авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Минэкономразвития России Российская академия наук СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Gordon T.J. Frontiers of the future. Madman, methods and massive change // www.cia.gov/nk.

предельного типа (применение баллистических ракет или оружия массового пора жения);

на которые трудно ответить тем же вариантом (терроризм на море);

типа «неизвестное неизвестное» (например, атака с использованием биологическо го оружия) 1;

• вызывающие разносторонние по характеру и формам распространения последствия в дру гих сферах (мультиплицируемость);

• потенциально разрывающие причинно-следственные связи тенденций, негативно или пози тивно, путем перехода к принципиально иному (иногда – противоположному) состоянию;

препятствующие эволюционному развитию вследствие возникновения непредвиденных ог раничений (катастрофичность);

• находящиеся далеко за пределами возможностей регулирования отдельным институтом, группой или индивидом (неконтролируемость);

• стремительно развивающиеся, имеющие высокий темп изменений (тахогенность);

• прорыв в уровне восприятия обычных вещей, использовании средств не по своему прямому назначению, ломка сложившихся стереотипов (неправдоподобность);

• связь несвязуемого, радикальное упрощение посредством применения иной, альтернатив ной логики (абсурдность);

• внезапное изменение сущностных характеристик субъектов и объектов национальной мор ской политики (резкое смещение статуса, места в иерархии в рамках одной сферы, модуль ная трансформация), а также инверсия целеустановок в процессе реализации стратегии (по лиморфизм);

• непредвиденные институциональные преобразования, которые могут иметь системный – антисистемный характер 2 (внеинституциональность или асистемность);

• наконец, последняя в списке, но отнюдь не по важности полифункциональность – катего рия, которой уделяется незаслуженно малое внимание в морской деятельности (между тем, хотя она во многом идеализирует и универсализирует, но при этом отражает в определен ной степени ее комплексный характер).

При использовании такого категориального аппарата в рамках подготовки страте гических решений имеется, с одной стороны, слишком большой разброс в качественных характеристиках возможных, но маловероятных, а потому – теоретически шоковых собы тий. С другой – самым общим объединяющим их признаком становится то, что «темные лошадки» потенциально направлены на разрыв связей, армирующих Стратегию развития морской деятельности Российской Федерации, как по горизонтали (между сферами мор ской деятельности и приморскими субъектами России, например, «диффузия» инноваций и инвестиций в морехозяйственном комплексе, межрегиональный баланс и субрегиональ ные взаимоотношения по поводу морской деятельности и т.д.), так и по межуровневой вертикали 3. Второе особенно важно, поскольку именно межуровневые построения обес печивают общесистемное единство Стратегии. Основной удар непредвиденных событий приходится на самые слабые звенья этой сложно переплетенной системы взаимодействий, Такая классификация хорошо корреспондируется и с западной научной школой прогностики (см., напри мер: Lambakis S. а.о. Understanding «asymmetric» threats to the United States. – Fairfax, 2002 / National Institute for Public Policy;

Meiz S., Johnson D.V. II. Asymmetry and U.S. military strategy: definition, background and stra tegic concepts. – Carlisle, Pa., 2001 / Strategic Studies Institute и т.д.).

Сами по себе они системны, но в систематике стратегии, противодействующей им, в ее терминологической системе координат – антисистемны.

Как будет показано ниже, применительно к стратегическому прогнозированию морской деятельности Рос сии в их роли способны выступить: «Совершенствование эффективности и качества государственного управления развитием морской деятельности», «Повышение социальной мотивации к развитию морской деятельности» и «Возрастание инвестиционной привлекательности и совершенствование экономических механизмов управления морской деятельностью».

составляющих саму суть морской деятельности России. И в первую очередь они испыты вают на прочность межуровневые взаимодействия. Именно поэтому, чтобы уберечься от их негативного прямого или опосредованного удара и воспользоваться возможными пози тивными их последствиями, необходимо строить стратегическое противодействие неиз вестному на укреплении и защите этих горизонтальных и вертикальных связей, на повы шении их запаса прочности, а не на бесперспективных по большей части попытках учета и фиксации умозрительных вызовов, зачастую невероятных при анализе через призму сего дняшнего дня. А это в свою очередь ставит вопрос перехода от оптимизации к гибкости, что потребует дальнейшей детальной проработки в научно-экспертной среде. Соответст венно, задачи, имеющие системообразующий для морской деятельности России характер и формирующие межуровневые взаимодействия, должны последовательно решаться на всех этапах реализации Стратегии.

Маловероятные, но сильные по своим последствиям события необходимо учиты вать при проработке поля будущего. Неучет их, конечно, возможен, но столь же опасен, как и пренебрежение имеющимися тенденциями. Они могут выглядеть достаточно не правдоподобно, но постепенно человечество уже пришло к выводу, что это качество – от нюдь не самый страшный недостаток, а часто наоборот – именно маловероятность стано вится главным достоинством при стратегическом прогнозировании, в том числе и приме нительно к морской деятельности России.

1.3. Методологический аппарат Стратегия – это наука, но одновременно и искусство, работа художника и пато логоанатома. Лучшие варианты стратегии представляют собой не прямую магистраль по тактически понятным направлениям (квазипрозаический путь), а нелинейный переход косвенного порядка (квазипоэтический путь), использующий в том числе преимущества и выгоды, упущенные стороной-оппонентом 1. Развитие ее понятийного и методологическо го аппаратов строилось на попытках тем или иным способом объективизировать интуи тивные представления о будущем (сформировать из них тот инструментарий, который бу дет соответствовать принятым стандартам) и исторически шло путем постепенного ис пользования новейших достижений научной мысли, включая комплекс аналитических и прикладных средств, в том числе информационных, алгоритмических, эвристических и гибридных систем. В относительно простых ситуациях для принятия решения бывает дос таточно воспользоваться собственным практическим опытом, интуицией и элементарным См., например: Luttwak E.N. The Logic of War and Peace. – Cambridge, Mass. etc., 2001.

здравым смыслом. Но в случаях, осложненных влиянием случайных факторов, этого ока зывается мало – здесь необходим строгий научный аппарат, естественно, применяемый, в том числе и практиками, обладающими профессиональной интуицией, которую ни обсчи тать, ни описать, ни формализовать невозможно. Один из таких подходов к выработке ра циональных решений – использование методов управляющей деятельности человека, под которой понимается упорядоченная система действий и процедур, направленных на дос тижение поставленной цели наиболее экономичным и эффективным путем (обобщенно – «исследование операций»).

Как научная дисциплина «исследование операций» объединяет такие математические разделы как линейное и динамическое программирование, статистическое моделирование (методы Монте-Карло) с ро зыгрышами случайных величин, теорию марковских процессов, теорию графов, теорию массового обслужи вания, теорию игр, теорию катастроф. В общем случае этому терминологическому обороту можно придать и такое уточнение: исследование операций – это средство оптимизации решений, принимаемых человеком в непростой ситуации.

Весь научный багаж этой дисциплины в той или иной степени подвержен формализации, а, следо вательно, алгоритмизации и математическому описанию. Если более общо подходить к таким абстрактным приёмам подобия, то несложно увидеть, что, строго говоря, любое количественное изучение и измерение процесса возможно лишь в том случае, когда определены те величины, которые характеризуют его посред ством цифр. Для подавляющего большинства абстрактных, творческих или понятийных задач не только арифметические символы, но и строгие формальные последовательности действий, приводящих к однознач ному результату, либо не найдены, либо вовсе подвергается сомнению сама возможность их существования.

Ограниченность применения математических методов оптимизации при решении многокритериальных за дач с противоречивыми критериями зачастую может быть вызвана и тем обстоятельством, что не удаётся найти универсального, инвариантного показателя, который позволил бы оценить общую (синтезированную) картину явления или процесса количественно. В таких случаях появляется необходимость прибегнуть к ка чественной трактовке, используя преимущественно эвристические приёмы.

Вообще такое понятие, как неалгоритмические задачи, появилось в математике в начале XX века после доказательства теоремы Курта Гёделя о неполноте. Коротко говоря, она утверждает, что в любой ма тематической теории, которая охватывает традиционную арифметическую систему, существуют утвержде ния, которые невозможно ни доказать, ни опровергнуть. В результате полное её изучение выходит за преде лы возможностей алгоритмических действий.

Процесс предсказания – это творчество, сродни научным исследованиям или про ектированию, только, с одной стороны, гораздо сложнее, а с другой – проще. Он воспри нимается специалистами как вероятностный, которому свойственна бльшая или меньшая неопределенность, и который во многом зависит от таланта исполнителей. Однако опыт XX века показал, что он может быть смоделирован и спланирован. Эти венчурные попыт ки сами по себе еще не формула и даже не инструкция, а определенная последователь ность действий, тот же алгоритм, которые кратчайшим путём и с наименьшими затратами (времени, ресурсов) позволяет достигнуть поставленной цели, а в её рамках найти опти мум.

Уместно напомнить, что сегодня в прогностических исследованиях предпочитают отойти от ис пользования крайне неэффективного метода проб и ошибок и рассматривают два типа формализованных планов (или операторов), позволяющих получать более рациональные варианты, причем на порядки. Это ал горитмы, то есть совокупность правил, которые, если им следовать, автоматически порождают верный ис ход (например, экстраполяционный подход), и интуитивные эвристические (от греч. heurisko, heureka – оты скиваю, открываю, нахожу;

отсюда «эврика») методы, основанные на предшествующем опыте (ситуацион ный анализ, «мозговой штурм» и т.д.). Развитие последних в настоящее время обусловило «лицо» долго срочного планирования и стратегического прогнозирования.

Эвристические методы основаны не только на использовании интуиции вкупе с накопленным бага жом знаний, но и на строгом соблюдении фиксированных «правил игры», в которых творческое начало на отдельных этапах решения задачи может сочетаться с алгоритмизируемыми, математическими приемами выбора и комбинирования различных вариантов, наилучшим образом удовлетворяющих сформулирован ным требованиям. В противном случае они рискуют оказаться малоэффективными или бесполезными. Ко нечно, речь ни в коем случае не идет о лобовом противопоставлении эвристического и алгоритмического подходов. Алгоритмические и эвристические приемы положены в основу трудно формализуемого стратеги ческого планирования, а также интеллектуальных систем поддержки принятия политических, администра тивных, управленческих, экономических решений, которые, несмотря на свою дороговизну, не без успеха работают на Западе, но почему-то оказались полностью недееспособны в России. Они сочетают такие ши рокоупотребительные методы, как нейронные сети, генетические алгоритмы, а также системы динамическо го структурного моделирования и разного рода гибридные сочетания. К их общему знаменателю можно от нести имитацию процессов, имеющих место в природе. В бизнесе вообще невозможно обойтись без имита ционного моделирования, поскольку эксперименты в бизнес-процессах в познавательных целях недопусти мы и чреваты непредсказуемыми последствиями. Природа или, как говорят, генезис эвристик дуалистичен:

одни из них отыскивались наблюдательными исследователями в созидательной практике, другие разрабаты вались на базе психологических тонкостей творчества. В конечном счете, выбор того или иного приема бу дет зависеть от индивидуального методологического вкуса стратегов.

Специалисты, занимающиеся установлением закономерностей в творческой деятельности человека, часто представляют его в виде «чёрного», либо «прозрачного» ящиков. В первом случае на вход поступает информация, а на выходе возникает загадочное озарение. Во втором – происходит логический процесс при ближения к экстремуму-абсолюту, включающий анализ, синтез и само принятие решения. С этих позиций можно провести условный водораздел между эвристическим (первый случай) и алгоритмическими (второй) методами.

Иными словами, эвристику можно понимать и как организацию процесса продуктивного и плодо творного творческого мышления. В этом смысле она представляется в виде совокупности присущих инди виду механизмов установления ситуативных отношений в нестандартной проблемной ситуации, отсечения неперспективных ветвей в дереве вариантов, формирования опровержений с помощью контрпримеров, от крытия нового для субъекта или общества, структурирования описаний внешнего мира (на основе класси фикаций типа периодической таблицы химических элементов Д. И. Менделеева или систематики К. Лин нея), с помощью которых порождаются процедуры, направленные на решение неформализованных задач.

Эти «механистические устройства», составляющие метатеорию поиска ответа на творческие апории, уни версальны по своему характеру и не зависят от конкретики вопроса. Сущность эвристик состоит в отыска нии таких способов, которые хотя и не приводят к оптимальному результату, но значительно улучшают процедуру поиска по сравнению с полным ненаправленным перебором возможных альтернатив. Их основа – аналогия и индукция, разбиение и обобщение. Было подмечено, что именно в соответствии с такими прави лами работает мозг человека, и они составляют базу его творческих способностей. В качестве резюме можно предложить такое определение: эвристические методы представляют собой упорядоченные в какой-то мере общие правила и рекомендации, помогающие при решении вероятностных задач без предварительной и компаративной оценки результатов.

Таким образом, совершенно особый вопрос – выбор методов и методик, традици онно используемых при стратегическом и других видах планирования (основанных на предпосылках или на возможностях, включая программно-целевой, селективно-сетевой и прочие методы). При прогнозировании морской деятельности их выбор находится в зоне весьма широкого спектра, а искомые можно условно структурировать следующим обра зом:

а) исследовательские (анализ трендов, метод экстраполяции, перекрестный анализ причинно-следственных связей в динамике, динамическое моделирование, метод Дельфи) и нормативные (индикативное планирование, «дерево зависимостей», «дерево проблем», «дерево целей» и система ПАТТЕРН, морфологический анализ, «сценарий успеха», си туационный анализ и т.д.);

б) количественные (алгоритмические: анализ временных рядов, линейный и мно жественный регрессионный анализ, разработка эконометрических моделей, методы сто хастического моделирования и т.д.) и качественные (эвристические: мозговые атаки /штурмы/, написание сценариев, диалоговый, ситуационный, морфологический и SWOT анализы, методы экспертных оценок, «темных лошадок», портфеля, матричный метод, метод анализа иерархий и т.д.) 1.

Наиболее востребованными в стратегическом прогнозировании развития морской деятельности оказываются качественные, эвристические приемы, позволяющие найти те или иные решения с помощью наводящих вопросов. В процессе коллективного обсужде ния поставленной перед специалистами конкретной проблематики они, базируясь на сво ем опыте, интуиции и знаниях в предметной и смежных областях знаний, находят наибо лее приемлемый выход. В такой интерпретации намеренно опущены широко используе мые обороты типа «оптимальное решение», поскольку авторы настоящей работы придер живаются позиции, согласно которой, как уже отмечалось, гибкость гораздо важнее опти мальности. Всю разнообразную гамму эвристических вариаций можно разделить на две большие группы: индивидуальные и коллективные методы.

Эвристика широко используется для поиска решений той или иной научной ди леммы или апории, прикладных задач в технике, экономике, управлении, политологии и других дисциплинах. Предлагаемые ею методологические приемы оказываются особенно эффективны на самой начальной, предварительной стадии, на «нулевом цикле», когда требуется определить наиболее перспективные направления научных или практических изысканий, сформулировать концептуальные (стратегические) решения, сузить границы поиска или из множества возможных вариантов отобрать предпочтительные, которые за тем будут подвергнуты более детальному изучению с помощью математических (алго ритмических) или, положим, экспериментальных методов. Применительно к поставлен ной цели, связанной с определением облика морской стратегии России, их целесообразно нацелить, например, на уточнение и конкретизацию выделенных целеустановок, а также комплексных долгосрочных задач национальной морской политики, на ранжирование ко личественных показателей, и, соответственно, дифференциацию весовых коэффициентов, определение их ориентировочных значений по временным горизонтам, особенно для ак Переход от количественных методов к качественным, обусловленный пониманием того, что экстраполяция эмпирических данных (даже «длинных» и достоверных массивов) дает адекватные результаты лишь на очень ограниченном отрезке времени и не учитывает введение новых факторов и быстрые изменения, зна меновал собой начало второго периода в развитии методологического аппарата. Поскольку с увеличением временного интервала дисперсия любого количественного показателя неизбежно возрастает до значений, лишающих полученные оценки практической ценности, то на смену экстраполяционной технике вычисле ний пришел анализ суждений высококвалифицированных экспертов.

тивного (инновационного) сценария. Кроме того, поскольку названные приемы приемлют как индивидуальное, так и коллективное использование, эвристические методы становят ся востребованными и при апробации предлагаемых подходов методами группового по иска.

Вообще, экспертиза как отдельный вид научно-практической деятельности, включающий диагно стику состояния объекта, установление достоверности информации о нем и окружающей его среде, прогно зирование его последующих изменений и влияния на другие объекты, а также выработку рекомендаций для принятия управленческих решений в условиях, когда исследовательская задача трудноформализуема, сейчас находится в стадии своего бурного становления. Тем не менее, есть много наработок по специализирован ным экспертным комплексам, вплоть до социогуманитарных, фамилистических и тому подобных. Собст венно, в двух направлениях – (1) включение узкоспециализированной экспертизы в более широкий по со держанию экспертный комплекс, (2) разработка ее составных частей – и происходит формирование этого способа оценки предлагаемых нововведений.

Под «объектом» здесь могут пониматься социальные общности в приморских субъектах Российской Федерации, институты и процессы, организации, ценности, идеи, концепции, нормативные акты, прямо или косвенно предусматривающие изменения в морехозяйственной практике, инфраструктурные и социальные проекты и т.п. Перечень объектов не должен быть закрыт, поскольку реальность многообразна и несводима к небольшому числу критериев, показателей и прочих характеристик.

Привлечение группы экспертов к процессу стратегического прогнозирования раз вития морской деятельности Российской Федерации может быть нацелено на раскрытие неопределенностей типа:

• определяющие возможные масштабы влияния принимаемого решения на развитие морской деятельности России;

• подчеркивающие различия последствий осуществления управленческих решений для отдельных сфер, различных приморских территорий, социальных групп, со циокультурных условий и т.д.;

• выявляющие потребность в ресурсном обеспечении реализации предлагаемых ин новаций.

Многочисленные неясности такого рода могут быть порождены разнообразными причинами. Их источником порой становится сам факт отсутствия общего мнения в экспертирующем органе, то есть при менительно к рассматриваемой проблематике – у членов Научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации. В других случаях отмечается недостаток аргументов «за» и «против»

подготовленного решения или невозможность получить их иным, кроме экспертного, путем, но в то же вре мя у названного органа есть намерение прогнозировать последствия своих экспертиз и рекомендаций. Или есть необходимость аргументированно противостоять внешнему давлению «сверху», «снизу», «сбоку» (ре шениям или проектам решений органов более высокого уровня, ведомственных органов, иных участников управления морской деятельностью), добиваясь признания своих убеждений. Наконец, встречается ситуа ция, когда есть несколько противоречащих друг другу решений, требующих внешнего арбитра, для того чтобы определиться с выбором предпочтительного варианта. Таким образом, прикладное назначение экс пертизы связывается не только с корректировкой управленческих решений, но и с общесистемным смыслом деятельности принимающих решения органов, какой бы уровень полномочий за ними ни был закреплен.

К экспертам, в свою очередь, предъявляется ряд специфических требований, кото рые должны быть им присущи: компетентность, то есть сплав знаний, интуиции, прак тического опыта и здравого смысла;

способность работать в группе;

менять мнение под воздействием аргументов, а не давления;

гибкость ума и т.д. Даже самый тщательный от бор (подбор) экспертов, обладающих уникальными знаниями и характеристиками, не га рантирует от субъективизма их оценок. Часть смещений происходит в результате разли чия жизненного опыта, личных тезаурусов, идейно-политических установок и других об стоятельств, привносимых самим исследователем. Часть – возникает в результате давле ния «заказчика», перед которым не все эксперты способны устоять. Это нередко малоза метные отступления от правил в силу вариативной природы морехозяйственных процес сов, но все же, по возможности, необходимо снижать роль таких привносимых моментов.

В силу характера экспертизы одним из гарантов ее объективности выступает совместная, коллективная работа. При удачной ее организации оценка предлагаемых в Стратегии раз вития морской деятельности России мер незаметно переходит в конструирование опти мального решения.

Поскольку эвристические методы связаны с привлечением специалистов, рабо тающих не только в конкретной области знаний (морская деятельность), но и в смежных, и каждый из них может иметь различную точку зрения на способы решения поставленной проблемы, необходимо, во-первых, выработать определенные «правила игры» при обсуж дении проблемы (во избежание пустопорожних дебатов и «белого шума»), и, во-вторых, соответствующим образом обработать результаты опроса экспертов и сделать из них од нозначные и правильные выводы.

Метод экспертных оценок. Наиболее полно суть эвристических подходов к решению тех или иных задач отражает коллективный метод экспертных оценок, который, кстати, очень широко используется в за дачах научной прогностики. В этом случае эксперты используют балльный метод оценок (например, отлич ная оценка соответствует 5 или 10 баллам, хорошая – 4 или 9 баллам, вполне удовлетворительно – 3 баллам и т.д.) или ранжируют принятые показатели (по терминологии теории вероятности – признаки) по рангам, присваивая им 1-е место, 2-е место и т.п. Так как частные мнения могут не совпадать, и каждый из экспер тов способен выставить разные оценки и по-разному оценить важность того или иного признака, данные экспертизы обязательно подлежат статистической обработке и анализу с вычислением средних значений рангов для каждого признака, разброса данных (дисперсии), среднего квадратического отклонения эксперт ных оценок и коэффициента вариации по каждому признаку. Балльный подход часто сочетается с использо ванием метода весовых коэффициентов с целью оценки значимости и «веса» того или иного признака среди других, характеризующих изучаемые свойства системы. С их помощью устанавливается старшинство от дельных видов признаков, определяющих экономическую эффективность, безопасность, совершенство и другие свойства системы. Введением весовых коэффициентов, в конечном счете, преследуется цель поиска ответа на вопрос: «В какой очередности (с точки зрения иерархии) следует рассматривать отдельные виды признаков, чтобы достичь максимально возможной эффективности в синтезированном ее значении?».

Метод «мозговой атаки» («мозгового штурма»). Автор метода американский исследователь Алекс Осборн в 40-х годах XX века предложил для коллективного поиска нетривиальных решений приме нить «мозговой штурм», строящийся на снятии барьеров критичности и самокритичности участников. Он заметил, что одни люди больше склонны к генерированию идей, другие – к их критическому анализу. При обычных обсуждениях «фантазеры» и «критики» оказываются вместе и мешают друг другу. Исследователь предложил разделить этапы рождения и анализа идей. Замысел А. Осборна один из популяризаторов метода М. Смолл излагает следующим образом: «Вы должны рассматривать тот или иной предмет со всех возмож ных точек зрения и фиксировать все идеи, которые просто приходят в голову, какими бы “притянутыми за уши” они ни казались. Вы должны будоражить свой мозг до тех пор, пока не выудите из него все сущест вующие в нем мысли. Осборн предлагал по этому принципу проводить специальные совещания» 1.

За 30–40 минут группа «генераторов» выдвигает несколько десятков идей. Главное правило – абсо лютно запрещена критика. Можно высказывать любые новации, в том числе и заведомо нереальные, иг рающие роль своеобразного катализатора, стимулируя появление новых образов в креатосфере. Если штурм хорошо организован, удается быстро уйти от идей, навязываемых психологической инерцией. Никто не бо Гоберман Л.А., Гоберман В.А. Основы научных исследований. – М.: МГУ, 2003. – С. 44.

ится предложить смелую новацию, возникает доброжелательная творческая атмосфера, и это открывает путь всевозможным смутным догадкам. Надо помочь новым идеям прорваться из подсознания в сознание – такова философско-психологическая концепция «мозгового штурма». Поэтому процесс генерации построен таким образом, чтобы расковать подсознание: в группе не должно быть начальства, надо стремиться к соз данию свободной непринужденной формы обсуждения, психологической совместимости участников, поощ рении шуток, каламбуров. Новации возникают как бы непроизвольно, неосознанно, неуправляемо. Полу ченные при «мозговой атаке» идеи «фантазеров» передаются на экспертизу группе «критиков», которые стремятся выявить в них рациональное зерно.

Исследование эффективности «мозговых атак» показали, что коллективное мышление специалистов различных областей науки и техники производит на 70% больше новых предложений, чем индивидуальное.

В 1950-е годы с «мозговой атакой» связывались большие надежды. Потом выяснилось, что трудные задачи «атакам» не поддаются. Были испробованы различные модификации «мозговой атаки» – индивидуальная, парная, массовая, двойная, «конференция идей», «кибернетическая сессия» и др. Попытки модифицировать «мозговую атаку» продолжаются и сейчас. Но уже ясно, что метод эффективен только при решении не сложных задач. Хорошие результаты чаще всего удается получить, «атакуя» не изобретательские, а органи зационные проблемы. Принципиальным недостатком «мозговой атаки» стало то, что она дает только на один порядок больше идей, чем обычный метод проб и ошибок, а это очень мало, если «цена» задачи 10 или 100 000 проб.

Метод синектики. Этот метод, как и метод «мозговой атаки», основан на коллективном поиске лучших идей. Но к решению задачи здесь подходят иначе: собираются широко эрудированные специалисты разных профессий, представители разных областей науки (в том числе маринизма) и техники для того, что бы обсудить выдвигаемую проблему с самых разных точек зрения.

Решение задачи синектической группой начинается с ознакомления с проблемой, с рассмотрения сущности принципа лежащего в основе процесса. Синектор при этом должен обладать определенными каче ствами: уметь абстрагироваться от обычных суждений и традиционных решений, уметь фантазировать, не останавливаться на какой-то одной новации, благожелательно воспринимать лучшие идеи, находить в обыч ном необычное и в необычном обычное и т.д.

К основным творческим приемам в синектике относятся:

а) прямая аналогия – рассматриваемый объект сопоставляется с похожими из других областей природы (например, мост и паутина, поток электронов и быстрый бег большой группы людей, работа сердца и насос и т.п.);

б) личностная аналогия – решающий задачу вживается в образ совершенствуемого объекта (на пример, при усовершенствовании процесса окраски можно представить себя белой вороной, которая хочет как-то окраситься;

при усовершенствовании того или иного элемента машины можно представить себя в ка честве такого элемента и поразмышлять, как бы вел себя на месте этого элемента, какие нагрузки испытывал и т.п.);

в) символическая аналогия – выбранному ключевому представлению задачи нужно подобрать ка кой-то символический образ, который бы в виде краткого определения, термина пояснял суть решения (на пример, «заглушить» вибрацию;

«подавить» сопротивление;

видимая теплота – пламя);

г) фантастическая аналогия – в этом случае вводятся какие-либо фантастические элементы, вы полняющие необходимые функции, что связано с желанием найти идеальное решение задачи.

Ситуационный анализ (ситан). Метод, по сути, представляет собой очное заседание «круглого сто ла» или обмен мнениями в устной форме. Однако он имеет и некоторые специфические черты, отличающие его от родственных «мозговых штурмов» и имитационных игр. Аналогию различий дает сравнение научной конференции медиков и консилиума врачей у постели больного: консилиум и есть форма ситуационного анализа. К тому же он избавлен от присущей, например, имитационным играм чрезвычайной организацион ной громоздкости и значительных временных затрат. Несмотря на некоторые общие моменты, между сита ном и «мозговым штурмом» существуют и такие принципиальные различия, как тип дискуссии – если ситан предполагает ее свободную форму, в ходе которой эксперт имеет возможность не только изложить свою точку зрения, но и критиковать других, то при «мозговом штурме» подобного рода критика категорически запрещена, то есть имеет место обсуждение, но не дискуссия. Кроме того, в ходе ситуационного анализа его участник всегда в той или иной степени вынужден обосновывать правильность своего мнения, используя определенную (убедительную с его точки зрения) аргументацию, а при «мозговом штурме» он может и не прибегать к ней, так как априори считается, что особую ценность могут иметь чисто интуитивные сообра жения, хотя интуиция по самой своей природе (функция бессознательного, «инсайта», озарения) не дает яс ного ответа на вопрос «Почему?» 1. Вообще, при проведении «мозгового штурма» стимулирующая роль ру ководителя, как правило, достаточно велика, поскольку обсуждение без критики характеризуется слабым «эмоциональным фоном» и имеет, в принципе, тенденцию к затуханию. Ситан в этом отношении имеет оче видное преимущество, так как дискуссия, сопровождающаяся взаимной критикой, способствует повышению этого фона. Успешное проведение и ситуационного анализа, и «мозгового штурма» самым непосредствен ным образом зависит от той психологической атмосферы, в которой они проходят. Создание благоприятной, Более подробно см.: Метод ситуационного анализа. Методические указания. – М.: ИМЭМО, 1985. – С. 4.

а следовательно, креативной атмосферы обеспечивается соблюдением элементарных этических норм, а так же недопущением межличностных конфликтов. В ней недопустимы любые формы снисходительности, пре небрежительных или высокомерных оценок к позиции, системе взглядов, аргументов участников друг к другу, особенно со стороны ведущих и организаторов ситана. Что касается «мозгового штурма», то, хотя правила его проведения блокируют такие возможности, тем не менее они могут реализовываться в косвен ной или латентной формах 1.

Цель ситана состоит в установлении причинно-следственных связей конкретной проблемы. Метод широко применяется в экспертных группах, занимающихся мониторинговым анализом внутри и внешнепо литических факторов. Среди политологов, обозревателей, консультантов – это в целом один из принятых способов прояснения только что сложившейся ситуации, особенно в тех или иных критических точках би фуркации.

Когда организуется работа экспертов по модели ситана, избирается следующий порядок действий (который может быть построен по аналогии с описанным Е.М. Примаковым, М.А. Хрусталевым 2, а также Р.М. Грановской 3):

• для анализа представляется описание (в том числе и в диалоговой форме) реальной ситуации;

• в ходе анализа выявляются проблемы, фиксируются ее симптомы, устанавливается типичность пу тем сопоставления с другими ситуациями, исключаются из описания несущественные условия, предлагаются возможные способы выхода из ситуации и возможные последствия, и на этом основа нии формулируется наиболее приемлемое решение;

• полученные в результате анализа экспертные материалы далее анализируются по общим правилам работы с экспертными заключениями.

Особое значение ситана состоит в том, что эксперт, анализируя предложенную для рассмотрения ситуацию, самостоятельно формулирует исследовательскую задачу. А это означает, что при привлечении группы экспертов можно получить не только разные ответы на поставленные вопросы, но и разнообразие самих вопросов, отражающих квалификацию специалиста, его компетентность в проблематике, а также и его эвристические возможности 4. Недостатки метода зачастую состоят в упрощении задачи и редукции множества причин, факторов, условий к минимальному набору параметров, в ориентации на сиюминутные зависимости и игнорировании долговременных и латентных факторов.

При подготовке проекта Стратегии развития морской деятельности Российской Федерации СОПС, как участник этого процесса, счел возможным осуществить организацию ситана, который был проведен февраля 2008 года. В ходе его проведения перед участниками ставилась триединая цель. Во-первых, очер тить контуры, обсудить ее облик, сформировать структуру Стратегии. Во-вторых, уточнить перечень ком плексных долгосрочных задач морской политики России и временные горизонты их решения. В-третьих, получить общие представления о возможных путях реализации активного сценария развития морской дея тельности нашей страны и наметить соответствующие количественные характеристики в соответствии с одобренными Морской коллегией при Правительстве Российской Федерации Временными критериями и показателями состояния национальной безопасности Российской Федерации в области морской деятельно сти, а также дополнить список последних.

Сам сценарий проведения ситана предполагал 20-минутный постановочный доклад, а затем высту пления приглашенных экспертов по вопросам повестки. Организаторами были удовлетворены базовые тре бования, предъявляемые к экспертам, – их независимость, объективность, готовность не только дать ответ на закрепленные за ними вопросы по сценарию, но и подвергнуть критическому анализу другие индивиду альные оценки. В ходе обсуждения появился новый объем информации и даже возникло новое качество вы водов, при этом, естественно, не поставив точку в изучении вопроса, поскольку, как известно, всегда суще ствует возможность и вероятность повторения обсуждения проблемы ввиду изменившихся обстоятельств.

Там же. – С. 5–6.

Примаков Е.М., Хрусталев М.А. Ситуационные анализы: методика проведения / Очерки текущей полити ки. Вып. 1. – М.: МГИМО МИД России, НОФМО, 2006. – 26 с.;

Метод ситуационного анализа. Методиче ские указания. – М.: ИМЭМО, 1985. – 16 с.

Грановская Р.М. Элементы практической психологии. – 2-е изд., испр. и доп. – Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1988. – 480 с.

К его помощи неоднократно прибегали специалисты многих исследовательских и экспертных коллективов:

СОПС (ситан проводился под руководством Г.К. Войтоловского при подготовке Концепции ФЦП «Мировой океан», впоследствии утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 17.01.1997 № 11), ИМЭМО РАН и МГИМО(У) (усилиями Е.М. Примакова и М.А. Хрусталева), Института Европы РАН (уси лиями С.А. Караганова) и т.д. Несмотря на то, что ситан, как метод коллективной экспертизы и прогнозиро вания в условиях неопределенности, был разработан Институтом мировой экономики и международных от ношений еще в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого столетия, его использование актуально и по сей день. Вобравший в себя лучшие черты эвристических методов («мозгового штурма», «экспертных оценок», «дельфийской техники») и позволяющий формализовать творческие процессы, он дает на несколько поряд ков более эффективные решения, нежели полученные с помощью традиционного метода «проб и ошибок».

Метод Дельфи. При решении задач прогностического характера наиболее широко используются два метода, которые, как правило, удачно дополняют друг друга. Один из них – алгоритмический – пред ставляет собой экстраполяцию трендов, второй – эвристический – есть метод Дельфи. В качестве примера непреходящего значения последнего при прогнозировании можно привести тот факт, что особенностью ста новления в Германии ныне чрезвычайно востребованных и очень модных форсайт-исследований стала коо перация немецких аналитических групп и «советов мудрецов» с аналогичными японскими структурами. Та кое совместное сотрудничество, как уже отмечалось, было вызвано желанием германской стороны перенять опыт стремительно прогрессирующей к тому времени Японии в использовании именно метода Дельфи, в разработке и применении которого японцы не только преуспели, но и считались мировым лидером. Это в свою очередь предопределило заметно большую ориентацию Германии – по сравнению с другими европей скими странами – на использование именно этого метода в своих прогностических исследованиях, успех ко торых не замедлил проявиться во всех сферах жизни рядового бундесбюргера.

Метод возник в рамках деятельности американской RAND Corporation и первоначально был ориен тирован на прогнозирование в военных целях. Его применяли для оценки военного потенциала СССР, но подобное приложение стало только одной из его многочисленных граней и преломлений. Важно, что с само го начала (с 1963 года, когда О. Хелмер вместе со своими сотрудниками разработал метод) он применялся для анализа перспектив научно-технического прогресса и для измерения качества жизни в Америке, то есть использовался при принятии масштабных решений, затрагивающих общенациональные интересы.

Впоследствии метод стал использоваться как универсальный способ фиксации мнения экспертов, и часто в американской литературе он не отделяется от метода экспертных оценок. Его цель состоит в преодо лении конформизма экспертов, искажающего качество экспертизы, что достигается, прежде всего, их ано нимностью и особенностями процедуры, предусматривающей нижеследующий порядок действий.

• первый тур: каждый член группы экспертов дает численную, количественную оценку какого-либо процесса, явления или объекта;

• организатор опроса подсчитывает и сообщает всем экспертам среднюю оценку (медиану) и показа тель разброса (интервал между крайними из них);

• экспертов, которые дали крайние оценки, просят письменно обосновать свое суждение, что затем передается остальным экспертам;

• аналогично проводятся второй и последующие туры опроса, которые заканчиваются, когда оценки экспертов окажутся в достаточно узком интервале.

Варианты метода состоят в запросе у экспертов не точной оценки, а интервала, в котором она долж на находиться;

ознакомлении экспертов не с оценками, а с аргументацией других членов экспертной груп пы;

представлении на первых этапах работы лишь отдельных оценок, а не группового мнения и т.д. Метод эффективно применяется при выявлении важнейшей из ограниченного ряда причин какого-либо феномена или приоритетного результата того или иного действия в ситуациях выбора главного либо наименее значи мого фактора (причины, следствия и т.д.) 1.

Методы активизации инновационных решений. В своей работе эксперты, как правило, выходят на более сложные задачи исследования и конструируют возможные решения тех или иных проблем. Из-за известной консервативности специалистов, их меньшей уверенности в себе за пределами непосредственной подготовки и опыта преодолевать барьеры профессионализма (а точнее – профессиональной ограниченно сти, которая нередко имеет форму профессионального снобизма) им бывает необыкновенно трудно. Про фессионал, который оказывается перед задачей представить свое знание и понимание вопроса в более широ ком контексте, иногда становится непонятливым, раздражительным, напряженным, неконтактным, а то и заносчивым, высокомерным и просто грубым. Не будучи способным выйти на новые рубежи осознания ре альности, он готов обвинить других в покушении на законы, принципы, методы профессиональной деятель ности. Между тем, такая неспособность специалиста – лишь видимость, психологический барьер, сняв кото рый можно получить исключительно интересные и профессионально содержательные результаты. На это направлены методы активизации инновационных решений, такие например, как деловые игры. В работе с экспертами такие методы удается применить лишь в усеченном варианте, но необходимость подготовки ка чественного заключения иногда побуждает специалистов использовать некоторые методические средства из рассматриваемой эвристической группы, к которым, между прочим, в широком смысле относятся и «мозго вая атака», а также многие модели теории игр, но на них ввиду богатейшего их разнообразия в настоящей работе подробно останавливаться смысла нет – они хорошо и достаточно подробно изложены в специальной литературе.

Метод фокус-групп. Одним из наиболее популярных в последнее время качественных методов стал метод фокус-групп. Считается, что он был разработан выдающимся американским социологом Робертом Мертоном и его сотрудниками. Сам автор так характеризует особенности метода: «Фокусированное интер вью отличается в некоторых отношениях от других типов исследовательского интервью... Во-первых, ин тервьюируемые лица должны быть участниками некоторой определенной ситуации: они посмотрели кино Циренщиков В.С. Европа: прогностическое обеспечение инновационного развития. – ДИЕ РАН. – № 153. – М.: Огни, 2005.

фильм, прослушали радиопрограмму, прочитали памфлет, статью, книгу, приняли участие в психологиче ском эксперименте либо в неконтролируемой, но наблюдаемой ситуации (например, в политическом митин ге, каком-либо ритуале или мятеже). Во-вторых, гипотетически важные элементы, а также характер, процес сы и общая структура этой ситуации предварительно проанализированы специалистом. Посредством содер жательного или ситуационного анализа эксперт выдвигает ряд гипотез, касающихся важности определен ных сторон ситуации для тех, кто в ней участвовал. В-третьих, на основе этого анализа разрабатывается ру ководство для проведения интервью, в котором очерчиваются важнейшие области исследования и гипотезы, которые обеспечивают выполнение критериев релевантности для информации, которая должна быть полу чена в ходе интервью. Наконец, в четвертых, интервью фокусируется на субъективных переживаниях лиц по поводу заранее проанализированной ситуации в попытке получить от респондентов их собственное оп ределение этой ситуации» 1. Таким образом, у Мертона и его сотрудников речь идет о групповом интервью с особыми правилами его подготовки и проведения. В этой форме можно строить работу с выступающими в роли экспертов носителями и потребителями товаров и услуг морского происхождения и морского назначе ния. Фокус-группы показали, что их можно эффективно использовать для пилотажной проверки гипотез по ранее неизвестным характеристикам, а это в высшей степени подходит для прогнозирования социальных реакций на новый проект. Состав их участников должен быть гомогенным. Именно в однородности – ключ к успеху и его отличие от обычного группового интервью, где, напротив, большое значение придается гетеро генности, чтобы увеличить число разнородных высказываний, столкнуть мнения. Способ отбора аналогичен применяемой в социологии квотной выборке. Собравшиеся для дискуссии участники фокус-группы не ин формируются заранее о ее теме. Они узнают о ней из вступительного слова модератора – лица, которое ор ганизационно руководит обсуждением.

SWOT-анализ. При всей важности техники коллективного поиска стратегических решений нельзя отвергать и игнорировать индивидуальные и смешанные (коллективно-индивидуальные) методы. Так, на пример, SWOT-анализ (S – Strength/сила;

W – Weakness/слабость;

O – Opportunities/возможности;

T – Threats/угрозы) относится к тем приёмам моделирования, которые в силу своей наглядности и простоты наиболее отвечают требованиям дифференцированного планирования развития морской деятельности и ее структурных элементов. Основная «изюминка» метода кроется в двух постулатах: выявлении точек прило жения усилий для превращения слабых сторон региона в сильные, а угроз в возможности, и акценте на раз витие сильных сторон, но в соответствии с его ограниченными возможностями.

В результате успешного проведения SWOT-анализа «вырисовываются», как минимум, три альтер нативы стратегического развития региона, направленные на обеспечение устойчивости эффекта долговре менного воздействия (long-term benefit):

1) стратегия использования возможностей, предоставляемых внешней средой, для снижения отри цательных последствий слабых сторон региона;

2) стратегия всеобъемлющего использования сильных сторон для получения максимальных воз можностей («работа» идёт с квадрантами «сильные стороны»/»возможности»);

3) стратегия использования сильных сторон региона для ликвидации внешних угроз («работа»

идёт с квадрантами «сильные стороны»/»угрозы»).

Long-term benefit заключается в том, что инициированные позитивные тенденции остаются оче видными в долговременной перспективе после завершения плана стратегического развития, что обеспечива ется:

• широким вовлечением в реализацию модели всех заинтересованных сторон (органы власти всех уровней, производственные субъекты, неправительственные объединения, институты гражданского общества, все слои населения);

• совершенствованием корпоративного управления на принципах стратегического менеджмента, от крытости, транспарентности, коммуникации, кооперации, координации широкого общественного участия (партиципативности), комплексности, согласования конфликтогенных интересов с помо щью института модераторов;

• информационной открытостью;

• сопутствующим внедрением информационно-коммуникационных технологий в сферу управления развитием региона, вплоть до создания элементов электронных органов государственной власти (электронного правительства), включая, развитие систем электронного документооборота, общего сударственных информационных ресурсов, расширение набора услуг, предоставляемых в электрон ной форме и т.д.

Разработка окончательной стратегии предполагает либо выбор одной из альтернатив с учётов принципа иерархичности, либо, как правило, комбинирование всех перечисленных выше трёх альтернатив.

Разработка и анализ сценариев. Сценарии чаще всего разрабатываются на основе группового ме тода. При этом информация используется для того, чтобы представить будущие возможности в альтерна тивном виде. Этот метод применяется там, где надо учесть множество факторов и большой объём информа ции. Как правило, разрабатывается не менее 3–4 возможных вариантов будущего – применительно к страте Цит. по: Белановский С.А. Глубокое интервью. – М.: Никколо-Медиа, 2001. – С. 95–96.

гическому прогнозированию развития морской деятельности Российской Федерации это может быть, как минимум, пессимистический (стагнационный), инерционный и оптимистический (активный) сценарии, ко торые во многом связаны с альтернативными действиями конкурентов. В начале работы составляется план сценария, определяется состав группы, продолжительность работы (как правило, выделяется 2–3 дня). Од нако не всегда удаётся получить качественные сценарии, некоторые их них носят слишком общий характер и страдают отсутствием количественных параметров. Поэтому этот метод чаще всего используется в комби нации с анализом недостатков и преимуществ, угроз и возможностей (SWOT-анализом) 1.

Морфологический анализ. Всю гамму эвристических методов, как уже отмечалось, можно разде лить на индивидуальные, коллективные и универсальные. Также всё более широкое применение находит комбинированный (гибридный) подход, сочетающий и используемый ниже приём, предложенный швейцар ским астрофизиком Фрицем Цвикки, а именно морфологический анализ, в русле которого составляется структурная карта и морфологический «ящик» (n-мерная матрица, графически представляемая в виде таб лицы, параллелепипеда, срезов, сечений и проекций многомерных геометрических фигур на трёхмерное пространство или на плоскость с двумя измерениями), которые дают все наборы, все возможные сочетания решения проблемы с учётом ограничений. Представление материала в такой наглядной форме позволяет сразу охватить все желательные варианты и систематизировать процесс перебора в поисках оптимального, а еще лучше – гибкого решения. В противном случае в распоряжении исследователя или лица, принимающего решение, не появилось бы большого числа незамеченных идей.


В основу морфологического анализа могут быть положены известные принципы: новизны (подра зумевает использование опыта, накопленного в других областях, не обязательно смежных, что требует от специалиста высокой общенаучной эрудиции, так как в противном случае можно «изобрести велосипед»);

адаптации или, проще говоря, приноровления (состоит в приспособлении известных, проверенных знаний для конкретных условий);

дифференциации (предусматривает разделение элементов системы в соответствии с их назначением и условиями окружающей среды);

интеграции (предполагает обратный процесс объедине ния отдельных подсистем с тем, чтобы совместно они были способны преследовать какие-либо новые цели);

инверсии (осуществляет «переворачивание с ног на голову», перестановку функций отдельных компонен тов);

динамизации (ориентирует на создание систем с плавно изменяющимися в зависимости от внешних и внутренних режимов параметрами);

аналогии (использует сходства, подобия различных по своей природе систем);

идеализации (допускает в качестве отправной точки какое-то идеальное решение, пусть и неосуще ствимое практически, но от которого можно отталкиваться в дальнейшей навигации, например, «вечный двигатель», полная автоматизация, абсолютно совершенное судно, все издержки равны нулю и т.д.).

Именно этот приём может быть выбран на начальном этапе стратегического прогнозирования раз вития морской деятельности. Следует заметить, что его, как и любые другие эвристики, нельзя нацелить на оптимизацию – речь идёт всего лишь о рационализации выбора перспективных направлений морской дея тельности в приморских регионах. С помощью эвристических методов оптимума достичь в принципе не возможно. Для этого существует более «тонкий» научный аппарат, связанный в первую очередь с математи ческим или имитационным моделированием, однако это более сложная и громоздкая задача, предшество вать постановке которой и должна качественная, а не количественная оценка. Однако в последнем случае считается, что множество условных допущений, связанных, например, с дискретизацией подчас непрерыв ных процессов, вносит системную ошибку в исследования, своего рода «шум», сильно искажающий полу ченные результаты, и встаёт вопрос о границах их применимости или доверительных интервалах. К тому же неучёт критических факторов или, наоборот, учёт излишнего их количества приводят к недостоверному за ключению или нереализуемости модели соответственно. Выводы же качественного характера, полученные эвристическими методами, опять же не предполагают безальтернативности – ведь, перефразируя известное высказывание, на любое правило найдётся как минимум два исключения.

В целом практическое использование метода применительно к стратегическому прогнозированию морской деятельности не претендует на всеобъемлемость, а уж тем более на статус «истины последней ин станции». Подчас приходится использовать условное ранжирование, балльный подход, небесспорное назна чение критериев, которые, безусловно, грешат субъективностью, но, тем не менее, проведенный анализ вполне пригоден для определения исходных посылок количественного анализа с использованием методов математического моделирования.

Определение критических (ключевых) технологий. На самом деле этот метод применяется не только для прогнозирования технологий. Сначала вводятся несколько критериев, которые имеют важное (критическое) значение для той технологии (или другого явления), которая исследуется. Широко применя ются сравнения, например, между приморскими регионами. Особенно хорошо, когда задаются параметры развития технологии на разных его стадиях, что позволяет узнать, какие нужны стратегии для того, чтобы осуществить переход от одного этапа развития к другому. В результате можно получить набор факторов, которые содействуют развитию технологии, и определить потребности её прогресса. Использование метода позволяет уделить основное внимание технологическим, а не социально-экономическим вопросам, однако он может быть применён и к анализу социальных технологий. Метод позволяет проанализировать развитие Циренщиков В.С. Европа: прогностическое обеспечение инновационного развития. – ДИЕ РАН. – № 153. – М.: Огни, 2005.

технологий, но не технологической политики. Он даёт рекомендации, которые должны быть обсуждены на политическом уровне и оценены с практической точки зрения.

Метод часто используется в комбинации с мозговым штурмом. Сначала эксперты оставляют список критических технологий, а затем определяется, какими должны быть действия в области НИОКР, коммер циализации полученных результатов и использования технологий.

«Дерево зависимостей (проблем, целей)». Анализ начинается с определения проблем, целей или будущих потребностей, затем осуществляется поиск обстоятельств, действий, технологий и т.д., которые нужны для того, чтобы решить эти проблемы, достичь целей или удовлетворить потребности. Метод приме няется для анализа сложных ситуаций, когда каждый уровень должен быть определён через следующий уровень более низкого или, напротив, более высокого порядка. Часто он используется и для анализа полити ки или технологического развития. При этом более широкий вопрос рассматривается при помощи более уз кого. В результате получается графическое изображение иерархических структур, которое показывает, как более общий вопрос может быть представлен в виде вопросов частного характера. При этом используются элементы сетевого планирования (теории графов).

Метод фокальных объектов. Смысл метода, предложенного в 1926 году немецким профессором Кунце («метод каталога») и усовершенствованного в 1950-е годы американским ученым Чарльзом Вайтин гом, – конструирование нового объекта путем применения к нему свойств других объектов. Он также имеет целью преодолеть инерцию мышления при решении творческих задач и активизировать способности к ин новационным прорывам путем переноса признаков случайно выбранных объектов на совершенствующийся объект, который должен находиться в фокусе переноса.

Очень кратко рассмотрим еще несколько широко известных методов, в основном алгоритмических, которые оказались так или иначе востребованными в настоящей работе.

Экстраполяция тенденций. Этот метод применяется в том случае, когда заданы темпы изменений, и дает неплохие результаты при краткосрочном прогнозировании. В долгосрочной перспективе никогда не может быть уверенности в том, что те факторы, которые вызывают те или иные изменения, сохранят своё значение. Ведь тенденции могут резко меняться и даже обращаться в свою противоположность. Тренды хо рошо применять там, где не предвидится сдвигов качественного характера. Применительно к настоящей ра боте метод широко использовался для оценки процессов в каждой из выделенных сфер. Так, например, уст ремив к 2020 году число исполняемых решений органов государственной власти с привлечением уравнений регрессии была получена мизерная величина в 10%. По этому методу были рассчитаны грузопотоки на трас сах СМП по оптимистическому (активному) и пессимистическому (стагнационному) сценариям также на период до 2020 года и т.д.

Наконец, в этой связи следует вспомнить методы теории массового обслуживания, которые исполь зовались для оценки грузопотоков, проходящих через логистические комплексы, особенно потенциальных.

Компьютерное моделирование. Есть два типа моделирования: компьютерное, а также ролевая иг ра, участники которой разыгрывают роли в каких-либо ситуациях для того, чтобы определить интенции, мо тивы и цели поведения тех или иных групп. Компьютерное моделирование позволяет учитывать множество изменяющихся параметров и большое число связей между разными переменными. Необходимыми условия ми для применения метода становятся: ёмкий компьютер, специальный язык, специальная программа.

Моделировать можно различные явления: экономический рост, занятость, использование энергии, демографические процессы, изменение климата и состояния окружающей среды, социальные, политические и культурные феномены. Поскольку экстраполяция представляет собой очень простую модель, то у этих двух методов – одни и те же недостатки и требования, которые состоят в следующем:

• исходные данные и соотношения между параметрами должны быть обоснованными;

• модели не способны учитывать структурные или качественные изменения;

• качество моделей зависит от качества допущений и корреляций между параметрами, которые опре деляются экспертами;

• сложные модели дорогостоящи.

Анализ причинно-следственных связей. Этот метод тоже базируется на применении количест венных методов и на разработке экспертами разных сценариев. Подход основан на опросе экспертов по во просу вероятности наступления событий и на распределении событий в порядке вероятности их наступле ния. Затем составляется матрица возможностей, применяется математический анализ и разрабатываются различные сценарии, каждый из которых обладает определённой степенью вероятности. Метод позволяет проанализировать причинно-следственные связи: X влияет на Y, который влияет на Z. Если будет проигно рирована какая-то зависимость, то она не будет исследована, в то же время включение большого количества связей очень усложняет анализ, что и определяет недостатки этого метода. Однако он может быть использо ван и в прогнозировании, и в футурологических исследованиях, но на практике применяется не очень часто, так как есть два ограничения: результаты очень сильно зависят от состава экспертов, а также метод не по зволяет учитывать большое число изменяющихся ключевых связей.


Анализ системы в динамике. Этот метод относится к методам компьютерного моделирования. Его цель – выявление условий, при которых рассматриваемая система может прийти в заданное состояние. В первую очередь анализируются связи и зависимости между звеньями системы, а не её компоненты. Сначала формулируется проблема. Затем определяются главные факторы, совокупность которых создает «систему», собственно и представляющую собой изучаемый объект. Модели позволяют симулировать типы поведения и воспроизводить поведение системы. В них вводятся разные переменные величины. Далее можно опреде лить, как будет вести себя система в разных обстоятельствах, выявить причины, которые определяют тот или иной вариант поведения системы.

Метод позволяет учитывать большой объём информации Он может применяться также и в таких условиях, когда данных о системе не хватает. Эксперты должны определить типы поведения системы в ди намике, описать типы ее реагирования на изменения и выразить их в количественном отношении на основе первичных переменных величин. По результатам составляется список факторов, которые влияют на про блему, описываются структурные связи в различных вариантах. Поведение модели определяется на основе компьютерного моделирования через определённые промежутки времени при разных переменных величи нах. В конце концов, приходит ясность в понимании поведения системы и конструирование ее будущего со стояния. Качество анализа зависит от принятых допущений. При этом разные группы экспертов получают разные варианты анализа, то есть результаты, которые будут получены на основе метода, сильно зависят от состава аналитической группы.

Методы обработки данных. Первичные эмпирические данные, к каковым относятся записанные экспертные оценки, вначале приводят в такую форму, чтобы их можно было использовать как исходный ма териал для анализа. Для этого используется простое упорядочение значений, их попарное или последова тельное сравнение, а также другие процедуры, обеспечивающие идентификацию измеряемых переменных или их ранжирование. Далее с ними ведется работа, как это принято в теории вероятностей и математиче ской статистике, например, с использованием метода наименьших квадратов. Рассмотрим вкратце специфи ку некоторых методов обработки данных.

Контент-анализ. По определению В.А. Ядова, «контент-анализ – это перевод в количественные по казатели массовой текстовой (или записанной на пленку) информации с последующей статистической ее обработкой» 1. Отечественными исследователями метод использовался еще в 20–30-е годы прошлого века. В форме определенных правил осуществления соответствующей процедуры метод был применен в 1940-е го ды Г. Лассуэллом и Б. Берельсоном для изучения массовых коммуникаций. Его цель – выявление содержа тельных структур в тексте. Для экспертизы более приемлем неколичественный вид контент-анализа, кото рый основан на нечастотной модели содержания текста. В этом случае предусматривается нижеследующий порядок действий.

1. Определяются индикаторы содержания, выделенные по тому или иному признаку в соответствии с решаемой задачей.

2. Установленные индикаторы фиксируются в анализируемых текстах, при этом значение придается лишь наличию такого индикатора в тексте, численные показатели несущественны.

3. Полученная качественная структура анализируется в аспектах задачи (ожидания, соотношение групп и т.д.).

Процедура исследования с применением количественного варианта контент-анализа включает операций. Его технология предполагает кодирование по параметрам и аналитическим категориям. Заложен ный в метод принцип идентификации по образцам позволяет использовать его при решении трудноформа лизуемых задач, что особенно актуально при прогнозировании.

Метод «репертуарных решеток». Его авторство принадлежит английскому психиатру Д. Келли.

Цель метода – установить слабо осознаваемые экспертами мотивы выбора того или иного из вариантов ре шения, используя характерные для восприятия любой ситуации психологические механизмы установления сходства и различия. Для достижения цели используется нижеследующий алгоритм.

4. Эксперту предлагаются три варианта решения (три формулировки) и ставится задача выбрать два сходных, отделив таким образом один отличающийся от выбранной пары.

5. По итогам отбора ведущий исследование ставит вопрос эксперту: какое качество было им положено в основу сделанного распределения вариантов? Это качество фиксируется.

6. Продолжается представление вариантов решения по триадам с фиксацией каждый раз качественной характеристики (или ряда таких характеристик, если это предлагается экспертом), положенной в основу объединения или разделения вариантов.

7. Анализируются названные экспертом основания сходства и различия характеристик;

выявляется преимущественная ориентация эксперта.

Достоинство метода в том, что он позволяет приоткрыть неосознаваемые экспертом основания его предпочтений. Метод может дать богатый материал об ориентациях экспертов, – кстати, потенциальных но сителей и потребителей товаров и услуг морского назначения и морского происхождения, – и этим способ ствовать выявлению тенденций общественного сознания, которые могли бы быть упущены при пользовании Ядов В.А. Стратегия социологического исследования: описание, объяснение, понимание социальной ре альности. – М.: Добросвет, 1998. – С. 216.

другими исследовательскими методами. Его недостатки – необходимость предварительной группировки представляемых экспертам вариантов решения (текстов), как и само наличие множественности вариантов решения той или иной проблемы.

Создание экспертных систем. Экспертные системы представляют собой разновидности интеллек туальных систем (в теории и практике искусственного интеллекта), которые связаны с интерактивным (диа логовым) взаимодействием эксперта и компьютерной программы в режиме on-line.

Порядок действий представляет собой нижеследующую систему.

8. Специалисты собирают необходимые сведения и априорные знания, которые используются как ин формационная база соответствующей проблематики.

9. Организованную по принципу тезауруса базу знаний экспертная система обрабатывает по програм ме поиска закономерностей.

10. Результат передается специалисту для интерпретации. Осмысленная и интерпретированная им кон струкция вносится в экспертную систему, которая использует новое знание для анализа информа ции, имеющейся в базе.

11. Работа продолжается в таком же диалоговом режиме.

Если говорит об эффективности метода, что, впрочем, актуально и для экспертизы в целом, то среди ее действительных показателей можно выделить два:

1) учет итогов для ограничения выбора стратегий, так как использование аргументации, безуслов но, важной самой по себе, которая содержится в трактовке понятий, характеристиках проблем, уточнении количественных параметров и других экспертных материалах, не позволяет констатировать эффективности проведенной экспертной работы. Лишь применение выводов экспертизы при выборе или отказе от тех или иных вариантов управленческого решения (в том числе в форме пересмотра ранее принятого решения или избрания компромиссного пути и т.д.) следует рассматривать как факт признания итогов экспертизы. Это и есть тот путь экспертизы «арбитража», к которому призывают лучшие исследователи в области проектиро вания;

2) применение итогов экспертизы для корректировки избранной стратегии. Здесь практические рекомендации экспертов начинают свою новую жизнь, прежде всего, в том, что выявляют свою небаналь ность и конструктивность. Таков путь к экспертизе-консультации, столь же необходимой при принятии от ветственных решений, затрагивающих жизнь и самочувствие морской деятельности Российской Федерации.

Значительный вклад в становление современной методологии стратегического прогнозирования и долгосрочного планирования, применимого и к развитию морской деятельности, внесли отечественные уче ные, в том числе позднесоветская плеяда исследователей. Особую ценность среди методов представляют подходы А.И. Анчишкина и Р.А. Белоусова, построивших разветвленный и математически безукоризнен ный, строгий и выверенный аппарат экономико-математического моделирования промышленной динамики в масштабах страны, и Ю.В. Яременко, изучавшего феномен научно-технического прогресса и его влияние на состояние экономики, видевшего именно в нем источник дальнейшего развития и убедившего в этом вла стные структуры, что в конечном итоге вылилось в комплексную программу НТП (КП НТП) и его социаль но-экономических последствий на 20 лет. Эти наработки нашли свое продолжение в современных теорети ческих постулатах и воспроизводственно-цикличной макромодели С.Ю. Глазьева, имеющих основой меж отраслевой баланс, а также в школе российского циклизма (Ю.В. Яковец, Б.Н. Кузык и др.), предложившей многомерную геоцивилизационную модель.

Огромную роль в совершенствовании техники прогностических исследований сыграли долгосроч ные комплексные схемы развития и размещения производительных сил, разрабатываемые КЕПС/СОПС.

Уже даже в их прототипах 30-х годов прошлого века, несмотря на удушающий пресс централизованной ко мандно-административной системы, под которым находилась отечественная регионалистика, наметился не только системный подход, но и противостояние социально и экологически дефектным идеям гигантомании, экономическим деформациям в сторону чрезмерно узкой специализации регионов, перевешиванию дирек тивного отраслевого управления из Москвы в ущерб сбалансированной координации на местном уровне 1.

Те обобщающие предплановые документы аналитико-прогностического жанра, призванные обеспечить оп тимальные пространственные пропорции советской экономики, безусловно, грешили шаблонностью и зна чительным идеализированным креном.

Они зачастую базировались на таком аксиоматическом постулате, что, дескать, преимущества социалистической системы (а именно, сосредоточение всех финансовых ресур сов в руках государства и научно обоснованное планирование), а также научно-технический прогресс по зволят в перспективе создать, например, в Арктике аналогичную «большой земле» диверсифицированную экономику и столь же комфортабельные условия жизни, полностью воспроизведя в экстремальном климате то, что типично лишь для средней полосы Европейской части страны. Как результат, упомянутые концеп ции, практически не принимая во внимание лимиты допустимых с экономической точки зрения финансовых и трудовых затрат, имели своим закономерным итогом любопытные новации и эксперименты в стиле адап тации в Заполярье характерных для средней полосы видов сельскохозяйственного растениеводства, созда ния любой ценой горно-металлургических комплексов полного цикла и даже образцовых городов типа Но Подробнее см.: Совет по изучению производительных сил. Этапы становления и развития. 1915–2005. – М.: ЛЕНАНД, 2005. – 176 с.

рильска, призванных убеждать наивных граждан в осуществимости подобных амбициозных стратегий. Од нако, несмотря на рыхлый, несовершенный прогностический фон, оторванность от действительности, изо билие утопий и расточительное экспериментирование, эти опыты несли в себе рациональное зерно, которое в полной мере взросло при подготовке Генеральной схемы размещения производительных сил (1960–1970-е годы), оперирующей уже вариантными технико-экономическими и балансовыми расчетами, а также эконо метрическими моделями.

Имеет смысл отметить, что использование приведенного выше научно методологического аппарата прогностики сильно варьируется в зависимости от специфи ки решаемой задачи. Так, например, при (1) достаточном числе достоверных статистиче ских данных, (2) хорошо изученных взаимосвязях внутри объекта, (3) относительной ус тойчивости и предсказуемости внешних и внутренних факторов на обозримую перспекти ву, достаточно воспользоваться методами экстраполяции тенденций или моделированием на основе нейронных сетей. При невыполнении третьего условия востребованными стано вятся вероятностные модели или декомпозиция (сегментация) системы на отдельные эле менты, поведение которых детерминировано и предсказуемо. Если не может быть удовле творено второе ограничение, целесообразно обратиться к экспертным системам, а при от сутствии такой возможности остается положиться на метод количественных аналогий.

Когда же наблюдается недостаток данных (первый пункт), должны применяться эвристи ки, основанные на анализе экспертных оценок. В случае возможности осуществлять пер манентный мониторинг реализации стратегических решений на помощь может прийти метод получения независимых логических суждений, а при отсутствии такой обратной связи – дельфийская техника. Наконец, при возможности возникновения конфликта инте ресов заинтересованных субъектов следует проводить ролевые игры и моделирование взаимодействия основных акторов, от которых зависит развитие объекта прогнозирова ния.

1.4. Научное обоснование необходимости качественных изме нений в развитии морской деятельности России 1.4.1. Выявление путей интенсификации государственной инноваци онной и инвестиционной политики в области морской деятельности Значение Мирового океана в жизнедеятельности человечества резко возросло. Морехозяйствен ный комплекс играет одну из ведущих ролей в формировании общемирового валового продукта. В структу ре всемирной торговли лидирующие позиции занимают товаропотоки, проходящие через морские транс портно-коммуникационные магистрали. В ближайшее время, согласно прогнозам Всемирной продовольст венной организации ООН, последует резкий скачок спроса на продукцию морского промышленного рыбо ловства. Наращивается промысел водных биологических ресурсов в конвенционных районах Мирового океана, а особенно в открытой его части за пределами действия конвенций. Начинается полномасштабное освоение минеральных и энергетических ресурсов континентального шельфа, обусловленное истощением запасов полезных ископаемых материковой части Земли. Все шире вовлекаются в промышленный оборот альтернативные источники энергии: геотермальной, циркуляционной океанической, волновой, планетарной гравитационной (приливы и отливы). Глобальная климатоформирующая функция Мирового океана и его главенствующее значение в экосистемной динамике, учащающиеся морские природные катастрофы (цуна ми, сейсмическая активность океанической земной коры) побуждают человечество к интенсификации фун даментальных исследований его природы. Прибрежными государствами активно развивается высокодоход ный (в некоторых странах – бюджетообразующий) морской туристско-рекреационный бизнес.

Технологическая доступность пространств и ресурсов открытого моря становится сегодня основ ным отличительным признаком развитых морских держав. Во многом благодаря научно-техническому про грессу произошли тектонические по масштабу изменения в структуре мировой торговли. Конкурентоспо собность сейчас во многом зависит от скорости внедрения инноваций. Все убыстряющийся темп НТП не умолимо обрекает Россию на скорейшее принятие мер, направленных на повышение инновационной актив ности и оживление прорывных производств хай-тэка в морской деятельности. Это в первую очередь науко емкие технологии нового поколения, которые способствуют приумножению научного потенциала, значи тельному увеличению эффективности морепользования, обеспечивают снижение его энергоемкости и ре сурсоемкости при повышении конкурентоспособности создаваемых продукции, услуг и средств их произ водства. Огромный пласт перспективных направлений научно-технического прогресса составляют научно обоснованные способы раскрытия интеллектуального потенциала человека, то есть биология и биотехноло гии (в том числе генетика и генная инженерия), психология (включая изучение процессов творчества, эрго номику, физиологию), теория информации (и особо – разработка политематических тезаурусов и многоязы ковых трансляторов), бионика, этика, эстетика. Происходит интенсификация междисциплинарных исследо ваний – крупные открытия все чаще рождаются на стыках казалось бы несовместимых наук. Конкуренто способность морехозяйственного комплекса любого государства обеспечивается только лишь в случае, ко гда в его ведущих видах морской деятельности продукция и услуги производятся на основе самых передо вых технологий, позволяющих бизнесу, а через налоговую систему и государству в целом получать техно логическую квазиренту. «Квази-» – потому что это не есть рента в чистом виде, аналогичная природной.

В этой связи крайне необходимо скорейшее развертывание информационной сис темы мониторинга прорывных технологий и морехозяйственных производств, включаю щей региональные сегменты в приморских субъектах Российской Федерации. За ней за крепляются функции выявления приоритетных векторов инновационного развития мор ской деятельности, определения предприятий морехозяйственного комплекса, которые имеют определенные заделы в сфере высоких технологий, выбора спектра товаров, услуг и технологий, имеющих высокий инновационный потенциал, поиска источников и спосо бов финансирования разработок, позволяющих быстро окупить вложенные средства, ис следования соответствия технологической инфраструктуры и предпочтительных нововве дений. Здесь становится чрезвычайно востребован информационный ресурс Морской кол легии при Правительстве Российской Федерации – интернет-портал «Морская коллегия» и планируемае к развертыванию на его основе система информационного обеспечения (единое информационное пространство) морской деятельности.

К сожалению, сегодня все меньшая часть российских морехозяйственных фирм осуществляет инновационную деятельность, и эта тенденция начинает принимать угро жающий характер. Так, например, в ежегодном докладе Всемирного экономического фо рума «Мировые информационные технологии 2005–2006» среди 115 государств, обследо ванных с позиций готовности и способности внедрять элементы хай-тэка и выпускать со ответствующую продукцию, Россия помещена на 72-е место. Еще в 2002 году она находи лась в этом списке стран ровно на двадцать позиций выше.

Для накопления сил, рекогносцировки, концентрации усилий и средств на преодо лении текущих структурных проблем и наращивания морского потенциала (в том числе инновационного) политика импортозамещения способна сыграть свою позитивную роль на первых этапах реализации Стратегии развития морской деятельности Российской Фе дерации до 2020 года и на более отдаленную перспективу, но не более того.

В морской деятельности России, к сожалению, до сих пор остается практически невостребованным креативный ресурс. Между тем, «творческие индустрии» – одна из наиболее интересных и широко обсуж даемых инновационных стратегий. В становлении общества сверхпотребления непреходящее значение при обретает соотношение творческих и рутинных начал в создании любого продукта. Творчество уходит в при думывание самых нетривиальных проектов, нацеленных на появление новых затейливых потребностей ме тасоциального уровня и новых стилей жизни. Но практически компланарно происходит и усиливается иной процесс – на смену творчеству идет креативность, то есть способность генерировать не столько новые про дукты (социальные стандарты и каноны), сколько новые схемы или алгоритмы для создания этих продуктов, а также схемы и алгоритмы для создания самих новых схем и алгоритмов. Бегство от репродуктивности, от шаблонности, даже при инвестиционном проектировании, опора не только на формулы и статистику, но и на интуицию, наитие, на «образное» моделирование и другие нетрадиционные приемы планирования разви тия морехозяйственного комплекса – непременные атрибуты не только добротного прогноза, но и грамотно го программного документа в сфере морской деятельности. Не случайно, все большее распространение здесь получают футуристические исследования.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.