авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

130 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/2009

Крупина Мария Сергеевна

Аспирант кафедры

административного права

Уральской государственной юридической академии

Соискатель ученой степени кандидата юридических наук

г. Екатеринбург

О праве административного органа обжаловать

постановления по делу об административном

правонарушении в арбитражном суде Аннотация: Статья посвящена проблемам законодательного регулирования и су дебной практики, возникающим при оспаривании административными органами, долж ностные лица которых составили протокол об административном правонарушении, поста новлений по делам об административных правонарушениях в арбитражном суде. Автор анализирует теоретические представления по данному вопросу, позиции судебных орга нов и предлагает возможный вариант решения поставленной проблемы.

Ключевые слова: постановление по делу об административном правонарушении, обжалование, арбитражный суд, административный орган.

Annotation. The article is devoted to the problems of legislative regulation and the judiciary practice in cases arising out of challenging by the administrative bodies, whose officials are legally empowered to draw up the reports on an administrative offence, the decisions on administrative offences in arbitration court. The author analyzes different points of view on this problem, a position of judicial bodies and offers all possible variants for its further resolution.

Keywords: decision on an administrative offence, the appeal, arbitration court, administrative body.

Практика применения КоАП РФ и АПК РФ арбитражными судами выявила много пробелов и противоречий в законодательном регулировании пересмотра по становлений и решений по делам об административных правонарушениях в арби тражных судах. Значительные сложности в правоприменении вызвал вопрос о нали чии у административного органа, должностные лица которого составили протокол об административном правонарушении, права обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в арбитражном суде.

Согласно ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ и ч. 1 ст. 28.8 КоАП РФ уполномоченные долж ностные лица административных органов составляют протоколы об администра тивных правонарушениях и в течение трех дней с момента составления направляют протоколы судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении.

Обжалованию в арбитражный суд в порядке § 2 гл. 25 АПК РФ подлежат не толь ко постановления о назначении административного наказания, но и постановления о прекращении производства по делу, а также определения об отказе в возбуждении административного производства, в сохранении которых в силе, как правило, заинте ресовано лицо, в отношении которого составлен протокол об административном пра вонарушении. Нередки случаи, когда административный орган, должностные лица которого составили протокол об административном правонарушении, обжалуют ука WWW.CNFP.RU занные акты, сочтя их не соответствующими законодательству и необоснованно осво бождающими нарушителей от административной ответственности. В связи с этим не обходимо четко определить, имеется ли у административных органов такое право.

Согласно ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 - 25. настоящего Кодекса, то есть лицом, в отношении которого вынесено такое постанов ление, потерпевшим, их законными представителями, защитником и представите лем. Кроме того, право приносить протест на постановление по делу об администра тивном правонарушении независимо от участия в деле предоставлено прокурору.

В силу ч. 2 ст. 207 АПК РФ производство по делам об оспаривании решений ад министративных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответ ственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Таким образом, ни КоАП РФ, ни АПК РФ не предоставляют административно му органу, должностные лица которого составили протокол об административном правонарушении, право обжаловать постановление, вынесенное по делу об админи стративном правонарушении, и не называют их в качестве лиц, участвующих в деле об обжаловании.

В юридической литературе высказываются сомнения в правильности тако го подхода, поскольку правоохранительные и контролирующие органы, а также должностные лица, осуществляющие функции контроля, надзора, в этом случае лишаются возможности осуществлять свои полномочия при рассмотрении судьей возбужденных ими дел об административных правонарушениях, обжаловании по становлений, решений по таким делам.1 В.И. Ломакин указывает, что в результате органы и должностные лица, уполномоченные составлять протоколы по делам об административных правонарушениях, лишаются возможности осуществлять свои полномочия, например, по доказыванию виновности привлекаемого лица, при рас смотрении вышестоящим органом, вышестоящим должностным лицом или судьей возбужденных ими дел об административных правонарушениях, обжаловании по становлений, решений по таким делам.2 Высказываются мнения о необходимости дополнения КоАП РФ нормой, которая «предоставит должностным лицам, уполномо ченным составлять протоколы об административных правонарушениях, легальный способ оспорить определения о возвращении протокола и других материалов, выно симые судьей, органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело». Ряд авторов предлагают административным органам, должностные лица ко торых составили протокол об административном правонарушении, влиять на пере смотр не вступившего в законную силу постановления, решения по делу об админи стративном правонарушении путем обращения к прокурору с просьбой о принесе нии протеста в порядке ст. 30.10 КоАП. 1 Шагабутдинов А. Пересмотр вступившего в законную силу постановления по делу об адми нистративном правонарушении // Российская юстиция. 2003. № 9. С. 65.

2 Ломакин В.И. Прокурор в производстве по делам об административных правонарушениях:

дис.... канд. юрид. Наук. – Челябинск, 2006. С. 126 - 127.

3 Лаврентьев А.Р. Об обжаловании в суд постановлений и решений по делам об администра тивных правонарушениях // Антология научной мысли: К 10-летию Российской академии правосу дия: Сборник статей / Отв. ред. В.В. Ершов, Н.А. Тузов. - Статут, 2008. С. 478.

4 Шагабутдинов А. Пересмотр вступившего в законную силу постановления по делу об адми нистративном правонарушении // Российская юстиция. 2003. № 9. С. 65;

Панкова О.В. Актуальные про блемы обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях в практике судов общей юрисдикции // Административное право и процесс. 2005. № 3. С. 47.

132 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ Разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по данному вопросу отсутствуют.

Особенности процессуального статуса органов и должностных лиц, составив ших протокол об административном правонарушении, стали предметом рассмо трения Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В п. 10 Постановления от 24.03.2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Ко декса Российской Федерации об административных правонарушениях» Пленум Вер ховного Суда Российской Федерации разъяснил, что поскольку указанные лица не яв ляются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ, они не вправе заявлять ходатайства, отводы, а также обжаловать вынесенные по делу определения и постановления судей.

Вместе с тем, при рассмотрении дел о привлечении лиц к ответственности за админи стративное правонарушение, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях в случае необходимости не исключа ется возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов.

Аналогичной позиции придерживается и Конституционный Суд Российской Федерации, который в Определении от 3 апреля 2007 г. № 336-О-О «Об отказе в приня тии к рассмотрению запроса Московского областного суда о проверке конституцион ности части 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных пра вонарушениях» указал, что часть 1 статьи 30.1 КоАП РФ, не предусматривающая право административного органа, составившего протокол об административном правонару шении, обжаловать постановление по делу об административном правонарушении, не препятствует административным органам, составившим протокол об администра тивном правонарушении, обратиться с просьбой о принесении протеста на постанов ление по делу об административном правонарушении к прокурору, который вправе реализовать предоставленное ему полномочие принести протест независимо от уча стия в деле на основании пункта 3 части 1 статьи 25.11 КоАП Российской Федерации.

Несмотря на изложенную выше позицию высших судебных инстанций, в су дебной практике имеют место и противоположные решения. Так, Федеральный ар битражный суд Западно-Сибирского округа по вопросу обжалования определения об отказе в привлечении конкурсного управляющего к административной ответствен ности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, ссылаясь на положения пункта 2 статьи 29, части статьи 53, части 1 статьи 197, части 1 статьи 198 АПК РФ, статьи 33 Налогового кодек са Российской Федерации, Положения о Федеральной налоговой службе, указал на наличие у налогового органа права на обращение в арбитражный суд. Однако в целом анализ судебной практики показывает, что многие правопри менители сходятся во мнении, что орган, должностные лица которого в соответствии со ст. 28.3 КоАП РФ уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, не наделен правом оспаривания в арбитражном суде решений административных органов о привлечении к административной ответственности. В обоснование данной позиции указывается, что подобные акты не затрагивают прав и законных интересов органа, должностное лицо которого составило протокол об ад министративном правонарушении, в сфере предпринимательской и иной экономи ческой деятельности. Приведенный в ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ перечень лиц, имеющих право обжалования постановления по делу об административном правонарушении, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит, оспарива ние одним административным органом решений другого административного орга на в силу норм АПК РФ (ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 207 АПК РФ) недопустимо. 1 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 января 2008 г. № Ф04-70/2008(454-А03-32).

2 Определение ФАС Центрального округа от 8 мая 2007 г. по делу № А36-3368/2006, Постанов ления ФАС Центрального округа от 24 апреля 2007 г. по делу № А54-5619/2006-С4, от 24 апреля 2007 г.

WWW.CNFP.RU Данный подход следует считать правильным. Задачей административных органов является надлежащее исполнение закрепленных за ними функций по осу ществлению производства по делам об административных правонарушениях, а не контроль над правомерностью действий других субъектов административной юрис дикции. Законодатель специально предусмотрел в ст. 24.6 КоАП РФ, что надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением действующих на территории Российской Федерации законов при производстве по делам об админи стративных правонарушениях, за исключением дел, находящихся в производстве суда, осуществляют в пределах своей компетенции Генеральный прокурор Россий ской Федерации и назначаемые им прокуроры. Административные органы и их должностные лица такими полномочиями не наделены.

Для обеспечения единства правоприменительной практики арбитражных судов считаем необходимым выражение официальной позиции ВАС РФ по данному вопросу.

Список литературы:

1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2002.

№ 30. ст. 3012.

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). ст. 1.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2007 г. № 336-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Московского об ластного суда о проверке конституционности части 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Ко декса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Российская газета. № 80. 19.04.2005.

5. Определение ФАС Центрального округа от 8 мая 2007 г. по делу № А36-3368/ // СПС «КонсультантПлюс».

6. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.04.2006 по делу № А29 11160/2005а // СПС «КонсультантПлюс».

7. Постановление ФАС Центрального округа от 24 апреля 2007 г. по делу № А54 5619/2006-С4 // СПС «КонсультантПлюс».

8. Постановление ФАС Центрального округа от 24 апреля 2007 г. по делу № А54 5620/2006-С4 // СПС «КонсультантПлюс».

9. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 января 2008 г. № Ф04 70/2008(454-А03-32) // СПС «КонсультантПлюс».

10. Лаврентьев А.Р. Об обжаловании в суд постановлений и решений по делам об ад министративных правонарушениях // Антология научной мысли: К 10-летию Российской академии правосудия: Сборник статей / Отв. ред. В.В. Ершов, Н.А. Тузов. - Статут, 2008.

11. Ломакин В.И. Прокурор в производстве по делам об административных правонарушениях: дис.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2006.

12. Панкова О.В. Актуальные проблемы обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях в практике судов общей юрисдикции // Ад министративное право и процесс. 2005. № 3.

13. Шагабутдинов А. Пересмотр вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении // Российская юстиция. 2003. № 9.

по делу № А54-5620/2006-С4, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.04.2006 по делу № А29 11160/2005а.

134 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ Раздел VIII.

Теория и практика налогообложения и финансового права. Статьи Поварёнков Андрей Юрьевич ассистент кафедры гражданского права и процесса Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова Соискатель ученой степени кандидата юридических наук г. Ярославль Риски в частном и публичном праве и к вопросу о налоговых рисках Аннотация: Автор анализирует понятие риска, используемого в разных отраслях права, уделяя наибольшее внимание налоговому риску. В статье приведены точки зрения по данному вопросу, изложенные в научной литературе, а также позиция самого автора.

Автор приходит к выводу, что в налоговом праве категория налогового риска имеет право на самостоятельное существование только лишь в качестве обстоятельства, осво бождающего налогоплательщика от применения к нему мер налоговой ответственности и позволяющего ему получать налоговую выгоду.

Статья представляет научный интерес.

Ключевые слова: Налоговый риск, риск в публичном и частном праве, последствия проявления риска в публичном и частном праве.

Keywords: Tax risk, risk in public and private law, consequences of display of risk in public and private law.

Правовое понятие «риск» является, по нашему мнению, одним из самых сла боизученных и недооценённых в современной юридической науке. Несмотря на это обстоятельство, указание на рисковый характер, на наличие риска имеется во мно гих нормах различных действующих законов и иных нормативно-правовых актов разнонаправленной отраслевой принадлежности. Эта парадоксальная, во многом, ситуация объясняется нами только с той позиции, что, едва начав плодотворно раз виваться в СССР с 20-х годов ХХ века,1 теория риска стала предметом политических, причём явно надуманных нападок.2 Ввиду этого обстоятельства исследование риска напрочь исчезло из литературы правовой направленности, а первые более-менее 1 См. например, Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т.1. Гражданский кодекс. Изд. 3-е, испр. и доп. М., 1923. С. 171;

Семёнова А.Е. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения, и обязательства, возникающие из причинения вреда //ГК РСФСР. Научный коммента рий (с учётом гражданских кодексов союзных республик) / Под редакцией С.М. Прусницкого и С.И. Рае вича. Вып. 20. М., 1928. С. 24.

2 Критику теории риска в советской литературе см. Антимонов Б.С. Гражданско-правовая ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности. М., 1952. С.21;

Флей шиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С.19;

Мат веев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 106. Прим. 1.

WWW.CNFP.RU значимые упоминания о риске в юридической литературе стали вновь появляться лишь с конца 50-х – начала 60-х годов прошлого столетия.

Конечно же, тридцать с лишним лет незаслуженного забвения отбросили во прос о риске и его значении в различных отраслях права на периферию отечествен ной правовой науки. И, в то время как различного рода юридические дискуссии по многим спорным вопросам не только обогащали теорию и практику затрагиваемых проблем, но и способствовали более чёткому пониманию их сути, изучением риска практически никто не занимался. Но, как думается, тем интереснее сейчас и в даль нейшем будет навёрстывать упущенное.

В современном законодательстве термин «риск» довольно-таки часто встречает ся как в публично-правовых, так и в частно-правовых отраслях. Проанализируем для убедительности сказанного основные кодифицированные акты РФ, действующие на на стоящий момент. Например, в гражданском праве использование законодателем этого слова можно обнаружить в абз.3 п.1 ст.2, в п.2 ст.19, п.1 ст.82, п.1 ст.87, п.1 ст.96, ст.211, ст.280, ст.312, абз.1 ч.1 ст.343, ст.344, п.3 ст.382, абз.4 п.2 ст.451, ст.459, п.2 ст.563, п.2 ст.587, ст.595, ст.600, ст.669, ст.696, ст.705, п.7 ст.720, п.1 ст.741, п.1 ст.742, п.3 ст.753, п.3 ст.769, п. ст.929, ст.931, ст.932, ст.933, п.1 ст.935, п.3 ст.936, п.2 ст.939, п.1 ст.944, ст.945, п.2 ст.947, ст.948, ст.949, п.1 ст.950, п.1 ст.951, ст.952, п.2 ст.954, п.1 ст.955, п.1 ст.958, ст.959, ст.966, п.1-2 ст.967, ст.970, п.2 ст.1055, п.1 ст.1063, п.4 ст.1357, п.4 ст.1420 ГК РФ.

В ч.8 ст.31 Земельного кодекса РФ также имеется ссылка на конструкцию ри ска. То же самое является справедливым и для ч.5 ст.32 Жилищного кодекса РФ.

Уголовный закон ссылается на риск в ст.41, п.ж) ч.1 ст.61 УК РФ. Встречается ука зание на риск в абз.2 п.2 ст.87, п.5 ст.94, п.7 ч.2 ст.95, п.3 ч.1 ст.109, п.6 ч.2 ст.110, п. ст.140, п.7 ч.2 ст.141, п.3 ч.1 ст.227, п.6 ч.2 ст.228, ст.358, п.2 ст.395 Таможенного кодекса РФ, а также в ст.10, ст.14, ст.19, ст.23, ст.39 и 55.5 Градостроительного кодекса РФ В Трудовом кодексе законодатель указывает на конструкцию риска в п. ст.212, п.4 ст.219, ст.239.

Специально содержится ссылка на риск в ч.1 ст.112, ч.1 ст.133 Воздушного ко декса РФ, ч.6 ст.79, п.7 ч.1 ст.128, ч.1 ст.151, ст.154 Кодекса внутреннего водного транс порта РФ, ч.1 ст.159, ч.1 ст.249, ст.250, ст.271,ч.1 ст.301,ст.304, ч.2 ст.337, п.7 ч.1 ст. Кодекса торгового мореплавания РФ.

Процессуальный закон, а именно ч.2 ст.9 АПК РФ, также оперирует поняти ем риска, обозначая его в качестве одного из оснований наступления определённых процессуальных последствий у сторон рассматриваемого правового спора.

Кроме того, несмотря на отсутствие легального закрепления данного понятия в налоговом законодательстве, в литературе последнего времени активно обсуждает ся идея о существовании и правовых последствиях налоговых рисков. Исходя из изложенного, мы делаем вывод, что широкое законодательное упо минание о признаке риска позволяет рассматривать понятие «риск» как универсаль ную правовую конструкцию. Но, коль скоро, понятие «риск» облачено в правовую форму, то надлежит определиться с его значением в налоговом праве для целей пра вового регулирования.

Для понимания значения понятия риска в налоговом праве следует вначале остановиться на тех точках зрения, которые существуют в отношении самого тер мина «риск» в юридической литературе. С учётом того, что специально в теории на логового права термин «риск» исследованию не подвергался, то уместным видится сопоставление мнений учёных относительно данного феномена применительно к различным отраслям права.

1 См. например Щёкин Д.М. Налоговые риски и тенденции развития налогового права. М., 2007;

Гордеева О.В. К вопросу об управлении налоговыми рисками // Законодательство и экономика.

№ 2. С.18-22. Зарипов В.М. Антикризисная терапия // ЭЖ-Юрист. 2008. № 47.

136 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ Основополагающей точкой в анализе существующей дискуссии может стать идея Д.И. Мейера, который писал, что каждое обязательство сопровождается риском или страхом, а действие, составляющее предмет обязательства и представляющееся при его заключении возможным, может оказаться впоследствии невозможным. Не возможность же совершения действия составляет ущерб в имуществе. И вот обяза тельство нести этот ущерб тому или иному участнику и составляет риск или страх по обязательству (periculum). В.М. Танаев в своём специальном исследовании, посвящённом риску объясняет, что риск в смысле ущерба, опасности по своей мировоззренческой сути является неот ъемлемым элементом существования объективной реальности, вообще одним из спо собов энергетического и информационного упрощения среды путем приведения ее в наиболее вероятностное состояние (энтропийный компонент риска вообще). Риск же (в смысле действия наудачу) отражает негэнтропийный компонент риска вообще и представляет собой один из способов энергетического и информационного услож нения среды, эффективность действия которого напрямую связана со степенью изуче ния и анализа случайности и вероятности риска (в энтропийном смысле). По мнению О.А. Кабышева, риском является деятельность на рынке в состоя нии неопределённости относительно вероятного получения прибыли или убытков, когда принимающий решение, не будучи в состоянии однозначно предвидеть, до бьётся он прибыли или понесёт убытки, оказывается перед выбором какого-либо из альтернативных вариантов решения. О.Н. Садиков указывает, что риск в гражданском праве – это несение неблаго приятных последствий, которые могут наступить и за которые не отвечают ни сто роны, ни третьи лица. На основе данных идей некоторые из представителей науки налогового права указывают, что под налоговыми рисками чаще всего понимают неопределенности, которые могут вести к негативным последствиям. Эта точка зрения, по мнению Д.М. Щёкина, не является до конца верной, по скольку такое понимание риска (как опасности случайной) не в полной мере подхо дит для категории «налоговый риск», поскольку налоговый риск, как правило, зави сит от действий налогоплательщика, который мог бы выбрать вариант исчисления налогов с максимальной их уплатой в бюджет, для того чтобы исключить возложе ние на него в будущем неблагоприятных правовых последствий. Вместе с этим, здесь же автором приводится определение риска, содержащее ся в Толковом словаре В. Даля, согласно которому слово «рисковать» употребляется в двух значениях: во-первых, пускаться наудачу, действовать смело, предприимчиво, надеясь на счастье (поговорка «риск – благородное дело»);

во-вторых, подвергаться опасности, превратности, неудаче (поговорка «рисковать головой»). 1 Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. Ч. 2. С. 151.

2 Танаев В.М. Понятие «риска» в Гражданском кодексе РФ // Актуальные проблемы граждан ского права. Сб. статей под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 15.

3 Кабышев О.А. Правомерность предпринимательского риска // Хозяйство и право. 1994. № 3.

С. 50;

Кабышев О.А. Предпринимательский риск: правовые вопросы. Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 1996.

С. 7.

4 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (изд. 5-е, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики) / Под ред.

О.Н. Садикова. М., 2006. Для нас представляется очевидным, что эта теория исходит из смешения са мих неблагоприятных последствий с их основанием, предпосылками, а потому вряд ли может счи таться удачной.

5 Гордеева О.В. Указ. соч. С. 18.

6 Щёкин Д.М. Указ. соч. С. 11.

7 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М.,1998. Т. 4. С. 96.

WWW.CNFP.RU Представляется, что внешне данная идея сильно перекликается в концепцией субъективного понимания риска, впервые предложенной в трудах В.А. Ойгензихта.

По его мнению, риск – психическое отношение субъекта к случайным последствиям своего поведения, допущения этих последствий, психического, волевого регулиро вания поведения в определённых ситуациях. В этом процессе один из основных эле ментов – выбор. Особое значение выбору, регуляции поведения придаётся в ситуа ции неопределённости или относительной определённости, когда перед субъектом возникает несколько альтернатив, вероятность наступления которых, возможные последствия нужно оценить и определить. Причём субъекту известно, какие послед ствия могут наступить, но неизвестно, могут ли они наступить. Данная точка зрения, по нашему мнению, нуждается в уточнении и поясне нии. Если исходить из того, что риск есть объективная категория, признак, имма нентно присущий деятельности налогоплательщика, то следует признать, что его зависимость от воли налогоплательщика, по сути, от его действий, отсутствует.

Представляется при этом, что и сам Д.М. Щёкин, рассуждая подобным обра зом, допускает в известной степени некоторую непоследовательность, поскольку всячески дистанцируется от упомянутой нами концепции субъективного риска. Так, он пишет, что следует согласиться с теми авторами, которые отмечают, что риск – это объективная категория, смысл которой состоит в возможности наступления невыгодных последствий. Вряд ли категорию налогового риска следует определять через психическое отношение субъекта к результатам собственных действий или действий других лиц. Однако не происходит ли определение налогового риска как раз именно че рез психическое отношение субъекта к результатам собственных действий в случае, когда указывается на возможную зависимость риска для налогоплательщика от его собственных действий? По нашему представлению, это именно так и есть, хотя и видится нам не до конца последовательно аргументированным.

Прежде всего, следует определиться с тем, насколько справедливо определять налоговый риск через понятие неопределённости, опасности, которая может влечь для налогоплательщика неблагоприятные последствия.

Конечно, данная концепция опирается на универсальное понимание социаль ного риска. Например, в литературе по праву социального обеспечения использу ется понятие социального (непрофессионального) риска как опасности, связанной с возможностью получения различного рода заболеваний вследствие различных социально-культурных факторов.3 Но в итоге описание налогового, равно как и лю бого другого риска только лишь через указание на некую опасность неблагоприят ных последствий различного свойства для субъекта не только обедняет это понятие, но и мало что проясняет в его юридической природе.

Допустим, в налоговом праве выделяется понятие налогового риска. Но тогда справедливым будет говорить и о другом риске, например, трудовом, гражданско правовом, семейно-правовом, жилищно-правовом и т.д., и т.п. В этой ситуации по лучается, что выделение риска как некой опасности неблагоприятных последствий (имущественных, личных неимущественных, организационных) для субъекта мож но проводить до бесконечности по всем известным правовой науке на современном этапе её развития отраслям.

Такой подход видится нам принципиально неправильным, поскольку из него совершенно непонятно, для каких научных и прикладных целей в налоговом праве 1 Ойгензихт В.А. Воля и риск. Правоведение. 1984. № 4. С. 41.

2 Щёкин Д.М. Указ. соч. С. 12.

3 Мачульская Е.Е. Социальный риск как объективная основа социального обеспечения // Вест ник МГУ. Серия 11. Право. 1999. № 1. С. 24.

138 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ должен использоваться термин «риск» и насколько оправдано его самостоятельное существование. Говоря другими словами, просто указывать на налоговый, равно как и на любой другой риск, констатируя опасность возникновения последствий от ве дения деятельности, представляется нам бесперспективным.

Наша же точка зрения по рассматриваемой проблеме такова. Изучение дей ствующего законодательства наталкивает на мысль о том, что термин «риск» одина ково используется как для целей публичного, так и для целей частного права. При этом, безусловно, что юридическая конструкция риска весьма созвучна понятию со циального риска.

Но, в отличие от последнего, для целей юриспруденции перспективным представ ляется выделять не только источники этого риска (деятельность контрагентов, возмож ность изменения законодательства, нестабильность политической составляющей обще ственной жизни и проч.), но и последствия выявления риска в деятельности субъекта.

Но в этой части мы не можем солидаризоваться с большинством авторов, лишь указывающих на налоговый риск как на опасность для налогоплательщика подвергнуться наступлению неблагоприятных правовых последствий в результате действий (бездействия) органов государства и органов местного самоуправления.

По нашему мнению, для определения природы риска следует исходить из того, что действующее законодательство достаточно чётко разграничивает послед ствия проявления риска в публичном и частном праве. Например, уголовный закон в числе обстоятельств, исключающих преступность деяния, называет в ст.41 обосно ванный риск для достижения общественно полезной цели. Если обратиться к трудо вому законодательству, то можно отметить, что ст.239 ТК РФ также устанавливает ва риант исключения материальной ответственности работника перед работодателем вследствие нормального хозяйственного риска.

Отсюда мы делаем следующий вывод: в отраслях публичного права суть, значе ние конструкции риска состоит в том, что с её помощью закон освобождает от небла гоприятных юридических последствий своей деятельности действующего, рискую щего субъекта (т.е. активную сторону). В данной ситуации вполне уместно привести соображения Б.Б. Черепахина, который со ссылкой на известного немецкого учёного J. Unger'а писал, что «действующий в своём интересе действует на свой риск». В отраслях частного права, в качестве наиболее яркого примера которой можно рассмотреть гражданское право, правовое значение риска совершенно иное. В част ном праве, как прямо явствует из существующих правовых норм, конструкция риска используется для определения субъекта, на которого законом возлагаются неблагопри ятные, главным образом имущественные, последствия его безупречного поведения.

То есть, цивилистическая конструкция риска, по нашему мнению, в большей степени тяготеет к концепции социального риска, устанавливающей эту категорию через по нятие потенциальной опасности и угрозы для благ конкретного субъекта.

Для сложившегося в законе цивилистического понимания риска краеуголь ным камнем всей концепции является жёсткое противопоставление понятий «риск»

и «вина». Не случайно многие положения Гражданского кодекса посвящены вопро су определения правовых последствий риска случайной гибели (повреждения) иму щества, выступающего объектом права собственности или предметом гражданско правового обязательства. Риск в таком случае рассматривается законодателем как антипод виновного, упречного поведения субъекта. По этой причине цивилистиче ская конструкция риска предназначена для определения невиновного субъекта, на которого следует возложить неблагоприятные имущественные последствия, став 1 Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сб. статей. М., 2001. С. 262.

WWW.CNFP.RU шие следствием действия сторон договора, третьих лиц или внешних проявлений (стихийных бедствий, аварий и проч.)в том случае, когда такие последствия являют ся случайными.

Как известно, случайные правовые последствия (допустим, причинение вреда чужой вещи или нарушение обязательства со стороны одного из контрагентов) как неохваченные и не могущие быть охваченные предвидением субъекта, по общему правилу (ст.401, ст.1064 ГК РФ) не ставятся ему в вину. Но в некоторых, прямо обозна ченных законодателем случаях отсутствие вины, упречности в поведении действую щего субъекта становится для права безразлично.

В этой ситуации и появляется признак риска, установление которого в частно правовых отраслях предназначено для указания на субъекта, «несущего» неблагопри ятные последствия своей и чужой невиновной деятельности. Особо следует отметить, что риск как правовая конструкция в публичном праве, как мы уже отмечали выше, используется лишь применительно к последствиям поведения одного лица, а именно самого действующего субъекта. Мы придерживаемся мнения о том, что в цивилисти ческих отраслях категория «риск» применяется для определения юридических послед ствий поведения не только самого действующего субъекта, но и иных лиц.

Кроме того, использование конструкции риска в публичном праве имеет в ка честве своей цели достижение субъектом некоторого положительного результата. В рассматриваемых примерах этим результатом выступает избежание субъектом госу дарственного порицания в виде исключения возможности применения мер ответ ственности.

С риском в частном праве всё обстоит совсем иначе – его конструкция по ко нечной направленности используется не для определения положительных послед ствий риска для кого-либо из субъектов, а, наоборот, для указания на лицо, на кото рое неблагоприятные последствия как раз и будут возложены.

Подобные, на наш взгляд концептуальные отличия в понимании риска в част ных и публичных отраслях, должны привести нас к следующим, возможно даже в некоторой степени парадоксальным выводам.

Во-первых, у нас вызывает большие сомнения в правильности широкого при менения в литературе по налоговому праву концепций о риске, напрямую заимство ванных из цивилистических теорий риска. При этом мы далеки от мысли о принци пиальной неправильности такого подхода, но в таком случае не производится раз личие между понятием риска в публичном и частном праве. Но показанные выше примеры, как представляется, наглядно иллюстрируют некоторую поспешность концепции определения налогового риска через категорию опасности. Данное об стоятельство объясняется тем, что сама идея о налоговом риске в таком случае яв ляется бессодержательной с точки зрения права. Указание на возможность неблаго приятных последствий для налогоплательщика вследствие признака риска сводится к тому, что государство может изменить действующее законодательство или, в лице соответствующего правоприменительного органа, неправильно истолковать поведе ние налогоплательщика, применив к нему меры ответственности. 1 См. Щёкин Д.М. Указ. соч. С.16. Кстати, в данной связи не до конца понятным остаётся во прос о том, как виновные действия налогоплательщика можно отнести к рисковой ситуации. Если по сложившейся ситуации имеется вступившее в законную силу судебное решение, устанавливаю щее вину налогоплательщика, то ссылка на неправомерность данного судебного акта является явно необоснованной. В описываемом примере, как представляется, должен действовать принцип истин ности судебного решения, для оспаривания которого процессуальное законодательство устанавли вает особый порядок. Сообразно с этим, мнение самого налогоплательщика относительно, как ему кажется, незаконности принятого судебного акта, никакого правового значения до отмены судебно го решения не имеет.

140 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ В этом случае природа налогового риска остаётся за пределами научного по знания, ибо не только налогоплательщики, но и иные субъекты в других сферах общественной жизни «несут риск» изменения законодательства или принятия не правосудных решений.

Во-вторых, предлагаемой теории налогового риска избегает даже судебно арбитражная практика (в законе, как мы уже упоминали, данный термин для на логовых правоотношений не зафиксирован). Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»,1 анализируется вопрос об обоснованно сти получения налогоплательщиком налоговой выгоды применительно к случаям добросовестного поведения указанного субъекта, но в ситуации, когда подлинный экономический смысл совершаемых им операций по-разному определяется налого вым органом и плательщиком.

Представляется, что в описываемой ситуации Пленум на уровне акта толко вания закрепляет понятие «налогового риска» через использование термина «обо снованная налоговая выгода» в качестве его положительного результата. При этом, как представляется, признание налоговой выгоды обоснованной делает признак налогового риска юридически значимым (хотя прямо об этом в самом Постановле нии Пленума ВАС РФ не говорится ни слова), а именно – налоговый риск признаётся оправданным, обоснованным, адекватным и проч., что влечёт отказ от применения к «рискнувшему» субъекту санкций, установленных в налоговом законодательстве.

В-третьих, из отмеченной особенности следует, что в налоговом праве как в публично-правовой отрасли российского права, понимание налогового риска и практически, и теоретически не должно отличаться от его определения в иных от раслях с доминантой публично-правовой составляющей.

В-четвёртых, наше мнение о природе налогового риска приводит нас к идее о том, что в налоговом праве как праве публичном понятие категория налогового риска имеет право на самостоятельное существование только лишь в качестве об стоятельства, освобождающего налогоплательщика от применения к нему мер нало говой ответственности и позволяющего ему получать налоговую выгоду. Иная трак товка данного понятия не только не вытекает из логики Налогового кодекса РФ и складывающейся по поводу применения его норм судебно-арбитражной практики, но и ведёт к совершенно неоправданному смешению категории риска в частном и публичном праве.

Список использованной литературы 1. Антимонов Б.С. Гражданско-правовая ответственность за вред, причинён ный источником повышенной опасности. М., 1952. С.21;

2. Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР. Т.1. Гражданский кодекс. Изд. 3-е, испр. и доп. М., 1923. С. 171;

3. Гордеева О.В. К вопросу об управлении налоговыми рисками // Законода тельство и экономика. № 2. С.18-22;

4. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1998. Т. 4.

С. 96;

5. Зарипов В.М. Антикризисная терапия // ЭЖ-Юрист. 2008. № 47;

6. Кабышев О. А. Правомерность предпринимательского риска // Хозяйство и право. 1994. № 3. С. 50;

7. Кабышев О.А. Предпринимательский риск: правовые вопросы. Автореф.

дисс. … к.ю.н. М., 1996. С.7;

1 Вестник ВАС РФ. 2006. № 12.

WWW.CNFP.RU 8. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части вто рой (постатейный) (изд. 5-е, исправленное и дополненное с использованием судебно арбитражной практики) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2006;

9. Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 106. Прим. 1;

10. Мачульская Е.Е. Социальный риск как объективная основа социального обеспечения // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1999. № 1. С. 24;

11. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. Ч. 2. С. 151;

12. Ойгензихт В. А. Воля и риск. Правоведение. 1984. № 4. С. 41;

13. Семёнова А.Е. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения, и обязательства, возникающие из причинения вреда // ГК РСФСР. Науч ный комментарий (с учётом гражданских кодексов союзных республик) / Под редак цией С.М. Прусницкого и С.И. Раевича. Вып. 20. М., 1928. С. 24;

14. Танаев В.М. Понятие «риска» в Гражданском кодексе РФ // Актуальные про блемы гражданского права. Сб. статей под ред. С.С. Алексеева. М., 2000. С. 15;

15. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 19;

16. Щёкин Д.М. Налоговые риски и тенденции развития налогового права. М., 2007;

17. Черепахин Б.Б. Юридическая природа и обоснование приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя // Антология уральской цивили стики. 1925-1989: Сб. статей. М., 2001. С. 262;

18. Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитраж ными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»// Вестник ВАС РФ. 2006. № 12.

142 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ Лисица Валерий Николаевич старший научный сотрудник сектора гражданского права и процесса Института философии и права СО РАН, заведующий кафедрой правоведения экономического факультета Новосибирского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент г. Новосибирск Налоговый режим в особых экономических зонах Аннотация: Автор подробно рассматривает налоговые льготы для предприятий, осуществляющих деятельность в особых экономических зонах РФ с использованием по ложений Налогового кодекса РФ, других федеральных законов и законов субъектов РФ, а также судебной практики. Особое внимание уделено проблемам налогообложения участ ников особых экономических зон в Магаданской области.

Кроме того, автор сравнивает налогообложение существующих особых экономи ческих зон и свободных экономических зон, функционировавших в 1990-х, и приводит примеры правового регулирования таких экономических образований в других странах.

Автор делает вывод о том, что к числу налоговых преимуществ особых экономи ческих зон относятся, в первую очередь, льготы по налогу на прибыль, на имущество, по земельному налогу, однако, при этом они не образуют специальный налоговый режим в понимании НК РФ.

Действующее законодательство Российской Федерации об особых экономиче ских зонах (ОЭЗ) устанавливает особый режим осуществления предпринимательской деятельности для резидентов ОЭЗ, в том числе и по вопросам налогообложения. Имен но налоговые льготы главным образом отличают порядок ведения промышленно производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной и портовой деятельности от других видов предпринимательской деятельности и служат опреде ляющим стимулом для развития ОЭЗ. Поэтому нельзя в полной мере согласиться с встречающейся в литературе точкой зрения о том, что необходимо устанавливать средние налоговые ставки по налогу на прибыль и не предоставлять обширные на логовые льготы (в том числе налоговые каникулы и полное освобождение от нало гов) в СЭЗ. Федеральный закон от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»2 не содержит правил взимания налогов в промышленно производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной и пор товой ОЭЗ, но в статье 36 отсылает к законодательству Российской Федерации о на логах и сборах. В свою очередь Налоговый кодекс Российской Федерации3 (НК РФ) устанавливает ряд особенностей налогообложения (налоговых льгот) для резидентов этих ОЭЗ. К ним в настоящее время относятся:

1) освобождение от налогообложения НДС проведение работ (оказание услуг) резидентами портовой ОЭЗ (подпункт 27 пункта 3 статьи 149 НК РФ);

1 См., например: Madani, D. A Review of the Role and Impact of Export Processing Zones / D.

Madani. — Washington, 1999. — P. 8.

2 СЗ РФ. — 2005. — № 30. — ст. 3127.

3 СЗ РФ. — 2000. — № 32. — ст. 3340.

WWW.CNFP.RU 2) освобождение от налогообложения акцизами:

— ввоз на таможенную территорию Российской Федерации подакцизных то варов, которые размещены в портовой ОЭЗ (пункт 3 статьи 183 НК РФ);

— ввоз подакцизных товаров в портовую ОЭЗ с остальной части территории Российской Федерации (подпункт 4 пункта 1 статьи 183 НК РФ);

3) пониженные ставки единого социального налога для налогоплательщи ков — организаций и индивидуальных предпринимателей, имеющих статус рези дента технико-внедренческой ОЭЗ (пункт 1 статьи 241 НК РФ);

4) при исчислении налога на прибыль организаций:

— применение специального коэффициента к основной норме амортизации основных средств, но не выше 2 (или 3 в отношении амортизируемых основных средств, используемых только для осуществления научно-технической деятельности), для налогоплательщиков-организаций, имеющих статус резидента промышленно производственной или туристско-рекреационной ОЭЗ, в отношении собственных основных средств (пункт 7 статьи 259 НК РФ);

— возможность установления законами субъектов Российской Федерации по ниженной налоговой ставки налога на прибыль (но не ниже 13,5 %), подлежащего зачислению в бюджеты субъектов Российской Федерации, для организаций — рези дентов ОЭЗ от деятельности, осуществляемой на территории ОЭЗ, при условии ве дения раздельного учета доходов (расходов), полученных (понесенных) от деятель ности, осуществляемой на территории ОЭЗ, и доходов (расходов), полученных (по несенных) при осуществлении деятельности за пределами территории ОЭЗ (пункт статьи 284 НК РФ);

— возможность перенести на текущий налоговый период сумму любого по лученного убытка (а не только полученного в предыдущем налоговом периоде) для налогоплательщиков-организаций, имеющих статус резидента промышленно производственной или туристско-рекреационной ОЭЗ (абзацы второй и четвертый пункта 2 статьи 283 НК РФ);

5) освобождение от налогообложения налогом на имущество организаций ре зидентов ОЭЗ в отношении имущества, учитываемого на балансе организации — ре зидента ОЭЗ, созданного или приобретенного в целях ведения деятельности на тер ритории ОЭЗ, используемого на территории ОЭЗ в рамках соглашения о создании ОЭЗ и расположенного на территории данной ОЭЗ, в течение 5 лет с момента поста новки на учет указанного имущества (пункт 17 статьи 381 НК РФ);

6) освобождение от налогообложения земельным налогом организаций — ре зидентов ОЭЗ — в отношении земельных участков, расположенных на территории ОЭЗ, сроком на 5 лет с момента возникновения права собственности на каждый зе мельный участок (пункт 9 статьи 395 НК РФ).

В ОЭЗ в Калининградской области применяется особый порядок уплаты налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций резидентами ОЭЗ, установленный статьями 288.1 и 385.1 НК РФ. Иные федеральные, региональ ные и местные налоги и сборы, а также взносы в государственные внебюджетные фонды уплачиваются в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством Калининградской области о налогах и сборах и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления о налогах и сборах (статья Федерального закона от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»). 1 Там же. — 2006. — № 3. — ст. 280.

144 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ Основные особенности исчисления и уплаты налога на прибыль организаций резидентами ОЭЗ в Калининградской области согласно статье 288.1 НК РФ заключа ются в следующем:

Во-первых, в течение 6 календарных лет со дня включения юридического лица в единый реестр резидентов ОЭЗ в Калининградской области налог на прибыль от реализации им товаров (работ, услуг), полученную при реализации инвестиционно го проекта, взимается по ставке 0 % в отношении налога на прибыль организаций (пункт 6).

Во-вторых, в период с 7 по 12 календарный год включительно со дня включе ния юридического лица в единый реестр резидентов ОЭЗ в Калининградской обла сти ставка налога на прибыль организаций в отношении налоговой базы по налогу на прибыль от реализации инвестиционного проекта составляет 50 % от установлен ной в пункте 1 статьи 284 НК РФ ставки налога на прибыль (пункт 7).

В-третьих, резиденты ОЭЗ используют данный особый порядок уплаты налога на прибыль организаций в отношении прибыли, полученной от реализации инве стиционного проекта, при условии ведения резидентами раздельного учета доходов (расходов), полученных (произведенных) при реализации инвестиционного проекта, и доходов (расходов), полученных (произведенных) при осуществлении иной хозяй ственной деятельности (пункт 1).

В-четвертых, разница между суммой налога на прибыль организаций в отно шении налоговой базы по налогу на прибыль от реализации инвестиционного про екта, которая была бы исчислена резидентом при неиспользовании особого порядка уплаты налога на прибыль организаций, и суммой налога на прибыль организаций, исчисляемой в соответствии с данным особым порядком уплаты резидентом уплаты налога на прибыль организаций, не включается в налоговую базу по налогу на при быль организаций для резидентов (пункт 9).

Что касается налога на имущество организаций, то резиденты ОЭЗ в Калинин градской области уплачивают этот налог на имущество организаций в соответствии с общими положениями главы 30 «Налог на имущество организаций» НК РФ в от ношении всего имущества, являющегося объектом налогообложения по указанному налогу, за исключением имущества, созданного или приобретенного при реализа ции инвестиционного проекта (пункт 1 статьи 385.1 НК РФ). В отношении послед него имущества налоговая ставка для резидентов ОЭЗ устанавливается в размере % в течение первых 6 календарных лет и 50 % от ставки, установленной законом Ка лининградской области, в период с 7 по 12 календарный год включительно со дня включения юридического лица в единый реестр резидентов ОЭЗ в Калининградской области (пункты 3 и 4 статьи 385.


1 НК РФ). Данный особый порядок уплаты налога на имущество организаций не распространяется на ту часть стоимости имущества (созданного или приобретенного при реализации инвестиционного проекта), кото рая использована для производства товаров (работ, услуг), на которые не может быть направлен инвестиционный проект. При этом доля стоимости имущества, которая использована для производства товаров (работ, услуг), на которые не может быть направлен инвестиционный проект, считается равной доле дохода от реализации таких товаров (работ, услуг) в суммарном объеме всех доходов резидента (пункт статьи 385.1 НК РФ). Разница между суммой налога в отношении налоговой базы, которая была бы исчислена резидентом при неиспользовании особого порядка упла ты налога на имущество организаций, и суммой налога на имущество организаций, исчисляемой резидентом в соответствии с данным особым порядком уплаты налога на имущество организаций, не включается в налоговую базу по налогу на прибыль организаций для резидентов (пункт 6 статьи 385.1 НК РФ).

WWW.CNFP.RU В отличие от федеральных законов от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и от 10 января 2006 г. № 16-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Калининградской области и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», Федеральный закон от 31 мая 1999 г. № 104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области»1 в статье 5 непосредственно устанавливает особенности налогообложения участников ОЭЗ в Магаданской области. Так, при осуществлении хозяйственной деятельности на территории ОЭЗ и в пределах Магаданской области в период с 1 января 2007 г. до 31 декабря 2014 г. они освобождаются от уплаты налога на прибыль, инвестируемую в развитие производства и социальной сферы на территории Магаданской области.

Поскольку данная льгота по налогу на прибыль установлена в Федеральном законе от 31 мая 1999 г. № 104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской об ласти», а не в главе 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ, на практике (прежде всего со стороны налоговых органов) неоднократно возникал вопрос о соответствии указанного федерального закона НК РФ и, как следствие, о правомерности приме нения участниками ОЭЗ предусмотренной налоговой льготы. При этом выдвигался тезис о том, что отдельные федеральные законы о налогах и сборах должны быть приняты в соответствии с НК РФ (пункт 1 статьи 1 НК РФ).

Однако высшие судебные инстанции справедливо заняли другую позицию.

Так, Конституционный суд Российской Федерации в своем определении от 24 января 2008 г. № 53-О-О, касаясь вопроса о приоритете одного закона перед другим при ре гулировании одних и тех же отношений, указал, что приоритет федерального зако на, принятого в форме кодекса, перед другими законами не является безусловным;

он может быть ограничен как установленной Конституцией Российской Федерации (часть 3 статьи 76) иерархией федеральных конституционных законов и обычных законов, так и правилами применения различных законов равной юридической силы: приоритетными признаются последующий закон и закон, который специ ально предназначен для регулирования соответствующих отношений.2 Пленум Выс шего арбитражного суда Российской Федерации постановил, что впредь до момента введения в действие соответствующих глав части второй НК РФ судам надлежит при менять принятые в установленном порядке нормы закона, касающиеся налоговых льгот, независимо от того, в какой законодательный акт они включены: связанный или не связанный в целом с вопросами налогообложения. К подобным выводам пришли арбитражные суды (в частности, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа) при рассмотрении отдельных дел, выте кающих из налоговых отношений.4 К примеру, в одном из них Межрайонная инспек ция МНС России № 1 по Магаданской области полагала, что с введением в действие главы 25 НК РФ утрачивает силу положение Федерального закона от 31 мая 1999 г.

№ 104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области» в части льгот по налоговому режиму ОЭЗ. Она считала, что данный закон не отнесен к законодатель ству о налогах и сборах, следовательно, ОАО «Магаданспиртпром» обязано уплачи вать налог на прибыль на общих основаниях. Однако суд постановил, что введение в действие главы 25 НК РФ не отменило налоговый режим ОЭЗ и соответственно 1 Там же. — 1999. — № 23. — ст. 2807.

2 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: Справочная правовая система «Кодекс».

3 См.: пункт 15 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 28 февраля 2001 г. № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Рос сийской Федерации» // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. — 2001. — № 7.

4 См., например: постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 14 июля 2004 г.: (дело № Ф03-А37/04-2/1602) и от 23 сентября 2004 г. (дело № Ф03-А37/04-2/2218) [Электронный ресурс]. — Режим доступа: Справочная правовая система «Кодекс».

146 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ освобождение от уплаты налога на прибыль в части, поступающей в федеральный бюджет.

Таким образом, специальные федеральные законы, в том числе об ОЭЗ, явля ются частью законодательства о налогах и сборах. Отсутствие льгот в НК РФ не может безусловно влечет за собой отказ в применении налоговых льгот, предусмотренных данными специальными федеральными законами.

Рассмотренная льгота по уплате налога на прибыль в ОЭЗ в Магаданской обла сти предоставляется при условии ведения участниками ОЭЗ отдельного учета опера ций финансово-хозяйственной деятельности, осуществляемых ими в пределах ОЭЗ и Магаданской области (статья 5 Федерального закона от 31 мая 1999 г. № 104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области»). При этом Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2000 г. № 646 «Об условиях от несения операций финансово-хозяйственной деятельности участников Особой эко номической зоны в Магаданской области к операциям финансово-хозяйственной деятельности, осуществляемым ими на территории указанной Особой экономи ческой зоны и в пределах Магаданской области»1 было установлено, что операции финансово-хозяйственной деятельности участников ОЭЗ в Магаданской области относятся к операциям финансово-хозяйственной деятельности, осуществляемым ими на территории ОЭЗ и в пределах Магаданской области, при одновременном вы полнении следующих условий:

1) операции осуществляются с организациями и индивидуальными предпри нимателями, зарегистрированными в ОЭЗ или в Магаданской области, и с физиче скими лицами, находящимися на этих территориях при продаже им товаров в роз ничной торговле, выполнении для них работ и оказании услуг;

2) объекты операций (в том числе полезные ископаемые и иные природные ресурсы, добытые на территории ОЭЗ и в пределах Магаданской области, другое сы рье, материалы, полуфабрикаты, комплектующие изделия, готовые изделия и иные товары, а также прочее имущество, работы и услуги) находятся (выполняются, ока зываются) на территории ОЭЗ и в пределах Магаданской области (в том числе при выполнении договоров аренды имущества или других договоров, связанных с поль зованием имуществом участника ОЭЗ).

При этом по окончании очередного налогового периода участники ОЭЗ долж ны подтвердить свое право на получение льготы по уплате налога на прибыль, пред ставляя в налоговые органы в г. Магадане вместе с налоговой декларацией обосно вывающие документы по установленному перечню.

Вопрос о соответствии указанного постановления Правительства Российской Федерации Федеральному закону от 31 мая 1999 г. № 104-ФЗ «Об Особой экономи ческой зоне в Магаданской области» был рассмотрен Верховным судом Российской Федерации по заявлению федерального государственного унитарного предприятия «Аэропорт Магадан», которое настаивало, что это постановление возлагает на него дополнительное налоговое бремя по уплате НДС в части, поступающей в федераль ный бюджет. Тем не менее Верховный суд Российской Федерации в своем решении от 24 августа 2006 г. № ГКПИ06-705 не поддержал мнение заявителя и указал, что в це лях реализации статьи 5 Федерального закона от 31 мая 1999 г. № 104-ФЗ «Об Особой экономической зоне в Магаданской области» законодатель в статье 14 Федерального закона от 31 декабря 1999 г. № 227-ФЗ «О федеральном бюджете на 2000 год»2 устано вил, что Правительство Российской Федерации должно определить условия отнесе ния операций финансово-хозяйственной деятельности участников ОЭЗ к операциям финансово-хозяйственной деятельности, осуществляемым ими в пределах рассма 1 СЗ РФ. — 2000. — № 37. — ст. 3716.

2 СЗ РФ. — 2000. — № 1. — ст. 10.

WWW.CNFP.RU триваемой ОЭЗ и Магаданской области. При этом положения этой статьи 14 не при знаны не соответствующими Конституции Российской Федерации,1 а Постановление Правительства Российской Федерации от 31 августа 2000 г. № 646 «Об условиях отне сения операций финансово-хозяйственной деятельности участников Особой эконо мической зоны в Магаданской области к операциям финансово-хозяйственной дея тельности, осуществляемой ими на территории указанной Особой экономической зоны и в пределах Магаданской области» не нарушает права налогоплательщиков, которые могут использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах. Налоговые льготы по региональным и местным налогам, основания и поря док их применения в ОЭЗ могут быть также установлены законодательными (пред ставительными) органами государственной власти субъектов Российской Федера ции и представительными органами муниципальных образований соответственно в порядке и пределах, которые предусмотрены НК РФ (пункты 3 и 4 статьи 12 НК РФ).

Об этом говорит также пункт 3 статьи 56 НК РФ. Кроме того, налоговая ставка налога на прибыль подлежащего зачислению в бюджеты субъектов Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации может быть понижена для отдельных категорий налогоплательщиков, в том числе для резидентов ОЭЗ. При этом она не может быть ниже 13,5 % (пункт 1 статьи 284 НК РФ).


Воспользовавшись предоставленными полномочиями, органы государствен ной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых созданы ОЭЗ, установили ряд налоговых льгот для резидентов ОЭЗ. Так, пониженная ставка налога на прибыль для резидентов ОЭЗ в размере 13,5 % в настоящее время предусмотре на в республиках Алтай и Татарстан, Алтайском и Краснодарском краях, Иркутской, Свердловской и Томской областях, г. Москве,3 а в размере 14 % — в Республике Бу рятия, Липецкой и Московской областях.4 Зачастую льготы предоставляются и по 1 Рос. газета. — 1993. — 25 дек.

2 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: Справочная правовая система «Кодекс».

3 См.: статью 1 Закона Республики Алтай от 14 мая 2007 г. № 25-РЗ «Об установлении пони женной налоговой ставки налога на прибыль для организаций — резидентов особой экономической зоны туристско-рекреационного типа, созданной на территориях муниципального образования “Майминский район” и муниципального образования “Чемальский район” в Республике Алтай» // Звезда Алтая. — 2007. — 5 июня;

статью 1 Закона Республики Татарстан от 10 февраля 2006 г. № 5-ЗРТ «Об установлении налоговой ставки по налогу на прибыль для организаций — резидентов особой экономической зоны промышленно-производственного типа, созданной на территории Елабужского района Республики Татарстан» // Ведомости Государственного Совета Татарстана. — 2006. — № 2. — ст. 1287;

статью 1 Закона Алтайского края от 10 апреля 2007 г. № 21-ЗС «О ставке налога на прибыль организациям — резидентам особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на терри тории Алтайского района Алтайского края» // Алтайская правда. — 2007. — 8 мая;

пункт 1 статьи 1 За кона Краснодарского края от 6 февраля 2008 г. № 1378-КЗ «Об установлении ставки налога на прибыль организаций для отдельных категорий налогоплательщиков Краснодарского края» // Кубанские ново сти. — 2008. — 18 февр.;

пункт 1 статьи 1 Закона Иркутской области от 4 июля 2007 г. № 52-ОЗ «О пони женной ставке налога на прибыль организаций в отношении сумм, зачисляемых в бюджет Иркутской области» // Областная газета. — 2007. — 7 июля;

подпункт 3 пункта 1 статьи 2 Закона Свердловской области от 29 ноября 2002 г. № 42-ОЗ «О ставке налога на прибыль организаций для отдельных катего рий налогоплательщиков в Свердловской области» // Собрание законодательства Свердловской обла сти. — 2002. — № 11. — ст. 1313;

пункт 1 статьи 2 Закона Томской области от 13 марта 2006 г. № 30-ОЗ «О предоставлении льготы по налогу на прибыль организаций резидентам особой экономической зоны технико-внедренческого типа» // Собрание законодательства Томской области. — 2006. — № 3(8);

статью 1 Закона г. Москвы от 5 июля 2006 г. № 31 «Об установлении ставки налога на прибыль орга низаций для организаций — резидентов Особой экономической зоны технико-внедренческого типа “Зеленоград”» // Ведомости Московской городской Думы. — 2006. — № 8. — ст. 206.

4 См.: статью 8 Закона Республики Бурятия от 26 ноября 2002 г. № 145-III «О некоторых вопро сах налогового регулирования в Республике Бурятия, отнесенных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах к ведению субъектов Российской Федерации» // Бурятия. — 2002. — 148 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ другим налогам, в частности, по транспортному налогу. К примеру, освобождение от уплаты транспортного налога в течение 5 лет предусмотрено в Краснодарском крае, Липецкой и Московской областях, г. Москве и г. Санкт-Петербурге,1 а в течение лет — в Республике Татарстан и Томской области.2 Пониженные налоговые ставки транспортного налога действуют в Республике Алтай.3 Кроме того, Республика Татар стан увеличила срок освобождения резидентов ОЭЗ от уплаты налога на имущество организаций до 10 лет с момента постановки имущества на учет. В целом установленные законодательством о налогах и сборах налоговые льго ты для резидентов ОЭЗ не образуют специальный налоговый режим, который также может предусматривать особый порядок определения элементов налогообложения и освобождение от обязанности по уплате отдельных налогов и сборов, предусмо тренных статьями 13–15 НК РФ. Однако указанный режим устанавливается НК РФ, применяется в случаях и порядке, которые предусмотрены НК РФ и иными актами законодательства о налогах и сборах, и таковым признается:

1) система налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводите лей (единый сельскохозяйственный налог);

2) упрощенная система налогообложения;

3) система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности;

4) система налогообложения при выполнении соглашений о разделе продук ции (статья 18 НК РФ).

Таким образом, основными налоговыми преимуществами, которыми облада ют резиденты ОЭЗ по сравнению с другими налогоплательщиками, являются льго ты по налогу на прибыль, налогу на имущество организаций и земельному налогу.

При этом следует отметить, что благодаря данным льготам налоговая нагрузка, под которой обычно понимается совокупный объем денежных средств, уплачиваемый хозяйствующим субъектом в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды по итогам отчетного периода,5 в результате была снижена в значительно меньшей степени, чем для резидентов СЭЗ, функционирующих в начале 1990-х гг.

ноября;

пункт 2 статьи 2 Закона Липецкой области от 29 мая 2008 г. № 151-ОЗ «О применении пони женной налоговой ставки налога на прибыль организаций, подлежащего зачислению в областной бюджет» // Липецкая газета. — 2008. — 31 мая;

подпункт 1 пункта 2 статьи 26.1 Закона Московской области от 24 ноября 2004 г. № 151/2004-ОЗ «О льготном налогообложении в Московской области» // Ежедневные Новости. Подмосковье. — 2004. — 27 ноября.

1 См.: статью 5 Закона Краснодарского края от 26 ноября 2003 г. № 639-КЗ «О транспортном налоге на территории Краснодарского края» // Кубанские новости. — 2003. — 29 ноября;

статью 7 За кона Липецкой области от 25 ноября 2002 г. № 20-ОЗ «О транспортном налоге в Липецкой области» // Липецкая газета. — 2002. — 28 ноября;

подпункт 2 пункта 2 статьи 26.1 Закона Московской области от 24 ноября 2004 г. № 151/2004-ОЗ «О льготном налогообложении в Московской области» // Ежеднев ные Новости. Подмосковье. — 2004. — 27 ноября;

пункт 2 части 1 статьи 4 Закона г. Москвы от 9 июля 2008 г. № 33 «О транспортном налоге» // Вестник Мэра и Правительства Москвы. — 2008. — № 41;

статью 5.1 Закона Санкт-Петербурга от 14 июля 1995 г. № 81-11 «О налоговых льготах» // Вестник За конодательного Собрания Санкт-Петербурга. — 1995. — № 10;

статью 4.1 Закона Санкт-Петербурга от 4 ноября 2002 г. № 487-53 «О транспортном налоге» // Там же. — 2002. — № 21.

2 См.: пункт 3 статьи 6 Закона Республики Татарстан от 29 ноября 2002 г. № 24-ЗРТ «О транс портном налоге» // Ведомости Государственного Совета Татарстана. — 2002. — № 11. — ст. 1343;

ста тью 9 Закона Томской области от 4 октября 2002 г. № 77-ОЗ «О транспортном налоге» // Официальные ведомости Государственной Думы Томской области. — 2002. — № 11(72).

3 См.: подпункт «в» пункта 1 статьи 3 Закона Республики Алтай от 27 ноября 2002 г. № 7-12 «О транспортном налоге на территории Республики Алтай» // Звезда Алтая. — 2002. — 30 ноября.

4 См.: подпункт 13 пункта 1 статьи 3 Закона Республики Татарстан от 28 ноября 2003 г.

№ 49-ЗРТ «О налоге на имущество организаций» // Ведомости Государственного Совета Татарстана. — 2003. — № 11. — ст. 2022.

5 См., например: Бахтин С. И. Правовое регулирование предпринимательской деятельности в свободных экономических зонах России и оффшорных зонах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук:

WWW.CNFP.RU К примеру, в СЭЗ «Находка» для расположенных в этой зоне предприятий с ино странными инвестициями, доля иностранного участника в уставном фонде которых составляла более 30 %, налог на прибыль, перечисляемый в вышестоящие бюджеты, уплачивался в размере 7 %, а местный налог на прибыль, перечисляемый в бюдже ты г. Находки и Партизанского района, — не более 3 %. Предусматривалось полное освобождение от выплаты налогов на прибыль и на вывозимую за рубеж часть при были на срок 5 лет после получения объявленной прибыли, а также освобождение от налогообложения реинвестируемой на территории СЭЗ «Находка» части прибыли в развитие социальной сферы и формирование инфраструктурных объектов зоны.

Предприятия и организации, расположенные в СЭЗ «Находка», освобождались от на логов на экспорт и импорт, налогов, регулирующих расходование средств, направля емых на потребление, а также к ним не применялось повышение налога к прибыли, которое превышало установленный уровень рентабельности. В СЭЗ «Садко» налог на прибыль предприятий — резидентов СЭЗ «Садко» — в первые 5 лет функционирования зоны не мог превышать 30 %, а для расположенных в СЭЗ предприятий с участием иностранных инвестиций в размере 30 и более %, налог на прибыль составлял не более 20 % (за исключением части прибыли, пере водимой за границу);

при этом предусматривалось полное освобождение от уплаты налога на срок до 3 лет после получения объявленной прибыли. Подобные льготы по налогу на прибыль были установлены в СЭЗ «Выборг».

Кроме того, часть прибыли, реинвестируемая предприятиями — резидентами СЭЗ «Выборг» без иностранных инвестиций и с участием иностранных инвестиций в раз мере менее 30 % — в развитие социальной инфраструктуры зоны через специальный целевой зональный фонд, создаваемый и используемый по решению Выборгского городского Совета народных депутатов, не облагался налогом в течение 10 лет после регистрации предприятия.

В СЭЗ «Кузбасс» для юридических лиц с участием иностранных инвестиций в размере 30 и более %, действующих в сфере материального производства с договор ными сроками функционирования не менее 10 лет, устанавливалось освобождение от уплаты налогов на прибыль на срок до 5 лет после получения объявленной при были, в последующие 5 лет ставка налогообложения прибыли составляла 10 %, за исключением части прибыли, переводимой за границу. Для предприятий с объемом экспорта не менее 50 % годового объема производства ставка налогообложения при были на текущий год по решению Кемеровского облисполкома могла быть сниже на до 5 %. Другие предприятия — резиденты СЭЗ «Кузбасс» с участием иностранных инвестиций в размере 30 и более % — освобождались от уплаты налогов на прибыль на срок до 3 лет после получения объявленной прибыли, в последующем ставка на логообложения прибыли составляла 20 %. Кроме того, иностранным инвесторам, реинвестирующим свою долю прибыли в СЭЗ «Кузбасс», могло быть возвращено до 12.00.03 / С. И. Бахтин. — М., 2006. — С. 11.

1 См.: пункты 20, 22, 25 Положения о СЭЗ в районе г. Находки Приморского края, утвержден ного Постановлением Совмина РСФСР от 23 ноября 1990 г. № 540 // Собрание постановлений Прави тельства РСФСР. — 1991. — № 4. — ст. 50.

2 См.: пункт 19 Положения о СЭЗ в Новгородской области (СЭЗ «Садко»), утвержденного Рас поряжением Председателя Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1991 г. № 1588-1 «О первоочередных мерах по развитию свободных экономических зон в Кемеровской, Новгородской областях в г. Выборге Ленинградской области» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: Справочная правовая система «Гарант».

3 См.: пункты 19 и 20 Положения о СЭЗ г. Выборга Ленинградской области (СЭЗ «Выборг»), утвержденного Распоряжением Председателя Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1991 г. № 1588-1 «О первоочередных мерах по развитию свободных экономических зон в Кемеров ской, Новгородской областях в г. Выборге Ленинградской области».

150 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ 40% суммы налога в пределах объема реинвестирования по решению Кемеровского облисполкома. Полное освобождение от налога на прибыль в течение первых лет со дня на чала реализации инвестиционного проекта (так называемые «налоговые каникулы») и пониженные ставки налога в последующие годы в СЭЗ характерны для законо дательства многих стран СНГ. Так, в соответствии со статьей 7 Модельного закона «О свободных экономических зонах»,2 принятого Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ (постановление от 9 декабря 2000 г. № 16-5), субъектам предпринимательской деятельности, зарегистрированным и осуществляющим дея тельность в СЭЗ, в зависимости от ее вида предоставляются следующие налоговые льготы.

1) освобождение от налога на прибыль на 5 лет со дня начала финансирования инвестиционного проекта, осуществляемого на территории СЭЗ (налоговые канику лы);

2) снижение налоговой ставки на прибыль на 50 % в течение 2 лет после перио да налоговых каникул;

3) уменьшение налогооблагаемой базы прибыли на сумму прибыли, направ ляемой на расширение или модернизацию производства в пределах данной СЭЗ, по истечении сроков периода налоговых каникул и периода применения сниженной налоговой ставки;

4) освобождение от налога на имущество, размещенное в СЭЗ и находящееся в производительном потреблении, на 5 лет;

5) освобождение от таможенной пошлины технологического оборудования и комплектующих, завозимых на территорию СЭЗ с целью монтажа и производитель ного применения для осуществления инвестиционного проекта или модернизации производства;

6) освобождение от подоходного налога на 5 лет физических лиц, занятых на территории СЭЗ;

7) применение режима ускоренной амортизации с коэффициентом для иму щества, размещенного на территории СЭЗ.

В специальных экономических зонах Украины предусмотрен специальный льготный режим налогообложения, который согласно статье 13 Закона Украины от 24 декабря 1998 г. № 356-XIV «О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области»3 устанавливает, что:

1) прибыль плательщиков налога на прибыль на территории специальной экономической зоны облагается по ставке 20 % к объекту налогообложения;

2) доходы, полученные нерезидентами с источником происхождения с терри тории специальной экономической зоны, от проведения хозяйственной деятельно сти, облагаются налогом в размере 2/3 от установленной ставки налогообложения.

Эта норма не распространяется на доходы от осуществления инвестиций в ценные бумаги, выпущенные по решению уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления, и иные определенные доходы;

3) не взимаются сборы в Государственный инновационный фонд и в Фонд по обеспечению мер по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы и соци альной защиты населения;

1 См.: пункты 24 и 25 Положения о СЭЗ в Кемеровской области (СЭЗ «Кузбасс»), утвержденного Распоряжением Председателя Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1991 г. № 1588- «О первоочередных мерах по развитию свободных экономических зон в Кемеровской, Новгородской областях в г. Выборге Ленинградской области».

2 Информационный бюллетень Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. — 2001. — № 26.

3 Ведомости Верховной Рады Украины. — 1999. — № 7. — ст. 50.

WWW.CNFP.RU 5) поступления в иностранной валюте от реализации продукции, товаров (ра бот, услуг), произведенных или оказанных в специальной экономической зоне, осво бождаются от обязательной продажи;

6) в валовой доход предприятия, расположенного в специальной экономиче ской зоне, с целью налогообложения не включается полученная в соответствии с инвестиционным проектом сумма инвестиции в виде:

— средств;

— материальных ценностей;

— нематериальных активов, стоимость которых в конвертируемой валюте под тверждена в соответствии с законами (процедурами) страны инвестора или между народными торговыми обычаями, а также экспертной оценкой в Украине, включая легализованные на территории Украины авторские права, права на изобретения, по лезные модели, промышленные образцы, знаки для товаров и услуг, ноу-хау и т.д.

В соответствии с Законом Украины от 18 марта 1999 г. № 514-14 «О специальной экономической зоне туристско-рекреационного типа “Курортополис Трускавец”» субъекты СЭЗ «Курортополис Трускавец» освобождаются:

1) от уплаты земельного налога во время реализации на территории СЭЗ «Ку рортополис Трускавец» инвестиционных проектов, утверждённых исполнительным комитетом Трускавецкого городского совета, на протяжении определённого в инве стиционном проекте периода освоения земельного участка (а именно планирование территории, строительства объектов инфраструктуры для нужд СЭЗ «Курортополис Трускавец»). На протяжении последующих 10 лет реализации на территории зоны этих инвестиционных проектов указанные лица уплачивают земельный налог в раз мере 50 % от действующей ставки налогообложения (пункт 2 статьи 6);

2) от уплаты ввозимой пошлины в отношении зарегистрированных лекар ственных средств, механизмов, оборудования, комплектующих изделий к ним, про граммного обеспечения (за исключением подакцизных товаров) для нужд собствен ного производства, связанного с реализацией утвержденных инвестиционных про ектов (пункт 2 статьи 10);

3) от обложения НДС операций с ввозом (пересылкой) зарегистрированных ле карственных средств, механизмов, оборудования, комплектующих изделий к ним, программного обеспечения (кроме подакцизных товаров), которые ввозятся (пере сылаются) на территорию СЭЗ «Курортополис Трускавец» субъектами СЭЗ для нужд личного производства, связанного с реализацией утвержденных инвестиционных проектов (пункт 3 статьи 10);

4) от налогообложения на 3 года прибыль субъектов СЭЗ «Курортополис Тру скавец», полученная на территории зоны от реализации утвержденных инвестици онных проектов. Прибыль таких плательщиков налога, полученная с 4 по 6 год реа лизации инвестиционных проектов, облагается налогом в размере 50 % от действую щей ставки налогообложения (пункт 4 статьи 10);

5) от обязательной продажи поступления в иностранной валюте, полученные от реализации продукции, товаров (работ, услуг), произведенных или предоставлен ных субъектами зоны на территории СЭЗ «Курортополис Трускавец» (пункт 8 статьи 10).

Кроме того, в валовой доход субъектов СЭЗ «Курортополис Трускавец» с целью налогообложения не включается полученная согласно инвестиционному проекту сумма инвестиций (пункт 5 статьи 10) по аналогии с положениями статьи 13 Закона Украины от 24 декабря 1998 г. № 356-XIV «О специальных экономических зонах и специальном режиме инвестиционной деятельности в Донецкой области».

1 Ведомости Верховной Рады Украины. — 1999. — № 18. — ст. 139.

152 НАЛОГИ И ФИНАНСОВОЕ ПРАВО, 5/ В соответствии со статьей 8 Закона Республики Молдова от 27 июля 2001 г.

№ 440-XV «О зонах свободного предпринимательства»1 резиденты также пользуются рядом льгот. Так, налог на доход резидентов, полученный от экспорта происходящих из свободной зоны товаров (услуг) за пределы таможенной территории Республики Молдова, взимается в размере 50 %, а в отношении иного дохода — 75 % от установ ленной в Республике Молдова ставки. Резиденты, инвестировавшие в основные фон ды своих предприятий и (или) в развитие инфраструктуры свободной зоны капитал, освобождаются от уплаты налога на доход, полученный от экспорта происходящих из свободной зоны товаров (услуг) за пределы таможенной территории Республики Молдова, в течение 3 лет (при инвестировании не менее чем 1 млн. дол. США) или лет (при инвестировании не менее чем 5 млн. дол. США), начиная с квартала, следую щего за кварталом, когда был достигнут указанный объем инвестиций.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.