авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ УЧРЕДИТЕЛЬ: ВЕСТНИК Федеральная палата адвокатов ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

5. При рассмотрении судом ходатайства об избрании меры пресе чения в виде заключения под стражу стороны обвинения и защиты на ходятся в неравном положении, что противоречит принципам равно правия и состязательности сторон, закрепленным в части 3 статьи Конституции РФ.

Следователь до направления в суд ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вправе допросить свиде телей, потерпевшего (в том числе по характеристике личности подоз реваемого или обвиняемого). Протоколы допроса данных лиц затем направляются в суд в числе прилагаемых к ходатайству материалов, подтверждающих обоснованность ходатайства.

Защитник же лишен возможности допросить свидетелей защиты и представить их показания суду. Он вправе лишь в порядке части статьи 86 УПК РФ опросить каких-либо лиц с их согласия и составить протокол опроса. Однако защитник не вправе предупреждать данных лиц об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, в свя зи с чем суд может не доверять данным, содержащимся в протоколах опроса.

В целях реализации принципов равноправия и состязательности сто рон было бы целесообразно ввести в закон изменения, предоставляющие Новости Федеральной палаты адвокатов возможность расширения прав защитника при рассмотрении судом хо датайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в частности, предоставить защитнику право приглашать в судебное за седание лиц, которых мог бы допросить суд с целью выяснения принци пиальных обстоятельств, важных для принятия решения. Судья мог бы выслушать показания таких лиц в суде, предупредив их об уголовной от ветственности за дачу ложных показаний. Тогда их показания имели бы доказательственную силу.

6. Часть 4 статьи 108 УПК РФ предусматривает, что при решении су дом вопроса о заключении под стражу принимает участие защитник, если последний участвует в уголовном деле. В этой же части статьи УПК упоминается об участии прокурора, причем без каких-либо огово рок. То есть участие прокурора в данном процессе является обязатель ным, а защитника – не обязательным, поскольку он может принимать участие в судебном заседании лишь в случае, если он ранее принимал участие в деле. Такое положение противоречит принципам состяза тельности и равноправия сторон.

В связи с этим в закон требуется внести изменения, предусмотрев обязательное участие защитника в процедуре рассмотрения судом хода тайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

7. В настоящее время дознанием, следствием и судами в подавляю щем большинстве случаев применяются всего лишь две меры пресече ния: заключение под стражу и подписка о невыезде и надлежащем по ведении.

Крайне редко применяются такие меры пресечения, как личное по ручительство, залог и домашний арест.

Вместе с тем эти меры пресечения являются разумной альтернати вой заключению под стражу по уголовным делам по обвинению или по дозрению лиц в совершении экономических преступлений, а также дру гих преступлений, общественная тяжесть которых не столь велика.

Представляется, что в УПК РФ следовало бы внести изменения, де тально регламентирующие механизм изменения меры пресечения в ви де заключения под стражу на залог. Статья 106 УПК РФ в действующей редакции содержит положения о том, что залог в качестве меры пресече ния применяется по решению суда в порядке, установленном статьей УПК РФ, и что залог может быть избран в любой момент производства 42 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) по делу. Это означает, что с ходатайством об избрании меры пресечения в виде залога либо с ходатайством об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на залог вправе обратиться в суд только дозна ватель или следователь. А подозреваемый, обвиняемый или их защитник сделать это самостоятельно не могут. Очевидно, что подобное положе ние закона также противоречит принципу равноправия сторон.

Представляется необходимым внести в статью 106 УПК РФ измене ния, предоставив стороне защиты право обращаться в суд с ходатайс твом о замене меры пресечения в виде заключения под стражу на залог.

Не менее негативная ситуация складывается и в отношении такой меры пресечения, как домашний арест. Несмотря на то, что с момен та появления в УПК РФ данной меры пресечения прошло уже более пя ти лет, до настоящего времени не разработан механизм ее реализации и не принят соответствующий закон. В результате к тем обвиняемым и подозреваемым, к которым могла бы быть применена эта мера пресе чения, применяется заключение под стражу. Вместе с тем следует отме тить, что эффективность применения меры пресечения в виде домаш него ареста подтверждена международным опытом.

8. Часть 2 статьи 109 УПК РФ предусматривает, что срок содержа ния под стражей может быть продлен судьей районного или военного суда соответствующего уровня до шести месяцев, а затем и до двенад цати месяцев. С учетом того, что срок содержания под стражей опре делен частью 1 статьи 109 УПК РФ в два месяца, продление его до шес ти месяцев означает продление сразу на четыре месяца. Продление на такой срок представляется неразумным и чрезмерным.

По ранее действующему УПК РСФСР, двухмесячный срок содержа ния под стражей продлевался прокурором сначала до трех месяцев, за тем – до шести месяцев.

Полагаем, что продление срока содержания под стражей лица сразу на четыре месяца приводит к существенному ограничению его консти туционных прав, включая право на свободу, на личную неприкосновен ность, на свободу передвижения и т. д.

В этой связи представляется, что следует вернуться к практике поэ тапного продления срока содержания под стражей, чтобы при каждом продлении срока содержания под стражей следователь объяснял суду, чем обусловлена необходимость такого продления и, таким образом, Новости Федеральной палаты адвокатов ограничения права на свободу лица, содержащегося под стражей. Кро ме того, необходимо законодательно закрепить обязанность следовате ля отчитываться перед судом о том, какие следственные действия бы ли произведены за ранее испрошенный срок, и почему этого срока не хватило для окончания следствия. В противном случае смысл судебно го контроля теряется.

Представляется разумным поэтапное продление срока содержания под стражей свыше двух месяцев: сначала на два месяца, т. е. до четы рех месяцев, и только потом – еще на два месяца, т. е. до шести месяцев.

А затем – до восьми, до десяти и до двенадцати месяцев.

Возможно, следует повысить и уровень судов, которые принимают решения о продлении сроков содержания под стражей свыше четырех месяцев.

Более того, представляется разумным и обоснованным изменять меру пресечения с заключения под стражу на менее строгую, если сле дователем неразумно использовался ранее испрошенный срок.

9. Необходимо обратить внимание на некоторые распространенные нарушения права на защиту лиц, содержащихся в следственных изоля торах.

9.1. В следственных изоляторах в последнее время обычным явлени ем стали очереди адвокатов, пытающихся попасть на свидание к свое му подзащитному. Адвокаты вынуждены стоять в очереди много часов.

Нередко адвокаты занимают очередь в следственный изолятор ранним утром или даже ночью. Это, впрочем, не является гарантией того, что свидание с подзащитным состоится. Причина очередей – отсутствие в следственных изоляторах достаточного количества следственных каби нетов, в которых адвокат может встретиться со своим подзащитным.

Кроме того, получила распространение практика бронирования сле дователями следственных кабинетов для своих нужд.

С одной стороны, ситуация с очередями является нарушением права на защиту подозреваемых и обвиняемых, которые не могут воспользо ваться правом, гарантированным в статьях 46–47 УПК РФ: пользовать ся услугами защитника и иметь свидания с ним наедине и конфиденци ально, в том числе до начала производства конкретных следственных действий, без ограничений во времени и количестве таких свиданий.

44 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) С другой стороны, описанная ситуация является нарушением при нципа равноправия сторон, поскольку следователям предоставляется приоритет перед адвокатами в посещении следственно-арестованных.

9.2. Администрацией большинства следственных изоляторов вве дены ограничения на передачу от защитников (адвокатов) подозре ваемым и обвиняемым, а также от подозреваемых и обвиняемых за щитникам (адвокатам) документов по делу. Для этого требуется либо разрешение администрации, либо разрешение следователя. Получение такого разрешения занимает много времени. Кроме того, администра ция и/или следователь могут отказать в передаче документов по наду манным причинам.

Однако осуществление адвокатом защиты подозреваемых и обви няемых по уголовным делам невозможно без подготовки и передачи друг другу различных записей, проектов процессуальных документов, легально полученных копий материалов уголовного дела и т. д. Такая деятельность адвокатов является частью реализации законодательно возложенной на них функции защиты по уголовным делам.

Недопустима ситуация, когда реализация адвокатом своих процес суальных прав и обязанностей ставится в зависимость от желания или нежелания администрации следственного изолятора или тем более сле дователя, поскольку он является стороной обвинения.

В ряде стран уже давно существует такое понятие, как «адвокатс кая почта». Это понятие определяет особый режим переписки между адвокатом и его подзащитным. Такую переписку не вправе проверять и контролировать следователь и администрация следственного изоля тора в силу распространения на данную переписку режима адвокатс кой тайны.

При этом надо отметить, что передача документов следователем по дозреваемому или обвиняемому всегда происходит беспрепятственно.

Описанная ситуация, безусловно, является нарушением права на за щиту и принципа равноправия сторон.

Нельзя не упомянуть и то обстоятельство, что администрация следственных изоляторов категорически запрещает адвокатам проно сить с собой в изоляторы для работы оргтехнику (фотоаппараты, копи ровальные устройства, компактные компьютеры, диктофоны и т. д.).

Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство не толь ко не запрещает защитникам (адвокатам) пользоваться технически Новости Федеральной палаты адвокатов ми средствами, но, напротив, предусматривает право защитника поль зоваться такими средствами. Например, в соответствии с пунктом части 1 статьи 53 УПК РФ защитник вправе снимать за свой счет ко пии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств. Согласно пункту 6 части 3 статьи 6 Федерального закона № 63 ФЗ от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе фиксировать (в том числе с по мощью технических средств) информацию, содержащуюся в материа лах дела, по которому он оказывает юридическую помощь.

Непонятно, почему администрация следственных изоляторов счи тает, что защитник, например, может записать слова своего подзащит ного на бумагу и вынести их с собой из следственного изолятора, но не вправе записать их на диктофон.

Вышеизложенное свидетельствует о необходимости урегулирова ния на законодательном уровне права защитников, а также подозревае мых и обвиняемых передавать непосредственно друг другу в следствен ных изоляторах документы. Необходимо законодательно урегулировать и право защитников пользоваться в своей деятельности техническими средствами независимо от желания или нежелания следствия и админис трации следственных изоляторов. Любые ограничения подобного рода должны строиться на принципе разумной достаточности.

9.3. Лица, в отношении которых на время предварительного и/или судебного следствия избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, хотя и считаются невиновными, поскольку в отношении них нет вступившего в законную силу приговора суда, тем не менее нахо дятся в гораздо худших условиях, чем осужденные к лишению свободы.

Так, содержащиеся под стражей лица, в отличие от осужденных к лише нию свободы, зачастую содержатся в переполненных камерах. Редко на содержащегося под стражей приходится более двух квадратных метров помещения. В таких условиях лица содержатся практически круглосу точно, поскольку продолжительность прогулки составляет, как прави ло, всего один час в сутки.

Содержащиеся под стражей лица лишены возможности соблюдать правила элементарной личной гигиены (прием душа – не чаще одного раза в неделю, нередко только холодной водой), полноценно питаться.

Это приводит к распространению в условиях СИЗО инфекционных и других заболеваний, включая туберкулез, чесотку и т. д. Нередки слу 46 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) чаи, когда заключенные умирают в следственных изоляторах, не дож давшись приговора суда.

В связи с этим необходимо разработать комплекс мер, направлен ных на улучшение условий содержания в СИЗО лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Возможно, что ситуацию с содержанием лиц в СИЗО могло бы изме нить к лучшему принятие долгожданного Федерального закона «Об об щественном контроле за местами принудительного содержания», кото рый был принят в первом чтении еще в 1997 году. Правоохранительные органы не допускают осуществление какого-либо контроля со сторо ны общественности, в том числе и в изоляторах временного содержа ния и в следственных изоляторах, хотя общественный контроль мог бы в определенной степени снизить количество нарушений, допускаемых в местах содержания под стражей.

*** Все рассмотренные проблемы следует оценивать в свете общих при нципов становления правового государства.

Мера пресечения в виде заключения под стражу – это не только кате гория уголовно-процессуального права, но и конституционно-правовой институт. В его основе – норма статьи 22 (часть 1) Конституции Россий ской Федерации, закрепляющая право каждого на свободу и недопус тимость произвольного вмешательства государства в сферу неприкос новенности личности. Принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность относится к числу основных прав человека. Конституционный Суд Российской Федерации констатирует, что по смыслу Конституции Российской Федерации, ее статей 17 (часть 2), 21 (часть 1) и 22 (часть 1), оно воплощает наиболее значимое социаль ное благо, которое, исходя из признания государством достоинства лич ности, предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу ее автономии, создает условия как для всестороннего развития че ловека, так и для демократического устройства общества См.: постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судо производства, следующих за окончанием предварительного расследования и на правлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан».

Новости Федеральной палаты адвокатов Исходя из того, что нормы уголовно-процессуального законо дательства находятся в общей системе конституционно-правового и международно-правового регулирования, закрепляющего гарантии права каждого на свободу и личную неприкосновенность, федеральный законодатель в качестве основополагающих принципов уголовного су допроизводства сформулировал в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации ряд правил. Однако мы находим необходимым их дальнейшее развитие.

При законодательном совершенствовании анализируемого инсти тута следует учесть Рекомендацию Комитета министров Совета Евро пы № R (80) 11 «О заключении под стражу до суда», принятую 27 июня 1980 года и состоящую в том, чтобы, исходя из гуманистических и соци альных соображений, сокращать применение заключения под стражу до суда как меру пресечения до минимума, согласующегося с интере сами правосудия: «Считаясь невиновным до тех пор, пока не доказа на его вина, ни одно лицо, обвиняемое в совершении преступления, не следует помещать под стражу до суда, если только обстоятельства де ла не делают это строго необходимым. Поэтому заключение под стра жу до суда должно рассматриваться в качестве исключительной меры, и она никогда не должна быть обязательной и использоваться для це лей наказания».

Конституционное право на неприкосновенность личности состоит из ряда субъективных правомочий, одно из которых – знать, по какому основанию, указанному в уголовно-процессуальном законе, по каким мотивам, в силу каких фактических обстоятельств лицо подвергает ся такой мере пресечения, как лишение свободы. Несоблюдение этого права чревато нарушением нормы статьи 9 Всеобщей декларации прав человека. Применение меры пресечения в виде заключения под стражу соответствует ее конституционному смыслу лишь при наличии каких либо оснований, перечисленных в части 3 статьи 55 Конституции Рос сийской Федерации (в частности, такого основания, как учет прав и за конных интересов других лиц).

Законодатель обязан исполнить решения Конституционного Суда Российской Федерации, который, обращаясь к вопросу о гарантиях су дебной защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, сфор мулировал следующие правовые позиции.

48 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Меры пресечения, в том числе заключение под стражу, могут приме няться лишь при наличии оснований, соответствующих целям, указан ным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации;

только в этом случае их применение будет отвечать конституционному смыс лу данного вида мер уголовно-процессуального принуждения, в свя зи с чем орган дознания, следователь, прокурор и суд, принимая реше ние об избрании меры пресечения, о ее отмене или изменении, а также о продлении срока содержания под стражей, в каждом случае должны обосновывать соответствие этого решения конституционно оправдан ным целям3.

Судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и осно вывается на конституционных принципах состязательности и равнопра вия сторон. Это значит, что при решении вопросов, связанных с содержа нием под стражей в качестве меры пресечения, суд должен исследовать фактические и правовые основания для избрания или продления дан ной меры. При этом лицу, в отношении которого избирается мера пре сечения, предоставляется возможность довести до суда свою позицию.

Вопрос о содержании под стражей не должен решаться произвольно или исходя из каких-либо формальных условий. Суд обязан основываться на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоя тельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты4.

См.: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2000 го-да № 175-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан В. А. Жеребенкова и Е. С. Жигарева на нарушение их конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, касающихся применения в качестве меры пресечения заключения под стражу».

См.: постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. В.

Щелухина»;

от 10 декабря 1998 года № 27-П «По делу о проверке конституцион ности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М. А. Баронина»;

от 15 января 1999 года № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уго ловно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М. А. Клю ева»;

определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 года № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278, 355 Уго ловно-процессуального кодекса Российской Федерации»;

от 8 апреля 2004 года № 132-О «По жалобе гражданина Горского Анатолия Вадимовича на нарушение его Новости Федеральной палаты адвокатов Названные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации принципиально совпадают с выводами, сформулированны ми в решениях Европейского Суда по правам человека: практика содер жания лица под стражей без конкретного правового основания, а лишь по причине отсутствия четких правил, регулирующих положение содер жащегося под стражей лица, в результате чего лицо может быть лишено свободы на неопределенный срок без судебного решения, несовместима с принципами правовой определенности и защиты от произвола.

Международные документы требуют от профессиональных объеди нений адвокатов обеспечивать сотрудничество с Правительством для достижения целей правосудия и общественного интереса. Правительс тво, в свою очередь, призывается уважать позиции адвокатов при раз работке национального законодательства и его применении. Именно этим обстоятельством руководствовалась Федеральная палата адвока тов Российской Федерации при подготовке настоящего документа.

*** Учитывая остроту рассмотренных проблем, Федеральная палата ад вокатов Российской Федерации считает необходимым скорейшее при нятие действенных мер по исправлению ситуации, связанной с приме нением меры пресечения в виде заключения под стражу. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации рассчитывает на понимание изложенной позиции со стороны органов всех ветвей государственной власти, общественности и средств массовой информации и надеется на их активное участие в разрешении сложившейся ситуации.

конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 231 Уголовно-процессуаль ного кодекса Российской Федерации»

50 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Международные контакты ФПА 22 — 23 января в Федеральной палате адвокатов РФ прошли встречи руководства Федеральной палаты адвокатов — президен та ФПА Е.В. Семеняко и вице-президентов ФПА Ю.С. Пилипенко и А.П. Галоганова, и Адвокатской палаты города Москвы — президен та палаты Г.М. Резника, с представителями Секции международного права Американской ассоциации юристов.

Американскую делегацию возглавлял председатель Секции Джэф фри Голден, который рассказал о работе Секции международного пра ва, в частности о проектах, которые они реализуют, а также выразил за интересованность в установлении непосредственных контактов между Секцией, Адвокатской палатой города Москвы и Федеральной палатой адвокатов РФ.

В свою очередь представители российской адвокатуры познакоми ли членов делегации с организацией адвокатуры в России, рассказали о роли Федеральной палаты адвокатов, о стоящих перед ней задачах, проблемах и перспективах. В ходе бесед стороны также обсудили воп росы, связанные с ситуацией на рынке юридических услуг, которая сей час складывается в России.

Вечером 22 января посол США в РФ Уильям Бернс в своей резиден ции Спасо-Хаус в честь визита лидеров Секции международного пра ва ААЮ устроил прием для представителей российского юридическо го сообщества.

Новости Федеральной палаты адвокатов О подготовке сборника очерков по истории отечественной адвокатуры Уважаемые коллеги!

Совет Федеральной палаты адвокатов, как уже было заявлено в пе чати, предпринимает шаги к созданию фундаментальной Истории рос сийской адвокатуры.

Эта работа требует серьезной подготовки, включая обсуждение и выработку концепции издания, концентрацию творческого потенциа ла.

Первым шагом по реализации этого масштабного проекта предпо лагается подготовить и издать сборник очерков по истории отечествен ной адвокатуры. В сборник войдут статьи по различным вопросам ис тории адвокатуры, как общие по стране, так и по истории адвокатуры отдельных регионов России.

Работа над сборником позволит выявить и привлечь авторов, пишу щих на темы истории адвокатуры, а также уточнить структуру и объем основного издания — Истории российской адвокатуры.

Статьи в сборник принимаются до конца марта в электронном ви де по адресу:

e-mail: gk.sharov@sanctalex.ru или advgazeta@mail.ru Объемом статьи должен быть не более 1 печатного листа (около печатных страниц). Тематика статей должна соответствовать вопро сам, входящим в структурный план Истории российской адвокатуры, который приведен в приложении.

Отбор присланных работ для включения в сборник осуществляет ся редакцией.

Приглашаем адвокатов и других авторов, интересующихся истори ей адвокатуры, представлять в Федеральную палату адвокатов статьи по тематике сборника.

Главный редактор Вестника ФПА РФ Шаров Г.К.

52 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Приложение Предполагаемая структура «История российской адвокатуры»

I. Зарождение и развитие института адвокатуры.

II. Обзор истории возникновения, развития и регулирования юри дической помощи и представительства в России.

III. Организация юридической помощи и представительства до 1864 года.

IV. Адвокатура в Российской Империи (1864 — 1917 годы).

V. Юридическая помощь в период военного коммунизма (1917 — 1922 годы).

VI. Становление советской адвокатуры в 1922 — 1939 годах.

VII. Адвокатура в Советском Союзе в 1939 — 1977 годах.

VIII. Адвокатура «развитого социализма» в 1977 — 1989 годах.

IX. Адвокатура переходного периода (1989 — 2002 годы).

X. Современная российская адвокатура.

Внутри каждого периода предполагается раскрыть следующие воп росы (в том числе с примерами из регионов):

1. Развитие законодательства об адвокатуре (закрепление принци пов независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов).

2. Виды адвокатской деятельности.

3. Место и роль адвокатуры в обществе и государстве:

— взаимоотношения адвокатуры с органами государственной власти;

— место адвокатуры в деятельности по оказанию юридических услуг.

4. Организация адвокатуры и адвокатской деятельности:

— организация адвокатского сообщества (организации с обязатель ным и добровольным членством), — организационные формы осуществления адвокатской деятель ности, — гонорарная практика.

5. Этические правила адвокатской профессии.

6. Международные контакты российской адвокатуры (взаимоотно шения с иностранными адвокатурами и международными адвокатски ми организациями).

Новости Федеральной палаты адвокатов В качестве иллюстрирующих вставок в вышеназванные разделы предполагается включить:

1. Краткие очерки о выдающихся адвокатах и процессах, выдержки из речей и процессуальных документов.

2. Рисунки, фотокопии и фотографии.

3. Статистические данные об адвокатской деятельности и кадровом составе.

В приложении предполагается поместить:

1. Законодательство об адвокатуре (извлечения).

2. Библиография.

Продолжением серии могли бы стать отдельные сборники:

— История адвокатуры отдельных российских регионов.

— Очерки о выдающихся российских адвокатах.

— Речи и процессуальные документы выдающихся российских ад вокатов.

54 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Утверждена решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2007 года (протокол № 3) ЕДИНАЯ МЕТОДИКА профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов Юридическая помощь адвокатов должна быть квалифицированной Основанием необходимости профессиональной подготовки и пере подготовки адвокатов является гарантированное Конституцией РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ст.48).

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавлива ет, что адвокатской деятельностью является квалифицированная юри дическая помощь.

Без обеспечения права на квалифицированную юридическую по мощь невозможно достичь всеобщего уважения и соблюдения прав и свобод человека, предусмотренных Международными пактами «Об экономических, социальных и культурных правах» и «О граждан ских и политических правах» (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.), невоз можно обеспечить необходимые гарантии для защиты человека, обви няемого в совершении преступления, предусмотренные ст.7 Всеобщей декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ас самблеи ООН 10 декабря 1948 г.), Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с пра вонарушителями, Гавана, 27 августа — 7 сентября 1990 г.) предусматри вают, что для обеспечения надлежащей защиты прав и основных свобод человека, пользоваться которыми должны все люди, независимо от того, являются ли эти права экономическими, социальными и культурными или гражданскими и политическими, необходимо, чтобы все люди дейс твительно имели доступ к квалифицированной юридической помощи.

Федеральной палате адвокатов и адвокатским палатам субъек тов РФ принадлежит основополагающая роль в обеспечении над Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов лежащего уровня подготовки адвокатов, позволяющего им оказы вать квалифицированную юридическую помощь.

Основные принципы, касающиеся роли юристов, основополагаю щую роль в обеспечении предоставления квалифицированной юри дической помощи всем нуждающимся, отводят профессиональным объединениям (палатам) адвокатов и обязывают их обеспечить надле жащую квалификацию и подготовку адвокатов и знание ими професси ональных идеалов и моральных обязанностей, а также прав человека и основных свобод, признанных национальным и международным пра вом (п.9).

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавли вает, что для подтверждения способности оказывать квалифициро ванную юридическую помощь, претенденты, имеющие высшее юриди ческое образование, должны сдать квалификационный экзамен (ст.11) в порядке и по вопросам, утверждаемым советом Федеральной палаты адвокатов. Федеральная палата адвокатов и адвокатские палаты субъ ектов РФ обязаны обеспечить оказание адвокатами квалифицирован ной юридической помощи, то есть высокий уровень юридической по мощи адвокатов (п.4 ст.29, п.2 ст.35).

Постоянное и непрерывное совершенствование знаний и повы шение квалификации адвоката является обязательным стандартом адвокатской профессии.

Непрерывное развитие теории права, изменения законодательства и практики его применения, совершенствование форм и методов адвокат ской деятельности обусловливают необходимость адвокатов постоянно и непрерывно совершенствовать знания и повышать квалификацию.

Основные принципы, касающиеся роли юристов, относят непре рывное образование и постоянное совершенствование знаний адво катами к международно-признанным стандартам адвокатской про фессии, несоблюдение которых является основанием дисциплинарной ответственности, и обязывают профессиональные объединения (пала ты) адвокатов способствовать непрерывному образованию и подготов ке юристов (п.п.24 и 29).

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавлива ет, что адвокат обязан постоянно совершенствовать свои знания и по вышать свою квалификацию (п.1 ст.7).

56 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Обязанности адвокатских палат субъектов РФ и Совета ФПА по вопросам профессиональной подготовки и переподготовки адвока тов и стажеров адвокатов ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавлива ет, что адвокатские палаты субъектов РФ обязаны:

— содействовать повышению профессионального уровня адвока тов, в том числе утверждать программы повышения квалификации ад вокатов и обучения стажеров адвокатов, организовать профессиональ ное обучение по данным программам (подп.8 п.3 ст.31).

— обеспечить контроль за профессиональной подготовкой лиц, до пускаемых к осуществлению адвокатской деятельности (п.4 ст.29).

Устав ФПА обязывает АП субъектов РФ устанавливать порядок и систему ежегодного повышения квалификации адвокатов (ст.25).

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ обязан содействовать по вышению профессионального уровня адвокатов (подп.5 п.3 ст.37) и принять настоящую Единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров адвокатов.

1. Цели Единой методики профессиональной подготовки и пере подготовки адвокатов и стажеров адвокатов Настоящая Единая методика определяет задачи, систему, виды и формы повышения квалификации адвокатов и обучения стажеров, уста навливает единые требования к региональным программам обучения.

2. Основные задачи обучения адвокатов и стажеров адвокатов Основной задачей обучения адвокатов является обеспечение посто янного и непрерывного совершенствования знаний и повышения ква лификации адвокатов, как требование обязательного стандарта адво катской профессии.

Основной задачей обучения стажеров адвокатов является обеспе чение надлежащей подготовки претендентов на получение статуса ад воката, позволяющей им оказывать квалифицированную юридическую помощь.

3. Категории обучающихся Различия в основных задачах обучения адвокатов и стажеров ад вокатов, а также в профессиональном уровне подготовки адвокатов с Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов различным стажем адвокатской деятельности, необходимость эффек тивной организации учебного процесса обусловили разделение обуча ющихся на следующие категории:

1) адвокаты со стажем адвокатской деятельности до 1 года;

2) адвокаты со стажем адвокатской деятельности более 1 года;

3) стажеры адвокатов.

4. Порядок, система, виды и формы обучения адвокатов.

4.1. Адвокатские палаты субъектов РФ самостоятельно определяют порядок и систему обязательного ежегодного повышения квалифика ции адвокатов, утверждают программы повышения квалификации ад вокатов и обучения стажеров адвокатов и организуют профессиональ ное обучение по этим программам, как на собственной учебной базе, так и на основе договоров с кафедрами адвокатуры и/или курсов при ВУЗах, имеющих государственную аккредитацию.

4.2. Для обеспечения исполнения советами адвокатских палат ус тановленной федеральным законом обязанности постоянного обуче ния адвокатов по программам повышения квалификации, адвокатские палаты субъектов РФ при определении размера обязательных отчис лений адвокатов на общие нужды адвокатской палаты обязаны учесть связанные с этим расходы и предусмотреть их в сметах на содержание адвокатских палат.

4.3. Адвокаты со стажем адвокатской деятельности до 1 года проходят обязательное обучение, организуемое адвокатской палатой субъекта РФ, в объеме не менее 30 часов по программе «Введение в про фессию».

4.4. Адвокаты со стажем адвокатской деятельности более 1 года проходят обязательное обучение по «Общей программе повышения ква лификации адвокатов», организуемое адвокатской палатой субъекта РФ, в объеме не менее 20 часов в год или не менее 100 часов каждые пять лет.

Советы АП субъектов РФ при учете времени ежегодного обучения адвокатов, кроме обучения по «Общей программе повышения квали фикации адвокатов», вправе:

58 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) — зачесть присвоение ученых степеней кандидата наук за 2 года и доктора наук за 3 года обязательного обучения по повышению квали фикации;

— зачесть (полностью или частично) документально подтвержден ное обучение по специальным программам в рамках юридической, эко номической и иной специальности, требующейся адвокату для углуб ленной специализации в пределах адвокатской деятельности.

4.5. Советы АП субъектов РФ при учете времени ежегодного обуче ния адвокатов со стажем адвокатской деятельности от 5 до 20 лет, кроме обучения по «Общей программе повышения квалификации ад вокатов», вправе:

— зачесть виды и формы повышения квалификации адвокатов, пре дусмотренные пунктом 4.4 настоящей Единой методики;

— зачесть документально подтвержденную годовую подписку на периодическое адвокатское издание в эквиваленте до 5 часов, на более чем одно адвокатское периодическое издание, включающее одно изда ние ФПА — в эквиваленте до 10 часов;

— предусмотреть возможность и условия зачета иных документаль но подтвержденных видов и форм повышения квалификации адвокатов (участие в семинарах и конференциях, выступление на конференциях и в СМИ по профессиональным вопросам, преподавание на курсах повы шения квалификации адвокатов и обучения стажеров, разработка ме тодических пособий по вопросам адвокатской деятельности).

4.6. Советы АП субъектов РФ при учете времени ежегодного обуче ния адвокатов со значительным стажем адвокатской деятельнос ти, определяемым адвокатскими палатами субъектов РФ, но не менее 20 лет, а также членов советов и квалификационных комиссий адвокат ских палат и руководителей адвокатских образований, в которых рабо тает не менее десяти адвокатов, кроме обучения по «Общей программе повышения квалификации адвокатов», засчитывают им:

— виды и формы повышения квалификации адвокатов, предусмот ренные пунктами 4.4 и 4.5 настоящей Единой методики;

— участие в работе «круглых столов», ведение мастер-классов, учас тие в семинаре по обмену опытом работы, преподавание юридических дисциплин в высших и средних специальных юридических учебных за Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов ведениях, обучение стажера адвоката и наставничество в отношении адвоката со стажем до пяти лет, 5. Учет и контроль профессиональной подготовки и повышения квалификации адвокатов Совет АП субъекта РФ:

— контролирует профессиональную подготовку лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельности.

— ведет учет времени учебы адвокатов, включенных в реестр адво катов соответствующего субъекта РФ и ежегодно подводит итоги рабо ты по профессиональной подготовке и повышению квалификации ад вокатов;

— контролирует повышение квалификации каждым адвокатом в объеме учебного курса и принимает меры к тем адвокатам, которые уклоняются от исполнения обязанности постоянного повышения квалификации;

— выдает адвокатам удостоверения (свидетельства) о выполнении соответствующей программы повышения квалификации или о заче те иных видов и форм повышения квалификации в счет обязательного обучения, по форме, утверждаемой решением совета АП субъекта РФ.

6. Программа «Введение в профессию»

Программа «Введение в профессию» утверждается советом адво катской палаты субъекта РФ и должна включать следующие вопросы:

«История адвокатуры, включая историю адвокатуры соответству ющего субъекта РФ. Выдающиеся присяжные поверенные и адвокаты России и соответствующего субъекта РФ.

Законодательство соответствующего субъекта РФ.

Порядок организации и деятельности адвокатуры. Формы адвокат ских образований. Корпоративные правовые акты органов адвокатско го самоуправления — Федеральной палаты адвокатов и соответствую щей адвокатской палаты субъекта РФ.

Виды юридической помощи. Условия оказания бесплатной юриди ческой помощи и юридической помощи по назначению. Соглашение об оказании юридической помощи, его существенные условия, ордер, до веренность.

Профессиональная этика адвоката, дисциплинарная практика, виды ответственности адвоката.

60 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Адвокатское досье (производство по делу). Правовая позиция по делу.

Составление юридических (включая процессуальные) документов.

Допустимость, относимость и достоверность доказательств. Полу чения и использование доказательств.

Особенности деятельности адвоката в Конституционном Суде РФ и в Европейском Суде по правам человека. Решения этих судов по вопро сам организации и деятельности адвокатуры».

Изучение изменений в законодательстве и судебной практики».

7. «Общая программа повышения квалификации адвокатов»

«Общая программа повышения квалификации адвокатов» утвержда ется советом адвокатской палаты субъекта РФ и может включать обуче ние по следующим направлениям: деятельность адвоката в уголовном, гражданском, арбитражном процессах, специальные знания в деятель ности адвоката, юридическая риторика в деятельности адвоката.

8. Ответственность адвоката за уклонение от постоянного со вершенствования знаний и повышения квалификации Адвокат, не прошедший обязательное обучение, организуемое ад вокатской палатой субъекта РФ, и не представивший документальных подтверждений повышения своей квалификации в иных видах и фор мах, которые приняты к зачету советом АП, в объеме, установленном пунктом 7 настоящей Единой методики, вправе подтвердить самосто ятельное поддержание своей профессиональной квалификации путем сдачи экзамена по вопросам, предусмотренным для лиц, претендую щих на получение статуса адвоката, в порядке, установленном советом АП субъекта РФ.

Адвокаты не выполняющие обязанности постоянно совершенство вать свои знания и повышать свою квалификацию, не выполняющие тре бований, предусмотренных настоящей Единой методикой и решений органов самоуправления адвокатских палат по вопросам повышения квалификации подлежат привлечению к дисциплинарной ответствен ности в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката.

9. Порядок, система и условия обучения стажеров Порядок, система и условия обучения стажеров определяются ад вокатскими палатами субъектов РФ, которые утверждают программы Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов обучения стажеров адвокатов и обеспечивают контроль за професси ональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатс кой деятельности.

10. Программа обучения стажеров Программа обучения стажеров утверждается советом адвокатской палаты субъекта РФ и должна включать вопросы квалификационного экзамена на получение статуса адвоката.

Стажер адвоката проходит стажировку в адвокатском образовании в соответствии с условиями трудового договора. Непосредственное ру ководство стажировкой и обучение стажера адвоката осуществляет ру ководитель стажировки – адвокат-куратор.

11. Учебный год для целей организации обучения адвокатов и стажеров адвокатов Для целей организации обучения адвокатов и стажеров адвокатов, учета времени учебы адвокатов, планирования связанных с этим расхо дов и их учета в сметах на содержание адвокатских палат учебный год соответствует календарному году.

12. Порядок введения настоящей Единой методики Настоящая Единая методика вводится в действие с 1 января 2008 года.

На адвокатов со стажем до одного года, получившим адвокатский статус до 1 января 2008 года пункт 4.3 настоящей Единой методики рас пространяется в пределах, установленных советом АП соответствую щего субъекта РФ.

На адвокатов, прошедших в 2003-2007 годах обучение в объеме не менее 72 часов, пункты 4.4 и 4.5 настоящей Единой методики распро страняется в пределах, установленных Советом АП соответствующе го субъекта РФ.

62 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) РАЗЪЯСНЕНИЯ Совета Адвокатской палаты г. Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката «О сохранении адвокатской тайны при проведении налоговых проверок»

Одобрены решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2007 года (протокол № 3) и рекомендованы для использования в работе адвокатов С учетом возросшей частоты налоговых проверок адвокатских об разований, в ходе которых налоговые органы требуют предъявления документов, содержащих сведения, составляющие адвокатскую тайну, Совет считает необходимым разъяснить:

В соответствии со статьей 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее Закон) адвокатской тай ной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юри дической помощи своему доверителю. Кодекс профессиональной эти ки адвоката (далее Кодекс) утверждает соблюдение профессиональной тайны в качестве безусловного приоритета в деятельности адвоката.

Освободить от обязанности хранить профессиональную тайну адвока та может только доверитель.

Проверяя правильность исчисления и уплаты налогов в адвокат ских образованиях, должностные лица налоговых органов обязаны действовать в строгом соответствии не только с Налоговым кодексом, но и иными федеральными законами /п. 1 ст. 33 НК РФ/. Статья 82 п. НК прямо воспрещает при осуществлении налогового контроля сбор, хранение, использование и распространение информации о налогопла тельщике (плательщике сбора, налоговом агенте), полученной в нару шение принципа сохранности информации, составляющей профессио нальную тайну иных лиц, в частности адвокатскую тайну.

Согласно пункту 6 статьи 25 Закона доходом от адвокатской де ятельности признается вознаграждение, выплачиваемое адвокату до Официальные материалы Федеральной палаты адвокатов верителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с испол нением поручения, которые подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, предус мотренные соглашением.

Следовательно, первичными документами для определения дохо дов от адвокатской деятельности являются выписки по счетам самого адвокатского образования, банковские и кассовые документы, включая индивидуальные карточки (лицевые счета) доходов и расходов, начис ления и уплаты налогов по каждому адвокату, справок с указанием но меров и дат соглашений с доверителями и актов выполненных работ.

Документами, подтверждающими профессиональные расходы, кото рые адвокат осуществляет за счет получаемого вознаграждения, слу жат: решения собрания (конференции) адвокатов о размере обяза тельных отчислений на нужды адвокатской палаты;

решения высшего органа адвокатского образования о размерах отчислений на его содер жание;

заверенную выписку из соглашения об оказании юридической помощи о включенных в сумму вознаграждения адвоката профессио нальных расходах (на транспорт, проживание в гостинице, оплату тру да привлекаемых специалистов и т.п.), а также документы, подтвержда ющие понесенные расходы.

Требовать представления соглашений об оказании юридической помощи и актов выполненных работ налоговые органы не вправе, ибо профессиональную тайну составляет сам факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей, не говоря уже о содержании оказанной юридической помощи.

Необходимо отметить случаи, когда налоговые органы обращают ся в адвокатские образования, преследуя цель проверить правильность исчисления и уплаты налогов доверителями адвокатов (встречная про верка). Как правило, налоговики уже располагают в подобных ситу ациях экземпляром соглашения об оказании юридической помощи, имевшимся у доверителя, и хотят сверить его с экземпляром, который остался у адвоката. Следует иметь в виду, что доверитель может осво бодить адвоката от обязанности хранить адвокатскую тайну. Поэтому адвокату целесообразно проинформировать доверителя о визите на логовиков и их требованиях. Доверитель может дать согласие на пред ставление налоговым органам как соглашения, так и акта выполненных 64 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) работ. Такое согласие должно быть дано в письменной форме, с точным указанием объема раскрываемых сведений.

Представление налоговым органам документов, содержащих про фессиональную тайну, без согласия доверителя, является нарушением требований Закона и Кодекса, и при поступлении жалобы доверителя влечет привлечение к дисциплинарной ответственности.

Новое в законодательстве Указ Президента Российской Федерации от 4 февраля 2008 г. № 130 г.Москва «Об установлении Дня юриста»

1. Установить профессиональный праздник — День юриста и отме чать его 3 декабря.

2. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.

Президент Российской Федерации В. Путин Москва, Кремль Опубликовано в «Российской газете» 6 февраля 2008 г.

66 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 20 ноября 2007 г. № 13-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 И 445 УГОЛОВНО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБАМИ ГРАЖДАН С.Г. АБЛАМСКОГО, О.Б. ЛОБАШОВОЙ И В.К. МАТВЕЕВА Именем Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации в составе председа тельствующего — судьи Г.А. Жилина, судей Ю.М. Данилова, Л.М. Жар ковой, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Н.В. Мельни кова, Н.В. Селезнева, с участием граждан С.Г. Абламского и О.Б. Лобашовой, представи телей гражданки О.Б. Лобашовой — адвокатов Ю.Л. Ершова и В.П. Нос кова, представителя Государственной Думы — кандидата юридических наук Е.А. Фоминой и представителя Совета Федерации — доктора юри дических наук Е.В. Виноградовой, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Фе дерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 86, 96, 97 и 99 Феде рального конституционного закона «О Конституционном Суде Россий ской Федерации», рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституцион ности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 УПК Российской Федерации.

Новое в законодательстве Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан С.Г. Аблам ского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, со ответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые за явителями законоположения.

Поскольку все жалобы касаются одного и того же предмета, Конс титуционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», соединил дела по этим жалобам в одном про изводстве.


Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.В. Мельникова, объяс нения представителей сторон, заключение эксперта — доктора юри дических наук С.П. Щербы, выступления приглашенных в заседание представителей: от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.Л. Оксюка, от Министерства внутренних дел Российской Федерации — К.Е. Любимова, от Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации — Б.А. Казаковцева, исследовав пред ставленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Рос сийской Федерации установил:

1. Граждане С.Г. Абламский, О.Б. Лобашова и В.К. Матвеев просят признать не соответствующими Конституции Российской Федерации ряд положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе дерации, которыми регламентируется производство по применению принудительных мер медицинского характера в отношении лица, со вершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии не вменяемости.

1.1. Советский районный суд города Брянска удовлетворил хода тайство следователя прокуратуры Брянской области о помещении гражданина С.Г. Абламского, обвинявшегося в совершении деяния, предусмотренного частью второй статьи 129 «Клевета» УК Российской Федерации, в психиатрический стационар Брянской областной боль ницы для производства судебно-психиатрической экспертизы. Надзор ные жалобы С.Г. Абламского в Брянский областной суд на принимав шиеся в ходе производства по делу судебные решения возвращены без рассмотрения с указанием на то, что по заключению судебно-психиат рической экспертизы он нуждается в принудительном лечении и пото му не вправе лично оспаривать решения суда.

68 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Полагая, что нормы главы 51 «Производство о применении прину дительных мер медицинского характера» УПК Российской Федерации лишают лицо, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, возможности самому знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, лично осуществляя свою защиту, а также обжаловать принятые по делу решения, С.Г. Абламский просит признать это регулирование (содержа щееся в части третьей статьи 433, частях третьей и шестой статьи 439, части первой статьи 441 и статье 444) нарушающим его права, закреп ленные в статьях 45 и 46 Конституции Российской Федерации.

1.2. Постановлением Ленинского районного суда города Ярославля было продлено применение принудительных мер медицинского харак тера в виде амбулаторного лечения и наблюдения у врача-психиатра в условиях психиатрического диспансера в отношении гражданки О.Б.

Лобашовой, обвинявшейся в совершении деяния, предусмотренного частью первой статьи 318 «Применение насилия в отношении предста вителя власти» УК Российской Федерации. Кассационная и надзорная жалобы на это постановление, поданные О.Б. Лобашовой в Ярослав ский областной суд, а также ее ходатайство о прекращении принуди тельного лечения, направленное в Ленинский районный суд города Ярославля, возвращены без рассмотрения со ссылкой на то, что в соот ветствии со статьями 402, 444 и 445 УПК Российской Федерации она не относится к числу лиц, которые вправе обжаловать указанные судебные решения и заявлять соответствующие ходатайства, и что ее процессу альные права были реализованы ее законным представителем.

Неконституционность статей 402 и 444, а также части первой статьи 445 УПК Российской Федерации О.Б. Лобашова усматривает в том, что содержащиеся в них нормы, не включая лицо, в отношении которого применяются принудительные меры медицинского характера, в число участников уголовного судопроизводства, имеющих право обжаловать решения суда о применении и продлении принудительных мер меди цинского характера и могущих инициировать рассмотрение вопроса о прекращении применения этих мер, лишают ее права на самостоятель ное обращение в суд за защитой своих прав и тем самым противоре чат статьям 45 и 46 Конституции Российской Федерации. Не соответс твующими Конституции Российской Федерации заявительница просит признать и те нормы главы 51 УПК Российской Федерации, которые, Новое в законодательстве как она полагает, не предоставляют лицам, в отношении которых ве дется производство или уже принято решение о применении принуди тельных мер медицинского характера, право знакомиться с затрагива ющими их права решениями и участвовать в судебном заседании, т.е.

часть третью статьи 433, части третью и шестую статьи 439 и часть пер вую статьи 441.

Кроме того, О.Б. Лобашова утверждает, что используемое как в гла ве 51 УПК Российской Федерации (часть вторая статьи 443, часть шес тая статьи 445), так и в главе 15 УК Российской Федерации (часть третья статьи 102, часть вторая статьи 104) в связи с регламентацией основа ний для применения, продления, изменения и прекращения примене ния принудительных мер медицинского характера понятие «психичес кое состояние» является юридически неопределенным и порождает произвольное применение этих мер, что противоречит статьям 19 и Конституции Российской Федерации.

Между тем отсутствие в законе формально определенных критериев понятия «психическое состояние», относящегося по своей природе к ка тегориальному аппарату наук, изучающих психическую сферу человека, само по себе не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявительницы. Его содержание конкретизируется судом в каждом уголовном деле на основе подтвержденных доказательствами фактичес ких обстоятельств с помощью специальных познаний экспертов в облас ти судебной психиатрии. Исходя из их выводов о наличии или отсутс твии у лица психического расстройства и о существовании в связи с этим опасности причинения им вреда себе самому или другим лицам суд уста навливает соответствующие изменения в психическом состоянии данно го лица, выступающие в качестве правообразующих, правоизменяющих или правопрекращающих юридических фактов, и тем самым обеспечи вает справедливое разрешение уголовного дела либо возникающих в свя зи с применением принудительных мер медицинского характера процес суальных вопросов. Именно суд, исследуя вопрос о наличии оснований для применения, продления, изменения или прекращения применения к лицу принудительных мер медицинского характера, обязан проверить в судебном заседании обоснованность выводов специалистов-психиатров о наличии у лица психического расстройства и его возможных последс твиях и в зависимости от психического состояния лица принять надле жащим образом мотивированное решение по делу.

70 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) 1.3. По постановлению Железнодорожного районного суда горо да Новосибирска в отношении гражданина В.К. Матвеева в связи с со вершением им деяния, предусмотренного частью первой статьи «Применение насилия в отношении представителя власти» УК Россий ской Федерации, были применены принудительные меры медицинско го характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и ле чения у психиатра по месту жительства. Полагая, что при рассмотрении его дела был нарушен уголовно-процессуальный закон (в частности, к участию в деле ни на предварительном следствии, ни в судебном раз бирательстве не привлекался законный представитель, при проведении экспертиз не участвовал защитник), В.К. Матвеев обжаловал это поста новление в кассационном порядке, однако в рассмотрении жалобы ему было отказано со ссылкой на то, что статья 444 УПК Российской Феде рации наделяет правом обжалования такого рода решений только за щитника, законного представителя или близкого родственника лица, в отношении которого рассматривалось уголовное дело, и прокурора.

В.К. Матвеев просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19, 45, 46 (части 1 и 2), 50 (часть 3) и 55 (часть 3), взаимосвязанные положения статей 437, 438 и 444 УПК Российской Федерации, как не предусматривающие обжалование пос тановления о применении принудительных мер медицинского характе ра самим лицом, в отношении которого эти меры применяются. Кроме того, он оспаривает конституционность части первой статьи 437 УПК Российской Федерации, как не обеспечивающей обязательное привле чение к участию в производстве о применении принудительных мер ме дицинского характера законного представителя лица, в отношении ко торого ведется данное производство.

Между тем закрепленное в части первой статьи 437 УПК Российской Федерации правило о привлечении на основании постановления сле дователя или суда законного представителя лица, в отношении которо го ведется производство о применении принудительных мер медицин ского характера, к участию в уголовном деле служит важной гарантией прав лиц, не способных (или недостаточно способных) самостоятель но участвовать в судопроизводстве в силу наличия у них психическо го расстройства.

Использованная федеральным законодателем формулировка «за конный представитель привлекается к участию в уголовном деле» яв Новое в законодательстве ляется императивным по своему характеру предписанием, которое ис ключает осуществление производства о применении принудительных мер медицинского характера без участия в уголовном деле законного представителя, равно как статья 438 УПК Российской Федерации не до пускает рассмотрение этой категории дел в отсутствие защитника. Дан ный вывод подтверждается и положениями частей третьей и шестой статьи 439, частей первой и третьей статьи 445 УПК Российской Фе дерации, предусматривающими обязанность следователя и суда в ходе производства по каждому делу о применении принудительных мер ме дицинского характера предоставлять процессуальные документы за конному представителю.

Следовательно, часть первая статьи 437 УПК Российской Федера ции, предусматривающая в системном истолковании с другими нор мами данного Кодекса обязательное участие в производстве о при менении принудительных мер медицинского характера законного представителя лица, в отношении которого оно осуществляется, не мо жет рассматриваться как нарушающая права, гарантированные статья ми 45 и 46 Конституции Российской Федерации.


1.4. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются находящи еся в нормативном единстве положения статьи 402, части третьей ста тьи 433, статей 437 и 438, частей третьей и шестой статьи 439, части пер вой статьи 441, статьи 444 и части первой статьи 445 УПК Российской Федерации, на основании которых определяются процессуальные пра ва лица, в отношении которого осуществляется производство о при менении принудительных мер медицинского характера, а именно пра ва на личное ознакомление с материалами уголовного дела, на участие в судебном заседании при его рассмотрении, на заявление ходатайств, инициирование рассмотрения вопроса об изменении и прекращении применения таких мер и обжалование принятых по делу процессуаль ных решений.

2. Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью и — исходя из того, что пра ва и свободы человека и гражданина являются непосредственно дейс твующими, определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием, — возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы и охранять до 72 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) стоинство личности (статьи 2 и 18;

статья 21, часть 1). Неотчуждае мость основных прав и свобод человека и их принадлежность каждому от рождения (статья 17, часть 2, Конституции Российской Федерации) предполагает недопустимость какого бы то ни было их умаления, в том числе в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами.

Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нор мам международного права и в соответствии с Конституцией Российс кой Федерации;

при этом общепризнанные принципы и нормы между народного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и если международ ным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (статья 15, часть 4;

статья 17, часть 1, Конституции Российс кой Федерации). Соответственно, часть третья статьи 1 УПК Российской Федерации закрепляет, что общепризнанные принципы и нормы меж дународного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство;

если международным до говором Российской Федерации установлены иные правила, чем предус мотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, то применяются правила международного договора.

Согласно Международному пакту о гражданских и политических правах каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемо го ему уголовного обвинения быть судимым в его присутствии и защи щать себя лично или через посредство выбранного им самим защит ника (подпункт «d» пункта 3 статьи 14). Право каждого обвиняемого в совершении уголовного преступления защищать себя лично или че рез посредство выбранного им самим защитника или, при недостат ке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия, закреплено также Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (подпункт «с» пункта 3 статьи 6).

Конкретизируя приведенные положения международно-правовых актов применительно к лицам, страдающим психическими расстройс твами, Принципы защиты психически больных лиц и улучшения пси хиатрической помощи (приняты 17 декабря 1991 года Резолюцией Ге Новое в законодательстве неральной Ассамблеи ООН 46/119) предусматривают право любого психически больного лица на осуществление всех признанных между народными нормами гражданских, политических, экономических, со циальных и культурных прав и прямо указывают на недопустимость какой-либо дискриминации, т.е. установления в связи с психическим заболеванием лица таких отличий, исключений или предпочтений, следствием которых являются отрицание или ограничение равенства в реализации прав (пункты 4 и 5 принципа 1);

в отношении же лиц, со вершивших запрещенные уголовным законом деяния, если предпола гается или установлено, что они страдают психическим заболеванием, общие принципы защиты подлежат применению в полном объеме с та кими минимальными, необходимыми в данных обстоятельствах изме нениями и исключениями, которые не будут наносить ущерб их правам (принцип 20);

при этом государства обязаны обеспечивать наличие со ответствующих механизмов для соблюдения данной Резолюции, в том числе в части разрешения жалоб (принцип 22).

В ряде других документов — рекомендации Парламентской Ассам блеи Совета Европы 818 (1977) «О положении психически больных», рекомендациях Комитета Министров Совета Европы N R(83)2 «Отно сительно правовой защиты лиц, страдающих психическим расстройс твом, которые были госпитализированы в принудительном порядке», N R(99)4 «О принципах, касающихся правовой защиты недееспособных взрослых», Rec(2004)10 «Относительно защиты прав человека и досто инства лиц с психическим расстройством» государствам — членам Со вета Европы предложено установить, чтобы судебные решения не при нимались только на основании медицинских заключений, а пациенту с психическим заболеванием, как и любому другому лицу, было обеспе чено право быть выслушанным и чтобы в случаях предполагаемого пра вонарушения в течение всего разбирательства присутствовал адвокат;

лица с психическими расстройствами должны иметь возможность осу ществлять все свои гражданские и политические права, а любые их ог раничения допускаются строго в соответствии с Конвенцией о защи те прав человека и основных свобод и не могут основываться на одном лишь факте наличия у лица психического заболевания.

С названными положениями международных актов соотносят ся предписания Закона Российской Федерации от 2 июля 1992 года «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказа 74 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) нии», согласно части первой статьи 5 которого лица, страдающие пси хическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами;

ограничение же прав и свобод граждан, свя занное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, пре дусмотренных законами Российской Федерации, как это следует из ста тьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

3. Согласно части третьей статьи 433 и части первой статьи 441 УПК Российской Федерации производство о применении принудительных мер медицинского характера в отношении лица, совершившего запре щенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, осу ществляется в порядке, установленном данным Кодексом с изъятиями, предусмотренными его главой 51.

Лица, в отношении которых осуществляется производство о приме нении принудительных мер медицинского характера, непосредственно не упомянуты ни в разделе II УПК Российской Федерации в числе учас тников уголовного судопроизводства — в отличие от других лиц, в от ношении которых также осуществляется преследование, но которые способны нести уголовную ответственность (подозреваемые и обвиня емые), ни в самой главе 51 УПК Российской Федерации — в числе тех субъектов, которым в соответствии с правилами данной главы разъяс няется право знакомиться с материалами уголовного дела, которые уве домляются о прекращении уголовного дела или о направлении его в суд для применения принудительной меры медицинского характера с вру чением копии соответствующего постановления и которые наделены правом участвовать в судебном заседании при его рассмотрении (части третья и шестая статьи 439, часть первая статьи 441);

не отнесены они и к имеющим право обжаловать постановления суда в кассационном и надзорном порядке (статьи 402 и 444) и право инициировать прекра щение или изменение принудительной меры медицинского характера (часть первая статьи 445). В силу статей 437 и 438 УПК Российской Фе дерации перечисленные права осуществляются законным представите лем и защитником лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

В правоприменительной практике изъятия из общего порядка про изводства по уголовному делу в отношении данной категории лиц тол куются как изъятия из их процессуального статуса, исключающие воз Новое в законодательстве можность личного участия в производстве по уголовному делу. Между тем, по смыслу правовой позиции, сформулированной Конституцион ным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 июня года N 11-П, при обеспечении процессуальных гарантий лицам, чьи права и законные интересы затрагиваются в ходе уголовного судопро изводства, необходимо исходить не только из формального наделения их соответствующим процессуальным статусом, но и, прежде всего, из сущностных признаков, характеризующих их фактическое положение.

3.1. Лицо, в отношении которого ведется производство о примене нии принудительных мер медицинского характера, так же как подозре ваемый и обвиняемый по уголовному делу, по существу, уличается в со вершении деяния, запрещенного уголовным законом. Поэтому такому лицу, хотя оно и не привлекается к уголовной ответственности, должны обеспечиваться равные с другими лицами, в отношении которых осу ществляется преследование, процессуальные права, — тем более что, как следует из пункта 3 части второй статьи 29, пункта 16 части четвер той статьи 47, пункта 4 части третьей статьи 49, пункта 3 статьи 196 и статьи 203 УПК Российской Федерации, до получения результатов су дебно-психиатрической экспертизы лицо, в отношении которого она проводилась, по своему статусу являлось обвиняемым или подозревае мым и, таким образом, уже обладало соответствующими процессуаль ными правами (статьи 46 и 47 УПК Российской Федерации).

Само по себе отсутствие в частях третьей и шестой статьи 439, статьях 402 и 444, части первой статьи 445 УПК Российской Федерации упомина ния рассматриваемой категории лиц в качестве самостоятельных субъек тов процессуальных прав, равно как и наделение статьями 437 и 438 дан ного Кодекса правом действовать в их интересах законного представителя и защитника не могут расцениваться как исключающие их участие в судеб ном разбирательстве, однако в правоприменительной практике с момента получения заключения судебно-психиатрической экспертизы лицо, при знанное невменяемым, как правило, не только автоматически считается не способным лично осуществлять указанные в этих нормах процессуальные действия, но и лишается остальных прав, предоставленных в уголовном судопроизводстве лицам, в отношении которых ведется уголовное пресле дование, а именно: знать, в совершении какого общественно опасного де яния его уличают, давать объяснения по обстоятельствам дела, заявлять ходатайства, участвовать в производстве следственных действий и судеб 76 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) ном разбирательстве, приносить жалобы на действия и решения следова теля, прокурора и суда, знакомиться с заключением экспертов и др.

С момента приобщения к материалам уголовного дела заключе ния судебно-психиатрической экспертизы обеспечение процессуаль ных прав данной категории лиц в полном объеме передается закон ному представителю и защитнику, сами же эти лица, таким образом, фактически утрачивают уголовно-процессуальную дееспособность, т.е.

становятся в производстве о применении принудительных мер меди цинского характера его объектом, без проверки в судебном заседании, действительно ли они не способны (с точки зрения психического состо яния) самостоятельно защищать свои права.

Между тем отсутствие в уголовном и уголовно-процессуальном за конодательстве основанного на обязательном учете реальной способ ности лица осуществлять процессуальные действия дифференциро ванного регулирования прав тех, у кого такая способность, несмотря на заболевание, сохранена, и тех, кто действительно по своему психи ческому состоянию не может самостоятельно защищать свои права, не соответствует международным обязательствам Российской Феде рации и законодательству Российской Федерации о психиатричес кой помощи и не обеспечивает защиту прав личности от необосно ванных ограничений. Лишение лица, в отношении которого подлежат применению или применены принудительные меры медицинского ха рактера, возможности самостоятельно реализовывать свои процес суальные права, если психическое заболевание этому не препятству ет, означает не согласующееся с конституционно значимыми целями, закрепленными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Феде рации, ограничение прав, гарантированных каждому ее статьями (часть 2) и 46 (часть 1).

Данный вывод корреспондирует практике Европейского Суда по правам человека, который в постановлении от 20 октября 2005 года по делу «Романов против России» признал, что присутствие заявителя в судебном заседании является необходимым условием для того, что бы судья лично мог убедиться в его психическом состоянии и принять справедливое решение;

рассмотрение дела судом первой и кассацион ной инстанций в отсутствие заявителя (вопреки его желанию), которое ничем не может быть компенсировано, допустимо лишь при наличии особых обстоятельств, например если имеют место какие-либо призна Новое в законодательстве ки агрессивного поведения или если физическое и психическое состоя ние не позволяет ему предстать перед судом.

3.2. Конституционное право на судебную защиту в его истолковании Конституционным Судом Российской Федерации предполагает, пре жде всего, право каждого на обращение в суд самостоятельно либо че рез своего представителя, законного представителя или защитника;

при этом, по смыслу правовых позиций, сформулированных Консти туционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 3 мая 1995 года N 4-П, от 16 марта 1998 года N 9-П, от 17 ноября 2005 года N 11-П и от 20 февраля 2006 года N 1-П, правомочие лично обращаться к суду за защитой своих прав и свобод имеет универсальный характер и является неотъемлемым элементом нормативного содержания данно го права. Указанного правомочия не могут быть лишены и лица, в от ношении которых разрешается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера либо об их продлении, изменении или прекращении.

Именно такое регулирование предусмотрено для решения вопро сов, связанных с признанием лиц недееспособными и их госпитали зацией в психиатрический стационар в недобровольном порядке, в гражданском судопроизводстве, где допускается личное участие лица в судебном заседании, если это возможно по его состоянию здоровья;

если же по сведениям, полученным от представителя психиатрическо го учреждения, психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении вопроса о его госпитализации в проводи мом в помещении суда судебном заседании, то заявление о принуди тельной госпитализации гражданина рассматривается судьей в психи атрическом стационаре;

признается также право на личное заявление ходатайств и обжалование в суд нарушающих права и свободы граж дан действий и решений медицинских и иных работников при оказа нии лицу психиатрической помощи, а также право лично обжаловать в кассационном и надзорном порядке решение суда о госпитализации в недобровольном порядке, о продлении ее сроков, о признании лица не дееспособным (часть первая статьи 284, часть первая статьи 304, статья 336 и часть первая статьи 376 ГПК Российской Федерации, часть вто рая статьи 34, часть третья статьи 35 и часть вторая статьи 37 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

78 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Отсутствие в нормах главы 51 УПК Российской Федерации анало гичных прямых предписаний относительно прав, предоставленных лицам, страдающим психическими расстройствами, в уголовном су допроизводстве, истолковывается в правоприменительной практике как позволяющее не учитывать фактическую способность лица, в от ношении которого ведется производство о применении принудитель ных мер медицинского характера, лично участвовать в производстве по делу и самостоятельно осуществлять процессуальные действия, направленные на защиту своих интересов.

В процессе дальнейшего совершенствования уголовно-процессуаль ного законодательства в данной сфере федеральный законодатель впра ве — исходя из конституционного принципа равенства, не допускающе го различное регулирование однородных по своей юридической природе отношений (Постановление Конституционного Суда Российской Фе дерации от 28 мая 1999 года N 9-П), — в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий осуществить дифференцированное регу лирование прав указанных лиц с учетом их психического состояния и способности лично участвовать в уголовном судопроизводстве.

3.3. Таким образом, находящиеся в нормативном единстве положе ния статьи 402, части третьей статьи 433, статей 437 и 438, частей тре тьей и шестой статьи 439, части первой статьи 441, статьи 444 и части первой статьи 445 УПК Российской Федерации нарушают статьи 19, 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Феде рации в той мере, в какой эти положения — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяют лицам, в отношении которых осуществляется производство о приме нении принудительных мер медицинского характера, лично участво вать в уголовном процессе и самостоятельно реализовывать свои про цессуальные права, а именно знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заяв лять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и обжаловать принятые по делу процессуальные решения.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционно го закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Консти туционный Суд Российской Федерации постановил:

Новое в законодательстве 1. Признать не соответствующими Конституции Российской Феде рации, ее статьям 19, 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), находящие ся в нормативном единстве положения статьи 402, части третьей статьи 433, статей 437 и 438, частей третьей и шестой статьи 439, части первой статьи 441, статьи 444 и части первой статьи 445 УПК Российской Фе дерации в той мере, в какой эти положения — по смыслу, придаваемо му им сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяют лицам, в отношении которых осуществляется производство о примене нии принудительных мер медицинского характера, лично знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заявлять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и об жаловать принятые по делу процессуальные решения.

2. Правоприменительные решения по делам граждан С.Г. Абламс кого, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева подлежат пересмотру в установ ленном порядке с учетом настоящего Постановления, если для этого нет иных препятствий.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалова нию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует не посредственно и не требует подтверждения другими органами и долж ностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Поста новление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российс кой газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации».

Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Консти туционного Суда Российской Федерации».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.