авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ Межвузовский ...»

-- [ Страница 4 ] --

При распорядительном способе ликвидации юридических лиц решение о ликвидации принимается судом. Основаниями для вы несения судом такого решения являются: осуществление юридиче ским лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неодно кратными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов14, либо при систематическом осуществлении общественной или религиозной организацией (объединением), благотворитель ным или иным фондом деятельности, противоречащей его устав ным целям, а также в иных случаях, предусмотренных ГК РФ (абз.3 п.2 ст.61 ГК РФ). На практике возник вопрос о том, о нару шении каких законов и иных правовых актов идет речь в указан ной норме Гражданского кодекса. В соответствии со ст.3 ГК РФ под законами в кодексе понимаются федеральные законы, регули рующие гражданско-правовые отношения, указанные в пунктах 1 и 2 ст.2 ГК РФ, а под иными правовыми актами - указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, регулирующие те же гра жданско-правовые отношения. Таким образом, учитывая все вы шеприведенные положения ГК РФ, следует констатировать, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда только в случае нарушения им федеральных законов, указов Пре зидента РФ и постановлений Правительства РФ, регулирующих гражданские отношения. Поэтому решение суда о ликвидации не может быть вынесено в связи с нарушением юридическим лицом, например, налогового законодательства. Вместе с тем судебная практика складывается, исходя из расширительного понимания терминов «закон» и «иные правовые акты». По мнению Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ для реше ния вопроса о возможности ликвидации юридического лица со гласно п.2 ст.61 ГК РФ судам необходимо лишь квалифицировать соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или грубые нарушения закона или иного правового акта15. При этом, как следует из смысла данного разъяснения, отраслевая принад лежность нарушенных нормативных актов не влияет на решение о ликвидации юридического лица. Президиум Высшего Арбитраж ного суда РФ, рассматривая конкретные арбитражные дела, счита ет возможным решать вопрос о ликвидации юридического лица в соответствии с п.2 ст.61 ГК РФ за неоднократное или грубое на рушение, например Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ», Закона РФ «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением»16. Соглашаясь с необходимостью предоставления судам возможности принятия решений о ликвидации юридических лиц за нарушение не только гражданских, но и иных нормативно-правовых актов, считаем все же, что рассмотренная проблема должна быть решена путем внесе ния соответствующих уточнений в ст.61 ГК РФ.

Согласно п.3 ст.61 ГК РФ требование о ликвидации юридиче ского лица может быть предъявлено в суд государственным орга ном или органом местного самоуправления, которому право на предъявление такого требования предоставлено законом. Так, на пример, в соответствии с п.5 ст.6 ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ» от 30 ноября 1994 г. по истече нии срока, установленного для ликвидации либо преобразования индивидуальных (семейных) частных предприятий, а также пред приятий, созданных хозяйственными товариществами и общества ми, общественными и религиозными организациями, объедине ниями, благотворительными фондами в хозяйственные товарище ства, общества или кооперативы, указанные предприятия подле жат ликвидации в судебном порядке по требованию органа, осу ществляющего государственную регистрацию соответствующих юридических лиц, налогового органа или прокурора. Право обра титься в суд с требованием о ликвидации юридического лица пре дусмотрено также абз.4 п.3 ст.59 ФЗ «Об обществах с ограничен ной ответственностью» от 8 февраля 1998 г. в отношении органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, иных государственных органов и органов местного само управления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом.

Учитывая, что юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией либо действующее в форме потребительского коопе ратива, благотворительного или иного фонда, может быть ликви дировано вследствие признания его несостоятельным (банкротом), инициаторами обращения в суд с заявлением о признании должни ка банкротом согласно ст.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротст ве)» от 8 января 1998 г. могут выступить и сам должник, а также кредитор, прокурор, налоговые, иные уполномоченные в соответ ствии с федеральным законом органы и другие лица в случаях, предусмотренных данным законом. При этом основанием для вне сения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника служит не решение, а определение арбит ражного суда о завершении конкурсного производства (ст.119 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Прекращение юридических лиц при реорганизации может про исходить с использованием всех названных выше способов. Хотя анализ ст.57 ГК РФ позволяет выделить данные способы примени тельно к реорганизации юридических лиц в целом, учитывая, что процесс реорганизации сочетает в себе, как правило, и создание, и прекращение организаций, соответствующие способы можно при менить отдельно к каждой из процедур – созданию и прекращению юридических лиц. Общим, как и при ликвидации юридических лиц, является нормативно-явочный способ. Распорядительный и разрешительный способы могут иметь место лишь в случаях, от раженных в законодательстве. В соответствии с п.2 ст.57 ГК РФ прекращение юридического лица в распорядительном порядке может иметь место только при реорганизации в форме разделения юридического лица. При этом сама реорганизация осуществляется по решению уполномоченных государственных органов или по решению суда. Так, например, согласно ст.19 Закона «О конкурен ции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 г. в случае, когда коммерческие органи зации и некоммерческие организации, занимающиеся предприни мательской деятельностью, занимают доминирующее положение и совершили два или более нарушений антимонопольного законода тельства, федеральный антимонопольный орган вправе принять решение об их принудительном разделении, если это ведет к разви тию конкуренции. Такое решение антимонопольного органа под лежит исполнению в указанный в решении срок, который не может быть менее шести месяцев.

Разрешительный способ реорганизации юридических лиц мо жет иметь место при слиянии, присоединении и преобразовании. В случаях, установленных законом, на проведение реорганизации в данных формах может быть необходимо согласие уполномоченно го государственного органа (п.3 ст.57 ГК РФ). Поскольку прекра щение юридического лица выступает, как указывалось выше, не отъемлемой составной частью реорганизации, то, давая согласие на проведение реорганизации в целом, уполномоченный орган та ким образом разрешает и прекращение реорганизуемого юридиче ского лица. Так, например, с предварительного согласия феде рального антимонопольного органа происходит реорганизация юридического лица в результате слияния коммерческих организа ций, если сумма их активов по последнему балансу превышает сто тысяч минимальных размеров оплаты труда (ст.17 Закона «О кон куренции»).

В качестве еще одной отличительной черты ликвидации, харак теризующей процедуру ее проведения, в юридической литературе правомерно называется создание специального образования - лик видационной комиссии (назначение ликвидатора), которое дейст вует от имени ликвидируемого юридического лица по аналогии с его органами и к которому переходят полномочия по управлению делами этого юридического лица17. Ликвидационная комиссия создается исключительно на период ликвидации юридического лица. К числу ее функций относятся: управление делами юридиче ского лица, выступление от его имени в суде, осуществление меро приятий по ликвидации юридического лица (помещение в органах печати публикации о ликвидации, о порядке и сроках заявления требований кредиторами;

принятие мер к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности;

письменное уведомление кредиторов о ликвидации;

составление промежуточного и оконча тельного ликвидационного балансов;

осуществление продажи имущества юридического лица с публичных торгов;

выплата де нежных сумм кредиторам). Образование ликвидационной комис сии не означает появления нового субъекта гражданского права.

Ликвидируемое юридическое лицо продолжает действовать вплоть до завершения процесса ликвидации, т.е. внесения в единый госу дарственный реестр юридических лиц записи о прекращении суще ствования (ликвидации) юридического лица. До этого момента ликвидируемая организация обладает всеми признаками, харак терными для юридического лица. Ликвидационная комиссия дей ствует исключительно от имени ликвидируемого юридического лица, в том числе выступая в суде. Следует согласиться с выводом К.Трофимова о том, что «ликвидационная комиссия является кол легиальным органом управления, а ее председатель выполняет лишь организационно-представительские функции»18. Поэтому некорректны встречающиеся в юридической литературе и судеб ной практике указания на необходимость предъявления кредито рами своих требований непосредственно к ликвидационной комис сии, которая должна выступать стороной в суде. Так, А.К.Бондарев и С.А.Троценко, анализируя в своей работе некото рые судебные решения, связанные с ликвидацией юридических лиц, отмечают, в частности, что по одному из дел «определением судеб ной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ было отменено решение Мосгорсуда на том основании, что к моменту вынесения решения организация не была исключена из государст венного реестра, там действовала ликвидационная комиссия, ко торая и должна выступать надлежащим ответчиком, и, следова тельно, исковые требования должны быть предъявлены ей. При новом рассмотрении дела Мосгорсуд обязанность по возмещению вреда возложил на ликвидационную комиссию. И это решение оп ределением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ было оставлено без изменения»19. По нашему мнению, данные выводы судов, а также позиция авторов, согласившихся с такими выводами, не соответствуют п.3 ст.62, п.8 ст.63 ГК РФ.

Субъектом гражданского права во всех случаях ликвидации про должает оставаться само юридическое лицо, поэтому именно оно должно выступать истцом и ответчиком в суде, к нему следует предъявлять какие-либо требования и на него возлагать какие либо обязанности. Данный вывод подтверждается и практикой рассмотрения дел Высшим Арбитражным судом. Президиум ВАС РФ совершенно обоснованно считает, что до момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что организация прекратила свое существование (ликвидирована), она продолжает функционировать как юридическое лицо20. Харак теризуя правовой статус ликвидационной комиссии и ликвидируе мой организации, Высший Арбитражный суд РФ непосредственно указал: «Во время работы ликвидационной комиссии предприятие, которое ликвидируется, считается действующим со всеми выте кающими отсюда последствиями. Ликвидационная комиссия или другой орган, проводящий ликвидацию предприятия, не является юридическим лицом. Если предприятие-кредитор считает, что ли квидационная комиссия необоснованно отклонила его требования к ликвидируемому предприятию, оно вправе до исключения по следнего из Государственного реестра предъявить в установленном порядке иск к этому предприятию»21.

Таким образом, различные формы прекращения юридических лиц, существующие в настоящее время, отличаются друг от друга как процедурой их проведения, так и правовыми последствиями, наступающими по окончании соответствующих процедур.

Примечания 1 Определение реорганизации только как особой формы прекращения юридического лица, по нашему мнению, не отражает всех процессов, про исходящих в результате реорганизации, и не охватывает все формы ее проведения, а именно - выделение. При реорганизации происходит также создание новых юридических лиц. В юридической литературе отмечалось наличие при реорганизации учредительских и ликвидационных призна ков, образующих зачастую неразрывное единство. К числу учредительских признаков были отнесены особенности формирования уставного капитала организации за счет имущества реорганизованного юридического лица и изменение учредительных документов. Элементы ликвидации связывались с закрытием расчетного счета, снятием с учета в налоговых органах, ис ключением из Государственного регистра, устранением задолженностей по платежам в бюджет, уничтожением печатей и штампов (См.: Зинченко С., Лапач В., Газарьян Б. Парадоксы правосубъектности предприятий // Хозяйство и право. 1995. № 1. С.84-85;

Коровайко А. Реорганизация юри дических лиц: проблемы правового регулирования. С.80.). Поэтому воз можно проведение сравнительного анализа реорганизации как с процес сом создания юридических лиц в обычном порядке, так и с процессом ли квидации юридических лиц. Предметом правового исследования настоя щей работы является только прекращение юридических лиц в процессе реорганизации и ликвидации.

2 См.: Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения).

Минск, 1968. С.119;

Гражданское право: Учебник. Т. 1. / Под ред.

Е.А.Суханова. М., 1994. С.84;

Гражданское право: Учебник. Ч.1. / Под ред.

Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. М., 1996. С.121;

Некоммерческие организа ции: правовое положение, законодательство, учредительные документы / Под ред. М.Ю.Тихомирова. М., 1998. С.48, 54.

3 Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. Курс советского граж данского права. М., 1950. С.218.

4 См.: Там же. С.220.

5 См.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962. С.98.

6 Сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете Министров СССР. Выпуск 3. М., 1956. С.278-279.

7 См.: Там же. С.288.

8 См.: Там же. С.286.

9 См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С.226;

Черепахин Б.Б. Указ. соч. С.98.

10 См.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред.

А.Г.Калпина, А.И.Масляева. М., 1997. С.100.

В гражданско-правовой литературе указывается и на возможность временного прекращения (приостановления) деятельности юридического лица. Действительно в соответствии со ст.42 ФЗ «Об общественных объе динениях» допускается приостановление деятельности общественных объ единений на срок до шести месяцев по решению суда в случае нарушения ими Конституции РФ, конституций (уставов) субъектов РФ и законода тельства РФ. Однако приостановление деятельности юридического лица не следует отождествлять с прекращением организаций, имеющим место при реорганизации и ликвидации. В последних двух случаях юридическое лицо прекращает существовать как субъект права, оно исключается из государственного реестра, прекращается его правоспособность. Последст вия же приостановления деятельности общественного объединения состо ят лишь в том, что приостанавливаются его права как учредителя средств массовой информации, ему запрещается организовывать собрания, ми тинги, демонстрации и другие публичные мероприятия, принимать уча стие в выборах, использовать банковские вклады, за исключением расче тов по хозяйственной деятельности и трудовым договорам, возмещению убытков, причиненных его действиями, и уплате штрафов (ст.43 ФЗ «Об общественных объединениях»). Поэтому в данном случае правильнее бы ло бы говорить не о временном прекращении юридического лица, а об ограничении его прав в соответствии с п.2 ст.49 ГК РФ.

См.: Гражданское право: Учебник. Ч.1. / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. М., 1996. С.121.

11 См.: Бондарев А.К., Троценко С.А. Интересы кредиторов при пра вопреемстве юридических лиц // Законодательство. 1998. № 9. С.32.

12 См.: Гражданское право. Часть первая: Учебник / Под ред.

А.Г.Калпина, А.И.Масляева. М., 1997. С.99.

13 На наличие такой зависимости между способами создания и пре кращения юридических лиц по советскому гражданскому законодательст ву указывал С.Н.Братусь. Он, в частности, отмечал, что «государственные юридические лица, возникающие в распорядительном порядке, могут быть прекращены только в силу распорядительного акта компетентного органа государственной власти. Кооперативные и общественные органи зации, возникающие в добровольном порядке, могут прекратить свое су ществование как по собственной инициативе, т.е. в добровольном поряд ке, так и по решению соответствующих государственных органов, а также при наступлении некоторых условий (юридических фактов), предусмот ренных законом». См.: Братусь С.Н. Указ. соч. С.213.

14 Высший Арбитражный суд РФ правомерно разъяснил, что при рас смотрении иска о ликвидации юридического лица в связи с неоднократ ными нарушениями законодательства суд вправе, но не обязан принять решение о его принудительной ликвидации. Суд должен учитывать фак тические обстоятельства, при которых допущено нарушение, и возможные последствия удовлетворения иска. При этом следует также оценить допу щенные нарушения и, если они могут быть устранены, суд вправе предло жить юридическому лицу принять меры по устранению этих нарушений.

См.: Информационное письмо Высшего Арбитражного суда РФ «Об зор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)» от 13 января 2000 г. № 50 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3. С.25, 26.

15 См. п.23 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ» от 1 июля 1996 г.

№ 6/8 // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9. С.11.

16 См.: Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 7542/97 от 14 июля 1998 г., № 865/98 от 20 октября 1998 г. // Вестник ВАС РФ. 1998. № 10. С.52-53;

1999. № 1. С.50-51.

С учетом данной позиции ВАС РФ складывается судебная практика в нижестоящих судах. Анализ арбитражных дел Самарского областного арбитражного суда за период с 1997 г. по 1999 г. позволяет сделать вывод о том, что более 93% исков, предъявляемых в суд о ликвидации юридиче ского лица, связаны с нарушением налогового законодательства (непред ставлением отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов;

непостанов кой на налоговый учет;

неприменением контрольно-кассовых машин и др.). По результатам рассмотрения данной категории дел судами прини мается решение о ликвидации организации в соответствии со ст.61 ГК РФ.

Например, решение от 2 июля 1999 г. по арбитражному делу № А55 3932/99-31, решение от 23 сентября 1999 г. по арбитражному делу № А55 6894/99-34, решение от 11 октября 1999 г. по арбитражному делу № А55 6662/99-6 // Архив Арбитражного суда Самарской области.

17 См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. / Под ред. А.Г.Калпина, А.И.Масляева. М., 1997. С.101;

Вайпан В.А. Ликвидация юридического лица // Право и экономика. 1997. № 5-6. С.3-4.

18 Трофимов К. Ликвидация юридических лиц: вопросы имуществен ной ответственности // Хозяйство и право. 1995. № 9. С.64.

19 Бондарев А.К., Троценко С.А. Указ. соч. С.33.

20 См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ № 7615/98 от 20 апреля 1999 г. // Вестник ВАС РФ. 1999. № 8. С.58-59.

Аналогичный вывод содержится и в постановлении Пленума Верхов ного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственно стью» №90/14 от 9 декабря 1999 г., где применительно к вопросам ликви дации обществ (товариществ) с ограниченной ответственностью, которые не привели учредительные документы в соответствие с требованиями за кона, установлено, что «до завершения ликвидации общества - исключе ния его из государственного реестра юридических лиц - оно действует, руководствуясь нормами Закона и положениями устава, не противореча щими Закону» (Вестник ВАС РФ. 2000. № 2. С.18).

Таким образом, организация автоматически, в силу только указаний закона, статус юридического лица не утрачивает, для этого необходимо совершение ряда предусмотренных законодательными актами действий.

21 См.: Информационное письмо Высшего Арбитражного суда РФ «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно арбитражной практике» от 3 сентября 1993 г. № С-13/ОП-272 // Вестник ВАС РФ. 1993. № 11. С.100.

Л.М. МИНКИНА,* соискатель кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРАВОВОЙ ПРИРОДЫ ДОЛИ В ПРАВЕ ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ Вопрос о правовой природе доли в общей собственности явля ется дискуссионным в юридической литературе на протяжении многих лет и до настоящего времени. Данное обстоятельство по зволяет предположить, что проблема доли в общей собственности представляет собой своего рода «ключ» к пониманию сущности права общей собственности как собственности многосубъектной.

Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «начало исключительности, которое характеризует право собственности, не допускает совме стного существования нескольких таких прав на одну и ту же вещь.

Однако возможно, что несколько лиц будут совместными субъек тами одного и того же права собственности на одну и ту же вещь, так что исключительность будет направлена против всех посто ронних лиц»1. То есть, говоря о праве общей собственности, мы имеем в виду, что, по выражению В.Ф. Маслова, «управомоченная сторона представлена не одним, а несколькими лицами, имеющи ми однородное право на общее имущество» Однако, если право общей собственности на вещь принадлежит всем его участникам в совокупности, возникает вопрос: каковы права каждого участника на общее имущество? Ответ на этот во прос напрямую зависит от того, какой смысл мы вкладываем в понятие доли в общей собственности, поскольку данный термин характеризует объект, принадлежащий каждому из участников общей собственности в отдельности.

© Минкина Л.М., * Можно выделить следующие основные точки зрения относи тельно того, что представляет собой доля в общей собственности:

1. Каждому участнику общей собственности принадлежит иде альная доля в общем имуществе.

2. Каждому из участников принадлежит доля ценности (стои мости) общего имущества.

3. Каждый участник имеет долю в праве общей собственности.

Первая из вышеназванных позиций высказывалась еще выдаю щимся русским правоведом Д.И. Мейером, который писал, что при общей собственности «несколько лиц представляются субъек тами одного и того же права собственности, так что каждому при надлежит идеальная доля вещи»3. В дальнейшем указание на при надлежность участнику общей собственности доли в общем иму ществе встречается в трудах Д.М. Генкина. Отмечая, что «каждому из участников общей собственности принадлежит доля в праве общей собственности»4, Д.М. Генкин в то же время считал, что «доле в праве, принадлежащей участнику общей долевой собствен ности, соответствует доля и в имуществе, являющемся объектом права общей собственности»5. Среди авторов последнего времени последовательным сторонником теории идеальной доли в общем имуществе является Н.Н. Мисник.

В отличие от «реальной доли» в общей собственности, под ко торой понимается конкретная, физически обособленная часть об щего имущества, которая принадлежит каждому из сособственни ков, в данном случае вещь не уничтожается как объект права об щей собственности разделом на части, принадлежащие на праве собственности отдельным субъектам. Имеется в виду идеальная доля во всей вещи, то есть доля участника затрагивает каждую часть материального объекта.

Следует признать, что действующее законодательство дает ос нования для такого толкования понятия доли. Так, в ст.252 ГК РФ говорится о выделе «доли из общего имущества» и об утрате права «на долю в общем имуществе». Однако возможность «мысленного членения» материальной вещи представляется весьма спорной.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что «вещь подлежит только матери альному делению, а не идеальному»6. Кроме того, у сторонников данной концепции нет единого мнения о том, является ли данная доля вещью в юридическом смысле. Н.Н. Мисник считает, что «в силу своей материальности доля может быть объектом любого вещного права»7. В то же время Д.М. Генкин отмечал невозмож ность осуществления правомочий владения и пользования в отно шении доли в имуществе, поскольку «владение и пользование предполагают наличие конкретного реального объекта»8. Однако права владения и пользования вещью лежат в основе любых вещ ных прав на нее, следовательно, при их отсутствии нельзя говорить о вещном праве на долю и о доле как разновидности вещи. Таким образом, теория «идеальной доли в общем имуществе» не дает от вета на вопрос о правах, принадлежащих каждому из участников общей собственности.

Следует обратить внимание, что термин «доля в общем имуще стве» используется в ГК РФ только в связи с прекращением уча стия лица в праве общей собственности (выделом). Поэтому можно предположить, что законодатель имел в виду не идеальную долю, а уже реальную часть общего имущества, выделяемую бывшему уча стнику.

Второй из указанных выше точек зрения придерживались Г.Ф.

Шершеневич, а также М.Г. Маркова и отчасти М.К. Умуркулов.

По словам Г.Ф. Шершеневича, «право каждого из сособственни ков в отдельности иметь своим объектом только долю ценности вещи»9. Следует отметить, что понятие о доле ценности лишено юридической определенности, поскольку объектами гражданских прав являются вещи, а не их стоимость (ст.128 ГК РФ). В юридиче ской литературе справедливо указывается на то, что данная конст рукция ведет к упразднению вещи как объекта общей собственно сти и замене права общей собственности обязательственным пра вом.

Кроме того, остается неясным вопрос, почему обладание долей ценности объекта дает право участвовать в осуществлении право мочий владения, пользования и распоряжения вещью. Как отме чает А.А. Ерошенко, «гражданское законодательство связывает понятие доли с содержанием самого права собственности, а не с экономической ценностью его объекта. Закон, говоря о возможно стях, предоставленных каждому из участников общей собственно сти, указывает именно на правомочия по владению, пользованию и распоряжению»10. Таким образом, сторонниками указанной точки зрения права участников общей собственности отделяются от по нятия доли, и тем самым утрачивается значение доли участника для осуществления права общей долевой собственности.

Более сложной является позиция М.К. Умуркулова, который указывает на наличие у участника общей собственности, наряду с долей ценности вещи, доли в праве общей собственности. По его мнению, «доля должна пониматься в двух значениях: в одном слу чае доля выражает участие нескольких субъектов в правоотноше нии общей долевой собственности, показывает принадлежность права нескольким лицам;

во втором случае понятие доли употреб ляется для обозначения выгод, причитающихся каждому из собст венников при эксплуатации общего объекта, при разделе или вы деле части общего имущества»11. При этом автор подчеркивает, что «только тот, кто имеет долю в праве собственности, может пользоваться ценностью вещи»12. Следовательно, речь идет не о двух различных по своей природе долях, а о различных сторонах одной и той же доли.

Правомочия участников общей собственности по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом, включающие в себя и права на получение выгод от его эксплуатации либо разде ла, составляют содержание доли в праве общей собственности.

Мера получения указанных материальных благ выражается ариф метически (в виде дроби или процентов) и представляет собой раз мер доли участника в праве общей собственности. Права сособст венников участвовать в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом являются рав ными независимо от размера доли и не могут увеличиться или уменьшиться в своем объеме. Напротив, размер доли участника может быть изменен в зависимости от его вклада в приращение общего имущества (ст.245 ГК РФ).

Указанный подход позволяет понять, в чем заключается разли чие между долевой и совместной собственностью. В юридической литературе можно встретить мнение, что совместная собственность носит бездолевой характер. Как отмечает М.К. Умуркулов, это означает «не что иное, как отрицание у субъектов совместной соб ственности прав на общие вещи»13. Пункт 2 ст.244 ГК РФ преду сматривает, что имущество может находиться в общей собственно сти с определением долей каждого из собственников в праве собст венности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность). Следовательно, доля в праве совмест ной собственности существует, но она не определена, то есть не установлен заранее ее размер. Неопределенность размера доли обусловлена тем, что участники совместной собственности сооб ща используют блага, получаемые от эксплуатации общего имуще ства. Лишь в случае прекращения права общей совместной собст венности (при разделе общего имущества или выделе доли из него) предварительно определяется размер доли каждого из участников (ст.254 ГК РФ).

Большинство авторов, в том числе О.С. Иоффе, Ю.К. Толстой, З.И. Цыбуленко, Е.А. Суханов, считают, что каждому участнику принадлежит только доля в праве общей собственности. Данная позиция представляется наиболее убедительной, поскольку тем самым подчеркивается, что объектом права каждого из участников является вещь в целом.

Однако в этом случае правомерно задается вопрос: каким обра зом право собственности может делиться на доли? Н.Н. Мисник отмечает, что «в результате такого деления каждому из сособст венников принадлежали бы все правомочия, но не в полном, а в урезанном виде. Это ведет к тому, что сособственник должен при знаваться не носителем права собственности, а лишь носителем какой-то части права. Но субъективное право характеризуется тем, что оно либо существует, либо не существует. Обладание частью права говорит о том, что субъект не обладает ничем»14. Е.А. Суха нов также указывает, что «одним из основных постулатов конти нентальной системы права собственности является невозможность установления двух одинаковых прав собственности на одно и то же имущество. Право собственности в континентальном понимании невозможно «расщепить» – оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им. При всяком ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав «собствен ников», каждый из которых желает распорядиться имуществом «по своему усмотрению»15.

Действительно, долю в праве собственности следует рассматри вать не как часть права собственности, а как вполне самостоятель ное право, принадлежащее каждому из участников общей собствен ности. Вопрос заключается в том, обладает ли каждый из сособст венников правом собственности на общее имущество, и каким обра зом возможно существование нескольких таких прав на одно и то же имущество.

Общепризнанной в юридической литературе является точка зрения, согласно которой собственник осуществляет правомочия владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему иму ществом по своему усмотрению. Как указывают Ю.К. Толстой и А.П. Сергеев, «это означает, что воля собственника опирается не посредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц»16. Г.Ф. Шершеневич писал, что «независимость ука зывает на полную свободу осуществления своего права помимо согласия посторонних лиц»17. Гражданский кодекс предусматрива ет, что владение, пользование и распоряжение имуществом, нахо дящимся в общей долевой собственности, осуществляется по со глашению всех участников общей собственности. Как пишет Е.А.

Суханов, «каждый из них в отдельности, очевидно, не может ре шать указанные вопросы “по своему усмотрению”18. Следователь но, правомочия участников общей долевой собственности лишены той полноты и независимости, которыми характеризуется право собственности.

В то же время право собственности, хотя и является по своей су ти наиболее полным правом на вещь, может быть ограничено как в публичных интересах, так и в интересах отдельных лиц. В соответ ствии с пунктом 2 ст. 1 Гражданского кодекса гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конститу ционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интере сов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности госу дарства. Очевидно, что у каждого из участников общей собственно сти есть заинтересованность в использовании общего имущества, поэтому каждый из них должен быть ограничен в осуществлении своих правомочий в интересах других. Как пишет В.П. Камышан ский, «ограничения не исключают отдельные правомочия из содер жания права собственности, а стесняют, сдерживают собственника в осуществлении субъективного права. Ограничения – это имманент но внутренне присущая характеристика права собственности»19.

Каждый из сособственников при осуществлении принадлежащих ему правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом ограничен необходимостью согласовывать свои дейст вия с другими участниками общей собственности. Кроме того, пра вомочия участника общей долевой собственности ограничены пре имущественным правом покупки доли другими сособственниками.

Существование нескольких ограниченных таким образом прав соб ственности на один и тот же объект не порождает «неразрешимой коллизии прав собственников», поскольку ни один из них не вправе распорядиться общим имуществом «по своему усмотрению».

Следует отметить, что всякое ограничение права собственности затрагивает право собственника осуществлять действия в отноше нии принадлежащего ему имущества по своему усмотрению. На пример, в случае передачи имущества в хозяйственное ведение го сударственному или муниципальному унитарному предприятию собственник временно лишается возможности самостоятельно вла деть, пользоваться и распоряжаться указанным имуществом и, кроме того, не вправе изъять данное имущество у предприятия иначе как путем ликвидации предприятия. В соответствии со ст.

604 ГК РФ собственник, являющийся плательщиком ренты, вправе отчуждать, сдавать в залог или иным способом обременять имуще ство, переданное ему в обеспечение пожизненного содержания, только с предварительного согласия получателя ренты. Следова тельно, ограничение права собственности участника общей собст венности необходимостью согласования своих действий с другими участниками не дает оснований говорить об отсутствии у него права собственности на общее имущество. Специфика общей соб ственности по сравнению с другими случаями ограничения права собственности заключается в том, что ограниченность изначально присуща правомочиям ее участников и такие однородные права на одну и ту же вещь принадлежат нескольким лицам одновременно.

Однако, как указывалось выше, данная ситуация не противоречит природе права собственности.

В ГК РФ отсутствуют нормы, касающиеся ограничений права собственности. В соответствии со ст.209 ГК РФ «собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадле жащего ему имущества любые действия, не противоречащие зако ну и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц». Как указывает В.П. Камышанский, «эти требования следует рассматривать как попытку законодателя не столько ограничить собственника, сколько не допустить нару шение прав третьих лиц, предусмотренных законом либо иными правовыми актами»20. Иными словами, в данной статье речь идет о пределах осуществления права собственности, то есть о том, чего собственник не вправе делать, а не об ограничениях в реализации его правомочий. В связи с этим целесообразно было бы изложить п.2 ст.209 в следующей редакции: «Собственник вправе по своему усмотрению с учетом ограничений, установленных федеральными законами, совершать в отношении принадлежащего ему имущест ва любые действия… (далее по тексту)».

Если каждому сособственнику в отдельности принадлежит доля в праве собственности на общее имущество, то все участники об щей собственности сообща владеют, пользуются и распоряжают ся общим имуществом независимо от посторонних лиц, осуществ ляя принадлежащее им всем в совокупности право общей собст венности. Указанное право, состоящее из принадлежащих сособст венникам долей, в то же время не является механической суммой правомочий участников общей собственности. Содержание права общей собственности не тождественно содержанию права собст венности участника, поскольку, как указывалось выше, ограниче ния права собственности являются элементом его содержания. Так, только все участники в совокупности вправе распоряжаться общей вещью: продать ее, подарить, передать в аренду и т.п. Утвержде ние Н.Н. Мисника о том, что «субъективного права общей собст венности как единого права всех сособственников не существует, ибо у него нет объекта»21, неверно, поскольку объектом данного права, как и права собственности каждого из сособственников, является общее имущество. Особенностью субъективного права общей собственности является то, что, как отмечал Е.А. Суханов, у этого права собственности «нет единого субъекта»22. Субъект пра ва общей собственности является своего рода фикцией, исполь зуемой для обозначения общей воли сособственников.

Суммируя сказанное выше, можно определить долю в праве об щей собственности как принадлежащее участнику общей собственно сти право собственности на общее имущество, ограниченное необхо димостью согласования своих действий в отношении данного имуще ства с другими сособственниками. Такой подход позволяет рассмат ривать правомочия участника общей собственности как полноценное субъективное право. Доли участников в совокупности образуют пра во общей собственности, которое, в отличие от права собственности участника, характеризуется полнотой господства над вещью. Отсут ствие у права общей собственности единого субъекта обусловливает сложность его содержания, которое требует подробного и всесторон него исследования.

Примечания 1 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С.213.

2 Маслов В.Ф. Вопросы общей собственности в судебной практике. М.:

Госюриздат, 1963. С.3.

3 Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.2. М.: Статут, 1997. С.42.

4 Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961.

С.153.

5 Генкин Д.М. Указ. соч. С.154.

6 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.214.

7 Мисник Н.Н. Правовая природа общей собственности // Изв. вузов.

Правоведение. 1993. № 1. С.24-34.

8 Генкин Д.М Указ. соч. С.157.

9 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.214.

10 Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. М.:

Юридическая литература, 1973. С.52.

11 Умуркулов М.К. Понятие и определение доли в общей собственно сти // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1984. № 3. С.67 73.

12 Умуркулов М.К. Указ. соч.

13 Умуркулов М.К. Указ. соч.

14 Мисник Н.Н. Указ. соч.

15 Суханов Е.А. Право собственности и иные вещные права в России / В кн.:

Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999.

С.316.

16 Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Спб:

Теис, 1996. Ч. 1. С.298.

17 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С.167.

18 Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юридическая лите ратура, 1991. С.166.

19 Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения.

М.: ЮНИТИ-ДАНА. Закон и право, 2000. С.129.

20 Камышанский В.П. Указ. соч. С.131.

21 Мисник Н.Н. Указ. соч.

22 Суханов Е. А. Указ. соч. С.165.

В.П. МОЗОЛИН,* зав. кафедрой гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор, Ю.В. ПЕТРОВИЧЕВА, преподаватель Московской государственной юридической академии ФАКТОРНО-НОРМАТИВНАЯ ТЕОРИЯ КАК НАУЧНАЯ ОСНОВА ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ В системе гражданско-правовых отношений в обществе, вклю чая предпринимательские отношения, регулируемые гражданским законодательством, юридическое лицо выступает как структурное образование. Наряду с гражданами Российской Федерации и ее субъектами, муниципальными образованиями, она является субъ ектом гражданского права. Вместе с тем юридическое лицо не мо жет рассматриваться в качестве субъекта иных отношений, регули руемых другими отраслями законодательства, прежде всего зако нодательства, относящегося к сфере публичного права. Действую щее гражданское законодательство не предусматривает категории публичных юридических лиц, как это имеет место в ряде ино странных государств. В качестве обоснования подобного утвер ждения можно сослаться на ст.125 ГК РФ, в соответствии с кото рой от имени РФ и ее субъектов, равным образом как и от имени муниципальных образований, в качестве представителей участву ют органы государственной власти и органы местного самоуправ ления в рамках их компетенции. В п.3 ст.125 ГК РФ в перечне ор ганов и лиц, выступающих от имени РФ,ее субъектов и муници пальных образований могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и © Мозолин В.П., Петровичева Ю.В., * граждане. Как видно из приведенного текста закона, государст венные органы и органы местного самоуправления не отождеств ляются с понятием юридических лиц. В главе 10 ГК РФ о предста вительстве не содержится какого-либо запрета о выступлении го сударственных органов и органов местного самоуправления в ка честве представителей по заключаемым ими сделкам от имени РФ, субъектов РФ и муниципальных образований.

По нашему мнению, нет необходимости вводить категорию публичного юридического лица и в будущем. В публично правовых отношениях органы государственной власти и органы местного самоуправления должны выступать как органы власти, но не как юридические лица. Что касается участия в частно правовых отношениях, то государственные органы и органы мест ного самоуправления вправе пользоваться статусом юридического лица, как это имеет место и в настоящее время.

Рассматривая юридическое лицо как структурное образование в системе гражданско-правовых отношений, необходимо представ лять его как суммарное выражение трех взаимосвязанных между собой элементов. К числу данных элементов относятся понятие (определение юридического лица), являющееся статической кате горией, сущность юридического лица как динамическое проявле ние деятельности юридического лица и, наконец, программно научное обоснование организации и деятельности юридического лица.

Понятие юридического лица во всех государствах мира, вклю чая РФ, обычно раскрывается путем перечисления признаков юри дического лица, которые в сумме позволяют выступать ему в каче стве самостоятельного субъекта права в гражданских правоотно шениях, Перечень данных признаков в различных странах мира примерно один и тот же. Это независимое существование юриди ческого лица от членов, входящих в состав организации, называе мой юридическим лицом, право собственности или иное вещное право на имущество, внесенное его членами или учредителями при его образовании, а также созданное и приобретенное в процессе его деятельности право на заключение сделок и совершение других юридических действий, не запрещенных законом, самостоятельная имущественная ответственность по сделкам и деликтам, выступ ление от своего собственного имени перед третьими лицами при защите своих прав в правоохранительных органах. Различие со стоит лишь в том, что в одних государствах указанные признаки формируют легальное определение понятия юридического лица, даваемое в законе. По этому пути, например, развивается законо дательство РФ. Согласно п.1 ст.48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйст венном ведении или оперативном управлении обособленное иму щество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, мо жет от своего имени приобретать или осуществлять имуществен ные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

В других государствах законодатель не вводит в закон легаль ного определения понятия юридического лица. Определение пе речня и содержания признаков юридического лица производится судами, а в ряде случаев и юридической доктриной. По нашему мнению, второй путь является более правильным. В практике не редко встречаются случаи, когда суды вынуждены отказывать от дельным юридическим лицам в их статусе признаваться таковыми применительно к конкретным заключаемым им сделкам. Происхо дит это потому, что со стороны директоров, управляющих и дру гих лиц, заключающих от имени юридического лица сделки, до пускаются злоупотребления. Вместо того, чтобы все выгоды от заключаемых ими сделок шли в пользу представляемого ими лица, указанные выгоды присваиваются ими в свою пользу. В подобного рода случаях перед судами возникает дилемма: или признавать такие сделки действительными, заключенными непосредственно с третьими лицами, или же в качестве стороны по данным сделкам вместо юридического лица признавать соответствующее лицо, за ключившее сделку от имени юридического лица в своих интересах.

В большинстве случаев суды идут по второму пути, игнорируя тем самым юридическую личность компании или другого структурно го образования, выступающего в качестве юридического лица.

При этом суды не наделены правом вообще аннулировать юриди ческую личность названных структурных образований. Они вправе это делать только применительно к рассматриваемой ими сделке, в которой допущено злоупотребление своим служебным положени ем со стороны соответствующего должностного лица.

Сказанное заставляет законодателя более осторожно относить ся к включению легального определения понятия юридического лица в закон, поскольку это могло бы служить препятствием для судов бороться с названными злоупотреблениями должностных лиц при заключении ими сделок от имени представляемых органи заций. В законе обычно содержится общая формулировка о том, что юридическое лицо создается и действует в соответствии с за коном. Например, в ст.1 английского Закона о компаниях 1985 г.

указывается лишь, что компания может быть создана двумя или более лицами с ограниченной или неограниченной ответственно стью.

К сожалению, в ГК РФ и других законах о юридических лицах подобного рода возможность замены стороны в договоре по ини циативе суда не предусмотрена. В указанных случаях учредители (участники) юридического лица имеют право требовать возмеще ния убытков, причиненных юридическому лицу должностными лицами, выступающими от его имени, что на практике оказывается менее эффективным средством борьбы с подобными злоупотреб лениями. Не решают данной проблемы и положения, содержащие ся в ст.105 ГК РФ о солидарной ответственности основного обще ства (товарищества) с дочерним обществом по сделкам, заключен ным последним во исполнение указаний, даваемых основным об ществам.

При определении сущности юридического лица, являющейся динамичной категорией, главное состоит в определении структуры органов управления юридическим лицом и конкретных лиц, опре деляющих направления деятельности юридического лица и наде ленных правом принятия решений по конкретным аспектам дея тельности юридического лица. Иными словами речь идет об орга нах и лицах, формирующих волю юридического лица на заключе ние сделок и совершение иных юридических действий с третьими лицами, в том числе и с государством. Данная составляющая структурного образования, называемого юридическим лицом, не является постоянно действующим фактором, поскольку в зависи мости от уровня развития экономики страны и состояния законо дательства о юридических лицах она может неоднократно моди фицироваться.

Решение вопросов о правосубъектности юридического лица, выражаемого через его признаки (статическая категория) и сущно сти (динамическая категория), в значительной степени предопре деляется правильно избранным программно-научным методом обеспечения организации и деятельности юридического лица. В научной литературе данное обеспечение обычно ассоциируется с различного рода теориями юридических лиц.

По времени создания данных теорий наиболее старой считается теория фикции с последующими ее модификациями. Ее возникно вение связано с именем папы Иннокентия IV (ХIV век), который, отвечая на вопрос о том, подлежит ли корпорация отлучению от церкви, заявил, что корпорация существует в человеческом вооб ражении, что это фикция, придуманная разумом. Наибольший вклад в разработку данной теории в первой половине ХIХ века сделал немецкий ученый Савиньи, который утверждал, что юриди ческое лицо -"искусственный, допущенный в силу простой фикции субъект". Истинным же субъектом права считается только воле способное и потому правоспособная личность - человек. Юридиче ские лица как искусственные образования недееспособны. Дееспо собны лишь их органы1. В наиболее развернутом виде теория фик ции была разработана Верховным судьей США Маршалом. «Кор порация - утверждал он, - есть искусственное существо, невидимое, неосязаемое и существующее лишь с точки зрения закона. Будучи чистым созданием закона, корпорация обладает лишь теми свой ствами, которые сообщил ей учредительный акт, прямо или пред полагая их необходимыми для ее существования»2.

Теория фикции была направлена главным образом на обосно вание теории юридического лица как отдельного субъекта граж данских и торговых отношений, отличного от физических лиц, входящих в его состав. Данная теория лежала в основе разреши тельной системы образования юридических лиц.

Дальнейшим развитием теории фикции явилась теория целево го имущества, связанная с именем немецкого пандектиста Бринца.

Бринц утверждал, что имущество предназначено не кому- либо, а для чего-либо (цели). Имущество, принадлежащее цели, не может одновременно принадлежать лицу. Когда же говорят о правах и обязанностях лица, то прибегают лишь к метафоре, исходящей из неправильного предположения, что нет имущества без субъекта.

Из теории Бринца вытекает, что он допускал двойную фикцию:

фикцию бессубъектного имущества и фикцию цели3.

К теории фикции и ее разновидности - “теории целевого иму щества” - близко примыкает теория интереса, наиболее видными представителями которой были Иеринг4 и русский ученый Корку нов5.

К данной же группе теорий необходимо отнести теорию кол лективной собственности, одним из авторов которой являлся французский юрист Планиоль6, а в дореволюционной России Ю.С. Гамбаров7, и теорию должностного и товарищеского имуще ства8.

В особом положении находятся позитивистские и нормативист ские теории юридического лица. По своей общей направленности они также близко примыкают к теории фикции. Подобно послед ней, позитивистские теории исходят из понятия юридического ли ца, как созданного правопорядком центра или точки “вменения” или “приурочения” некоторого комплекса прав и обязанностей.


Однако в отличие от охарактеризованного выше фикционализма, который считает субъектом права только человека, позитивист ские теории ограничиваются констатацией того, что всякое лицо – это продукт правопорядка, а юридическое лицо – некое организа ционное единство, выступающее вовне как целое9. К наиболее яр ким представителям позитивистских теорий относятся немецкие юристы Рюмелин10 и Еллинек11, дореволюционные русские циви листы Дювернуа12, Трубецкой13 и Шершеневич14.

С точки зрения удаления понятия юридического лица от реаль ности еще дальше пошли нормативисты. Для нормативистов типа Кельзена юридическое лицо представляет собой комплекс норм, охватывающих множество людей вплоть до государства. Вспомо гательным средством юридического познания, призванного регу лировать поведение членов юридического лица, является их персо нификация. Короче, нормативисты перенесли понятие юридиче ского лица в сферу должного, отраженного в соответствующих нормах права15.

Оценивая роль теории фикции и все теории, примыкающие к ней, необходимо сказать следующее. Сторонники данных теорий практически решили одну очень важную задачу на стадии возник новения и первоначального развития капиталистических госу дарств. Они обосновали самостоятельную правосубъектность юридических лиц, не отождествляемую с правосубъектностью от дельных индивидуумов, в том числе тех, которые входят в состав соответствующих юридических лиц. Средства, которыми они пользовались при этом, на тот период времени не имели решающе го значения. Поскольку юридические лица как таковые провоз глашались фиктивными образованиями, существующими лишь в сознании законодателя, теории фикции основывались на разреши тельном порядке образования юридических лиц.

В период развитого капитализма, когда реальность существо вания организаций, являющихся юридическими лицами, не могла подвергаться сомнению, на смену теориям фикции пришли так на зываемые реалистические теории. По времени это было связано с введением нового порядка возникновения юридических лиц, назы ваемого явочно-нормативным способом их создания. В основе "реалистических теорий" находилась органическая теория юриди ческого лица, связанная с именем известного германиста Гирке. По Гирке, юридическое лицо представляет собой особый духовный организм, называемый союзной личностью. "Союзная личность, писал Гирке, - есть признанная правопорядком деятельность чело веческого союза, выступающего в качестве отличного от суммы, соединенного союзом лиц единого целого, являющегося субъектом прав и обязанностей". Союзная личность - не продукт правопоряд ка, а реально существующий организм. По Гирке, душой корпора ции юридического лица является ее единая общая воля, а телом – союзный организм. Короче говоря, как утверждает Гирке, союзная личность имеет свою волю и действует через свои органы16.

Органическая теория юридического лица получила свое даль нейшее развитие в теориях, очищенных от биологических крайно стей теории Гирке. Данные теории получили значительное распро странение во Франции. Юридическое лицо рассматривалось как коллективное образование, имеющее свою волю и действующее в целях обеспечения общих интересов лиц, входящих в состав данно го юридического лица. Среди сторонников указанных теорий сле дует назвать французов Мишу и Салейля17. Сторонником реали стической теории в дореволюционной России были Суворов18 и Покровский19.

Основным пороком реалистических теорий юридического лица явилось отождествление интересов юридического лица с интереса ми крупных акционеров и полное игнорирование интересов сред них и мелких акционеров. Что касается положительных качеств, то данные теории так же, как и теории фикции, имели своей основной целью обоснование правосубъектности юридических лиц.

В ХХ веке в промышленно-развитых странах Запада, прежде всего в США, стали получать распространение социальные теории юридического лица, направленные на определение социальной сущности организаций, признаваемых юридическими лицами. В числе данных теорий необходимо назвать следующие: народного капитализма20, отделения собственности от управления21, ответст венности администрации корпорации перед обществом22, демокра тии в корпорациях23 и корпоративного конституционализма24.

Названные теории в значительной степени имеют идеологизи рованный характер, преследуют цели оправдания деятельности американских корпораций как внутри страны, так и за рубежом25.

В связи с переходом РФ к рыночной экономике теории юриди ческого лица, существовавшие в период существования командно плановой экономики в Советском Союзе, утратили свое значение.

Данные теории, к числу которых относятся следующие: социаль ной реальности26, государства27, директора28, юридического лица как правового средства29, системы социальных связей30 и, главным образом, коллектива31, выработанная академиком А.В. Венедик товым и поддержанная многими другими советскими учеными, базировавшаяся на господстве государственной собственности в экономике страны, не в состоянии раскрыть сущность юридиче ского лица, основанного на частной собственности на орудия и средства производства. К тому же они не применимы и к государ ственным юридическим лицам, поскольку государство как тако вое представляет собой отдельную политическую организацию, существующую параллельно с гражданским обществом в условиях рыночной экономики, создаваемой в современной России.

В современный период развития правовой науки о теориях юридического лица обнаруживается явный пробел в решении рас сматриваемой проблемы, если не считать выдвинутой проф. Е.А.

Сухановым теории персонификации имущества с целью признания юридического лица самостоятельным субъектом гражданского права32. Данная теория основана на положениях статьи 48 ГК РФ, которая является далеко несовершенной с точки зрения характери стики взаимоотношений между членами (акционерами), с одной стороны, и организацией, являющейся юридическим лицом, с дру гой стороны, не говоря уже о том, что она не отличается от уже известных теорий, разработанных зарубежными юристами, что не менее важно, многими учеными. Но главная причина отсутствия теории юридического лица, пользующейся признанием большин ства советских юристов, объясняется иными факторами. В их числе следует назвать по крайней мере два фактора. Во-первых, в эконо мической науке до сих пор не определены пути и тенденции разви тия и создания рыночной экономики. И, во-вторых, что не менее важно, многими учеными недооценивается практическая значи мость и эффективность научно обоснованных теорий о сущности юридического лица на основе уже складывающихся отношений и тенденций фактической деятельности юридических лиц в нынеш ней России.

В России, вставшей на путь создания социально ориентирован ной экономики, в качестве теории юридического лица, по нашему мнению, могла бы быть использована факторно-нормативная тео рия. Основной смысл данной теории заключается в том, что она является комплексной теорией, объединяющей две взаимосвязан ные характеристики понятия и сущности юридического лица. Дан ная теория определяет самостоятельное существование юридиче ского лица как отдельного субъекта гражданского права, незави симого в своем возникновении и существовании от членов и иных лиц, входящих в его состав. В то же самое время она представляет возможность для раскрытия социально-экономической сущности юридического лица и системы внутренних органов, наделенных правом принятия решений по управлению организацией, являю щейся юридическим лицом.

Включение в название теории факторного элемента ведет к ус тановлению общей взаимосвязи причин и действий, лежащих в ос нове системы образования и деятельности юридических лиц. Как известно, слово «фактор» имеет латинское происхождение, обо значающее движущую силу, причину какого-либо процесса, явле ния;

существенное обстоятельство в каком-либо процессе, явле нии33. Применительно к характеристике юридического лица это прежде всего означает, что юридическими лицами могут призна ваться реально существующие или могущие существовать органи зации с целью ведения определенного вида деятельности в услови ях рыночной экономики. Иными словами, возникновение органи заций, наделяемых правами юридического лица, предопределяется экономическими и иными факторами, реально существующими в жизни общества. Факторный элемент как первопричина образова ния юридического лица признается и законодателем. В определе нии понятия юридического лица, данного в ст.48 ГК РФ, говорит ся, что юридическим лицом признается (а не создается) организа ция, наделенная определенными признаками. Однотипная форму лировка содержится и в ст.50 ГК РФ, в которой говорится о том, что юридическими лицами могут быть организации... Разумеется, наличие факторного элемента в программно-научном обоснова нии необходимости создания юридических лиц предполагает соз дание определенных типов и видов юридических лиц. Индивиду альный способ создания юридических лиц может использоваться в качестве исключительного, например, при признании Российской Академии наук юридическим лицом. Чаще всего индивидуальный способ программирования применяется при создании юридических лиц, действующих в сфере государственной деятельности (это об разование отдельных видов министерств и ведомств и других структурных подразделений Президентской власти и Правительст ва). Не случайно поэтому перечень видов коммерческих организа ций, их организационно-правовых форм предписывается непо средственно ГК РФ, а виды некоммерческих организаций могут создаваться обычным федеральным законом.


Но действие факторного элемента не ограничивается, разумеет ся, вопросами организации определенных типов и видов юридиче ских лиц. Не менее значительное внимание уделяется структуре органов юридических лиц и процессам управления юридическими лицами, связанными с принятием решений о их деятельности. В целом можно и нужно говорить о том, что воздействие факторного элемента на правоспособность и деятельность юридического лица подвержено постоянным изменениям. Оно находится в зависимо сти от уровня развития экономики в стране, социальной структуры общества, организации государственной власти в различные пе риоды развития общества. В составе факторно-нормативной тео рии факторный элемент находится в постоянном движении. По своей природе он имеет динамический, а не статический характер.

Аналогичными и динамичными свойствами наделен и второй эле мент в факторно-нормативной теории, т.е. элемент, непосредст венно связанный с нормотворческим характером деятельности го сударства по созданию и функционированию деятельности юриди ческого лица. Оба указанных элемента находятся в тесном взаимо действии и ни одно действие факторного характера не может по лучить права на жизнь без закрепления его в соответствующих нормах права. Российское законодательство не признает катего рию фактических юридических лиц. Все основные сферы деятель ности юридического лица, прежде всего процесс принятия управ ленческих решений, находятся под постоянным контролем со сто роны законодательных и иных органов государственной власти.

Сама по себе факторно-нормативная теория в ее абстрактном виде призвана служить своего рода алгоритмом, позволяющим на каждом этапе развития общества и государства учитывать дейст вие объективных факторных элементов и своевременное отраже ние их в сфере законодательства и правоприменительной деятель ности.

Акционерное законодательство и законодательство о других видах юридических лиц начала 90-х годов прошлого века отлича ется и должно отличаться от того законодательства о юридических лицах, которое существует ныне.

Анализируя проблему применения факторно-нормативной тео рии в отношении российского права, возникают два вопроса, тре бующих решения. Во-первых, насколько действующее законода тельство о юридических лицах соответствует потребностям обще ства на его современном этапе развития? И, во-вторых, каковы факторы и динамика их развития с точки зрения совершенствова ния уже имеющегося законодательства о юридических лицах? Что касается первого вопроса, то в настоящее время опубликовано достаточно большое число книг и статей, посвященных анализу данного законодательства. По этой причине нет необходимости проводить повторный научный анализ того, что сделано другими учеными. Представляется более правильным в рамках настоящей статьи определить тенденции развития законодательства о юриди ческих лицах по отдельным наиболее важным направлениям, оп ределяемым факторными элементами рассматриваемой теории.

При этом нельзя не принимать во внимание развитие категории юридического лица в других странах мира.

Первый вопрос касается проблемы правоспособности юридиче ских лиц. В данном отношении российское законодательство раз вивается в направлении, принятом в других промышленноразви тых странах мира. Прежде всего, как отмечалось выше, организа ции, признаваемые юридическими лицами, являются реально су ществующими организациями, и потому всякое сравнение фактор но-нормативной теории с теориями фикции представляется неуме стным.

Не приходится уже говорить о том, что юридическое лицо рас сматривается как самостоятельный субъект права отдельно от лиц, входящих в его состав. Состав членов юридического лица может изменяться, а юридическое лицо будет сохранять свою самостоя тельность. Правда, в п.2 ст.48 ГК РФ содержится не лучшая фор мулировка в отношении связи учредителей (участников) с юриди ческим лицом в период его существования. Отмечается, "в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учре дители (участники) могут иметь обязательственные права в отно шении этого юридического лица". Данную формулировку следует толковать ограничительно. Учредители (участники) могут иметь данные права только тогда, когда они оказываются в положении третьих лиц по отношению к юридическому лицу. Например, при менительно к акционерному обществу обязательственные права возникают в двух случаях. Во-первых, тогда, когда акционерное общество принимает решение о выплате дивидендов акционерам.

И, во-вторых, при ликвидации юридического лица, когда акцио неры вправе претендовать на получение своей доли в имуществе, оставшемся после удовлетворения требований кредиторов. Во всех других случаях никаких прав по обязательствам по отношению к акционерным обществам акционеры не имеют. Их отношения с акционерным обществом регулируются нормами внутрикорпора тивного права, содержащимися в законах и учредительных доку ментах общества. Акционеры – это члены общества, а не третьи лица по отношению к нему.

Российское законодательство о юридических лицах обращает первостепенное внимание на степень свободы отдельных видов юридических лиц в зависимости от роли и выполняемых ими функций в обществе с точки зрения совмещения общественных и частных интересов. Исходя из этого, правоспособность не может быть однотипной применительно к организациям, действующим в сфере предпринимательства в системе рыночной экономики, и ор ганизациям, выполняющим публичные, главным образом, госу дарственные функции. Если в отношении и первой категории госу дарство устанавливает принцип общей правоспособности и в рам ках данного принципа расширяет свободу предпринимательской деятельности коммерческих организации, то в отношении второй категории проводится иная политика, политика концентрации деятельности таких организаций на выполнение функций, пред ставляющих интерес для общества в целом и государства (принцип специальной правоспособности). Согласно п.1 ст.49 ГК РФ ком мерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходи мые для осуществления любых видов деятельности, не запрещен ных законом. При применении принципа общей правоспособности юридических лиц государство отменяет различного рода ограни чения, препятствующие осуществлению действия данного принци па. Речь прежде всего идет о сокращении числа специальных раз решений (лицензий), касающихся отдельных видов деятельности юридических лиц. Свидетельством этому может служить послед ний Закон о лицензировании, принятый Федеральным собранием в июле 2001 г. При применении принципа общей правоспособности юридических лиц действует правило о том, что разрешено все, что не запрещено законом.

Что касается принципа специальной правоспособности юриди ческих лиц, он применяется к унитарным предприятиям (п.1 ст. ГК РФ), а также к коммерческим организациям, действующим в сферах банковской, инвестиционной и страховой деятельности (п. ст.1 ФЗ "Об акционерных обществах"). Федеральным законом мо гут быть предусмотрены и другие случаи применения принципа ограниченной ответственности по отношению к коммерческим организациям. Данный принцип применяется также в отношении некоммерческих организаций, прежде всего тех, которые осущест вляют свои функции в сфере государственной деятельности. В от ношении юридических лиц, осуществляющих свою деятельность на началах принципа специальной правоспособности, действует пра вило, в соответствии с которым разрешается все, что предусмотре но законом и другими нормативными актами.

Вторым вопросом, решаемым в рамках факторно-нормативной теории юридического лица, является вопрос об имущественной основе деятельности юридического лица. Это имеет отношение ко всем видам юридических лиц, включая государственные организа ции. В современных условиях проблема финансирования деятель ности юридических лиц приобретает наиболее острое и первосте пенное значение. На государственном уровне решение данного во проса в значительной степени зависит от бюджетного финансиро вания деятельности юридических лиц, осуществляющих государст венные функции. В отношении частных коммерческих организа ций речь идет о возможности получения инвестиций на внутреннем и международном денежных рынках. Организационно подобного рода инвестиции получаются коммерческими обществами и това риществами на фондовых рынках, которые, кстати сказать, в усло виях современной России еще не получили требуемого обществом рыночной экономики развития. Все сказанное должно быть отра жено в соответствующих законах и других нормативных актах, которые призваны стимулировать решение вышеназванных фи нансовых проблем.

Следует сказать, что законодательство в данном отношении не идет в ногу с требованиями времени. В качестве примера можно сослаться на законодательство об акционерных обществах, яв ляющихся основной организационно-правовой формой деятельно сти коммерческих организаций. Разумеется, можно утверждать, что уровень развития экономики и рыночных отношений в России не достиг той точки, на которой находится экономика США и дру гих промышленноразвитых стран мира. Тем не менее российский законодатель чрезмерно осторожно подходит к решению вышена званных финансовых проблем. Так, члены и руководство акцио нерных обществ ограничены законом в привлечении ресурсов на финансовых рынках. Правовые же нормы об акциях в действую щем законодательстве сформулированы слишком консервативно.

Акции акционерного общества должны иметь только номи нальную стоимость, установленную в уставе общества. Продажа акций с целью привлечения дополнительного финансирования для деятельности компаний может производиться по рыночным ценам, которые не могут быть ниже номинальной стоимости акций. Ак ции без номинальной стоимости, а также акции с пониженной по сравнению с номинальной стоимостью законом вообще не преду смотрены. Согласно закону, изменение же номинальной стоимости акций может быть произведено лишь с разрешения общего собра ния акционеров путем внесения необходимых изменений в устав общества, что требует определенного периода времени. Естествен но, конъюнктура на финансовом рынке за это время может сильно измениться, и акционерное общество оказаться в неблагополучном положении, если не сказать большего.

По существу единственным источником финансирования дея тельности акционерных обществ становятся банки и другие кре дитные организации, которые, как известно, сами находятся в трудном финансовом положении. Проблема создания полноценно го финансового капитала на базе слияния промышленного и бан ковского капитала в современной России еще ждет своего реше ния. Поэтому финансовая структура капитала в российских акцио нерных обществах сильно отличается от аналогичной структуры акционерных обществ, созданных в промышленноразвитых стра нах мира. В последних в финансовой структуре капитала в значи тельной мере преобладают займы и кредиты, полученные от бан ков (других кредитных организаций) и на фондовых финансовых рынках. В российских же акционерных обществах преобладающим источником финансирования деятельности коммерческих органи заций являются средства их учредителей и членов, а в некоторых из них, особенно в тех, которые связаны с деятельностью по разра ботке полезных ископаемых и продажей производимой продукции на экспорт, также отчисления от прибылей.

Одним из наиболее важных вопросов, на который должна дать ответ факторно-нормативная теория юридического лица, является вопрос об управлении деятельностью и имуществом, находящимся в ведении юридического лица. По существу речь идет о так назы ваемом субстрате юридического лица, который в условиях господ ства государственной собственности в бывшем СССР решался теоретически однотипно в отношении если не всех, то большинст ва видов юридических лиц. В рыночной экономике подобного ро да подход невозможен, поскольку существуют принципиальные отличия одних видов юридических лиц от других. В настоящей статье можно лишь определить только контуры решения постав ленного вопроса. Что же касается более конкретного анализа управленческой деятельности в различного рода юридических ли цах то это должно быть предметом специальных исследований.

Прежде всего следует различать две категории управленческой деятельности применительно к юридическим лицам в рамках фак торно-нормативной теории. Первая категория касается деятельно сти учредителей и участников соответствующего юридического лица на стадии его образования и последующих изменений в его статусе (реорганизации и ликвидации). Такую деятельность можно назвать организационно-органическим видом деятельности. Вто рая категория относится непосредственно к процессу управления делами и имуществом юридического лица на стадии осуществле ния деятельности, указанной в законе и учредительных документах юридического лица. В свою очередь управленческая деятельность второй категории может быть двоякой: относящейся к решению наиболее важных сторон деятельности юридического лица, а также текущих вопросов.

С точки зрения соотношения указанных категорий деятельно сти все юридические лица могут быть разбиты на две группы. Од ну группу составляют юридические лица, в которых обе названные категории управленческой деятельности осуществляются в рамках одного и того же юридического лица и чаще всего одними и теми же лицами. К ним прежде всего относятся коммерческие товарище ства, общества с дополнительной ответственностью, акционерные общества, производственные и потребительские кооперативы. Ко второй группе относятся унитарные предприятия, учреждения и некоторые другие некоммерческие организации, имущество в ко торых принадлежит указанным организациям на праве оператив ного управления и хозяйственного ведения. Учредителями данных юридических лиц являются государственные или иные структур ные образования, которые решают вопросы, связанные с создани ем названных юридических лиц, их реорганизацией и ликвидацией, определением предмета и целей их деятельности, осуществлением контроля за их деятельностью, а в ряде случаев и назначением ру ководителей.

При анализе различных сторон управленческой деятельности в юридических лицах названных групп решающим остается вопрос о том, кто уполномочен принимать решения, возникающие в про цессе осуществления задач и достижения целей, стоящих перед со ответствующим юридическим лицом. В зависимости от решения данного вопроса находится и определение субстрата юридического лица. Понятно, что ответы будут разными применительно к во просу, о каком виде юридического лица идет речь.

В качестве примера можно остановиться на решении данного вопроса в акционерных обществах. Согласно действующему зако нодательству (ГК РФ и ФЗ "Об акционерных обществах"), фор мально высшим органом управления обществом считается общее собрание акционеров. Если же внимательно посмотреть на компе тенцию общего собрания акционеров, совета директоров и испол нительного органа общества, то нетрудно заметить, что наиболее важные решения, относящиеся к деятельности общества, находятся к компетенции совета директоров (наблюдательного совета). Так, в соответствии со ст.65 ФЗ "Об акционерных обществах" в число вопросов, отнесенных к исключительной компетенции совета ди ректоров (наблюдательного совета общества), включены вопросы об определении приоритетных направлений общества, вынесение на решение общего собрания акционеров вопроосы о реорганиза ции общества, выплате дивидендов акционерам, совершению крупных сделок, связанных с приобретением и отчуждением обще ством имущества, а также решение иных вопросов, не отнесенных к компетенции общего собрания акционеров. При этом следует иметь в виду, что в законе закреплен принцип раздельной компе тенции общего собрания акционеров и совета директоров (наблю дательного совета), что означает невозможность обжалования ре шений, принимаемых советом директоров, общему собранию ак ционеров общества. Акционеры, недовольные решением совета директоров, могут обратиться лишь в суд с иском об отмене при нятых и обжалованных ими решений. В данном отношении рос сийское законодательство об акционерных обществах развивается в направлении, принятом в других промышленно развитых стра нах. Решение наиболее важных вопросов по управлению в акцио нерных обществах России принадлежит директорам, управляющим и владельцам контрольных пакетов акций, а также крупным кре диторам, в роли которых обычно выступают банки. Средние и особенно мелкие акционеры фактически отстранены от управления акционерными обществами. Они находятся на положении обыч ных вкладчиков наподобие тех граждан, которые хранят свои де нежные сбережения в банках, рассчитывая на получение крупных процентов.

Известная теория отделения управления от собственности дейст вует в условиях современных акционерных обществ в России ограни чительно. От управления имуществом, находящимся в собственности акционерных обществ, отстранены лишь мелкие и средние акционе ры. Что касается крупных акционеров, то через посредство избирае мых или назначаемых по их воле директоров и управляющих крупные акционеры принимают самое активное участие в управлении делами общества и имуществом, формально принадлежащим всем акционе рам.

В данной связи в рамках факторно-нормативной теории реша ется и вопрос о формировании воли юридического лица на нача лах, указанных выше.

Оценивая в целом роль и значение факторно-нормативной тео рии в определении понятия юридического лица и его сущности, следует подчеркнуть концептуальный характер данной теории.

Думается, что на основе данной теории российская юридическая доктрина должна разработать программу дальнейшего развития и совершенствования законодательства о каждом виде существую щих юридических лиц и тех, которые будут в дальнейшем появ ляться в связи с требованиями времени.

Примечания 1 Savigny. System des heutigen romischen Rechts. 1840. S.236-241, 282-283, 312-314, 317, 324.

2 Цит. по: Флейшиц Е.А. Буржуазное гражданское право на службе монополистического капитала. М.: Юриздат, 1948. S.30-31.

3 См.: Вrinz. Lehrbuch der Pandekten, ersten Band. 1884. S.222-223, 232, 237, 471, 473, 494-495.

4 Ihering. Geist der romischen Rechts, dritter Теil, еrste Аbterilung. Leipzig, 1888. S.356-357, 359-360.

5 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права, изд. 9-е. СПб., 1914.

S.148.

6 Planiol. Traite elementaire de droit civil. T.1. 1937. S.1045-1046.

7 Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. Т.1. Общая часть. СПб., 1911. S.450.

8 Holder. Naturliche und juristische Personen. 1905. S.188, 191, 192, 261, 302, 307, 341;

Binder. Das Problem der juristischen Personlichkeit. 1907. S.116 117, 261, 302, 307, 341.

9 См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., Госюриздат, 1950. S.171-172.

10 Rumelin. Metodisches und juristische Personen. Freiburg, 1891. S.18-19, 22, 34, 38-39, 42, 55 и др.

11 Iellinek. System der subjektiven offentlichen Rechte Tubingen. 1906. S.21.

12 Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т.1. Введение и часть общая. Вып.11. S.262-263.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.