авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Министерство образования Республики Беларусь УЧРЕЖДЕНИЕ  ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ  ЯНКИ  КУПАЛЫ» ...»

-- [ Страница 4 ] --

У педагогов с социальным интеллектом выше среднего коэффи циент когнитивной простоты выше, что свидетельствует о стереотип ном  восприятии,  понимании  и  интерпретации  действительности  в упрощенной форме, на основе фиксированного набора сведений, не способности абстрагироваться от эмоционального отношения к парт неру, идеализации образа «Я», некритичности к собственным недо статкам, поляризация оценок. У педагогов с социальным интеллек том ниже среднего выявлены низкие значения коэффициента когни тивной  простоты,  следовательно,  они  более  когнитивно  сложные.

Когнитивно  сложный  педагог  создает  более  неоднородные  образы, описывая других людей, реже делит людей на «хороших» и «плохих», обладает высокой коммуникативной компетентностью.

-112 На первый взгляд, результаты исследования когнитивной слож ности-простоты  учителей  вступают  в прямое  противоречие  с  ре зультатами, полученными нами на первом этапе исследования. Но, как отмечает А.Г. Шмелев, на самом деле имеется криволинейная зависимость  между  «сложностью»  и  «адаптированностью»,  при чрезмерной  сложности  адаптированность  снижается,  как  и  при недостаточной  сложности.  В  современной  психологии  существу ют  многообразные  разноречивые  экспериментальные  данные  о психологических и поведенческих коррелятах различных вариан тов индекса когнитивной сложности, полученные в последнее вре мя в том числе в отечественной социальной и общей психологии [4]. Проблема взаимосвязи социального интеллекта и когнитивной сложности  учителей  в  определенной  области  нуждается  в  более глубоком и детальном исследовании.

1.  Климов, Е.А.  Психология  профессионального  самоопределения /  Е.А. Кли мов. –  Ростов-на-Дону: Феникс, 1996 –  509  с.

2.  Костюченко,  Е.В.  Когнитивная  сложность  учителя  в  межличностном познании: учеб.  пособие / Е.В. Костюченко. –  Гродно:  ГрГУ, 2003. – 68  с.

3. Лобанов, А.П. Интеллект  и когнитивные  стили / А.П.  Лобанов. – Орша:

Диаль, 2006. – 304 с.

4. Шмелев, А.Г. Психодиагностика личностных черт / А.Г. Шмелев. – СПб.:

Речь, 2002. – 480 с.

Н.В.  Маланчик –  магистрант  факультета  психологии  Гродненского  госу дарственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Л.М. Даукша.

159.922...

«-»

- Изложены результаты изучения связи совладающего поведения с особенно стями  «Я-концепции»  подростков.  Установлено, что  существует  тесная  связь между таким компонентом «Я-концепции», как «общительность – необщитель ность» и стратегией совладающего поведения «разрешение проблем».

-113 ISBN 978-985-515-364-2   В наше время становиться очевидным, что понимание личности в контексте ситуаций, сменяющих друг друга в течение жизненного пути, способствует более глубокому и целостному представлению о процессах ее развития и саморазвития. Эти процессы происходят по стоянно на протяжении всей жизни и сопровождаются непрерывны ми изменениями как личности, так и ее жизненных ситуаций.

В современной психологии активно разрабатывается пробле ма «совладающего поведения», многие исследователи ищут отве ты на вопрос, каким образом, какими способами человек справля ется с ситуациями, событиями в своей жизни, как он их разрешает.

Ответы  на  этот  вопрос  представляют  большой  теоретический  и практический интерес.

В  отечественной  психологии  изучение  проблематики  совла дающего поведения  (coping behavior),  началось сравнительно  не давно,  тем  не  менее  существует  ряд  исследований  на  эту  тему (Р.М. Грановская, И.М. Никольская, Л.А. Пергаменщик С.С. Гонча рова).  Копинг,  копинг-поведение,  преодолевающее  поведение,  пси хологическое преодоление, совладание, совладающее поведение – тер мины  одного  синонимичного  ряда,  описывающие  один  и  тот  же психологический феномен. Такое количество терминов, во-первых, указывает на значимость данного явления для психологии, во-вто рых, связано с желанием авторов поддерживать научный диалог в целях интеграции подходов;

 в третьих, с трудностями в определе нии  понятия. Термин «копинг-поведение» стало успешно приме няться  для  описания  поведения людей  в  поворотные  жизненные моменты, а также в условиях хронических стрессов  и повседнев ной действительности.

Исследователями описываются различные стратегии совлада ющего поведения, реализуемые людьми в трудных жизненных си туациях  (далее –  ТЖС).  Общепризнанной  классификации  типов «coping» не существует – они выделяются исследователями произ вольно. Возможными основаниями для формирования классифи каций психологического преодоления могут быть [1]:

1) ориентированность,  или локус преодоления (на проблему или на себя);

2) область психического, в которой развертывается преодоле ние (внешняя деятельность или чувства);

3) характер участия в решении сложившейся ситуации (актив ные и пассивные стратегии);

-114 4) временная протяженность полученного эффекта (разреша ется ситуация радикально или требует возврата к ней);

5) степень обобщенности (частные и общие);

6) социальная желательность (социально одобряемые и соци ально нежелательные);

7) эффективность (приносит желаемый результат по разреше нию затруднений или нет);

8) ситуации, провоцирующие преодоление – поведение (кри зисные или повседневные).

Понятие «совладающее поведение» (преодоление жизненных трудностей) связывают с личностными характеристиками, влияю щими на выбор и применение стратегии преодоления неблагопри ятной ситуации, а также на результат этого преодоления. На наш взгляд,  для поиска  ответа на вопрос о причинах выбора той или иной стратегии совладающего поведения необходимо привлечение понятия «Я-концепции».

«Я-концепция» способствует достижению внутренней согла сованности личности, является активным началом, важным факто ром в интерпретации опыта, и источником ожиданий – представ лений о том, что должно произойти. «Я-концепция» – совокупность представлений человека о самом себе – является регулятором по ведения.

Целью нашего исследования явилось изучение связи совлада ющего поведения с особенностями «Я-концепции» подростков. В качестве задач исследования выступили следующие:

1.  Провести  теоретический  анализ  современного  состояния проблемы  ТЖС  в  психологии,  рассмотреть  основные  подходы  к изучению стратегий совладающего поведения.

2.Определить круг явлений, описываемых подростками поня тием «ТЖС», создать классификацию ТЖС подростков.

3. Изучить копинг-стратегии подростков.

4. Исследовать особенности «Я-концепции» подростков с раз личными копинг-стратегиями.

5.Выявить связь «Я-концепции» и копинг-стратегий подростков.

При проведении эмпирического исследования использовались методы  сбора  данных:  методика  свободных  самоописаний:  «Ка кую жизненную ситуацию можно назвать трудной?» и «Какие жиз ненные ситуации для вас являются трудными?»;

 методика «Инди катор копинг-стратегий» (Д. Амирхан);

 методика «Q-сортировка».

-115 ISBN 978-985-515-364-2   Математическая обработка полученных данных проводилась с помощью статистических методов (с использованием статисти ческого  пакета  SPSS).  Использовался  контент-анализ  свободных самоописаний с целью определения круга явлений, описываемых подростками понятием «ТЖС», и  создания классификации ТЖС подростков;

 применялись описательная статистика, сравнение вы борок по U-критерию Манна – Уитни, факторный анализ, анализ корреляционных связей по Кендалл Тау.

В исследовании принимали участие 50 учащихся 8 – 9-х клас сов в возрасте 13 – 15 лет (СШ №18 г. Гродно). Из них мальчиков – 22, девочек – 28.

На основе методики свободных описаний мы получили набор ситуаций,  описываемых  подростками  как  трудные.  Контент-ана лиз позволил выявить, что подростки выделяют следующие ТЖС в различных сферах жизнедеятельности (таблица 1).

1 –, Сферы жизнедеятельности  Кол-во испытуемых  (в %)  Сфера родительско-детских отношений.  20   Материально-бытовая сфера.  20  Учебная деятельность.  18  Сфера  межличностных  отношений  с  собственным  16  полом.  Сфера  межличностных  отношений  с  противополож 12  ным полом.  Внутриличностная сфера.  7  Ситуации, связанные с угрозой для жизни субъекта и  4  его близких.  Сфера здоровья.  3  Из таблицы  следует, что наиболее часто, по представлениям подростков,  ТЖС  возникают  в  сфере  родительско-детских  отно шений, материально-бытовой сфере и учебной деятельности. Это объясняется  особенностями  психологии  подростка,  в  частности, такими  новообразованиями,  как: стремление к  освобождению от родительской опеки, желание оградить  некоторые стороны  своей жизни от вмешательства родителей;

 стремление быть принятым в -116 среде  сверстников,  что  в  свою  очередь  обостряет  желание  обла дать материальными ценностями, популярными в молодежной сре де;

  стремление  ничем  не  отличаться  от  сверстников;

  стремление казаться и считаться взрослым.

В качестве примеров ТЖС в этих сферах можно привести сле дующие:

– сфера родительско-детских отношений: «родители не отпус кают долго гулять», «непонимание со стороны родителей», «мама не пускает на дискотеку»;

– материально-бытовая сфера: «потерял телефон», «нехватка денег», «сломался компьютер»;

– учебная деятельность: «получаю плохие оценки», «трудно сти с учебой», «конец учебной четверти».

Также значительные трудности возникают у подростков в сфе ре межличностных отношений с собственным и с противополож ным полом: «не складываются отношения со сверстниками», «моя подруга со мной не разговаривает», «мой мальчик мне не звонит».

По результатам методики «Индикатор копинг-стратегий» были получены следующие средние значения по шкалам:

1. Шкала «разрешение проблем» – 19,98.

2. Шкала «поиск социальной поддержки» – 20,82.

3. Шкала «избегание проблем» – 17, 76.

Таким образом, доминирующей копинг-стратегией у подрос тков является поиск социальной поддержки. Вероятно, это связано с тем, что ценностные ориентации подростка, понимание им соци альных проблем, нравственные оценки событий и поступков зави сят  в  первую очередь от позиции  значимых  других. Подросток в первую очередь стремится соотносить свои решения и способы по ведения с мнением сверстников и родителей, ищет поддержки с их стороны.

На  втором месте по  частоте  применения  у подростков  нахо дится стратегия «разрешение проблем». Подростки стараются са мостоятельно принимать решения и  реализовывать принятые ре шения в борьбе с той или иной трудной жизненной ситуацией.

На третьем месте – стратегия избегания проблем, которая сви детельствует о том, что подростки стремятся уйти от проблемы, от взаимодействия, склонны к компромиссным решениям.

По результатам методики «Q-сортировка» были получены сле дующие средние значения:

-117 ISBN 978-985-515-364-2   1. Тенденция к зависимости-независимости – 15,02.

2. Тенденция к общительности-необщительности – 15,06.

3. Тенденция к «принятию борьбы»-«избеганию борьбы» – 15,1.

По  полученным  данным  можно  сделать  вывод,  что  в  сред нем у подростков наблюдается преобладание той  или иной тен денции, проявляющейся не только в определенной группе, но  и за ее пределами. Тенденция к зависимости рассматривается как внутреннее стремление  индивида к принятию групповых  норм, стандартов  и  морально-этических ценностей.  Если  же  рассмат ривать противоположную тенденцию, то такое положение может говорить  о  наличии  внутреннего  конфликта  личности,  которая находится  во  власти  одинаково  выраженных  противоположных тенденций.  Тенденция  к  общительности свидетельствует  о кон тактности,  стремлении  образовывать  эмоциональные  связи,  и наоборот,  противоположная  тенденция  говорит  о  замкнутости, желании оградить себя от контактов с окружающими. Тенденция к «принятию борьбы» проявляется как активное стремление лич ности участвовать в  групповой  жизни,  как стремление к дости жению  более  высокого  статуса.  Противоположная  тенденция – «уклонение от борьбы» – свидетельствует о стремлении уйти от взаимодействия,  сохранить  нейтралитет  в  групповых  спорах  и конфликтах.

Было произведено вычисление корреляции между компонен тами  «Я-концепции»  и  стратегиями  совладающего  поведения  по критерию коэффициента корреляции Кендалл Тау. Результаты пред ставлены в таблице 2.

2 – «-»

- Компоненты  Избегание  Разрешение  Поиск соци «Я-концепции»  проблем  проблем  альной под   держки  Зависимость – -0,078  0,12  0,12  независимость  Общительность – 0,15  0,42  0,15  необщительность  Принятие борьбы –   0,034  0,11  - 0,13  избегание борьбы  -118 Интерпретируя полученные данные, можно сделать вывод, что существует связь между компонентами «Я-концепции» «об щительность-необщительность» и стратегией совладающего по ведения «разрешение проблем»: 0,42. Связь прямая, умеренная.

Чем выше показатель по шкале «общительность – необщитель ность», тем выше показатель по шкале «разрешение проблем», и наоборот.

Тенденция к общительности свидетельствует о контактности, стремлении образовывать эмоциональные связи как в своей груп пе, так и за ее пределами, и в связи с этим находить более легкий путь к разрешению проблем, т.е. установлению смысла ситуации и ее значения для себя,  а также поддержание  отношений со значи мыми другими и способными оказать помощь. Другими словами, чем коммуникабельнее подросток, тем легче ему найти путь к раз решению проблем, и наоборот.

Наблюдаются  гендерные  различия  по  шкалам  «общитель ность –  необщительность»  и  «поиск  социальной  поддержки».  У мальчиков  средний показатель по шкале «общительность – необ щительность» – 14,45;

 по шкале «поиск социальной поддержки» – 19,5.  Соответственно  у  девочек  средние  показатели  составляют 15,53 и 21,85. Показатели по этим двум шкалам более ярко выра жены  у  девочек,  т.к.  девочки  более  открыты  к  общению,  умеют выслушать и посочувствовать, могут помочь не только лучше по нять себя, но и преодолеть неуверенность в своих силах, бесконеч ные сомнения в собственной ценности, почувствовать себя лично стью. Девочки чаще прибегают к помощи, ищут поддержку у ро дителей или сверстников. Мальчики же стараются самостоятельно найти выход из сложившейся ситуации.

Проведенное  теоретическое  и  эмпирическое  исследование проблемы  связи особенностей  Я-концепции  и  копинг-старатегий подростков  дает  основание  утверждать  ее  несомненную  актуаль ность, теоретическую и практическую значимость.

1.  Бодров,  В.А.  Когнитивные  процессы  и  психологический  стресс / В.А. Бодров // Психологический журнал.– 1996. – Т. 17. – № 4. – С. 13 – 20.

2.  Гончарова,  С.С.  Преодоление  психологических  травм /  С.С.Гончарова, Л.А. Пергаменщик, М.И.  Яковчук. – Минск: НИО, 1999. –  190  с.

-119 ISBN 978-985-515-364-2   3. Ильин, Е.П. Психология индивидуальных различий / Е.П. Ильин. – СПб.:

Питер, 2004. – С. 143 – 162.

О.Б. Масейко – студентка 5 курса факультета психологии Гродненского го сударственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный  руководитель –  старший  преподаватель  кафедры  общей  и  соци альной  психологии  М.М.  Карнелович.

159.922...

Изложены результаты эмпирического исследования этнической идентич ности  молодых  людей  в  условиях  пограничья.  Установлено,  что  существуют как Различия, так и сходства в содержании и степени выраженности этничес кой идентичности молодых людей белорусской и еврейской национальности. При этом этническая  идентичность более выражена  у евреев, чем у белорусов.

В  современном  мире,  где  интенсивно  протекают  процессы глобализации, постоянного внимания требуют проблемы ассими ляции, межэтнических конфликтов и толерантности. В настоящее время с особой остротой встает вопрос национального самосозна ния, этнической идентичности, причем он одинаково важен как для представителей  этнических  меньшинств,  так  и  для  представите лей  этнического  большинства.  Что  значит  быть  представителем своего народа, как сохранить связь с ним в мире, где сосуществуют и  взаимодействуют множество культур, нужна ли  человеку этни ческая идентичность или ему достаточно ощущать себя граждани ном мира – вот только некоторые вопросы, ответы на которые не обходимо найти человеку современного социума, причем именно в том возрасте, когда он наиболее активно социализируется, осоз нает свое место и  роль в  этнокультурном пространстве, то есть в молодости.

Как  известно,  этническая  идентичность  представляет  собой сложное многогранное явление. Его изучением занимались такие ученые, как В.С. Лурье [2], Е.В. Кузнецова [1], Г.У. Солдатова [3], Т.Г.  Стефаненко  [4],  А.В.  Сухарев  [5].  Этническая  идентичность -120 личности, по мнению большинства исследователей в области эт нографии,  этнопсихологии,  представляет  собой  осознание  себя представителем  определенного  этноса,  переживание  своего  тож дества с определенной группой других людей в отличие от других групп [1]. Важно отметить, что этническая идентичность проявля ется  не только в  принятии  определенных  групповых представле ний, готовности к сходному образу  мыслей  и общности  этничес ких чувств. Она также означает построение системы отношений и действий  в  различных межэтнических контактах.  С ее помощью человек определяет свое место в полиэтническом обществе и усва ивает способы поведения внутри и вне своей группы.

Этническая идентичность дает человеку широкие возможнос ти для самореализации. Эти возможности опираются на эмоциональ ные связи с этнической общностью и моральные обязательства по отношению к ней. В настоящее время существуют различные под ходы и теории, описывающие этапы становления этнической иден тичности. Эти подходы и теории рассматривают процесс формиро вания этнической идентичности с разных ракурсов, однако все они солидарны  в  одном:  этническая идентичность не  возникает мгно венно, а проходит долгий этап формирования. Представленное ис следование направлено на изучение специфики этнической идентич ности молодых людей в условиях польско-белорусского пограничья, где, как известно, живут не только белорусы и поляки, но и предста вители других национальностей (евреи, украинцы, русские).

Исследование направлено на выявление особенностей аффек тивного компонента этнической идентичности молодых людей не только потому, что эта сфера наименее изучена в психологии,  но прежде всего в связи с тем, что, по мнению Г.У. Солдатовой, «дос тоинство, гордость, обиды, страхи  являются важнейшими крите риями межэтнического сравнения. Эти чувства опираются на глу бокие  эмоциональные  связи  с  этнической  общностью  и  мораль ные  обязательства  по  отношению  к  ней,  формирующиеся  в  про цессе социализации индивида» [3, с. 49]. Отношение к собствен ной этнической общности проявляется в удовлетворенности член ством  в  этнической  общности,  желанием  принадлежать  к  ней,  в гордости за  достижения своего народа и пр. Негативное отноше ние к собственной этнической общности включает отрицание соб ственной  этнической идентичности,  чувство униженности, пред почтение других групп в качестве референтных.

-121 ISBN 978-985-515-364-2   В эмпирическом исследовании изучались эмоциональные ас пекты этнической идентичности представителей двух разных на циональностей, проживающих на территории приграничья: бело русов как этнического большинства и евреев как этнического мень шинства. В качестве метода  исследования была использована по луструктурированная беседа. Основными были вопросы о нацио нальной принадлежности и о чувствах, которые возникают в связи с  размышлениями  о  собственной  национальности  в  различных жизненных ситуациях. В исследовании принимали участие 30 мо лодых людей – 15 евреев и 15 белорусов в возрасте от 18 до 22 лет (молодые  люди  самостоятельно  идентифицировали  собственную национальную принадлежность).

Результаты проведенного исследования показали, что у всех мо лодых  людей-евреев  имеются  определенные,  осознаваемые  чувства по  поводу своей национальности. Среди молодых людей-белорусов на наличие таких чувств указали 80 % участников исследования. Ана лиз полученных результатов позволил выявить, что у молодых людей имеются как сходство, так и различия в переживании чувств, связан ных с их национальной принадлежностью. Сходство обнаруживается в том,  что все молодые люди переживают, во-первых, одни и те же чувства  (гордости,  интереса,  беспокойства  и  пр.)  и,  во-вторых,  эти переживания связаны с определенными темами жизни своего народа.

Вместе с тем у двух групп участников исследования обнаружены ко личественные различия в частоте фиксации этих чувств. Так, моло дые люди обеих групп указывают на наличие чувства гордости тем, что они являются представителями своей национальности: «я горжусь тем, что являюсь белоруской», «я – еврейка, никогда не скрываю это го и горжусь этим». Однако евреи отмечают наличие этого чувства в 2,7 раза чаще, чем белорусы (73 % и 27 % соответственно).

Молодые люди  отмечают также свое особое  отношение  (как правило, радость, удовлетворение) к традициям и обычаям свое го народа: «Я  не могу сказать, что  соблюдаю все обычаи, но  на блюдать за этим мне нравится! С удовольствием делаю это на Ку пале, масленицу... Когда  я вижу эти обряды, то мне хочется улы баться, я чувствую себя соучастником этих деяний!» (белоруска).

«...  Шабат  я  соблюдаю  как  и  другие  еврейские  традиции....  При этом у меня возникает чувство удовлетворения, радости». Подоб ное отношение к традициям своего народа встречается у 60 % оп рошенных нами белорусов, и 73 % евреев.

-122 По  20 %  молодых  людей  обеих  групп  говорят  о  интересе  к истории своего народа, выражая его такими словами как «обожаю историю  нашей  Беларуси»,  «меня  очень  волнует  история  моего народа» и пр.

В ответах встречается также указание на чувство общности, единства  со  своим  народом.  При  этом  количественные  различия при указании на это чувство весьма существенны: почти в семь раз чаще  об  этом  говорят  евреи,  чем  белорусы  (47 %  и  7 %  соответ ственно). Можно предположить, что такие различия связаны с тем, что белорусы являются этническим большинством на данной тер ритории, а евреи являются этническим меньшинством, что побуж дает их к большей консолидации.

Чтобы выявить степень привязанности к своему народу, всем молодым людям задавался вопрос, хотят ли они уехать из страны и, как они думают,  чтобы они  в  таком случае чувствовали.  31 % белорусов отметили, что они бы уехали из страны и ничуть бы об этом не жалели. Среди евреев такие ответы зафиксированы у 60 % опрошенных. Но в отличие от белорусов они связывали свой пере езд с тем, что едут в свою родную страну. 46 % белорусов сказали, что уехали бы из страны, но все равно очень сильно скучали бы, живя в другой культуре. Таким образом, уехать из страны стремит ся  большинство молодых  людей, но  их чувства,  связанные с  по добной  ситуацией  различны:  у  белорусов  мысль  о  том,  что  они могут покинуть родную страну, в основном сопровождается грус тью, евреи же ожидают радостной встречи с родной страной, вос принимая, скорее всего, Беларусь как чужбину.

Наряду с наличием общих чувств и сфер, в которых они про являются, у представителей двух национальностей обнаружились и специфические переживания, связанные с разными сферами жиз ни. Рассмотрим сначала особенности переживаний молодых бело русов.  20 % из  них  отмечают  свое особое  отношение  к  белорус ской нации как таковой: «Я считаю, что белорусы доброжелатель ные... Вообще у меня положительное отношение к своему народу.

Народ трудолюбивый. И мне это нравится». У 40 % выявлено эмо циональное отношение к белорусскому языку,  причем один  чело век сообщил, что ему белорусский язык не нравится, а остальные весьма экспрессивно сообщили о своей любви к родному языку и сокрушались по поводу того, что он мало звучит в обычной жизни.

Те же молодые люди отмечали, что у них есть чувство обиды по -123 ISBN 978-985-515-364-2   отношению к тем, кто негативно относится к белорусскому языку.

13 % молодых людей указали на то, что у них есть чувство стыда за страну, за людей, за их поведение: «Когда я говорю, что я бело руска, у меня возникает чувство смущения, скованности, стыда по поводу того, что моя страна такая».

Обратимся к особенностям тех эмоциональных проявлений у евреев, которых  не было у  белорусов.  13 %  евреев  отметили, что они переживают чувство удовольствия от осознания уникальнос ти и особенности своего народа: «Быть евреем очень почетно для меня и престижно, потому что мы – особенные!». 40 % указали на то, что у них появляются различные чувства к другим людям, кото рые так или иначе выражают свое отношение к еврейскому народу.

Это могут быть негативные чувства – неприязнь, возмущение, ког да кто-нибудь «несет нелепицу относительно евреев» или позитив ные – радость, когда другие люди проявляют заинтересованность к истории и жизни еврейского народа.

Различия в том, к каким сферам жизни собственного народа у молодых  людей  возникают  те  или  иные  переживания,  возможно, указывают на те аспекты жизни,  через которые происходит специ фическая идентификация каждого этноса. Интересно отметить стрем ление молодых людей обеих групп защищать те или иные аспекты жизни своего народа: у белорусов – прежде всего родной язык как идентификационную черту нации, а у евреев свой народ в целом.

Итак, полученные результаты обнаруживают, что те или иные эмоциональные переживания указывают на те стороны жизни мо лодых людей, через которые происходит становление их этничес кой  идентичности. Оказалось, что у молодых людей двух нацио нальностей  (белорусы  и  евреи)  существуют  как  сходство,  так  и различия в содержании и степени выраженности этнической иден тичности. Полученные данные позволяют высказать мысль о том, что этническая идентичность более выражена у евреев,  чем у бе лорусов.  Эти  данные  направляют  дальнейшие  исследования  на поиск причин, стоящих за такими различиями.

1. Кузнецова, Е.В. Этническая идентичность личности как объект исследо вания / Е.В. Кузнецова // Вестник Нижегородского университета. Сер. соц. наук. – 2008. – № 4. – С 121 – 127.

-124 2.  Лурье,  С.В.  Историческая  этнология /  С.В.  Лурье. –  М.:  Аспект-Пресс, 1998. – 448 с.

3. Солдатова, Г.У. Психология межэтнической напряженности / Г.У. Солда това. – М.: Смысл, 1998. – 389  с.

4.  Стефаненко,  Т.Г.  Социально-психологические  аспекты  изучения  этни ческой  идентичности / Т.Г.  Стефаненко.  [Электронный  ресурс]. –  Режим  досту па:  http://flogiston.ru/articles/social/etnic –  Дата  доступа:  01.03.1999.

Е.М. Омельянюк – студент  4 курса социально-педагогического факультета Брестского  государственного  университета  имени  А.С.  Пушкина.

Научный руководитель – доктор психологических наук, профессор Л.Г. Лысюк.

37.015...

Изложены результаты изучения влияния уровня переживания одиночества на  уровень  личностного  адаптационного  потенциала  первокурсников.  Прове денное исследование позволило установить, что уровень переживания одиноче ства имеет обратно пропорциональную взаимосвязь с уровнем личностного адап тационного  потенциала  первокурсников.

Одиночество  как психическое явление, имеющее ярко выра женную  негативную  окраску,  известно  человечеству,  по  крайней мере, с античных времён. Платон и Аристотель, например, опреде ляли одиночество как зло, избавление от которого видели в наслаж дении благом дружбы и любви [3].

Обрушиваемые  на  современного  человека  потоки  информа ции, постоянное,  подчас, вынужденное общение в  условиях мас совидности форм общественного бытия в городской среде, семье, на производстве, всё это, лишённое разумных пределов и гуманис тического содержания,  не только не уменьшает чувство одиноче ства, но обостряет его. Конвейерное производство социально-пси хологических  стереотипов –  привычек,  обычаев,  вкусов,  оценок, форм поведения и восприятия – уничтожает черты индивидуаль ных  различий  людей  и  при  внешней унификации  общественной среды фактически ведёт к её расколу [5].

-125 ISBN 978-985-515-364-2   Опасность одиночества заключается ещё и в том, что для него характерен элемент неожиданности. Часто люди даже не представ ляют, что оно станет существенной стороной их жизни. Будучи не подготовленными к данному переживанию, они сначала теряются, а затем страдают от его болезненных ударов. Одиночество становит ся ещё более мучительным, когда превращается в хроническое пе реживание.  Затянувшееся  одиночество  истощает жизненные  силы человека. Оно может содействовать возникновению чувства безна дёжности, подрывая тем самым способность плодотворно противо действовать  одиночеству. Всё  это стимулирует изменение структу ры поведения, которое в итоге может стать пагубным для человека и общества  [7].  Таким  образом,  одиночество  становится  значимым компонентом в структуре негативных переживаний человека.

Проблему  личности,  находящейся в  состоянии  одиночества, можно рассматривать через призму изменяющихся внешних усло вий существования. В таком случае возникает проблема социаль но-психологической адаптации человека к неким новым условиям жизни.  Применительно  к  юношескому  возрасту  это  может  быть, например, поступление в вуз. Данное жизненное событие является одним из мощнейших факторов, обусловливающих возникновение описываемого состояния. Таким образом, необходимо подчеркнуть, что одиночество является серьёзной проблемой в среде студентов первокурсников [4].

Среди причин, приводящих впоследствии к переживанию оди ночества, можно выделить: расставание с семьёй и друзьями при поступлении в университет (необходимо помнить, что под расста ванием с друзьями может пониматься ситуация, когда родной го род покидают именно сами друзья, а юноша, девушка остаются в нём), разрыв романтических отношений, неприятности с товари щем по комнате, неприятности в родительской семье (развод, ссо ра  и  т.д.),  трудности  в  учёбе,  в  результате  чего  учебная  деятель ность может  занимать большое  количество времени, не оставляя его  на общение,  уединённое место проживания, плохое здоровье.

Данные  события  приводят  к  одиночеству,  способствуя  разрыву привычных социальных связей личности и обостряя потребность в контакте с другими [4].

Когда актуализированная потребность приспособиться к но вому кругу общения не удовлетворяется, одиночество может при нимать затянувшийся хронический характер. В таких случаях от -126 ношение личности к своим попыткам преодолеть одиночество вы раженно воздействует как на их переживания, так и на выбор средств его преодоления. Например: если человек считает, что его одиноче ство вызвано событиями, перед которыми он бессилен, то он чаще всего  падает  духом  и  не предпринимает  далее  попыток  облегчить своё  состояние.  Однако  если  же  предполагается,  что  одиночество вызвано чем-то таким, с чем он может справиться (например: со сво им  проявлением  дружелюбия),  то  он  с  большей  настойчивостью пытается наладить отношения общения. Относительно преодоления одиночества можно отметить, что первокурсники, которые ждали от своих будущих отношений гораздо большего, будучи абитуриента ми, быстрее вышли из состояния одиночества, чем те, кто мало на деялся на улучшение своих отношений. Такие студенты, например, убеждают себя в том, что им нет необходимости иметь много дру зей, и т.д. Также одиночество может затянуться, если человек непра вильно понимает его причины. Это неправильное понимание может привести к тому, что он постарается изменить не те аспекты своего положения в обществе, какие нужно, или вообще откажется от лю бых попыток что-либо изменить [4].

Таким  образом,  изучение  одиночества  среди  студентов  пер вых  курсов  может способствовать  установлению некоторых  фак торов, фасилитирующих либо ингибирующих социально-психоло гическую адаптацию к изменившимся условиям жизни в  связи с поступлением в вуз.

Возможность  преодоления  одиночества  и  успешность  соци ально-психологической  адаптации  в  определённой  степени зави сят от имеющегося у данной личности уровня развитости адапта ционных способностей. Каждый человек по-разному относится к одним и тем же событиям, а один и тот же воздействующий стимул у разных людей может вызвать различную ответную реакцию. Од нако можно выделить некоторый интервал ответных реакций, ко торый  будет  соответствовать  представлению  о  психической  нор ме,  а также можно определить некоторый «интервал» отношений человека  к  тому  или  иному  явлению,  касающихся  прежде  всего категорий  общечеловеческих  ценностей,  не  выходящих  за  рамки общепринятых моральных норм. Степень соответствия этому ин тервалу психической и социально-нравственной нормативности и обеспечивает эффективность процесса социально-психологической адаптации,  определяет  личностный  адаптационный  потенциал -127 ISBN 978-985-515-364-2   (ЛАП),  являющийся  важнейшей  интегральной  характеристикой психического развития. Уровень развития адаптационных способ ностей  личности  можно  изучить,  оценив  уровень  поведенческой регуляции,  коммуникативные  способности  и  уровень  моральной нормативности [2;

 6].

Поведенческая регуляция характеризует способность челове ка  регулировать  своё  взаимодействие  с  социальной  средой.  Она осуществляется  в  единстве  энергетических,  динамических  и  со держательно-смысловых аспектов. Основными элементами  пове денческой  регуляции  личности  являются  её  самооценка,  уровень нервно-психической  устойчивости, а также наличие социального одобрения (социальной поддержки) со стороны окружающих лю дей. Все выделенные структурные элементы не являются первоос новой  регуляции  поведения.  Они  лишь  отражают  соотношение потребностей, мотивов, эмоционального  фона настроения,  само сознания, «Я-концепции» и другого. Поэтому система регуляции – это сложное иерархическое образование, а интеграция всех её уров ней в единый комплекс и обеспечивает устойчивость процесса ре гуляции поведения.

Коммуникативные  качества  человека  также  являются  одной из  основных  составляющих  личностного  адаптационного  потен циала. Поскольку  человек практически  всегда находится  в  соци альном  окружении,  его  деятельность  сопряжена  с  умением  уста навливать отношения с другими  людьми. Коммуникативные воз можности (или умение достигнуть контакта и взаимопонимания с окружающими) у каждого человека различны. Они определяются наличием опыта и потребности общения, а также уровнем конф ликтности.

Не менее важной стороной  процесса адаптации является со блюдение  моральных  норм  поведения,  обеспечивающих  способ ность адекватно воспринимать индивидом предлагаемую для него определённую социальную роль [2;

 6].

Исходя  из  обозначенных  выше  теоретических  положений, нами  было  предпринято  исследование,  цель  которого  состояла  в изучении  влияния  уровня  переживания  одиночества  на  уровень ЛАП у первокурсников.

Исследование проводилось на выборке, состоящей из студен тов-первокурсников ГрГУ имени Я. Купалы: факультета психоло гии, факультета экономики и управления, юридического факульте -128 та. На четвёртом месяце обучения были опрошены 166 респонден тов в возрасте от 17 до 22 лет, в том числе 73 юноши и 93 девушки.

Сбор эмпирических данных осуществлялся при помощи опросни ка  «Одиночество»  (для  юношеского  возраста),  разработанного О.Б.  Долгиновой и  др. в ГРПУ им. А.И.  Герцена (Санкт-Петер бург) [4]. Для определения уровня развития адаптационных способ ностей использовался разработанный А.Г. Маклаковым и С.В. Чермя ниным многоуровневый личностный опросник (МЛО) «Адаптивность»

[3;

 7]. Для математико-статистической обработки данных нами ис пользовались  следующие  методы:  корреляционный  анализ  Тау Кендалла  (Kendall  Tau),  U-критерий  Манна –  Уитни  (Mann – Whitney  U-Test)  и  непараметрический  вариант  однофакторного дисперсионного  анализа  с  помощью  рангов  H-критерий  Круска ла – Уоллиса (Kruskal – Wallis H-test).

В качестве гипотезы исследования выступало предположение о наличии детерминационного влияния уровня переживания оди ночества на уровень развития  ЛАП у первокурсников, а именно:

снижение уровня переживания одиночества является детерминан той повышения уровня ЛАП.

На первом этапе нашего исследования респондентам предла галось ответить на вопросы опросника «Одиночество», по резуль татам которого было выявлено, что низкий уровень переживания одиночества, когда  человек  испытывает  одиночество  крайне  ред ко, данное состояние проходит быстро и легко переносится, обна ружили 48 человек (29 %). Средний уровень, при котором состоя ние  одиночества  возникает  периодически,  но  не  является  глубо ким и продолжительным по времени, связан с такими эмоциональ ными  переживаниями,  как  грусть,  тоска,  печаль –  110  человек (66 %).  Высокий  уровень,  когда  данное  состояние  присутствует постоянно, связанно с чувством покинутости, непонятости, отда лённости от людей, обнаружили 8 человек (5 %). Таким образом, среди первокурсников доминирующим является средний уровень переживания одиночества – 66 % опрошенных.

Мы  также  просили  обозначить  испытуемых  место  постоян ного проживания. Под местом постоянного проживания понимает ся  населённый  пункт,  являющийся  для  респондентов  родным.  В целях сохранения конфиденциальности  и  анонимности  испытуе мыми проставлялась отметка по типу: «Гродненский/Не гродненс кий». Несколько иным по значению является понятие – место вре -129 ISBN 978-985-515-364-2   менного проживания. Под данным термином понимается населён ный пункт, в котором находится учреждение образования, где про ходит обучения студент. В нашем случае таким пунктом выступил город Гродно. Следовательно, нами были получены данные о сту дентах, для которых  г. Гродно является местом постоянного  про живания и  о студентах, для  которых данный город является мес том временного проживания. Это в свою очередь позволило нам в дальнейшем судить о влиянии фактора места постоянного прожи вания на уровень переживания одиночества.

Далее  нами  были  получены  результаты выявления  одиноче ства среди испытуемых в соответствии с фактором пола, где также обнаружилось преобладание лиц со средними показателями. Сре ди студентов, чьим  родным городом  является Гродно,  49 человек имели средний уровень переживания одиночества (68 %), низкий уровень имели 20 респондентов (27 %), высокий 4 (5 %) опрошен ных. Среди испытуемых, для которых Гродно является местом вре менного проживания, средний уровень переживания одиночества был диагностирован у 61 человека (66 %), низкий уровень выявил ся у 28 (30 %) и на высоком уровне одиночество переживалось  респондентами (4 %) опрошенных.

На  следующем  этапе  исследования  респондентам  предлага лось ответить на вопросы МЛО «Адаптивность». В результате чего было выявлено, что большинство студентов обладали средним уров нем развития личностного адаптационного потенциала – 108 (65 %) человек, всего 27 (19 %) первокурсников имели низкий уровень и 31 (16 %) испытуемый обнаружил высокий уровень развития адап тационных способностей личности.

Исходя  из  уровня личностного  адаптационного  потенциала, выделяют:

1) группу хороших адаптационных способностей. Лица этой группы легко адаптируются к условиям новой деятельности, быст ро входят в новый коллектив, достаточно легко и адекватно ориен тируются в ситуации, быстро вырабатывают стратегию своего по ведения и социализации. Как правило, не конфликтны, обладают высокой эмоциональной устойчивостью. Функциональное состоя ние лиц этой группы в период адаптации остаётся в пределах нор мы,  работоспособность сохраняется;

2) группа удовлетворительной  адаптации. Большинство  лиц данной группы обладают признаками различных акцентуаций, ко -130 торые в привычных условиях частично компенсированы и могут проявляться при смене деятельности. Поэтому успех адаптации во многом зависит от внешних условий среды. Эти лица, как прави ло, обладают невысокой эмоциональной устойчивостью. Процесс социализации  осложнён,  возможны  проявления  агрессивности  и конфликтности.  Функциональное  состояние  на  начальном  этапе адаптации может быть нарушено;

3) группа заниженной адаптации. Эта группа обладает при знаками явных акцентуаций характера. Процесс адаптации проте кает  тяжело.  Возможны  нервно-психические  срывы,  длительные нарушения функционального состояния. Лица этой группы обла дают  низкой  нервно-психической  устойчивостью,  конфликтны, могут совершать делинквентные поступки.

В результате проведения математико-статистической обработ ки данных были получены результаты, исходя из которых, можно сделать следующие выводы:

1.  Среди  первокурсников  доминирующим  является  средний (адаптивный) уровень переживания одиночества – 66 % опрошен ных (110 из 166 человек). Преимущество данного уровня пережи вания одиночества сохраняется как у гродненских студентов – 68 % респондентов мужского пола (49 из 73 человек), так и у приезжих – 66 % – респондентов женского пола (61 из 93 человек).

2. Уровень переживания одиночества первокурсниками не за висит от фактора места постоянного проживания (показатель кри терия Манна –  Уитни составил  U=3194,5,  на уровне значимости р=0,51).

3.  Среди  первокурсников  доминирующим  является  средний уровень развития личностного адаптационного потенциала – 65 % опрошенных (108 из 166 человек). Преимущество данного уровня сохраняется и в отношении составляющих его характеристик. Так 64 % испытуемых обнаружили средний уровень развитости пове денческой  регуляции  (107 из 166 человек),  75 % первокурсников обладали средним уровнем коммуникативного потенциала (123 из 166 человек). Что касается моральной нормативности, то здесь сред ний уровень имел 71 % студентов (119 из 166 человек).

4. Уровень переживания одиночества имеет обратно пропор циональную взаимосвязь с уровнем ЛАП первокурсника: чем выше уровень переживания одиночества, тем ниже ЛАП первокурсника и  чем  выше  ЛАП,  тем  ниже  уровень  переживания  одиночества -131 ISBN 978-985-515-364-2   (показатель  корреляции  составил  =0,43,  на  уровне  значимости р=0,0000000000000002).

5. Уровень переживания состояния одиночества является од ним из факторов, обуславливающих уровень ЛАП: снижение уровня переживания  одиночества  приводит  к  повышению  уровня  ЛАП (показатель  критерия  Крускала  –  Уоллиса  составил  Н=53,58,  на уровне значимости р=0,00001).

6. Уровень развития личностного адаптационного потенциа ла подвергается опосредованной коррекции через снижение уров ня переживания состояния одиночества.

Полученные результаты, по-видимому, объясняются тем, что одиночество,  как  и  любое  другое  психическое  состояние,  возни кая, характеризует психическую деятельность человека в  опреде лённый период времени, снижая способность адекватно отражать мир и регулировать на основе данного отражения своё поведение и деятельность.  Всё  это  в  совокупности  (неадекватное  восприятие мира  (в  том  числе  и  собственных  социальных  ролей),  снижение способности к выстраиванию отношений с другими людьми, а так же нарушение регуляции взаимодействия личности с социальной средой) и есть составляющие личностного адаптационного потен циала (моральная нормативность, коммуникативный потенциал и поведенческая регуляция, соответственно). На этом фоне наруша ется возможность выстраивать отношения с миром и другими людь ми,  следовательно,  снижается  уровень  личностного  адаптацион ного потенциала, что является фактором, способствующим сниже нию качества социальной адаптации человека. Отсюда следует, что работа с данным состоянием приведёт не только к решению про блемы одиночества как такового, но и позволит повысить уровень адаптационных способностей и тем самым повлиять  на качество социальной адаптации.

1.  Долгинова,  О.Б.  Изучение  одиночества  как  психологического  феноме на / О.Б. Долгинова // Прикладная психология. – 2000. – № 4. – С. 28 – 36.

2.  Карпович,  Т.Н.  Психологическая  диагностика  социального  интеллекта личности / Т.Н. Карпович. – Мозырь:  Содействие, 2007. –  164  с.

3. Корчагина, С.Г. Генезис, виды и проявления одиночества / И.Г. Корчаги на. – М.: МПСИ, 2005. – 196 с.

-132 4. Кутрона,  К.И. Поступление в колледж:  одиночество и  процесс социаль ной адаптации / К.И. Кутрона // Лабиринты одиночества: сб. науч. ст. / общ ред.

Н.Е. Покровский. –  М.: Прогресс, 1989. – С. 384 – 410.

5.  Покровский,  Н.Е.  Человек, одиночество,  гуманизм /  Н.Е. Покровский  // Лабиринты  одиночества:  сб.  науч.  ст. /  общ  ред.  Н.Е.  Покровский. –  М.:  Про гресс, 1989. – С. 5 – 20.

6.  Практикум  по  психологии  менеджмента  и  профессиональной  деятель ности /  под  ред.  Г.С.  Никифорова,  М.А.  Дмитриевой,  В.М.  Снетковой. –  СПб.:

Речь, 2003. – 448 с.

7.  Сандлер, У.А.  От одиночества к аномии /  У.А. Сандлер,  Т.Б. Джонсон  // Лабиринты  одиночества:  сб.  науч.  ст. /  общ  ред.  Н.Е.  Покровский. –  М.:  Про гресс, 1989. – С. 21 – 51.

Р.А.  Панин –  магистрант  факультета  психологии  Гродненского  государ ственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный руководитель –  кандидат психологических наук, доцент  Т.К. Ко марова.

159.922...

Рассмотрена  проблема адаптации  вышедших  на  пенсию пожилых  лю дей. Выдвинуто предположение о зависимости процесса  адаптации к выхо ду  на  пенсию  от  направленности  личности  пожилого  человека.  Изложены результаты эмпирического исследования связи между направленностью лич ности пожилого человека и уровнем его адаптации к выходу на пенсию. Было установлено, что  у людей  пожилого возраста  с низким  уровнем адаптации к выходу на пенсию преобладают рабочая направленность и направленность на задачу.

Проблема старения волновала человечество с давних времен и на сегодняшний день широко исследуется специалистами из раз ных  областей  науки.  С  увеличением  продолжительности  жизни пришло осознание необходимости изучения старости,  ее анализа не только в социальном, но и в психологическом контексте. Резуль таты  исследований  по  геронтологии,  социологии  и  психологии показали, что теперь к периоду старения относятся не как к стадии -133 ISBN 978-985-515-364-2   органического увядания, а как к новой длительной жизни, полной драматических противоречий. И начинается эта «новая» жизнь с выходом человека на пенсию [2]. Пенсионный период человека со ставляют изменения, которые требуют от него переосмысления цен ностей, отношения к действительности, к себе, то есть перестрой ки своего сознания, поиска новых возможностей и путей реализа ции  своей  активности.  У  пожилых  людей  процесс  перестройки сознания, связанный с выходом на пенсию, происходит по-разно му. У одних он происходит быстрее и легче, у других долгое время и со значительными «потерями». Это так называемый процесс адап тации к выходу на пенсию [3;

 7].

Проблема заключается в том, что не все готовы смириться со статусом  пенсионера  и,  закончив  рабочие  дела,  уйти  на  отдых.

Многие люди посвящают работе столько времени и  энергии, что их чувство собственной ценности и самооценка напрямую связа ны с трудовыми достижениями. Многим из них свободное времяп репровождение  кажется  поверхностным  и  лишенным  смысла.  В самом прямом смысле этого слова выход на пенсию для таких лю дей означает отступничество от их прежней жизни. В этом заклю чается одна из причин того, почему значительное количество лю дей продолжает работать хотя бы часть времени после выхода на пенсию. Также нельзя не отметить, что некоторые пожилые люди, выйдя на пенсию, испытывают чувство неудобства, дискомфорта, одиночества. Это связано в первую очередь с трудностями в адап тации к новому периоду жизни [10].

Уровень  адаптации  пожилых людей  зависит  от  особеннос тей личности, мотивации, стиля поведения в различных ситуаци ях  [6].  Мы  предположили,  что  процесс  адаптации  к  выходу  на пенсию зависит  от направленности  личности  пожилого челове ка, так как ведущую роль в  ее структуре занимают мотивы дея тельности.

В  отечественной  и  зарубежной  литературе  существуют  раз личные классификации типов приспособления пожилых людей к пенсионному  периоду.  Примером  может  служить  классификация Д.  Бромлей,  которая выделяет пять  типов  адаптации  к старению или типология старения К. Рощака [1]. Изучением направленности личности занимались такие ученые, как Б.И. Додонов, К.К. Плато нов, В.С. Мерлин, С.Л. Рубинштейн и др.

-134 Объектом исследования явилась личностная сфера пожило го  человека,  предметом  исследования –  связь  направленности личности с уровнем адаптации к выходу на пенсию.

Цель нашего исследования: изучить связь между направлен ностью личности  пожилого человека  и  уровнем  его  адаптации  к выходу на пенсию, была достигнута путем решения поставленных задач.  В  ходе  теоретического  исследования  нами  был  проведен анализ отечественной и зарубежной психологической литературы по проблеме связи направленности личности с уровнем адаптации к выходу на пенсию, изучены особенности личностной направлен ности  пожилых  людей.  Затем  было  проведено  эмпирическое  ис следование,  в  котором мы попытались определить  уровень  соци ально –  психологической  адаптации  людей  пожилого  возраста  и изучить  мотивационный  профиль  личности  пожилого  человека, выявить наличие связи между направленностью личности и уров нем адаптации к выходу на пенсию в пожилом возрасте.

В  качестве  гипотезы  исследования  выступало  предположе ние о наличии связи между направленностью личности пожилого человека и уровнем его адаптации к выходу на пенсию.


Для  определения  уровня  адаптации  людей,  находящихся  на пенсии, нами была использована методика диагностики социаль но-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда [4]. Для получения информации о преобладающих типах направленности личности  у  людей  пожилого  возраста,  использовались  методики «Диагностика мотивационной структуры личности» (В.И.  Миль ман) [8] и «Ориентировочная анкета» (В. Смейкал и М. Кучер) [8].

Эмпирические данные были подвергнуты статистической обработ ке  с  помощью  метода  вычисления  коэффициента  корреляции R-Спирмена [9;

 11].

В качестве испытуемых выступали люди в возрасте от 55 до 65 лет,  находящиеся  на пенсии.  Выборка состояла  из 60 респон дентов: 23 мужчин и 37 женщин.

Анализ  полученных  результатов  позволил  сформулировать следующие  выводы:

1) на основании проведенной методики на определение уровня адаптации к выходу на пенсию у людей пожилого возраста, было вы делено  наличие  3 таких уровней:  низкого, среднего и  высокого. Из выборки респондентов 43 % людей пожилого возраста имеют низкий уровень адаптации, 33 % – средний, 24 % – высокий (таблица 1);

-135 ISBN 978-985-515-364-2   1 – Показатели адаптации  Число испытуемых  Уровень адаптации  (%)  (%)  Низкий  0 – 45  43  Средний  45 – 65  33  Высокий  65 и выше  24  2) в результате проведенной математико-статистической обработ ки данных нами было выявлено наличие обратной корреляционной связи между уровнем адаптации и рабочей направленностью (R-Спирмена =-0,37, при р=0,05), т.е. чем больше у пенсионеров рабочая направлен ность, тем ниже у них уровень адаптации к выходу на пенсию;

3) по результатам методики на выявление преобладающих типов личностной направленности у людей пенсионного возраста с разным уровнем адаптации были выявлены следующие закономерности:

а) у лиц с низким уровнем адаптации преобладает направлен ность на задачу;

б)  у  лиц  пожилого  возраста  с  высоким  уровнем  адаптации преобладает направленность на себя;

в) лица с направленностью на взаимные действия имеют сред ний уровень адаптации к выходу на пенсию (таблица 2).

2 – Уровень адаптации  Преобладающий тип  направленности  Низкий  направленность на задачу  Средний  направленность на взаимные действия  Высокий  направленность на себя  Таким образом, по результатам проведенного нами исследова ния было выявлено, что выдвинутая ранее гипотеза о связи между направленностью личности пожилого человека и уровнем его адап тации к выходу на пенсию подтвердилась. У людей пожилого возра ста с низким уровнем адаптации к выходу на пенсию преобладает рабочая  направленность  (методика  «Диагностика  мотивационной структуры личности» (В.И. Мильман)) и направленность на задачу -136 (методика «Ориентировочная анкета» (В. Смейкал и М. Кучер). По лученные  результаты возможно  объясняются  тем,  что даже выйдя на  пенсию  большинство  пожилых  людей  по-прежнему  проявляет интерес к трудовой деятельности и социально активны. У лиц с вы соким уровнем адаптации наблюдается преобладание направленно сти на себя. Люди, относящиеся к данной группе, легче и быстрее адаптировались к пенсионному периоду жизни благодаря тому, что направлены больше на себя и на свои чувства, считают свободное времяпрепровождение на пенсии заслуженным отдыхом.

1. Анцыферова,  Л.И. Новые  стадии поздней жизни: время  теплой осени и суровой зимы? / И.Л. Анцыферова // Психологический журнал. – 1994. – Т. 15. – № 3. – С. 99 – 105.

2. Анцыферова,  Л.И. Психология старости: особенности  развития личнос ти в период поздней взрослости / И.Л. Анцыферова // Психологический журнал. – 2001. – Т. 22. – № 3. – С. 86 – 99.

3. Балл, Г.И. Понятие адаптации и его значение для психологии личности / Г.И. Балл // Вопросы психологии. – 1989. – № 1. – С. 34 – 38.

4.  Бурлачук,  Л.Ф.  Словарь-  справочник  по  психологической  диагностике / Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов. – СПб.: Питер Ком, 1999. –  528  с.

5. Гуткин, М.С. Основы измерения в психологии: учеб. пособие / М.С. Гут кин. – Гродно: ГрГУ, 1999. – 138  с.

6. Гринева, О.А. Личностные особенности пожилых людей как фактор адап тации  в посттрудовой период / О.В. Гринева  // Прикладная психология и  психо анализ. – 2007. – № 3 – 4. – С. 70 – 93.

7.  Краснова,  О.В.  Особенности  социально-психологической  адаптации  в позднем возрасте / О.В. Краснова, Т.Д. Марцинковская // Психология зрелости и старения. – 1998. – № 3. – С. 34 – 59.

8.  Психология  мотивации  и  эмоций:  пособие /  авт.-сост.  К.В.  Вербова. – Гродно: ГрГУ, 2005. –  258  с.

9.  Наследов,  А.Д.  Математические  методы  психологического  исследова ния.  Анализ  и  интерпретация  данных:  учеб.  пособие /  А.Д.  Наследов. –  СПб.:

Речь, 2006. – 392 с.

10. Панина, Н.В. Социально-психологические особенности адаптации лич ности  к  статусу  пенсионера /  Н.В. Панина  //  Геронтология  и гериатрия. Ежегод ник. – Киев, 1985. – С. 56 – 62.

11.  Сидоренко,  Е.В.  Методы  математической  обработки  в  психологии / Е.В. Сидоренко. – СПб.: Речь, 2004. – 350 с.

И.Л.  Сидляревич –  студентка 5  курса  факультета  психологии  Гродненско го  государственного  университета  имени  Янки  Купалы.

Научный  руководитель –  преподаватель  кафедры  возрастной  и  педагоги ческой психологии А.С.  Семак.

-137 ISBN 978-985-515-364-2   159.922...

Изложен обзор  современных психологических  представлений  о  профессио нальной сегрегации и адаптации, результаты эмпирического исследования уров ня  адаптации-дезадаптации  молодых  специалистов  в  области  педагогической деятельности.  Проведенное  исследование позволило  установить  более  низкий уровень адаптации к профессии начинающих педагогов женского пола.

Гендерные отношения, которые складываются между взрослы ми мужчинами и женщинами (как внутри пола, так и между пола ми) в деловом мире так же, как и в детстве, обусловлены двумя про тивоположными  тенденциями: продолжающейся  явной  или  скры той сегрегацией и конвергенцией. Последняя тенденция – результат серьезных  изменений,  происшедших  в  обществе  (поскольку  муж чинам и женщинам приходится работать вместе). При этом склады ваются как враждебные отношения, конкуренция, так и гармонич ные отношения, нацеленные на сотрудничество представителей двух полов, чему способствует своевременная и  положительная адапта ция к новым условиям труда. Это позволяет сделать вывод о слож ных гендерных отношениях, которые складываются в деловом мире.

Однако не всегда эти отношения неблагоприятны. Работая вместе, мужчины и женщины учатся друг у друга. Исследование С. Комивз показало, что мужчины и женщины могут успешно работать друг с другом и устанавливать хорошие взаимоотношения, независимо от того, какого пола начальник и какого – заместитель [1].

Но в рабочей обстановке часто возникает необходимость в  об щении с коллегой другого, а не своего пола: например, женщина про сит мужчину помочь в проблемах с компьютером, а мужчина совету ется с женщиной по поводу проблем во взаимоотношениях [1].

Дифференциация и иерархичность как проявления гендерно го неравенства имеют место и в распределении мужчин и женщин по сферам производственной деятельности. Женщины, как прави ло, работают в менее престижных и хуже оплачиваемых производ ственных областях. Эта ситуация определяется как явление «про -138 фессиональной  сегрегации».  Понятие  «профессиональная  сегре гация» связано с анализом асимметричного размещения женщин в профессиональной структуре и связанных с этим неравенств в от ношении оплаты труда мужчин и женщин, и в отношении других профессиональных характеристик. Различают вертикальную и го ризонтальную профессиональную сегрегацию.

Горизонтальная профессиональная сегрегация – это неравно мерное  распределение  мужчин  и  женщин  как  работников  в  раз личных  профессиональных  отраслях.  Вертикальная  профессио нальная сегрегация действует в рамках одной и той же профессио нальной группы. Существующая внутренняя система стратифика ции  в  рамках  одной  профессии способствует тому,  что мужчины по  сравнению  с  женщинами  занимают  более  высокие  статусные позиции в рамках профессии [6].

Карьера в психологии рассматривается как статусный фено мен  и  как  фактор  развития  ее  субъекта.  Она  трактуется  синони мично  профессиональному  развитию  или  жизненному  процессу, включая такие аспекты развития, как Я-концепция, интересы, все уровни  принятия  решения  и  выбора,  исследования  и  эволюции образования,  работы  и  профессиональных  возможностей,  готов ность субъекта развивать знания и  навыки  с целью  занять более полномочные  и  ответственные  рабочие  места.  Развитие  карьеры характеризуется  неопределенностью,  переменчивостью,  фазами нестабильности, в одной из которых люди определяют свои цели, в другой – оптимальные способы их достижения [3].

Более подробно рассмотрим явление «горизонтальной профес сиональной сегрегации». Существует много профессий, стереотип но  воспринимаемых  как  «мужские»  или  «женские».  Например, профессии  няни,  медсестры, школьной  учительницы, воспитате ля,  повара  в детских учреждениях,  библиотекаря,  секретаря  вос принимаются исключительно как женские, а профессии водителя, военного,  бизнесмена,  финансиста  признаны  «мужскими».  Жен щины в нашей  стране в  основном работают  в отраслях непроиз водственной сферы, труд в этой сфере мало престижен и малооп лачиваем. Это текстильная, пищевая и швейная промышленность, торговля и общественное питание, здравоохранение и социальная защита, образование и культура [6].

Профессиональная адаптация есть «постоянный процесс ак тивного  согласования  человеком  своих  индивидуальных  особен -139 ISBN 978-985-515-364-2   ностей  (индивидных,  личностных)  с  условиями  внешней  среды (требованиями  рабочего  места,  особенностями  партнеров,  соци альных групп, организационной культуры и др.), обеспечивающи ми  успешность его профессиональной деятельности  и  полноцен ную  личностную  самореализацию во  всех  сферах жизнедеятель ности» [8, с. 203 – 207].


Важным фактором психологической адаптации является раз витая социально-психологическая терпимость личности. Этот фак тор эффективно срабатывает при определенных рассогласованиях позиций личности и господствующих установок среды. Развитая социально-психологическая  терпимость  предупреждает  развитие когнитивного диссонанса, а  следовательно,  и дезадаптацию  лич ности. То есть когнитивный диссонанс возникает не каждый раз при рассогласовании когнитивных образов с действительностью.

При определенном отношении личности к этому рассогласованию состояние  дезадаптации  по  механизму  когнитивного  диссонанса может  и  не  возникнуть,  если  и  профессиональная  сегрегация  не заявит о себе и тем самым не вызовет диссонанс [7].

Когда определенные профессии  получают полотипизирован ные характеристики  («мужские» и «женские» профессии), проис ходит процесс феминизации или маскулинизации профессий, при водящий к возникновению барьеров для проникновения женщин в «мужские» профессии, а мужчин в «женские». Мужчины тоже стал киваются с явлением сексизма на рынке труда: если мужчина вы бирает типично женскую профессию (например, учитель началь ных классов, санитар или медбрат), то в этом случае его социальный статус станет существенно ниже, чем если бы он выбрал типично мужскую  профессию.  Чтобы  реализовать  свои  неполотипичные профессиональные  намерения,  мужчине  придется  преодолевать психологические  барьеры  непонимания  и  неприятия  со  стороны окружающих.

Однако  существующая  социополовая  структура  профессио нальной деятельности может быть изменена, ибо деление профес сий на «мужские» и «женские» социально сконструировано, а зна чит,  поддается  изменению.  Например,  профессия  врача  в  нашей стране считается «женской», тогда как в западном обществе дан ная профессия представлена в основном мужчинами. Это связано со статусом профессии в обществе и уровнем оплаты. Профессия врача в развитых странах является высокопрестижной и высоко -140 оплачиваемой, поэтому там она является преимущественно «муж ской» профессией. В нашей стране профессия врача не очень пре стижна,  она  и  малооплачиваема,  поэтому  у  нас –  это  «женская»

профессия [6].

Мужчины и  женщины  задействованы  в  педагогической  дея тельности  и  структурными  компонентами  этой  педагогической системы являются: субъект и объект педагогического воздействия, предмет  их  совместной  деятельности,  цели  обучения  и  средства педагогической  коммуникации.  В  структуре  труда  учителя  выде ляются следующие составляющие: профессиональные психологи ческие и педагогические знания;

 профессиональные педагогичес кие  умения;

  профессиональные  психологические  позиции,  уста новки  учителя,  требуемые  от  него  профессией;

  личностные  осо бенности,  обеспечивающие  овладение  учителем  профессиональ ными  знаниями  и  умениями.  Педагогическая  деятельность –  это деятельность не индивидуальная, а совместная. Она всегда совме стная уже потому, что в педагогическом процессе обязательно при сутствуют две активные стороны: учитель, преподаватель – и уче ник, студент. Ученик, студент в процессе обучения одновременно взаимодействует не с одним  педагогом, а с целой группой учите лей, преподавателей. И их  педагогическая деятельность оказыва ется наиболее эффективной, их усилия оставляют наибольший след в личности учащегося тогда, когда деятельность педагогов оказы вается совместной,  согласованной. Высшим  критерием такой со гласованности является не просто взаимодействие педагогов меж ду собой, независимо от их половой принадлежности, но их взаи мосодействие, направленное на достижение конечной цели, како вой является вовсе не методическое совершенство процесса, а лич ность учащегося – его развитие, обучение и воспитание [2].

С.А.  Гаранин изучил профессиональные особенности муж чины и женщины. Волевые качества и уровень своих физических кондиций, эрудированность, логическое мышление, быстрое схва тывание сути дела, концентрацию внимания, находчивость и уве ренность, принципиальность, а также педагогическую направлен ность выше  оценивают мужчины,  уровень  сформированности у себя  умений,  распределение  и  переключение  внимания,  память на лица, эмоциональность речи, правдивость, требовательность к  себе  и  другим –  выше  оценивают  женщины.  Женщины  выше оценивают и свои успехи в работе, но процесс психологической -141 ISBN 978-985-515-364-2   адаптации к новым условиям труда проходит гораздо медленнее, чем у мужчин.

Выявлена связь личностных черт взрослых с теми характери стиками, которые были  у них в детстве.  Самыми устойчивыми у мужчин оказались такие черты,  как  интеллектуальные интересы, изменчивость настроения (нейротизм), готовность примириться с неудачей, высокий  уровень  притязаний,  а у  женщин –  настойчи вость, эстетическая отзывчивость, жизнерадостность, желание дой ти до пределов возможного [5].

Вертикальная  профессиональная  сегрегация  отражает  явле ние  гендерной  стратификации,  существующее  в  рамках  одной  и той же профессиональной группы. Так, например, чем выше ста тус врача, тем вероятнее, что данную работу выполняет мужчина (заведующий отделением клиники, заведующий  кафедрой в  вузе, как правило, – мужчина, участковый врач – женщина). Среди пре подавателей в системе высшего образования мужчин намного боль ше, чем в системе среднего и начального образования, потому что работа  в  высшей  школе  более  престижна и  лучше  оплачивается.

Вертикальная профессиональная сегрегация наглядно демонстри рует  факт  низкой  доступности  для  женщин  должностей,  связан ных с ответственностью и принятием решений [6].

Ведущие  потребности  периода  ранней  взрослости –  это  по требности  в  социальном  и  профессиональном  самоопределении, социально-психологической поддержке и защите, а также потреб ность  в  достижениях.  Остановимся  подробнее  на  последней  по требности.  Потребность  в  достижениях  переживается  человеком как стремление к успеху, это соревнование с самим собой, стрем ление к улучшению достигнутого и постановка новых целей. По требность в  достижениях стимулирует  поиск ситуации,  условий, возможностей реализации себя. Естественно, нужно развивать по требность в достижениях, поскольку она способствует личностно му и профессиональному росту молодежи, побуждает к авторству собственного образа жизни [4].

В 2008 году на базе 12 общеобразовательных школ столицы и среднего города среди молодых учителей было проведено исследо вание  по  определению  уровня  адаптации-дезадаптации  молодых специалистов. Уровень адаптации первой и второй группы одинако вый и равен общему уровню адаптации, что составляет 56 %. В свою очередь уровень дезадаптации низкий, 22 % и 28 % соответственно.

-142 Для  выявления  гендерных  особенностей  психологической адаптации  молодых  специалистов  было  проведено  более  деталь ное изучение и выявлено, что уровень дезадаптации женщин в  раза выше, чем у мужчин и составляет 27 % и 13 %, но для общей картины  такие  показатели  не  представляют  угрозы.  В  свою  оче редь уровень адаптации женщин равен общему уровню адаптации (56 %), а у мужчин немного выше (58 %). В силу своих особеннос тей мужчины в большей степени удовлетворены условиями труда и обладают наиболее позитивным отношением к работе, чем жен щины данной выборки. Но следует отметить, что данная выборка ярко отражает явление гендерной сегрегации в сфере педагогичес кой деятельности. В том числе мужчины данной выборки в основ ном  имеют  специальности,  связанные  с  физической  и  трудовой деятельностью (учитель физической культуры, трудового обучения и т.п.), а женщины – специальности по предметам основного учеб ного процесса и связанные с интеллектуальной сферой.

Анализируя полученные результаты, можно сделать вывод о том, что хоть мужчины-педагоги и более адаптивны к новым усло виям  деятельности  и  удовлетворены  условиями  труда,  заняты  в сфере связанной только с физическими усилиями, а не интеллек туальными, как женщины – молодые специалисты, имеющие тоже высшее  педагогическое  образование.  Из  чего  следует,  что  уже  в системе  малооплачиваемого  педагогического  труда,  женщинам требуется  больше  усилий,  способностей  и  возможностей,  более качественного образования для профессионального совершенство вания  и  роста,  что  и  проявляется  в  меньшей  удовлетворенности условиями труда и уровнем адаптации.

1.  Бендас,  Т.В.  Гендерная  психология /  Т.  В.  Бендас. –  СПб.:  Питер, 2006. – 431 с 2.  Бордовская, Н.В.  Педагогика /  Н.В.  Бордовская,  А.А.  Реан. –  СПб.:  Пи тер, 2007. –  304 с.

3. Ермакова, П.Н. Психология личности / П.Н. Ермакова, В.А. Лабунской. – М.: Эксмо, 2007. –  653  с.

4.  Зеер,  Э.Ф.  Психология  профессионального  образования /  Э.Ф.  Зеер. – М.: МПСИ, Воронеж: МОДЭК, 2003. – 478  с.

5.  Ильин,  Е.П.  Дифференциальная  психофизиология  мужчины  и  женщи ны / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2006. – 361  с.

-143 ISBN 978-985-515-364-2   6.  Клецина,  И.С.  Психология  гендерных  отношений:  теория  и  практика / И.С. Клецина. –  СПб.: Алетейя, 2004. –  408  с.

7.  Реан,  А.А.  Психология  адаптации  личности /  А.А.  Реан,  А.Р.  Курдашев, А.А. Баранов. –  СПб.:  Прайм-Еврознак,  2006. –  479  с.

8. Сластенин, В.А. Психология и  педагогика / В.А. Сластенин, В.П. Каши рин. – М.: Академия, 2001. –  477  с.

Н.А. Савостеенко – студентка 4 курса  факультета социально-педагогичес ких  технологий  Белорусского  государственного  педагогического  университета имени Максима Танка.

Научный руководитель – кандидат психологических наук, доцент Ю.А. По лещук.

37.015...

Изложены результаты эмпирического исследования взаимосвязи развития синдрома  эмоционального  выгорания  и  индивидуально-психологических особен ностей личности преподавателя юридического вуза. Установлено, что уровень эмоционального выгорания педагогов тесно связан с их индивидуально-психоло гическими  свойствами.

На  современном  этапе  развития  общества  в  условиях  соци ально-экономической нестабильности, конкуренции на рынке тру да, социальных стрессов, растут требования, предъявляемые к про фессионализму личности. Однако далеко не каждый  может адап тироваться,  эффективно  осуществлять  свою  профессиональную деятельность и социальную роль, а потому возрастает вероятность развития неблагоприятных психических состояний, одним из ко торых является синдром эмоционального выгорания.

Профессия педагога – это профессия, где вероятность возник новения синдрома эмоционального выгорания достаточно высока.

Существует  большое  количество  объективных  и  субъективных эмоциогенных  факторов,  которые  оказывают  негативное  воздей -144 ствие на труд педагога, вызывая сильное эмоциональное напряже ние и стресс.

Эмоциональное выгорание – выработанный личностью меха низм  психологической  защиты  в  форме  полного  или  частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на избран ные психотравмирующие воздействия.

Феномен  «эмоционального выгорания»  рассматривается  как сложное  специфическое  образование,  имеющее  определенную структуру и содержание: выделяют три фазы формирования синд рома выгорания:

Фаза напряжения. Нервное (тревожное) напряжение служит предвестником  и  «запускающим»  механизмом  в  формировании эмоционального выгорания. Напряжение имеет динамический ха рактер, что обусловливается изматывающим постоянством или уси лением психотравмирующих факторов.

Фаза резистенции (сопротивление нарастающему стрессу). В этой фазе человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений.

Фаза  истощения.  Фаза  истощения  сопровождается  общим падением  энергетического  тонуса  и  ослаблением  нервной  систе мы, оскудением психических ресурсов.

Каждая фаза  содержит определенные  симптомы, описываю щие динамику развития синдрома выгорания.

Цель данного исследования – выявить взаимосвязь между раз витием  синдрома  эмоционального  выгорания  и  индивидуально психологическими  особенностями  личности  преподавателя  юри дического вуза.

Задачи:

1. Охарактеризовать эмоциональное выгорание как психоло гическое состояние здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально на сыщенной атмосфере при оказании профессиональной помощи.

2. Определить уровень эмоционального  выгорания в  группе педагогов.

3. Оценить индивидуально-психологические особенности лич ности педагогов.

4. Выявить взаимосвязь между уровнем эмоционального вы горания  и  индивидуально-психологическими  особенностями личности.

-145 ISBN 978-985-515-364-2   Выборка  исследования:  в  исследовании  принимали  участие преподаватели юридического вуза: «БИП – Институт правоведения»

(19 женщин в возрасте от 22 до 68 и 2 мужчин в возрасте 31 года и 48 лет.  Преподаватели работали  по  следующим  специальностям:

психология, философия, политология, правоведение, международ ное право.

Гипотеза: некоторые индивидуально-психологические свой ства личности педагога могут способствовать развитию синдрома эмоционального выгорания.

Для решения поставленных задач были использованы следую щие методы: диагностика уровня эмоционального выгорания (В.В.

Бойко);

 16-факторный опросник Кеттела (форма С);

 корреляцион ный анализ по Спирмену.

В результате проведённого исследования можно сформулиро вать следующие выводы:

1. Признаки синдрома эмоционального выгорания обнаруже ны у большинства педагогов (66,7 %). Доминирующими в картине синдрома  эмоционального  выгорания  среди  педагогов  являются симптомы фазы «Резистенция»:

–  «Редукция  профессиональных  обязанностей» –  проявляет ся в попытках преподавателя, облегчить или сократить обязаннос ти, которые требуют эмоциональных затрат;

–  «Неадекватное  эмоциональное  избирательное  реагирова ние» – неадекватно «экономит» на эмоциях, ограничивает эмоцио нальную отдачу за счет выборочного реагирования в ходе рабочих контактов. Действует принцип «хочу или не хочу».

Менее  выраженными являются  фазы  «Напряжение»  и  «Ис тощение»

2. Наиболее выраженными качествами среди педагогов явля ются: общительность, тревожность, подозрительность, радикализм дисциплинированность;

 наименее – напряжённость.

3.  Уровень  эмоционального  выгорания  педагогов тесно  свя зан с их индивидуально-психологическими свойствами.

Прямая  взаимосвязь  была  обнаружена  между  следующими показателями: смелостью и тревогой и депрессией;

 общительнос тью и переживанием психотравмирующих обстоятельств;

 самосто ятельностью и переживанием психотравмирующих обстоятельств;

доминантностью и неудовлетворённостью собой;

 общительностью и  тревогой  и  депрессией;

  жесткостью  и  тревогой  и  депрессией;

-146 общительностю  и  эмоционально-нравственной  дезориентацией;

общительностью  и  эмоциональной  отстранённостью;

  напряжён ностью и расширением сферы экономии эмоций;

 общительностью и психосоматическими и психовегетативными нарушениями.

Обратная взаимосвязь выявлена между следующими показате лями: доминантностью и  тревогой  и депрессией;

 подозрительнос тью и тревогой и депрессией;

 доминантностью и эмоционально-нрав ственной дезориентацией;

 смелостью и эмоционально-нравственной дезориентацией;

 напряжённостью и расширением сферы экономии эмоций;

  подозрительностью  и  редукцией  профессиональных  обя занностей;

  дисциплинированностью  и  редукцией  профессиональ ных  обязанностей;

  моральной  нормативностью  и  эмоциональной отстранённостью;

  смелостью  и  эмоциональной  отстранённостью;

дипломатичностью и личностной отстранённостью.

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза подтвердилась.

1.  Жеребцов,  С.Н.  Синдром  «выгорания»  у  преподавателя  и  методы  его профилактики / С.Н. Жеребцов // Вышэйшая школа. –  2004. – № 3. – С. 35 – 38.

2.  Радькова,  С.В. Как  не сгореть  на  работе  самому  и  не дать  сгореть  дру гим / С.В. Радькова // Кiраванне ў адукацыi. –  2005. – № 3. – С. 59 – 64.

3.  Ильин,  Е.П.  Особенности  эмоциональной  сферы  у  представителей  не которых  профессий /  Е.П.  Ильин  //  Эмоции  и  чувства, –  СПб.: Питер,  2007. – С. 403 – 413.

Е.Н. Тишко –  аспирант Республиканского  института высшей  школы.

Научный  руководитель –  кандидат  психологических  науки,  доцент Н.К.  Плавник.

316..

В статье представлены результаты эмпирического исследования ценнос тно-смысловой сферы личности предпринимателя. Установлено, что ценност -147 ISBN 978-985-515-364-2   но-смысловая сфера  личности индивидуального  предпринимателя тесно  связа на с его  межличностными отношениями.

Политические, социально-экономические изменения в нашей стране, появление и развитие нетрадиционной для нашего обще ства сферы социально-экономических отношений – сферы бизне са, привели к возникновению новой социальной группы предпри нимателей.

Предпринимательство – это «новаторская инициативная дея тельность субъектов собственности, направленная на создание эко номических  и  организационных  условий  с  целью  производства материальных благ и услуг и получения прибыли» [8, c. 95 – 96].

Предприниматели представляют собой достаточно специфич ную профессиональную группу, исследование особенностей про фессионального становления и профессионального самосознания которой  представляется  весьма  актуальным.  Вопрос  о  том,  как разворачивается  профессиональный  путь  предпринимателя,  ка кие  психологические  факторы  оказываются  определяющими  на этом пути, недостаточно полно освещен даже в западных иссле дованиях.

Специфика профессионального становления именно белорус ских  предпринимателей  заключается,  в  частности,  в  отсутствии специального образования в области бизнеса (большинство руко водителей активно функционирующих ныне фирм ранее являлись представителями других профессиональных групп).  Таким обра зом, актуальным является изучение внутренних, личностных пред посылок, психосоциальных паттернов выбора человеком предпри нимательской деятельности, а также профессиональных и личнос тных ценностей представителей предпринимательства как нового социального слоя общества.

Наше  исследование  было  посвящено  не  столько  рассмотре нию портрета предпринимателя с точки зрения его социально-эко номических  отношений,  сколько  мы  попытались  обратиться  к ценностно-смысловой сфере его личности для того, чтобы при по мощи эмпирического исследования выяснить, чем же отличается в действительности психологический портрет личности предприни мателя и обычного наёмного рабочего, а также установить взаимо связь ценностно-смысловой сферы и межличностных отношений индивидуальных предпринимателей.

-148 Анализ психологической литературы показывает, что ценнос тно-смысловая сфера личности включает в себя два основных ком понента –  ценностные  ориентации  и  систему  личностных  смыс лов.  Оба  компонента  неразрывно  связаны  с  понятием  личность, поскольку тесно соприкасаются с изучением  человеческого пове дения и побуждений. Как общенаучные понятия они способствует объединению исследуемых объектов различных наук.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.