авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ИЗДАНИЕ УЧРЕДИТЕЛЬ: ВЕСТНИК Федеральная палата адвокатов ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПАЛАТЫ АДВОКАТОВ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Как видно, специфические обязательства Китая перед ВТО по юри дическим услугам являются более узкими, нежели аналогичные обяза тельства России.

Иными словами, Китай обошел Россию, причем не впервой, добив шись в данной сфере более выгодных для себя условий, нежели Россия:

счет 0:1 не в пользу России.

Точка зрения 5. ИТОГ ПЕРЕГОВОРОВ В ОТНОШЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОС СИИ ПЕРЕД ВТО ПО ЮРИДИЧЕСКИМ УСЛУГАМ В СРАВНЕНИИ С АНАЛОГИЧНЫМИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ ЧЕТЫРЕХ БЫВШИХ РЕС ПУБЛИК СССР, ЯВЛЯЮЩИХСЯ ЧЛЕНАМИ ВТО: СЧЕТ 2: Сравнение объема обязательств четырех бывших республик СССР перед ВТО в отношении юридических услуг с аналогичными обязатель ствами России позволяет сделать следующие выводы:

в целом обязательства России являются более узкими, нежели обяза тельства Армении и Грузии;

в целом обязательства России являются более широкими, нежели обязательства Киргизии и Молдавии.

Счет равный: 2:2, что вряд ли можно считать для России достиже нием. Кроме того, равенство такого счета (и, наверное, слава Богу, что именно равенство!) несколько обесценивается, если сравнить экономи ку России с экономиками указанных стран.

6. ИТОГ ПЕРЕГОВОРОВ В ОТНОШЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОС СИИ ПЕРЕД ВТО ПО ЮРИДИЧЕСКИМ УСЛУГАМ В СРАВНЕНИИ С АНАЛОГИЧНЫМИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ АВСТРИИ Ниже приводятся перечень специфических обязательств по юриди ческим услугам Австрии13.

Способы поставки: 1) Трансграничная поставка 2) Потребление за рубежом 3) Коммерческое присутствие 4) Присутствие физических лиц Ограничения Сектор или под- Ограничения до национального Доп. обяз-ва сектор ступа на рынок режима а) Деятельность в 1 ) От иностранных юри 1) Нет дических консультантов виде юридических требуется членство в их конс ультаций по национальных професси праву страны проис ональных объединениях;

хождения и между- они могут использовать народному праву, за св о е пр о ф ессиональ исключением права ное наименование толь Европейской эконо- ко с указанием на место мической зоны/ЕС их регистрации в стране происхождения (из CPC 861) Информация получена с сайта ВТО www.wto.org. Ее перевод выполнен А.И. Мурано вым и Л.С. Балеевских.

120 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) 2) Нет 2) Нет 3) Обязательства не 3) Обязательства не при принимаются нимаются 4) Обязательства не принимаются, за 4) Обязательства не при исключением ука- нимаются за исключени занного ниже: ем указанных в колонке По просьбе к ли- «Ограничения доступа ента юридические на рынок»

консультанты мо гут временно пере двигаться на терри торию Австрии для того, чтобы оказать конкретную услугу Как видно, Австрия, в отличие от России, не привержена открытию своей национальной сферы оказания платных юридических услуг.

7. ОБЩЕЕ МНЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ТОРГОВЛИ РОССИИ О НАДЛЕЖАЩЕЙ ПОЗИЦИИ РОССИИ В ПЕРЕГОВОРАХ ПО УСЛУГАМ: НЕСООТВЕТСТВИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ЧАСТНОМУ СЛУ ЧАЮ С ПЛАТНЫМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ УСЛУГАМИ Вряд ли будет преувеличением утверждение о том, что сказанное ниже отражает мнение Министерства экономического развития и тор говли России: «В целом в разработке обязательств по услугам Россия принимала во внимание следующие параметры:

• текущее состояние экономики, а также перспективы ее развития.

В этой связи изучались статистические показатели отраслей услуг (как внутреннее развитие, так и внешнеэкономические показатели);

учи тывалась социально-экономическая ситуация в стране и планы Пра вительства Российской Федерации;

принимались во внимание мнения отечественных производителей услуг, а также иностранных поставщи ков, которые заинтересованы в деятельности на российском рынке ус луг;

использовались аналитические материалы научно-исследователь ских институтов.

• важным пунктом в формировании обязательств по услугам явля ется состояние законодательной базы и перспективы ее развития.

… Точка зрения В общем смысле подходы, использованные при формировании про екта Перечня российских обязательств, направлены на создание нор мальной конкурентной среды на национальном рынке услуг, привле чение иностранных капиталовложений и одновременно защиту тех российских поставщиков услуг, которые пока находятся в неравном положении по отношению к иностранным поставщикам, а также сек торов, имеющих принципиальное значение для стабильного функцио нирования экономической, в том числе финансовой системы страны.

… Таким образом, обязательства по услугам учитывают особен ность формирования сферы услуг России, которая в целом относится к нарождающейся — infant industry, что подразумевает сохранение оп ределенных мер защиты от иностранной конкуренции в ряде отрас лей услуг (в секторах транспортных, страховых, банковских, теле коммуникационных, туристических услуг и ряда других)»14.

Эта цитата взята из брошюры, подготовленной сотрудниками ООО «Центр торговой политики и права»15. Данный Центр «совместно с за падными консультационными и юридическими компаниями выиграл два тендера на оказание консультационных услуг Правительству Российской Федерации по присоединению к Всемирной торговой орга низации (ВТО) (в рамках проекта Европейской экспертной службы, а также в рамках проекта, финансируемого Департаментом меж дународного развития Великобритании)»16 и являлся консультантом Министерства. Сегодня сотрудники этого ООО выступают эксперта ми в проекте «Вступление России в ВТО», который реализуется при финансовой поддержке ЕС17, и партнером в котором является Минис терство. Упомянутая выше брошюра, равно как и пять других брошюр по праву ВТО18, подготовлены в рамках данного проекта и на их облож ке изображена эмблема Министерства и информация о том, что оно яв ляется партнером данного проекта.

Данильцев А.В.;

Медведкова И.А.;

Трудаева Т.А. Торговля услугами: практические аспекты в свете присоединения России ко Всемирной торговой организации. По собие для бизнеса. — М.: ООО «ИПП «Куна», 2006. С. 50—51.

http://www.ctpl-msk.ru.

http://www.ctpl-msk.ru/index.sema?a=articles&pid=4.

http://www.wto-russia.org http://www.wto-russia.org/index.php?option=com_content&task=view&id=16&Itemid=31.

122 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Информация из приведенной выше цитаты в целом, вероятно, явля ется верной, но только не для частного случая с платными юридически ми услугами. Применительно к переговорам по таким услугам:

статистические показатели сферы этих услуг (как внутреннее разви тие, так и внешнеэкономические показатели) не изучались;

социально-экономическая ситуация в России применительно к ли цам, оказывающим платные юридические услуги, не учитывалась;

мнение таких лиц, как российских, так и иностранных поставщиков, которые заинтересованы в деятельности в упомянутой сфере, не запра шивалось;

аналитические материалы научно-исследовательских институтов не использовались;

состояние законодательной базы в отношении упомянутой сферы и перспективы ее развития важным пунктом в формировании обяза тельств по юридическим услугам не являлось.

Как с точки зрения российских лиц, оказывающих платные юридичес кие услуги, так и объективно подходы, использованные при формировании проекта «Перечня» применительно к юридическим услугам, нельзя считать направленными на создание нормальной конкурентной среды на нацио нальном рынке таких услуг, привлечение иностранных капиталовложений и одновременно защиту таких российских лиц, которые пока находятся в не равном положении по отношению к иностранным поставщикам.

Обязательства России по юридическим услугам не учитывают осо бенность формирования в ней сферы таких услуг, которая в целом, как совершенно верно было замечено выше, относится к нарождающейся, что должно было бы подразумевать сохранение определенных мер за щиты от иностранной конкуренции в данной сфере.

Думается, что на приведенную выше «оптимистическую» оценку повлияло и то обстоятельство, что ЕС осуществлял финансовую подде ржку различных информационных и исследовательских проектов, осу ществлявшихся в России в связи с процессом ее вступления в ВТО.

Нельзя не упомянуть и о следующем утверждении в сообщении Де партамента торговых переговоров Министерства «О ходе переговоров по доступу на рынок услуг в рамках процесса присоединения России к ВТО» (август 2006 г.): «К работе над формированием обязательств по услугам привлекались и привлекаются научные и деловые круги»19.

http://www.wto.ru/russia.asp?f=dela1&t=11.

Точка зрения Применительно к частному случаю с юридическими услугами это вряд ли так: если какие-либо научные или деловые круги к работе над формиро ванием обязательств по таким услугам и привлекались, то кулуарно и весьма своеобразно. «Комментируя историю составления столь незначительной по объему и столь важной по содержанию части Правил ВТО для России, госпожа Т. Сухарева заметила, что положения о предоставлении юриди ческих услуг не вызвали каких-либо замечаний со стороны российских эк спертов, но пристально изучались и корректировались представителя ми Евросоюза и США»20. Что ж, если российские эксперты действительно не высказали никаких замечаний, то это свидетельствует только о том, что Ми нистерство наняло либо некомпетентных лиц, либо компетентных, но анга жированных в пользу иностранных государств—членов ВТО и их юриди ческих фирм. Думается, что наиболее правдоподобен смешанный вариант:

эти эксперты были компетентны в сфере международной торговли услуга ми вообще и ангажированы в пользу иностранных государств—членов ВТО, но некомпетентны в вопросах международной торговли юридическими ус лугами в свете необходимости учитывать российскую специфику.

8. ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ РЕАКЦИИ НА ПРОЕКТ ОБЯЗА ТЕЛЬСТВ РОССИИ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ЮРИДИЧЕСКИМ УСЛУ ГАМ СО СТОРОНЫ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИИ И ФЕ ДЕРАЛЬНОЙ РЕГИСТРАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ Министерство юстиции России и Федеральная регистрационная служба публично никогда не выражали своего отношения к проекту «Перечня» применительно к юридическим услугам и вообще никак ни когда не связывали последствия вступления России в ВТО с деятель ностью российских адвокатов.

Это тем более вызывает сожаление, если учитывать то, что другие органы власти демонстрируют совершенно иной подход в отношении последствий вступления России в ВТО для тех видов услуг, которыми эти органы власти занимаются.

В отличие от Министерства юстиции России и Федеральной регис трационной службы МВД России активно занималось вопросами пос Крохмалюк А. Российских юристов могут повести по китайскому пути. Сенаторы и адвокаты возмущены тем, что в важнейших документах по вступлению России в ВТО не учтены интересы юридического сообщества // Адвокатская газета. 2007.

№ 1, март. С. 3.

124 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) ледствий вступления России в ВТО для сферы охранных и сыскных услуг.

В итоге МВД России выступило против присутствия иностранных лиц в такой сфере, а Правительство России в этом его поддержало, одобрив со ответствующий законопроект21. Вероятно, что если бы за сферу оказания платных юридических услуг отвечало МВД России, то от него российские субъекты, оказывающие такие услуги, могли бы получить больше подде ржки в связи с зашитой их интересов в преддверии вступления России в ВТО, нежели от Министерства юстиции России и Министерства экономи ческого развития и торговли, ответственных за развитие данной сферы.

9. ОБЩАЯ ОЦЕНКА ИТОГОВ ПЕРЕГОВОРОВ РОССИИ ПО ВСТУПЛЕНИЮ В ВТО В ОТНОШЕНИИ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ:

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ МОМЕНТ Единственный положительный момент, который можно увидеть с по зиций российской сферы оказания платных юридических услуг в проекте «Перечня», состоит в том, что такой проект дает основания использовать такой протекционистский инструмент, как обязание лиц из членов ВТО оказывать юридические услуги только по международному частному пра ву, международному публичному праву и праву государства, в юрисдикции которого персонал поставщика услуг получил квалификацию.

Однако этот плюс крайне сомнителен из-за:

1) упоминания о международном частном праве;

2) того, что лицу из члена ВТО достаточно нанять юриста, получив шего образование в России, для того, чтобы оказывать юридические ус луги по любым вопросам российского права;

3) понимания тех возможностей, которые с позиций развития рос сийской сферы оказания платных юридических услуг были упущены.

10. ОТСУТСТВИЕ У РОССИИ БЛАГОДАРЯ МЭРТ «ЗАПАСА ПРОЧНОСТИ» ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ДАЛЬНЕЙШИМ ПЕРЕГО ВОРАМ В РАМКАХ ВТО ПРИМЕНИТЕЛЬНО К СФЕРЕ ОКАЗАНИЯ ПЛАТНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ К сожалению, содержанием обязательств применительно к юри дическим услугам Министерство экономического развития и торгов Лашкина Е., Фалалеев М. Чопнутые. Частные охранные предприятия поставили под контроль // Российская газета. 2007. 9 нояб. № 251 (4514). С. 7 (http://www.

rg.ru/2007/11/09/chop.html).

Точка зрения ли России лишило Россию «запаса прочности» на последующих пере говорах со странами ВТО в отношении таких услуг. «…даже согласовав с партнерами ВТО ограничения по доступу на тот или иной рынок ус луг, Россия de facto вправе применять более льготные условия такого доступа. Большинство стран ВТО намерено используют такой „двух уровневый“ подход — в частности, для того, чтобы сохранить свобо ду маневра в сфере регулирования торговли услугами и/или оставить „задел“ для будущих переговоров о либерализации торговли услугами, где — так или иначе — России, в случае присоединения к ВТО, придет ся предоставлять дополнительные уступки»22.

Надеяться на то, что те самоограничения и самолишения, склон ность к которым Россия проявила в проекте «Перечня» в части юриди ческих услуг, подвигнет другие члены ВТО к подобной же дерегуляции их национальных сфер оказания платных юридических услуг — край не наивно.

11. ОБЩАЯ ОЦЕНКА ИТОГОВ ПЕРЕГОВОРОВ РОССИИ ПО ВСТУПЛЕНИЮ В ВТО В ОТНОШЕНИИ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ:

ПРОЧИЕ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ МОМЕНТЫ Автор полагает, что вступление России в ВТО со стратегической точки зрения будет являться для российских общества, экономики и государства благом, хотя и не исключено, что первоначально (и, может быть, в течение достаточно длительного периода времени) многим ли цам в России (и вряд ли юристам) придется испытывать издержки та кого членства и различные определенные неудобства.

Однако общее впечатление от содержания окончательного проекта «Перечня» применительно к юридическим услугам может быть выра жено следующими словами: «Завоюйте нас, пожалуйста!».

Центр торговой политики и права. Некоторые практические аспекты проблемы адаптации российского законодательства к нормам ВТО // Россия и система ВТО.

Правовые аспекты. Материалы конференции. Москва, ИГП РАН, 9 февраля года / Институт государства и права РАН, Центр правовых проблем международ ных экономических отношений, Центр торговой политики и права. С. 127 (мате риалы находятся в библиотеке Института государства и права РАН. В кратком изложении они приводятся в следующей публикации: Светланов А.Г., Шамсиев Х.Р., Ошноков А.Н. Россия и система Всемирной Торговой Организации (ВТО).

Правовые аспекты. Материалы научно-практической конференции, состоявшейся в Институте государства и права РАН 9 февраля 2000 // Государство и право. 2000.

№ 7. С. 112—121).

126 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Сотрудниками Министерства экономического развития и торговли России на встрече с представителями адвокатуры и российских юриди ческих фирм, состоявшейся 10 мая 2007 г. и организованной Комиссией по вопросам деятельности адвокатуры и нотариата Ассоциации юрис тов России, было заявлено, что в ходе переговоров России с другими членами ВТО по поводу юридических услуг Министерство чувствова ло повышенный интерес делегаций ЕС и США к сектору юридических услуг и что ввиду этого было решено ужесточить позицию России и что это решение было реализовано. Ну уж если получившийся результат яв ляется итогом такого ужесточением, то тогда остается удивиться: а что же могло бы быть, не случись такого «ужесточения»? К тому же никако го ужесточения и не было: достаточно сравнить проекты «Перечня» от 1999 г. и от 2001 г. с окончательным проектом, чтобы понять, что имело место не «ужесточение», а постепенная сдача позиций России.

Кстати, упомянутая встреча оставила впечатление того, что сотруд ники Департамента что-то не договаривают и что-то стремятся пред ставить в неверном свете. Чего стоило одно только их утверждение о том, что заниматься вопросами защиты российской сферы оказания платных юридических услуг следует только тогда, когда документы о вступлении России в ВТО окажутся в Государственной Думе! В свете истории с якобы имевшим место «ужесточением» позиции это не очень удивительно. Впечатления от этой встречи можно передать словами одного из участников заседания Экспертно-консультативного совета по вопросам оказания правовой помощи и юридических услуг граж данам, предприятиям и организациям в Совете Федерации Федераль ного Собрания России 5 марта 2007 г., дающими точную характеристи ку сущности подобных встреч: «Они делают, эти ребята, очень умно.

Как они делают?

Вот представляете, они взяли какой-то узкий вопросик из 100 воп росов, пришли в Комитет по безопасности и его пообсуждали в Госду ме. Потом взяли Минюст… А потом, когда это будет приниматься законодательным собранием, они будут говорить: „Ну как же? Это же широко обсуждалось! В Госдуме мы обсуждали, вот в комитетах… Вот обсуждали. Значит, в Минюст мы писали, у нас есть…“.

То есть это все такая хорошая бюрократическая деятельность, когда люди авторитарно работают, делают то, что хотят, но при этом всех остальных из этой деятельности исключают. А потом за Точка зрения кроются вот этими пипочками, как они где-то обсудили на каком-то комитете».

Таким образом мнение о том, что «предложения России при присоеди нении к ВТО носят характер откровенных уступок»23, высказанное во обще, является особенно верным применительно к юридическим услугам.

При этом Министерство экономического развития и торговли Рос сии вольно или невольно скрывает истинное положение вещей и наме ренно или же в стремлении к святой простоте даже искажает его.

Россия в ходе переговоров по вступлению в ВТО не была обязана исходить из стремления к дерегуляции сферы оказания платных юри дических услуг. К сожалению, российская делегация руководствовалась именно таким стремлением, перейдя ту грань, которая отделяет либе рализацию от дерегуляции.

Наконец, если обязательства России перед ВТО в отношении това ров и иных видов услуг будут с точки зрения юридического качества на том же уровне, что и обязательства России касательно юридических ус луг, то нужно будет говорить уже не просто о многих лицах, которым придется испытывать издержки членства России в ВТО и различные неудобства, но об очень и очень многих.

Вот тогда-то эти многие, равно как и российское государство, че рез чеканные формулы римского права Verba fortius accipiuntur contra proferentem24 (Слова следует толковать более строго против того, кто их употребляет) и Pacta sunt servanda поймут с опозданием к немалой доса де для себя, что такое дух ВТО и что такое право ВТО в жестком толкова нии развитых государств Запада. Эти государства и чиновники ВТО смо гут дать очень жесткий отпор всем попыткам России пожаловаться на то, что в ее обязательствах были допущены неточности и оплошности.

12. ВОЗМОЖНОСТЬ ПЕРЕСМОТРА ПРОЕКТА «ПЕРЕЧНЯ» ПРИ МЕНИТЕЛЬНО К ЮРИДИЧЕСКИМ УСЛУГАМ Теоретически возможность пересмотра таких обязательств сущест вует, но реализовать ее практически крайне тяжело.

Народнохозяйственные последствия присоединения России к ВТО / РАН, Нацио нальный инвестиционный совет. — М., 2004. С. 76;

http://www.tpprf.ru/img/uploade d/2002081511411592.zip.

Black’s Law Dictionary. 6th Ed. — St. Paul, Minn., 1998 (13th reprint). P. 1558.

128 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Постановка вопроса о таком пересмотре затормозит процесс вступ ления России в ВТО.

Против такого пересмотра будут возражать ЕС и США. Если они с ним и согласятся, то потребуют от России уступок в иных сферах услуг или применительно к иным вопросам, регулируемым правом ВТО.

Кроме того, требование о таком пересмотре имело бы смысл не только в отношении услуг патентных поверенных, но и в отношении иных положений в упомянутом окончательном проекте. Но это, в свою очередь, было бы возможно прежде всего при условии того, что в рос сийской сфере оказания платных юридических услуг произошел бы от каз от имеющейся сегодня дерегуляции. Однако добиться этого очень непросто. Тем не менее без такого пересмотра задачу защиты российс кой сферы оказания платных юридических услуг не решить.

13. ПРЕДСТОЯЩЕЕ ВСТУПЛЕНИЕ РОССИИ В ВТО КАК ПОВОД НАЧАТЬ ОТХОД ОТ ИДЕИ ДЕРЕГУЛЯЦИИ В СФЕРЕ ОКАЗАНИЯ ПЛАТНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ, ДВИГАЯСЬ В НАПРАВЛЕНИИ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ЕДИНОЙ ГРУППЫ ЛИЦ, ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОКАЗЫВАЮЩИХ СООТ ВЕТСТВУЮЩИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ 13.1. Дерегуляция v. регулирования Как известно, в российской сфере оказания платных юридических ус луг с 1998 г. применительно к консультированию по вопросам права, под готовке юридических документов и представительству в судах царит то, что отвечает идеологии ВТО — практически полная дерегуляция. Далее в настоящем разделе автор, говоря о сфере оказания платных юридичес ких услуг, будет иметь в виду консультирование по вопросам права, под готовку юридических документов и представительство в судах.

Подобное положение вещей не устраивает прежде всего адвокатов, за нимающихся тем, в отношении чего такая дерегуляция проявляется макси мально. Нотариусов, аудиторов и патентных поверенных такое положение вещей беспокоит меньше: в отношении их деятельности дерегуляции нет (нотариусы) или же она гораздо слабее (аудиторы и патентные поверенные).

Напротив, большинство оказывающих юридические услуги инди видуальных предпринимателей и российских организаций, равно как и все без исключения иностранные юридические фирмы, такое положе Точка зрения ние вещей более чем устраивает. Лишь самые продвинутые из россий ских организаций видят плюсы в отходе от идеи дерегуляции, прежде всего связывая такой отход с ограничением возможностей для иност ранных юридических фирм.

Указанные лица, заинтересованные в отказе от идеи дерегуляции упомянутой сферы, вполне могли бы использовать вступление России в ВТО как повод начать отход от такой идеи в направлении формиро вания в России самостоятельной группы лиц, профессионально ока зывающих юридические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам (за исключением нотариусов, патентных пове ренных и аудиторов).

Однако важно понимать, что этот повод является достаточно специ фическим и может быть задействован исключительно в контексте проти вопоставления российских субъектов, оказывающих платные юридичес кие услуги, иностранным субъектам из других членов ВТО, в контексте необходимости защиты российской сферы оказания таких услуг.

При этом ни в коем случае не следует делать акцент на ограничении прав лиц из других членов ВТО ввиду исходящих от них угроз или злоупотреб лять понятием «протекционизм». Такой акцент будет рассматриваться чле нами ВТО как неполиткорректный и будет восприниматься ими как пред ставляющий иностранных лиц в негативном свете. Он также во многом отрицает идею конкуренции, что также в современном мире неприемлемо.

Напротив, следует выступать за то, что отказ от дерегуляции и фор мирование в России указанной выше самостоятельной группы лиц, про фессионально оказывающих юридические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам, пойдет на пользу и российским, и иностранным лицам, и обосновывать такой отказ ссылками на важность и уникальность для российского общества и государства деятельности лиц, оказывающих платные юридические услуги, на то, что она является одним из элементов национальной безопасности России, причем используя для этого соответствующие экономические показатели и статистические данные.

13.2. Сложности, связанные с отказом от дерегуляции Очевидно, что движение в направлении отказа от идеи дерегуляции и формирования в России указанной выше самостоятельной группы лиц, профессионально оказывающих юридические услуги и подчинен ных единым требованиям, стандартам и правилам, легким не будет.

130 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Уже первая попытка одной группы адвокатов начать это движение встретила критику со стороны противостоящей ей группы: «В будущем го ду состоится вступление России в ВТО, что вызывает серьезную озабо ченность незащищенностью рынка юридической помощи. Иностранные юридические компании, которые придут в Россию, пользуясь правилами ВТО, окажутся в более выгодном положении по сравнению с российски ми. Что касается адвокатов, надо учесть, что на постоянной основе с предпринимательскими структурами работает не более одного процен та от общей численности. И в этой ситуации некоторые наши коллеги предлагают в очередной раз перекроить закон об адвокатуре. Создать, в частности, некие структуры в форме адвокатских фирм, которые фак тически будут заниматься предпринимательской деятельностью. Но тогда и о преференциях, которыми нынче пользуются адвокаты, придет ся, извините, забыть. На мой взгляд, такие необдуманные предложения могут дорого обойтись всему сообществу. Если мы продолжим выяснять отношения между собой, то вновь окажемся под угрозой раздробленности наших усилий, что сыграет на руку чиновникам»25.

По мере развития событий последуют возражения иностранных юридических фирм, присутствующих в России и имеющих в среде чи новничества и бизнеса сильное лобби.

Отказ от идеи дерегуляции и формирование в России указанной вы ше самостоятельной группы лиц, профессионально оказывающих юри дические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам, предполагает создание какого-то приемлемого регулирова ния сферы оказания соответствующих платных юридических услуг. И вот на этом пути сторонники создания такого регулирования столк нутся с огромными проблемами законотворческого процесса в России.

Согласовывать позиции, причем заранее, придется не только с различ ными государственными органами, но и с общественными организаци ями, хотя бы Ассоциацией юристов России.

Преодолеть все эти проблемы можно только при наличии серьезной поддержки со стороны Правительства и/или Президента России, но го товы ли они к этому?

При этом шансы на то, что получившееся регулирование получит ся надлежащим, ниже шансов на то, что оно окажется неадекватным.

Между тем принятие неадекватного регулирования только ухудшит и Мирзоев Гасан …А проблемы остались // Российский адвокат. 2007. № 5. С. 15.

Точка зрения дестабилизирует ситуацию в рассматриваемой сфере. Экстренные ме ры в такой непростой сфере — всегда нежелательные.

Возникает и проблема с идеологическим обоснованием подобного регулирования сферы оказания платных юридических услуг.

Ссылка на опасность того, что после вступления России в ВТО в нее хлынут иностранные юристы и юридические фирмы, явно необосно ванна. Если российские адвокаты уже много лет и так живут в условиях ВТО, то встает вопрос: почему они обеспокоились только сейчас? Более того, она еще и неполиткорректна и экономически ущербна.

Указание на то, что подобное регулирование необходимо для немед ленного обеспечения потребностей российского бизнеса в новых усло виях, также может вызывать сомнения: быстрая перестройка рассмат риваемой сферы в специфических российских условиях вызовет массу сложностей для удовлетворения нужд бизнеса.

Остается одно: довод о важности и уникальности для российского об щества и государства деятельности лиц, оказывающих платные юридичес кие услуги, в том числе как одного из элементов национальной безопаснос ти России, без которого ее достойное участие в глобальной конкуренции будет затруднено. Однако это уже предмет для отдельного разговора.

Вместе с тем этот довод носит настолько общий и стратегический характер, что предполагает постепенную и вдумчивую реализацию на протяжении достаточно длительного периода времени. В свете этого вступление России в ВТО может служить поводом только для прора ботки идеи указанного выше регулирования.

Иными словами, успеть реализовать эту идею до вступления России в ВТО скорее всего не получится (если только вступление России в ВТО не затянется еще на несколько лет).

Важно понимать, что после вступления России в ВТО идея регулирова ния сферы оказания соответствующих платных юридических услуг принци пиально столкнется с противостоящей ей идеологией дерегуляции. Конечно же, право и идеология ВТО национальную регламентацию не отрицают и не отменяют, но, если утрировать, скорее терпят как неизбежное зло.

Кроме того, право и идеология ВТО и определяющие их развитые западные государства достаточно подозрительно и негативно относят ся к действиям стран, которые до момента своего вступления в ВТО создавали у себя ситуацию дерегуляции в какой-либо сфере, причем в своих специфических обязательствах перед ВТО своим молчанием под 132 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) тверждали приверженность к дерегуляции в ней, а после вступления в ВТО вдруг проникались идеей регулирования в такой сфере. Само со бой разумеется, что подобным действиям ВТО и ее заинтересованные члены будут по мере сил и возможностей противодействовать.

Получается непростая ситуация: до вступления России в ВТО созда ние надлежащего регулирования рассматриваемой сферы в России те оретически исходя из российских реалий возможно, но практически и идеологически затруднено;

после вступления — теоретически, практи чески и идеологически исходя из российских реалий возможно, но исхо дя из реалий ВТО может столкнуться с очень серьезными сложностями.

13.3. Сложности со способами регулирования сферы оказания соот ветствующих платных юридических услуг Идея регулирования в рассматриваемой сфере (нацеленного в том числе на формирование в России указанной выше самостоятельной группы лиц, профессионально оказывающих юридические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам) вряд ли может предпола гать использование инструмента лицензирования. Государство стремится сегодня задействовать лицензирование в исключительно важных для не го случаях. Об этом прямо говорится в ст. 4 «Критерии определения лицен зируемых видов деятельности» Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»: «К лицензи руемым видам деятельности относятся виды деятельности, осущест вление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, закон ным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации и регулирование ко торых не может осуществляться иными методами, кроме как лицензиро ванием»26. В рассматриваемой сфере регулирование может осуществляться Государство стремится сегодня задействовать лицензирование в исключительно важных для него случаях. Об этом прямо говорится в ст. 4 «Критерии определе ния лицензируемых видов деятельности» Федерального закона от 8 августа 2001 г.

№ 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»: «К лицензируе мым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, обороне и безопасности государства, культурному наследию народов Российской Федерации и регулирование которых не может осуществляться ины ми методами, кроме как лицензированием» (СЗ РФ. 2001. № 33 (Часть I). Ст. 3430).

, а ситуация в рассматриваемой сфере к числу таковых не относится.

Точка зрения иными методами, и они будут более действенными, нежели лицензирова ние. Лицензирование оказания платных юридических услуг доказало свою неэффективность еще во второй половине 90-х гг. XX в.

Соответственно воплощение идеи регулирования в рассматриваемой сфере потребует использование механизмов саморегулируемых организаций.

При этом до ноября 2007 г. имелась возможность использовать два варианта.

Первый состоял в создании новой саморегулируемой организации, объединяющей как адвокатов, так и иных лиц, занимающихся консуль тированием по вопросам права, подготовкой юридических документов, представительством в суде и иными юридическими услугами (помимо нотариусов, патентных поверенных и аудиторов).

Второй вариант предполагал использование уже существующей массовой саморегулируемой организации, а именно адвокатуры. Ины ми словами, идея регулирования превращалась бы в идею придания прежде всего адвокатуре тех или иных монопольных прав в рассмат риваемой сфере. В этом случае все лица, адвокатами не являющиеся (включая, само собой разумеется, юридических лиц), должны будут ут ратить право консультировать по юридическим вопросам и предста вительствовать в судах. При этом всем желающим физическим лицам, имеющим высшее юридическое образование и стаж работы, можно бы ло бы придать статус адвокатов без сдачи экзаменов.

Со вторым вариантом вряд ли будут согласны российские коммер ческие организации и иные лица, в глазах которых современная рос сийская адвокатура привлекательной не является (и во многом в та ком отношении к себе она повинна сама). «Однако помимо адвокатов на рынке юридических услуг присутствует достаточно большое ко личество юридических фирм, деятельность которых вообще никак не урегулирована. Это, впрочем, не означает, что они должны преобразо вываться в адвокатские бюро и кабинеты, поскольку Закон «Об адво катуре», который мощное адвокатское лобби писало что называется под себя, не удовлетворяет потребностям организации современно го юридического бизнеса, так же как и система адвокатуры в силу сво ей косности/дефектности/ущербности не способна стать той средой, в которую будут стремиться существующие юридические фирмы»27.

Хвалей В. Профессиональная этика как конкурентное преимущество // Юридичес кий бизнес в России: Сб. статей / По материалам первого юридического форума.

Москва, 20 апреля 2005 года. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 48.

134 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) На изменение такого отношения к адвокатуре понадобятся усилия ее самой в течение многих лет. Просто «загнать» или «заманить» в адво катуру не получится.

Кроме того, в этом случае возникнет следующая проблема: что де лать с коммерческими организациями, при помощи которых физичес кие лица, получившие право автоматически стать адвокатами, ранее оказывали юридические услуги, и с их имуществом? Теоретически ва риантом решения этой проблемы могло бы быть предоставление адво катам права учреждать коммерческие организации, но с практической точки зрения этот вариант вряд ли осуществим: ему воспротивятся как руководство адвокатуры, так и государство.

Более того, а есть ли сегодня у российского государства интерес в превращении адвокатуры в новое сверхобразование с отчасти моно польными правами? Несколько сомнительно. В России государство и адвокатура друг от друга отчуждены. Кроме того, государству сегодня интересна монополизация под его собственным контролем, но в рас сматриваемом случае такой вариант невозможен: адвокатура, действуя под эгидой государства, начинает отрицать саму себя.

Первый вариант на практике также вряд ли осуществим: он пред полагает, что адвокатура как саморегулируемое образование будет яв ляться частью еще более крупной саморегулируемой организации, а на это адвокатура вряд ли пойдет.

Как это часто бывает в России, в реальности возобладал самый не удачный для будущего российской сферы оказания платных юридичес ких услуг вариант. 16 ноября 2007 г. Государственная Дума приняла, а 1 декабря 2007 г. Президент России подписал Федеральный закон № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»28 (далее также — За кон о СРО), проект которого29 был внесен большой группой депутатов в Государственную Думу еще в 2003 г. В первом чтении этот проект был принят еще 14 октября 2003 г. Постановлением Государственной Думы № 4437-III ГД30.

Принципиальные идеи, заложенные в этом акте, имеют, безуслов но, большое значение для российских субъектов предпринимательской СЗ РФ. 2007. № 49. Ст. 6076.

Не опубликован. Содержится в электронной справочной правовой системе «Кон сультантПлюс».

СЗ РФ. 2003. № 43. Ст. 4144.

Точка зрения и профессиональной деятельности. Эти идеи призваны обеспечить ба ланс публичных и частных интересов, защиту прав клиентов упомяну тых субъектов, и соответствует конституционной концепции России как социального государства.

Нет сомнений в том, что исходя из ориентирования России на дол госрочную стратегию построения рыночной экономики, единственно перспективную для нее в современном взаимозависимом и конкурен тном мире, регулирование деятельности российских субъектов пред принимательской и профессиональной деятельности должно в мак симально возможной степени базироваться на автономности такой деятельности, минимизирующей государственное вмешательство в нее. Как продемонстрировал опыт СССР, огосударствление и сковыва ние частной инициативы ничем хорошим не заканчивается. Сами субъ екты предпринимательской деятельности лучше, чем государство, мо гут установить стандарты и правила ее осуществления и контроль над их соблюдением. Приоритет саморегулированию соответствует и дру гому конституционному принципу — свободы экономической деятель ности (ст. 8 Конституции России).

Но, к сожалению, с точки зрения будущего российской сферы оказа ния платных юридических услуг и формирования в России указанной выше самостоятельной группы лиц, профессионально оказывающих юридические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам, этот Закон крайне неудачен. Он нацелен не на объединение лиц, профессионально оказывающих юридические услуги, и не на под чинение их единым требованиям, стандартам и правилам, а на их разо бщение и создание множественности профессиональных требований, стандартов и правил.

Данный Закон с точки зрения юридической техники и своего содер жания совершенно безосновательно порождает для российской адво катуры (а также и для некоторых иных субъектов профессиональной деятельности, в частности нотариусов) проблемы, о чем Правовое уп равление Аппарата Государственной Думы говорило в заключении от августа 2003 г. № 2.2-1/7723 на первоначальный проект закона: «Предла гаемые законопроектом предмет регулирования и сфера действия За кона с правовой точки зрения нуждаются в уточнении. Как следует из статей 1—3 и других, действие Закона предполагается распростра нить на любые некоммерческие организации, которые объединяют 136 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) субъектов предпринимательской деятельности по признаку единства отрасли или рынка либо субъектов одного вида профессиональной де ятельности и устанавливают определенные правила и стандарты их деятельности. Таким образом, предлагаемая сфера действия Закона настолько широка, что позволяет отнести к саморегулируемым ор ганизациям, например, нотариальные палаты, коллегии адвокатов и адвокатские палаты (см., например, статью 24 Основ законодатель ства РФ о нотариате, статьи 22, 29, 35 Федерального закона „Об ад вокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“). Од нако данные образования созданы прежде всего для защиты основных прав и законных интересов граждан, гарантированных Конституци ей Российской Федерации. Статус и полномочия нотариальных па лат, коллегий адвокатов и адвокатских палат прописаны на уровне федеральных законов, а не во внутренних документах таких органи заций, как это предусматривается законопроектом. Кроме того, на званные образования не могут быть ликвидированы в таком упрощен ном порядке, как это возможно в отношении других некоммерческих организаций и как это предусмотрено пунктом 3 статьи 15 проекта для саморегулируемых организаций (принятие общим собранием учас тников такой организации решения о добровольной ликвидации)»31.

Правительство России в своем официальном отзыве от 13 октября г. № 6908п-П5 такой проект не поддержало: «Следует отметить, что большая часть положений проекта Федерального закона не согласу ется с соответствующими нормами гражданского законодательства или вторгается в сферу правового регулирования иных федеральных законов, субъектами правоотношений которых являются не только саморегулируемые организации. К таким федеральным законам можно отнести следующие Федеральные законы: „О некоммерческих органи зациях“, „О рынке ценных бумаг“ и „О несостоятельности (банкротс тве)“. В частности, законопроектом нарушается система регулиро вания и контроля за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, а также за исполнением правил нотари ального делопроизводства нотариусами»32.

Не опубликовано. Содержится в электронной справочной правовой системе «Кон сультантПлюс».

Не опубликован. Содержится в электронной справочной правовой системе «Кон сультантПлюс».

Точка зрения Несмотря на то, что окончательный текст Закона о СРО отличается от того законопроекта, на который написано цитируемое заключение, специфика деятельности адвокатов в этом окончательном тексте так и не была учтена (впрочем, как и иных лиц, деятельность которых регу лируется отдельными законами).

В ст. 1 Закона о СРО прямо говорится, что его действие не рас пространяется только на саморегулируемые организации профес сиональных участников рынка ценных бумаг, акционерных инвес тиционных фондов, управляющих компаний и специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фон дов и негосударственных пенсионных фондов, жилищных накопитель ных кооперативов, негосударственных пенсионных фондов, кредитных организаций, бюро кредитных историй.

В итоге возникает вопрос: распространяется ли закон на адвока тов и органы их самоуправления или же нет? Определения понятий «саморегулирование» и «саморегулируемые организации», содержа щиеся в Законе о СРО, вполне применимы к деятельности адвокатов и органов их самоуправления. При этом данный Закон предусматри вает в ст. 1, что «Особенности приобретения и прекращения стату са саморегулируемых организаций, деятельности саморегулируемых организаций и порядка осуществления государственного контроля (надзора) за соблюдением саморегулируемыми организациями, объ единяющими субъектов предпринимательской или профессиональ ной деятельности определенных видов, требований законодательс тва Российской Федерации, регулирующего деятельность указанных субъектов, и законодательства Российской Федерации о саморегули руемых организациях могут устанавливаться федеральными за конами» (выделено полужирным шрифтом мной. — А.М.). Иными словами, Закон о СРО претендует на то, что в нем содержатся общие правила, по отношению к которым нормы иных законов оказывают ся нижестоящими и подчиненными. Но все дело в том, что Федераль ный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» по своему содержанию является настолько специфичес ким, что следует говорить о том, что он не устанавливает какие-то от дельные особенности по сравнению с Законом о СРО, а создает совер шенно самостоятельное регулирование, отнюдь не нижестоящего и не подчиненного характера.

138 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Однако благодаря специфике Закона о СРО можно утверждать об ратное и «пытаться обнаружить» случаи, в которых деятельность адво катов и их органов самоуправления будет подпадать под Закон о СРО.

Учитывая известное правило «Где два юриста, там три мнения», раз личные подходу к соотношению этих законов неизбежны.

Простой пример: Закон о СРО предусматривает как обязательное требование к саморегулируемой организации «объединение в составе саморегулируемой организации в качестве ее членов не менее двадца ти пяти субъектов предпринимательской деятельности или не ме нее ста субъектов профессиональной деятельности определенно го вида, если федеральными законами в отношении саморегулируемых организаций, объединяющих субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, не установлено иное» (п. 1 ч. 3 ст. закона). Если под «иным» понимать указание на цифры, то оказывает ся, что Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» иное не устанавливает. Между тем, адвокат ские палаты в некоторых субъектах Российской Федерации насчитыва ют меньше ста членов. Так что же, одни палаты подпадают под Закон о СРО, а другие — нет?

Соответственно в Законе о СРО следовало прямо сказать о том, что он на адвокатуру не распространяется.

Но самым большим недостатков Закона о СРО является то, что в нем игнорируется специфика сферы оказания юридических услуг, что приводит к такому весьма нежелательному и серьезному последствию как создание дополнительного препятствия для формирования в Рос сии самостоятельной группы лиц, профессионально оказывающих юридические услуги и подчиненных единым требованиям, стандартам и правилам.

Благодаря Закону о СРО в России появились две системы саморегу лирования — отдельно для адвокатов и отдельно для прочих лиц, ока зывающих юридические услуги. Как уже говорилось, такая ситуация приведет к разобщенности, а не к повышению конкурентоспособнос ти как первых, так и вторых. При этом Закон о СРО допускает возмож ность их объединения в одной СРО только тогда, когда это разрешается соответствующими законами, а таковых в России не имеется.

Данная проблема только усугубляется в преддверии вступления России в ВТО, которое может повлечь усиление присутствия лиц из Точка зрения развитых членов ВТО в российской сфере платных юридических услуг.

Как этим лицам, так и системе ВТО в целом отсутствие в России таких единых требований, стандартов и правил применительно к оказанию платных юридических услуг выгодно, ведь это позволяет без каких-ли бо ограничений использовать мощный потенциал таких лиц в их собс твенных интересах и в интересах развитых западных стран.

Между тем без сильной и самостоятельной группы лиц, профессио нально оказывающих юридические услуги и подчиненных единым тре бованиям, стандартам и правилам, шансы России на достойное учас тие в мировой конкурентной борьбе не повысятся. К сожалению, едва ли российские власти это отчетливо понимают: если бы они это пони мали, то относились бы к переговорам с ВТО более серьезно и озабо тились бы созданием адекватного регулирования сферы оказания плат ных юридических услуг.

140 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) Несколько вступительных слов...

Статья Доцента Университета права «Париж XII» Катрин Кри еф-Семитко была опубликована в июньском номере (24/27 июня 2007г.) юридического журнала «Ля Газетт дю Пале» (« La Gazette du Palais »), который хорошо известен и пользуется авторитетом у французских правоведов.

В статье поднимается франко-российская проблематика, касаю щаяся признания и исполнения иностранных решений в России.

Естественно, ответственность за высказанные в статье мнения лежит только на её авторе.

Тем не менее, достоинство этой работы заключается в том, что в ней выявляются правовые сложности, имеющие вполне конкретные человеческие последствия, в частности, в области франко-российских семейных конфликтов, в которых затрагиваются интересы ребёнка вне зависимости от его гражданства и места его проживания.

Помимо семейных конфликтов между нашими странами эта про блематика затрагивает всю сферу коммерческой деятельности.

Учитывая важность, которую для нас имеет этот вопрос, в июне 2006 года в Москве Посольством Франции совместно с Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительс тве РФ был организован международный коллоквиум.

Выступления и рекомендации этого коллоквиума опубликованы в российском правовом издании « Российское право » (8, 2006).

Следует подчеркнуть, что на состоявшемся в ноябре 2007 года в Париже последнем заседании Франко-российской комиссии по вопро сам двустороннего сотрудничества, Главами правительств наших стран было принято следующее решение: « Стороны договорились раз вивать двустороннее сотрудничество в рамках урегулирования фран ко-российских семейных конфликтов, в частности, в случаях похище ния детей ».

Таким образом, признание и взаимное исполнение судебных реше ний являются первым этапом возможного урегулирования этих спо ров, главным образом в интересах ребёнка, поскольку в первую очередь в таких конфликтах страдают именно дети.

Поэтому давайте будем поддерживать все начинания, которые мо гут содействовать разрешению этого важного вопроса, будь то пра Точка зрения вовые решения, принимаемые в рамках международных договоров, или определяемые эволюцией законодательства, или судебной практикой.

Ценность этого углублённого исследования состоит в том, что оно обогащает проводимые в настоящее время обсуждения и дискуссии.

Аньес Лалардри, Советник по правовым вопросам Посольства Франции в Москве Катрин Криеф-Семитко профессор юридического факультета Университета Париж-Эст, почетный профессор Уральской государственной юридической Академии, руководитель Исследовательского центра сравнительного правоведения Гуманитарного университета Екатеринбурга О признании и исполнении иностранных решений в России (русско-французская проблематика) «Государство, выносящее решение, не имеет никакого влияния на исполнение этого решения за рубежом»2.


Вопрос о правовых последс твиях иностранного судебного акта разрешается «в каждой стране в одностороннем порядке посредством норм материального права: к ве дению каждого государства относится определение условий эффектив ности иностранных решений в зоне своего суверенитета, и ни одно го сударство не может устанавливать такие нормы для другого»3. Именно так можно сформулировать проблему признания и исполнения инос транных решений в России, отметив, что она, обладая научным ха рактером, порождает реальные проблемы для конкретных людей, что Перевод с французского языка преподавателя кафедры гражданского процесса УрГЮА, магистра частного права А.В. Грядова. В этой статье не будет подниматься вопрос о признании и исполнении иностранных третейских решений, поскольку они не создают никаких особых проблем, так к.ак Российская Федерация является одним из государств – участников Нью-Йоркской Конвенции от 10 июня 1958 г.

B. Audit, Droit international priv, Economica, 4me d., 2006, n°318.

B. Audit, loc.cit.

142 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) следует принимать в расчет всем заинтересованным государствам, в частности Франции и России.

В действительности российское и французское право по-разному реша ют вопрос об экзекватуре4, и такое различие недопустимым образом ставит в неравное положение тех, кто пожелает исполнить российское решение во Франции и тех, кто захочет исполнить французское решение в России.

Между Францией и Россией не было заключено ни одного согла шения относительно признания и исполнения иностранных решений.

Однако если в отношении французского международного частного пра ва отсутствие такого соглашения не имеет никаких серьезных последс твий, то для российского международного частного права, напротив, создавшееся положение является катастрофичным для тех, кто, обла дая французским судебным решением, вынесенным в свою пользу, хо чет добиться его принудительного исполнения на территории России.

Предвидя недоумение читателя при виде последствий данной про блемы, и желая максимально прояснить ситуацию, мы должны неза медлительно рассказать о тех трудностях, на которые мы указывали еще в 2001 г.5, и о которых прекрасно осведомлены как во Франции, так и в России. С одной стороны, мы преследуем цель предостеречь тех, кто, намереваясь получить экзекватуру в России, может полагать, что французское судебное решение в его пользу является тому надежной гарантией;

с другой стороны, мы хотели бы выразить негодование от носительно кажущегося бездействия указанных государств.

В этой перспективе мы начнем с описания намеченной проблемы, а затем напомним о праве на справедливое судебное разбирательство, закрепленном в Европейской конвенции прав человека, являющимся фундаментальным принципом европейского права6, равно как и внутреннего права Франции См. Д. Литвинский, Признание иностранных судебных решений по гражданским делам (Сравнительный анализ французского законодательства, судебной практи ки и доктрины), Издательский дом, Санкт-Петербург, 2005.

См. В. Ярков, К. Криеф, И. Медведев Вопросы взаимного исполнения, газета Юрист, 2001. № 43. С. 9.

См. ниже сн. 45, 46 и 47.

См. Ст. 55 Французской Конституции, которая определяет: «Законно ратифици рованные или одобренные международные договоры и соглашения с момента их опубликования обладают юридической силой высшей, чем сила закона, при усло вии их применения другой стороной».

Точка зрения и России8. Этот фундаментальный принцип, расширяя границы понятия справедливого судебного разбирательства и требуя исполнения судебных решений, должен был, по нашему мнению, вызвать немедленную реакцию властных органов Франции и России и привести их обсуждению и принятию договора о принципах признания и исполнения иностранных решений.

I. Состояние вопроса Не вдаваясь в посторонние детали, просто напомним, что во французс ком праве только иностранные решения, относящиеся к сфере применения уголовного, административного или налогового права, не могут являться объектом принудительного исполнения во Франции при отсутствии меж дународного договора. Напротив, все решения частноправового характера могут быть признаны или стать объектом принудительного исполнения на французской территории без соблюдения принципа взаимности и, следова тельно, без наличия международного договора, предусматривающего такую возможность. Единственным условием, налагаемым французским правом, является соблюдение процедуры экзекватуры. Что касается ее правового режима, то он был постепенно выработан судебной практикой9. Первона чально условия признания и исполнения иностранного решения были изло жены в постановлении по делу Мюнзер10. В этом постановлении Кассацион ный суд указал, что французский судья должен проверить:

— международную компетенцию иностранного суда;

— законность процедуры;

— сферу действия норм материального права, примененных иностранным судьей;

— соответствие международному публичному порядку;

— отсутствие обхода закона.

Если эти условия соблюдены, французский судья вынесет реше ние об экзекватуре, которое позволит заявителю добиться принуди тельного исполнения вынесенного в его пользу иностранного решения на французской территории, в частности, решения, вынесенного су дом Российской Федерации. Эти условия были впоследствии смяг См. часть 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, которая предусматривает, что международные договоры стоят выше федеральных законов.

B. Audit, op.cit., n°442.

Cass. 1re civ. 7 janvier 1964, JCP. 64.II.13590, note Ancel, RCDI 64.344, note Batiol, JDI 64.302, note Goldman.

144 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) чены постановлением по делу Башира, в котором Кассационный суд решил, что «если судья, осуществляющий экзекватуру, и должен про верять законность судопроизводства в иностранном суде, то это усло вие должно оцениваться только через призму французского междуна родного публичного порядка и соблюдения прав на защиту»11.

Наконец, совсем недавно Кассационный суд еще в большей степе ни смягчил условия, которым подчинена экзекватура иностранного су дебного решения, постановив, что «для наделения экзекватурой в от сутствие всякого международного договора, французский судья должен удостовериться в соблюдении трех условий, а именно: косвенной компе тенции иностранного судьи, основанной на привязке спора суду;

соот ветствия процессуальному и материально-правовому международному публичному порядку и отсутствия обхода закона. Таким образом, судья, осуществляющий экзекватуру, не должен проверять то, что закон, при мененный иностранным судьей, является законом, определяемым кол лизионной нормой французского права»12.

Говоря о российском праве, мы вынуждены констатировать, что оно обладает существенной особенностью, хотя в российском международ ном частном праве нормы, допускающие признание и исполнение инос транных решений, не сильно отличаются от французских, Норма россий ского международного частного права обязывает до рассмотрения всех иных условий экзекватуры убедиться в выполнении предварительного требования: наличия международного договора о признании и исполне нии решений иностранных судов, ратифицированного Российской Феде рацией и государством вынесения решения. Таким образом, сегодня ни одно решение, вынесенное французским судом, за рядом исключений, не получит экзекватуру на территории Российской Федерации.

А. Нормы российского права в сфере признания и исполнения иностранных решений: общее правило Мы рассмотрим последовательно нормы, применявшиеся до рефор мы гражданского и арбитражного судопроизводства 2002 г.13, и затем Cass. 1re civ. 4 octobre 1967, D. 1968, Jur. P.95, note Mezger, RCDIP 1968, p.98, note P. Lagarde.

Cass. 1re Civ., 20 fvrier 2007, n° 222 FS-PBRI, paratre au Bull.civ. et au D. 2007, note I. Gallmeister.

Изучение права предыдущего периода необходимо для понимания нынешнего Точка зрения нормы, закрепленные в новом Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и Арбитражном процессуаль ном кодексе Российской Федерации (далее – АПК РФ).

§1. Нормы, применявшиеся до реформы гражданского и арбит ражного процесса До 2002 г. применялся Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. Статья 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР предпи сывала, что решения иностранных судов признаются и исполняются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР (позже Россий ской Федерацией)14. Кроме того, решения, не требующие принудительно го исполнения, могли быть признаны на территории СССР при условии су ществования международного договора, заключенного СССР или в случае прямого указания в советском (затем российском) законодательстве.

Кроме того, ст. 1 указывала, что под решениями иностранных судов следует понимать решения по гражданским делам, равно как и решения по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступле нием. Также статья распространялась на иные акты зарубежных государс твенных органов при условии, что это будет прямо предусмотрено между народным договором, заключенным Россией. Наконец, ст. 12 Указа 1988 г.

утверждала приоритет международных договоров перед Указом в случае, если такими договорами устанавливались бы иные правила.


С принятием нового Гражданского процессуального кодекса 14 но ября 2002 г., вступившего в силу 1 февраля 2003 г. и нового Арбитраж ного процессуального кодекса15 24 июля 2002 г., вступившего в силу состояния российского законодательства и его отношения к идее национального суверенитета.

Российская Федерация была признана третьими государствами в качестве полити ческого образования, продолжающего правовую личность СССР. Иначе говоря, Рос сийская Федерация была признана как эксплицитно, посредством двухсторонних и многосторонних международных договоров, так и имплицитно, когда она заняла место СССР в ООН, без выдвижения каких-либо протестов со стороны других госу дарств-членов ООН, государством, которое заменило СССР. Российская Федерация считается продолжателем СССР. См. по этому вопросу N. Q. Dinh, P. Dailllier, A. Pellet, Droit international public, LGDJ, 9me d. 1999, n°351 et s.

Термин «арбитражный», используемый российским правом не следует смешивать с французским понятием арбитража. Российские «арбитражные» суды, которые можно было бы более справедливо обозначить как экономические суды, при этом слово «экономический» следует понимать в широком значении, обладают личной 146 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) 1 сентября 2002 г., можно было бы ожидать изменения режима экзеква туры в России. К несчастью, этого не произошло в силу сохраняемого до сих пор чрезвычайно настороженного отношения правового и судебно го мира России ко всему, что является из-за рубежа. Побудительными мотивами этого отношения являются недоверие и страх посягательс тва на национальный суверенитет.

§2. Экзекватура в новом Гражданском и Арбитражном процес суальных кодексах Реформа 2002 г. этот подход не изменила. Так, п. 1 ст. 409 ГПК РФ (РФ)16 указывает: «Решения иностранных судов… признаются и испол няются в Российской Федерации, если это предусмотрено международ ным договором Российской Федерации». Идентичные положения пре дусмотрены ст. 241 АПК РФ. Следовательно, новые ГПК РФ и АПК РФ сохранили без изменения правило, закрепленное Указом 1988 г.17 Так что отсутствие международного договора приводит в принципе к не возможности исполнения любого иностранного решения на террито рии Российской Федерации18.

Упомянутые положения ГПК РФ и АПК РФ соответствуют нормам, изложенным в третьей части ст. 6 федерального конституционного за кона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федера ции». Однако изучение материалов, подготовленных при составлении этих кодексов, указывает на то, что возможность признания и исполне ния иностранных решений на территории Российской Федерации бы компетенцией в отношении всех юридических лиц и индивидуальных предприни мателей и предметной компетенцией в отношении всех споров с экономической природой (коммерческая и налоговая сфера, требования о возмещении вреда и вообще все, что относится к экономической сфере).

См. Зайцев В.Ю., Зайцев Р.В. Рассмотрение судами общей юрисдикции дел о призна нии и приведении в исполнение решений иностранных судов // Сборник материа лов международной конференции Международное сотрудничество в судебной и но тариальной сфере, Санкт-Петербург, 2006;

см. также И. Медведев, Международное частное право и нотариальная деятельность, Москва, Волтерс Клувер, 2005.

См. В. Ярков, Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации, Москва, 2003, гл. 45, ст. 409;

Марышева Н.И. Вопросы кодификации международного гражданского процесса в России // Журнал российского права.

2004. № 6. С. 5 и след.

См. В. Ярков. Указ соч.

Точка зрения ла предусмотрена даже в отсутствие международного договора на ос новании принципа взаимности19. К сожалению, это решение не было ут верждено, несмотря на его поддержку со стороны некоторых предста вителей российской доктрины20.

Изложенное правило допускает несколько исключений, прямо пре дусмотренных законом. Именно ими мы сейчас и займемся, чтобы чет ко определить судьбу французских судебных решений и сделать нашу статью более ясной и менее теоретичной.

Б. Невозможность исполнения французских решений на терри тории Российской Федерации: отдельные положения Совершенно понятно, что в отсутствие международного договора ни какое принудительное исполнение на российской территории решения, вынесенного иностранным судом, не будет возможным. Иначе говоря, любое решение французского суда никогда не сможет получить экзек ватуру в России за отсутствием договора по этому вопросу между дву мя нашими странами21. Этот договор, который должен урегулировать принципы признания и исполнения иностранных решений на россий ской территории, является предварительным условием, требованием, соблюдение которое будет проверено в первую очередь. Как мы видели, решения российских судов способны получить экзекватуру на француз ской территории без всякого предварительного условия, будь то дого вор или принцип взаимности22. Тем не менее, необходимы уточнения, поскольку российскому праву знакомы исключения из этого принципа.

Кроме того, мы рассмотрим нормы российского права в сфере экзеква туры, допустив предположение о том, что конвенция между государс твом вынесения решения и Российской Федерацией существует, чтобы См. Марышева Н.И. Указ. соч. С. 5.

См. В. Ярков, Дискуссионные вопросы международного оборота судебных и но тариальных актов. В Сборнике материалов международной конференции «Меж дународное сотрудничество в судебной и нотариальной сфере», Санкт-Петербург, 2006;

Муранов А.И. Международный договор и взаимность, основания признания и исполнения в России иностранных судебных решений. Москва. Статут, 2003.

Что касается арбитражных решений Франция и Россия являются участницами Нью-Йоркской конвенции. Следовательно, французское арбитражное решение сможет получить экзекватуру в России.

B. Audit, op.cit., n°451.

148 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) убедиться в том, что российская система не сильно отличается в этом отношении от системы французской.

§1. Исключения из договорного принципа Условие о наличии соглашения о признании и исполнении инос транных решений допускает несколько исключений. В самом деле, с одной стороны, некоторые решения, вынесенные французскими суда ми, не требуют экзекватуры, предусмотренной ст. 409 ГПК РФ и ст. АПК РФ на основании указания закона;

с другой стороны, отдельные ре шения допускают экзекватуру в отсутствие международного договора.

1) Законные исключения из договорного принципа Законные исключения из договорного принципа делятся на две ка тегории. Первая касается иностранных судебных решений, которые не являются предметом принудительного исполнения на территории Российской Федерации, вторая касается применения принципа вза имности при соблюдении определенных условий.

А — Отсутствие принудительного исполнения 0ватуры за отсутствием договора между нашими странами.

Б — Робкое применение принципа взаимности Как мы видели, взаимность не была избрана российским законодате лем в качестве одного из возможных оснований экзекватуры. Тем не ме нее, в отдельной сфере взаимность была признана в качестве предвари тельного условия для признания иностранного решения на территории Российской Федерации при отсутствии международного договора. Речь идет о Федеральном законе № 127-ФЗ от 26 октября 2002 г. «О несостоя тельности (банкротстве)». Пункт 6 ст. 1 этого закона, после упоминания о том, что решения иностранных судов признаются на территории России в соответствии с международными договорами Российской Федерации, определяет во втором абзаце, что при «отсутствии международных дого воров Российской Федерации решения судов иностранных государств по Точка зрения делам о несостоятельности признаются на территории Российской Фе дерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федераль ным законом». Иначе говоря, в сфере несостоятельности решения судов подчиняются двум конкурирующим правовым режимам: договорному режиму и в отсутствие международного договора режиму взаимности23.

Принимая во внимание нормы французского международного част ного права24, французские судебные решения в сфере процедуры по рас пределению имущества несостоятельного должника смогут получить экзекватуру при условии соблюдения определенного ряда норм россий ского международного частного права25. Теперь мы предлагаем рассмот реть те судебные решения, которые позволяют надеяться на эволюцию российского позитивного права в сфере экзекватуры, несмотря на яс ные и четкие нормы нового Гражданского и Арбитражного процессуаль ного кодексов.

2) Первые судебные решения, смягчающие общее правило Правило о необходимости международного договора о признании и исполнении иностранных решений строго применяется в российской судебной практике, что представляется совершенно законным, пос кольку в законодательстве существуют четкие положения на этот счет.

Тем не менее, представляется возможным некоторое смягчение этой судебной практики. Здесь существуют два пути. Первый предполагает сохранение правила при расширительном толковании некоторых дого воров. Второй предполагает допущение судами альтернативы: приме нение договорного принципа, а в отсутствие договора — применение принципа взаимности.

А. Гибкое толкование понятия договора о признании и исполне нии иностранных решений В этой перспективе представляется возможным ожидать от судеб ной практики судов общей юрисдикции более гибкого толкования не О взаимности во французском праве см.: B. Audit, op.cit., n°452 ;

о взаимности в российском праве см.: А. Муранов Указ. соч. и В. Ярков Указ. соч.

См. B. Audit, op.cit., n°770.

См. ниже.

150 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) которых договоров, при котором они будут приравниваться к догово рам об экзекватуре на основании аргументов a fortiori или a pari. Так, в решении, вынесенном Верховным судом Российской Федерации 7 ию ня 2002 г., (решении, остающимся единичным) был применен принцип расширительного толкования международного соглашения, предмет которого не касался ни признания, ни исполнения иностранных реше ний26. В этом деле британский банк подал заявление об экзекватуре на территории Российской Федерации решения, вынесенного судом Со единенного королевства. Проиграв дело в первой инстанции, которая отказала в экзекватуре на основании того, что между Россией и Соеди ненным королевством не существует никакого договора на этот счет, банк обратился в Верховный суд на основании персональной компе тенции27 до вступления в силу Арбитражного процессуального кодек са РФ 2002 г. В то время еще применялся Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г.28 Со ссылкой на этот указ Верховный суд вынес смелое и оригинальное решение, обоснованное Соглашени ем о партнерстве и сотрудничестве от 24 июня 1994 г.29 между Европей скими сообществами и их государствами-членами, с одной стороны, и Российской Федерацией с другой стороны, и в частности, ст. 98 и этого соглашения.

Статья 98 Соглашения предусматривает, в частности, что в «рамках настоящего Соглашения каждая Сторона обязуется обес печить свободный от дискриминации по сравнению с собственны ми лицами доступ физических и юридических лиц другой Стороны в компетентные суды и административные органы Сторон для за щиты их индивидуальных прав и прав собственности, включая те из них, которые касаются интеллектуальной собственности». Что Верховный суд Российской Федерации, коллегия по гражданским делам, поста новление от 07.06.2002, № 5-Г02-64.

Истец являлся юридическим лицом, однако не был зарегистрирован на террито рии Российской Федерации.

Мы напоминаем, что идентичные положения были закреплены в ходе процессу альных реформ 2002 г. Кроме того, этот декрет не был отменен формально, по этому все его положения, не противоречащие действующему законодательству, остаются в силе.

В отношении этого соглашения см.: Партнерство Европейского союза и Российс кой Федерации, коллективное издание под редакцией Ж. Ро и В. Коровкина, Апо гей, 1998.

Точка зрения касается ст. 110 Соглашения, то она определяет: «Настоящее Со глашение применяется на территории России, с одной стороны, и на территориях, на которых применяются договоры об учреждении Европейского сообщества, Европейского объединения угля и стали и Европейского сообщества по атомной энергии и на условиях, пре дусмотренных этими договорами, с другой стороны».

Верховный суд Российской Федерации сначала вывел отсюда, что это соглашение в части содержащегося в нем запрета всякой дискрими нации в отношении доступа к правосудию, применяется на российской территории и влечет в качестве подразумеваемого следствия для под писавших Соглашение сторон признание принципа взаимности в от ношении заявлений о признании и исполнении иностранных решений на территории каждого подписавшего государства. Это смелое толко вание российского Верховного суда предполагает, таким образом, что российские суды проверяют только применение принципа взаимности в государствах вынесения решения.

Это весьма интересное решение, разумеется, принимает в расчет трудности, изложенные выше. Однако следует проявлять осмотритель ность. С одной стороны, решение было вынесено до вступления в силу нового Гражданского процессуального кодекса РФ, в эпоху судейского правотворчества, когда судьи Верховного суда, равно как и судьи Вы сшего арбитражного суда, могли чувствовать себя наделенными право созидательными правомочиями, которыми они не обладают сегодня;

с другой стороны, это было лишь решение по конкретному делу, которое появилось в благоприятную для него эпоху. Осмотрительность являет ся тем более необходимой потому, что решение остается до сегодняш него дня единственным и касается только судов общей юрисдикции.

Что касается арбитражных судов, то представляется, что они пошли другим путем – путем альтернативного применения международного до говора и принципа взаимности. Именно это мы сейчас и рассмотрим.

Б. Применение принципа взаимности Дело британского банка, изученное нами ранее, было возвращено Верховным судом Российской Федерации в нижестоящий суд. Однако суд, в который было направлено дело, вынес 7 августа 2002 г., то есть в день вступления в силу нового АПК РФ, определение о неподведомс 152 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) твенности. Тогда дело было рассмотрено компетентным арбитражным судом, а именно арбитражным судом г. Москвы в силу положений ст. АПК РФ.30 В решении от 10 октября 2002 г. на основании аргументов, идентичных тем, которые привел Верховный суд и в частности на ос новании Соглашения о партнерстве 1994 г. арбитражный суд г. Москвы допустил признание и исполнение британского решения.

Это решение стало предметом кассационной жалобы в Московс кий окружной арбитражный суд. 2 декабря 2002 г. этот суд постановил, что на основании ст. 241 АПК РФ, иностранные решения в экономичес кой сфере признаются и исполняются, если это предусмотрено меж дународным договором. Однако такого договора между Россией и Со единенным королевством не существует. Тем не менее, арбитражный суд добавил, что «для разрешения спора следует сослаться на принцип взаимности (международной вежливости) и «при новом рассмотре нии дела судом (нижестоящим) следует установить, допускают ли анг лийские суды признания и исполнения российских решений»31. Это де ло еще не является окончательно разрешенным, поскольку оно все еще может быть пересмотрено Высшим арбитражным судом РФ. Как бы то ни было, принцип взаимности является идеей, которая начала свое восхождение, даже если сегодня преждевременно утверждать, что этот принцип относится к российскому позитивному праву, несмотря на ин терпретационные усилия отдельных представителей российской до ктрины32. В самом деле, аргументы, которые они предлагают, не явля ются убедительными.

Прежде всего, они опираются на идею, согласно которой взаимность является общим принципом российского права, ссылаясь, в частности, на п. 1 ст. 1189 ГК РФ33. Однако последняя определяет, что «иностран ное право подлежит применению в Российской Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям такого рода российское право, за исключением случа ев, когда применение иностранного права на началах взаимности пре Статья 32 АПК РФ предусматривает случаи предметной подведомственности дел арбитражным судам.

Арбитражный суд г. Москвы, дело № КГ-А40/7813-02;

Д. Литвинский Указ. соч. С. 145.

См. В. Ярков, Указ. соч.;

А. Муранов, Исполнение иностранных решений судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Москва, 2002.

См. В. Ярков, Указ. соч.;

А. Муранов, Исполнение иностранных решений судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Москва, 2002.

Точка зрения дусмотрено законом». Таким образом, принцип, изложенный в ст. ГК РФ, предполагает применение иностранного закона без учета вза имности. Последний применяется лишь в исключительных случаях, прямо предусмотренных законом. Затем представители доктрины опи раются на положения ст. 244 АПК РФ и ст. 412 ГПК РФ относительно оснований отказа суда в предоставлении экзекватуры. В этом отноше нии они заявляют, что отсутствие международного договора не ука зано в списке оснований для отказа, поэтому суд не может отказать в экзекватуре на этом основании и, следовательно, должен применять принцип взаимности. На наш взгляд, последний аргумент не являет ся обоснованным, поскольку иначе можно было бы заявлять и о том, что отсутствие взаимности также не фигурирует в списке оснований для отказа, предусмотренных как ст. 244 АПК РФ, так и ст. 412 ГПК РФ.

Следовательно, по этой логике суд не мог бы отказать в экзекватуре на том основании, что государство, в котором вынесено решение не при меняет принцип взаимности34. В действительности же единственное возможное толкование указанных норм состоит в объявлении между народного договора о признании и исполнении иностранных решений предварительным условием. Список оснований для отказа, предусмот ренный ст. 244 АПК РФ и ст. 412 ГПК РФ касается вторичных условий экзекватуры или условий a posteriori. Наконец, представители доктри ны, ратующие за применение принципа взаимности при отсутствии международного договора, опираются на несколько российских судеб ных решений35. Однако эти решения являются слишком малочисленны ми и были вынесены нижестоящими судами, поэтому не следует пола гать, что российская судебная практика следует этому принципу.

Кроме того, в российском праве судебные решения не подчиняют ся англосаксонскому правилу прецедента. Поэтому в отсутствие зако нодательной реформы36 (маловероятной при нынешнем состоянии на См. Н. Елисеев, указ. соч.

См. Федеральный арбитражный суд Московского округа от 2 декабря 2002 г. № КГ-А40/7813-02;

от 19 июня 2003 г. № КГ-А40/2448-03-П;

от 19 октября 2005 г. № КГ-А40/8581-05-1-П;

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа от 25 февраля 2003 г. № НФ 03-А79/03-1/140.

О необходимости подобной реформы для разрешения указанной проблемы, см.

Н. Елисеев. Принцип международной вежливости как условие предваряющее при знание и исполнение иностранных решений // Законы России. Опыт, анализ, прак тика. №1, июнь 2006.

154 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 2 (20) учных споров)37 или международного договора об экзекватуре между Францией и Российской Федерацией обладатель французского судеб ного решения, нуждающегося в принудительном исполнении на терри тории России, никогда не будет обладать гарантией юридической безо пасности.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.