авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ Межвузовский ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наиболее распространенной мерой ответственности за неис полнение денежного обязательства, используемой МУП «ПО Во доканал», является неустойка (пеня). Пункт 8.1 договоров, заклю чаемых указанной организацией, устанавливает, что «в случае просрочки оплаты платежных документов или счетов сверх сро ков, установленных п.5.6 настоящего договора (три банковских дня, причем днем платежа считается день поступления денежных средств на расчетный счет «Водоканала»), абонент уплачивает пе ни в размере, предусмотренном ст.395 ГК РФ за каждый банков ский день просрочки». Размер, который предусмотрен ст.395 ГК РФ, определяется из учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Правоприменительная практика ориентирует нас к учетной ставке (ставке рефинансирования) Центрального Банка России, однако не исключается и использование среднемесячной ставки по выданным кредитам банка, обслуживающего кредитора.

Следует сразу указать, что использование в тексте договора во доснабжения, равно как и водоотведения, при определении разме ра неустойки (пени) указания на ст.395 ГК РФ, устанавливающую ответственность за неисполнение денежного обязательства в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, не изменяет правовую природу данной меры ответственности. Она является неустойкой (пеней), поскольку договор рассматривает ее как таковую, употребляя термин «неустойка (пеня)». Указание на ст.395 ГК РФ, которое является лишь способом определения раз мера неустойки, следует признать неудачным, поскольку это может создавать трудности при квалификации данной санкции и вводить в заблуждение контрагента (должника).

Если абонентом является гражданин, пользующийся водой для хозяйственно-бытовых нужд, то несвоевременное внесение платы за осуществленное водоснабжение и водоотведение влечет за собой начисление пени в размере одного процента с просроченной суммы платежей за каждый день просрочки (п.2.5 Правил предоставления коммунальных услуг). За нарушение установленных договором сроков устранения недостатков в качестве предоставляемых услуг или превышение допустимых перерывов в предоставлении воды и водоотведении организация водопроводно-канализационного хо зяйства (исполнитель) обязана уплатить потребителю неустойку в размере одного процента за каждый час просрочки (п.6.4 Правил предоставления коммунальных услуг).

При нарушении договоров на снабжение ресурсами через при соединенную сеть (в том числе водоснабжения и водоотведения) наряду с мерами гражданско-правовой ответственности применя ются специфические меры, именуемые мерами оперативного воз действия: ограничение или прекращение подачи воды и принятия сточных вод. Они не являются мерами ответственности, поскольку применяются к нарушителю договорного обязательства непос редственно его кредитором как стороной в договорном (обяза тельственном) правоотношении без обращения за защитой права к компетентным государственным органам, однако также носят юридический, а не фактический характер, т.е. всегда влекут соот ветствующее изменение прав и обязанностей прежде всего для пра вонарушителя. Между тем применение их возможно, когда обя занная сторона не выполнила обязательства в установленный срок, уклоняется от выполнения тех или иных действий, систематически задерживает платежи, ненадлежащим образом исполняет обяза тельства или иным образом допускает нарушения договорного обязательства.

В отношениях водоснабжения и водоотведения наибольшее приме нение имеют такие меры, связанные с обеспечением встречного удовле творения (платы за водоснабжение и водоотведение), как ограничение или прекращение отпуска питьевой воды и (или) приема сточных вод.

Если абонентом является гражданин, пользующийся водой для хозяйственно-бытовых нужд, то организация водопроводно канализационного хозяйства (исполнитель) имеет право прекра тить водоснабжение и водоотведение в случае просрочки оплаты более трех месяцев или нарушения требований технического ха рактера до ликвидации задолженности или устранения выявлен ных нарушений (п.5.1.3 Правил предоставления коммунальных услуг).

Ни нормативно-правовые акты, ни договоры, заключаемые МУП «ПО «Водоканал», не содержат указание на возможность применения более жестких мер оперативного воздействия, связан ных с отказом совершить определенные действия в интересах неис правного контрагента (меры отказного характера), например, от каза от заключенного с ним договора.

Между тем такое право энергоснабжающей организации вытека ет из п.1 ст.546 ГК РФ, который корреспондирует к пп.1, 3 ст.523 ГК РФ, регламентирующим односторонний отказ от исполнения до говора поставки. Нарушение договора энергоснабжения абонентом предполагается существенным, в частности, в случае неодно кратного нарушения сроков оплаты энергии. В силу ст.548, о кото рой не раз уже говорилось, данное право распространяется на от ношения водоснабжения (водоотведения), поскольку в специальных нормативных правовых актах прямого запрета нет. Следовательно, организация водопроводно-канализационного хозяйства имеет пра во расторгнуть договор в одностороннем порядке с абонентом, до пускавшим существенное и неоднократное нарушение сроков опла ты полученной питьевой воды и сброшенных сточных вод.

Таковы общие теоретические и практические аспекты ответст венности по договору водоснабжения.

Примечания 1 См. об этом, например: Тархов В.А. Гражданские права и ответственность.

Монография. Уфа: УВШ МВД РФ, 1996. С.97-100;

Плотников В. Предприни мательская деятельность и принцип ответственности за вину // Российская юс тиция. 1993. № 19. С.28;

Дмитриева О.В. Ответственность без вины в граждан ском праве: Учебное пособие. Воронеж: Изд-во ВВШ МВД РФ, 1997. С.32-47.

2 См.: Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. 1997. № 8. С.68-69.

3 См.: Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денеж ным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ) // Гражданский кодекс России. Проблемы. Тео рия. Практика. М., 1998. С.317.

4 Дело № А54-2966/98-С7 от 13.01.99 г., рассматриваемое арбитражным судом Рязанской области.

5 См.: Хохлов В.А. Ответственность за нарушение договора по граж данскому праву. Тольятти, 1997. С.252.

Е.В. ВАВИЛИН,* кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права Саратовской государственной академии права К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕХАНИЗМА ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В Конституции России, ГК РФ и в других нормативно правовых актах закреплены нормы, направленные на защиту субъ ективных гражданских прав. Обеспечение восстановления нару шенных прав, их судебной защиты – это одно из основных начал гражданского законодательства. Данные принципы находят свое выражение в гражданско-правовом регулировании конкретных общественных отношений.

По оценкам многих правоприменителей, государственных и общественных деятелей, ученых-правоведов, в том числе зарубеж ных, новое гражданское законодательство вобрало в себя не толь ко накопленный богатейший правовой материал по защите граж данских прав, но и учло опыт развития зарубежного права и зако нодательства.

«На смену праву как регламентации личности приходит право охраны и защиты личности в границах ее социально политического пространства»1.

Субъектам гражданского права предоставлена возможность защищать свои права и интересы с помощью различных правовых средств. В гражданском законодательстве они представлены в раз вернутом виде. Ст.12 ГК РФ предусматривает одиннадцать спосо бов защиты. Это только наиболее универсальные способы защиты.

*© Вавилин Е.В., Законодатель оставляет данный перечень способов открытым, то есть не ограниченным в количественном показателе (составе).

Защита гражданских прав может также осуществляться спосо бами, хотя и не предусмотренными в гражданско-правовых норма тивных актах, но не противоречащих им;

способами, вытекающи ми из общих начал и духа закона.

Однако из материалов судебной и арбитражной практики, пра вовой статистики явствует, что очень часто гражданские права не могут быть осуществлены именно по причине отсутствия реаль ной, действенной их защиты. Во многих случаях гражданские пра ва остаются незащищенными, а значит, всего лишь продеклариро ванными законодателем. Таким образом нарушается отправной (исходный) базовый принцип отечественного права – гарантиро ванная государственная защита прав и свобод граждан (ст. 45 Кон ституции РФ).

В чем же причина такого явления?

В литературе подробно рассматриваются вопросы защиты гра жданских прав. Главным образом идет поиск наиболее оптималь ных способов защиты гражданских прав, их систематизации, клас сификации. Однако, как бы ни были разнообразны способы защи ты, их количество в законах, они не могут быть реализованы, эф фективно использованы без выработки и закрепления в норматив но-правовых актах, в обычаях делового оборота или договорах механизма защиты субъективных гражданских прав.

На данное обстоятельство нередко обращают внимание на страницах печати, в докладах на научно-практических конферен циях и форумах, посвященных рассматриваемым вопросам, в ра боте государственных и общественных организаций. Отсутствие строгой системы процедур и механизмов их защиты правоведы включают в число основных причин нарушения прав и свобод че ловека в России2.

Таким образом, одна из основных причин (если не главная) обозначена. Постановка проблемы существует. Задача состоит в исследовании механизмов защиты гражданских прав, как не доста точно изученных наукой правовых феноменов3.

Общие определения механизма защиты гражданских прав с от крытием и исследованием механизма правового регулирования представлены в научной литературе. Его характерные признаки и основные элементы описывались и продолжают изучаться право ведами. К сожалению, теоретические обобщения слабо отразились на практике, не были ею восприняты. Достижение желаемого справедливого результата, цели в процессе осуществления защиты гражданских прав очень часто протекает хаотично, на «авось», без детально продуманного законодателем, отлаженного, обеспечен ного необходимыми правовыми и иными средствами механизма.

Одна из причин данного негативного явления кроется, по видимому, в том, что при определении сущности механизма защи ты гражданских прав остается без внимания анализ его непосред ственного действия, «работы» на практике. Этот аспект особенно актуален в условиях кардинального изменения гражданского зако нодательства и формирования новой правоприменительной прак тики.

Другой причиной является отсутствие единого методологиче ского подхода к изучению механизма защиты прав. В частности, неодинаково понимаемый исследовательский инструментарий приводит и к различным выводам по характеристике и, в конечном счете, по определению механизма защиты гражданских прав (на пример, неодинаковое понимание авторами категорий «правовая охрана», «правовая защита», «правовые гарантии», «правовое обеспечение»;

«виды», «меры», «методы», «средства» защиты и т.д.). Таким образом, окончательный вывод либо не конкретен для уяснения сути как такового единичного правового феномена (про исходит слияние, смешение его с другими правовыми категория ми), либо предстает как новая категория, отличная по существу от предшествующих (а не в деталях, не в развитии уже существую щих). При наличии позитивного отрицательным моментом науч ного поиска в этом случае будет то, что один и тот же термин, ис пользуемый в нормативно-правовых актах, в теории и в практике предстает в различных значениях, неся в себе далеко не тождест венную смысловую нагрузку, создавая тем самым «какофонию», «запутывание» объективно существующего правового явления.

Не разрешает проблему так называемый методологический анар хизм, когда для совершенствования механизма защиты субъективных прав берется за основу лишь анализ нескольких актуальных практик, частных случаев. Таким образом, формирование чрезвычайно важно го гражданско-правового института сводится главным образом к «ла танию заплаток», то есть вносятся некоторые изменения в норматив но-правовой материал, основные усилия сосредотачиваются на тол ковании законодательства5. Возникают элементы эклектики права, следствием чего выступают неясные формулировки некоторых поло жений, пробелы и противоречия в действующем гражданском зако нодательстве.

Сказанное имеет непосредственное отражение в содержании многих нормативно-правовых актов. Законодатель, желая прибли зить отечественное законодательство к лучшим аналогам зарубеж ного права, предусматривает самый широкий перечень граждан ских прав, обеспечивает соответствующие категории населения различными социальными благами и гарантиями на достойную жизнь, прожиточный минимум и т.п.

Но можно ли реализовать данные права? Предусматривают ли нормативно-правовые акты механизм осуществления гражданских прав и их защиты?

Недопустимо много примеров из практики, реальной действи тельности позволяют судить о том, что порой случай позволяет реализовать или защитить (восстановить) субъективное граждан ское право. То, что проблематично защищать свои права и интере сы, опираясь на объективное право и юрисдикционные органы, стало привычной мыслью в сознании граждан, особенно мало обеспеченных. В частности, даже имея положительное решение суда на свои законные требования, у людей нет уверенности, что гражданские права будут реально восстановлены, имущественные интересы удовлетворены, то есть решение суда безусловно будет исполнено.

Именно поэтому, на наш взгляд, наблюдается устойчивая тен денция к сокращению числа обращений хозяйствующих субъектов в арбитражные суды с исками о возмещении убытков, причинен ных нарушением договорных обязательств6. Трудно согласиться с мнением, что причина этой статистики кроется в «неумении или нежелании участников гражданского оборота защищать свои на рушенные права, пассивности кредиторов»7.

«Суд не стал защитником прав человека»8. Поэтому большие надежды порой возлагаются не на правовой механизм защиты субъективных прав, а на неформальный подход к решению юриди ческих проблем, разрешению конфликтов, спорных вопросов (в том числе, используя так называемое «нелегальное право», «теле фонное право»). Безусловно, причин данного явления много;

и в литературе, и на практике они являются предметом обсуждения.

Цель механизма защиты гражданских прав – обеспечить с по мощью последовательно организованных юридических средств реальную гарантированную защиту субъективных прав и интере сов. Каждое звено механизма защиты должно быть сформировано таким образом, чтобы оно не только реализовало свою внутрен нюю цель, оправдывало свою сущность, но и создавало все усло вия (предпосылки) для наступления и осуществления следующего этапа.

К примеру основной источник действующего права конститу ция РФ, закрепляющая фундаментальные гражданские права, – является актом прямого действия. То есть первый этап – формиро вание законодательной доктрины, основополагающих граждан ско-правовых положений - существует. Однако заложены ли юри дические средства для перехода к следующему этапу, в частности, «достаточное количество “технологических” норм, определяющих в полном объеме всю динамику гражданского правоотношения»9?

Как показывают проведенные исследования, конституционные нормы крайне редко используются и на этапе применения права как судами различных типов юстиции (суды общей юрисдикции, арбитражные суды), так и различного уровня (Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ, областных и районных су дов)10.

Существующая практика поспешного принятия немалого коли чества законов без наличия в них механизма их реализации требует в дальнейшем внесения в них изменений и дополнений либо деталь ного толкования, либо принятия постановлений Правительства Рос сии, большого количества других подзаконных нормативно правовых актов «с изложением порядка применения законов, разъ яснением их содержания, в которых оно нередко искажается и изме няется, и применение которых без учета подзаконных актов стано вится невозможным»11.

Таким образом, уже в самом нормативном акте должен быть заложен механизм осуществления гражданских прав и механизм реализации их защиты.

Завершением действия механизма защиты гражданских прав должно стать реальное (формальное и фактическое) восстановле ние нарушенных субъективных гражданских прав.

В частности, таковым будет являться не вынесение судом поло жительного решения по законному требованию лица (это лишь промежуточный этап), а надлежащее исполнение решения суда.

Именно фактическая реализация защиты (например, перечисление на счет кредитора денежных сумм в счет возмещения убытков), ре альная возможность осуществлять свои восстановленные права (на пример, вселение собственника в незаконно занятую квартиру) должны завершать действие механизма защиты субъективных граж данских прав, так как только в этом случае правовая цель может считаться достигнутой.

Представляется крайне важным сделать акцент на этом в отече ственной юридической доктрине и в законодательстве. Ст.12 ГК РФ должна быть дополнена пунктом третьим: нарушенные граж данские права считаются восстановленными с момента реализации юридической и фактической их защиты.

Примечания 1 Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов: СВШ МВД РФ, 1996. С.33.

2 См., например: Демидов А.И. Почему нельзя нарушать права челове ка: опыт России. - В кн.: Права человека: пути их реализации: Материалы международной научно-практической конференции (8-10 октября 1988 г.).

Саратов: СГАП, 1999. Ч. 1. С.70-71;

Карташкин В.А. Механизмы защиты прав человека // Ежегодник российского права. М.: НОРМА, 2000. С.342.

3 В литературе по теории права на это указывается. См., например:

Шундиков К.В. Механизм правового регулирования: Учебное пособие / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.В. Малько. Саратов: СГАП, 2001. С.42.

4 Исследовательский инструментарий, то есть те категории и понятия, благодаря или через которые выводятся другие правовые явления.

5 См.: Демидов А.И. Методологический анархизм и методологический плюрализм в правоведении (Доклад) // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 1. С.183.

6 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С.625.

7 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С.625.

8 Карташкин В.А. Всеобщая декларация прав человека и реализация его положений в России. - В кн.: Права человека: пути их реализации: Ма териалы международной научно-практической конференции (8-10 октября 1988 г.). Саратов: СГАП, 1999. Ч. 1. С.27.

9 Шичанин А., Гривков О. Исполнение договорных обязательств в зер кале социальных противоречий // Хозяйство и право. 2001. № 2. С.93.

10 См.: Применение судами норм Конституции Российской Федерации:

Научно-практический комментарий / Под ред. М.В. Немытиной. Серия:

Судебная практика по гражданским делам. Вып. 6. Саратов: СГАП, 2000.

С.6-7.

11 Цыбуленко З.И. Проблемы реализации гражданского законодательства. В кн.: Законотворческая деятельность субъектов Российской Федерации: Мате риалы конференции / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.И. Новоселова. Сара тов: СГАП, 1998. С.101.

Н.В. ВОЛКОВА,* старший преподаватель кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета ДИСПОЗИТИВНЫЕ НАЧАЛА В СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ Основным методом правового регулирования в сфере семейных отношений в нашем государстве вплоть до принятия действующего Семейного кодекса РФ являлся в основном императивный метод.

Видный российский ученый И.А. Покровский характеризовал императивный метод регулирования следующим образом: «Только от нее, от государственной власти, могут исходить распоряжения, определяющие положение каждого отдельного человека в данной сфере отношений, и это положение не может быть изменено ника кой частной волей, никаким частным соглашением. Регулируя все эти отношения по собственному почину и исключительно своей волей, государственная власть принципиально не допускает в этих областях рядом с собой никакой другой воли, никакой другой инициативы»1.

На разных этапах истории российского государства это самое го сударство бесцеремонно вмешивалось не только в имущественные отношения супругов, но определяло и их личные неимущественные отношения. Например, предписывалось, что «муж обязан любить свою жену, как собственное тело, жить с нею в согласии, уважать, за щищать, извинять ее недостатки и облегчать ее немощи», а «жена обя зана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к не му в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всяческое угождение и привязанность как хозяйка дома» (ст. 106, 107 Законов гражданских Свода Российской империи).

На то, что до принятия Семейного кодекса РФ все семейные за конодательства были императивными, указывается и в современ ной юридической литературе, в том числе учебной2.

В советском семейном праве государство устанавливало импе ративные нормы, определяющие, например, условия вступления в брак, основания, порядок и последствия признания брака недейст вительным, только законный режим имущества супругов и многие многие другие. И диспозитивные начала, конечно, были, но лишь в «зачаточном» состоянии: к примеру, лицам, вступающим в брак, дозволялось оставить добрачную фамилию или выбрать фамилию _ *© Волкова Н.В., супруга (супруги);

допускалось соглашение родителей-супругов о том, при ком останутся дети в случае расторжения брака между родителями, кто из них и кому должен платить алименты на со держание детей.

Предпосылки к расширению диспозитивных начал в семейном праве реально появились с принятием Конституции РФ от 12 де кабря 1993 года, которая закрепила приоритет прав и интересов отдельного человека, провозгласила частную собственность, сво боду предпринимательства и т.д. Преобладание императивных норм вступило в противоречие с потребностями реальной действи тельности. Назрела необходимость предоставления участникам семейных отношений большей свободы. Это можно было сделать только путем введения новых диспозитивных норм в Семейный кодекс РФ (далее - СК РФ).

Хотя термин «диспозитивность», «диспозитивная норма» в СК РФ прямо не употребляется, анализ норм позволяет сделать вывод о том, что достаточно большое их количество являются именно диспозитивными. Таковыми, в частности, будут нормы, гаранти рующие возможность заключения брачного договора, соглашения об уплате алиментов, соглашения о разделе имущества супругов.

Вместе с тем для организации семейных отношений и сегодня совершенно необходимы жесткие, не допускающие отступлений правила, обязательные для всех участников, а потому вес импера тивных норм все еще достаточно велик, и предположить, что по мере развития законодательства все они постепенно будут замене ны диспозитивными, нет никаких оснований. В ряде институтов семейного права (порядок заключения и расторжения брака, при знание брака недействительным, лишение и ограничение родитель ских прав, передача ребенка на усыновление и отмена усыновле ния, назначение и отстранение опекуна, заключение и расторжение договора о приемной семье и в других случаях) императивные нормы просто необходимы.

Такой подход помогает избежать неоправданного вмешатель ства государства в регулирование семейных правоотношений и вместе с тем позволяет обеспечить необходимую защиту всем субъ ектам семейного права, и, прежде всего, несовершеннолетним де тям.

Остановимся на исходных началах правового регулирования семейных отношений. Здесь необходимо выделить, с одной сторо ны, перечень семейных отношений, субъекты которых требуют повышенной защиты со стороны государства (в частности, несо вершеннолетние дети, нетрудоспособные члены семьи), и которые, как и прежде, регулируются императивными нормами, с другой стороны, перечень отношений юридически равных супругов, в ре гулировании которых допускается диспозитивный метод. К по следним, в частности, относятся имущественные отношения супру гов.

Диспозитивные нормы адресованы тем субъектам семейных правоотношений, которые обладают возможностью самостоятель но выбирать конкретные способы принятия на себя прав и обязан ностей, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права. К этим субъектам относятся, прежде всего, супруги.

Диспозитивность есть не что иное, как возможность супругов по своему усмотрению, в дозволенных рамках решать проблемы принадлежности имущества, вопросы воспитания и содержания детей, раздел имущества на случай развода и т.д..

Диспозитивные начала в полной мере позволяют супругам реа лизовывать при строительстве семейных отношений свою волю, создают предпосылки для конструирования семейных прав и обя занностей по собственному усмотрению.

Так, супруги свободны в заключении брачного договора. По нуждение к заключению брачного договора абсолютно недопус тимо. Право заключить брачный договор не действует только в отношении супругов, признанных в судебном порядке недееспо собными или ограниченных в дееспособности.

Супруги свободны и при определении условий заключаемого ими брачного договора, которые, правда, не должны: «ограничи вать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав;

регулировать личные не имущественные отношения между супругами;

права и обязанности супругов в отношении детей;

предусматривать положения, ограни чивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания;

содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или про тиворечат основным началам семейного законодательства» (п. ст.42 СК РФ). Включение в брачный договор условий, нарушаю щих законодательство, не влечет недействительности всего дого вора. Не подлежит применению лишь та его часть, которая проти воречит законодательству.

В брачном договоре супруги вправе не только изменить уста новленный законом режим совместной собственности (ст.34 СК РФ), но также вправе: определить свои права и обязанности по взаимному содержанию;

способы участия в доходах друг друга;

порядок несения каждым из них семейных расходов;

определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов (подп.3 п.1 ст.42 СК РФ).

В случае незаключения супругами брачного договора предпо лагается, что супруги, зная о предоставленной им законодателем возможности самим выбрать вариант решения имущественных от ношений, сознательно выбрали тот, который предложен законода телем, а именно: «имущество, нажитое во время брака, является их совместной собственностью» (ст.34 СК РФ). Выбор законодателем именно этого варианта из множества возможных не случаен.

Практика показала, что закрепленный в Кодексе законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 года и воспроизведенный в Кодексе о браке и семье РСФСР 1969 года3 режим совместной собственности супругов вполне оправдал себя. Воля супругов в данном случае может быть выражена в любой форме, но чаще всего она выража ется в форме молчания.

Брачный договор, конечно же, является наиболее показатель ным примером диспозитивного метода регулирования семейных отношений. Однако кроме брачного договора законодатель дозво ляет соглашения, в которых участники семейных отношений могут решить иные насущные проблемы имущественного и неимущест венного характера: определить размер и порядок взыскания али ментов;

разделить имущество, нажитое супругами в браке;

решить, с кем останутся проживать после развода родителей дети.

Наиболее ярко соседство диспозитивных и императивных норм в семейном праве можно проследить на примере соглашения об уплате алиментов. Законодатель, прежде всего, императивными нормами определяет круг лиц, имеющих право на получение али ментов: несовершеннолетние и нетрудоспособные совершеннолет ние дети;

нетрудоспособный нуждающийся супруг;

несовершенно летние и нетрудоспособные совершеннолетние нуждающиеся в по мощи братья и сестры;

несовершеннолетние и нетрудоспособные нуждающиеся в помощи внуки;

нетрудоспособные нуждающиеся в помощи родители, дедушка и бабушка, фактические воспитатели, осуществлявшие фактическое воспитание и содержание несовер шеннолетних детей, отчим и мачеха, воспитывавшие и содержав шие своих пасынков или падчериц. Диспозитивной нормой закре плена возможность заключения соглашений об уплате алиментов (ст.99 СК РФ).

Соглашение заключается между лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем, а при недееспособности лица, обя занного уплачивать алименты, и (или) получателя алиментов - ме жду законными представителями этих лиц. Не полностью дееспо собные лица (несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет;

огра ниченные в дееспособности по решению суда) заключают согла шение об уплате алиментов с согласия их законных представителей (ст.99 СК РФ).

Участникам соглашения об уплате алиментов законодатель, с од ной стороны, предоставляет свободу при определении размера али ментов (п.1 ст.103 СК РФ), способа и порядка их уплаты (ст.104 СК РФ), с другой - сразу же ограничивает автономию воли, четко очер чивая границы дозволенного. Так, размер алиментов на несовершен нолетних детей не может быть ниже размера алиментов, которые они могли бы получить при взыскании алиментов в судебном порядке (п. ст.103 СК РФ). Для защиты интересов слабой стороны законодатель устанавливает также специальные основания для признания соглаше ний, существенно нарушающих интересы несовершеннолетних детей и совершеннолетних недееспособных членов семьи, недействитель ными (ст.102 СК РФ).

В добровольном соглашении супругов о разделе общего имуще ства, напротив, действуют только диспозитивные начала. Раздел общего имущества по желанию супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения. Супруги вправе поделить имущество поровну, но вполне могут и отступить от пре дусмотренного законом равенства долей.

Соглашение о разделе общего имущества должно быть состав лено в письменной форме – именно такой вывод можно сделать из анализа ст.38 СК РФ (с нашей точки зрения, законодателю следо вало бы данное правило закрепить императивной нормой). А вот возможность нотариального удостоверения такого соглашения супругами уже предусмотрена диспозитивной нормой (п.2 ст.38 СК РФ).

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также оп ределение долей супругов в этом имуществе производятся в судеб ном порядке.

СК РФ проводит достаточно последовательную линию. Наделяя супругов свободой распоряжения материальным правом, предостав ляет им такую же свободу распоряжения процессуальными правами.

В частности, диспозитивной нормой закреплено право супруга на обращение в суд с требованием признать брачный договор недейст вительным.

Итак, можно сделать вывод о том, что сосуществование диспо зитивных и императивных методов регулирования семейных от ношений вполне оправдано. Указанные ограничения свободы до говоров и соглашений ничуть не умаляют значение диспозитив ных норм в семейном праве и направлены исключительно на защи ту интересов добросовестного супруга, несовершеннолетних де тей, иных нетрудоспособных членов семьи.

Проведенные выше исследования дают право утверждать, что действующий Семейный кодекс РФ стал достаточной нормативной базой, создающей реальную возможность для коренной пере стройки той области отношений, которая, являясь сугубо личной, тем не менее достаточно жестко регулировалась со стороны госу дарства вплоть до 1996 года. А договоры и соглашения в семейном праве являются идеальной формой активности участников семей ных правоотношений и, в первую очередь, супругов.

Примечания 1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг, 1917.

С. 9-10.

2 См.: Антокольская М.В. Семейное право / Учебник. М.: Юрист, 1997.

С.19;

Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 1999. С.13.

3 Свод законов РСФСР. Т.2. М.: Юрид. лит., 1993. С.43.

Т.Б. ЗАМОТАЕВА,* старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Самарской гуманитарной академии ПРЕДМЕТ И ОБЪЕКТ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Основным источником возникновения гражданско-правовых обязательств в имущественном обороте является договор.

При изучении раздела гражданского права «Договорные обяза тельства» вопрос о предмете договора является одним из первых, с которым сталкиваются студенты, и порождает большое количест во дискуссий в студенческой среде. Поскольку юридическая лите ратура, в частности учебники, содержат противоречивые позиции по вопросу о том, что же считать предметом и объектом договора и порождаемого им договорного обязательства, выбор темы ста тьи обусловлен прежде всего попыткой устранить существующие неточности по этому вопросу.

Итак, что же такое предмет договора? Предмет договора – то существенное условие, без согласования которого договор счита ется незаключенным. Это центральное условие, определяющее суть *© Замотаева Т.Б., возникающего обязательства. ГК РФ указывает на предмет дого вора лишь в качестве существенного условия, при этом не раскры вая его понятия (ст.432 ГК РФ). Уже в процессе заключения дого вора (а не при возникновении споров вследствие неисполнения обязательств) стороны должны сформулировать его предмет, от нести при этом конкретные правоотношения к определенному до говорному институту. Условие о предмете определяет характер самого договора и индивидуализирует предмет исполнения1.

В каждом договорном обязательстве есть свой предмет, что со ответственно выделяет его в самостоятельный, обособленный до говор. При отсутствии четких указаний в договоре на его предмет исполнение по нему становится невозможным, а договор, по сути, теряет смысл и потому должен считаться незаключенным2. Пред мет одного договора, как правило, не может совпадать с предме том другого. Любой договор имеет свойственный ему одному предмет и этим определяются самостоятельность, своеобразие и особенность договора как такового.

В современном гражданском праве договор рассматривается, с одной стороны, как сделка. С другой стороны, понятие договора применяется к правоотношениям, возникающим в результате его за ключения3.

Существенные условия, в том числе и предмет, определяются сторонами лишь при заключении договора. А при вступлении в силу последнего – все его условия для сторон становятся сущест венными.

ГК РФ традиционно систематизирует договоры как обязательст ва по направленности на определенный результат. Это - возмездная или безвозмездная передача имущества в собственность, передача имущества в пользование, производство работ или оказание услуг и др. В основе классификации гражданских договоров лежит признак юридического объекта (основное действие, которое должно совер шить обязанное лицо). Именно он предопределяет наиболее сущест венные различия договорных отношений и специфику их правовой регламентации4. Классификация договоров проводится прежде все го по их предмету.

Своеобразна по этому вопросу позиция авторов учебника «Гражданское право» под ред. Ю.К. Толстого. Так, указывается, что «предметом договора купли-продажи может выступать любое имущество, не изъятое из гражданского оборота» (С.9). И далее «вещи являются наиболее распространенным, традиционным объ ектом купли-продажи»5. Поскольку вещи относятся к имуществу, тогда не понятно, чем все-таки являются вещи - предметом или объектом в договоре купли-продажи? Авторы учебника понятия объекта и предмета употребляют как синонимы.

К предмету договора дарения авторы вышеупомянутого учеб ника относят вещи, не изъятые из оборота (С.122).

«Предмет договора (аренды) – любая телесная непотребляемая вещь» (С.153). Из этого следует, что непотребляемые, не изъятые из оборота вещи являются предметом договоров: купли-продажи, да рения и аренды. Безусловно, это влечет к смешению предметов вы шеназванных договоров и лишает возможности идентифицировать каждый договор. Вещь, как таковая, с юридической точки зрения – статичный предмет материального мира и без действия (деятельно сти) субъектов изменяться не может. Поэтому имущество как вещь должно быть отнесено только к объектам договоров и порождаемых ими обязательств.

О.С. Иоффе считал, что предмет купли-продажи «неизбежно должен воплощаться не в одном, а в двух материальных, юридиче ских и волевых объектах». При этом под материальными объекта ми договора купли-продажи О.С.Иоффе понимал продаваемое имущество и уплачиваемую за него денежную сумму;

под юриди ческими объектами – действия сторон по передаче имущества и уплате денег;

под волевыми объектами – индивидуальную волю продавца и покупателя в пределах, в каких она подчинена регули рующему их отношения законодательству6.

Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что «содержание договора, или, как неправильно выразился наш закон, предмет договора… есть то юридическое последствие, на которое направ лена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т.е. налич ность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием»7.

Обычно договоры рассматривают в двух ракурсах: договор сделка и договор-правоотношение. Договоры в качестве сделки, не отличаясь от других юридических фактов, не имеют содержания8.

Им обладает только возникшее из договора-сделки договорное правоотношение. В этом случае содержание договора составляют субъективные права и обязанности участников. Договор является одним из оснований, порождающих договорные правоотношения и, как их разновидность, договорные обязательства. Различие предметов договоров порождает специфику последних, и как след ствие – особенности каждого договорного обязательства.

М.М. Агарков полагал, что «во избежание путаницы лучше бы ло бы рационализировать терминологию и считать объектом пра ва то, на что направлено поведение обязанного лица, прежде всего вещь…;

поведение же обязанного лица, характеризуемое теми или иными признаками (передача вещи, уплата денег, производство определенной работы, воздержание от посягательства на вещь, воздержание от издания чужого литературного произведения и т.д.), называть содержанием правоотношения»9.

В период переговоров, до момента подписания договора, пра воотношения еще не возникает. В договоре определяется лишь модель поведения сторон, устанавливаются рамки предстоящей деятельности контрагентов. Предмет договора выражает сущность содержания возникающего правоотношения. Содержанием самого правоотношения являются субъективные права и обязанности уча стников, которые возникают в результате их деятельности в рам ках договора.

Предмет договора обусловливает возникающие отношения по поводу определенного объекта. В качестве такого объекта рас смотрим, например, недвижимость. Так, в договоре купли продажи предметом договора выступает возмездная передача в собственность покупателя недвижимого имущества. Предметом договора аренды является передача во временное владение и поль зование зданием, сооружением или земельным участком. А в дого воре дарения предметом выступает безвозмездная передача не движимости в собственность.

В представленных примерах договорные отношения возникают по поводу одного и того же объекта - недвижимости. Однако предметы договоров и порождаемые ими обязательства весьма различны, как и их правовая природа. Различие определяют дейст вия обязанных лиц. Причем предметом договора выступают не сами действия (так как правоотношения еще не возникло), а лишь указание на них.

Таким образом, предмет договора отличен от его объекта. В до говорных обязательствах объектами могут выступать:

материальные блага (вещи, имущественные права);

деньги, ценные бумаги как специфичный объект, отличный от вещей;

различные услуги и результаты деятельности обязанного лица;

результаты интеллектуального труда (произведения лите ратуры и искусства;

изобретения и открытия, программы для ЭВМ и др.);

информация.

В юридической литературе существует точка зрения, что пред мет договора (договорного обязательства) – сложный предмет – состоит из двух объектов10. К первым относятся действия обязан ного лица, ко вторым - предметы материального мира. Такое оп ределение объекта берет свое начало из традиционной для граж данского права дихотомии имущественных прав, которые подраз деляются на вещные и обязательственные. Объектом первых вы ступают вещи, объектом вторых – действия. Точка зрения В.В.

Витрянского в отличие от позиции Ю.К. Толстого не сужает предмета договора, а рассматривает в качестве объекта договор ного обязательства и действия обязанного лица.

Договор порождает договорное правоотношение, которое не возникает само по себе без заключения договора. Действия сторон должны быть обусловлены рамками договорных обязательств.

Безусловно, структура договора и договорного обязательства не может находиться в противоречии друг с другом. Некоторые эле менты гражданского правоотношения и договора, явившегося ос нованием возникновения этого правоотношения, совпадают.

Субъектами – участниками правоотношения, а также сторона ми в договоре могут быть физические и юридические лица, госу дарство – РФ, субъекты РФ, муниципальные образования.

Объектом правоотношения является то, на что направлены субъективные права и обязанности для удовлетворения интереса управомоченного лица или то благо, по поводу которого субъекты и вступают в правоотношение, а объектом договора чаще всего являются имущество, имущественные права или услуги, которые одна сторона обязана передать или оказать, соответственно, для другой.

Субъективные права и обязанности участников договорного правоотношения вытекают из условий соответствующего догово ра. Субъективные права и обязанности, возложенные на участни ков правоотношения соответствующим договором, должны соот ветствовать императивным и диспозитивным нормам закона, обы чаям делового оборота.

Понятие договорного правоотношения гораздо шире и включа ет в себя множество объектов: вещи, имущественные права, про дукты творчества, действия, результаты действий, нематериальные блага11.

Смешение понятий «договор», «договорное обязательство», «договорное правоотношение», вероятно, и привело некоторых авторов к подмене дефиниций «предмет договора» и «объект до говорного обязательства» (как разновидности договорных право отношений).

Примечания 1 Гражданское право: в 2 томах. Том II. Полутом I: Учебник / Отв. ред.

проф. Е.А.Суханов М., 1999. С.164.

2 Там же. С.164.

3 Содержание договорного обязательства шире, чем содержание лежа щей в его основе сделки, т.к. некоторые условия определяются не согла шением сторон, а законом и обычаями делового оборота.

4 Романец Ю.В. Некоторые проблемы квалификации гражданских до говоров // Журнал российского права. 2000. № 1. С.53.

5 Гражданское право. Учебник. Ч. II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.

Толстого. М., 1997. С.9.

6Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С.211.

7 Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т.2. СПб., 1908. С. 74.

8 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие поло жения. М., 1997. С.116. Нельзя согласиться с подобным высказыванием, поскольку содержанием договора – сделки выступают его условия (срок, цена, качество и т.д.). Но этот вопрос выходит за рамки темы, поэтому остается без комментариев.

9Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С.23.

10 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С.224.

11 Вопрос об объектах гражданских правоотношений настолько поле мичный, что до сих пор остается интереснейшей темой для рассмотрения многими авторами. Название статьи гораздо уже, потому не ставит целью рассмотрение этого вопроса.

О.А. КАМАЛОВ,* кандидат юридических наук, Челябинский государственный университет ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА В ст.1 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»1 (далее – Фе дерального закона от 28.08.95) муниципальное образование опре деляется как городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населен ная территория, предусмотренная настоящим Федеральным зако ном, в пределах которых осуществляется местное самоуправление, _ © Камалов О.А., * имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выбор ные органы местного самоуправления.

Осуществление местного самоуправления предполагает участие его субъектов в имущественных отношениях. Основные начала участия муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, очерчены в положениях гл.5 ГК РФ2. В соответствии со ст.124 ГК РФ городские, сельские поселе ния и другие муниципальные образования выступают в отношени ях, регулируемых гражданским законодательством, на равных на чалах с иными участниками этих отношений – гражданами и юри дическими лицами. К указанным субъектам гражданского права применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

В ГК РФ муниципальные образования наряду с РФ и субъекта ми РФ (государственными образованиями) обособляются от дру гих субъектов гражданского права – граждан и юридических лиц.

Теоретическая возможность создания субъектов гражданского права, не являющихся юридическими лицами, признается в науке гражданского права. По мнению В.И. Разуваева, «гражданская правосубъектность существует и помимо формы юридического лица. Действительным основанием гражданской правосубъектно сти является не статус юридического лица, а отношения экономи ческой обособленности»3.

Вместе с тем признание публично-правовых образований субъ ектами гражданского права sui generis – не единственно возмож ный вариант определения их гражданской правосубъектности.

Правовые системы многих стран рассматривают государство, го сударственные, а также муниципальные образования в качестве разновидности юридических лиц. Например, в германском граж данском праве к юридическим лицам публичного права относятся государство, общины, округа, провинции4. При этом критерием деления на юридические лица публичного и частного права явля ется порядок возникновения юридического лица5. Деление юриди ческих лиц на юридические лица публичного права и юридические лица частного права выражено в статьях 298 – 300 Гражданского кодекса Квебека6.

Органичное существование института муниципальных образо ваний как юридических лиц в иностранных системах гражданского права объясняется причинами, касающимися генезиса института юридического лица. Возникновение института юридического лица связывается с появлением и развитием муниципий (municipia) в Древнем Риме. Именно муниципии (местные общины) явились прообразом современных юридических лиц. «Юридическое олице творение, то есть приравнение союза людей к частному лицу в сфе ре гражданского оборота, нашло себе применение прежде всего именно к этим зависимым общинам»7. Аналогичный вывод был сделан В.Б. Ельяшевичем, который указывал, что непосредствен ным поводом к созданию формы юридического лица послужила «необходимость ввести в гражданский оборот муниципии, только что достигшие автономии. Здесь, в сфере муниципальной, склады вается и развивается союзная гражданская правоспособность.

Позднее тот же прием применяется к разным союзам... Наконец, выгоды, предоставляемые юридической личностью, приводят к распространению ее и на промышленные товарищества откупщи ков»8. Примечательно, что римская муниципия не приравнивалась по своему гражданско-правовому положению к римскому государ ству (populus Romanus), которое стояло «всецело вне сферы граж данского оборота. Трактование муниципий по образцу римской общины привело бы не к наделению их гражданской правоспособ ностью, а к распространению на них... форм публичного права»9.

Генетическая однородность муниципальных образований и юридических лиц подтверждает отсутствие существенных расхож дений между правосубъектностью юридического лица и граждан ской правосубъектностью муниципального образования. Не слу чайно, например, ведущие дореволюционные российские ученые цивилисты также проявляли почти полное единодушие в вопросе об отнесении публично-правовых образований к числу юридиче ских лиц. В частности, Д.И. Мейер рассматривал казну (государст во), а также городские общества как юридические лица10. По ст. проекта Гражданского уложения юридическими лицами признава лись «казна и другие государственные и общественные установле ния, имеющие свое отдельное имущество»11.

В советский период развития гражданского законодательства и гражданско-правовой науки муниципальные образования выво дятся за рамки понятия юридического лица. Само местное само управление исключается из правовых и политических реалий, и поэтому вопрос о гражданской правосубъектности властных тер риториальных образований рассматривается лишь применительно к правоспособности государства, но не муниципальных образова ний. При этом изменился и подход к рассмотрению содержания гражданской правосубъектности государства. Так, С.Н. Братусь указывал, что государство как казна есть «особый, отличный от прочих юридических лиц субъект гражданского права»12. Местные Советы народных депутатов признавались С.Н. Братусем юриди ческими лицами, но только как органы управления администра тивно-территориальными образованиями, но не как управляемые этими органами территориальные образования13. Аналогичную точку зрения отстаивал О.А. Красавчиков, подчеркивая, что госу дарство «не может рассматриваться как юридическое лицо, по скольку государство само определяет порядок, формы и характер принадлежащих ему прав, а юридическое лицо действует в соот ветствии с уставом, который утверждается компетентными орга нами государства»14.


Развивая суждения Д.М. Генкина о выступлении государства в гражданском обороте «как субъекта властвования»15, П. Виткявичюс указывал, что «гражданскую правосубъектность государства нельзя рассматривать изолированно от его политиче ской власти»16, а постольку «гражданская правосубъектность госу дарства нередко носит властный характер»17. Представляется, од нако, что само понятие властной гражданской правосубъектности лишено смысла, поскольку участники гражданских правоотноше ний характеризуются равенством, автономией воли и имуществен ной самостоятельностью.

По мнению М.И. Брагинского, государство есть особая разно видность субъекта гражданского права наряду с гражданами и юридическими лицами, и «для признания государства субъектом гражданского права нет необходимости рассматривать его как юридическое лицо»18. При этом уточнялось, что выступление в правоотношении суверенного государства «накладывает несо мненный отпечаток на правовой режим его участия в гражданском обороте», а постольку «юридический режим, установленный зако нодателем для государства, в одних случаях отражает общие чер ты, в других – индивидуальные черты субъектов данного вида», причем «специальные нормы охватывают все основные элементы юридического режима определенного субъекта»19.

В настоящее время интерес к исследованию вопросов участия муниципальных образований в гражданских правоотношениях не ослабевает. Наряду с доктринальной точкой зрения о том, что му ниципальное образование выступает в гражданском обороте как особый субъект права, высказываются нетрадиционные суждения.

По мнению Д.В. Пяткова, муниципальные образования не являют ся субъектами гражданского права20. Субъектами гражданского права «являются одноименные хозяйственные публичные органи зации», выступающие «наряду с муниципальными образованиями как публично-властными организациями.... Именно хозяйственно публичные организации, не наделенные публичной властью, всту пают в гражданские правоотношения на равных началах с другими участниками этих отношений»21. Эти суждения представляются небесспорными, поскольку влекут за собой разрыв финансово бюджетной и гражданской правосубъектности муниципальных образований.

Разнообразие научных точек зрения, определяющих граждан ско-правовое положение муниципальных образований, вызывает необходимость подвергнуть анализу обоснованность позиции за конодателя, который распространил в отношении данных субъек тов нормы гражданского права, определяющие участие юридиче ских лиц в гражданско-правовых отношениях. Установить право мерность законодательной модели возможно путем сравнительно го изучения признаков муниципальных образований и юридиче ских лиц.

В соответствии с определением, которое дано законодателем в ст.48 ГК РФ, традиционно выделяют четыре признака юридиче ского лица: организационное единство, имущественная обособ ленность, самостоятельная имущественная ответственность, а так же выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени22.

В качестве первого признака юридического лица законодатель называет о р г а н и з а ц и о н н о е е д и н с т в о. Внутреннее организационное единство, то есть «система существенных взаи мосвязей структурных подразделений и подчинение руководящему органу»23, в муниципальном образовании обеспечивается наличи ем системы органов местного самоуправления, функции которых определяются с достаточной степенью конкретизации как в Феде ральном законе от 28.08.95 (статьи 15, 16), так и в уставах муници пальных образований.

Для муниципального образования характерен такой объеди няющий признак, как территория, в пределах которой реализуется экономическое и функциональное единство, и которая обеспечива ет внешнюю автономию муниципального образования, то есть «необходимую меру самостоятельности в его действиях по отно шению ко всем третьим лицам»24. Представляется, что территори альный принцип формирования и деятельности муниципального образования – существенный признак муниципального образова ния как субъекта гражданского права. К муниципальному образо ванию относятся граждане, объединенные по месту жительства, а не по какому-либо иному признаку. В связи с этим следует под черкнуть, что муниципальное образование обладает не только свойствами организационного, функционального и руководящего единства, но характеризуется также т е р р и т о р и а л ь н ы м единством.

Одним из проявлений организационного единства (а иногда и самостоятельным признаком25) считается наличие у юридического лица учредительных документов. Согласно ст. 8 Федерального за кона от 28.08.95 муниципальное образование имеет устав, который разрабатывается муниципальным образованием самостоятельно, а затем принимается представительным органом местного само управления или населением непосредственно. В уставе муници пального образования устанавливаются положения, предусмот ренные законом, в частности, границы и состав территории муни ципального образования;

вопросы местного значения, относящие ся к ведению данного муниципального образования;

наименование и полномочия органов и должностных лиц местного самоуправле ния;

экономическая и финансовая основы осуществления местного самоуправления, общий порядок владения, пользования и распо ряжения муниципальной собственностью.

Устав муниципального образования не отвечает признакам уч редительных документов юридического лица. Согласно ст.52 ГК РФ учредительный договор юридического лица заключается, а устав утверждается его учредителями (участниками). Устав муни ципального образования принимается представительным органом местного самоуправления или населением непосредственно, что можно считать выражением воли самого муниципального образо вания. Муниципальное образование может участвовать в граждан ских правоотношениях, не имея устава, руководствуясь при этом положениями общенормативного характера.

Таким образом, устав муниципального образования имеет пра вовую природу, отличную от правовой природы учредительных документов юридического лица, что отражает специфику муници пального образования как участника гражданско-правовых отно шений по сравнению с юридическими лицами и вызвано тем, что муниципальное образование создается не в результате действий других субъектов гражданского права, которые бы приобретали правовое положение учредителей (участников) по отношению к муниципальному образованию.

Муниципальное образование, как и юридическое лицо, облада ет признаком и м у щ е с т в е н н о й о б о с о б л е н н о с т и.

Это подтверждается положением п. 3 ст. 6 Федерального закона от 28.08.95, в соответствии с которым «муниципальным образовани ям должна обеспечиваться экономическая и финансовая самостоя тельность в соответствии с разграничением предметов ведения ме жду муниципальными образованиями». В ГК РФ проводится стро гое разграничение права собственности муниципальных образова ний и права собственности иных субъектов гражданского права – граждан, юридических лиц, РФ и субъектов РФ. В соответствии с п.3 ст.215 ГК РФ средства местного бюджета и иное муниципаль ное имущество, не закрепленное за муниципальными предпри ятиями и учреждениями, обособляются в муниципальную казну соответствующего муниципального образования.

К элементам имущественной обособленности в литературе обычно относится наличие самостоятельного баланса (сметы)26.

Применительно к муниципальным образованиям данное требова ние выражается в наличии у муниципального образования само стоятельного местного бюджета, включающего в себя доходную и расходную части27. Как подчеркивается в п.2 ст.36 Федерального закона от 28.08.95, органы местного самоуправления самостоя тельно распоряжаются средствами местных бюджетов, а сумма превышения доходов над расходами местных бюджетов по резуль татам отчетного года не подлежит изъятию федеральными орга нами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, что также является выражением признака имущест венной обособленности.

Гражданско-правовое положение муниципального образования характеризуется также тем, что оно о т с в о е г о и м е н и при обретает и осуществляет имущественные и личные неимуществен ные права, несет обязанности, выступает истцом и ответчиком в суде. В соответствии с п.1 ст.124 ГК РФ в отношениях, регулируе мых гражданским законодательством, муниципальные образова ния участвуют от своего имени. Особенность участия муниципаль ных образований в гражданских правоотношениях заключается в том, что приобретение и осуществление прав и обязанностей от имени муниципальных образований осуществляется согласно п. ст.125 ГК РФ действиями органов местного самоуправления в рамках своей компетенции.

Существенное своеобразие участия муниципальных образова ний в гражданско-правовых отношениях можно усмотреть в сле дующем. Согласно п.2 ст.1 ГК РФ граждане (физические лица) и юридические лица, вступая в гражданские правоотношения, «при обретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в с в о е м интересе». В то же время муниципальное образование участвует в гражданских правоотношениях хотя и от своего имени, но для решения тех вопросов непосредственного обеспечения жиз недеятельности населения, которые выражают общественный, публичный интерес28. Публичная направленность участия муници пальных образований в гражданских правоотношениях считается общепризнанной в науке гражданского права. По мнению Е.А. Суханова, муниципальные образования могут иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям их деятельности и публичным интересам29.


Вместе с тем степень воздействия публичного интереса на пра воотношения с участием публично-правовых образований в науке гражданского права оценивается по-разному. По мнению П. Виткявичюса, государство, участвуя в гражданских правоотно шениях, реализует гражданскую правосубъектность, однако «гра жданская правосубъектность государства носит властный харак тер»30. Другие ученые отрицают возможность придания граждан ско-правовым отношениям публично-властных признаков. «Когда в правоотношении участвует государственный орган, речь идет о совокупности двусторонних правоотношений (вертикального и горизонтального), каждое из которых сохраняет свою самостоя тельность»31. Наоборот, В.С. Якушев считает, что отношения, в которых государство выступает от своего имени, регулируются государственным, а не гражданским правом: «государство осуще ствляет закрепление имущества, являющееся односторонним воле вым актом, но это закрепление не связано с товарно-денежным ха рактером»32. Однако при таком подходе остается невыясненной правовая природа сделок с незакрепленным имуществом.

Приведенные выше мнения, высказанные применительно к го сударству, могут быть также использованы для исследования гра жданской правосубъектности муниципальных образований.

Анализ вопросов местного значения позволяет сделать вывод, что муниципальное образование может вступать в гражданские правоотношения, не используя властные полномочия по отноше нию к другому субъекту правоотношения. Например, передача муниципального имущества по договору аренды производится в рамках гражданско-правовых сделок. Для гражданско-правового регулирования не имеют значения мотивы вступления в то или иное правоотношение, если иное не предусмотрено законом. Удов летворение местных потребностей путем осуществления местного самоуправления может рассматриваться как мотив вступления му ниципальных образований в гражданские правоотношения, кото рый не изменяет частно-правового характера последних. Тем не менее направленность деятельности муниципальных образований на удовлетворение общественных интересов должна рассматри ваться в качестве признака муниципальных образований как субъ ектов гражданского права, отделяющего их от граждан и юридиче ских лиц.

В соответствии с п.1 ст.54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на его организационно правовую форму. Средства индивидуализации муниципального образования иные. К ним в соответствии со ст.11 Федерального закона от 28.08.95 относится местная символика (гербы, эмблемы), отражающая исторические, культурные, социально экономические, национальные и иные местные традиции. Право отношения, складывающиеся по поводу местной символики и на именований муниципальных образований, не обладают граждан ско-правовой природой. К средствам индивидуализации юридиче ского лица в соответствии с п. п.2 и 3 ст.54 ГК РФ относится также место его нахождения, определяемое местом государственной ре гистрации юридического лица. Индивидуализирующим признаком муниципального образования может считаться его географическое расположение, поскольку оно уникально и относительно стабиль но для каждого муниципального образования. Причем, если в рамках одного места нахождения могут существовать два и более юридических лица, то наличие двух муниципальных образований с тождественным географическим положением невозможно.

Для юридического лица свойственна с а м о с т о я т е л ь н а я о т в е т с т в е н н о с т ь принадлежащим ему имуществом по своим обязательствам. Пункт 1 ст.126 ГК РФ устанавливает, что муниципальное образование также отвечает по своим обязательст вам принадлежащим ему на праве собственности имуществом, кроме имущества, которое закреплено за созданными им юридиче скими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также имущества, которое может находиться только в муниципальной собственности. Это положение конкретизируется в последующих пунктах той же статьи Кодекса.

Используя выделенные признаки муниципального образования, представляется возможным дать определение муниципального об разования как субъекта гражданского права.

Муниципальное образование – не являющаяся юридическим ли цом территориальная организация населения, которая может иметь в собственности обособленное имущество, отвечает этим имуществом по своим обязательствам, может от своего имени при обретать и осуществлять имущественные права и нести обязанно сти для решения вопросов местного значения.

Примечания 1 Федеральный закон от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих прин ципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 35. Ст.3506;

1996. № 17. Ст.1917;

1996. № 49. Ст.5500;

1997.

№ 12. Ст.1378;

2000. № 32. Ст.3320.

2 Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. I от 30 ноября года № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3 Разуваев В.И. Содержание и границы гражданской правосубъектно сти государственных производственных организаций: Автореф. дис....

канд. юрид. наук. Свердловск, 1978. С.17.

4 См.: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. По лутом 1. Введение и общая часть. М.: Изд-во иностранной литературы, 1949. С.357, 423.

5 См.: Там же. С.357.

6 См.: Гражданский кодекс Квебека. М.: Статут, 1999. С.77.

7 Суворов Н.С. О юридических лицах по римскому праву. М.: Статут, 2000. С.40.

8 Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб, 1910. С.447.

9 Ельяшевич В.Б. Указ. соч. С.254.

10 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. I. По исправленно му и дополненному 8-му изд., 1902г. М.: Статут, 1997. С.123, 135.

11Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакцион ной Комиссии по составлению Гражданского Уложения. – СПб, 1905.

12Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, 1950.

С.241.

13 См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С.244.

14 Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1 / Под ред. О.А.

Красавчикова. 3-е изд. М.: Высшая школа, 1985. С.172.

15 Обзор дискуссии о государственных юридических лицах // Советское государство и право. 1954. № 8. С.113.

16 Виткявичюс П. Гражданская правосубъектность Советского госу дарства. Вильнюс: Минтис, 1978. С.76.

17 Там же. С.94.

18 Брагинский М.И. Участие Советского государства в гражданских правоотношениях. М., 1981. С.137.

19 См.: Брагинский М.И. Указ. соч. С.137-138.

20 См.: Пятков Д.В. Гражданская правосубъектность хозяйственных публичных организаций и ее реализация при разграничении собственно сти: Дис.... канд. юрид. наук. Барнаул, 1999.

21 Там же. С.12.

22 См., например: Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: / Отв. ред.

проф. Е.А. Суханов. 2-е изд. М.: БЕК, 1998. С.183.

23 Там же. С.131.

24 Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1 / Под ред. О.А.

Красавчикова. 3-е изд. М.: Высшая школа, 1985. С.132.

25 Там же. С.135.

26 См., например: Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1. / Отв. ред.

Е.А. Суханов. М.: БЕК, 1998. С.184-185 (автор главы – Е.А. Суханов).

27 Бюджетный кодекс РФ от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ // СЗ РФ. 1998.

№ 31. Ст.3823.

28 Открытый перечень вопросов местного значения приведен в п.2 ст. Федерального закона от 28.08.95.

29 Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: / Отв. ред. проф. Е.А. Суха нов. 2-е изд. М.: БЕК, 1998. С.283.

30 Виткявичюс П. Указ. соч. С.94.

31 Брагинский М.И. Указ. соч. С.15.

32 Якушев В.С. О самостоятельности института права государственной социалистической собственности и его государственно-правовой природе // Сборник ученых трудов СЮИ. Вып. 13. Теоретические проблемы граж данского права. Свердловск, 1970. С.101, 105.

В.В. КАЧАНОВА,* кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета К ВОПРОСУ ОБ ОБЪЕКТЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ В ст.128 ГК РФ понятием «объект гражданских прав» объеди нены вещи, действия (работы, услуги), имущественные права и ин теллектуальная деятельность и т.д., т.е. объекты самого различно го вида. Подобное объединение требует наличия глубокого теоре тического обоснования, воплощенного прежде всего в определении понятия объекта.

При исследовании названной проблемы мы руководствуемся тезисом: субъективные гражданские права (и субъективные граж данские обязанности) возникают и существуют (и могут существо вать) только в правоотношении, являясь его содержанием;

само же правоотношение – их правовая форма1. Отсюда рассмотрение во проса об объекте субъективного гражданского права означает ис следование вопроса об объекте гражданского правоотношения.

В общей теории права и в теории гражданского права предлага ются различные определения объекта правоотношений (прав).

Единства взглядов не было ранее, положение дел не изменилось и после принятия нового Гражданского кодекса, ученые-цивилисты также не пришли к единому мнению. Разногласия существуют по разным вопросам:

_ © Качанова В.В., * - понимать ли объект правоотношения как то, на что направле но правоотношение, или то, по поводу чего оно возникает;

- является ли объект элементом структуры правоотношения на ряду с его субъектами и содержанием или находится вне ее, причем очевидно, что вторая проблема проистекает из первой;

- возможно ли существование безобъектных правоотношений;

- могут ли объекты правоотношения быть различными видами или объект существует в одном лишь едином виде.

Так, Р.Ф. Халфина считала, что объект не является элементом структуры правоотношения, он представляет собой предпосылку его возникновения и развития. По ее мнению, существуют безобъектные правоотношения, и удельный вес их велик. В качестве примера ею приведено правоотношение, складывающееся между организациями по поводу ремонта тракторов. То, что здесь объектом правоотно шения подряда являются работы, Р.Ф. Халфина не рассматривала даже в порядке предположения2. Конкретно на вопрос, является объектом правоотношения то, на что направлено правоотноше ние, или то, по поводу чего оно возникает, автор не отвечает, од нако ответ напрямую связан с позицией Р.Ф. Халфиной: объект не является элементом структуры правоотношения. О.С. Иоффе утвер ждал, что объектом гражданского правоотношения следует считать то, на что направлено правоотношение, на что направлены граж данские права и обязанности его субъектов. Он уточнял, что если бы гражданские права и обязанности ни на что не были направлены, то есть не имели своего объекта, они утратили бы всякий реальный смысл. Вот почему объект также следует признать необходимым элементом гражданского правоотношения3. Ученый-теоретик Л.И.

Спиридонов определяет объект правоотношения следующим обра зом: «…это то, на что воздействуют субъективные права и обязан ности, образующие его содержание»4, причем объектом правоотно шения, на его взгляд, является поведение обязанного лица. Поэтому ученый отрицает такой вид объекта, как вещь, поскольку, по его мнению, собственность – категория общественная, ее всегда пони мали как отношения между людьми по поводу вещей. Следователь но, и в правоотношении собственности объектом является поведе ние, поскольку, как пишет автор, только оно может отреагировать на воздействие права. Автор соглашается с высказанным в литера туре мнением, что поведение – юридический объект правоотноше ния, а вещь – материальный, который правильно называть предме том5. Позицию «объект правоотношения – это то, на что оно на правлено», занимает также Н.Д.Егоров6. Эту же мысль высказывал ранее В.Д. Вердников, конкретизируя при этом, что «…это то благо, на которое направлено субъективное право и соответствующая ему обязанность с целью удовлетворения интереса управомоченного лица»7.

Другая точка зрения (объект правоотношения – это то, по по воду чего оно складывается) обоснована, например, ученым теоретиком Л.С. Явичем. По его мнению, трактовка объекта пра воотношения как того, на что оно направлено, приводит к простой конкретизации предмета регулирования, осуществляемого право выми нормами. При этом понятия предмета правового регулиро вания и объекта правоотношения совпадают. Признание же объек том правоотношения того, по поводу чего оно складывается, спо собствует раскрытию социального предназначения прав и обязан ностей субъектов данного правоотношения. Л.С. Явич подчерк нул, что при нарушении прав или споре о праве суду (арбитражу) всегда важно установить, по поводу чего стороны правоотношения имеют права и обязанности, поэтому объектом правоотношения могут быть материальные и духовные блага8.

В цивилистической научной и учебной литературе ряд ученых также придерживаются подобной точки зрения. Так, В.С. Ем счи тает, что всякое гражданское правоотношение имеет свой объект, в качестве которого выступает то, по поводу чего возникает и осу ществляется деятельность его участников, причем тут же поясняет, что объект – материальные и идеальные блага либо их создание9.

По существу, такое же определение понятия объекта правоотно шения предлагает и С.П. Гришаев10.

Некоторые ученые-цивилисты исходят из того, что совершенно неважно, как указывать в определении понятия объекта: на что направлено или по поводу чего возникает гражданское правоот ношение. Так, А.К. Юрченко исходит из понимания объекта пра воотношения как того, по поводу чего оно возникает. Однако при этом он напоминает, что в философии диалектического материа лизма объект определяется как внешний противостоящий субъекту предмет, как то, на что направляются познание и деятельность субъекта. Поэтому в правоотношении объектом является то, на что направляется урегулированная правом деятельность его субъектов, или, что, по мнению автора, то же самое, по поводу чего возникло между ними данное отношение. К объектам гражданских право отношений А.К. Юрченко относит материальные объекты, про дукты духовного творчества, действия или их результаты11. По добную же позицию занимает и В.А. Тархов, указывая, что спор о том, «по поводу чего возникает» или «на что направлено» право отношение, носит скорее грамматический, формальный характер, чем юридический, и по существу, по его мнению, правильно и то, и другое. Вместе с тем ученый не говорит прямо о том, является или нет объект элементом правоотношения, входит или нет в его структуру. Он только подчеркивает, что состав правового отноше ния, его структура и его компоненты или элементы вызывают раз личные споры между учеными, и во всяком случае представляется необходимым рассмотреть вопросы о субъектах и объектах право отношения, его содержании12.

Уже после принятия ГК РФ появились новые исследования ука занной проблемы.

Так, В.И. Сенчищев считает, что закрепление какой-либо тео ретической конструкции в тексте нормативного акта (даже самого высокого уровня, как Гражданский кодекс) само по себе не может служить неопровержимым доказательством глубокой теоретиче ской обоснованности закрепленного понятия или свидетельством окончательного разрешения спора, имея в виду закрепление в ст.128 ГК РФ перечня объектов гражданских прав. Он весьма на пористо стремится доказать противоречивость как позиции «объ ект гражданских правоотношений – только поведение», так и той, согласно которой их объект – только вещь. Основой позиции В.И.

Сенчищева является убеждение, что недостаток всех теорий объек тов гражданских правоотношений – в том, что в них не в полной мере учитывается правовое начало, правовая субстанция в право отношении: в качестве объектов определяются объективно сущест вующие, независимо от права, явления внешнего мира, тогда как объект правового отношения доступен именно правовому воздей ствию, поэтому им не могут быть объекты материального мира или поведение людей13. Ученый делает попытку обосновать точку зрения, согласно которой объектом гражданского правоотноше ния следует считать правовое значение вещи, поведения или иных категорий имущества и неимущественных прав, что представляет собой, по мнению автора, их правовой режим, который им опреде ляется как некая юридическая конструкция, как правовая характе ристика явления объективной действительности14.

Анализ приведенных выше в качестве примеров точек зрения, высказанных в рамках противоположных позиций по понятию объекта правоотношения (то, на что направлено, или то, по поводу чего возникает), отсюда – по вопросам: является ли объект элемен том структуры правоотношения и допустима ли множественность видов объектов, - показывает, что поддержать ту или иную пози цию, ответить на эти вопросы возможно, только обратившись к понятию самого правоотношения и его содержанию.

Понятие правоотношения вызывает немало споров в теории права и в теории гражданского права, причем они носят долговре менный характер. Бесспорным, кажется, является утверждение, что правоотношение представляет собой результат воздействия право вой нормы на общественные отношения15. В общетеоретическом плане предлагаются несколько определений понятия правоотно шения. «Общественное отношение, урегулированное нормой пра ва, представляет собой правоотношение»16. «Правоотношение – это разновидность общественных правоотношений, которые по своей форме выступают в качестве индивидуально – определенной связи управомоченных и обязанных лиц, а по непосредственному содержанию оказываются взаимодействием этих лиц, реализую щих свои субъективные права и выполняющие возложенные на них юридические обязанности»17. «Правоотношение – индивидуализи рованное общественное отношение, взаимное поведение участни ков которого юридически закреплено и обеспечивается возможно стью государственного принуждения»18. «Правовое отношение – это отношение, участники которого связаны правами и обязанно стями, основанными на правовых нормах»19.

Основной вопрос, возникающий при анализе предложенных оп ределений, – как соотносятся общественное отношение (материаль ное или идеологическое) с правоотношением, возникающим между конкретными субъектами в результате урегулирования этих отно шений нормой права при наступлении определенного юридического факта. Например, отношение обмена товарами или их продажи ме жду двумя субъектами – это материальное общественное отношение.

Однако в государстве, в данном случае - в России, в гражданском праве – в ГК РФ - закреплены нормы, регламентирующие порядок такого обмена – купли-продажи или мены. И субъекты, совершаю щие обмен, обязаны сообразовывать свое поведение с нормами. Они должны заключить договор (купли-продажи, мены), который, буду чи юридическим фактом, порождает обязательственное правоотно шение купли-продажи или мены. Сам обмен материальными ценно стями между субъектами (гражданами, юридическими лицами) явля ется имущественным отношением и может существовать независимо от правового регулирования. Правовое регулирование возникших фактических имущественных отношений создает им правовую фор му – форму правоотношения. Следовательно, правоотношение явля ется формой регулируемого правом общественного отношения. Од нако в теории права нет единства взглядов на связь правоотношения как формы и конкретного фактического отношения как содержания.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.