авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Минэкономразвития России Российская академия наук

СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ВЫПУСК

16

ПОДХОДЫ К

СТРАТЕГИЧЕСКОМУ ПРОГНОЗИРОВАНИЮ

МОСКВА 2008

«Теория и практика морской деятельности» серия научных публикаций под редакцией проф.

Войтоловского Г.К.

Батурова Г.В., Коновалов А.М. (руководитель авт. колл.), Косолапов Н.А., Крояло И.В., Кудрявцева С.С., Полетаев Д.В., Федоренко Н.М.

Подходы к стратегическому прогнозированию. – М.: СОПС, 2008. – …с.

Рецензенты: д.э.н. Загашвили В.С.

д.э.н. Смирнов В.С.

Оглавление Базисные представления 1. Теоретические основы _ 1.1. Принципы стратегического прогнозирования 1.2. Основные факторы, влияющие на развитие морской деятельности в условиях неопределенности_ 1.3. Методологический аппарат 1.4. Научное обоснование необходимости качественных изменений в развитии морской деятельности России 1.5. Формирование информационных ресурсов для обеспечения процессов стратегического прогнозирования развития морской деятельности_ 1.6. Управление морской деятельностью и потребности в стимулировании_ 1.7. Принципы формирования системы социальной мотивации _ 1.8.Оценки эффективности систем мотивации управления морской деятельностью _ 1.9. Институциональные и нормативно-правовые основы стратегического прогнозирования развития морской деятельности Российской Федерации _ 2. Схема построения долгосрочных прогнозов _ 2.1. Общие положения 2.2. Результаты анализа освоения пространств и ресурсов Мирового океана с учетом мировых тенденций_ 2.3. Ключевые проблемы _ 2.4. Перспективы развития морской деятельности Российской Федерации _ 2.5. Целевые установки Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу и временные горизонты их достижения _ 2.6. Актуальные комплексные задачи развития морской деятельности 2.7. Анализ внешних по отношению к морской деятельности России факторов и процессов (фонов) 2.8. Ожидаемые результаты реализации Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу _ 2.9. Институциональное обеспечение стратегического прогнозирования развития морской деятельности 2.10. Финансовое обеспечение стратегического прогнозирования развития морской деятельности.

ФЦП «Мировой океан» – основной инструмент реализации долгосрочных стратегических целеустановок развития морской деятельности _ 2.11. Организация мониторинга хода развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу _ Заключение Список источников _ Приложения _ Базисные представления В наши дни общество, экономика, производство и управление им не могут активно жить только текущим моментом. Всех их объединяет стремление к предвидению будущего, к прогнози рованию, планированию. Это стремление – неотъемлемый элемент процессов развития, роста, на правленного формирования его перспектив при соответствующем учете характера объективных условий и возможностей проявления в них субъективного фактора. Современное управление раз витием целенаправленной деятельности общества не может быть эффективным, если оно не бази руется на исследованиях политико-правовых, внешнеэкономических, социально-экономических, особенно производственно-технических и организационных проблем. Это исключительно важно при наметках перспектив развития видов деятельности в условиях больших рисков.

Для репрезентативного определения перспектив и возможностей развития промышленной или оборонной составляющих, например, в морской среде, особенно в районах открытого моря, понимание значения такой особенности возрастает многократно. Направленность любого разви тия, его конкретная нацеленность на желаемые, но количественно намеченные, определенные бу дущие результаты настолько точнее и представительнее, насколько она базируется на научно обоснованной идеологии, построенной на обобщении, синтезировании практики прошлого с тео ретическими элементами предвидения социально-экономических, научно-технических и полити ческих возможностей всего общества и его сфер деятельности. Такой синтез становится опти мальным при комплексном учете множества предпосылок, определяющих целесообразность при влечения того или иного объема усилий, вовлечения средств для достижения результатов, много кратно превышающих соответствующие затраты. Однако только этого недостаточно, особенно в производительном или ином природопользовании, например, в морской деятельности.

Организационной и материально-технической основой изучения, освоения и использования Мирового океана является развитие производительных сил, в основном размещаемых в простран ствах, находящихся вне пределов действия суверенитета Российской Федерации. «Ходить по мо рю необходимо» – известно со времен Плутарха, но вот «куда?», «зачем?», «для чего?» – эти век торы направленности постоянно менялись на протяжении всей истории российского мореплава ния. Для этого опыта характерны большие зигзаги: потребность государства и общества в морской деятельности и, соответственно, научно обеспеченных системных взглядах на ее развитие, обост рялась, как правило, в кризисные и послекризисные периоды. К тому же, осуществление морской деятельности подвержено воздействию, как минимум, двух категорий рисков. Одни связаны с ор ганизацией любых видов морской деятельности во враждебной природной среде, другие – вызы ваются постоянным усложнением международных условий, формируемых при использовании ак ваторий общего пользования.

Природные риски преодолеваются по мере научно-технического прогресса, достижений океанологии, метеорологии, географии и других морских наук, обеспечивающих создание все бо лее безопасных оборонных и производственных средств и орудий морепользования. А вот риски, связанные с процессами изменений международных условий, вызывают потребность определения интересов иностранных государств, поиска компромиссов между ними, развития систем специ альных международных отношений.

Для морской политики, определяемой руководством страны, характерна гибкость, учиты вающая, с одной стороны, изменения международных условий морепользования, а с другой – воз можности, интегрирующие свои долговременные интересы в этой области. Однако такая гибкость возникает только тогда, когда четко выверен национальный интерес каждого вида морской дея тельности, не корпоративный, отраслевой или региональный, а именно национальный, общегосу дарственный. Он шире любого из перечисленных и адекватен целям всего российского общества.

В морехозяйственном комплексе на основе морской политики – производной от внешнеэкономи ческой, социально-экономической, промышленной и оборонной политик государства – реализу ются различными способами, в том числе технологическими, широкие национальные интересы, и определяется идеология его развития. В свою очередь, на основе такой идеологии формируются концептуальные системы взглядов на программное и законодательное обеспечение, а также осу ществляется стратегическое прогнозирование. Вот почему каждая из этих составляющих должна исключать экспромт, вольную импровизацию, «самостийное» развитие. Их следует строить на серьезной научной основе, способствующей интеграции всех видов интересов в обобщенный на циональный интерес, репрезентативность которого выверяется усилиями всего морского сообще ства практиков, исследователей, управленцев, экспертов.

Естественно, что успешность реализации намечаемой политики в целом и ее осуществле ния через функциональные и региональные составляющие во многом зависит от своевременного и квалифицированного учета практикой научно обоснованных стратегических и практических уста новок руководства страны, тщательного отбора проектов и мероприятий, способствующих выяв лению возможностей их действительного использования в структурах и персонами, принимаю щими решения, определяющие эффективное развитие.

Большую часть своей трудовой деятельности автору пришлось заниматься ситуационным и перспективным прогнозированием развития как отдельных видов, так и морской деятельности в целом, с учетом возможностей ее осуществления в Мировом океане при тех или иных междуна родных условиях, отличающихся большой динамикой. Исходя из своего жизненного опыта, дол жен отметить, что этот вид управленческого и научного творчества весьма ненадежен по конеч ным результатам, отличающимся большой неопределенностью, открытостью для критики и даже опровержения. Однако спрос на его итоговые предложения всегда был достаточно большим, хотя, как правило, не удовлетворял прямое руководство или заказчиков, в основном рассчитывающих на благоприятное развитие событий в актуальной для них сфере деятельности. Реальная практика защиты аргументированных гипотетических идей, долговременных планов, прогнозов, программ убедила в том, что заказчиков интересуют, как правило, конечные результаты, а не условия, при которых они могут быть получены, не причины, обеспечивающие или сдерживающие их форми рование. Особенно невосприимчивы они к пессимистическим прогнозным оценкам в отдаленной перспективе, хотя «плохие» (по их мнению) прогнозы, как правило, сбываются, если при осущест влении деятельности не будут заблаговременно устранены или смягчены факторы и причины их негативной направленности. Даже смягчение таких причин вызывает необходимость усилий, тем более затрат сил и средств с весьма отложенной по срокам эффективностью. Хотя, как известно, отложенная эффективность в любом виде морской деятельности, вызываемая необходимостью ак кумулировать огромные инвестиции, будь то научно-поисковые работы, судостроение или разви тие портового хозяйства, любой другой береговой инфраструктуры, – ее неотъемлемое экономи ческое свойство.

Ну, какому заказчику, особенно современному российскому рыночнику, тем более вклады вающему в дело немалые средства, и, как правило, ориентирующемуся на решение краткосрочных задач и получение быстрых выгод, это может понравиться, когда предстоят расходы реальные и сейчас, а результаты виртуальные, да еще в отдаленной перспективе. Однако даже самые крутые проводники либеральной экономики через полтора десятилетия «дикого рынка» в нашей стране признали необходимость и перешли в 2007 г. на трехлетнее бюджетное планирование, на продви жение 15-летних планов развития, например, электроэнергетики под эгидой государства. Полагаю, что это только начало, так как устойчивое развитие, например, промышленного морепользования невозможно без государственного регулирования, без целенаправленного стратегического плани рования, без заблаговременного определения соответствующих факторов, ему способствующих, без выявления причин, ему сопутствующих. Выступление Президента Российской Федерации на расширенном заседании Госсовета, состоявшемся 8 февраля 2008 г., в котором он изложил свои представления о Стратегии дальнейшего развития России на период до 2020 г., тому прямое под тверждение.

Производственные отношения, возникающие при изучении, освоении ресурсов и про странств Мирового океана, формируются на основе многократно пересекающихся взаимодействий разных форм собственности (национальной, иностранной, международной), суверенитета и суве ренных прав прибрежных государств над различными акваториями, а также под влиянием регуля ционных функций международных организаций, обладающих той или иной компетенцией в от крытом море и постоянно расширяющих ареал своей деятельности, сужающей свободный доступ к пространствам общего пользования и «общего наследия человечества» (Международный район глубоководного дна Мирового океана).

Кроме того, конкурентные обстоятельства, складывающиеся на мировом рынке, усиливают риски отложенного получения эффективных результатов от крупных инвестиций в будущее ус тойчивое развитие любого вида морской деятельности. В этой связи возрастает важность, даже за висимость от уровня обоснованности стратегического прогнозирования не только возможностей осуществления в Мировом океане тех или иных операций, но и всего комплекса, всей системы морской деятельности, каждой ее составляющей, взаимодействующих между собой и внешним миром. Отечественная практика среднесрочного и долгосрочного прогнозирования за последние 50 лет прошла через большие трения с научными коллективами, управленцами и властью. Начи ная с интуитивно-экспертных прогнозов до их разработки на основе строго выведенного теорией и практикой научного аппарата, часть которого обобщена в этом выпуске.

Интегрированный выбор развития того или иного вида производственной или иной дея тельности, объединяющей в себе различные ее виды, отрасли, направления, всегда связан с ком плексной работой многих коллективов.

Одному коллективу затруднительно четко определить да же контуры необходимого прогноза, обозначить задачи всех составляющих и определить его структурное содержание. Именно поэтому каждый участник стратегического прогнозирования и последующего среднесрочного и долгосрочного планирования должен быть вооружен одним и тем же или аналогичным инструментарием, адекватно ориентирующим в выборе основного курса к перспективным целям, определенным государством. Тем более тогда, когда прогнозирование нацелено на рационализацию систем стратегического управления, которое может потребовать «...совершенствования государственных механизмов взаимодействия различных звеньев власти и гражданского общества» на разных этапах развития – «...от целеполагания до реализации страте гических национальных приоритетов» 1. В процитированной публикации В.П. Назаров сообщает о том, что в Совете Безопасности закончена разработка проекта Основ стратегического планирова ния развития Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности, в которых со держится идеология этого процесса, освещены концептуальные и методологические вопросы 2, а также приводит схему его осуществления 3 (Рис. 1).

Назаров В.П. Стратегическое планирование развития Российской Федерации с учетом задач обеспечения националь ной безопасности – важнейший компонент государственного управления. – В кн. : «Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации». Вып. 4. – М.: изд-во «Известия»;

2007. – С. 18 (240 с.).

Там же. – С. 19.

Там же. – С. 20.

Конституция Российской Федерации Концепция национальной безопасности Российской Федерации Федеральные законы, указы и Специализированное директивы Президента Российской информационно Федерации, иные нормативно- Стратегические национальные приоритеты аналитическое, правовые акты в сфере Российской Федерации организационно-научное и стратегического планирования иное ресурсное развития российской Федерации с Стратегический прогноз развития обеспечение учетом задач обеспечения Российской Федерации на 20-25 лет национальной безопасности Ежегодный доклад Президенту Российской Федерации о состоянии национальной безопасности и мерах по ее укреплению МВК совета Безопасности Основы стратегического планирования развития Российской Федерации Российской Федерации по Оперативные совещания проблемам стратегического и обеспечения национальной безопасности Совета Безопасности планирования, по другим Российской Федерации и проблемам национальной совещания по безопасности Стратегия развития Российской Федерации стратегическому планированию Программа долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации и стратегии развития отдельных видов деятельности Российской Федерации на период 10-15 лет Национальные проекты, федеральные и ведомственные целевые программы социально-экономического, научно-технологического и инновационного развития Российской Федерации, комплексные программы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации Рис. 1. Система стратегического планирования развития Российской Федерации с учетом задач обеспечения национальной безопасности (по Назарову В.П.) Надо сказать, что все эти подходы проекта Совета Безопасности к стратегическому планированию адекватны взглядам и конкретным разработкам, естественно на другом уровне, коллектива морского направления СОПС, активно участвующего в подготовке и реализации идеологии прогнозирования и перспективного развития морской деятельно сти. Более того, в научно-организационном плане имеются элементы даже некоторого опережения общих подходов, правда, специализированных в области развития отечест венного морепользования.

Во-первых, ряд сотрудников сегодняшнего СОПС на протяжении последних 10 лет активно участвовал в выборе путей развития морской деятельности, в формировании сис темы взглядов и идеологии этих процессов. При их непосредственном участии были под готовлены Концепция ФЦП «Мировой океан», одобренная Указом Президента Россий ской Федерации (1997 г.), сама эта ФЦП, утвержденная Правительством нашей страны (1998 г.), Доктрина развития морской деятельности Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденная Президентом российского государства (2001 г.), Предложения по разработке проекта Стратегии развития морской деятельности России до 2020 г. и на бо лее отдаленную перспективу, одобренные Морской коллегией при Правительстве Россий ской Федерации (19 декабря 2006 г.).

Нельзя не отметить, что почти все эти государственные решения проходили пред варительную обкатку в Совете Безопасности Российской Федерации, на его заседаниях, в Научном совете при Совбезе и его рабочем аппарате 1. В соответствии с решением Мор ской коллегии при Правительстве Российской Федерации проект этой Стратегии разраба тывается в структурах и аппарате каждого федерального органа исполнительной власти, курирующего морскую деятельность. В основе этих разработок лежат философия и идео логия ее долговременного развития, которые претворяются в жизнь через реализацию упоминавшихся государственных решений.

Во-вторых, во всех предыдущих 15 выпусках научных изданий СОПС серии ТПМД (2003–2008 гг.), публикуемых под эгидой Морской коллегии, поднимались, рас сматривались и обсуждались вопросы о необходимости развития стратегического прогно зирования в морской деятельности и подходы к его осуществлению (выпуски 5, 7, 8, 9, 11, 13, 15), определялись закономерности (вып. 12) и пути модернизации всего морепромыш ленного комплекса и его отдельных видов, отраслей, приморских регионов (вып. 1, 13, 15), проблемы организации мобилизационного производства (вып. 6), процессы формиро вания международных условий морской деятельности в отдельных районах Мирового Подр. См.: Войтоловский Г.К. Об эволюции госуправления морской деятельности. – «Морской сборник», № 5, 2008.

океана. Во всех этих исследованиях и публикациях, конечно, содержались специальные акценты. Тем более потому, что морепользование обладает исключительными политиче скими, экономическими, научно-техническими и международно-правовыми особенностя ми, которые, как правило, не учитываются, не предусматриваются общеэкономическими стратегиями, концепциями, методиками, основами, не укладываются в их рамки и всегда требуют специальных профессиональных исследований, обеспечивающих эффективное управление процессами изучения, освоения и использования ресурсов и пространств Ми рового океана. Безусловно, основные посылы этих прогнозных материалов в свою очередь положительно воспринимаются в морской деятельности, выявляя и подчеркивая ее осо бенности.

Развитие морской деятельности, происходящее в условиях больших рисков, невоз можно без предварительных оценок предстоящего использования проектируемых и строящихся технических средств в совершенно определенных географических обстоя тельствах, меняющихся во времени. Более того, чем продолжительнее намечаемый экс плуатационный период, тем значительней широта учета привходящих обстоятельств (гео графических, научно-технических, экономических, внешнеэкономических, международ но-правовых и политических), которые следует предусматривать при прогнозировании возможностей эффективного морепользования, тем успешнее и устойчивей смогут осуще ствляться процессы изучения, освоения и использования ресурсов и пространств Мирово го океана в научных, хозяйственных и оборонных целях.

Именно понимание этого явления побудило руководителей морской деятельности и научной общественности, даже на пике жесткого внедрения моделей «анархо провинциального либерализма» 1 в отечественную экономику, поднять вопрос о долговре менном и комплексном развитии морской деятельности. Несмотря на сопротивление сто явших «... у руля экономики псевдолибералов», которые «... считали, что технический прогресс возникает главным образом из рыночной конкуренции» 2, руководство страны достаточно конструктивно восприняло эти вызовы времени. В результате короткого пе риода действенно поддержало их, одобрив Концепцию ФЦП «Мировой океан» (Указ Пре зидента Российской Федерации, январь 1997 г.), утвердив саму эту программу (Постанов ление Правительства Российской Федерации, август 1998 г.) и Морскую доктрину Рос сийской Федерации на период до 2020 г. (утверждена Президентом страны, июль 2001 г.).

Несмотря на то, что страна в эти годы переживала определенные экономические сложности и испытывала финансовые ограничения при установлении характера и величин Гринберг Р.С. Нелепо зависеть от заграницы // «Известия», 15 февраля 2008 г.

Примаков Е.М. 2007 год: прощание с псевдолибералами // «Российская газета», 15 января 2008 г.

бюджетных расходов на освоение ресурсов и пространств Мирового океана, упомянутые государственные решения имели для отечественной морской деятельности исключитель но позитивные последствия, которые проявляются в ней по настоящее время. Понимание важности этих решений усиливается при учете исторических условий, в которых они бы ли приняты. Это было время искусственной универсализации внедрения рыночной систе мы, как минимум вековой давности, но осуществляемой под влиянием властей придер жавших повсеместно в каждой из отраслей экономики, не взирая на содержащиеся в ней большие опасности. Распространение этой системы на реальное морепользование привно сило в него элементы системного кризиса, из-за которых традиционные виды морской деятельности (морской транспорт, промышленное рыболовство, экспедиционные морские исследования, научно-поисковые работы, судостроение и др.), осуществляемые автоном но, пришли в состояние коллапса, а новые (шельфовая добыча УВ, разработка минералов глубоководного района, развитие спутниковой навигации и др.) – оказались отложенными на неопределенные сроки или происходили преимущественно под контролем иностран ных разработчиков, что изначально ставило первых в неконкурентоспособное положение.

Основные положения Концепции ФЦП «Мировой океан», касающиеся необходи мости долговременного и комплексного развития всех видов морской деятельности, в по следующем «красной нитью» прошли через все упомянутые государственные решения, усилившись в Морской доктрине до определения всех составляющих морской политики.

Начиная с первого этапа (1997–2002 гг.) реализации ФЦП «Мировой океан», определив шего ближайшие и среднесрочные перспективы, подчеркивалась важность и сложность необходимых системных перемен в регулировании отечественной морской деятельности, которые бы обеспечивали:

увязку направленности морской деятельности в целом с интересами комплексного решения проблем изучения, освоения и использования Мирового океана как для социаль но-экономического развития, так и обеспечения обороны и безопасности страны, дости жения максимальной эффективности при совместном применении всех задействованных в этом сил и средств;

комплексную оценку угроз национальной безопасности Российской Федерации в области морской деятельности с учетом состояния, тенденций развития и использования морского потенциала в ведущих зарубежных странах;

определение вклада морской деятельности в решение оборонительных, экономиче ских, внешнеполитических и других задач;

обязательный учет в системных проектах внешнеполитических, военно технических и экономических факторов укрепления и наращивания морского потенциала Российской Федерации, обеспечение рационального сочетания сил и средств освоения Мирового океана, а также подготовку в рамках этих проектов предложений по решениям, способствующим постановке и достижению принципиально важных долговременных це лей в области морской деятельности;

придание системным проектам высокой практической направленности.

Эти рекомендации были уточнены, обобщены в Совете Безопасности 1 и были по ложены в основы содержания Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденной Президентом страны. Необходимо отметить, что сама фраза «на пе риод до 2020 г.» изначально вызывала немало саркастических реплик апологетов и про водников «либеральной экономики», находящихся на разных уровнях управления. Но по сле того как Президент Российской Федерации 21 июля 2006 г. поручил разработать кон цепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г., намеченный срок действия Морской доктрины был вторично подтвержден на са мом высоком государственном уровне.

Предстоящее утверждение основ стратегического планирования, о которых гово рилось выше словами заместителя Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Назарова В.П., безусловно, поможет усилению конструктивности тезисов проекта мор ской стратегии нашей страны. Этот проект – реализатор идеологий и целей развития мо репользования, обозначенных в упомянутых решениях высшего руководства, но не толь ко. В нем должны быть учтены закономерности развития морской деятельности, опреде лены способы и механизмы, периоды поэтапного достижения указанных целей. Их сис темный выбор наполнения проекта Стратегии должен быть построен на основе специаль ного научного инструментария, с помощью которого могут быть формализованы и обоб щены реальная практика, обоснованы поэтапные возможности развития и достижения це лей долговременных перспектив.

Одной из целей издателя и авторов этой книги является необходимость вооруже ния таким инструментарием широкого круга специалистов, занимающихся разработкой перспектив разных видов общественной жизни Российской Федерации вообще, а в осо бенности – развитием морской деятельности до 2020 г. и в более отдаленном периоде. Их профессиональное восприятие этих процессов определяется базовым образованием разра ботчиков, использованием существующих теоретических знаний, практическим опытом, Первоначально они были рассмотрены в Научном совете при Совете Безопасности, рекомендации которого утверждены Секретарем этой президентской структуры, а в последующем актуализированы на заседании членов Совета Безопасности и нашли отражение в Указе Президента страны (март 2000 г.) и Постановлении Правительства (июнь 2000 г.), в которых, как и в ФЦП Мировой океан», обращалось внимание всех участ ников морской деятельности на важность комплексного подхода к решению проблем изучения, освоения, использования океанических пространств и ресурсов.

формирующим интуитивные взгляды, которые в совокупности составляют субъективную реакцию на происходящие и предстоящие события, выявляющую тенденции, обобщаю щиеся в последующих предпрогнозных оценках. Тем более, что в современном мире на учно обоснованный прогноз – важнейший инструмент, способствующий принятию реше ний стратегического плана. От степени его обоснованности и верифицируемой достовер ности зависит устойчивое развитие общества и всех видов его жизнедеятельности в сред несрочной и отдаленной перспективах. Уровень такой зависимости смягчается успешным сочетанием теории прогностики с учетом исторического опыта реальной практики, спо собствующих сбалансированию возможностей оптимизации, развития с рисками его осу ществления при наименьших первоначальных затратах с высокой эффективностью в дол госрочных периодах.

Современная прогностика обладает большим научно-методическим инструмента рием и по точности оценок сильно отличается от времен Нострадамуса, однако она всегда содержит элементы интуитивности, которые складываются только на базе практического опыта и реальных представлений о процессах научно-технического прогресса или харак тере развития международных отношений, особенно в условиях глобализации. Иначе го воря, интуиция профессионала, которая формируются на базе многолетней практики, яв ляются неотъемлемым элементом стратегического прогнозирования или планирования.

Именно по этой причине ему нельзя обучить, ориентируясь только на теорию прогности ки, в которой трудно обобщить все внутренние и внешние случайности, возникающие при развитии, например, каждого вида морской деятельности или процесса, развивающегося в сфере добывающего природопользования. В то же время, даже большая практика без под крепления соответствующими научными представлениями, построенными не только на формализованных основаниях, не учитывающая различную «аксиоматику», сформиро ванную на базе культурных, экологических, научно-технических, мировоззренческих и иных даже аксиологических системах взглядов, не обеспечит репрезентативную разработ ку конструктивных подходов к будущему развитию любого объекта прогнозирования че ловеческой деятельности. Именно поэтому в подобных процессах исключительную важ ность представляет оптимизация сочетания современных теоретических представлений с объективной оценкой продолжительной ретроспективной практики. Тем более при ответ ственном понимании того, что за последствия принятых решений в настоящее время при дется рассчитываться следующим поколениям.

Автор настоящей статьи, обладая большой практикой научно-технического, внеш неэкономического прогнозирования, знает, что обучить теоретическим основам прогно стики можно людей разных специальностей – инженеров, экономистов, математиков, лин гвистов, физиков, геологов и др. Однако владения научным инструментом недостаточно.

В разработке прогнозов необходимо прямое участие управленцев и практиков – производ ственников, обладающих стратегическим видением. Иначе говоря, для составления репре зентативных и верифицируемых прогнозов, гибко переводимых в среднесрочные про граммы и долговременные планы действий и развития, использовать только инструмента рий прогностики недостаточно.

Участникам процессов прогнозирования кроме примене ния соответствующего научного аппарата необходимы четкие базисные представления, знания о закономерностях развития проецируемых объектов в прошлом и настоящем вре мени, что без специалистов, обладающих ими и профессиональной интуицией, невозмож но. Особенно в морской деятельности, развитие которой всегда подвержено такому оби лию рисков, что их воздействие в перспективе затруднительно четко предусмотреть и подсчитать без обладания научно обоснованными базисными представлениями, о которых идет речь в настоящей книге. Коллектив ее составителей, возглавляемый кандидатом тех нических наук Коноваловым А.М., убедительно показал, что в России, как и в мире, нако плен значительный опыт прогностических исследований, что науке и практике хорошо известны различные подходы к их осуществлению, методы и модели прогнозирования, нередко противоречащие и конкурирующие друг с другом. Только за последние годы, как отмечается в представленном выпуске ТПМД, были подготовлены десятки прогнозов со циально-экономического и технологического развития, различающиеся по целям, масшта бам, формам представления конечных результатов и, соответственно, выводам. Анализ опубликованных работ, проведенный авторским коллективом, показывает, что проблема выбора научного аппарата для их построения, особенно на долгосрочную перспективу, еще далека от своего решения.

Именно поэтому в этой книге предпринята попытка обобщить, систематизировать и оценить применимость имеющихся методов и моделей к морской деятельности нашей страны, а на этой основе – выделить основные принципы стратегического прогнозирова ния, отделить их от второстепенных и малосущественных. При практическом применении предлагаемого ими в этой связи сценарного подхода следует принимать во внимание, что совпадение результатов чрезмерно оптимистичного прогноза с реальностью может свиде тельствовать отнюдь не о таланте разработчиков и качестве их работы, а о случайно сло жившейся благоприятной внешней конъюнктуре, которая вывела морскую деятельность России на желаемую траекторию развития. С другой стороны, сторонники сугубо песси мистических оценок вправе ожидать, что реальное будущее окажется лучше модельного, но такой факт вовсе не свидетельствует об их профессионализме, а скорее даже наоборот.

Особый интерес представляют авторские усилия заглянуть в «мертвые зоны», не доступные для стратегического прогнозирования. Нельзя достоверно предсказать послед ствия от использования новых технологий, опирающихся на непознанные законы приро ды, но стремление учесть систематику законов их воздействия на Стратегию развития морской деятельности России, в принципе, следует только приветствовать.

Базовую основу любого жизнеспособного прогноза составляет грамотно выпол ненная оценка имеющихся ресурсов, адекватный анализ рисков, способных разрушить самую совершенную систему, чему в работе уделено повышенное внимание. В этой связи трудно переоценить значимость авторских подходов к выбору информационных ресурсов, используемых при построении того или иного прогноза, а также при развитии разных форм стратегического прогнозирования.

Полагаю, что эта работа будет положительно воспринята не только разработчиками проекта Стратегии развития морской деятельности Российской Федерации до 2020 г. и в более отдаленной перспективе, но всеми специалистами, заинтересованными в активиза ции освоения ресурсов и пространств Мирового океана нашей страной.

Как уже отмечалось, составители настоящей публикации в меру своих сил и знаний старались учесть имеющиеся наработки, тот бесценный задел отечественной и зарубеж ной прогностики, ее различных школ и направлений. Понятно, что многие полезные и нужные вещи остались за пределом охвата представленного материала. К ним, например, относятся не вошедшие в настоящую публикацию: поиски подходов к формализации ин тенций заинтересованных в развитии морской деятельности участников (авторы глубоко убеждены, что решение этой проблемы принципиально достижимо и сверхактуально в це лях сглаживания конфликтогенных интересов субъектов морской политики);

вопросы со циального проектирования в приморских регионах;

рекомендации по становлению систе мы научно-прогностического обеспечения морепользования;

оценка случайных, непред виденных рисков, способных препятствовать или содействовать интенсификации отечест венной морской деятельности;

рекомендации по обеспечению информационно психологической безопасности в этой области;

анализ возможностей внедрения новых технологий для повышения технического уровня продукции и конкурентоспособности отечественных товаров и услуг морского происхождения и морского назначения;

изуче ние путей интенсификации государственно-частной инновационной политики в море пользовании;

определение и диверсификация перспективных направлений глобального сотрудничества Российской Федерации в этой сфере, перспективы совершенствования сервисных услуг, включая логистику, информационное обеспечение морепользования, гидрографию, гидрометеорологию.

При инновационном сценарии развития морской деятельности повышенное внима ние должно уделяться ее «интеллектуальному потенциалу» – основе «экономики знаний»

в морском секторе, самой системе подготовки кадров морских профессий, где основная роль отводится высшей школе, а также многочисленным новым формам получения выс шего и среднего образования, поскольку с потерей перспективного видения в этой сфере, комплексности и интеллектуального лидерства любая стратегия высшего государственно го уровня (в отличие от отраслевых и региональных) теряет актуальность, становится не востребованной временем и отвергается.

Общеизвестно, что самый совершенный прогноз в любой момент может быть раз рушен резко изменившейся международной обстановкой, а поэтому неизбежна военно экономическая интеграция, то есть взаимопроникновение военного и гражданского секто ров экономики страны, применительно к настоящей работе объединение экономической и военной сфер деятельности государств в условиях глобализации. В этой связи весьма ин тересной и заслуживающей самого скрупулезного изучения и отдельной проработки пред ставляется идея о внедрении перспективной формы новейших институциональных струк тур, в которой сплетаются элементы финансово-экономического и оборонного характера, – российских военно-морских промышленных консорциумов.

В порядке гармонизации интересов трех субъектов морской политики России – го сударства, общества и бизнеса – в развитии нуждается система страхования в морской деятельности и ее институты, которая во многом тормозит приток прямых инвестиций в морехозяйственный комплекс Российской Федерации, отпугивает иностранного инвесто ра. В последующих публикациях СОПС будут детально изучены практика развития госу дарственно-частного партнерства, мировой опыт создания особых экономических зон, как специфических форм эффективного взаимодействия заинтересованных участников, равно как и льготного налогообложения и иных механизмов поощрения деловой активности в видах морепользования или иной деятельности со спецификой, схожей с морской, а также технологии встраивания в нее малого и среднего бизнеса. В этой связи СОПС начинает проведение анализа перспектив внедрения в морехозяйственный комплекс России такого относительно нового для этого вида деятельности инструмента, как аутсорсинг 1, откры вающего возможность разделения труда между крупным бизнесом, с одной стороны, ма лым и средним – с другой. В целом в русле идентификации интересов третьего субъекта морской политики России – коммерческих структур – возрастают актуальность и востре бованность конкретных мер по интенсификации привлечения частных средств в морехо Аутсорсинг (англ. outsourcing) – передача на договорных условиях некоторых специфических функций профессионалам со стороны (Корельский В.Ф. Современный биржевой словарь. – М.: Крафт+, 2006).

зяйственный комплекс России и улучшению финансового обеспечения морской деятель ности. Таким образом, заинтересованного читателя можно адресовать, как к предыдущим, так и, главное, последующим изданиям настоящей серии, а также другим многочислен ным публикациям, которые в той или иной мере приобщают морское сообщество к освое нию методов стратегического прогнозирования.

профессор Войтоловский Г.К.

март 2008 г.

1. Теоретические основы В современном мире появились первые признаки одной малозаметной тенденции, которая, тем не менее, способна сыграть существенную роль не только в системе мировой экономики и международных отношений, но и в самом характере дальнейшего прогресса человеческой цивилизации. Либеральным и неоконсервативным догматам, доминировав шим последнее время, постепенно, но все более уверенно и явственно приходит на смену эволюционно-институциональный системный подход. Двигателем такой трансформации стал самый откровенный утилитаризм – устаревшие экономические модели, актуальные в прошлые века, перестали удовлетворять элементарным потребностям мирового развития и отвечать глобальным вызовам последних лет, имеющим качественно иную, отличную от прежних природу.

Во-первых, основным объектом воздействия со стороны повсеместно проявляющихся угроз челове честву, имеющих, как правило, сетевой характер (международный терроризм на море, трансграничная пре ступность и т.д.), становится именно государство, во многом по той причине, на которую указывал в «Вели кой шахматной доске» З. Бжезинский, а с его мнением по этому вопросу в принципе можно согласиться:

«Государства-нации продолжают оставаться основными звеньями мировой системы… Конкуренция, осно ванная на владении территорией (добавим от себя – «и акваторией» – авт.), все еще доминирует в между народных отношениях… В этой конкуренции географическое положение все еще остается отправной точкой для определения внешнеполитических приоритетов государства-нации, а размеры национальной территории по-прежнему сохраняют за собой значение важнейшего критерия статуса и силы» 1. Именно государство и его институциональная база становятся главными препятствиями нелегальным меж- и надгосударственным структурам в их стремлении к обладанию стратегическими ресурсами, понимаемыми в очень широком смысле – начиная от собственно природных или финансовых и заканчивая пространственными, интеллекту альными или инновационно-технологическими.

Активная PR-кампания, лоббирующая интересы надгосударственных институтов, преувеличенные надежды на их сегодняшнюю дееспособность, а, тем более, определяющую роль в недалеком будущем и даже поспешное провозглашение этих структур основными субъектами глобальной политики и экономики, практически не меняют сути дела. Рисуемая некоторыми экспертами идиллия, в которой сплоченное под знаком торжествующих либерально-демократических ценностей человечество, ведомое «справедливыми»

наднациональными общественными, политическими и бизнес-структурами, уверенно шагает в завтрашний день, постоянно наталкивается на суровые будни. А в реальности скорее наоборот, «нам следует, как и пре жде, защищать наши жизненные интересы. Мы без посторонней помощи способны сказать “нет” всему, что для нас неприемлемо». Может показаться странным тот факт, что такие слова не принадлежат «ястребам» из американской администрации или, напротив, маргинальным аутсайдерам типа Уго Чавеса, находящимся по разные стороны политического спектра, но в силу закона «противоположности сходятся» отличающимся редкостной общностью интересов. На самом деле эти строки вышли в 2001 году из-под пера бывшего тогда министром иностранных дел Франции вполне умеренного Юбера Ведрина. Точно так же фраза: «Я не чув ствую себя обязанным другим правительствам» 3 – принадлежит отнюдь не неоконам из Госдепартамента США или духовным лидерам исламского фундаментализма. В действительности это веское заявление впол не ответственно прозвучало у Герхарда Шрёдера 10 февраля 2003 года, то есть в бытность исполнения им обязанностей канцлера Германии.

В этой связи примечателен прогноз «Взгляд из середины XXI века», сделанный соредактором «Кри зисных заметок» Эрнстом Партриджем, который получил значительный общественный резонанс. Гранича щий с жанром футуристической антиутопии, он исходит из предположения, что к 2012 году, когда прези дентом США станет брат Джорджа Буша-мл. Джеб, «существенную роль в развитии кризиса сыграла разра Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.:

Международные отношения, 2002. – С. 51.

Цит. по: Майкл Гленнон. Совет Безопасности: в чем причина провала? // Россия в глобальной политике.

№ 3, июль-сентябрь 2003 г. – С. 111.

Там же.

ботанная теоретиками и принятая на вооружение консервативная экономическая политика, нацеленная на ликвидацию всех услуг и функций правительства на федеральном уровне, уровне штатов и муниципальном уровне, за исключением обороны и внутренней безопасности. Были закрыты государственные школы и уни верситеты, в результате чего большая часть детей лишилась возможности получить образование… Снизи лись уровень грамотности и качество квалифицированной рабочей силы. Провалилась попытка приватизи ровать объекты инфраструктуры – дороги, мосты, электросети, трубопроводы и пр. В результате банкротст ва политики правительства не были выделены средства на ремонт и восстановление, что еще более усугуби ло экономические проблемы… Когда-то самая мощная экономика скатилась до уровня страны третьего ми ра» 1.

Во избежание подобного пути развития событий повсюду в мире начинается укрепление государст венных институтов, а в морской деятельности развитых стран мира среди наиболее вероятных тенденций проглядывается тенденция возведения и укрепления гетероиерархичных «вертикалей», вертикально интегрированных структур (прежде всего, на уровне национальных морехозяйственных комплексов) с ши рокими горизонтальными связями, в противовес сугубо иерархическому или, напротив, сетевому взаимо действию субъектов. С таким вариантом сопряжен сценарий, по которому в большинстве ведущих морских держав ключевую роль будет играть сильное государство. Оно возьмет на себя заботу о безопасности, обес печении равенства возможностей и свободы индивидов, одновременно станет активно включаться в гете роиерархические морехозяйственные системы, а отчасти и создавать их, формируя новую модель корпора тивной экономики на принципах государственно-частного партнерства. Причем сегодня сила современного государства заключается в гармоничном сочетании компетентности и гибкости.

Во-вторых, либеральные и неоконсервативные подходы дискредитировали себя еще и потому, что неумолимо приближают человеческую цивилизацию к глобальной экологической катастрофе. Неолибера лизм придерживается расширительного понимания рынка, точнее – редукционистской трактовки общества как рынка, предлагая «выживать» исключительно «сильнейшим». Рыночная рациональность, то есть каль куляция индивидуальных затрат и выгод, рассматривается как универсальный организационный принцип, действительный для любой сферы, включая государственное управление, политику, морскую деятельность, как воплощение механизма самоорганизации социума и демиург «нормальных» человеческих отношений. В действительности общество – сложный организм, несводимый к рыночному «порядку». Стихийные рыноч ные силы, будучи двигателем экономического развития, одновременно обуславливают неустойчивость в той же экономике, обществе и в системе «человек – природа». Идеологически ангажированное общество сверх потребления, питаемое ультралиберальными идеями и направляемое транснациональными корпорациями, весьма хищно развернуло, как внутри себя, так и вовне, не просто конкуренцию, но самую натуральную борьбу за пространства и ресурсы, в первую очередь океанические, за сферы влияния и сбыта товаров и ус луг, в том числе морского происхождения и морского назначения. В воздухе постоянно витает идея переде ла богатств Мирового океана. А техногенно-антропогенный пресс на морские биогеоценозы, уже сейчас превышающий предельные значения в некоторых районах Мирового океана, при таком раскладе повсемест но достигнет запороговых по отношению к емкости биосферы значений. «Силовое противостояние госу дарств по мере демографического роста населения Земли и истощения природных ресурсов Планеты, вклю чая ресурсы, которые компенсируют антропогенную нагрузку, очевидно, будет становиться антагонистиче ским со всеми вытекающими из этого последствиями… Сегодня для обеспечения гарантий устойчивого раз вития общества необходим качественно новый нравственный взгляд на эти проблемы», – выражают всеоб щую обеспокоенность видные российские академики в «Обращении российских ученых к международному научному сообществу» 2.

http://www.crisispapers.org.

Обращение поддержано: 20.11.03 – ежегодной Международной научной конференцией «Россия: приорите ты выборов и выбор приоритетов», г. Москва, ИНИОН РАН (председатель – Председатель Совета Федера ции России С.М. Миронов);

27.11.03 – Международной конференцией «Глобализация экономики и страте гия устойчивого развития цивилизации», г. Москва, Правительство Москвы;

21.11.03 – «III Всероссийским съездом по охране окружающей среды», г. Москва, Минприроды России;

28.01.03 – Международной конфе ренцией «Рождественские чтения»;

24.03.04 – Министерством культуры и массовых коммуникаций России, 17.05.04 – Министерством образования и науки Российской Федерации;

10.05.04 – Международной акаде мией наук;

17.01.03 – Обращение вручено послу США в России на совещании в Российской академии наук.

Предложения поддержать инициативы Обращения и применить цивилизационные критерии в законотворче ской деятельности, были направлены в Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (№ 10729, 16.05.03) и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации (№335790-3, 29.05.03). Предложение усилить международную позицию России инициативой о необходимости диалога в рамках ООН на строго научном уровне было направлено в Министерство иностранных дел Российской Фе дерации (№928-ДВП, 06.05.03 и 2390-ДМО.06.05.03). Обращение опубликовано в «Парламентской газете»

(26.11.03). Обращение подготовлено редакцией телепрограмм «Голос разума» и «Согласие» по итогам рабо ты с ведущими российскими и зарубежными учеными и политиками при содействии Международного дви жения ученых «Голос разума».

Другими словами, сама возможность устойчивого развития сопряжена с решением далеко не эко номических насущных вопросов. Характерно, что этот тезис начинает признаваться и ведущими теоретика ми экономики на Западе. «В наши дни, – пишет П. Самуэльсон, – новая граница в изучении политической экономии пролегает поблизости от… очень важных нематериальных аспектов человеческого существова ния» 1. По-видимому, это объясняется тем, что переход к новому (часто называемому постиндустриальным) технологическому укладу, становление «экономики знаний», с одной стороны, востребуют, а с другой – по родят индивида с социально развитой системой ценностной ориентации, далекой от примитивных устрем лений Homo Economikus.

Отсюда, кстати, в один ряд с прочими вызовами и угрозами современности становится вездесущая деградация морального и нравственного климата в обществе, и морская деятельность здесь отнюдь не ис ключение. В США и других странах Запада все чаще звучит критика сверхпотребления и расточительности – и не только по экологическим мотивам: феномен потребительского изобилия связывается с экспансией вседозволенности, утратой нравственных ориентиров и самоконтроля людей над своим социальным поведе нием. Усиливаются сомнения в нравственной корректности и перспективности господствующей на Западе системы ценностей, морали и принципов человеческих отношений. «Мне кажется, – пишет по этому поводу известный американский социолог, создатель экономико-центризма и один из апологетов глобализации И.

Уоллерстайн, – что мы бродим по темному лесу и не вполне понимаем, в каком направлении следует идти» 2.


А в России, как и во многих других развивающихся и развитых странах мира, процесс подобного «блужда ния» в свою очередь усугубляется и такой проблемой, как всеобщая коммерциализация культуры. Она, ко нечно, способствует увеличению производства и потребления информационно-культурных благ, но и ведет к распространению низкокачественного «культурного» ширпотреба и деформации нравственных ценностей.

В результате дело доходит до абсурда – люди, живущие за счет морской деятельности, не самоотождеств ляются с нею, а предпочитают воспринимать себя героями виртуального мира, генерируемого профессио нальными PR-технологами. Сегодня наша страна как никогда нуждается в артикулированной культурной политике, особенно на региональном уровне, в ясно выраженных стратегических ориентирах. Сказанное от носится и к сфере образования, ибо его дальнейшая коммерциализация может привести к окончательной элитарности и узкому практицизму, что губительно для морской деятельности. И роль государства здесь не возможно переоценить.

Как следствие тенденции перехода от либеральных идей к неоинституциональному эволюционному пути развития, экономическое регулирование всё в большей мере начина ет приобретать прагматический характер и получать эффективное практическое продол жение. Специалисты предсказывают, что любое преследование сиюминутных выгод сме нится долгосрочным планированием 3. Нормальной считается ситуация, когда государство не только поддерживает макроэкономический баланс и обеспечивает необходимые соци альные блага и услуги, но и берет на себя прямую ответственность за увеличение инве стиционных ресурсов и их перевод в производственные капиталовложения, способно со действовать исправлению «дефектов рынка» (market failures), а частный сектор и граж данское общество равным образом обладают способностью содействовать исправлению «дефектов политики» (policy failures).

Даже в самом одиозном, ультралиберально ориентированном государстве, равно как и в условиях зрелого рынка, на высшем уровне управления распространено планиро вание заказов на производство необходимой для государственных целей продукции, пла нируются федеральные, региональные и местные бюджеты, налоги и сборы, применяется государственное планирование целевых программ и крупных национальных проектов.

Отчасти гарантом предсказуемости и дистанцирования от архаичных принципов рынка Самуэльсон П. Экономика. – М.: МГП АЛГОН ВНИИСИ, 1992. – С. 367.

Уоллерстайн И. Конец знакомого мира. Пер. с англ. – М.: «Логос», 2003. – С. Х.

Нейсбит Дж. Мегатренды. – М.: АСТ, 2003. – С. 122.

ярмарки представляется и распространенная практика долгосрочных контрактов, накла дывающих на контрагентов взаимные обязательства. Прогностические расчеты и оценки в рыночных условиях используются органами государственной власти в рамках индикатив ного планирования для оказания косвенного управляющего воздействия на выработку плановой стратегии компаниями любой формы собственности, с тем, чтобы она легла в русло общегосударственной стратегии. Нашли практически повсеместное распростране ние так называемые планы-прогнозы, представляющие собой, с одной стороны, государст венные планы недирективного, рекомендательно-ориентирующего характера, на достиже ние основных показателей которых, выраженных в виде индикаторов социально экономического развития, нацелена государственная политика, а с другой – макроэконо мические прогнозы, построенные с помощью методов нормативно-целевого прогнозиро вания. Они полезны в том отношении, что заинтересовывают бизнес-субъектов держать курс на приоритеты государственного развития, благодаря чему активность частных ком паний органично встраивается в общегосударственную стратегию и получает поддержку путем, например, предоставления государственных заказов или применения иных меха низмов стимулирования.

В России перечисленные формы планирования и прогнозирования пока менее раз виты, чем, скажем, во Франции или в Индии. Хотя Министерство экономического разви тия и торговли Российской Федерации, к примеру, в рамках ФЦП «Мировой океан» в со дружестве с научно-экспертным сообществом разрабатывает прогнозы долгосрочного развития морской деятельности нашей страны, но их нельзя назвать в полной мере инди кативными. Количественные показатели, которыми оперирует названная федеральная це левая программа, служат не столько индикаторами выбора направлений намечаемой, же лаемой, ожидаемой динамики и темпов развития, сколько объемными измерителями уже имеющегося в наличие продвижения. Тем не менее, в принципе и такие прогнозы способ ны выполнять функции индикативного планирования, если подобрать оптимальный пере чень количественных показателей, аккуратно применять их строгое вербальное выраже ние и формализованное представление, увязывая их в единую систему и создавая мотива ционные стимулы заинтересованности всех субъектов морской политики России выйти на намечаемые ориентиры.

Среди развитых морских держав повсеместно (Австралия, Канада, Соединенные Штаты Америки, Европейский Союз и т.д.) происходит переход от отраслевого (ведомст венного) или сугубо регионального (на основе районирования) к комплексному (интегри рованному) развитию морской деятельности, повышается эффективность и качество госу дарственного управления как ответ на возникающие глобальные вызовы (как сетевого, так и иерархического характера), адресатами которых становятся в первую очередь государ ственные структуры и функции, реализуется тенденция роста усилий государств по обес печению участия гражданского общества в управлении океанической деятельностью.

Иными словами, они самым серьезным образом эксплуатируют управленческий ресурс.

К прямым результатам новой (а в некоторых своих срезах – хорошо забытой ста рой 1) парадигмы экономического развития можно отнести то, что будущее перестает быть полной неопределенностью, результатом хаотичной комбинации случайных факторов, единственное подобие порядка в которой наводится пресловутым и вполне виртуальным «рыночным детерминизмом». Мало того, оно создается, структурируется, проектируется, конструируется вполне искусственным путём. «Будущее не приходит в готовом виде, а создается… Будущее надо созидать. Его формируют люди своими целесообразными дей ствиями, которые имеют лишь отчасти не предвидимые заранее последствия. Будущее на до не столько предсказывать, сколько конструировать при участии всего общества. Сис тематическое осмысление будущего может и должно быть частью такого конструирова ния. В качестве объекта исследования систематическое изучение будущего представляет собой ни что иное, как инструмент созидания наиболее желаемого будущего», – рассуж дают эксперты Европейского Союза 2. Авторы подхода к global vision, как к стимулу изме нения настоящего, подчеркивают, что будущее может не только ощущаться, но и созда ваться, а самой насущной задачей научного сообщества становится трансформация обра зов грядущего в стратегическое видение, основанное на анализе возможного и вероятно го 3. Естественно, существуют и теоретические основы, и набор общих базовых принци пов, в некоторой степени позволяющие влиять на развитие событий в будущем, а говоря более метафорично, постигать непостигаемое и отличать его от непостижимого. Их выяв ление и обоснование составляют основной предмет настоящего выпуска «Теории и прак тики морской деятельности», который построен на результатах разработки Советом по изучению производительных сил двух НИР: «Оптимизация отношений пользователей различными природными ресурсами прибрежных зон морей Российской Федерации и анализ эффективности морской деятельности страны» (Приложение 1) и «Разработка Общепризнано, что именно СССР обладал самым значительным опытом и серьезными результатами в столь востребованной и интересной мировому сообществу сегодня области, которая получила название кон цептуального управления, как противопоставленного директивному. «Концептуальный метод управления – это такой метод управления организационными и общественными системами, а также отдельно взятыми ин дивидами, при котором объект управления, ощущая себя свободным, действуя по собственному разумению и в свое благо, тем не менее, находится в створе разрешенного в этой системе множества стратегий», – пи шет Ю.А. Конотопов (Конотопов Ю.А. Проблема концептуального управления организационными и обще ственными системами // www.tiara.narod.ru). К тому же советская стратегия могла работать в рамках вре менных периодов, недоступных для Запада – десятки лет. В то время как самые развитые государства спо собны эффективно действовать в русле принятой стратегии только в период до следующих выборов.

The Potential of Regional Foresight. Final Report. – STRATA-ETAN Group, EUR 20589, Belgium, CEC. P. 16.

Barbieri Masini E.B. Visions of Culture // www.tukkk.fi.

предложений по эффективной реализации межведомственных мероприятий третьего этапа ФЦП “Мировой океан”, направленных на обеспечение единой организационно методической деятельности в рамках Программы» (Приложение 2), выполненных в году по заказу, соответственно, Роснауки и Минэкономразвития России.

В условиях смещения от рыночного саморегулирования к укреплению роли госу дарственных институтов в управлении морепользованием Морской коллегией при Прави тельстве Российской Федерации было принято решение о разработке Стратегии развития морской деятельности Российской Федерации до 2020 года и на более отдаленную пер спективу. Тем более что известные максимы гласят: если у тебя нет своей стратегии, ты будешь жить по чужой, при столкновении стратегии игрока А с тактикой игрока Б всегда будет побеждать обладатель стратегии, а при столкновении двух стратегий выигрывает тот, чья научно-обоснованная стратегия имеет более долгосрочный характер. Также хо рошо известен знаменитый афоризм, утверждающий, что сильные стратегические игроки играют в шахматы и за себя и за своего противника, а нестратегические – лишены воз можности передвигать даже собственные фигуры 1, а зачастую и сами становятся ими 2.


Наличие стратегии всегда усиливает ее носителя, хотя и не становится само по себе сто процентным решением проблем. Но в любом случае субъект, обладающий ею, обязатель но сильнее того, кто обходится без нее. Стратегия – очень мощный инструментарий, ком плексно работающий и в экономике, и в политике, и в военном деле, и в бизнесе, и вообще во всех сферах жизнедеятельности отдельного государства и мирового сообщества. Она позволяет усилить имеющиеся сильные стороны объекта и защитить слабые, тем самым создавая определенное переформатирование его самого, внешней среды, а также систему их взаимодействия под наиболее благоприятные варианты перехода к будущему.

В наибольшей степени это относится к высшему эшелону государственной власти. Д. Фрам, один из спичрайтеров Дж. Буша-мл., говорит достаточно жесткие слова: «Президенты или управляют событиями, или находятся под их влиянием. Неудача Буша взять управление 11 сентября сделала его достаточно уязви мым на 12 сентября» 3. При этом важно соблюдать разделение полномочий, прав и ответственности, как по вертикали, так и по горизонтали. Глава президентской администрации Дж. Буша-мл. Э. Корд остановил сво его патрона, когда тот пытался управлять не только стратегией, но и тактикой: «Не будьте генералом, будьте президентом. Вы победите, но дайте победить генералам» 4.

Сильные игроки на страновом и надгосударственном уровнях вообще могут зада вать нестабильные стратегии в рамках достаточно модной в экспертных кругах теории См: Почепцов Г.Г. Стратегический анализ. – Киев: Дзвiн, 2004. – С. 153.

Дж. Арквилла будучи во время войны в Персидском заливе консультантом при генерале Шварцкопфе так оценил ее исход: «Мы могли видеть все фигуры, а Саддам Хуссейн – только свои, что давало очень и очень большую разницу» (Conversation with John Arquilla // http://globetrotter.berkeley.edu. См. также: Arquilla J. a.o.

Information-Age Terrorism // Current History. – 2003. – April).

Frum D. The Right Man. An Inside Account of the Bush White House. – N.Y., 2003. – P. 133.

Woodward B. Bush at War. – N.Y., 2002. – P. 176.

управляемого хаоса 1, поскольку обладают ресурсом, позволяющим «обыгрывать» осталь ных. С одной стороны, они способны лучше подготовиться к новым правилам, поскольку сами их вводят. С другой – устанавливаемые ими законы более адекватны и «завязаны»

именно под специфику этого типа стран, особенности их экономик и характерные черты их морской деятельности. Прочие государства будут растрачивать большую часть своего ресурса и времени на догоняющее развитие и поддержание равновесия, пока сильный иг рок будет уверенно достигать намеченные цели, полномасштабно используя свой потен циал на быстрое и беспрепятственное прохождение к победе. Вообще, акторы разного уровня имеют несовпадающие типы вариантов стратегических интересов, а системный игрок всегда сильнее случайного.

Но слабый стратегический игрок может одержать стратегическую (не тактиче скую!) победу, если воспользуется своими конкурентными преимуществами и асиммет рично сыграет на опережение, правда, это действует только в течение вполне определен ного и довольно жестко ограниченного отрезка времени. А путь преодоления хаоса стро ится на принципах настойчивого и последовательного отвоевывания порядка в важных для жизнедеятельности областях, например, в критических инфраструктурах или страте гических секторах морехозяйственного комплекса Российской Федерации. Как правило, со временем асимметрия перестает быть таковой для оппонента, поскольку исчезает эле мент внезапности и неожиданности.

Кто же это, сильные игроки в морской деятельности XXI века? В первую очередь те государства, а также меж- и надгосударственные объединения, транснациональные корпорации, чьи экономические и политические интенции 2 простираются на весь Миро вой океан, на пространства и ресурсы открытого моря. Но их изучение, освоение и ис пользование сопряжено с высокой технологической оснащенностью морепользования, то есть, иными словами, полноценная морская деятельность в глобальном масштабе доступ на лишь отдельным, наиболее развитым странам или ведущим морским державам 3. Они уверенно контролируют свою территорию и акваторию, на которую распространяются их суверенитет и суверенные права, активно влияют на регуляционную деятельность между народных организаций, предоставляют большой объем политических услуг населению своих стран, главная из которых – безопасность.

Составляющие любой стратегии известны еще со времен Клаузевица, однако это не значит, что они легко достижимы. К объективным сложностям, сопровождающим процесс Luttwak E. Coup d’etat. – Cambridge, Mass., 2003;

Sharp G., Jenkins B. The Anti-Coup. – Boston, 2003 и т.д.

Интенция (от лат. intentio – стремление), намерение, цель, направление или направленность сознания.

Под этим термином в настоящей работе понимаются государства, интересы которых распространяются не только на свою прибрежную зону, но и на Мировой океан, и которым доступны его пространства и ресурсы, в том числе технологически.

стратегических разработок, относится желательность учета и вовлечения в поле зрения действий разноплановых и во многом противоречивых (а порой – антагонистических) тен денций. Как правило, возникает необходимость удержания (и практического воплощения) в соответствующих временных рамках ее целеустановок и приоритетов, и их адаптация к чрезвычайно изменчивым внешним, международным и внутренним условиям (политиче ским, общественным, экономическим, технологическим и т.д.), и многое другое. Но имен но в преодолении этих возникающих проблем самым поразительным образом заключается жизнеспособность той или иной стратегии, ее единство, внутренний дух, равно как и ткань долговременного прогноза, именно в них она черпает свою силу. Если ранее счита лось принципиально невозможным оценить динамические последствия в тех случаях, ко гда части системы взаимодействуют друг с другом 1, то сейчас распространено мнение, что учет предстоящих конфликтных столкновений противоположных интенций становится распространенным источником стратегической логики 2. Это обстоятельство выдвигает жесткие требования по правильной оценке ресурсного потенциала, заложенного в реали зацию стратегических решений и установок.

Специалисты по теории стратегии выделяют и такие факторы «сложности», как, например, многообразие сил противодействия, взаимовлияние элементов и сфер, значи тельный потенциал совершения ошибок, принципиальная невозможность подготовки спе циалистов в области стратегического прогнозирования 3. Проблемы со стратегиями состо ят не только в их разработке или имплементации, но и в легитимизации, ибо примеры не удержанных стратегий весьма многочисленны.

Многие сегодняшние апории стратегического прогнозирования и долгосрочного планирования коренятся в опыте (в целом, безусловно, исключительно позитивном), на копленном еще советской школой, в частности канувшим в Лету Госпланом СССР 4. В те времена прогнозирование, изначально замышляемое как социально-экономическое, по существу выродилось в производственное. В ущерб социальной, научно-технологической, экологической и другим сферам основное внимание уделялось сугубо производственно Форрестер Дж. Мировая динамика. – М.-СПб., 2003. – С. 44.

Luttwak E.N. The Logic of War and Peace. – Cambridge, Mass. etc., 2001. – P. 87.

Gray C.S. Why strategy is difficult? // Joint Force Quarterly. – 1999. – Summer.

«Есть основание полагать, что активное использование прогнозирования как органичной части плановых разработок и всей системы управления хозяйством было одним из факторов, способствовавших поддержа нию высоких темпов роста советской экономики в семидесятые годы прошлого века и удержанию СССР по зиций мировой индустриальной державы. Вместе с тем уже на первых этапах широкого использования про гнозных предвидений в плановом управлении советской экономикой имели место серьезные просчеты, не дооценки и переоценки прогнозирования, низкий уровень подстройки методики и организации прогнозных расчетов к изменяющейся внутренней и внешней ситуации. Не было достигнуто органичное единение про гнозирования и планирования, полнота охвата объектов прогнозирования оказалась недостаточной, методы прогнозирования не обладали требуемым совершенством», – пишут ведущие российские специалисты в этой области знаний (Прогнозирование будущего: новая парадигма / Под ред. Г.Г. Фетисова, В.М. Бонда ренко. – М.: Экономика, 2008. – С. 141).

экономическим факторам: темпам экономического роста, природно-ресурсной базе, объе мам и структуре выпуска промышленной продукции и т.д.

Подобный однобокий подход был усугублен в 1990-е годы господствовавшей тогда «монетаристской» традицией, рассматривавшей всё фактически исключительно через лу пу коммерческой эффективности. Однако понятно, что этот параметр (да и, собственно говоря, совокупный эффект в экономической сфере) применительно ко многим прогнозам, а значит – инициативам и проектам в морской деятельности, или мизерный, или нулевой, или отрицательный, или обладает таким временным лагом, который отобьет самую фи лантропическую интенцию у наиболее продвинутого инвестора. Равно как и социальные, и экологические последствия, которые, согласно распространенному мнению, в предельно упрощенной системе координат «финансовые затраты – коммерческая прибыль» еще как то можно попытаться оценить количественно, а следовательно – спрогнозировать. И с по добной точки зрения значительная часть планов, проектов, как составных частей прогно за, в морской деятельности абсолютно бесперспективна для государства, общества и биз неса. Но они в свою очередь несут настолько мощный положительный (причем, вполне измеримый) импульс, например, в научной, военной или международной сферах, который запросто перевесит любые сомнительные последствия в экономике.

Между прочим, этим же фактом, – имеется в виду использование сугубо классического (можно ска зать, монетарного) подхода к расчету эффективности, учитывающего исключительно экономические, отчас ти социальные и совсем фрагментарно экологические факторы, – объясняется и то, что в результате прове денного в 2004–2005 гг. рейтингования ФЦП «Мировой океан» среди всех федеральных целевых программ получила самый низший балл. Это не только субъективизм «группы независимых экспертов», хотя, безус ловно, имел место и он, а методологическая болезнь балльной экспертной многокритериальной системы оценки эффективности, которая с одной экономико-социо-экологической меркой подходит к столь разно плановым ФЦП, как «Мировой океан» с одной стороны, и «Профилактика и лечение артериальной гиперто нии в Российской Федерации» – с другой, при несомненной важности обеих 1. У экспертов попросту отсут ствует действенный инструментарий, индицирующий последствия морехозяйственных мероприятий и про ектов не только с позиции их вклада в ВВП в краткосрочной перспективе, но и в других сферах, учитываю щих процессы общественного развития и научно-технический прогресс, противодействие терроризму и ра диационную безопасность в приморских субъектах Российской Федерации и многое другое, в том числе ак селерирующих экономические усилия.

Да, общепринято под эффективностью понимать соотношение эффекта и вызывающих его затрат.

Вполне приемлемо и желание максимизации эффекта при заданных затратах, либо (что чаще) – минимиза ции затрат на достижение заданного эффекта. Но всё это – лишь одна грань эффективности, ее однобокая коммерческая, а в самом широком смысле – экономическая ипостась, и не более того, прямая проекция уз кого, как правило, ведомственного подхода, причем, только одной его (финансовой) стороны, пусть даже очень важной. Помимо коммерческой эффективности есть и другие ее виды, которые также необходимо учитывать при прогнозировании развития, принимая во внимание и фактор времени, «выигрышный» для морской деятельности и зачастую ускользающий от экспертов.

Еще одна негативная особенность советско-российских прогнозов, в том числе ха рактерная для отраслевых срезов морской деятельности, состояла в систематическом не доучете внешних, надсистемных, экзогенных факторов, а также в малообъяснимом пре См., например: Войтоловский Г.К. Динамика развития // Серия «Теория и практика морской деятельно сти». Вып. 5. – М.: СОПС, 2005 г. – 248 с.

небрежении влияния международной среды, феномена глобализации, реакции мировых и региональных рынков, экологических последствий глобального и странового масштабов, техногенных катастроф и чрезвычайных ситуаций. Выявить меру чувствительности к ним прогнозируемых показателей отнюдь не просто, но невнимание к подобным связям зачас тую приводит к роковым ошибкам, потере стабильности и предсказуемости, поскольку благоприятная или, наоборот, неблагоприятная внешняя конъюнктура способна, резко ме няя свой знак на противоположный, расшатать и сломать любой тренд, привести к разру шению самой совершенной стратегии, базирующейся на внутренних параметрах развития.

В развитых странах Запада и Востока, между тем, экстравертно-ориентированное прогнозирование, построенное на равноправном учете внешних и внутренних факторов развития, к настоящему времени из робких, интуитивных попыток предвидения будущего постепенно превратилось в эффективный инструмент его конструирования и управления им. В этой связи можно предвидеть бурное развитие прогностического и информационно аналитического сопровождения морской деятельности. Уже сейчас получает широчайшее распространение методологический аппарат научно-технической прогностики, который включает в себя нижеследующую триаду.

1. Стратегическое информирование (Strategic Intelligence), то есть комплекс мероприятий по поиску, переработке, распространению и защите информации с целью предоставления её надлежащим лицам в нуж ное время для принятия правильного решения или, иными словами, предоставление информации специаль ного назначения для поддержки лиц, принимающих решения, в процессе разработки и реализации ими сво их стратегий, политик и интервенций. Стратегическое информирование рассматривают сегодня в качестве синтетической концепции прогнозирования, включающей в себя все традиционные его направления (фор мы): прогнозирование (Forecasting), оценка развития (Assessment) и предвидение развития (Foresight). Про гнозирование представляет собой непрерывный мониторинг тенденций технико-технологического развития с целью раннего обнаружения перспективных возможностей и потенциала использования новых техноло гий. Оценка развития включает в себя анализ социальных, экономических и экологических последствий и процессов развития новых направлений НТП. Предвидение развития представляет собой систематически осуществляемый, интерактивный, открытый для широкого участия, доскональный, ориентированный на вы работку решений сегодняшнего дня и на мобилизацию совместных действий процесс, объединяющий пред ставления о будущем и формирующий видение на средне- и долгосрочную перспективу. Цель, однако, со стоит не только в том, чтобы произвести более полное «исследование будущего», разработать более содер жательные сценарии и более точные эконометрические модели. Предвидение означает и объединение (в том числе и в сетевые структуры) ключевых субъектов перемен для формирования стратегического и предупре ждающего мышления (Anticipatory Intelligence).

2. Стратегическое планирование (Strategic Planning) связывает перемены с переходом от преимуще ственного использования «рационального» подхода к преобладающему применению эволюционных прин ципов.

3. Футуристические исследования (Futures Studies), которые сегодня превратились из одноразового и дискретного процесса в непрерывный итерационный анализ предвидения будущих вызовов и возможно стей, чёткого отслеживания алармистских сигналов 1.

Использование подобной методологии вполне оправданно и в морской деятельно сти нашей страны, но однозначно, с учетом специфики отечественного морехозяйственно го комплекса. Таким образом, естественно, после формирования понятийного и категори Более подр. см.: Циренщиков В.С. Европа: прогностическое обеспечение инновационного развития. – ДИЕ РАН. – № 153. – М.: Огни, 2005. – С. 17.

ального аппарата прогностической деятельности, становится возможным сформировать синтетическую концепцию прогнозирования морепользования России, так называемого форсайт-прогнозирования. Оно включает в себя стратегическое информирование, собст венно прогнозирование, оценку возможных альтернатив и социально-экономических, ме ждународно-правовых, экологических, иных последствий их воплощения, предвидение и моделирование сценариев будущего, проектирование наиболее желательной траектории развития. Подобная концепция предполагает конвергентное развитие стратегического планирования и прогностических исследований на принципах теории «рассеянного зна ния», которым эксклюзивно не обладает ни один из субъектов морской деятельности, и его диффузии. Иными словами, она объединяет воедино триаду «планирование – прогно зирование – футуристические исследования» соответственно на кратко-, средне- и долго срочную перспективу. Этот синтез должен базироваться на взаимодействии двух подхо дов: поискового (инерционного, исследовательского, изыскательского) и целевого. Пер вый – позволяет описать текущее состояние того или иного вида морской деятельности с учетом сложившихся к началу прогнозного периода (2008 год) условий и тенденций. Вто рой – обеспечит выяснение или уточнение конкретных мер, которые необходимы для дос тижения поставленных стратегических целей.

Схожая парадигма прогностики ранее применялась в СССР, а в настоящее время находит все больше последователей в развитых морских державах. В частности, в Соеди ненных Штатах Америки применяется технология прогнозирования, включающая в себя аналогию;

пролонгацию в будущее наблюдаемых тенденций, закономерности которых в прошлом и настоящем достаточно хорошо известны;

обоснование нескольких возможных сценариев развития ситуации;

сложный коллективный опрос экспертов в несколько туров, позволяющий как бы объективизировать и обобщать их оценки. Следом за США идет Япония, добившаяся существенных успехов в использовании метода Дельфи, дельфий ской техники, для перенятия опыта которой, например, в Германии под патронажем пра вительства был не случайно инициирован ряд совместных с японскими компаниями про ектов. Значительный прогресс в прогностике в последние годы наблюдается в Китайской Народной Республике.

Для формирования методологических основ прогнозирования отечественной мор ской деятельности и отдельных ее видов, прежде всего, должен быть детально изучен со временный европейский опыт, хотя бы потому, что Евросоюз в целом и отдельные страны в частности, как и Россия, не адекватно оценив в свое время вызовы и возможности науч но-технического прогресса, попали в положение догоняющего в развитии высокотехноло гического сектора экономики. В последнее время в процессе ускоренного формирования и модернизации собственного прогностического обеспечения морской деятельности евро пейцы создали глубокие, далеко идущие заделы, причем на разных иерархических уров нях:

а) на коммунитарном – при смене концепции «Европы регионов» на концепцию «Европы измерений»;

б) на региональном и субрегиональном – в рамках еврорегионов (аналогов россий ских «полюсов роста»);

в) на страновом;

г) на корпоративном.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.