интеллект,  пространственный  интеллект,  перцептивная скорость, зрительная память, общий интеллект, особенности лич ности и темперамента. Для тестирования детей с годовалого воз раста  применялась  шкала  Н.  Бейли.  Кроме  того,  фиксировались особенности  отношения к ребенку, тип физического ухода, готов ность родителей к вербальным и эмоциональным контактам с ре бенком. Приемные дети по семьям были распределены случайно.

Данные исследования говорят о сходстве показателей умственного развития детей и отцов («отцовский эффект») как биологических, так и неродных. Обнаружены связи между общими способностя ми биологических матерей и уровнем коммуникативных навыков годовалых детей, а также их способностью к подражанию [4].

В отечественной психологии также был проведен ряд иссле дований, которые на российской выборке подтверждают результа ты зарубежных исследований [3]. Сравнение корреляций уровней интеллекта  сыновей  и  дочерей  с  более  или  менее  эмоционально значимыми родителями показало, что независимо от пола ребенка корреляции интеллекта детей и эмоционально близких родителей выше. По мнению российских ученых, проявление «материнского эффекта» (уровень интеллектуального развития детей будет боль ше коррелировать с уровнем интеллекта матерей, чем отцов) обус ловлено тем, что мать чаще эмоционально ближе к детям, чем отец.

Необходимо  отметить, что  уровень «общего» интеллектуаль ного развития не связан однозначно с уровнем социального интел лекта. Высокий интеллектуальный уровень является лишь необхо димым, но не достаточным условием собственно социального раз вития личности. Он может благоприятствовать социальному раз витию, но не замещать и не обуславливать его. Более того, высо кий интеллект может полностью обесцениваться социальной сле потой  человека,  социальной  неадекватностью  его  поведения,  его установок и т.д.

Влияние биологических и социальных факторов, способству ющих развитию высокого уровня социального интеллекта, иссле довалось  С.В. Харченко  [9].  В  качестве  биологического  фактора рассматривались пол, динамические особенности темперамента и -95 ISBN 978-985-515-364-2   функциональная асимметрия, в качестве социальных – особеннос ти отношения родителей, которые изучались опосредованно, через анализ субъективного восприятия юношами  и  девушками воспи тательной практики родителей.

Результаты эмпирического исследования С.В. Харченко пока зали преимущество девушек  в вербальных способностях (что со ответствует представлениям о более развитых речевых способнос тях представительниц женского пола) и большую чувствительность юношей к внешним признакам эмоциональных переживаний. По общему уровню социального интеллекта юноши и девушки суще ственно не отличались.

Предполагалось, что эмоциональная составляющая социаль ного интеллекта может быть связана с такими свойствами темпе рамента как экстраверсия и эмоциональная возбудимость. Однако в исследовании С.В. Харченко влияние динамических свойств тем перамента на общий уровень социального интеллекта и отдельные способности, входящие в его состав, выявлено не было.

На  уровень  развития  социального  интеллекта  исследуемых юношей  и  девушек  существенно  влияет фактор  функциональной асимметрии головного мозга. Доминирование у участников иссле дования одного из полушарий негативно влияет на общий уровень социального интеллекта и особенно таких способностей, как спо собность к логическому обобщению, выделению общих существен ных  признаков  в  различных  невербальных  реакциях  человека.


Выраженность  у  испытуемых  равнополушарного  типа  оказалось статистически достоверно связанным с общим уровнем социаль ного интеллекта как способности к выделению общих существен ных признаков в различных невербальных реакциях человека.

Анализ  С.В.  Харченко  влияния  характера  воспитательной практики на уровень развития социального интеллекта свидетель ствует о  следующем:

· наиболее важным элементом в воспитании юношей и деву шек с более высоким уровнем социального интеллекта была стра тегия автономности у матери и отца;

·  непоследовательность  со  стороны  отца  и  враждебность  со стороны матери наиболее негативно влияют на успешность пони мания юношами и девушками ситуации межличностного общения;

· фактор психологической близости родителей и детей не иг рает решающей роли  в формировании более высокого уровня со -96 циального интеллекта, но достоверно положительно влияет на спо собность юношей  и  девушек к логическому  обобщению, выделе нию общих существенных признаков в различных невербальных реакциях человека;

· фактор критики в воспитательной практике родителей  ока зывает серьезное отрицательное влияние на развитие способности понимать изменение значения сходных вербальных реакций чело века в зависимости от контекста [9].

Таким образом, существенную роль в формировании высоко го уровня социального интеллекта играет как биологический (ха рактер функциональной асимметрии головного мозга), так и соци альный фактор (особенности воспитания в родительской семье).

Однако эти исследования не снимают вопрос о влиянии уров ня развития социального интеллекта родителей на формирование и динамику социального интеллекта детей. В связи с этим актуаль ной является проблема влияния социального интеллекта матери на формирование  социального  интеллекта  дочери,  сына  и  влияния уровня социального интеллекта отца на развитие социального ин теллекта дочери, сына.

1.  Баширов,  И.Ф.  Динамика  развития  социального  интеллекта  у  курсан тов  вузов /  И.Ф.  Баширов  //  Вестник  Академии  военных  наук. –  2005. –  №3. – С.115 – 117.

2. Бодалев, А.А. Об одаренности человека как субъекта общения / А.А. Бода лев // Психология. – 1999. –  № 1 – С.24 – 28.

3.  Дружинин,  В.Н.  Психология  семьи /  В.Н.  Дружинин.  –  СПб.:  Питер, 2008. – С. 176.

4.  Дружинин,  В.Н.  Психология  общих  способностей /  В.Н.  Дружинин. – М.: Наука, 1994. – 336  с.

5.  Емельянов,  Ю.Н.  Активное  социально-психологическое  обучение / Ю.Н.Емельянов. – Л., 1985. –  167  с.

6.  Карпович,  Т.Н.Социальный  интеллект  и  пути  его  развития  у  учащихся юношеского возраста / Т.Н. Карпович  //  Психология. – 2002. – № 3. – С.78 – 86.

7.  Лобанов, А.П.  Психология интеллекта и когнитивных стилей / А.П.  Ло банов. –  Минск: Гверцова, 2008. – 296  с.

8.  Михайлова,  Е.С.  Методика  исследования  социального  интеллекта:

Адаптация  теста  Дж.  Гилфорда  и  М.  Салливена:  Руководство  по  использова нию / Е.С. Михайлова. – СПб.: Иматон, 1996. – 34  с.

9.  Харченко,  С.В.  Предпосылки  формирования  высокого  уровня  социаль ного  интеллекта / С.В.  Харченко // Психология  общения  ХХI век:  10  лет  разви -97 ISBN 978-985-515-364-2   тия:  материалы  Междунар.  конф.:  в  2  т. (Обнинск,  8  –  10  октября  2009).  –  Об нинск: СОЦИН, 2009. – Т.1. – С. 188 – 191.

Е.С.  Лашевич –  студентка  4  курса  факультета  психологии  Гродненского государственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Л.М. Даукша.

37.015...

Представлены  результаты  эмпирического  исследования  связи  между со циальным интеллектом и макиавеллизмом старшеклассников. Установлено, что чем  выше  способность  старшеклассников понимать  изменение  значения  похо жих вербальных реакций  человека  в зависимости  от  контекста  вызвавшей  их ситуации, чем выше понимание взаимоотношений между людьми в диадах, тем выше их склонность  манипулировать другими в межличностных отношениях.

В  последнее  десятилетие  в  психологической  науке  отмечен рост  интереса  к  исследованию  различных  аспектов  социального интеллекта. Многообразие существующих теорий и эмпирических исследований социального интеллекта свидетельствуют об отсут ствии  единого  представления  о  природе  данного  явления.  Соци альный интеллект является самостоятельным психическим фено меном, а не проявлением общего интеллекта в специальных усло виях. Социальный интеллект представляет собой чёткую и согла сованную группу ментальных способностей, связанных с обработ кой социальной информации, группу способностей, которая фун даментально отличается от предметно ориентированного интеллек та и включает как когнитивные, так и социальные аспекты.

Индивиды с высоким социальным интеллектом способны из влечь максимум информации о поведении людей, понимать язык и невербальное общение, высказывать быстрые и точные суждения о людях, успешно прогнозировать их реакции в заданных обстоя тельствах, проявлять дальновидность в отношениях с другими. Им свойственны  открытость,  тактичность,  доброжелательность.  Вы сокий  социальный  интеллект  связан  с  интересом  к  социальным -98 проблемам, наличием потребности воздействовать на других, час то сочетается с развитыми организационными способностями.

Наряду  с  проблемой  социального  интеллекта  важное  место как в отечественной, так и в зарубежной психологии занимает про блема  макиавеллизма.  Макиавеллизм  следует  рассматривать  как устойчивую  черту  личности,  выражающую  систему  отношений человека к другим людям, социальной действительности. Макиа веллизм отражает желание и намерение человека манипулировать другими людьми в межличностных отношениях. Речь идёт о таких случаях, когда субъект скрывает свои подлинные намерения;

 вмес те с тем с помощью ложных отвлекающих маневров он добивается того, чтобы партнёр изменил свои первоначальные цели.

Эмпирическое исследование социального интеллекта и склон ности к манипулятивному общению в юношеском возрасте пред ставляется  нам  особенно  актуальным.  В  юности  потребность  в общении выражена наиболее  остро.  Юность – это период интен сивного  общения,  дружбы  и  любви  (Б.Г.  Ананьев,  И.С.  Кон, В.С. Мухина, И.Ю. Кулагина). Однако жизненный опыт юношей и девушек весьма ограничен, что часто мешает им понять себя, раз глядеть реальный внутренний мир других людей.

По словам французского психолога Б. Заззо, юность одновре менно самый искренний и самый неискренний возраст. В это вре мя сильнее всего потребность быть в согласии с самим собой, бес компромиссность, жажда полного и безоглядного самораскрытия.

Однако  известная  неопределенность  и  неустойчивость  представ лений о собственном «Я» рождает желание проверить себя путем разыгрывания  ролей,  рисовку,  самоотрицание.  Юноша  страдает оттого, что у него не хватает средств и возможностей выразить свой внутренний мир. Но беда не столько в недостатке средств, сколько в реальной неясности и незавершенности его «Я», которое подчас самому ему кажется ненастоящим.

В связи с этим целью нашего исследования явилось изучение связи между социальным интеллектом и макиавеллизмом старшек лассников. Основную выборку составили учащиеся 9, 10, 11 клас сов г. Гродно, д. Озёры. В исследовании принимали участие 75 рес пондентов.  Методы  исследования:  методика  исследования  соци ального интеллекта Дж. Гилфорда, методика исследования макиа веллизма личности («Мак-опросник»). Статистическая обработка -99 ISBN 978-985-515-364-2   результатов исследования осуществлялась с помощью корреляци онного анализа по Спирмену.

Результаты эмпирического исследования социального интел лекта старшеклассников представлены на рисунке 1.

1 – В результате проведённого исследования было выявлено, что показатели  средних  величин  по субтесту  «Истории  с  завершени ем» выше у девушек (3,92), чем у юношей (3,74). Таким образом, девушки обладают более высокой способностью предвидеть пове дение других в определённой ситуации, предсказать то, что может произойти в дальнейшем с немного большей достоверностью, чем юноши.

Оценки по субтесту «Группы экспрессии», измеряющему фак тор познания классов поведения, выше оказались также у девушек (6,5), чем у юношей (5,95). Девушки обладают более высокой спо собностью  к  логическому  обобщению,  выделению  общих  суще ственных признаков в различных невербальных реакциях челове ка, а также распознавать общие свойства в потоке экспрессивной или невербальной информации.

Как видно из рисунка 1, более высокие показатели по субте сту «Вербальная экспрессия» принадлежат девушкам (6,1), а бо -100 лее низкие – юношам  (6,05).  Следовательно, девушки  обладают более высокой способностью понимать изменения значения  по хожих вербальных реакций человека в зависимости от контекста вызвавшей их ситуации. Они более адекватно понимают измене ние сходного поведения в различных контекстах ситуации, а так же им более доступно понимание взаимоотношений между людь ми в диадах.

Показатели по субтесту «Истории с дополнением», измеряю щему фактор познания систем поведения, также оказались выше у девушек (3,97),  чем у юношей (3,28).  Согласно полученным  дан ным  можно сделать вывод, что девушки обладают более высокой способностью понимать логику развития ситуаций взаимодействия, а также значения поведения людей в этих ситуациях.


Таким  образом,  система  интеллектуальных  способностей, определяющих адекватность понимания ситуации людьми, не сколько лучше сформирована у  девушек. Девушки быстрее из влекают информацию о поведении людей, для них характерны более  точные  суждения  о  людях.  Вероятно,  это  можно  объяс нить  тем,  что  девушки  проявляют  больший  интерес  к  соци альным проблемам или у них более сформированы потребности воздействия на других.

Результаты эмпирического исследования макиавеллизма стар шеклассников представлены на рисунке 2.

2 – -101 ISBN 978-985-515-364-2   Эмпирическое исследование макиавеллизма  старшеклассни ков показало следующее: высокий уровень манипулятивности до минировал у 15 % юношей и 14 % девушек. Незначительная груп па юношей и девушек склонны при вступлении в контакт с други ми  держаться  эмоционально  отчуждённо,  обособленно,  ориенти роваться  на  проблему,  а  не  на  собеседника.  Как  свидетельствует рисунок, 36 % девушек и  31 % юношей характеризуются средни ми показателями по Мак-шкале. Таким образом, девушки в боль шей  степени  способны  менять  своё  поведение  в  зависимости  от контекста ситуации. 54 % юношей и 50 % девушек характеризуют ся низким уровнем выраженности макиавеллизма. Это говорит о том,  что  юноши  в  меньшей  степени  владеют  манипулятивными стратегиями взаимодействия.

Современный человек – это манипулятор, манипулируют все:

и взрослые, и дети. В исследовании Е.П. Чечельницкой показано, что не всегда и не у всех людей это происходит осознанно. В итоге манипулятор сам страдает от невозможности и неспособности стро ить открытые взаимоотношения с окружающими.

В результате эмпирического исследования связи между соци альным  интеллектом  и  макиавеллизмом  старшеклассников  была выявлена статистически значимая корреляция между показателя ми субтеста  «Группа экспрессии» и  общим показателем по мето дике исследования макиавеллизма личности.

1 – « »

Spearman Rank Order   Correlations   (Общая таблица)  MD pairwise deleted  Переменная  Marked correlations are significant at p  0,05  Мак-шкала  -0,28  «Группы экспрессии»  Таким образом, чем выше способность у девушек и юношей к логическому  обобщению,  выделению  общих  существенных  при -102 знаков в различных невербальных реакциях человека, а также рас познавание общих свойств в потоке экспрессивной или невербаль ной  информации,  тем  ниже  способность  к  манипулированию  во взаимодействии.

Кроме этого, существует связь между субтестом «Вербальная экспрессия» и общим показателем по методике исследования ма киавеллизма личности.

2 – « »

Spearman Rank Order Correlations (Общая таб лица)  MD pairwise deleted  Переменная  Marked correlations are significant at   p ,05  Мак-шкала  0,25  «Вербальная экспрессия»  Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о том, что  чем  выше  способность  исследуемых  респондентов  понимать изменение значения  похожих вербальных реакций человека в за висимости от контекста вызвавшей их ситуации, чем выше пони мание взаимоотношений между людьми в диадах, тем выше склон ность манипулировать другими в межличностных отношениях.

В  юношеском  возрасте  происходит  «открытие»  своего  внут реннего мира, своего «Я», что порождает много тревожных пере живаний: с одной стороны, непохожесть на других порождает чув ство одиночества и пустоты, стремление к уединению, а с другой – острую потребность в общении, повышение его избирательности, поиск «альтер эго», страх показаться смешным, «потерять себя» в общении и неудовлетворенность существующими формами обще ния. Проведенное исследование показало, что у многих девушек и юношей невысокий уровень развития социального интеллекта, что может усложнять социальную адаптацию. Среди исследуемых де вушек и юношей доминируют респонденты с невысоким уровнем макиавеллизма. В отличие от исследуемых с низкими показателя ми по шкале макиавеллизма респонденты с высокими значениями -103 ISBN 978-985-515-364-2   оценок по Мак-шкале более коммуникабельны и убедительны не зависимо от того, говорят они собеседнику правду или лгут.

В результате проведенного нами  исследования была выявле на связь между отдельными показателями социального интеллек та и макиавеллизмом личности.

1. Знаков, В.В. Методика исследования макиавеллизма личности / В.В. Зна ков. – М.: Смысл, 2001. –  20 с.

2.  Михайлова  (Алешина),  Е.С.  Тест Дж.  Гилфорда  и  М.  Салливена.  Диаг ностика  социального  интеллекта:  руководство  пользователя /  Е.С.  Михайлова. – СПб.: Иматон, 2001. – 25 с.

3. Кон, И.С. Открытие «Я» / И.С. Кон. –  М.: Политиздат, 1978. – 127  с.

4. Чечельницкая, Е.П. Стратегии манипулятивного общения у пациентов с искажением «образа Я» при пограничной личностной организации: автореф. дис... канд. психол. наук: 19.00.01 / Е.П. Чечельницкая;

 МГУ. – М., 1999. – 27  с.

С.В.  Лебедевич –  студентка  5  курса  факультета  психологии  Гродненского государственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Л.М. Даукша.

159.922...

Представлены результаты эмпирического изучения ценностно-смысловая сфера личности подростка. Полученные результаты свидетельствуют о нали чии взаимосвязи  между жизненными  ценностями  подростка  и стилем его от ношений  к  окружающим.

Характерной  чертой  развития  современного  общества  явля ется постоянно возрастающий интерес к личности человека, кото рый, входя в новое тысячелетие, ощущает острую потребность не только в познании самого себя, но и в понимании других. Искусст во взаимодействия с людьми  требует от каждого умения соответ ствующим образом выстраивать межличностные отношения. Вы -104 бирая  определенный  стиль  отношений,  человек,  исходит  из  соб ственных ценностных ориентаций, так как именно жизненные цен ности  определяют  направленность личности,  детерминируют  от ношение человека к окружающему миру другим людям и самому себе,  составляют  основу  его  мировоззрения,  а  значит,  непосред ственно  влияют на  поступки,  поведение  и  межличностные  отно шения. Разумное и грамотное воздействие на процесс формирова ния  жизненных  ценностей  и  стиля  межличностных  отношений возможно только в подростковом возрасте, так как именно в  этот период становления личности происходит переориентация с детс ких норм и ценностей на взрослые, поэтому данная проблема яв ляется весьма актуальной.

Нами было проведено исследование взаимосвязи жизненных ценностей  личности подростка  и  стиля межличностных  отноше ний. Исследование проводилось в апреле 2009 года. В нем приня ли участие 30 человек (подростки в возрасте от 14 до 16 лет).

Целью нашего исследования было установить наличие взаи мосвязи  между  жизненными  ценностями  и  стилем  межличност ных отношений у подростков.

Объект исследования – ценностно-смысловая  сфера личнос ти подростка.

Предметом нашего исследования стала взаимосвязь жизнен ных  ценностей  и стиля межличностных отношений  в подростко вом возрасте.

В ходе исследования нами проверялась следующая гипотеза:

существует взаимосвязь между жизненными ценностями и стилем межличностных отношений.

Учитывая важное значение мотивации к участию в исследо вании, для получения достоверных результатов, мы заинтересова ли испытуемых тем, что:

а)  участие  в  исследовании  может  быть  анонимным  (в  этом случае указывались только инициалы испытуемого или псевдоним);

б)  после  обработки  данных  свои  результаты  узнает  каждый желающий участник исследования.

Эти организационные мероприятия, на наш взгляд, позволи ли повысить достоверность полученных результатов и исключить влияние временных ситуационных факторов. Исследование про водилось в три этапа. Первый этап – оценка жизненных ценнос тей личности с помощью методики Шварца. Второй этап заклю -105 ISBN 978-985-515-364-2   чался в определении стиля межличностных отношений с помо щью «ДМО» Т. Лири. И первое, и второе исследование – инди видуальные  процедуры.  Третий  этап –  обработка  полученных данных, ответы испытуемых обрабатывались  в соответствии с ключом.

Для установления наличия взаимосвязи  жизненных ценнос тей и стиля межличностных отношений нами был выбран коэффи циент ранговой корреляции Спирмена.

Анализ результатов эмпирического исследования показал, что между стилем межличностных отношений и жизненными ценнос тями подростка существует взаимосвязь, об этом свидетельствуют данные, представленные в таблице.

– Ценность/стиль  Valid  Spear- T(N-2)  p-level  man  Традиции/зависимый  30  0,5  3,2  0,003  Доброта/агрессивный  30  0,4  2,3  0,03  Доброта/подчиняемый  30  0,6  3,7  0,0009  Доброта/дружелюбный  30  0,6  4,3  0,0002  Доброта/альтруистический  30  0,7  5,1  0,00002  Универсализм/альтруистический  30  0,5  3,5  0,001  Самостоятельность/авторитарный  30  0,4  2,7  0,01  Самостоятельность/эгоистичный  30  0,4  2,6  0,01  Самостоятельность/агрессивный  30  0,5  3,5  0,001  Самостоятельность/зависимый  30  0,5  2,9  0,006  Стимуляция/эгоистичный  30  0,6  4,0  0,0004  Стимуляция/агрессивный  30  0,4  2,4  0,02  Гедонизм/агрессивный  30  0,5  2,9  0,006  Достижения/авторитарный  30  0,4  2,3  0,03  Безопасность/альтруистический  30  0,5  3,5  0,002  Ссылаясь  на  показатели  в  таблице,  мы  можем  сделать  ряд выводов о взаимосвязи жизненных ценностей подростка и стиля межличностных отношений.

Доброта  как  жизненная  ценность  связана  с  дружелюбным, альтруистическим и подчиняемым  стилем межличностных  отно шений. Это можно объяснить тем, что добрый человек всегда прино -106 сит в жертву свои интересы, стремится помочь и сострадать «всем и каждому», любезен и дружелюбен в отношениях.

Самостоятельность как ценность производна от потребнос ти  в  автономности  и  независимости  и  связана  с авторитарным, эгоистичным и агрессивным стилями. Самостоятельная личность во всем полагается на свое мнение, любит командовать и давать советы.

Установлена взаимосвязь между гедонизмом как жизненной ценностью и авторитарным, эгоистичным, агрессивным стилями межличностных отношений.  Для получения  удовольствия  чело век может стать эгоистом, если же он не получает желаемого, то его  переполняет  недовольство  и  гнев,  соответственно  личность становится агрессивной и неуравновешенной по отношению к ок ружающим.

Наличие прямой взаимосвязи самостоятельности как жизнен ной ценности и зависимого стиля межличностных отношений мы интерпретировали следующим образом: самостоятельная личность сама выбирает  способы действия  и  сама  себя контролирует,  при этом  у  нее  есть  опасения,  тревога,  а  правильны  ли  ее  действия.

Такой человек имеет навязчивые страхи, он тревожится по любо му поводу – все это характеризует зависимый стиль межличност ных отношений.

Выявлена взаимосвязь доброты как жизненной ценности и аг рессивного стиля межличностных отношений. Данное противоре чие мы объясняем тем, что испытуемый хотел скрыть проявление агрессивности по отношению к окружающим, он на время прове дения  исследования  пытался  замаскировать  свои  отрицательные качества.

Полученные результаты свидетельствуют о наличии взаимо связи между жизненными ценностями подростка и стилем его от ношений к окружающим. На наш взгляд, это поможет педагогам и родителям  более  эффективно  воздействовать  на  систему  ценнос тей  еще не  сформировавшейся личности  подростка  и  тем самым повлиять на стиль его межличностных отношений.

Д.М. Линго – студентка 4 курса факультета психологии Гродненского госу дарственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент П.Р. Галузо.

-107 ISBN 978-985-515-364-2   37.015...

Изложены  результаты  эмпирического  исследования  социального  интел лекта учителей. Установлено, что у педагогов с социальным интеллектом выше среднего  более высокий коэффициент когнитивной  простоты. В  то  время как для педагогов с  социальным интеллектом  ниже  среднего  значения характерен низкий коэффициент когнитивной  простоты.

Активная гражданская позиция, высокий уровень индивидуаль ной социальной ответственности, самостоятельность при принятии важных решений с осознанием их последствий являются важными требованиями к личности молодого специалиста. Сегодня особенно важно, чтобы выпускники вуза не только обладали высокими про фессиональными навыками, что является необходимым, но недоста точным условием успеха в профессии, но и обладали рядом способ ностей и личностных качеств. Возрастает роль социально-нравствен ного  самоконтроля  личности.  Особую  актуальность  эта  проблема приобретает для представителей  профессий  типа «человек – чело век», осуществляющих  работу с людьми и  коллективами с  учетом знаний и представлений о человеческой личности и поведении [1].

Особенностью профессии педагога является взаимодействие с различными категориями учащихся, их родителями, коллективом, администрацией,  что  предполагает  умение  педагога  соотносить контекст ситуации взаимодействия с личностными особенностями его субъектов, прогнозировать на этой основе и осуществлять ин дивидуализированный подход к решению профессионально обус ловленных задач. Деятельность педагога строится исключительно по законам общения.

Современные исследователи выделяют два направления изу чения  социального  интеллекта:  первое основано  на  идее  целост ности интеллекта и представлена работами Г. Айзенка, Ж. Пиаже, Э. Торндайка, Дж. Гонда;

 второе базируется на положении о мно жественности сторон интеллекта. Этой точки зрения придержива лись Дж. Маейрс, Дж. Гилфорд, Г. Олпорт [3].

-108 Предпринятый нами обзор существующих теорий и эмпири ческих исследований социального интеллекта свидетельствует об отсутствии единого представления о природе данного явления. В последние годы сформировалось мнение, что социальный интел лект является самостоятельным психическим феноменом, а не про явлением общего интеллекта в социальных условиях. Социальный интеллект  представляет  собой  четкую  и  согласованную  группу ментальных  способностей,  связанных  с  обработкой  социальной информации,  группу  способностей,  которая  фундаментально  от личается от предметно-ориентированного интеллекта и включает как когнитивные, так и социальные аспекты.

Индивиды с высоким социальным интеллектом способны из влечь максимум информации о поведении людей, понимать язык и невербальное общение, высказывать быстрые и точные суждения о людях, успешно прогнозировать их реакции в заданных обстоя тельствах, проявлять дальновидность в отношениях с другими, что способствует их успешной социальной адаптации. Им свойствен ны  контактность,  открытость,  тактичность,  доброжелательность, тенденция к психологической близости в общении. Высокий соци альный  интеллект связан  с  интересом к социальным проблемам, наличием потребности воздействовать на других, часто сочетается с развитыми организационными способностями.

В данной статье мы предлагаем некоторые результаты эмпи рического исследования социального интеллекта учителей.

Исследование охватило 98 респондентов – учителя с педаго гическим стажем более 5 лет. Для изучения социального интеллек та  и педагогической  направленности использовались  следующие методики: методика исследования социального интеллекта Дж. Гил форда и М. Салливана, адаптированная Е.С. Михайловой (Алеши ной), методика экспресс-диагностики когнитивной сложности лич ности учителей «11 слов» А.Г. Шмелева [4].

Результаты,  полученные с  помощью методики  исследования социального интеллекта Дж. Гилфорда и М. Салливана, адаптиро ваной Е.С. Михайловой, обрабатывались с помощью специально го ключа  по  каждому  субтесту в  отдельности и  по всему  тесту в целом. Результаты по тесту в целом отражают общий уровень раз вития социального интеллекта.

В результате исследования социального интеллекта было сфор мировано 3  группы: группа  учителей с социальным интеллектом -109 ISBN 978-985-515-364-2   выше среднего (22 человек), группа учителей с социальным ниже среднего (28 человек), группа учителей со средним уровнем соци ального интеллекта (48 человек).

Анализ рисунка 1 свидетельствует о том, что для 22,5 % учи телей характерен уровень развития социального интеллекта выше среднего. Для них характерно умение предвидеть последствия по ведения, предсказывать события, четко выстраивать стратегию соб ственного поведения, умение ориентироваться в невербальных ре акциях участников взаимодействия, умение правильно оценивать состояния, чувства, намерения людей по их невербальным прояв лениям, высокая чувствительность к характеру и оттенкам челове ческих взаимоотношений, умение анализировать сложные ситуа ции взаимодействия людей.

  Уровень социального интеллекта Выше среднего Ниже среднего Средний 18% 21% 61% 1 – Учителя с  социальным интеллектом ниже  среднего характе ризуются  непониманием  связи  между  поведением  и  его  послед ствиями, конфликтностью, затруднением в распознании различных смыслов, невербальной экспрессии, низкой адаптацией к разного рода взаимоотношениям между людьми.

Для  диагностики  когнитивного  аспекта  педагогического  об щения была использована методика экспресс-диагностики когни тивной сложности личности учителей «11 слов» А.Г. Шмелева [4].

-110 Понятие  когнитивная  сложность используется  как  в  широком, так и в узком смысле. В узком смысле когнитивная сложность пони мается как степень категориальной расчлененности сознания инди вида, которая способствует избирательной сортировке впечатлений о действительности, опосредующей его деятельность. В широком смыс ле –  это  высокая  дифференцированность  познавательных  структур, необходимый признак высокоразвитой познавательной системы [2].

Результаты  исследования  когнитивной  сложности  учителей различного  уровня  социального  интеллекта  представлены  в  гра фической интерпретации на рисунке 2.

Из рисунка 2 видно, что у личности педагогов с социальным интеллектом выше среднего коэффициент когнитивной  простоты выше, чем коэффициент когнитивной простоты у педагогов с со циальным интеллектом ниже среднего. Высокие значения коэффи циента  когнитивной  простоты  свидетельствует  о  стереотипном восприятии, понимании и интерпретации действительности в уп рощенной форме, на основе фиксированного набора сведений, не способности  абстрагироваться  от  эмоционального  отношения  к партнеру, идеализации образа «Я», некритичности к собственным недостаткам, поляризации оценок.

.

2 – Также низкие значения коэффициента когнитивной простоты у  педагогов  с  социальным  интеллектом  ниже  среднего  говорят  о способности  предсказывать поступки других людей  и более мно -111 ISBN 978-985-515-364-2   гопричинно их интерпретировать,  создавать более  неоднородные образы,  описывая  других  людей,  давать  психологические  интер претации, реже делить людей на «хороших» и «плохих», более верно предсказывать поступки других людей.

С целью выявления достоверности полученных при сравнении данных использовали статистический критерий Манна – Уитни для сравнения двух независимых выборок была построена таблица 1.

1 – U- – Объем выборки  Объем выборки  Сумма рангов  Сумма рангов  (Группа 1)  (Группа 2)  (Группа 1)  (Группа 2)  Сравниваемые  U  р  группы педагогов  Уровень развития  интеллекта выше  201,0  -2,09  0,04  0,04  22  28  среднего – ниже  среднего  Результаты  сравнительного  анализа  с  помощью  U-критерия Манна – Уитни позволяют говорить о наличии статистически зна чимых различий по коэффициенту когнитивной сложности у педа гогов различного уровня социального интеллекта (U=0,04;

 p=0,04).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.