авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И ...»

-- [ Страница 8 ] --

УДК 373.5: 355.237 (476) Ф. Б. Марголин, С. А. Кречко, А. С. Скромблевич ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ШКОЛЬНИКОВ В СИСТЕМЕ РАЗВИТИЯ КАДРОВОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕГИОНА Рассматриваются вопросы формирования современного экономического мышления школьников. Представлено авторское понимание этого процесса, вы текающее из развития социальных процессов в современных условиях. Анализиру Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 ются дидактические и воспитательные формы. Внесены конструктивные пред ложения.

Экономическое мышление – важнейшая и во многом определяющая составная часть социальной культуры. Развитое экономическое мышление выступает как один из определяющих показателей уровня профессио нальной культуры специалистов народного хозяйства, степени совершен ства, достигнутой ими в осуществлении современной деятельности.

Экономическое мышление, способное не только к описанию фактов, но и к их объяснению, нахождению системной взаимосвязи, видению воз можных контекстных ситуаций и путей их рационального разрешения, вы ступает как действенная предпосылка социально-экономического развития.

Экономическое мышление, как уже было сказано, составная часть со циальной культуры и всей системы профессиональных культур. Мы не ста вим задачу построения ранжированного ряда, но должны высказать мнение, что как раз экономическое мышление пронизывает указанную систему.

Экономическое мышление, конечно, проявляясь по-разному и даже своеоб разно, имеет место во всех сферах человеческой деятельности.

Это утверждение не преследует амбициозных целей. Но оно выявляет системообразующую значимость школы в формировании экономического мышления юношества. Таких возможностей как у этого феномена как по мес ту, так и по времени не имеет никакая структура, никакой субъект. Да, мы не умаляем роль семьи и других институтов, но предпочтение отдаем школе, имея в виду не только ее возможности, но и обязательную ответственность.

Приведем в связи с этим мнение Ф.У. Тейлора. Ныне, когда можем отметить столетие возникновения науки управления, научного менедж мента, мнение признанного основателя особенно убедительно. В книге «Принципы научного менеджмента», обосновывая основную идею своего учения, идею урока или задания, систему урочной организации, обраща ется к школе. Он отмечает, что каждый вспоминает, что эта система была применена с прекрасными результатами в школе в дни его юношества.

Мысль получает обоснование. Пример интересен в теоретическом и прак тическом отношениях. Прямо связан с рассматриваемой нами проблемой поскольку управленческое мышление – основополагающая подсистема системы экономического мышления.

Формирование экономического мышления – процесс сложный, непо средственно связанный с получением знаний, воспитанием практической деятельностью. При этом всегда следует иметь в виду, что перед нами лич ность со своими особенностями.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Указанные элементы процесса формирования, находясь в системной взаимосвязи, сохраняют самостоятельную значимость. С этим связана их ранжировка как по временному, так и содержательному признаку.

Обобщенный вариант может быть представлен следующей последова тельностью: воспитание образование, знание трудовая деятельность.

Детализация по содержанию выявит следующую последовательность:

формирование отношений получение знаний практическое примене ние знаний воспитательного эффекта.

Детализация по объекту: семья школа высшие и средние специальные учебные заведения народнохозяйственные, государст венные структуры.

Использован схематический подход, видна сущность. И на ее основе можно обратиться к рассмотрению, несомненно, более широкой и глубокой реальной действительности.

Переход к нему начнем с акцента на тот факт, что все приведенные элементы процесса формирования и далее развития экономического мыш ления находятся в системной взаимосвязи. Ни один из них не подлежит исключению. Вместе с тем на каждом из этапов формирования экономи ческого мышления школьников возникают приоритетные направления.

Для школы в целом и на уровне старших классов в особенности – это по лучение соответствующих знаний. Точней: систематизированных знаний.

Для формирования экономического мышления нужны не только собст венно экономические знания, но и знания в области сопряженных наук и учебных дисциплин.

Остановимся на знаниях экономических. Сразу заметим, что школа не может и не должна сформировывать эти знания у школьников в доста точно полном объеме. Речь о том, что должны быть сформированы пред ставления об экономических процессах, системе экономических отноше ний в современном обществе. Их должно быть достаточно для входа в следующий этап: высшая школа или практическая деятельность.

Сегодняшняя школа как представитель первичного уровня формиро вания и развития экономического мышления развита явно недостаточно.

Информация, проходящая по курсу «Обществоведение», не может быть основой для получения знаний как «вход» в систему «экономическое мышление».

Целесообразным и вполне оправданным в современных условиях (мы говорим о современных условиях, но проблема эта не нова, имеет немалую ретроспективу) является введение в школе (по крайней мере, в старших классах) преподавание экономической дисциплины. Организаци онно это может произойти централизованно. Но лучший вариант – это самостоятельная деятельность школы. Будут полней учтены конкретные Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 возможности и условия, интересы учеников и их семей, возрастет ответст венность за полученные результаты, будет обеспечиваться взаимосвязь между образованием и воспитанием. Конечно, обязательным требованием остается научный и дидактический уровень.

Речь идет не о систематизированном изучении в значительных ди дактических объемах экономических и управленческих дисциплин, а ра ционально построенном обзоре современных экономических процессов, системы экономических отношений. Вместе с тем (возможно, даже при оритетным) должен быть фактор интереса и привлекательности. Образно говоря, осуществить «Путешествие в экономику». Формировать отноше ния, сочетающиеся с такими определениями: «Мы и экономика», «С эко номикой на Вы» или даже «С экономикой на Ты». Этот подход должен способствовать формированию у подрастающего поколения современного экономического мировоззрения. Это будет также способствовать недопу щению вредного влияния встречающегося неверного толкования рыноч ных процессов. Это особенно важно в нынешних условиях, когда потоки информации возрастают и технический канал, по которому эти потоки движутся, «обгоняет» семантический канал, который должен выявить смысл информационных потоков.

Обратимся к «Путешествию в экономику». Охарактеризуем содер жание и структуру целесообразного, на наш взгляд, варианта дидактиче ского материала, способного позитивно влиять на процесс экономическо го мышления школьника-старшеклассника.

Сделан первый шаг, который назовем «Экономика, какая она есть».

Если составить список наиболее часто употребляемых слов, то мож но не сомневаться в том, что «экономика» в него попадает. Слово это про износят на производственных совещаниях и в будничных беседах, в ра дио- и телепередачах. Оно – «завсегдатай» газетных полос. Ничего не ожиданного в этом нет. Уж очень тесно связана экономика с жизненными интересами людей.

Что такое экономика? Какой смысл мы вкладываем в это понятие?

Связываемся с аудиторией. Идет поиск ответов самостоятельными усилиями. Одновременно выявляем уровень эрудиции (в т.ч., конечно, экономической), способность, заинтересованность в экономическом мыш лении.

Приходим к общему мнению, что содержание понятия «экономика»

вполне устоялось, смысл его отражает нашу реальную действительность.

Подчеркиваем, что экономика – сложная система экономических отноше ний, хозяйства, в ней действует экономический механизм, осуществляю щий управление, направленное на развитие экономики.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Экономика, войдя в нашу жизнь разными смысловыми оттенками, тем не менее имеет свое базовое содержание. В этом смысле экономика есть совокупность процессов производства, распределения и потребления материальных благ. Это основная сфера человеческой деятельности и об щественных отношений.

Экономика как хозяйство имеет разные уровни и масштабы проявле ния. Правомерно говорить об экономике отрасли и предприятия, региона и первичного производственного коллектива-бригады. Существует и се мейная экономика. Мы мало о ней говорим и еще меньше изучаем. А ведь ее значение очень велико.

Международное общественное разделение труда вызвало и между народные экономические процессы. Идут и развиваются процессы эконо мической интеграции. Отметим такое очень важное событие наших дней – формирование Единого экономического пространства Беларусь – Россия – Казахстан.

Уделим специальное внимание рыночным отношениям, в рамках ко торых развивается наша экономика. О рыночной экономике будет разго вор в течение всего «путешествия». В поле внимания будет функциониро вание «невидимой руки провидения» от Адама Смита до наших дней.

Все наши рассуждения важны не только (и даже не столько) для кон статации экономических фактов, а чтобы стать полем для выявления их взаимосвязи, видения их движения, путей воздействия, т.е. экономическо го мышления.

В небольшой статье отразить весь материал возможности не пред ставляется. Остановимся на некоторых разделах (вопросах) системообра зующего уровня.

«Когда оживают цифры». Всего несколько слов. Раскроем статисти ческий сборник. (Возможно, придется пояснить сущность и роль стати стики). Цифры, цифры, цифры, застывшие, бесстрастные, как бы отчуж денные. Но стоит к ним присмотреться, стоит в них вдуматься, как четко начинает проявляться все то, что стоит за цифрами, что они отражают. А это – человеческие отношения и судьбы, достижения и нерешенные зада чи. Цифры начинают оживать! Конечно, чтобы цифры «оживить» нужно владеть достаточными знаниями, развитым экономическим (отметим, не только экономическим) мышлением, иметь высокую профессиональную и общечеловеческую культуру. Предпосылки для овладения этими социаль ными ценностями как раз должна сформировать школа.

Откроем рубрику: «Тайны» хозяйственного механизма.

Нередко встречаемся с ситуацией: предприятия промышленности и других отраслей, имея одинаковую техническую оснащенность, работая в одинаковых рыночных условиях, получают различные результаты своей Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 деятельности. У одних они высоки и стабильны, другие «топчутся» на месте или оказываются на грани банкротства. Естественно, возникает во прос: почему? Ведь рыночные отношения создают предпосылки для стремления к достижению лучших результатов.

Поиск ответа на поставленный вопрос выявляет ряд причин, взаимо связей и взаимозависимостей, активно влияющих на результаты деятель ности предприятий. Материальное стимулирование и договорные отно шения, цены и банковский кредит, сбалансированность денежных и мате риальных ресурсов, изучение рынка, конкурентоспособность – скромный перечень рычагов влияния на производство. Находясь в тесном взаимо действии, они как раз и составляют хозяйственный механизм, являющийся «душой» производства. Качество работы этого механизма объясняет при веденную ситуацию. Так почему же хозяйственный механизм исправно работает на одних предприятиях и с перебоями на других? Ведь рыночная экономика дает всем равное право на эффективное использование этого механизма. Выходит, что хозяйственный механизм хранит «тайны», кото рые сами не раскрываются.

Чтобы этой тайне дать объяснение, обратимся к известному выра жению «один скрипач управляет сам собой, оркестр нуждается в дири жере». Да, речь пойдет об управлении. Управление, менеджмент – са мый активный инструмент в хозяйственном механизме. Его главная за дача – обеспечить устойчивую работу всего хозяйственного механизма.

Конечно, за всем этим стоит человек с его знаниями и умениями эконо мически мыслить.

Что же такое управление?

Предлагаем приготовиться к разговору и внимательно следить за по следовательностью и логикой его развития. Помощь в этом должны ока зать схемы.

Начнем разговор с того, что управление экономикой – это система, т.е. совокупность взаимосвязанных элементов, имеющих единую целена правленность. С системами встречаемся часто, они различны по составу элементов, происхождению, характеру функционирования.

Управление экономикой – социальная система. Она может быть только в обществе и обязательно выполняет его «социальный заказ», обеспечивая согласованность и координацию деятельности людей в про цессе их коллективной деятельности. Отсюда исходит их активное влия ние на хозяйственный механизм. Управление – система сложная, т.е. со стоит из подсистем, открытая, т.е. взаимодействует с другими системами.

Например, с такой системой, как государство.

Путешествие продолжается … ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Список литературы 1. Колмычкова, Е. Н. Экономическое мышление: философские предпосылки / Е.

Н. Колмычкова, И. Ч. Чаплыгина. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 272 с.

2. Марголин, Ф. Б. Формирование и развитие современного экономического мыш ления. Роль и возможности экономических и управленческих дисциплин / Ф. Б. Марголин, С. А. Кречко // Вестник ГрГУ. Сер. 5. – 2011. – № 1 (112). – С. 27–33.

3. Новое педагогическое мышление / под ред. А. В. Петровского. – М.: Педагогика, 1989. – 280 с.

The article studies the actual issues concerning the formation of modern economic think ing of pupils. The author’s understanding of this process following fro development of all social processes in present conditions is presented. Didactic and educational forms are analyzed. The constructive suggestion is presented.

Марголин Феликс Борисович – кандидат экономических наук, доцент, доцент ка федры менеджмента факультета экономики и управления Гродненского государственно го университета имени Янки Купалы, Гродно, Беларусь. E-mail: margolin29@mail.ru.

Кречко Светлана Андреевна – старший преподаватель кафедры экономики и управления на предприятии факультета экономики и управления Гродненского государ ственного университета имени Янки Купалы, Гродно, Беларусь. E-mail: sve_kr@tut.by.

Скромблевич Анна Станиславовна – старший преподаватель кафедры менедж мента факультета экономики и управления Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, Гродно, Беларусь. E-mail: askrom@mail.ru.

УДК Е. И. Платоненко, С. Н. Ткачук ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ КЛАСТЕРОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ Статья посвящена проблемам и перспективам создания кластеров в Рес публике Беларусь.

Кластеры, в общем понимании – это территориальные объединения предприятий в отрасли для повышения их конкурентоспособности, что особенно важно в условиях интеграции в рамках Единого экономического пространства. Эффективность такой формы организации бизнеса под тверждает и мировой опыт. Однако отечественным специалистам необхо Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 димо определить программу, чтобы подобные объединения в стране не только появлялись, но и давали реальную отдачу.

В структуру кластера, как правило, входят несколько географически соседствующих компаний и организаций, которые связаны одним видом деятельности и взаимодополняют друг друга, т.е. в регионе выделяется несколько предприятий-лидеров, и на них работают научное сообщество, поставщики ресурсов, полуфабрикатов и другие организации. А если под ключить международный опыт, то это даст республике неоспоримое пре имущество. Так, в Финляндии по этому принципу организована перера ботка морепродуктов, в Норвегии – выпуск изделий из дерева, в Италии – продукции из кожи. За счет специализации и аутсорсинга (передача орга низацией на основании договора определенных бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специали зирующейся в соответствующей области) непрофильных видов деятель ности значительно повышается производительность труда, а создание но вых субъектов хозяйствования ведет к повышению уровня занятости [3].

К преимуществам кластерного подхода можно отнести:

эффективную цепочку реализации инновационных идей от ее созда ния до нахождения конкретного потребителя;

сложившуюся устойчивую технологическую сеть, которая опирается на совместную научную базу;

высокие конкурентные преимущества предприятий, входящих в кла стер за счет внутренней специализации и возможностей минимизации затрат на внедрение инноваций;

наличие в структуре кластеров мобильных промышленно ориентиро ванных малых предприятий, которые позволяют формировать инновационные точки роста экономики региона;

кроме того, в пределах территориального кла стера хорошо развиваются малые формы предпринимательской деятельности, обеспечивающие необходимую «инновационную инфраструктуру» (в том чис ле идеи, знания) крупным предприятиям, часто используя их капитал;

достаточно высокий инновационный уровень и экспортный по тенциал «организаций кластера» и их стремление к дальнейшему иннова ционному развитию.

Кроме того, кластерная форма организации приводит к созданию особой формы инновации – «совокупного инновационного продукта», позволяет учесть особенности развития каждого региона, а механизмы ее реализации со ответствуют реальным возможностям власти и сложившимся в стране эконо мическим и правовым условиям.

Современный опыт развитых стран мира показывает, что эффективное экономическое развитие регионов зависит от сложной системы взаимосвязан ных факторов, среди которых территориальное расположение и высококвали ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ фицированный персонал играют немаловажную, но не исключительную роль.

Кроме того, ни отраслевая структура, ни новые высокотехнологичные отрасли не определяют в полной мере экономический рост региона. Анализ показывает, что наиболее динамичное развитие получают те регионы, где сформировались именно инновационные кластеры как альтернатива традиционного отраслевого подхода. И наиболее активные и жизнеспособные кластеры формируются на основе диверсификации межотраслевых связей.

В кластерных структурах близость большого количества предприятий предполагает обмен идеями и знаниями между специалистами, начинающими собственное дело, кроме того, высока возможность доступа к свободному капи талу вследствие географической концентрации фирм. Создание территориаль ных инновационных кластеров в Республике Беларусь – дело ближайшего бу дущего. Однако кластеризация – процесс сложный и длительный, со своими проблемами и трудностями [2].

По большому счету, кластеры в Беларуси могут развиваться в самых раз личных сферах. В Государственной программе инновационного развития Рес публики Беларусь на 2011–2015 годы идет речь о таких отраслях, как химия и нефтехимия, машино- и автотракторостроение, текстиль и IT-технологии [4]. В Стратегии привлечения прямых иностранных инвестиций упоминаются два кластера – в льняной и фармацевтической отраслях. Благодаря наличию сырье вых ресурсов весьма перспективно создание такой структуры в сфере дерево обработки. В рамках ЕЭП можно создать, например, транспортно логистический кластер. А при грамотном объединении потенциалов с нашими западными соседями можно успешно развивать сферу туризма.

Между тем в реальности кластеры в Беларуси существуют пока с при ставкой «потенциальный». Есть только теория, но найти информацию о прак тике формирования кластеров, адаптированную к нашей экономике, пока сложно. По оценкам, остается много нерешенных вопросов: например, как соз дать холдинг (одна из правовых форм организации кластера), если предпри ятия-участники имеют разный уровень подчинения? Ученые соглашаются: у холдингов есть свои недостатки, в числе которых трудности в объединении активов убыточных предприятий, частичная потеря фактической самостоя тельности дочерних предприятий и другие. Как отмечают многие исследовате ли, сложности реализации идей по созданию кластеров в основном связаны с взаимоувязкой интересов различных сторон, вовлеченных в этот процесс. Воз никают трудности при обмене идеями, знаниями, технологиями. Возникают конкурентные проблемы «сиюминутного получения технологических пре имуществ», переманивания кадров, юридического закрепления прав и обязанностей. К проблемам на пути кластеризации также можно отнести недостаточную развитость и низкую инновационную активность пред приятий малого бизнеса, многим из которых характерны неконкуренто Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 способная (по современным стандартам технологий и методов) органи зация производства, высокая затратность и значительный уровень износа основных фондов.

Впрочем, в условиях нашей экономики кластеры можно рассматри вать не как новую форму развития бизнеса, а как явление, которое пред полагает инициативу и самоорганизацию людей [3]. Анализ мирового опыта показывает, что модель управления предполагает формирование нормативно-правовой базы, затем создание инфраструктуры, а далее – стимулирование кластерных инициатив. Так, в рамках программы инно вационного развития будут разработаны рекомендации по стимулирова нию и поддержке кластеров. Центры кластерного развития (планируется создавать на базе общественных объединений предпринимателей и тех нопарков) тоже требуют правового регулирования. Кроме того, потребу ется изыскать дополнительные финансовые ресурсы для поддержки ма лого предпринимательства.

В настоящее время существует достаточно эффективный механизм стимулирования процессов создания и деятельности территориальных инновационных кластеров. Этот механизм не требует существенного изменения законодательной базы и заключается в широком использова нии потенциала свободных экономических зон (СЭЗ), существующих в каждой области и являющихся частью территории хозяйственного ком плекса региона. Назначение СЭЗ – стимулирование свободного переме щения ресурсов и оптимальное использование экономических факторов в интересах конкретного региона. Использование специального правово го режима СЭЗ для субъектов хозяйствования, формирующих террито риальный инновационный кластер, обеспечивает создание механизма стимулирования развития такого кластера, попутно решая задачи по соз данию благоприятных условий для привлечения внешних и внутренних инвестиций и позволяя получить желаемый экономический эффект в относительно короткие сроки [3].

Анализ экономической активности резидентов СЭЗ показал, что на сегодняшний день СЭЗ, как инструмент региональной политики исполь зуется не в полную силу, а сами СЭЗ пока не стали точками роста, спо собными значительно повлиять на развитие отдельных территорий в Бе ларуси [1]. Использование потенциала СЭЗ в качестве механизма созда ния инновационных кластеров и стимулирования концентрации науко емких производств одного научно-технического профиля в регионе по зволяет решить задачу инновационного развития регионов, как позволи ло в свое время создать региональные инновационные кластеры в США, Японии и Китае. В белорусских СЭЗ уже сегодня имеются все необхо димые предпосылки для формирования инновационных кластеров: на ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ лаженная инфраструктура, льготы по налогообложению, центры транс фера технологий, инкубаторы малого предпринимательства и многое другое.

Список литературы 1. Алехин, Д. И. Территориальные инновационные кластеры в Беларуси: воз можности формирования / Д. И. Алехин // Новости науки и технологий ГУ «БелИСА»

[Электронный ресурс]. – 2009. – № 3 (12). – Режим доступа: http://belisa.org.by. – Дата доступа: 08.05.2012.

2. Республика // Республика – новости Беларуси [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.respublica.by. – Дата доступа: 28.04.2012.

3. Интернет-портал Министерства экономики Республики Беларусь // Нац.

центр правовой информ. Респ. Беларусь [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим досту па: http://www.economy.gov.by. – Дата доступа: 28.04.2012.

4. Концепция Государственной программы инновационного развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь [Электрон ный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://www.economy.gov.by. – Дата доступа:

30.04.2012.

Article focuses on the problems and prospects of creating clusters in Belarus.

Платоненко Елена Ивановна – кандидат экономических наук, доцент, зав.

кафедрой экономической теории факультета экономики и управления Гродненско го государственного университета имени Янки Купалы, Гродно, Беларусь. E-mail:

platonenko@tut.by.

Ткачук Светлана Николаевна – магистр экономических наук, старший препо даватель кафедры экономической теории экономического факультета Брестского госу дарственного технического университета, Брест, Беларусь. E-mail: yzq@yandex.by.

УДК 332. Е. В. Прудникова, Т. С. Сорокина АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ПРИМЕНИМОСТИ В МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПОДХОДАХ К ОЦЕНКЕ ИННОВАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕГИОНА Рассмотрены составляющие инновационного потенциала региона. Предло жено авторское определение инновационного потенциала. Проведен критический Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 анализ подходов к оценке инновационного потенциала региона, сформулированы методологические положения по оценке инновационного потенциала на регио нальном уровне.

Понятие инновационного потенциала (ИП) введено в научный оборот сравнительно недавно. Вопросам формирования и реализации инновационного потенциала общества посвящены работы отечественных экономистов: А.И.

Анчишкина, Л.И. Абалкина, Е.Ф. Борисова, Б.Г. Владимирова, A.M. Войчин ского, СЮ. Глазьева, Г.М. Доброва, A.M. Илышева, В.Д. Камаева, Н.Д. Конд ратьева, В.И. Кушлина, Д.И. Кокурина, Е.С. Майминаса, Д.С. Львова, Ю.М.

Осипова, В.И. Павлюченко, А.Г. Поршнева, А.Г. Фонотова, В.М. Юрьева, Ю.В.

Якова и других. Такое разнообразие подходов определяет целесообразность уточнения понятия «инновационный потенциал» на мезоуровне как взаимосвя занной совокупности ресурсов, умений и возможностей по осуществлению инновационной деятельности в регионе.

Критический анализ имеющихся в литературе подходов к определению ИП дал возможность классифицировать их в три укрупненные группы – ком плексный, ресурсный и результативный подходы.

Комплексного подхода придерживаются такие ученые, как С.И. Кравченко, И.С. Кладченко, определяя инновационный потенциал как способность системы к трансформации фактического порядка вещей в но вое состояние с целью удовлетворения существующих или вновь возни кающих потребностей [1, с. 90]. Б.К. Лисин, В.Н. Фридлянов считают, что инновационным потенциалом является также мера способности и готовно сти экономического субъекта осуществлять инновационную деятельность [2, с. 35]. В.Е. Шукшунова, Е.А. Ныркова, A.M. Варюха являются также сторонниками комплексного подхода. Они определили ИП как состав и уровень развития научных, научно-технических, опытно-конструкторских, производственных и инновационных структур (организации), с их взаимо связями, кадровым составом и его способностью работать как единая сис тема реализации нововведений [3].

Представителям ресурсного подхода ИП видится иным образом.

Н.Н. Ахметова дает следующее определение: ИП – это совокупность раз личных видов ресурсов, включая материальные, финансовые, интеллекту альные, научно-технические и иные ресурсы, необходимые для осуществ ления инновационной деятельности [4]. О.П. Коробейников, А.А. Трифилова, И.А. Коршунов считают, что ИП – совокупность ресурсов инновации, которые включают интеллектуальные, материальные и финан совые ресурсы, необходимые для инновационной деятельности, направлен ной на реализацию новшеств в производстве, а также создание новых или усовершенствованных продуктов и технологий их получения [5, с. 36].

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Представители концепции ИП как совокупности наличной (явной) и скрытой составляющих (Д.И. Кокурин, А.И. Николаев, И.В. Афонин) дают следующее определение. ИП – совокупность научно-технических, техноло гических, инфраструктурных, финансовых, правовых, социокультурных и иных возможностей, обеспечивающих восприятие и реализацию новшеств, т.е. получение инноваций [6, с. 108].

Таким образом, анализ различных трактовок ИП указывает на наличие в приведенных выше определениях недостатка, а именно: характеристиками ИП выступают показатели, относящиеся к научно-техническому, производ ственно-технологическому, кадровому либо иным компонентам общего потенциала региона. В таких случаях собственно инновационный потенци ал региона не вычленяется, не замеряется и, как следствие, целенаправленно не развивается.

Подчеркивая узость и малую управленческую применимость многих из перечисленных выше подходов к определению инновационного потенциала, мы предлагаем следующее уточненное определение: инновационный потен циал – это совокупность имеющихся в наличии и предназначенных для реа лизации инновационных стратегий развития: ресурсов и механизмов иннова ционной деятельности, а также их взаимосвязь и способность работать в виде целостной системы.

Так, «ресурсной составляющей» ИП является совокупность материаль ных, кадровых, информационных ресурсов, инновационных продуктов (тех нологий) и услуг, в том числе объектов интеллектуальной собственности. А также совокупность возможностей научно-технических, технологических, финансовых, инвестиционных, правовых, обеспечивающих создание и про движение инноваций. В то же время ИП является характеристикой инноваци онного процесса.

Под «механизмами инновационной деятельности» понимается сово купность организационных структур и технологий, способных осуществлять разработку, производство, реализацию и управление на рынке наукоемких услуг и продуктов. Все это позволяет описать ИП как единство его различных составляющих, например, как совокупность ресурсной, внутренней и резуль тативной составляющих, которые сосуществуют взаимно, предполагают и обусловливают друг друга и проявляются при использовании как его триеди ная сущность.

Таким образом, предложенная нами трактовка понятия инновационный потенциал, позволяет:

- рассмотреть инновационный потенциал региона как элемент иннова ционной системы региона;

- изучить взаимосвязи между составляющими его элементами, а также с другими элементами инновационной системы;

Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 - обосновать применение системного подхода при разработке инстру ментов оценки инновационного потенциала.

Авторы отмечают, что в экономической литературе существуют различ ные подходы к оценке ИП. Однако, несмотря на значительный исследователь ский интерес к данной теме, еще нет единой методики оценки ИП региона.

Анализ ИП региона зависит от авторской трактовки понятия инновацион ный потенциал. Это и объясняет наличие различных методик оценки ИП ре гиона. Нам представляется важным проведение анализа существующих подхо дов к оценке инновационного потенциала с целью определения методологии, удовлетворяющей современным требованиям региональной экономики.

Методика системного подхода изучения ИП была предложена И.В. Шляхто. По его мнению, ИП региона состоит из системы потенциалов (производственно-технологического, кадрового, информационного, финансо вого, научно-технического, организационного, управленческого, инноваци онной культуры). Каждый потенциал определяется через систему показате лей, которые первоначально оцениваются индивидуально, а затем в совокуп ности всех потенциалов. Так, кадровый потенциал характеризует обеспечен ность инновационного процесса человеческими ресурсами, квалификацион ную и возрастную структуру персонала, задействованного в создании и рас пространении инноваций [7, с. 152].

Экономисты Э.П. Амосенок и В.А. Бажанов предлагают оценивать ин новационный потенциал региона, применяя интегрированный показатель [8, с. 134]. Такие ученые, как В.К. Заусаев, С.П. Быстрицкий и Н.Ю. Криворучко предлагают интегральную оценку инновационного потенциала, содержащую пять групп показателей: макроэкономические, инфраструктурные, правовые, кадровые, экономические [9, с. 42–53].

Интегральный показатель находится путем расчета среднего индекса.

Инновационный индекс для регионов рассчитывается как среднее геометри ческое из произведений отдельных индексов. Каждый индекс, в свою оче редь, характеризуется группой показателей. Общий подход к определению индексов состоит в сравнении регионального индекса со среднереспубликан ским. Если тот или иной индекс принимает значение больше единицы, это означает, что по этому показателю регион превосходит среднереспубликан ский уровень, если меньше единицы, то отстает от среднего по стране.

По нашему мнению, недостатком данной методики является отсутствие показателей, отражающих финансирование научных исследований и разрабо ток, а также отсутствие при анализе продуктовых и процессных видов инно ваций и соответствующих им показателей.

По мнению ученого И.О. Тимофеева, при оценке инновационного по тенциала следует использовать 4 группы показателей: первая группа показа телей характеризует финансовую составляющую инновационного потенциа ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ла;

вторая – материальную, третья – кадровую, четвертая –результирующую.

При этом она предлагает сначала рассматривать абсолютные показатели, ко торые количественно отражают исследуемый регион, затем относительные показатели, отражающие точную диагностику состояния [10].

Предложенные выше методики позволяют провести глубокий и качест венный анализ. Вместе с тем они сложны в применении, поскольку требуют сбора и анализа большого количества информации и применимы для состав ления региональных рейтингов.

Наиболее интересная, по мнению авторов, методика оценки ИП, разра ботанная О.С. Москвиной. В ней используется комплекс ресурсных и резуль тативных характеристик, отражающих все изменения, происходящие в инно вационной сфере региона. Все показатели сгруппированы в пять оценочных блоков – кадровый, технико-технологический, финансовый, научный и ре зультативный. Определяются верхние и нижние пороговые значения всех показателей. Формируется нормативная модель состояния в виде системы неравенств. Определяются координаты всех показателей путем сопоставле ния фактических показателей с пороговыми значениями. Производится зони рование инновационного профиля региона с выделением зон неудовлетвори тельного состояния инновационного потенциала, кризисного и удовлетвори тельного, которые выступают основой определения направлений инноваци онного развития региона [11, с. 85].

Уязвимые места этой методики: в ней, с одной стороны, не выделены продуктовые и процессные виды инноваций в группе результирующих пока зателей, а с другой – невозможность осуществления сравнительной оценки, сопоставления с другими регионами из-за отсутствия единых пороговых зна чений для всех регионов страны. Позитивной стороной методики являются полноценность оценки и возможность определения основных препятствий инновационного развития территории.

Выводы. На основании проведенного критического анализа подходов к оценке ИП региона нами сформулированы методологические положения по оценке ИП на региональном уровне:

1. Структурно ИП может быть рассмотрен как с точки зрения ресурс ной компоненты, характеризующей возможности отдельных ресурсов для осуществления инновационной деятельности в регионе, так и результативной компоненты, отражающей результат реализации использования ресурсных возможностей, т.е. характеризующей достигнутый уровень инновационного потенциала.

2. Для оценки фактического состояния ИП необходима совокупность показателей, отражающих ресурсную и результативную компоненты, с по мощью которой будет определена способность региона к осуществлению инновационной деятельности.

Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 3. Для определения уровня достаточности потенциала должна быть раз работана нормативная модель, характеризующая пограничные параметры его удовлетворительного и неудовлетворительного состояния.

4. Сопоставление фактических и нормативных показателей позволит выделить сильные и слабые стороны развития инновационных процессов.

Это в конечном итоге послужит основой для разработки мероприятий, на правленных на поддержание позитивных и преодоление негативных тен денций инновационного развития.

Список литературы 1. Кравченко, С. И. Исследование сущности инновационного потенциала / С.

И. Кравченко, И. С. Кладченко // Научные труды Донецкого национального техниче ского университета. Сер. экономическая: сб. науч. тр. – Донецк:

- ДонНТУ, 2003. – Вып. 68. – С. 88–93.

2. Лисин, Б. К. Межгосударственное социально-экономическое исследование инновационного потенциала / Б. К. Лисин, В. Н. Фридлянов // Инновации. – 2002. – № 7. – С. 30–45.

3. Шукшунов, В. Е. Инновационный потенциал высшей школы России / В. Е.

Шукшунов, Е. А. Нырков, A. M. Варюха. – Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2002. – 72 с.

4. Ахметова, Н. Н. Один из подходов к определению сущности элементов ин новационно-инвестиционной модели / Н. Н. Ахметова // Академия наук Республики Башкортостан [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.anrb.ru. – Дата доступа: 11.02.2011.

5. Коробейников, О. П. Роль инноваций в процессе формирования стратегии предприятия / О. П. Коробейников, А. А. Трифилова, И. А. Коршунов // Мировая эко номика и международные отношения. – 2001. – № 4. – С. 32–44.

6. Кокурин, Д. И. Инновационная деятельность / Д. И. Кокурин. – М.: Экзамен, 2001. – 108 с.

7. Шляхто, И.В. Методика и результаты исследования факторов, отражающих инновационный потенциал региона / И. В. Шляхто // Научные ведомости Белгородского госуниверситета. Сер. История. Политология. Экономика. – 2007. – № 32. – С. 149–157.

8. Амосенок, Э. П. Интегральная оценка инновационного потенциала регионов России / Э. П. Амосенок, В. А. Бажанов // Регион: экономика и социология. – 2006. – № 2. – С. 134–145.

9. Заусаев, В. К. Инновационный потенциал восточных регионов России / В. К.

Заусаев, С. П. Быстрицкий, Н. Ю. Криворучко // ЭКО. – 2005. – № 10. – С. 40–53.

10. Тимофеева, И. О. Инновационный потенциал национальной экономики:

учеб. пособие / И. О. Тимофеева. – Челябинск, 2005.

11. Москвина, О. С. Факторы развития инновационного потенциала региона / О.

С. Москвина // Вестник ИНЖЭКОНа. Сер., Экономика. – 2009. – № 6. – С. 83–92.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ The article is dedicated to the components of innovation potential of the region.

The authors proposed their definition of «innovation potential». There is a critical analysis of approaches to the estimation of the innovation potential of the region in the article. On the basis of the analysis the authors formulated a methodology of assessment of innovation potential at the regional level.

Прудникова Елена Владимировна – и.о. зав. кафедрой экономической тео рии финансово-экономического факультета Полоцкого государственного универ ситета, Новополоцк, Беларусь. E-mail: vek2602@mail.ru.

Сорокина Татьяна Сергеевна – студентка финансово-экономического фа культета Полоцкого государственного университета, Новополоцк, Беларусь.

УДК 338.43(476.6) В. В. Рабцевич СЕЛЬСКИЕ ЛИЧНЫЕ ПОДСОБНЫЕ ХОЗЯЙСТВА В СТРУКТУРЕ ЭКОНОМИКИ ГРОДНЕНСКОГО РЕГИОНА Рассматриваются роль и значение личных подсобных хозяйств для региональной экономики Гродненской области, структура их продукции, выявлено соотношение объ ема продукции личных подсобных хозяйств и других форм хозяйствования на селе, со поставлены условия развития личных подсобных хозяйств в соответствии с динамикой развития хозяйственной системы региона.

Актуальность настоящей теме исследования придает поиск ответа на во прос, удастся ли крупному товарному производству вытеснить своего экономи ческого визави из аграрного производства. Ответ на этот вопрос ставит в задачи исследования выявление динамики и современного состояния личных подсоб ных хозяйств в многоукладной экономике Республики Беларусь со времени ее самостоятельного развития. Поиск ответа на этот вопрос правомерен в масшта бах как страны, так и в пределах ее регионов, каждый из которых имеет, наряду с общими внешними социально-экономическими рамками в пределах всего общества, также специфические уникальные условия развития аграрного хо зяйства. Специфика Гродненского региона заключается в достаточно позднем включении крестьянства в русло колхозного развития, так что в составе населе ния еще имеются носители опыта индивидуального развития домашних кре стьянских хозяйств. Кроме того, природные условия Гродненской области бла гоприятны для развития сельскохозяйственного производства как по климати ческим условиям, так и по качеству земельного фонда. Это обстоятельство об Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 легчает условия индивидуального семейного производства, как и непосредст венная потребительная форма производимого им продукта.

Для количественных характеристик личных подсобных хозяйств Грод ненской области использованы издания статистических материалов Нацио нального статистического комитета, Главного статистического управления Гродненской области, материалы делопроизводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, публикации в средствах массовой информации, законодательные акты.

Время трансформации экономики Республики Беларусь в 1990-е годы вывело на авансцену аграрного сектора экономики новых игроков. В процессе реформирования экономики в первой половине 90-х годов ставка была сделана на развитие индивидуального начала в организации жизни на селе. Не случайно одним из первых законодательных актов в составе реформы был принят закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве [1]. Утверждение права частной собст венности привело к институализации и многочисленной группы личных под собных хозяйств [2], в тяжелом положении оказались колхозы, практически, на грани банкротства, поскольку на первых порах государство не могло оказывать им былую поддержку. Дальнейшая эволюция экономического строя республи ки в рамках белорусской модели модернизации привела к формированию структуры аграрного строя, где экономическую базу развития составили орга низации крупнотоварного хозяйства, возникшие на основе колхозного строя – сохранившаяся часть колхозов, СПК, совхозы. Вместе с тем либерализация экономики сделала возможным экономическую кристаллизацию в пределах социальной структуры деревни мелких производителей сельскохозяйственной продукции, наделенных земельными участками на праве частной собственно сти. Таким образом, в настоящее время фигурируют три основных уклада со временного аграрного производства.

Первый из них представлен крупными и средними агропредприятиями с большой долей государственной собственности или полностью государствен ных. К таким сельскохозяйственным предприятиям относятся колхозы, совхо зы, межхозяйственные предприятия и другие производственные формирова ния, созданные на их базе коллективные сельскохозяйственные предприятия, акционерные общества, агрофирмы и т. д., подсобные хозяйства предприятий и организаций [3, с. 262].

Второй, достаточно определенный в правовом отношении, уклад вклю чает фермерские структуры как форму свободного предпринимательства, где на основе пожизненно наследуемого владения или пользования землей на условиях аренды (земельный участок предоставляется в размере до 50 гекта ров) осуществляется производство, переработка и реализация сельскохозяй ственной продукции [3, с. 262].

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Третий уклад в статистических материалах обозначен как хозяйства на селения, к которым относятся личные подсобные хозяйства населения, кол лективные сады и огороды, дачные участки. При этом коллективные сады и огороды – такая форма землепользования, при которой земля отводится кол лективу граждан для садоводства и огородничества. Личным же подсобным хозяйствам земля предоставляется в пользование, владение и собственность (размер участка не превышает одного гектара) для производства продукции сельского хозяйства [3, с. 262]. В исследовании приходится иногда пользо ваться агрегированными статистическим материалами в категории «хозяйства населения», в сельской местности из числа постоянно проживающих, но не обязательно имеющих основную работу или работу в зарегистрированной аграрной организации [4, с. 190–192].

Соотношение названных укладов в стране менялось, как видно по сле дующим данным таблицы 1. Так, за каждое приведенное пятилетие количест во личных подсобных хозяйств на селе в республике уменьшалось на 6–7 %.

Таблица 1 – Динамика развития личных подсобных хозяйств граждан в Республи ке Беларусь за 2000–2010 гг.

Ед. Годы Показатели изм. 2000 2005 2006 2007 2008 2009 Число дворов тыс.

1265,0 1160,0 1143,6 1126,6 1107,8 1090,2 на конец года шт Процент к предыдущему % 92,90 91,6 99,58 98,51 98,33 98,41 98, году Процент к % - 91,7 90,4 89,0 87,6 86,2 84, 2000 г.

Источник: собственная разработка автора на основании [5].

Такая же тенденция видна по материалам Гродненской области. Как сви детельствуют данные таблицы 2, наблюдается снижение количества личных подсобных хозяйств от двух до четырех тысяч единиц ежегодно.

Необходимо отметить, что личные подсобные хозяйства оказались как бы на периферии магистрального пути развития аграрной сферы в республике.

Наибольшего внимания государства требовали основные производители товар ной продукции, что и вызвало принятие известной программы 2005 г. о возро ждении и развитии села, оказавшей существенное влияние на социальную об становку в деревне Беларуси.

Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 Вместе с тем поручение руководителям крупных хозяйств оказывать под держку индивидуальным производителям продукции выполнялось преимуще ственно в пределах частного интереса, именно только в целях включения про изведенных благ для улучшения показателей годового отчета колхоза.

Таблица 2 – Динамика развития личных подсобных хозяйств граждан в Гроднен ской области в 2000–2011 гг.

Показатели Ед. Годы изм. 2000 2005 2006 2007 2008 2009 2010 Число дворов тыс.

189,1 176,2 172,1 169,2 165,7 160,2 156,6 153, шт.

Процент к % – 99,2 97,7 98,3 97,9 96,7 97,8 97, предыдущему году Процент к % – 93,2 91,1 89,4 87,6 84,7 82,8 81, 2000 г.

Источник: собственная разработка автора на основании [4, c. 190].

Параллельно с уменьшением числа подворий снижаются и другие показатели развития личных подсобных хозяйств. В таблице 3 прояв ляются данные о снижении удельного веса валовой продукции личных подсобных хозяйств в общем объеме валовой продукции сельского хо зяйства области. Сравнение с данными по Республике Беларусь пока зывает приблизительно те же тенденции [5].

По данным статистики областного и республиканского уровней можно судить, насколько успешной является ориентация политики прави тельства на развитие крупнотоварного сектора аграрного производства. В стратегически важной сфере производства зерна успехи колхозов, совхо зов и межхозяйственных объединений неоспоримы.

Таблица 3 – Динамика развития личных подсобных хозяйств граждан в Грод ненской области за 2000–2009 гг. (удельный вес в процентах к общему объему производства в хозяйствах всех категорий по области) Ед.

Показатели 2000 2005 2006 2007 2008 изм.

Уд. вес вал. продукции ЛПХ в общем объеме в фактич. дейст- % – 30,0 29,6 25,8 23.8 23, вующих ценах Уд. вес продукции ЛПХ в общем объеме: зерна и зернобобовых в % 3,8 3,9 3,4 2,5 1,8 2, области ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Продолжение таблицы Картофеля % 86,5 91,7 91,0 90,2 88,5 90, Овощей % 82,6 89,6 89,1 86,2 81,9 84, Молока % 42,9 23,7 20,1 17,4 14,6 12, Мяса скота и птицы % 27,0 18,4 16,4 14,6 12,8 11. Яиц % 46,8 45,3 42,1 43,3 40,7 37, Источник: собственная разработка автора на основании [4, с. 91–92, 102, 171].

Место личных подсобных хозяйств в экономике области также характе ризует распределение посевных площадей, что отражено в данных таблицы 4.

Из всей площади, занятой под зерновые и зернобобовые культуры, на долю личных подсобных хозяйств приходилось по годам от четырех до двух про центов, и удельный вес посевов зерна у семейных хозяйств уменьшается.

Таблица 4 – Структура посевных площадей Гродненской области (удельный вес посевов ЛПХ под различные культуры, в % от всех посевов в области) Показатели Ед. изм. 2000 2005 2006 2007 2008 Удельный вес пашни ЛПХ % 15,81 13,25 11,47 10,50 10,03 9, во всей пашне области Зерновые и зернобобовые % 4,35 4,21 3,33 2,49 2,21 2, культуры Картофель % 87,8 91,3 90,6 90,2 89,2 90, Овощи % 87,4 93,3 89,6 89,6 89,2 90, Источник: собственная разработка автора на основании [4, с. 93–95].

На этом фоне наличие высокого удельного веса продукции картофеля и овощей показывает, что и в трудных условиях личные подсобные хозяйства способны достигать заметных успехов в развитии. Так, площади под карто фелем и овощами личных подсобных хозяйств занимают высокий удельный вес: около 90 % всех картофельных плантации области и увеличиваются по годам, что характеризует направления развития специализации личных под собных хозяйств.


Основы государственной политики в отношении личного подсобного хо зяйства прослеживаются по регулярным обращениям к теме на самом высоком официальном уровне и в средствах массовой информации [1]. В 2006 г., вслед за Государственной программой возрождения и развития села на 2005–2010 гг., была принята Программа развития и поддержки личных подсобных хозяйств граждан на 2006–2010 гг. [6], а затем на 2011–2015 гг. [7]. В связи с социальной Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 ответственностью государства, развитие различных секторов хозяйства на селе вполне укладывается в русло экономической стратегии правительства в данный момент: натуральные хозяйства, обеспечивающие личное потребление;

мелко товарные, основанные на личном труде;

частнотоварные, основанные на наем ном труде (фермерство);

коллективные хозяйства как самоуправляемые и хоз расчетные организации (кооперативы, колхозы, ассоциации производителей);

коллективные государственные хозяйства с наймом рабочей силы. Взаимосвязи различных форм хозяйствования вписываются и в современные рамки аграр ных холдингов.

Список литературы 1. О крестьянском (фермерском) хозяйстве: Закон Республики Беларусь, февраля 1991 г. // Ведомости Верховного Совета БССР, 1991. – № 12.

2. О личных подсобных хозяйствах граждан: Закон Республики Беларусь, 11 но ября 2002 г., № 149-3 // Нац. реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2002. – № 128. – 2/898.

3. Статистический ежегодник Гродненской области 2001. – Гродно: Главное статистическое управление Гродненской области, 2001. – 392 с.

4. Основные показатели личных подсобных хозяйств граждан Республики Бела русь. – Минск: Национальный статистический комитет Республики Беларусь, 2010.

5. Отдел совершенствования организационной структуры, фермерства и социаль ной сферы АПК // Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь [Электронный ресурс]. – 2011. – Режим доступа: http://www.mshp.minsk.by. – Дата доступа: 17.12.2011.

6. Программа развития и поддержки личных подсобных хозяйств граждан на 2006–2010 годы: постановление Совета Министров Республики Беларусь, 30.05.2006 г., № 681.

7. Программа развития и поддержки личных подсобных хозяйств граждан в 2011–2015 годах: постановление Совета Министров Республики Беларусь, 27.10.2010 г., № 1578.

In article the role and value of personal part-time farms for regional economy of the Grodno area are considered, structure of their production, the ratio of volume of production of personal part-time farms and other forms of managing on the village is revealed, conditions of development of personal part-time farms according to dynamics of development of economic system of the region are compared Рабцевич Валентина Вениаминовна – доктор исторических наук, профессор, про фессор кафедры менеджмента факультета экономики и управления Гродненского государ ственного университета имени Янки Купалы, Гродно, Беларусь. E-mail: rabsevich@mail.ru.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ УДК 658.64.022. А. А. Ракитская МОЖЕТ ЛИ САНАТОРНО-КУРОРТНЫЙ КОМПЛЕКС СТАТЬ ОТДЕЛЬНОЙ ОТРАСЛЬЮ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА?

Развитие курортного дела приносит немалый прямой и косвенный (за счет смежных отраслей) экономический эффект. Специальные исследования показывают, что косвенное влияние курортно-туристской индустрии на экономику почти равно непосредственным результатам хозяйственной деятельности в этой сфере. Курорт ное дело обеспечивает создание новых рабочих мест и занятости, привлечение значи тельных капитальных вложений и их сравнительно быструю окупаемость. Помимо чисто экономических, курортное дело несет и значительные социальные и культурные выгоды. Речь идет о влиянии курортного дела на оздоровление населения, рост его культурной и общей просвещенности, рост взаимопонимания между людьми и др.

Однако неправильное развитие и управление санаторно-курортного комплекса может повлечь чрезмерную урбанизацию, вытеснение традиционных видов деятельности, перенаселенность, оскудение местных ремесел, пренебрежение местными обычаями, чрезмерную коммерциализацию человеческих отношений и др., что позволяет заду маться о необходимости выделения санаторно-курортного комплекса в отдельную отрасль народного хозяйства.

Большинство российских, украинских и белорусских исследователей постсоветского санаторно-курортного комплекса (СКК) отмечают его уни кальность и своеобразие (В.И. Брыкалов, А.М. Ветитнев, Б.Л. Винокуров, Г.А. Карпова, А.Н. Разумов и др.). Это своеобразие затрудняет отнесение его к определенной отрасли, создает трудности со статистическим учетом и вызывает сложности с управлением комплексом.

Как известно, под отраслью народного хозяйства понимается сово купность предприятий, характеризующихся следующими классификаци онными признаками [1, с. 392]:

достигнутым числом самостоятельных в экономическом отноше нии предприятий с однородным видом деятельности, производства;

специфическим характером труда и организации технологии про изводства;

устойчивыми экономическими связями с другими отраслями на родного хозяйства.

Растущая экономическая значимость курортного дела, роль, которую оно играет в развитии общественного производства в современных усло Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 виях хозяйствования, позволяют утверждать, что к настоящему моменту СКК сформировался как вполне самостоятельная отрасль народного хо зяйства со всеми основными отраслевыми признаками:

совокупностью организаций, предприятий и учреждений, которые предлагают определенные социальные услуги, направленные на оздоров ление населения и обеспечение рациональной организации свободного времени и отдыха и способствующие всестороннему развитию личности;

использованием специфических природно-антропогенных ресур сов, являющихся объектами курортной деятельности;

наличием техники, технологии и организации работы;

определенной материально-технической базой;

специфическими условиями труда, определенной системой пока зателей учета и отчетности;

наличием организационной структуры управления.

В настоящее время курортную деятельность в Республике Беларусь осуществляют различные санаторно-курортные организации (СКО), к ко торым относятся предприятия, учреждения, организации различной фор мы собственности и ведомственной принадлежности, расположенные как на территории курортов, лечебно-оздоровительных местностей, так и за их пределами, осуществляющие лечебную и оздоровительную деятельность с использованием природных лечебных факторов.

Согласно [6], в Республике Беларусь организации, осуществляющие санаторно-курортное лечение и оздоровление населения, разделены на два вида организаций: санаторно-курортные и оздоровительные организации.

В современных условиях хозяйствования данным учреждениям в общего сударственной системе здравоохранения страны отводится важное место в рамках реализации санаторно-курортной помощи, позволяющей целена правленно и высокоэффективно осуществлять оздоровление населения и проводить реабилитацию больных. В основу санаторно-курортной помо щи положены наиболее гуманные, социально и научно обоснованные про грессивные принципы: профилактическая и реабилитационная направлен ность, преемственность между амбулаторно-диагностическими, стацио нарными и санаторно-курортными учреждениями, специализация оказы ваемой помощи, высокая квалификация персонала.

Организации, осуществляющие санаторно-курортное лечение и оздо ровление, относятся к системе здравоохранения, являющейся отдельной от раслью народного хозяйства Республики Беларусь. Лечебная деятельность объединяет все структуры, входящие в данную отрасль, в единое целое. Одна ко, как справедливо отмечает А.В. Колесников, многое в содержании санатор но-курортной деятельности противоречит понятию системы, если понимать последнюю исключительно субординационным образом. В последние два ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ дцать лет в пределах СКК стал формироваться свободный экономический оборот, развивающийся самостоятельно, без централизованного руководства.

Санаторно-курортные организации все больше стали переходить от госпи тальной к сервисной организации своей деятельности. Это обстоятельство в особенности сделало актуальным разграничение понятий санаторно курортной услуги и услуги медицинской [2, с. 28].

С одной стороны, как и раньше, и санаторно-курортные, и медицинские услуги направлены на укрепление здоровья человека, оказываются дипломи рованными специалистами, регулируются со стороны государства. При непо средственном контакте пациента с врачом медико-диагностическая группа трансформируется в случай санаторно-курортного обслуживания, т.е. уста новление потребности в санаторно-курортном лечении осуществляется вра чом в соответствии со стандартами медицины, а не самим потребителем сана торно-курортной услуги.

С другой стороны, существует значительное отличие санаторно курортной услуги от медицинской:

потребитель сам определяет: быть ему клиентом конкретного СКО или выбрать другую организацию, а может быть, вообще отказаться от оздоровления, тогда как медицинская помощь осуществляется в усло виях жесткой необходимости;

предоставление отдельных видов санаторно-курортных услуг в большинстве случаев не совпадает с моментом назначения санаторно курортной услуги;

набор необходимых рекреанту процедур соотносится не только с медико-диагностической группой, но и с медико-экономической группой на основании коммерческих расчетов и с учетом факторов спроса и пред ложения.

Санаторно-курортные услуги являются не только лечебными, но и рекреационными. Мы согласны с определением рекреационной услуги, данным В.И. Брыкаловым: «выгодное, то есть – производящееся за плату, полезное действие, выполняемое специфическим образом организован ным предприятием, направленное на удовлетворение потребностей чело века в восстановлении утраченных сил путем кратковременного измене ния места своего проживания с целью лечения, отдыха, развлечений, по лучения новых впечатлений и познавательной целью» [3, c. 39–40].


Таким образом, санаторно-курортная деятельность оказывается ча стью другой сферы – сферы досуга, в состав которой входят услуги куль туры, спортивных, зрелищных и развлекательных предприятий. Особенно близко по отношению к санаторно-курортной деятельности располагается туристическая деятельность.

Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 Туризм – временные выезды (путешествия) людей в другую страну или местность, отличную от места постоянного жительства на срок от часов до 6 месяцев в течение одного календарного года или с совершением не менее одной ночевки в развлекательных, оздоровительных, спортив ных, гостевых, познавательных, религиозных и иных целях без занятия деятельностью, оплачиваемой из местного источника [4].

Категория «рекреация» является общей категорией санаторно курортной и туристической деятельности. В Википедии дается следующее определение: «Рекреа ция (лат. recreatio – восстановление) – комплекс оз доровительных мероприятий, осуществляемых с целью восстановления нормального самочувствия и работоспособности здорового, но утомленно го человека» [5].

Отличие состоит в том, что в контексте комплекса задач санаторно курортной деятельности в Республике Беларусь оздоровление является доминантной деятельностью СКО, а функция рекреации – дополнитель ной (рецессивной). Тем не менее в последнее время усталость приобрела характер клинической проблемы. Так, например, во всем мире хорошо известен «синдром хронической усталости», или же нервного перенапря жения и истощения, вызванного перманентными стрессами современно сти. Это связано во многом с распространением совместительства и сверх урочных работ, в том числе и в Республике Беларусь. Вот почему для по нятийной идентификации санаторно-курортной деятельности необходимо провести более четкое размежевание с туристической деятельностью.

В концептуальном контексте санаторно-курортной деятельности рек реация находится в комплексе с другими аспектами медицинской деятель ности – профилактической, лечебной и реабилитационной, тогда как в рамках туристической деятельности рекреация подчинена другим целям – получению удовольствий, новых впечатлений, знаний и т.п. Иными слова ми, в туристической отрасли, даже если речь идет о лечебном туризме, гедонистический аспект является главным, тогда как в тексте «Концепции санаторно-курортного лечения и оздоровления населения Республики Бе ларусь» можно прочесть: «Основной целью санаторно-курортного лечения является сохранение и укрепление здоровья…» [6].

Однако в самом понятии «подчиненность рекреации главной цели са наторно-курортной деятельности – оздоровительной» имеется некоторое противоречие, состоящее в том, что специфика санаторно-курортного лече ния в том, что оно производится во время отпуска или в свободное от рабо ты время (в профилакториях) – во время, когда человек наиболее свободен, тогда как болезнь всегда ассоциируется с тягостной необходимостью. В этой связи слово «подчиненность» представляется стилистически некорректным в применении к сфере, всегда ассоциирующейся со свободой.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Там, где медицинская составляющая лечебно-рекреационной дея тельности доминирует в отношении рекреационной составляющей, сана торно-курортное дело развивается по госпитальному типу и испытывает нехватку инвестиций. В России имеет место обратная тенденция, происте кающая от слишком большой близости СКК к курортной сфере. В резуль тате обозначается иная крайность, состоящая в коммерциализации сана торно-курортного дела.

Принципиально важно определить лечебно-рекреационную деятель ность как сложную деятельность в синергетическом смысле этого слова, а именно:

если лечебная функция подавляет рекреационную, мы имеем дубли рование классических структур медицинской деятельности и вырождение санаторно-курортной деятельности;

если рекреационная деятельность подавляет медицинскую деятель ность, идентифицируется критический уровень коммерциализации и вырож дение санаторно-курортной деятельности;

если синтез лечебной и рекреационной деятельности является эн тропийным, мы также имеем вырождение санаторно-курортной деятельности.

Последний случай энтропии санаторно-курортной деятельности ну ждается в особом разъяснении. Рекреация не должна мотивироваться только медицинскими мотивами, эта функция должна иметь значимость сама по себе, как задача всестороннего развития личности.

Исключительно важно, чтобы сущность понятия рекреации не опреде лялась посредством болезни даже отрицательным образом. Так, например, в Республике Корея рекреация рассматривается как познание культурных и духовных ценностей, физическое и спортивное совершенствование. Вы дающийся английский философ Бертран Рассел утверждал, что уметь с умом распорядиться досугом – высшая степень цивилизованности. Досуг составляет 30–35 % свободного времени, но, по данным отечественных со циологов, лишь 10–12 % людей умеют разумно организовать свой досуг, занимаясь в спортивных секциях, культурно-образовательных учреждениях.

Так и лечебные цели санаторно-курортной услуги не должны мотиви роваться исключительно коммерческими мотивами, но иметь собственное содержание.

Именно так достигается синергетическая сложность концепции сана торно-курортного лечения: каждый из системообразующих моментов должен находиться в диссипативном (различенном) единстве с другим системообразующим моментом.

Итак, концепция автономности санаторно-курортного лечения как в от ношении классической медицины, так, с другой стороны, в отношении тури стической отрасли делает необходимым автономное управление санаторно Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 курортным комплексом и позволяет задуматься об организации этой уникаль ной постсоветской структуры в отдельную отрасль народного хозяйства.

Список литературы 1. Ветитнев, A. M. Курортное дело: учеб. пособие /A. M. Ветитнев, Л. Б. Журавлева. – М.: КНОРУС, 2006. – 528 с.

2. Колесников, А. В. Оценка эффективности деятельности санаторно-курортных организаций в условиях современного рынка: дис.... канд. экон. наук: 08.00.05 / А. В.

Колесников. – Хабаровск, 2007. – 165 с.

3. Брыкалов, В. Н. Маркетинговые исследования спроса и предложения на рынке санаторно-курортных услуг: дис.... канд. экон. наук: 08.00.05 / В. Н. Брыкалов. – Сочи, 2004. – 174 c.

4. Биржаков, М. Б. Введение в туризм: учеб. пособие / М. Б. Биржаков. – СПб.: Из дательский дом Герда, 2007. – 576 с.

5. Рекреация // Википедия – свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. – 2012. – Режим доступа: http://ru.wikipedia. – Дата доступа: 11.02.2012.

6. Концепция санаторно-курортного лечения и оздоровления населения Республи ки Беларусь // Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь [Электронный ресурс]. 2012. – Режим доступа: http://www.pravo.by. – Дата доступа: 11.02.2012.

Thus, the concept of autonomy of sanatorium treatment both for classical medi cine, and on the other hand, the tourism industry makes it necessary to autonomous administration of sanatorium-resort complex and allows you to think about post Soviet organization of this unique structure as a separate sector of the economy.

Ракитская Анна Александровна – преподаватель кафедры менеджмента и экономики факультета экономики и права Гомельского филиала МИТСО, Гомель, Беларусь.

УДК 332.14(476) В. А. Симхович РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ БЕЛОРУССКОЙ ПРАКТИКИ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ Представлены основные результаты социологического исследования 2011 г. по изучению региональных аспектов белорусской практики корпоративной социальной ответственности. Показано отношение региональных компаний к феномену корпо ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ ративной социальной ответственности и возможности его реализации, в том числе в сложных экономических условиях.

Белорусская практика корпоративной социальной ответственности (КСО) имеет пока не очень длинную историю, но ее начинали не только столичные компании и предприятия, но и бизнесы, расположенные в раз ных областях республики. Хотя все они в меру своих возможностей вне сли свой вклад в продвижение идеи социальной ответственности бизнеса и реализацию социальных акций и программ, региональные аспекты дан ной практики стали предметом изучения недавно. В октябре 2011 г. Меж дународный социально-экономический фонд «Идея» инициировал прове дение социологического исследования, в рамках которого были опрошены представители отечественного бизнеса.

Результаты опроса показали, что все регионы Беларуси понимают сущность социальной ответственности бизнеса достаточно однозначно:

как вклад бизнеса в развитие общества (его экономической, экологической и социальной сферах), связанный напрямую с основной деятельностью организации и выходящий за рамки определенного законом минимума.

Однако в первую очередь акцент делается на внутренней КСО, которая включает производство качественной продукции и услуг, инвестиции в производство и развитие персонала, улучшение условий труда, выплату легальных высоких зарплат и соблюдение всех видов законодательства.

Направления внешней КСО – благотворительность, социальная отчет ность, поддержка регионов присутствия (местных сообществ), социально незащищенных категорий населения и уязвимых сфер общества – являют ся менее значимыми.

Специфика КСО определяется ее характером. Как показал опрос, респонденты из разных регионов в равной степени высказались за добро вольный и компромиссный варианты.

Последний предполагает возмож ность получения бизнесом льгот и/или доступа к льготным кредитам в обмен на участие и вклад в общественное развитие. Однако соотношение этих двух позиций различается по регионам. Так, в Витебской (50,0 % и 52,9 %) и Гомельской (52,3 % и 53,5 %) областях к ним относятся равно значно, причем ни один представитель Витебской области не рассматри вает принудительный вариант в качестве возможного. Респонденты из Минска (60,4 %), Гродненской (59,8 %) и Могилевской (61,4 %) областей предпочитают добровольный характер КСО, а респонденты из Минской (60,2 %) и Брестской (54,3 %) областей – компромиссный вариант. В то же время каждый десятый респондент из Могилевской области (9,6 %) чаще респондентов из других регионов – настаивает на законодательном при нуждении бизнеса к социальной ответственности.

Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 В понимании объекта социальной ответственности выявлены также некоторые региональные особенности. Одна из них состоит в том, что представители Витебского региона объектом КСО считают практически в равной степени персонал (52,9 %) и потребителей товаров компании (55,9 %). Необходимость социальной ответственности перед потребителя ми отмечают и респонденты Брестской области (50,0 %), которые чаще других выделяли социально незащищенные слои населения, социально уязвимые сферы общества и регионы присутствия организации в качестве объекта КСО. В наименьшей степени социальную ответственность перед социально уязвимыми сферами общества ощущают в Могилевской облас ти (7,5 %), перед регионами присутствия организации / местными сообще ствами – в Витебской (5,9 %) и Могилевской (7,5 %) областях. Наиболее оптимальный вариант ответа – стейкхолдеров, т.е. сторон, заинтересован ных в результатах деятельности компании (акционеров, потребителей, персонал, поставщиков, кредиторов, местных сообществ, государства и др.), в качестве объекта КСО чаще отмечали представители компаний Брестской области (47,8 %), реже – Гродненской области (19,5 %).

При определении причин социально ориентированного поведения отече ственного бизнеса респонденты компаний из разных областей Беларуси выска зали сходные и различающиеся мнения. Сходство проявляется в том, что боль шинство респондентов в качестве главной причины отмечают желание компа нии улучшить свой имидж. При этом экономический фактор в наибольшей степени характерен для Брестской области (82,6 %), в наименьшей – для Мин ской (58,9 %). Пропаганда идей КСО в СМИ в иерархии представленных при чин оказалась на последнем месте. Наибольшее влияние СМИ ощущается в Минске (11,4 %), что связано, вероятнее всего, с их широким разнообразием и массовостью в столице.

Основное различие связано со значимостью внешнего фактора – необхо димости соответствовать принципам КСО при сотрудничестве с зарубежными партнерами, реализующими данную практику. Респонденты разделились на две группы. Первую группу составили представители Брестской, Гомельской, Минской областей и Минска, каждый третий из которых (до 37,0 %) отмечал значимость данного фактора, вторую – представители Витебской, Гродненской и Могилевской областей, выбиравшие данный фактор в 3 раза реже (до 14,5 %).

Еще одно различие касается второго по значимости мотива социально ори ентированного поведения компаний. В частности, для Брестской области таким мотивом является осознание ответственности за социальные последствия бизнес деятельности (50,0 %), для Витебской (50,0 %) и Могилевской (34,0 %) – стрем ление властей заставить бизнес взять на себя часть социальных забот. Остальные области примерно одинаково оценили значимость этих двух факторов.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ Продвижение КСО в Беларуси затрудняет ряд препятствий, главными из которых являются высокие налоги, а также отсутствие льгот и доступа к льгот ным кредитам для социально ответственных компаний. В то же время боль шинство респондентов из Гродненской (52,9 %) и Минской областей (52,1 %) выделили высокие налоги как единственную причину невысоких темпов про движения КСО. Значимость других барьеров различается по регионам. Брест ская область указала на отсутствие социальных институтов, выражающих ин тересы социально ответственного бизнеса, и нежелание тратить часть доходов на внешних стейкхолдеров. Представители компаний из Минска и Гомельской области признали недостаточный уровень осознания ценности социально от ветственного поведения и недостаток информации о феномене КСО. Такая же ситуация, но с меньшей степенью значимости данных барьеров наблюдается в Могилевской области.

Сравнение ответов респондентов на вопрос об известных им формах внешней КСО показало, что такими формами являются благотворительность, спонсорство и филантропия. Степень известности остальных форм КСО – со циального и благотворительного маркетинга, социальных инвестиций, волон терства и др. – в конкретных регионах варьируется в широком диапазоне, не поддаваясь объяснению. Более того, выявлено достаточно большое количество респондентов (до 30 %) всех регионов, которые не дали ответа о практикуемых их компаниями формах КСО. Это может быть связано как с низкой степенью информированности о том, что организация, в которой работает опрашивае мый, реализует практику социальной ответственности, так и со слабым знаком ством с феноменом КСО в целом.

Однако осведомленность о формах КСО не всегда означает их ис пользование на практике, и в этом плане регионы Беларуси не исключе ние. В частности, в Брестской области благотворительность и спонсорство менее известны, чем в других регионах, однако в этом регионе они реали зуются примерно так же, как и другие формы КСО. Благотворительностью на постоянной основе в большей степени занимаются в Гомельской облас ти, спонсорством – в Витебской. Близкая к этим формам филантропия за нимает третье место по известности у респондентов Витебской, Гомель ской, Гродненской и Могилевской областей, но на постоянной основе ча ще других практикуется в Гомельской, Минской и Могилевской областях.

О благотворительном маркетинге, или политике процента, больше знают представители Гродненской области и Минска, а на постоянной основе его в большей степени практикуют в Гродненской области и никогда – в Витебской. Социальный маркетинг как кампания, направленная на изме нение поведения конкретной группы людей и т.п., больше известен в Бре стской области, а чаще практикуется в Минской и реже всего – в Витеб ской и Гомельской областях. Социальные инвестиции и стратегия бизнеса, Сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 2012. – Ч. 2 предполагающая интеграцию принципов КСО в систему управления ком панией, наиболее известны в Брестской области, наименее – в Могилев ской. На постоянной основе стратегию бизнеса чаще практикуют в Грод ненской области, социальные инвестиции – в Гомельской. Волонтерство как добровольная бесплатная помощь сотрудников компании местному сооб ществу больше известна в Минской, Гродненской и Гомельской областях, где она и постоянно практикуется. Социальное партнерство пользуется наи большей известностью у респондентов Гродненской области, наименьшей – у представителей Витебской области и Минска. На постоянной основе эта форма КСО чаще практикуется в Гродненской и Гомельской областях.

Если рассматривать результаты корпоративной социальной деятель ности, то с точки зрения вклада в реализацию социальных проектов в пе риод до 2011 г. наиболее социально ответственными оказались Гроднен ская и Минская области. Данные регионы чаще других тратили 2 % и бо лее от прибыли на финансирование различных социальных программ.

Наименее значимыми были результаты КСД в Брестской и Витебской об ластях: ни один респондент, в том числе и руководители предприятий данных регионов, не указал, что их компания в период до 2011 г. тратила 2 % и более от прибыли на реализацию социальных проектов.

Сложная экономическая ситуация 2011 г. в Беларуси поставила ряд ком паний в условия вынужденной экономии и рационализации расходов, а некото рые из них столкнулись с неизбежностью сокращения персонала, объемов про изводства и т.д. Изменения затронули и сферу КСО, что подтверждают ответы респондентов. Их анализ позволил типизировать стратегии поведения компа ний в сфере КСО в период экономических затруднений.

Брестская и Витебская области продемонстрировали стратегию выжида ния. Компании данных регионов не стали ни принципиально увеличивать, ни сокращать финансирование по линии КСО. Если изменения и происходили, то имели слабую выраженность (увеличение, уменьшение или прекращение фи нансирования было незначительным).

Гомельская и Могилевская области приняли стратегию перераспределе ния ресурсов. Компании данных регионов пошли на сокращение финансирова ния по одним направлениям КСО и увеличение выделяемых средств на другие, на замену поддержки одних социальных программ другими (14,0 % и 17,0 % соответственно). Компании, расположенные в Минске, выбрали стратегию экономии, чаще других незначительно, существенно или полностью прекратив финансирование тех или иных направлений КСО (32,0 %).

Гродненская и Минская области пошли по пути сохранения максимально возможного финансирования направлений КСО при активном увеличении ряда социальных программ. Половина компаний Гродненской (55,1 %) и Минской областей (53,5 %) существенно или незначительно увеличили финансирование, ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ: ГЛОБАЛЬНЫЙ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ И РЕГИОНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ хотя 11,0 % компаний из Минской области существенно сократили поддержку ряда направлений КСО. Отличие предприятий Гродненской области в том, что они чаще не сокращали финансирование, а меняли одни направления КСО на другие (17,0 %). Стратегия, выбранная компаниями Гродненской и Минской областей, свидетельствует о более высоких темпах продвижения практики КСО в данных регионах.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.