авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПРОБЛЕМЫ

ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Межвузовский

сборник научных трудов

Издательство «Самарский университет»

2002

УДК 347

ББК 67.99(2)3

П 781

Проблемы осуществления гражданских прав: Межвузовский

сборник научных трудов / Отв. ред. С.В. Мартышкин, Ю.С. Пова-

ров, В.Д. Рузанова. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2002. - 235с.

ISBN 5-86465-215-6 Сборник включает статьи как известных, так и молодых ученых, пред ставляющих различные вузы страны, по проблемам осуществления граж данских прав.

Работы, содержащиеся в сборнике, будут интересны преподавателям, аспирантам и студентам юридических факультетов, практикующим юри стам, всем, занимающимся проблемами цивилистики.

УДК ББК 67.99(2) Рецензент д-р юрид.наук, проф. В.А.Хохлов ISBN 5-86465-215-6 © Авторы, © Изд-во «Самарский университет», Н.А. БАРИНОВ, доктор юридических наук, профессор Саратовской государственной академии права, М.Н. БАРИНОВА,* старший преподаватель Саратовской государственной академии права ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНОСТРАННЫМИ ЛИЦАМИ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В РОССИИ Правовую основу осуществления иностранными лицами, как фи зическими, так и юридическими, гражданских прав в России со ставляют основополагающие международно-правовые акты, а так же внутригосударственные правовые акты. Речь пойдет о правовой основе осуществления имущественных прав в изменившихся соци ально-экономических условиях России, когда в регулировании имущественных отношений значительную роль играют (приобрета ют) частноправовые начала. Вместе с тем следует иметь в виду, что частноправовые начала неотделимы от публично-правовых начал, и между ними существуют определенные взаимодействие и взаимо связь.

Как пишет председатель Высшего Арбитражного суда РФ, док тор юридических наук, профессор В.Ф. Яковлев, «объективной основой сосуществования и взаимодействия публичного и частно го права являются различные интересы – частные интересы от дельного субъекта и интересы публично-правового свойства, инте ресы общества. Требуется, с одной стороны, чтобы признавалось и защищалось право каждого – частное право, а с другой, – чтобы признавалось и существовало право всех, обеспечивались общест венные, публичные интересы. Только при их гармоничном соот ношении и сочетании возможно устойчивое и последовательное развитие общества, возможно предупреждение революций». И да лее он отмечает: «Чтобы четко представить себе, к чему в конеч ном счете хотим мы прийти в плане соотношения публичного и частного права, необходимо… иметь ясное представление о назна чении того и другого, об их юридической сущности, сферах при менения и взаимодействия»1.

Как нам представляется, одним из аспектов такого взаимоот ношения и взаимодействия является то, что публично-правовые _ © Баринов Н.А., Баринова М.Н., * акты, принимаемые международными организациями и государст вами, носят властно-правовой, обязательный, а в ряде случаев ре комендательный характер, но содержат и положения частноправо вого характера, частноправовые начала: автономию воли, право дозволительного выбора поведения, свободу договора и др.

Частноправовые начала предусмотрены нормативными актами различного уровня и характера и образуют самостоятельную от расль права – международное частное право, охватывающее пра водееспособность иностранных лиц, комплекс имущественных от ношений (отношений собственности, обязательственные отноше ния и другие). Указанным отношениям присущ иностранный эле мент: 1) участником правоотношения выступает иностранный гражданин или иностранное юридическое лицо;

2) объект отноше ния (имущество) находится за рубежом;

3) в основе отношения ле жит юридический факт, имевший место за границей. В большин стве случаев эти отношения носят имущественный характер2. А правосубъектность физических лиц в ряде случаев имеет как част ноправовой, так и публично-правовой характер, что отмечалось в юридической литературе3. Причем имеются работы, специально посвященные защите прав и публично-правовых интересов граж дан в судах общей юрисдикции4.

Исходными началами определения правовой основы (доктри ны) осуществления иностранными лицами гражданских прав яв ляются основополагающие международные акты, такие как Все общая декларация прав человека, принятая Организацией Объе диненных Наций в 1948 году (в дальнейшем - Декларация), и Ев ропейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая Советом Европы 4 ноября 1950 года в Риме5.

Рассмотрим основные положения названных международно правовых актов. В преамбуле Декларации указано, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их являются основой свободы, справедливо сти и всеобщего мира;

что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, есть высокое стремление людей.

Важные положения содержатся в статье 2 Декларации: каждый человек должен обладать правами и всеми свободами, провозгла шенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было раз личия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, рели гии, политических или иных убеждений. Далее в статье 6 Деклара ции зафиксировано положение о том, что каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектно сти.

В последующих статьях заложены правовые основы статуса ка ждого человека, как-то: право свободно передвигаться и выбирать себе место жительства в пределах каждого государства, покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну. Каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен гражданства или права изменить свое гражданство.

Особо следует выделить статью 17 Декларации, в которой пре дусмотрено, что каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.

Что касается осуществления прав, то каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в Декларации, могут быть полно стью осуществлены (ст.28). При осуществлении своих прав и сво бод каждый человек должен подвергаться только таким ограниче ниям, какие установлены законом исключительно с целью обеспе чения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций (ст.29).

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод принята с учетом положений Всеобщей декларации прав человека, целью которой является обеспечение всеобщего и эффек тивного признания и осуществления провозглашенных прав. В Конвенции также подчеркивается, что ее целью являются поддер жание и дальнейшее осуществление прав человека и основных сво бод.

Европейская Конвенция содержит приложения - девять прото колов. В статье 1 Протокола № 1 закреплено право каждого физи ческого или юридического лица беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущест ва, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотрен ных законом и общими принципами международного права.

Исходя из положений, закрепленных в Декларации и Конвен ции, страны СНГ приняли Конвенцию о правовой помощи и пра вовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.6 В преамбуле данной Конвенции отмечается, что страны – члены СНГ– исходят из стремления обеспечить гражданам Дого варивающихся Сторон и лицам, проживающим на их территории, предоставление правовой защиты их личным и имущественным правам, как и собственным гражданам.

Таковы общие и принципиальные положения, содержащиеся в международно-правовых актах, определяющих права человека и их осуществление. Данные положения являются определяющими и исходными для внутригосударственного законодательства. И, как нам представляется, они были учтены при принятии нормативных актов в России. Но это не голое копирование. Международно правовые акты воплощаются, трансформируются во внутригосу дарственное, национальное законодательство с учетом националь ной правовой системы, традиций и специфики применения нацио нального законодательства.

Рассмотрим основополагающие нормативные акты России, ка сающиеся данной проблемы. В пункте 4 статьи 15 Конституции России указывается, что общепризнанные принципы и нормы ме ждународного права и международные договоры Российской Фе дерации являются составной частью ее правовой системы. Пункт ст.62 Конституции России закрепляет правовое положение ино странных граждан: иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражда нами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ.

Важные положения содержатся в статьях 34 и 35 Конституции России. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (п.1 ст.34). Ка ждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользо ваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с дру гими лицами. И что примечательно, в РФ признаются и гаранти руются права и свободы человека и гражданина согласно обще признанным принципам и нормам международного права и в со ответствии с Конституцией России. Вместе с тем подчеркивается, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст.17 Конституции).

Правовую основу осуществления иностранными лицами граж данских прав а России, конечно же, составляет Гражданский ко декс России. Статья 2 ГК РФ предусматривает отношения, регули руемые гражданским законодательством. Гражданское законода тельство определяет правовое положение участников гражданско го оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность), регулирует договорные и иные обязательства.

Участниками указанных отношений являются граждане, юридиче ские лица, а также РФ, субъекты России и муниципальные образо вания.

Кроме того, гражданское законодательство регулирует отноше ния между лицами, осуществляющими предпринимательскую дея тельность, которой является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получе ние прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выпол нения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном порядке.

В ч.4 п.1 ст.2 ГК РФ указано, что правила, установленные гра жданским законодательством, применяются к отношениям с уча стием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным зако ном.

Статья 7 ГК РФ – «Гражданское законодательство и нормы ме ждународного права» - воспроизводит положения, содержащиеся в п.4 ст.15 Конституции России относительно общепризнанных принципов и норм международного права и международных дого воров. Вместе с тем далее в этой статье предусмотрено, что между народные договоры России применяются к отношениям, указан ным в ст.2 ГК РФ, непосредственно, кроме случаев, когда из меж дународного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. Следует иметь в виду, что если международным договором России установлены иные прави ла, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательст вом, то применяются правила международного договора.

Новеллой гражданского законодательства, регулирующего осу ществление гражданских прав в России иностранными лицами – фи зическими и юридическими, – является принятие Государственной Думой Федерального Собрания России третьей части Гражданского кодекса России 1 ноября 2001 года7. Важно подчеркнуть, что новел лой третьей части ГК РФ является раздел VI «Международное ча стное право». Это следует рассматривать как крупное достижение науки гражданского права и законотворческой деятельности рос сийского государства, ибо до принятия соответствующего раздела в России не было принято ни специального закона, ни какого-либо кодифицированного правового акта как источника международного права, для которого характерно регулирование имущественных прав (отношений) с участием иностранных лиц и иных иностранных элементов.

Раздел «Международное частное право» третьей части ГК РФ состоит из трех глав: гл.66 «Общие положения», гл.67 «Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц», гл.68 «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям». Указанный раздел вклю чает в себя 39 статей (1186-1224).

Статья 1186 ГК предусматривает определение права, подлежа щего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, ослож ненным иным иностранным элементом. Право, подлежащее при менению к указанным отношениям с участием иностранных граж дан или иностранных юридических лиц, либо осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гра жданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров России, настоящего Кодекса, других законов и обычаев, признаваемых в России.

В настоящей статье для нас представляет интерес глава 68 – «Право, подлежащее применению к имущественным и личным не имущественным отношениям». Прежде всего, необходимо иметь в виду, что общие положения о праве, подлежащим применению к вещным правом (статья 1205), состоят в том, что содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Исключение, как нам пред ставляется, касается государственного имущества, которое облада ет иммунитетом (то есть неприкосновенностью), поскольку оно не может быть подвергнуто аресту, секвестру, на него не может быть обращено взыскание без ведома государства – собственника.

Статья 1206 предусматривает право, подлежащее применению к возникновению и прекращению вещных прав. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав определя ется по праву страны, где это имущество находилось в момент дей ствия обстоятельств, явившихся основанием возникновения или прекращения права собственности и иных вещных прав. Следова тельно, иностранные физические и юридические лица, приобретая имущество в России, руководствуются российским законодатель ством и осуществляют свои права в отношении приобретенного имущества в соответствии с действующим ГК РФ. Пункт 3 ст. предусматривает, что возникновение права собственности и иных вещных прав на имущество в силу приобретательной давности оп ределяется по праву страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности.

В ст.1210 закреплен важный принцип выбора права сторонами договора. При заключении договора или в последующем стороны могут по соглашению между собой выбрать право, подлежащее применению к их правам и обязанностям по этому договору. Вы бранное сторонами право применяется к возникновению и пре кращению права собственности и иных вещных прав и, следова тельно, осуществлению права собственности (имущественных прав).

Таковы основные принципиальные положения, содержащиеся в международно-правовых актах и внутригосударственном россий ском законодательстве, определяющие (составляющие) правовую основу осуществления иностранными лицами гражданских прав в России. Ясно, что это далеко не исчерпывающий перечень норма тивно-правовых актов, составляющих правовую основу осуществ ления иностранными лицами гражданских прав в России, но рамки статьи не позволяют расширить перечень их рассмотрения.

Примечания 1Яковлев В.Ф. О взаимоотношении публичного и частного права // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, зако нодательного выражения и юридической практики. Материалы Всерос сийской научно-практической конференции (23-24 апреля 1998 года). Ека теринбург, 1999. С.4-5.

2 См.: Международное частное право / Отв.ред.О.Н.Садиков.М.,1984. С.5.

3 См.: Гаврилов В.В. К вопросу о правосубъектности физических лиц в международном праве // Актуальные проблемы государства и права на рубеже веков. Материалы конференции, посвященной 40-летию юридиче ского факультета ДВГУ. Владивосток, 1998. С.417.

4 См., например: Попова Ю.А. Защита публично-правовых интересов граждан в судах общей юрисдикции. Краснодар, 2001;

Павлушкина А.А.

Теория юридического процесса и частное право // Актуальные проблемы правоведения. Вестник института права Самарской государственной эко номической академии. Самара, 2001. С.107-108.

5 СЗ РФ 1998. № 20. Ст.2143.

6 См.: Международное частное право. Сборник документов. М., 1997.

С. 796-815.

7 СЗ РФ. 2001. № 49. Ст.4552.

М.В. БАТЯНОВ*, ассистент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ МОМЕНТА ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ДОГОВОРА Начало действия договора и возникновение договорного право отношения связаны с моментом заключения договора. С данного момента договор начинает действовать, возникают права и обязан ности сторон по договору, с ним могут связываться решения вопро сов о переходе права собственности, несении рисков. Он может вли ять на непосредственный объем прав и обязанностей сторон. Так, например, происходит, когда стороны предусматривают, что цена, подлежащая уплате покупателем, определяется, исходя из цен, суще ствовавших на момент заключения договора. С момента заключе ния договора, по общему правилу, начинают течь срок действия до говора и срок существования договорного правоотношения.

Определению момента заключения договора посвящена ст. ГК РФ. По мнению Н.И. Соловяненко, ст.433 ГК РФ содержит по ложение о двух необходимых временных элементах заключения договора как двух соответствующих друг другу выражениях воли сторон1. Речь идет о предложении заключить договор (оферте) и принятии данного предложения (акцепте). Выделение этих элемен тов вызвано тем, что договор является результатом согласования волеизъявления сторон, а именно предложения, высказанного од ной из сторон, и его последующего принятия другой.

При составлении единого документа и одновременном подписа нии договора сторонами не составляет труда определить момент со гласования волеизъявлений, поскольку разрыва во времени между волеизъявлениями оферента и акцептанта не существует. Если же до говор заключается между отсутствующими сторонами, то такой раз рыв во времени присутствует, и можно говорить о временной после довательности отправления и приема контрагентами документов с волеизъявлениями друг друга. В данном случае большое значение имеют сроки заключения договора, под которыми следует понимать _ * © Батянов М.В., сроки, имеющие юридическое значение для определения момента за ключения договора. Среди этих сроков главное место занимают срок связанности оферента своим предложением и срок, в течение которо го оферент может отозвать свою оферту.

Как следует из п.2 ст.435 ГК РФ, срок связанности оферента сде ланным им предложением о заключении договора начинает течь не с момента направления оферты, а с момента ее получения адресатом.

Соответственно оферент вправе отозвать оферту до получения ее по тенциальным акцептантом. В том случае, если контрагент получает и оферту, и извещение об отзыве оферты одновременно, оферта также считается неполученной2. После же получения контрагентом оферты оферент не может ее отозвать, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в кото рой оно было сделано (ст.436 ГК РФ).

Решение вопроса о том, в течение какого времени оферент свя зан своим предложением, зависит от того, указан или нет в оферте срок для ответа на нее. Если оферта содержит указание на такой срок, оферент обязан ожидать ответа на свою оферту в течение всего срока. В противном случае он будет вынужден возместить убытки, возникшие у другой стороны из-за того, что она своевре менно акцептовала оферту и заключила договор, который стано вится неисполнимым вследствие заключения оферентом аналогич ного договора с другим лицом.

Вопрос о связанности оферента при направлении оферты без указания срока для акцепта решается в зависимости от того, в ка кой форме сделана оферта. Если оферта сделана в письменной форме, она требует ознакомления с ее текстом, подготовки акцеп тантом ответа и направления его оференту. Поэтому п.1 ст.441 ГК РФ устанавливает правило, в соответствии с которым оферта свя зывает оферента в течение времени, нормально необходимого для получения ответа. ГК РФ не дает четких разъяснений о том, что считать нормально необходимым временем, поскольку данный вопрос должен решаться применительно к каждой конкретной си туации. Решая этот вопрос, нужно учитывать расстояние от места нахождения акцептанта до места нахождения оферента, способ направления акцепта и т.п. При определении нормально необхо димого времени для получения ответа могут быть использованы сроки, установленные для доставки соответствующей корреспон денции. В него включается и минимально необходимое время на рассмотрение предложения.

По российскому законодательству, если оферта без указания срока для акцепта сделана устно, то для того, чтобы договор счи тался заключенным, акцепт должен последовать немедленно (п. ст.441 ГК РФ). Слово «немедленно» не следует понимать букваль но. Возможны ситуации, когда контрагенту необходимо время, например, для осмотра предмета договора купли-продажи или до говора найма, предлагаемого оферентом. В таком случае контр агент должен дать ответ о принятии предложения по истечении времени, необходимого для осмотра.

Начальный срок действия договора и срок существования дого ворного правоотношения, по общему правилу, начинают течь с мо мента заключения договора, который традиционно может связывать ся с одним из следующих фактов: изъявление согласия акцептантом;

получение акцепта оферентом.

Дополнительно к перечисленным в литературе выделяются еще два обстоятельства, с которыми может связываться заключение договора: отсылка акцептантом оференту своего ответа о согласии и восприятие акцепта оферентом3. По нашему мнению, к выделе нию этих обстоятельств следует относиться критически, поскольку отсылка акцептантом оференту ответа является одним из случаев изъявления согласия акцептантом, а момент восприятия акцепта оферентом определить практически невозможно. И.Б. Новицкий, критикуя данный подход, указывал на то, что если бы договор считался заключенным в момент восприятия, то оферент, изме нивший свое решение о заключении договора, имел бы возмож ность избегнуть заключения договора, например, посредством ос тавления невскрытыми всех писем с почтовым штемпелем того го рода, из которого ожидается ответ4. В приведенном примере воз никает неопределенная ситуация, которую практически невозмож но разрешить, что свидетельствует о неудачности данного подхо да, поскольку проконтролировать можно только получение акцеп та, но не его восприятие, являющееся процессом внутреннего ха рактера.

Российское законодательство традиционно связывало и связы вает (ст.433 ГК РФ) момент заключения договора с получением оферентом акцепта. Практическим следствием избрания законода телем такой конструкции является то, что ответственность за все произошедшее с момента выражения воли и до получения извеще ния адресатом несет тот, от кого оно исходит. В случае утраты почтового отправления, выдачи извещения об акцепте другому лицу и т.п. отрицательные последствия ложатся на акцептанта, а не на оферента. Оферент вовсе не обязан, как указывают некоторые авторы5, выяснять, почему на его оферту не получено никакого ответа, поскольку если адресат никак не отреагировал на предло жение заключить договор, то его молчание рассматривается, по общему правилу, как отказ от заключения договора.

В судебной практике обращалось внимание на то, что в оферте, законе, иных правовых актах может быть указан не только срок для акцепта оферты, но и срок для ее рассмотрения6. Срок для рас смотрения оферты имеет практическое значение для решения во проса о заключении договора при получении акцепта с опоздани ем.

При получении оферентом акцепта с опозданием возможны два варианта:

- акцепт направлен своевременно, но по причинам, не завися щим от акцептанта (по вине почты, телеграфа и т.д.), оферент по лучает его за пределами срока, предусмотренного в оферте;

- акцепт получен с опозданием по причине того, что он направ лен акцептантом с опозданием.

В первом случае, согласно п.1 ст.442 ГК РФ, акцепт не считает ся опоздавшим, если оферент немедленно не уведомит другую сто рону о получении акцепта с опозданием. Данное решение вопроса обусловлено тем, что только оференту известен факт опоздания акцепта, и потому только он может известить об этом акцептанта, считающего договор заключенным и, возможно, начавшего ис полнение договора. Таким образом, молчание лица, получившего акцепт с опозданием, означает принятие акцепта.

Некоторые авторы из содержания п.1 ст.442 ГК РФ делают прямо противоположный вывод о том, что акцепт не считается запоздавшим при немедленном уведомлении акцептанта, своевре менно направившего извещение об акцепте, об опоздании в посту плении акцепта7. Однако такой вывод представляется неверным, поскольку если из содержания п.1 ст.442 ГК РФ убрать частицу «не», то получится фраза следующего содержания: «… акцепт счи тается опоздавшим, если сторона, направившая оферту, немедлен но не уведомит другую сторону о получении акцепта с опоздани ем». Поэтому в рассматриваемом случае для того, чтобы договор считался заключенным, достаточно молчания оферента. При этом договор должен считаться заключенным в момент получения офе рентом запоздавшего акцепта.

Д.И. Мейер приводил точку зрения одного из дореволюцион ных ученых на определение момента заключения договора, в соот ветствии с которой моментом заключения договора следует счи тать «момент ответа о получении согласия», то есть момент полу чения акцептантом письма от оферента с уведомлением о получе нии акцепта. Это обосновывалось тем, что поскольку требуется извещение оферента об акцепте, нужно, чтобы и акцептант знал о продолжении согласия оферента на заключение сделки. Данная позиция убедительно критиковалась Д.И. Мейером. По его мне нию, правильность приведенной точки зрения приводила бы к возможности оферента по получению акцепта отказаться от офер ты, «то есть допустить, что и после соглашения может быть изъяв лено несогласие»8.

Во втором случае, при опоздании акцепта по причине несвое временности его направления, договор будет считаться заключен ным только в том случае, если оферент немедленно сообщит дру гой стороне о принятии акцепта, полученного с опозданием (п. ст. 442 ГК РФ).

Применительно к сроку рассмотрения оферты нужно отметить, что если извещение об акцепте направлено адресату в пределах данного срока, договор должен признаваться заключенным даже в том случае, если извещение об акцепте получено адресатом с опо зданием. Однако и в этом случае оферент имеет право немедленно направить акцептанту уведомление об отказе от заключения дого вора.

В некоторых зарубежных странах момент заключения договора определяется иначе, чем в России. Так, в странах общего права, в Японии при решении данного вопроса используется теория «поч тового ящика» («mailbox»). Согласно этой теории, договор счита ется заключенным с момента отправки акцепта контрагентом, то есть с момента, когда письмо с извещением об акцепте опущено контрагентом в почтовый ящик или передано на почту другим способом. В основу теории «почтового ящика» положена фикция, согласно которой оферент молчаливо уполномочивает почту быть своим представителем при получении акцептов его предложений контрагентами. Это позволяет считать договор заключенным с даты почтового отправления акцепта, как если бы акцепт был вру чен оференту лично. Как указывают зарубежные исследователи, «… это построение продиктовано чисто экономической потребно стью ограничить максимально узкими временными рамками воз можности оферента для отзыва своего предложения. Другими сло вами, освободить контрагента от риска отзыва оферты с момента отправки им акцепта, а не с даты получения акцепта оферентом»9.

Теория «почтового ящика» критиковалась и критикуется мно гими зарубежными учеными как не вполне отвечающая реалиям современной жизни. Так, данная юридическая конструкция мало согласуется с тем, что почтовые правила большинства государств позволяют отозвать уже отправленное письмо. Эта и еще целый ряд проблем как теоретического, так и практического характера привели к тому, что в настоящее время зарубежная доктрина в це лом отвергла эту теорию.

Нужно отметить, что в настоящее время проблема определения момента, в который договор считается заключенным, датой от правки акцепта или датой получения его оферентом теряет свою актуальность. Современные средства связи делают возможным одновременную отправку и получение сообщения, даже если от правитель и получатель находятся далеко друг от друга.

Примечания 1 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч.I. Научно практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996. С.634.

2 В общем праве оферент может отозвать оферту в любой момент, даже если он заявил о своем намерении быть связанным ею в течение опреде ленного срока. Такой подход основан на одном из основных принципов общего права, согласно которому предложение, не содержащееся в специ альном документе «за печатью» («under seal»), порождает связывающие оферента обязательства только при условии, что тот, к кому это предло жение обращено, уже выполнил или обещал выполнить свои взаимные обязательства. Оферта же практически всегда направляется потенциаль ному акцептанту до выполнения им своих обязательств.

3 См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.

С.160-161;

Гавзе Ф.И. Социалистический гражданско-правовой договор. М., 1972.

С.107.

4 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С.162.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. I. Научно практический комментарий / Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П.

Мозолин. М., 1996. С.634 (автор – Н.И. Соловяненко).

6 П.57 постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высше го Арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9. С.19.

7 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.I. Общие положения. 2-е изд., испр. М., 1999. С.207.

8 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2000. С.512.

9 Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. Т. 2. М., 1998. С.53.

О.Е. БЛИНКОВ*, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Академии права и управления Минюста России, г. Рязань ФОРМЫ ПРЯМОГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВА МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В начале данной статьи в качестве пролога хотелось бы привес ти слова одного из представителей муниципальных предприятий города Глазго в Палате общин о благах, которые несет муници пальная собственность лицам, проживающим на территории му ниципального образования: «Гражданин немногое делает без по мощи города. Он может жить в муниципальном доме, может гото вить себе пищу на городской плите, отопляемой городским газом, приготовлять себе чай из городской воды. Если он ходит на заня тия не пешком, то его везет городской электрический трамвай или автобус. Его предприятие обслуживается городским телефоном, а когда становится темно, освещается городским электрическим све том. Его жена приглашает прислугу из городской рекомендатель ной конторы. Его дети могут пользоваться всеми 11 площадками для игр и гимнастическими приспособлениями. Невозможно, что они предпочтут играть в одном из 13 парков, зеленым кольцом окружающих Глазго. Скука зимней жизни облегчается субботними концертами;

кроме того, круглый год открыты городские музеи и картинные галереи. Гражданин, без сомнения, получит пригла шение на банкет в городском здании, прекрасно украшенном жи вописью. В качестве культурного обывателя Глазго он может гор диться существованием чудесной канализации, мусоросжигатель ного завода, бойни, рынков, торговли стерилизованным молоком, четырех госпиталей, бань, прачечных, ночлежных домов, школ, библиотек, он может гордиться 1000 акров городской земли, на которой растут ячмень и репа, каменоломнями, заводами кирпич ным и для изготовления трамвайных вагонов, наконец, рыбной ловлей. Если он обеднеет, к его услугам за дешевую плату – город ские жилища, ломбарды, а дети будут содержаться в городском бесплатном приюте. Если он станет пить, то для него найдется ме сто в городском доме для невоздержанных, а когда все это пере станет его интересовать, он будет похоронен городским похорон ным бюро на городском кладбище. Всеми этими удобствами граж * © Блинков О.Е., дане Глазго пользуются частью бесплатно, частью за очень недо рогую плату и налогов почти не платят»1. Стоит только удивлять ся, как в XIX веке английские муниципалитеты управляли муни ципальной собственностью, принося доход и блага своему населе нию.

Проблема осуществления субъективных прав, в частности прав собственности, на протяжении нескольких столетий является цен тральной в области интересов философов, политологов, экономи стов, социологов и, конечно же, юристов, в частности цивилистов.

Если провести общую характеристику взглядов на данную про блему, то следует, что учения, которое бы отвечало необходимым требованиям и выдерживало любую критику, практически нет.

Наиболее типичная ошибка, встречающаяся в цивилистике, за ключается в отождествлении осуществления субъективных прав и их судебной защиты, т.е. к сведению защиты процесса осуществле ния2. Либо описывая осуществление гражданских субъективных прав, авторы ограничиваются установлением способов3.

В настоящее время практически общепризнанным является су ждение, что под осуществлением субъективного гражданского права следует считать реализацию его содержания для удовлетво рения интереса управомоченного.

Муниципальная собственность служит интересам комплексного социально-экономического развития муниципального образова ния, увеличения его экономического потенциала. Местное само управление без экономической независимости безжизненно.

В состав муниципальной собственности входят средства мест ного бюджета, муниципальные внебюджетные фонды, имущество органов местного самоуправления, а также муниципальные земли и другие природные ресурсы, находящиеся в муниципальной соб ственности, муниципальные предприятия и организации, муници пальные банки и другие финансово-кредитные организации, муни ципальные жилищный фонд и нежилые помещения, муниципаль ные учреждения образования, здравоохранения, культуры и спор та, другое движимое и недвижимое имущество.

Устав любого муниципального образования устанавливает об щий порядок владения, пользования и распоряжения муниципаль ной собственностью. Права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности, от имени муни ципального образования осуществляют органы местного само управления. Правовую основу полномочий органов местного само управления по вопросам муниципальной собственности составляют Гражданский и Бюджетный кодексы РФ, федеральные законы «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», «О финансовых основах местного самоуправления в РФ», другие нор мативные правовые акты.

В случаях и в порядке, предусмотренном законами и другими нормативными правовыми актами, по поручению органов местно го самоуправления права собственника в отношении муниципаль ного имущества могут осуществлять также юридические лица и граждане. Но чаще всего по решению представительных органов местного самоуправления создаются органы по управлению му ниципальным имуществом (комитеты, управления, отделы и т.п.).

Таким образом, от имени муниципального образования в от ношениях собственности выступают органы местного самоуправ ления как публичные собственники, которые одновременно осуще ствляют правомочия собственника и устанавливают интересы, в которых они (интересы) реализуются. В конечном итоге усмотре ние органа местного самоуправления становится усмотрением му ниципального образования. Данное положение позволяет отдель ной группе людей из 30-40 человек (например, депутатам предста вительных органов муниципальной власти) устанавливать «инте ресы и усмотрение» нескольких сотен тысяч человек, составляю щих население конкретного муниципального образования. Ни для кого не секрет, что в современных российских реалиях интересы депутатов представительных органов или исполнительных органов муниципальной власти становятся «интересами» муниципального образования. Бесконтрольная приватизация муниципальных пред приятий, необоснованные налоговые льготы (что представляет в нашем случае уменьшение муниципальной казны), практически «бесплатная» аренда муниципальной недвижимости для «своих» – это распространенные явления по всей России. Что делается и что можно сделать, чтобы предотвратить это? Можно установить пре делы, определив компетенцию этих органов, что и сделано. Нам же видится, что наиболее эффективной мерой станет участие населе ния муниципального образования по вопросам владения, пользо вания и, особенно (!), распоряжения муниципальной собственно стью.

Давайте рассмотрим формы осуществления права муниципаль ной собственности непосредственно населением муниципального образования.

Формами прямого решения населением муниципального обра зования вопросов местного (муниципального) значения, в том чис ле вопросов по владению, пользованию и распоряжению муници пальной собственностью, могут быть:

1) местный референдум;

2) собрания (сходы) граждан;

3) народная правотворческая инициатива;

4) обращения граждан в органы местного самоуправления;

5) территориальное общественное самоуправление.

Любой р е ф е р е н д у м является высшим непосредственным выражением воли народа (п.3 ст.3 Конституции РФ). Референдумы могут проводиться на федеральном, региональном и местном (му ниципальном) уровнях. В соответствии с п.5 ст.22 Закона «Об об щих принципах организации местного самоуправления в РФ»

«решение, принятое на местном референдуме, не нуждается в ут верждении какими-либо органами государственной власти, госу дарственными должностными лицами или органами местного са моуправления», поэтому референдум именуется высшим непосред ственным выражением воли народа.

В отдельных случаях в соответствии с нормативными актами субъектов РФ или уставом соответствующего муниципального об разования для реализации решения, принятого на местном рефе рендуме, требуется издание нормативного правового акта. Однако орган местного самоуправления, в чью компетенцию входит дан ный вопрос, обязан принять такой акт, следовательно, и в этом случае решение, принятое на референдуме, не теряет своей непо средственности.

Обычно решение о проведении местного референдума прини мается представительным органом местного самоуправления по собственной инициативе, однако в соответствии с п.2 ст.22 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» решение может быть принято и по требованию населения, если устав муниципального образования допускает это. Также в уставах определяются порядок сбора подписей жителей данного муниципального образования под требованием о проведении ме стного референдума, необходимое количество такого рода подпи сей, порядок создания, права и обязанности соответствующих инициативных групп населения, сроки назначения местного рефе рендума представительным органом местного самоуправления по требованию населения и т.д. Не исключается и принятие отдель ного нормативного акта муниципального образования о местных референдумах4.

Наибольшую сложность в этом вопросе составляет определение вопросов, по которым может проводиться местный референдум.

Необходимо отметить, что современным российским законода тельством компетенция местных референдумом значительно огра ничена. Не касаясь вопросов политического характера, которые не могут быть вынесены на референдум, отметим как не отвечающий потребностям местного самоуправления запрет выноса вопросов о принятии и изменении местного бюджета, исполнении или измене нии внутренних финансовых обязательств муниципального обра зования, а также о введении, изменении и отмене местных налогов и сборов, освобождении от их уплаты. Указанные вопросы прямо касаются предмета права муниципальной собственности – муни ципальной казны. Некоторые авторы высказывают суждение, что запрет рассмотрения вопросов налогообложения на референдумах является правильным, поскольку указанное является «сложным»

для населения5. Может быть, в силу слабой экономической или финансовой грамотности населения в вопросах налогообложения это является разумным, но с подобным порядком исполнения или изменения внутренних финансовых обязательств муниципального образования согласиться не можем. Ведь к финансовым обязатель ствам относятся в том числе кредитные обязательства, например, по муниципальным ценным бумагам (облигациям). В гражданско правовых отношениях муниципальные образования являются «обычными» субъектами.

В этом аспекте интересен опыт зарубежных государств. Напри мер, в Швейцарии в отдельных кантонах было распространено «народоправство», когда все население муниципального образова ния составляло коммунальное собрание, которое на общегород ских сходах вводило новые налоги, разрешало займы6. В связи с увеличением населения муниципальных образований проведение сходов в настоящее время сменилось коммунальными референду мами. Например, в Испании, Канаде для одобрения городских (муниципальных) займов требуется проведение референдума изби рателей7.

В России практика проведения референдумов по вопросам осу ществления права муниципальной собственности, в том числе управления ей, не развита. Хотя потенциал и возможности их про ведения есть. Естественно, что проведение референдумов – занятие дорогостоящее, и не каждые муниципальные образования (их бюджеты) могут позволить себе это. Однако чуть ли не каждый год проводятся какие-либо выборы, проведение которых является обя зательным и без которых обойтись никак нельзя (выборы предста вительных и исполнительных органов власти различных уровней).

К ним можно приурочивать проведение референдумов по более важным вопросам, связанным с муниципальной собственностью.

Можно провести и аналогию с управлением корпоративной собст венностью, когда для заключения крупной сделки акционерным обществом требуется предварительное согласие общего собрания акционеров.

В указанных вопросах необходимо проявлять инициативу и само му населению муниципальных образований, поскольку если право принятия решения о назначении местного референдума принадлежит только органу местного самоуправления, то с требованием о его про ведении могут выступить общественные органы, коллективы пред приятий, организаций, зарегистрированных в установленном законом порядке партий и общественных движений, действующих на соответ ствующей территории, а также граждане, постоянно проживающие в границах территории, на которой предполагается проведение рефе рендума.

Иной формой прямого волеизъявления граждан при осуществ лении местного самоуправления могут быть с о б р а н и я ( с х о ды) граждан.

Так, например, в дореволюционной России одной из форм управления местными делами являлись сельские сходы, которые состояли из всех домохозяев. Для правомочности схода требова лось присутствие не менее половины домохозяев или лиц, их заме щающих, а также присутствие сельского старосты, который являл ся председателем схода. В советское время собрания (сходы) закре плялись в законодательстве в качестве одной из форм решения гражданами различных вопросов по месту жительства. При этом определялся конкретный перечень вопросов, которые находились в ведении собраний (сходов). Так, согласно Положению об общих собраниях, сходах граждан по месту жительства в РСФСР, утвер жденному Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от августа 1985 г., на собраниях, сходах могли решаться вопросы са мообложения сельского населения8.

В настоящее время роль собраний, сходов граждан в системе управления местными делами существенно изменяется. Согласно ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (п.6 ст.15), «в отдельных поселениях уставом муниципально го образования в соответствии с законами субъектов РФ может быть предусмотрена возможность осуществления полномочий представительных органов местного самоуправления собраниями (сходами) граждан». Таким образом, необходимо отличать собра ния (сходы) как непосредственные формы осуществления каких либо прав и собрания (сходы), которые, по своей сути, являются представительными органами местного самоуправления, посколь ку избрание их нецелесообразно в силу малочисленности населе ния.

Собрание может считаться правомочным, если в нем приняло участие большинство граждан муниципального образования, а решение считается принятым большинством голосов присутст вующих.

Порядок созыва и проведения собраний (сходов) граждан, при нятия и изменения его решений, пределы его компетенции уста навливаются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов РФ.

Проведение собраний (сходов) граждан в многонаселенных му ниципальных образованиях затруднительно. В такой ситуации воз можно проведение собраний (сходов) граждан по отдельным участ кам муниципальной территории. Возникает вопрос, как в этом слу чае определить результат собраний. Возможны два варианта. Пер вый заключается в том, что решение считается принятым, если по нему положительно (более 50 %) проголосовало население более половины участков муниципальной территории. При этом варианте возможно ущемление интересов отдельных участков, которые про голосовали отрицательно. Поэтому приемлемым мы считаем второй вариант, при котором дробление муниципальных участков является только специальным приемом (способом) организации общего соб рания. Здесь подсчитывается, во-первых, количество участвующих в собрании (их должно быть не менее 25 % от голосующего населения муниципального образования), а во-вторых, количество лиц, прого лосовавших «за» или «против» (должно быть более 50 %). Послед няя форма собраний по своему существу ничем не отличается от ре ферендума.

Необходимо также отметить, что общее собрание населения муниципального образования по вопросам муниципальной собст венности должно проводиться в том случае, если это касается всего населения. Если затрагиваются интересы отдельной территориаль ной части населения муниципального образования, то решение должно приниматься этой частью. Например, в силу чрезвычайных обстоятельств встает вопрос о пополнении бюджета за счет распо ряжения (продажи) муниципальной недвижимости, которая в свою очередь служит целям удовлетворения потребностей в чем-либо отдельной территориальной группы муниципального населения.

Общественный интерес, в которых может осуществляться право муниципальной собственности этой недвижимости, складывается из интересов территориальной группы, а не всего муниципального населения.

Инициатива проведения собрания может исходить непосредст венно от населения, депутатов, избранных на территории города, главы городского самоуправления, глав администрации районов, от органов территориального общественного самоуправления.

Формой выражения воли населения муниципального образова ния могут быть решения, принятые большинством граждан на конференциях. Это не самостоятельный вид форм прямого воле изъявления, а разновидность общих собраний (сходов). Принятие решения об их проведении осуществляется городским собранием депутатов.

Решения, принятые собраниями (сходами) и конференциями в пределах их компетенции по вопросам организации и деятельности органов территориального общественного самоуправления, имеют для последних обязательную силу.

Также к формам прямого выражения воли населением муници пального образования следует отнести н а р о д н у ю п р а в о т в о р ч е с к у ю и н и ц и а т и в у. Она призвана выявить общест венное мнение, в том числе по вопросам правового регулирования общественных отношений, возникающих в процессе осуществле ния местного самоуправления, и обязывает соответствующие ор ганы местного самоуправления и должностных лиц местного са моуправления принимать решения с учетом мнения и в интересах населения муниципального образования. Согласно ст.25 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», население в соответствии с уставом муниципального образования имеет право на народную правотворческую инициативу в вопросах местного значения. В той же статье определяются и гарантии реа лизации населением муниципального образования своего права на народную правотворческую инициативу. Эти гарантия связывают ся с обязанностями органов местного самоуправления по рассмот рению на открытом заседании с участием представителей населе ния проектов правовых актов по вопросам местного значения, вне сенных населением муниципального образования, и официальному опубликованию результатов их рассмотрения.


Эта форма отличается от волеизъявления, принятого на рефе рендумах, собраниях и конференциях тем, что обращение с проек том нормативного правового акта является не обязательным, но орган местного самоуправления должен мотивировать свой отказ, что не повлечет за собой никаких юридических последствий.

Обращения граждан в органы местного само у п р а в л е н и я как одна из форм прямого волеизъявления населе ния муниципального образования дают им возможность участво вать в определении задач и направлений деятельности органов ме стного самоуправления, в выработке проектов их решений, в кон троле за деятельностью органов местного самоуправления и долж ностных лиц местного самоуправления.

Согласно п. 1 ст. 26 ФЗ «Об общих принципах организации ме стного самоуправления в РФ», «граждане имеют право на индиви дуальные и коллективные обращения в органы местного само управления и к должностным лицам местного самоуправления».

Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления обязаны дать ответ по существу обращений граж дан в течение одного месяца. Федеральным законом, законами субъектов РФ может быть установлена административная ответст венность за нарушения сроков и порядка ответа на обращения граждан в органы местного самоуправления и к должностным ли цам местного самоуправления.

Территориальное общественное самоуправление является особой формой осуществления населением местного самоуправления, по скольку представляет собой самоорганизацию граждан по месту их жительства для самостоятельного и под свою ответственность осу ществления собственных инициатив в вопросах местного значения непосредственно или через территориальную общину и создаваемые ею органы, т.е. территориальное общественное самоуправление рас сматривается и как самоорганизация граждан по месту жительства, и как форма участия населения в местном самоуправлении.

Сама система территориального общественного самоуправле ния может включать в себя уже рассматриваемые нами формы прямого осуществления населением муниципального образования субъективных прав или выражения воли, такие как общие собра ния (сходы), конференции граждан;

локальные референдумы, иные формы непосредственной демократии. Однако могут создаваться и органы территориального общественного самоуправления населе ния (советы или комитеты микрорайонов, жилищных комплексов либо советы или комитеты улиц, кварталов, домов, т.е. органы самоуправления населения по месту жительства).

На первый взгляд может показаться, что органы территориаль ного общественного самоуправления становятся органами местно го самоуправления, поэтому рассматривать их в качестве формы прямого осуществления субъективных прав не следует. Однако ор ганы территориального общественного самоуправления (террито риальная община и создаваемые ею органы) – добровольная, са моуправляемая, не имеющая членства некоммерческая организа ция, созданная по инициативе граждан – жителей микрорайона, квартала, улицы, двора, дома или иного жилого комплекса, объе динившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, определенных уставом.

Целью этой организации и ее органов является не отправление муниципальной (публичной) власти (они ее просто не имеют), а совместное решение различных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, направленное на удовлетворение потребно стей неограниченного круга лиц муниципального образования.

Орган территориального общественного самоуправления соз дается в выборном порядке, т.е. его учредителем является боль шинство граждан, проживающих на данной территории и об ладающих избирательным правом. Орган территориального обще ственного самоуправления вправе представлять и защищать инте ресы населения данной территории в государственных и негосу дарственных организациях, учреждениях, предприятиях, в том числе через реализацию права законодательной и нормотворче ской инициативы в соответствующих органах власти.

Правда, орган территориального общественного самоуправле ния в отдельных случаях может приобретать распорядительные полномочия по решению вопросов местного значения, но только в том случае, если они делегируются или передаются органами мест ного самоуправления и (или) государственной власти в соответст вии с нормативными правовыми актами органов государственной власти и местного самоуправления.

Органы территориального общественного самоуправления вы полняют функцию контроля за деятельностью любых объектов, организаций, предприятий, расположенных на подведомственной территории и затрагивающих в то же время интересы местного населения. Территория территориального общественного само управления – это часть территории муниципального образования.

Таким образом, органы территориального общественного само управления следует рассматривать как форму непосредственного участия населения в местном самоуправлении.

Указанные нами выше формы непосредственного участия насе ления в местном самоуправлении являются самыми распространен ными и применяются исходя из местных условий, однако в некото рых муниципальных образованиях применяются и иные. Например, в г. Дзержинский Московской области действует Общегородское собрание, которое является совещательным органом местного само управления города и создается для взаимодействия органов местно го самоуправления, предприятий, организаций, учреждений, обще ственных, религиозных и политических организаций в интересах развития города9.

Участниками Общегородского собрания выступают почетные граждане города, руководители предприятий, учреждений и орга низаций, руководители общественных, религиозных и политиче ских организаций, представители творческой интеллигенции, де путаты различных уровней, должностные лица администрации города. На Общегородском собрании обсуждаются наиболее важ ные общегородские проблемы и вырабатываются рекомендации для принятия решения органами местного самоуправления. Исходя из наименования решения носят рекомендательный характер, но должны в обязательном порядке рассматриваться администрацией и городской Думой при принятии соответствующих решений.

К формам волеизъявления, но не принятия решения (т.е. осуще ствления прав) следует отнести опросы населения муниципального образования, которые проводятся по инициативе органов местно го самоуправления, территориального общественного самоуправ ления или любого дееспособного гражданина по вопросам, затра гивающим муниципальные интересы.

В начале статьи в качестве пролога мы приводили описание по ложения муниципальных дел в городе Глазго в конце XIX века.

Россия начала XXI века не может похвалиться подобными резуль татами. Механизмы реализации прав обобществленной собствен ности не отрегулированы. Становление (накопление) муниципаль ной собственности пока только начинается и важно, чтобы в нача ле этого становления формы прямого осуществления права муни ципальной собственности устоялись в муниципальных образова ниях.

Примечания 1 См.: Тотомианц В. Самоуправление и городское хозяйство. СПб., 1902.

С.18-19.

2 См.: Гражданское право. М., 1944. Т.1. С.75;

Советское гражданское право. М., 1961. С.29.

3 См.: Гражданское право. Ч.1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергее ва. СПб., 1996. С.222-227.

4 См., например: Закон «О местном референдуме в Челябинской облас ти» от 15 января 1996 г. // Сборник законов и нормативных правовых ак тов Челябинской области. 1995. № 13;

Закон «О местном референдуме в Московской области» от 28 декабря 1994 г. // Вестник Московской обла стной Думы. 1995. № 2.

5 См.: Выдрин И.В., Кокотов А.Н. Муниципальное право России: / Учебник для вузов. М.: Издательство Норма, 2000. С.292.

6 См.: Говоренкова Т.М. Читаем Велихова вместе. М.: РИЦ «Муници пальная власть», 1999. С.139.

7 Там же. С.191.

8 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. № 36. Ст.1269.

9 Устав г. Дзержинского Московской области // Местное самоуправле ние в Российской Федерации: Сборник нормативных правовых актов.

С.745-761.

Е.В. БЛИНКОВА,* кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Рязанского государственного педагогического университета им. С.А. Есенина Минобразования России ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ДОГОВОРУ ВОДОСНАБЖЕНИЯ С ПОЗИЦИЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ Отношения по снабжению ресурсами через присоединенную сеть, в том числе отношения по снабжению водой (водоснабже нию) и принятию сточных вод (водоотведению), практически всегда характеризовались необходимостью ограничения ответ ственности за нарушение обязательства. Так, например, норма тивно-правовые акты, регулирующие водоснабжение в дорево люционной России, исключали ответственность городских (рав но, как и частных) водопроводов перед потребителями за по следствия, могущие произойти от слабого напора в сети или прекращения водоснабжения по каким бы то ни было причинам.

Уже нормативно-правовые акты советского периода, регулирую щие снабжение ресурсами через присоединенную сеть, предусматрива ли ограниченную по объему ответственность снабжающих организа ций в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договор ных обязательств в виде уплаты символического штрафа, кратного в определенном количестве от стоимости недоотпущенного ресурса. В данном случае абонент лишался права на взыскание убытков, причи ненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения до говора. Сам же абонент нес полную ответственность за такие действия.

Современное российское гражданское законодательство, исхо дя из существа указанных отношений в системе рыночной эконо мики, сохранило для них принцип ограниченной ответственности, распространив его действие в равной степени на обе стороны обя зательства по снабжению.


В настоящее время в ст.91 Правил коммунального водоснабже ния установлено, что «организация водопроводно канализационного хозяйства и абонент несут ответственность за невыполнение договорных обязательств в соответствии с законо дательством РФ и данными Правилами, а также за вред, причи ненный утечками питьевой воды (сточных вод) из систем водо _ *© Блинкова Е.В., снабжения (канализации), находящихся в их собственности, хозяй ственном ведении или аренде». В ст.92 Правил, регулирующей от ветственность организации водопроводно-канализационного хо зяйства, установлено, что она несет ответственность за «ущерб, причиненный абоненту», который следует понимать как реальный ущерб, причиняемый абоненту. Судебно-арбитражная практика идет по тому же пути. Анализ требований в исковых заявлениях о причинении вреда МУП «ПО Водоканал», подаваемых в арбит ражный суд Рязанской области за последние пять лет, показал, что ни в одном исковом заявлении не содержится требования о возме щении упущенной выгоды.

Чтобы закрепить это нормативно, следует внести изменение в ст.92 Правил, указав, что «организация водопроводно канализационного хозяйства несет ответственность за реальный ущерб, причиненный абоненту». Сообразно с этим следует гово рить, что Правилами пользования системами коммунального во доснабжения ответственность обеих сторон ограничена возмеще нием реального ущерба.

Что касается оснований и условий ответственности за наруше ния договорных обязанностей, выразившиеся в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору водоснабже ния, то Правила пользования системами коммунального водо снабжения не содержат специального указания на них. Следова тельно, на отношения водоснабжения распространяет действие норма, содержащаяся в п.3 ст.401 ГК, что, если иное не предусмот рено законом или договором, водопроводно-канализационные организации и абоненты-предприниматели несут ответственность за нарушение договорного обязательства водоснабжения незави симо от наличия их вины. Правовая природа ответственности без вины достаточно подробно изучена на страницах юридической (цивилистической) литературы, высказаны суждения, одобряющие или критикующие ее (что предметом данного исследования не яв ляется)1.

Нас же интересует вопрос, во всех ли случаях ответственность снабжающей организации наступает без вины. В Правилах пользо вания системами коммунального водоснабжения это не регулирует ся. Однако правовое регулирование договорных отношений по снабжению энергией через присоединенную сеть содержит указание об этом: энергоснабжающая организация отвечает при наличии ее вины лишь за перерывы в подаче энергии абоненту. Если перерыв был обусловлен необходимостью принятия неотложных мер по пре дотвращению или ликвидации аварий в системе энергоснабжающей организации (п.2 ст.547 ГК РФ), то энергоснабжающая организация может быть признана невиновной и освобождена от ответственно сти. Следовательно, в соответствии со ст.548 ГК РФ о применении правил об энергоснабжении к отношениям снабжения иными ресур сами и на основании ст.91 Правил пользования системами комму нального водоснабжения водоснабжающие организации отвечают за перерывы в подаче воды и ограничения принятия сточных вод перед абонентами лишь при наличии их вины. Таким образом, во доснабжающая организация несет ответственность при наличии ви ны только за перерывы в подаче воды и принятии сточных вод. В то же время размер ответственности ограничен возмещением реально го ущерба (п.1 ст.547), как указывалось выше.

В остальных случаях за неисполнение или ненадлежащее испол нение обязательства ответственность водоснабжающей организации строится исходя из признания ее субъектом, осуществляющим пред принимательскую деятельность (п.3 ст.401 ГК РФ), следовательно, ответственность наступает независимо от ее вины. Не имеет значе ние, является ли ее контрагентом потребитель, т.е. абонент, исполь зующий воду для бытовых нужд, либо коммерческая организация и гражданин-предприниматель, использующие воду в предпринима тельских целях.

На тех же принципах строится ответственность водоснабжающей организации, если в роли абонента выступает некоммерческая орга низация, например, учреждение, финансируемое из бюджета. Таким образом, водоснабжающая организация несет ответственность неза висимо от вины и независимо от того, кто является абонентом – фи зическое или юридическое лицо, во всех остальных случаях, кроме перерывов в подаче воды и принятии сточных вод. Между тем раз мер ответственности и в этом случае ограничен возмещением реаль ного ущерба.

Ответственность же абонента за неисполнение или ненадлежа щее исполнение договорных обязательств зависит от вышеуказан ных условий. Если условия договора нарушает гражданин, исполь зующий воду для бытовых нужд, он перед водоснабжающей орга низацией несет ответственность только за виновное поведение. Ес ли же в роли абонента выступает некоммерческая организация, на пример учреждение, финансируемое из бюджета, то ответствен ность такого абонента за неисполнение или ненадлежащее испол нение своих обязательств по договору водоснабжения (к примеру, за несвоевременную оплату полученной воды и сброшенных сточ ных вод) строится на началах вины. Бремя доказывания отсутствия вины возлагается на должника, т. е. в нашем случае на абонента, который в соответствии с п.1 ст.401 ГК РФ может быть признан невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительно сти, какая от него требовалась по характеру обязательства и усло виям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Ответственность абонента, являющегося коммерческой органи зацией или гражданином-предпринимателем, если они получают воду и сбрасывают сточные воды при осуществлении предприни мательской деятельности, строится на началах п.3 ст.401 ГК РФ, то есть без вины, но и в этом случае обязанность по возмещению вре да ограничивается реальным ущербом.

Водоснабжающая организация и абонент, являющийся лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, освобож даются от ответственности, если докажут, что надлежащее испол нение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.

е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях об стоятельств (п.3 ст.401 ГК РФ). Указание на это содержат и специ альные нормативные правовые акты. Правила предоставления коммунальных услуг в ст.6.6 устанавливают, что исполнитель (ор ганизация водопроводно-канализационного хозяйства) освобож дается от ответственности за нарушение качества предоставления услуг, если докажет, что оно произошло вследствие непреодоли мой силы.

Существенной новеллой последнего гражданского законотвор чества является сужение перечня явлений, квалифицирующихся как непреодолимая сила. В частности, теперь к ним не относится на рушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсут ствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Например, в РФ остро стоит проблема снабжения организаций водопроводно канализационного хозяйства коагулянтами – средствами очистки забираемой с поверхностных источников воды. Если ранее запас их на предприятиях равнялся как минимум месячному, то сейчас организации порой обладают запасом, необходимым на пять-семь дней. Если ранее отсутствие его на предприятии приравнивалось при неисполнении обязательства по подаче воды к непреодолимой силе, следовательно, сейчас это не освобождает организацию во допроводно-канализационного хозяйства от исполнения договора водоснабжения.

Другое дело – невозможность исполнения обязательства в силу отключения электрической энергии, без которой подача воды и принятие сточных вод в условиях центрального водоснабжения и водоотведения практически невозможны (самотечные водопрово ды сейчас очень редки). На этот счет ст.81 Правил пользования системами коммунального водоснабжения указывает, что «органи зация водопроводно-канализационного хозяйства может прекра тить или ограничить отпуск питьевой воды и (или) прием сточных вод без предварительного уведомления абонентов в случае пре кращения энергоснабжения объектов организации водопроводно канализационного хозяйства». Между тем п.3 ст.401 ГК РФ уточ няет, что иное может быть предусмотрено только законом или до говором. Правила пользования системами коммунального водо снабжения к гражданскому законодательству не относятся, а явля ются «иным актом, содержащим нормы гражданского права» (ст. ГК РФ). Учитывая это обстоятельство, организации водопровод но-канализационного хозяйства при заключении договоров водо снабжения и водоотведения указывают это обстоятельство (пре кращение энергоснабжения) в качестве непреодолимой силы. Ис ходя из критериев п.4 ст.401 ГК РФ данное условие об устранении ответственности ничтожным являться не может, хотя, как показы вает практика заключения договоров организациями водопровод но-канализационного хозяйства, в протоколах разногласий оно часто фигурирует как условие, с которым абоненты не согласны.

Однако впоследствии контрагенты соглашаются с его обоснован ностью.

Прежде чем обратиться к применяемым мерам гражданско правовой ответственности в силу неисполнения обязательств водо снабжения и водоотведения, следует указать, что организация во допроводно-канализационного хозяйства в очень редких случаях выступает стороной, нарушившей обязательство. Организация во допроводно-канализационного хозяйства отвечает прежде всего за перерывы в отпуске воды и принятии сточных вод и их недоотпуск (недопринятие). В любом случае перерыв в водоснабжении влечет и невыполнение договорного условия о количестве подлежащей отпуску воды. За указанные нарушения договора организация во допроводно-канализационного хозяйства обязана возместить або ненту понесенный им реальный ущерб.

Снабжающая организация обязана возместить абоненту реаль ный ущерб и в случае, когда она, осуществляя свое право прекра тить или ограничить подачу абоненту энергии без его согласия, не выполнила требование о немедленном уведомлении его об этом.

Неожиданное отключение абонента от сети снабжающей органи зации приводит не только к повреждению принадлежащего ему имущества, но и к причинению вреда здоровью людей.

Организация водопроводно-канализационного хозяйства несет ответственность за нарушение требований к качеству отпускаемой абоненту воды. Если потребителем воды является предприятие пищевой продукции, то отпуск ему недоброкачественной воды на несет вред изготовляемой продукции (она может быть признана негодной к потреблению), что дает право на применение преду смотренных законом санкций к водоснабжающей организации.

Абонент вправе взыскать с водоснабжающей организации причи ненный этим реальный ущерб.

Если абонентом является гражданин, пользующийся водой для хозяйственно-бытовых нужд, то в качестве меры ответственности организации водопроводно-канализационного хозяйства в случае неисполненения договора водоснабжения можно рассматривать и такую санкцию, как уменьшение цены стоимости товара (передан ной воды). Нарушением выступает отклонение качества от установ ленного договором (п.2.7 Правил предоставления коммунальных услуг). Рекомендуемые условия снижения оплаты при снижении качества коммунальных услуг определяются согласно Приложению к указанным правилам. В качестве таких условий устанавливаются по водоснабжению – перерывы в подаче воды на срок более 8 часов и несоответствие состава воды, установленного нормативом;

по во доотведению – перерывы в водоотведении на срок более 8 часов.

Таким образом, данная мера, напрямую связанная с нарушением обязательства, производится уполнономоченной стороной догово ра. Данная санкция способна нейтрализовать вредные последствия для абонента. Также в подтверждение указанной позиции следует привести еще два аргумента. Во-первых, сами Правила предостав ления коммунальных услуг расценивают уменьшение цены как от ветственность исполнителя, причем никаких пропорций между объ емом (качеством) товара, с одной стороны, и размером платы, с дру гой, не соблюдается. Во-вторых, предусмотрены условия освобож дения от ответственности за указанные нарушения договорного обя зательства. В п.2.7 Правил устанавливается, что «снижение оплаты не допускается, если перерыв в предоставлении услуг связан с уст ранением угрозы здоровью, жизни граждан, предупреждением ущерба имуществу или вследствие непреодолимой силы».

Следовательно, есть все основания признавать указанные меры санкциями гражданско-правовой (договорной) ответственности.

За нарушение установленных договором сроков устранения не достатков в качестве или превышение допустимых перерывов в предоставлении воды и водоотведении возможно применение и другой меры ответственности – неустойки. Организация водопро водно-канализационного хозяйства (исполнитель) в данном случае обязана уплатить потребителю неустойку в размере одного про цента за каждый час просрочки (п.6.4 Правил).

Водопроводно-канализационное хозяйство, пожалуй, единст венная отрасль коммунального хозяйства, которая даже в условиях сегодняшнего кризиса соблюдает все необходимые условия дого воров водоснабжения и водоотведения как частноправовые (усло вия договора), так и публично-правовые (в том числе, санитарно гигиенические). Отключения даже неплательщиков от систем ком мунального водоснабжения и канализации очень редки.

В то время как нарушения абонентов велики и многообразны, главным из которых является неуплата за полученную воду и сброс, т.е. неисполнение денежного обязательства. Кризис непла тежей, поразивший всю систему жилищно-коммунального хозяй ства, на который уже указывалось в начале статьи, является суще ственной проблемой для организаций водопроводно канализационного хозяйства.

Юридическая конструкция п.3 ст.401 ГК РФ такова, что позво ляет однозначно говорить, что отсутствие у должника денежных средств (в случае неисполнения денежных обязательств) не может быть квалифицировано как обстоятельство непреодолимой силы, т.е. не может служить основанием к освобождению должника от ответственности за неисполнение денежного обязательства. Между тем как быть, когда отсутствие у должника денежных средств в свою очередь вызвано обстоятельствами непреодолимой силы.

Одни авторы категорично склоняются к мысли, что при неиспол нении денежного обязательства это не должно приниматься во внимание2. Другие высказываются против такой позиции3. В су дебно-арбитражной практике водоснабжающих организаций зна чение имеет установление, являются ли данные отношения пред принимательскими или нет. Не секрет, что крупными неплатель щиками в настоящее время являются абоненты, дотируемые из различных бюджетов. При предъявлении иска к таким организа циям арбитражный суд отказывает во взыскании с них штрафных санкций, учитывая сложности с их финансированиием. При неис полнении денежного обязательства государственным (или муни ципальным) учреждением и казенным предприятием в качестве субсидиарного должника возможно привлечение учредителя (госу дарства, государственного и муниципального образования). Одна ко и в отношениях привлечения субсидиарного должника к ответ ственности за неисполнение договорных обязательств учрежде ниями, финансируемыми из бюджетов различных уровней, сущест вует затруднение следующего содержания. В случае привлечения учредителя-собственника взыскание обращается на бюджетные средства (ст.120, 125 ГК РФ и ст.158 Бюджетного кодекса), однако, согласно ст.239 Бюджетного кодекса РФ «Иммунитет бюджетов», обращение взыскания на бюджетные средства осуществляется только на основании судебного акта, предусматривающего «воз мещение в размере недофинансирования в случае, если взыскивае мые средства были утверждены в законодательном порядке в со ставе расходов бюджета». Таким образом, взыскание средств со счетов органов Главного управления федерального казначейства Министерства финансов РФ по исполнительным листам судебных органов производится исключительно в пределах целевых назна чений по функциональной и экономической классификациям рас ходов бюджетов РФ. Поскольку существует практика, при которой арбитражный суд отказывает во взыскании с основного должника при недостаточности у него денежных средств, то привлечение суб сидиарного должника становится единственной возможностью для истца – организации водопроводно-канализационного хозяйства получения долга за исполнение обязательства по водоснабжению и водоотведению. Однако подлежащие взысканию средства далеко не всегда оказываются предусмотренными в соответствующем бюджете или предусмотренными не в полном объеме. В результате право истца может остаться нереализованным.

Чтобы избежать этого, необходимо в ст.11 Правил пользова ния системами коммунального водоснабжения и канализации до бавить следующий абзац: «Организация водопроводно канализационного хозяйства при заключении договора с органи зацией, финансируемой полностью или частично из бюджета РФ, субъекта РФ или муниципального образования, имеет право дать согласие на заключение договора только на тот объем отпуска питьевой воды и (или) приема сточных вод, на оплату которых выделены лимиты бюджетных обязательств или выдано поручи тельство полномочного государственного (муниципального) орга на».

Относительно неисполнения денежного обязательства государ ственными и муниципальными унитарными предприятиями ситуа ция практически безнадежна, а получение взыскиваемых средств через объявление банкротом неэффективно и затруднительно. Не возможно к ним применение такой меры ответственности, как не устойка и взыскание процентов за пользование чужими денежны ми средствами, поскольку отсутствие средств для исполнения де нежного обязательства вследствие нефинансирования (недофинан сирования) указанных абонентов из соответствующих бюджетов арбитражными судами расценивается как отсутствие их вины в данном правонарушении. Так, например, по иску МУП «ПО Во доканал» (г. Рязань) к ГУП «Авиационный ремонтный завод № 360» (г. Рязань) о взыскании суммы основного долга по обязатель ству и процентов за пользование чужими денежными средствами ответчик наличие задолженности признавал, а возражал против уплаты процентов. Арбитражный суд Рязанской области требова ние истца относительно суммы основного долга удовлетворил, от казав во взыскании процентов. Суд мотивировал это отсутствием вины ответчика, поскольку тот не получил соответствующие сред ства из федерального бюджета, следовательно, факт пользования чужими денежными средствами отсутствовал4. В литературе посте пенно высказывается критика подобных однозначных решений, соответственно допускается возможность применения процентов, когда денежные средства находились у третьих лиц или вообще отсутствовали5. По нашему мнению, это справедливо с экономиче ской точки зрения, поскольку сторона, надлежащим образом ис полняющая обязательство (организация водопроводно канализационного хозяйства), вправе рассчитывать на подобное поведение от должника. Причины, в силу которых обязательство им не было исполнено, за исключением форс-мажорных обстоя тельств, влиять на финансовое положение кредитора не должны.

Проблема заключается в том, что если коммерческая организация не обладала денежными средствами в силу неисполнения обяза тельств ее должниками, то это ее (субъективный) предпринима тельский риск. А нефинансирование государственных и муници пальных унитарных предприятий (заметим, коммерческих органи заций) – чей это риск? Ответ простой – государства (муниципали тета), однако нести бремя его они никогда не будут. В правовом отношении ситуация безвыходная, пока учредители не будут нести субсидиарную ответственность хотя бы по финансируемым из раз личных бюджетов обязательствам.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.