авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Минэкономразвития России Российская академия наук СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Основатель теории креативности экономист Ричард Флорида, исследуя феномен урбанизации, эко номику и культуру городов, пришел к выводу, что там, где создается благоприятная (имеется в виду толе рантная, открытая, неконсервативная) среда для креативных людей со свободным графиком работы, начи нают интенсивно внедряться высокие технологии, что приводит к невиданному экономическому чуду.

Именно такие условия присутствуют в приморских регионах, где с незапямятных времен смешиваются раз личные локальные культуры. Но для успеха на этом пути необходима опора на мощный эндогенный циви лизационный потенциал. Однако сегодня большая часть субъектов, занятых в различных видах морской деятельности, включая менеджеров разных звеньев и управленческий аппарат, не считает нововведения и динамику особой ценностью. Экономические потрясения, выпавшие на долю России при смене политиче ского режима и в результате шоковой терапии, привели к резкому снижению объема производства морехо зяйственного комплекса, причем наибольший спад пришелся на высокотехнологичный сектор.

Быть может, именно поэтому отечественные морехозяйственные предприятия дистанцируются от последних достижений научно-технического прогресса и инновационной активности. Особенно учитывая тот факт, что технико-технологические нововведения выступают в роли динамического возмущения для равновесной экономической системы, своего рода акселератора, но действующего с временным лагом. Но, оппонируя им, следует напомнить, что, когда происходит приспособление к инновационной волне, наступа ет оживление, начинается формирование нового состояния равновесия, своего рода гомеорезиса, или неста тического гомеостазиса.

Тем не менее, креативную деятельность можно и длжно развивать и стимулировать. Движущая си ла, определяющая инновационное развитие, – оптимальный выбор государственных приоритетов, а резуль тативность инновационной деятельности повышается, если она осуществляется на программно-целевой ос нове, которая, например, стала стержнем ФЦП «Мировой океан». В ее рамках представляется возможным использовать многочисленные механизмы поддержки инициатив: «теплицы», «инкубаторы», агентства по продвижению продуктов и услуг на рынок. Для преодоления инерционности мышления, прежде всего, не обходимо продуманное внедрение региональных центров трансфера технологий и бизнес-инкубаторов.

Сама жизнь требует решительной смены парадигмы экономического развития – от стагнации к активности. Конкурентоспособность страны на мировом рынке сейчас во многом зависит от того, насколько она способна генерировать и быстро внедрять иннова ции. А для этого желательно на базе усиления традиционных сырьевых экспортно ориентированных отраслей перманентно и последовательно проводить политику по укре плению российской науки, созданию мощного комплекса инновационных производств, работающих в условиях зрелой цивилизованной рыночной инфраструктуры с широким участием государства, и решительно освобождаться от догм и устаревших представлений.

Новые технологии только тогда становятся поистине трансформирующими разви тие и выводящими его на качественно более высокий уровень развития, новый виток спи рали роста, когда они сопрягаются с принципиально инновационными институциональ ными изменениями в управлении. При этом может возникать довольно странное сочета ние старого и нового. В войне в Афганистане спецподразделения США использовали ла зерные бинокли для наведения на цели, сидя на лошадях и верблюдах. Внедрением нов шеств обязана сопровождаться не только технологическая сфера морской деятельности, но и ее организационная структура (вертикально-интегрированная система координации, находящаяся в стадии своего становления), включая институциональные организмы ново го типа, новые процедуры принятия решений и компьютерные, интеллектуальные, ин формационно-аналитические системы их поддержки. Для этого необходимо скорейшее упрочнение внутренних связей в пространственно-распределенной системе государствен ного управления морской деятельностью между структурами Морской коллегии (Научно экспертным советом, межведомственными комиссиями, советами по морской деятельно сти в федеральных округах и приморских субъектах Российской Федерации). По мере их становления и укрепления целесообразно делегировать часть полномочий и ответственно сти Морской коллегии ее региональным структурам. Те, в свою очередь, обязаны активи зировать свою деятельность, замкнуть на себя региональные общественные объединения и организации, бизнес-структуры, финансовые институты, промышленно производственные объекты, научное сообщество, ввести в свой состав представителей ре гиональных общественных палат, которые целесообразно создать в приморских субъектах России. Первоочередная итерация в этом направлении – полномасштабное и разносторон нее использование потенциала советов по морской деятельности при администрациях и правительствах приморских регионов, в которые помимо региональных властей высшего звена следует постепенно вводить руководителей крупных предприятий, общественных организаций, научного сообщества, образовательных учреждений, бизнеса, финансовых структур и деловых кругов, как потенциальной «площадки» согласования конфликтоген ных интересов и повышения конкурентоспособности товаров и услуг регионального мо рехозяйственного комплекса. Альтернативой этому может стать создание специализиро ванных департаментов при республиканской, краевой или областной администрации, но не исключено, что это приведет лишь к дублированию функций этих двух органов регио нального уровня.

По всему периметру акваториальной границы Российской Федерации морской по тенциал сосредоточен крайне неоднородно. Его гетерогенность обусловлена многими факторами: историческими, географическими, политическими, экономическими, менталь ными, прочими. При стратегическом прогнозировании развития морской деятельности в первую очередь следует делать ставку на те районы, локации, опорные территории, кото рые не только уже сейчас обладают необходимой инфраструктурой (портовой, транспорт ной, промышленной, оборонной, научно-исследовательской), соответствующим инстру ментарием, набором необходимых предпосылок (институциональных, финансовых, инве стиционных, инновационных, ресурсных, демографических, кадровых), но и занимают стратегически выгодное положение, располагаясь в ключевых точках глобальной транс портно-логистической системы, либо находясь в непосредственной близости с теми ре гионами, которые не только на сегодняшний день относятся к разряду промышленно раз витых, но и способны стать таковыми в отдаленном будущем. Не в последнюю очередь в связке с ними приморские субъекты Российской Федерации в который раз на протяжении своей истории способны сделать качественный скачок в социально-экономическом разви тии и его морской составляющей.

Залогом эффективного и рационального развития морской деятельности может стать внедрение новых форм ее пространственной организации, начиная с усиления инно вационной компоненты путем создания технопарков, бизнес-инкубаторов и заканчивая объединением промышленных мощностей в вертикально-интегрированные холдинги или созданием крупных туробъединений. Подобные проекты будут способствовать становле нию благоприятного инвестиционного климата и привлечению частного капитала, пер спективы рационального использования которого могут быть связаны с механизмами го сударственно-частного партнерства. Однако основной задачей при их реализации стано вится выбор мест наиболее благоприятного размещения. Именно поэтому пространствен ное развитие морской деятельности, закладываемое в основу стратегии, предполагает вы деление перспективных «полюсов роста».

Сегодня эти территории в большей степени, нежели остальные, способны сделать качественный скачок, выйдя на мировые рынки с конкурентоспособной продукцией. Это придаст импульс их социально-экономическому развитию, а в последующем позволит подтянуть за собой и остальных. Именно в них намечается ряд крупных инновационных, транспортных, энергетических и прочих мегапроектов, связанных с морской деятельно стью, имеющих первостепенное значение для государства и представляющих значитель ный интерес для отечественного и зарубежного бизнеса.

На побережье нашей страны таких опорных районов, обладающих достаточно раз витой инфраструктурой и сравнительно полным набором основных составляющих мор ского потенциала, можно насчитать совсем не много. Среди них обращают на себя внима ние в Арктической зоне – Кольский залив и Двинская губа, на Балтике – Калининградский и Финский заливы, на Тихом океане – залив Петра Великого, Авачинская губа и юг Саха лина, в Азово-Черноморском бассейне – Таганрогский залив, Цемесская бухта, наконец, на Каспии – дельта Волги. В настоящее время в них проживает большая часть приморско го населения России. При правильной региональной политике они могут стать своего рода магнитом, притягивающим соседние территории, образуя с ними неразрывное простран ство с уникальными характеристиками и специфическими ресурсами – от природных до интеллектуальных, от промышленных до рекреационных. Богатства этих районов пора жают своей масштабностью. Лишь отсутствием проработанных схем их использования можно объяснить то, что они до сих пор не задействованы экономически в полной и долж ной мере. Соответственно, каждый из них требует адресного подхода, концентрации уси лий на тех видах морской деятельности, которые наиболее конкурентоспособны и соот ветствуют долговременным общенациональным интересам нашей страны. Необходимо сохранить и модернизировать существующую инфраструктуру, предусмотреть соответст вующие долговременные программы и комплексные схемы их развития, подвести под программные документы законодательную базу.

Особое внимание при реализации государственной политики пространственной организации и тех нологического переоснащения морской деятельности следует уделить приарктическим регионам, а здесь – гарантировать примат разведки и разработки углеводородных месторождений континентального шельфа, поскольку многочисленные геологические предпосылки позволяют известным исследователям рассматри вать Баренцево-Северокарский мегапрогиб как самую богатую нефтегазоносную провинцию мира. Их ос воение потребует технико-технологического перевооружения, использования новых, в том числе уникаль ных приемов и схем, а также прогрессивных видов оборудования, среди которого:

• подводные добычные комплексы (Штокмановское месторождение);

• морские стальные ледостойкие платформы (Приразломное месторождение);

• береговые комплексы для бурения наклонно-горизонтальных скважин для добычи нефти из-под дна моря;

• морские комбинированные (стальные с железобетонным основанием) ледостойкие платформы;

• плавучие и полупогружные буровые установки для бурения поисково-разведочных и эксплуатаци онных скважин с подводным заканчиванием и др.;

• терминалы по отгрузке СПГ и приемные терминалы по приемке и преобразованию СПГ в свобод ный газ, сооружение которых соизмеримы с затратами заводов по производству СПГ;

• рейдовые плавучие хранилища (танкеры-накопители) нефти.

Именно на западе Арктической зоны России, как нигде, востребованы кластерные подходы к орга низации и локализации морского потенциала. Так, район Кольского залива будет играть значительную роль в процессе разработки нефтегазовых морских месторождений, наращивать использование своих рыбохозяй ственных возможностей, а также производственных мощностей военного и гражданского судоремонта при одновременном предотвращении сверхнормативного антропогенного воздействия на природную среду. Не замерзающие акватории Кольского залива и западной части Баренцева моря, свободный выход в Атлантиче ский океан обеспечивают круглогодичную проводку внешнеторговых грузопотоков, повышают перспектив ную потребность в развитии услуг портового комплекса для экономики России. Экспорт кузбасского и пе чорского угля, тимано-печорской нефти, предполагаемый транзит контейнеров из Китая и США в Европу практически невозможны без выхода на океанические пути, свободные от экологических и политических проблем Балтики и Чёрного моря. Мурманская область, например, наиболее пригодна для формирования подобного узла, «хаба», и уже сейчас нужно развивать соответствующие производственные и инфраструк турные объекты, прежде всего в Кольском и Кандалакшском заливах. Тем более что процессы перевалки уг ля нуждаются в технологической модернизации, контейнерные терминалы в современном понимании по просту отсутствуют, а рейдовую перегрузку нефти с челночных на крупнотоннажные танкеры нельзя счи тать полностью современной, исходя хотя бы из экологических соображений.

Транспортный, инфраструк турный и производственный потенциалы Западной Арктики, как и характер их использования, становятся без преувеличения определяющими факторами эволюции многогранной хозяйственной, в том числе морехо зяйственной деятельности России. Можно без преувеличения утверждать, что если кластерные стратегии будут реализованы, Мурманская область способна попасть в число «локомотивов роста» российской эконо мики. Мало того, в этом заинтересованы и потенциальные бенефициары – международные транснациональ ные корпорации, которые при таком раскладе получат возможность использования хорошо оснащённой территориальной площадки для формирования технологических комплексов нового поколения. Морской кластер по своей сути сразу выходит за региональные рамки, так как втягивает в свою орбиту образователь ные и научные услуги, может способствовать развитию малого и среднего бизнеса, реализует глобальную транзитную функцию.

Уникальный потенциал военно-промышленного комплекса практически безальтернативно опреде ляет характер морской деятельности Двинской губы. Его развитие целесообразнее всего вести в рамках соз дания вертикально-интегрированного холдинга военного кораблестроения, для чего, вероятно, предстоит предусмотреть создание здесь особой экономической зоны (промышленно-производственной или технико внедренческой). В рамках конверсии огромные перспективы открываются перед регионом, равно как и пе ред страной в целом, с освоением уникального Штокмановского газоконденсатного месторождения. Однако для его разработки необходимо провести предынвестиционные научно-исследовательские работы, состав которых может включать в себя нижеследующие позиции.

1. Общая характеристика региональных морехозяйственных комплексов, в том числе:

1.1) характеристики и показатели основных видов морской деятельности;

1.2) анализ состояния и существующих оценок перспектив развития как морехозяйственных ком плексов в целом, так и инфраструктурных составляющих, включая судоремонт, а также смежных и шлейфо вых производств;

1.3) характеристика состояния акватории, инфраструктуры и производственной деятельности мор ских и речных портов с учетом имеющихся оценок возможных перспектив их развития:

• анализ гидрографии морского побережья и рек для выбора мест создания портовой инфра структуры в приморских субъектах России с учетом климатических и ледовых условий;

• увязка типов, размерений и характеристик судов для обеспечения транспортных задач в соот ветствии с характеристиками проходных глубин сохранившихся и модернизированных портов;

• действующие и перспективные порты (техническая оснащенность – перегрузочные грузовые комплексы, длина причальных стенок, наличие и количество обеспечивающих судов, возрастная структура портового флота, характеристика состояния погрузочно-разгрузочного оборудования, подъездные пути и т.д.);

• анализ объемов перевозки грузов и пассажиров (по годам), структуры товарооборота, финансо во-экономических показателей деятельности оперирующих компаний;

• занятость, миграции трудовых ресурсов, участвующих в морепромышленном комплексе;

• демографическое положение и кадровое обеспечение морской деятельности;

1.4) анализ направлений и объемов грузопотоков по видам грузов и видам транспорта, существую щей и перспективной грузовой базы, в том числе:

• газ;

• нефть и газоконденсат;

• лесоматериалы;

• другие грузы;

1.5) условия и способы перевозок водными путями, в том числе:

• морские перевозки;

• речные перевозки;

• перевозки на судах типа «река-море».

2. Основные проблемы развития морской деятельности.

3. SWOT-анализ региональных морехозяйственных комплексов, включая определение конкурент ных возможностей морских и речных портов при транспортировке грузов в сравнении с другими видами транспорта.

4. Цели, задачи и перспективы развития морской деятельности на прогнозный период (особо: задачи водного транспорта и его упреждающая модернизация для выполнения комплексной программы развития и размещения производительных сил соответствующих приморских субъектов России).

5. Сценарии долгосрочного развития морской деятельности (инерционный и активный) с учетом ве роятных процессов глобальных климатических изменений, а также вариантные прогнозные расчеты основ ных показателей и их сравнение, особо:

5.1) выбор перспективных вариантов расширения действующих морских и речных портов, а также прогнозные оценки возможностей строительства новых в зависимости от сценариев развития производст венных мощностей промышленности и сельского хозяйства на территории региона (с привязкой к производ ственным объектам, которые предполагается создать, оценкой необходимости привлечения финансовых и материальных ресурсов при учете затрат на развитие социальной инфраструктуры городов и поселков, а также экологической составляющей проектов);

5.2) прогнозные оценки возможностей расширения промышленного рыболовства в зависимости от сценариев развития;

5.3) прогнозные оценки возможного участия существующих и перспективных транспортных систем Тюменской области, регионов Полярного Урала, Северо-Западного федерального округа и других субъектов Российской Федерации, а также транспортных компаний в перевозках грузов с территории и через террито рию Ямало-Ненецкого автономного округа;

5.4) оценки влияния развития СМП для перевозки грузов приарктических субъектов России;

5.5) учет требований экологической безопасности при различных вариантах интенсификации мор ской деятельности.

6. Приоритетные направления и перспективы совершенствования пространственной структуры ре гиональных морехозяйственных комплексов, в том числе:

6.1) динамика основных показателей морского и речного транспорта по достижению стратегических целей развития регионов, включая построение динамических рядов экономических показателей;

6.2) требования к морской транспортной системе и СМП по перевозке перспективной грузовой базы по районам, объемам и видам грузов:

• газ;

• нефть и газоконденсат;

• лесная продукция;

• оборудование и строительные материалы для освоения месторождений, строительства желез ных и автодорог, трубопроводов;

• другие грузы, включая объемы, предусмотренные северным завозом;

6.3) увязка потребности в перевозках с возможностями водных путей (морских и речных), а также транспортной инфраструктуры, их обеспечивающей;

6.4) построение схемы размещения производительных сил региональных морехозяйственных ком плексов.

7. Система мер по реализации основных направлений морской деятельности, включая проект регио нальных программ развития транспортной инфраструктуры перевозок водным транспортом в интересах раз вития морехозяйственных комплексов (перечень, сроки модернизации и строительства объектов транспорт ной инфраструктуры;

необходимый состав привлекаемого флота и предложения по его комплектованию;

финансовое обеспечение).

Огромное значение для Двинской губы будут играть морские перевозки, а также рыбохозяйствен ный комплекс. Для ускоренного развития этих видов морской деятельности необходимо более активно вне дрять государственно-частное партнерство в Архангельском морском порту и в рыбохозяйственном ком плексе региона.

Для Арктической зоны России чрезвычайно актуальным становится создание высокоскоростного флота многоцелевого назначения на базе судов, использующих экранный эффект (в первую очередь экрано планов и экранолетов) для целей быстрого реагирования на внештатные ситуации на море и обеспечения перевозок стратегических грузов, имеющих малый удельный вес. При большой протяженности береговой линии и морских пространств Арктики имеющийся флот не может обеспечивать постоянное присутствие во всех водах под российской юрисдикцией, а в силу особенностей его размещения некоторые акватории нахо дятся на отдаленном расстоянии. В сложившейся ситуации страна практически утратила способность быст рого реагирования на внештатные ситуации на море, а также лишена возможности скоростного транспорт ного сообщения водными путями, а зачастую и воздушными, поскольку, например, в условиях некоторых районов Крайнего Севера и Дальнего Востока по причинам метеорологических и инфраструктурных осо бенностей авиасообщение затруднено. В сложившейся ситуации возможно применение высокоскоростных судов, использующих экранный эффект, которые менее требовательны к погодным условиям, практически не уступают в скорости гражданской авиации и не нуждаются в создании особых инфраструктурных соору жений. Среди основных областей их применения следует выделить стратегически важные для развития, ин тенсификации и обеспечения безопасности морской деятельности:

• осуществление спасательных операций на море;

• оказание помощи терпящим бедствие судам и кораблям;

• защита границ и суверенных прав государства в морских пространствах под национальной юрис дикцией;

• доставка грузов в отдаленные районы на трассе СМП и вывоз ценных видов сырья с малым удель ным весом (рудные концентраты редких металлов, алмазы и алмазная крошка и т.д.);

• сбор и доставка буровых кернов в места лабораторных исследований (в целях интенсификации раз ведывательных работ на континентальном шельфе России).

Помимо перечисленных двух регионов в Арктической зоне России необходимо обосновать выбор «полюсов роста» второго эшелона – опорных пунктов трассы Севморпути.

Кроме того, если говорить о Северо-Западном федеральном округе Российской Федерации, то здесь представляется целесообразным проработать финансово-экономическое обоснование создания в основных транспортно-транзитных узлах особых экономических зон (портовых), которые будут способствовать их превращению в «полюса роста» – синонимы «полюсов технологического притяжения» для соседних терри торий. Последние в свою очередь будут ориентированы на расширение отечественного экспорта и рациона лизацию импорта при лидирующем транспортном виде использования морских пространств (для Калинин градского залива – при определяющей роли промышленного рыболовства и смежных производств), как ис точника нововведений и прогресса. В этих рамках можно убедительнее говорить о перспективах искусст венного формирования инновационно привлекательного климата. Здесь сконцентрирован значительный морской научный потенциал, не растрачены технологические возможности судостроительных, судоремонт ных, шлейфовых предприятий, высококвалифицированные трудовые ресурсы, а прогнозируемая интенси фикация приграничных связей служит своего рода гарантом успеха инновационных преобразований. Здесь возможно поэтапное совершенствование инфраструктуры малого предпринимательства, формирование ин жиниринговых фирм и организаций микро-, посевного и стартового финансирования (инновационно технологические центры, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий и т.п.), институтов ГЧП, а так же рынка инновационного капитала путем создания финансовых институтов, страхующих риски и обеспе чивающих непрерывность финансирования бизнес-проектов на всех стадиях цикла. Здесь можно было бы разместить и ряд смежных, а также обрабатывающих производств, способствующих диверсификации экс порта: нефте- и рыбопереработка, предприятия по сжижению природного газа и т.д.

В районе Финского залива в первую очередь имеет смысл консолидировать усилия на поиске и реа лизации «прорывного проекта» в гражданском судостроении в кооперации с ведущими иностранными фир мами при сохранении за Россией функции системного интегратора, для чего необходимо создание особой экономической зоны (промышленно-производственной или технико-внедренческой), а на этой базе – объе динение всех производственных мощностей в вертикально-интегрированный холдинг. Для обеспечения технологического преимущества необходим технопарк, объединяющий научно-исследовательский потенци ал региона. С этой целью под Санкт-Петербургом возможно создание российского морского «центра совер шенства», аккумулирующего, трансформирующего под российскую специфику и распространяющего про грессивные морехозяйственные технологии, – аналога знаменитой «Силиконовой долины», но в области морской деятельности. Для поддержания развития портового хозяйства и обеспечения возрастающего гру зопотока возможно создание особой портовой зоны с льготным режимом налогообложения.

В Калининградском заливе перспективным направлением становится организация особой турист ско-рекреационной зоны, способствующей диверсификации способов вовлечения в экономическую дея тельность рекреационного потенциала российского эксклава в Евросоюзе. Для оптимального развития при брежного рыболовства и возобновления практически свернутого океанического лова на территории области может быть предложено создание специальной Управляющей компании по морепродуктам, в которой не менее 51% капитала будет принадлежать администрации субъекта, а, соответственно, 49% – частным добы вающим, перерабатывающим, сбытовым, обеспечивающим, обслуживающим, «шлейфовым» предприятиям и портам региона. Ее цель – регламентирование (на основе соответствующих договоров) выгрузок водных биоресурсов, под которым понимается финансово привлекательное (вплоть до бесплатного) адресное рас пределение квот вылова с условием обязательной поставки выловленных морепродуктов в рыбные порты Калининградской области с последующей глубокой переработкой на современных мощностях береговой рыбопромышленной инфраструктуры.

Для Таганрогского залива приоритетным представляется развитие судоходства и искусственное раз ведение осетровых видов водных биоресурсов. Достижению первой цели будут способствовать формирова ние портовой особой экономической зоны, увеличение численности судов «река-море», а также введение в эксплуатацию новых гидротехнических сооружений. На базе портов залива целесообразно создание регио нальных логистических центров с использованием современных информационных технологий. Стимулиро вание развития предприятий марикультуры может достигаться путем активного использования концессион ных механизмов и других форм государственно-частного партнерства в сочетании с механизмами поддерж ки малого и среднего бизнеса. Для полномасштабного использования рекреационного потенциала уникаль ных бальнеологических ресурсов залива необходимо создание сети туроператоров или крупного туробъеди нения.

Основная тенденция развития морского потенциала района «Цемесская бухта – Туапсе» – агломе рационные процессы, которые наблюдаются в развитии портовых и транспортно-логистических узлов.

Вполне возможно создание здесь единой портовой зоны, включающей Новороссийск, Туапсе и Геленджик, с внутренней специализацией, которая позволит диверсифицировать грузопотоки в целях увеличения их объ емов. Катализатором этого процесса способно стать создание баз Черноморского флота с их единой инфра структурой. Значительный рекреационный потенциал региона может быть реализован за счет проведения активной рекламной кампании, но лишь в том случае, если его развитие не будет мешать военно стратегическим интересам.

Мощнейший, ориентированный на экспорт, бюджетоформирующий для Камчатской области потен циал рыбной промышленности предполагает использование схемы реализации ГЧП, ориентирующей част ные рыболовецкие компании на поставку свежевыловленных водных биоресурсов рыбоперерабатывающим предприятиям Авачинской губы, которые в свою очередь предстоит активно развивать. Это позволит осуще ствлять эффективный контроль за деятельностью рыбохозяйственного комплекса по всей технологической цепочке от добычи до оптовой реализации продукции, а также сделать транспарентным и понятным всем участникам рынка процесс государственного контроля и управления рыбохозяйственным комплексом. Для повышения конкурентоспособности туристических услуг, предлагаемых регионом, возможно создание осо бой экономической зоны туристско-рекреационного типа и крупного туробъединения, защищающего инте ресы местных туристических фирм и координирующего их деятельность.

Транспортный комплекс района, уже сегодня определяющий морехозяйственную ориентацию Зали ва Петра Великого, будет ее определять и в будущем. Существенное увеличение грузовой базы требует ско рейшего ввода в эксплуатацию новых терминалов и модернизации существующих портовых мощностей.

Для рационализации развития портовой инфраструктуры целесообразно создавать здесь особую экономиче скую зону (портовую), которая будет способствовать развитию двуядерной агломерации «Владивосток – Находка». В перспективе, с учетом прогнозируемого резкого роста грузооборота, возможно ее пространст венное расширение, а также вовлечение в сферу своих экономических связей портовых, судостроительных и судоремонтных мощностей остальной части Приморского и Хабаровского крев с созданием вертикально интегрированного холдинга с сильной инновационно-технологической компонентой.

Нефтяные компании приступили к освоению месторождений Сахалина и прилегающего шельфа.

Уже в ближайшие годы объемы добываемого сырья будут исчисляться миллионами тонн. Для оптимизации процесса реализации нефтегазовых проектов на юге о. Сахалин (заливы Анива и Невельского) целесообраз но создать промышленно-производственную особую зону, а в ее рамках региональный морехозяйственный кластер с опорой на транспортный и нефтеперерабатывающий комплексы. Более вдумчивый подход к со глашению о разделе продукции – одному из механизмов ГЧП, реализованных для шельфовых сахалинских проектов, – позволит обеспечить решение основных социально-экономических проблем острова.

В целях активизации морских перевозок, развития аквакультуры, промышленного освоения нефте газовых запасов континентального шельфа в дельте Волги целесообразно создать особую экономическую зону промышленно-производственного типа.

В целом на Северо-Западе нашей страны представляется целесообразным внедрять особые промышленно-производственные, технико-внедренческие и портовые зоны, а в их рамках организовывать кластерные структуры. Для Дальнего Востока, Юга и Каспия, на конец, более подходит присовокупление к ним особых туристско-рекреационных зон. На дёжным инструментом для реализации этих достаточно амбициозных целей вполне спо собен стать Инвестиционный фонд, а также механизмы государственно-частного партнёр ства: концессии, соглашения о разделе продукции, инвестиционные и риск-сервисные контракты и т.д. Но для реализации подобных амбициозных планов в первую очередь не обходимо создавать соответствующую правовую среду и культуру взаимоотношений го сударства и частного бизнеса.

В развитых государствах объемы и способы финансирования используются как средство поддержки и стимулирования инновационной деятельности 1. Источники капита ловложений в инновационную сферу самые разнообразные: государственные структуры;

международные организации;

банки, концентрирующие в своих руках огромные капита лы;

собственные средства предприятий;

фирмы и отдельные индивиды. Благоприятными для развития инновационной активности становятся кредиты специализированных фон дов, так как они предоставляются, как правило, на льготных условиях. Одним из основ ных источников инвестиций рассматриваются накопления самих предприятий, которые складываются из части прибыли и амортизационных отчислений. Объем накоплений за висит от эффективности работы предприятия напрямую. Если оно работает хорошо и дает прибыль, если амортизационный фонд используется по назначению, то у предприятия на капливаются средства на модернизацию, на поддержку инновационной деятельности.

В морехозяйственном комплексе России масштабы необходимого технологическо го обновления производства столь велики, что для решения проблемы внутренних накоп Келле В.Ж. Инновационная система России: формирование и функционирование. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – С. 58.

лений предприятий недостаточно. Требуется привлечение как государственного, так и ча стного капитала. К актуальным вопросам относится создание выгодных условий для инве стиций прежде всего в наукоемкое производство, ориентированное на выпуск конкурен тоспособной продукции, поскольку именно оно может вывести морские отрасли из кризи са, ближе всего соотнесено с процессом создания новых технологий, заинтересовано в эффективном функционировании инновационной системы. При этом обязательным усло вием успеха становится взаимная заинтересованность всех вовлеченных в него субъектов в создании, производстве и распространении инновации.

Для формирования инновационной системы в морехозяйственном комплексе Рос сии необходима тщательная отработка структуры самого процесса. К его основным со ставляющим можно отнести: крупные промышленные компании, способные вкладывать значительные средства в развитие у себя исследований и разработок, модернизировать оборудование;

малый и средний бизнес со специфическими формами его финансирования, а также организации обслуживания;

государство с его научно-технологической сферой и производственным комплексом, законодательной базой, последовательной научно технической и инновационной политикой, направленной на регулирование и стимулиро вание инновационного процесса с использованием правовых, экономических, организаци онных средств;

рынок новых технологий, обеспечивающий обратную связь и спрос на продукцию;

система подготовки кадров, способных обеспечить квалифицированный ин новационный менеджмент. Для успешного формирования этой системы России необхо димо решить ряд проблем, среди которых важнейшее значение имеют:

• привлечение инвестиций;

• выработка по отношению к ним правильной политики, чтобы погоня за западной технологией не подавляла развитие собственных инновационных процессов;

• восстановление в полном объеме ФЦП «Мировой океан», реализация ее инноваци онных мероприятий;

• создание в стране благоприятного климата, способствующего проявлениям ини циативы и развитию процессов самоорганизации в сфере инноваций.

В этом случае ориентация на нововведения и заинтересованная поддержка полез ных и нужных для общества и морской деятельности инноваций будет рассматриваться как нечто вполне естественное и нормальное.

Подход государства к инновационной сфере выражается во внутренней и внешней политике. Если среди его приоритетов присутствуют такие позиции, как стимулирование технологического прогресса, развитие в стране наукоемкого производства, то государст венная поддержка образования, науки, научно-технологической и инновационной дея тельности становятся без преувеличения императивом. К тому же инновационная полити ка выполняет интегративную функцию, поскольку она направлена на объединение в еди ный комплекс научно-технической и производственной сфер в интересах создания и при менения в производстве новых технологий.

Инновационная политика шире научно-технической и некоторым образом включа ет ее в себя, так как охватывает сферу не только создания инновационного продукта, но и его коммерциализации, производственного применения. Отличительной ее особенностью может рассматриваться органичная связь с долговременной, рассчитанной на перспективу стратегией государства. При наличии развитого интеллектуального потенциала концен трация ее усилий на создании правового пространства и социально-экономической инфра структуры соответствующей деятельности имеют фундаментальное значение для форми рования инновационной системы, ибо от них зависят мотивация и стимулирование, ком мерциализация и передача инновационного продукта из научно-технической сферы в про изводство, обратная связь технологического рынка с научно-технологической сферой.

Инновационный путь развития морской деятельности России можно считать опти мальным, поскольку он отвечает и ее возможностям, и непреходящим национальным ин тересам, и императивам современной техногенной цивилизации. Опираясь на продуман ную, целенаправленную, последовательную и твердую политику, занимаясь реализацией комплексных целевых программ, Россия сумеет переломить сложившееся в отечествен ном морехозяйственном комплексе положение и занять подобающее ей место в Мировом океане.

Инвестиции в морскую деятельность стали важным инструментом увеличения производственного, финансового, научно-технического потенциала предприятий, способ ствуют росту размера их рыночной ниши и диверсификации производственной деятель ности. Даже одна крупная сделка (например, международная) может поменять место на рынке, как компании-донора, так и получателя капиталов. Реципиент сможет переломить негативные тенденции собственного внутреннего развития, внедрить передовые техноло гии, создать новые рабочие места. Он будет стремиться к лидерству в отрасли своей про изводственной деятельности, а в конечном итоге – к переходу на более высокую ступень развития. Инвестор, в свою очередь, расширит собственное финансовое влияние, откроет для себя перспективные возможности получения прибыли, получит доступ к новому для себя виду производственной деятельности.

Изменения, произошедшие в экономике за последние годы, позволяют с уверенно стью говорить, что Россия начинает вставать на несырьевой, инновационный путь разви тия. Сегодня в стране создается полноценная инфраструктура для поддержки инноваци онных отраслей экономики – совершенствуется система образования, создаются бизнес инкубаторы, технопарки и особые экономические зоны. Вопросы финансирования инно ваций, в том числе в морской деятельности, призваны решить гранты, венчурные фонды, финансово-кредитные организации.

Создание в России конкурентоспособных отраслей морской деятельности важно и в чисто хозяйственном плане. В частности, обеспечивающую и обслуживающую морскую деятельность инфраструктуру (например, небольшие предприятия по производству ком плектующих или вспомогательных изделий) представляется целесообразным создавать не только в центральных регионах, но и в менее развитых районах страны, что позволит сба лансировать экономическую структуру и будет содействовать закреплению здесь населе ния, предотвращая его отток в перенаселенные города в поисках работы.

В рамках формирования законодательной базы, а также экономических и организационных условий для повышения конкурентоспособности всех видов отечественной морской деятельности, видится разум ным, опираясь на зарубежный опыт, использовать такие формы и методы государственной поддержки мо репользователей, как:

• субсидирование инвестиционных и инновационных проектов в морехозяйственном комплексе Рос сии и региональных морехозяйственных комплексах;

• государственные дотации для покрытия разницы между фактическими складывающимися затрата ми российских производителей товаров и услуг морского происхождения и морского назначения по сравнению с аналогичными среднемировыми;

• формирование благоприятного инвестиционного климата в видах морской деятельности для мас штабного привлечения внебюджетных финансовых ресурсов в рамках гибкой системы различных механизмов государственно-частного партнерства;

• государственные гарантии по кредитам (и процентам по ним), привлекаемым российскими компа ниями для организации производства на отечественных мощностях;

• создание льготных условий для развития лизинга во всех его формах;

• образования технико-внедренческих центров инновационного развития морских технологий.

• До недавних пор в России вопросы развития морской деятельности не относились к числу приоритетных в инвестиционной политике государства. Лишь в последнее время в условиях общеэкономической стабилизации появилась возможность уделить им должное внимание и начать осуществление конкретных мер, способных радикально изменить здесь ситуацию к лучшему.

Эффективная инвестиционная политика должна основываться на следующих принципах:

• четкое законодательно закрепленное разделение полномочий между органами федеральной и ре гиональной власти с предоставлением местным органам прав за счет внутренних возможностей ус танавливать льготный налоговый режим для использующих иностранный капитал предприятий и проектов, которые способствуют решению крупных внутрирегиональных проблем;

• целенаправленное управление, объединение и концентрация функций инвестиционными процесса ми регулирования, как на федеральном, так и на региональном уровнях усилиями постоянно дейст вующих советов по морской деятельности в федеральных округах и приморских субъектах России;

• совершенствование использования ресурсного потенциала, поддержание существующих, а также создание новых производств и рабочих мест, обеспечение устойчивого развития;

повышение конку рентоспособности видов морской деятельности в результате реализации конкретных государствен но-частных проектов как основы инвестиционной программы;

• широкомасштабная информационная поддержка и научное сопровождение;

• принятие в обязательном порядке мер стимулирования притока частных инвестиций.

В силу специфики морской деятельности следует учитывать тот эффект, что пря мую зависимость между объемом инвестиций и выполнением конкретных мероприятий можно наблюдать лишь спустя некоторое время. Иными словами, особое значение имеет правильное, целевое распределение капиталовложений, их взаимодополняемость и взаи мосочетаемость.

Анализ современного инвестиционного процесса, имеющего воспроизводственный характер, дает основание признать не только созидательное, но и очищающее экономику предназначение инвестиций. Независимо от их происхождения и принадлежности инве стиции в морскую деятельность выполняют следующие основные функции:

• замещение физически и морально изношенных основных фондов и обеспечение поступления в хозяйственный оборот полноценных ресурсов. В этом случае проис ходит возмещение потребленного капитала (возместительная функция);

• сооружение новых предприятий, создание дополнительных возможностей роста, организация новых технологических процессов. В этом случае происходит приоб ретение нового капитала или расширение имеющегося, то есть его образование и наращивание (развивающая функция);

• ликвидация технологий, оборудования и материальных структур, которые могут представлять опасность для общества, сдерживать расширенное воспроизводство.

К ним могут быть отнесены устаревшие и поэтому жизненно опасные технологии, программы борьбы с терроризмом, сохранения экологии и другие проблемы, тре бующие значительных ресурсов. Сюда же можно отнести вывод из хозяйственного оборота неэффективных объектов, которые не имеют перспектив восстановления рентабельности или социальной полезности и поэтому отягощают экономику. В таких случаях происходит выбытие неэффективного капитала (очистительная функция) 1.

Последняя функция, проявившаяся в мировой экономике за последние два десяти летия и имеющая повышательную тенденцию, может толковаться как качественный пара метр инвестирования, поскольку направлена на вывод из оборота неэффективного капита ла. На сегодняшний день в морской деятельности России именно она проявляется наибо лее рельефно. Эта функция инвестиций возрастает по мере износа и выбывания «старых»

технологий, развития научно-технического прогресса.

В процессе воспроизводства инвестиции могут выполнять функции превращения части накоплений в специфический ресурс, неэффективный с точки зрения интересов го сударства, общества, да и бизнеса. Речь идет о теневом секторе, о рынке спекулятивных Ищенко Е. О тенденциях инвестиционного процесса // Экономист. – 2007. – № 4. – С. 65.

операций и оффшорных зонах. В ряде стран, в том числе и в России, распространение по лучили так называемые псевдо-инвестиции, вкладываемые с целью передела собственно сти или захвата имущества для профилирования производства без учета его социальной полезности в настоящем и будущем. Совокупность трех этих функций, разных по своей общественной и воспроизводственной значимости, определяет характер инвестиционного процесса в целом.

Инвестиционный процесс в морской деятельности можно представить как смену следующих взаимообусловленных фаз:

• научно-маркетинговое обоснование выбора партнера (инвестора или получателя инвестиций) и формы инвестирования;

• формирование, распределение и перераспределение инвестиционных ресурсов;

• потребление инвестиционных ресурсов в реальном секторе морского сектора эко номики;

• анализ результатов инвестирования, его влияния на конкурентоспособность мор ского производства.

При выявлении путей интенсификации государственной инновационной и инве стиционной политики в морской деятельности основное внимание следует сосредоточить на второй «распределительной» фазе. Между тем, эффективность общественного воспро изводства в значительной степени зависит от фазы потребления инвестиционных ресур сов, на которой непосредственно формируется капитал как фактор производства товаров и услуг морского происхождения и морского назначения. Немаловажной представляется и четвертая фаза, которая, по существу, обеспечивает возможность совершенствования ка чества инвестиционного процесса 1.

Необходимым шагом, способствующим оживлению инвестиций в морскую дея тельность, становится возрождение в полном объеме единственной комплексной и долго временной программы в этой области, а именно ФЦП «Мировой океан», приматом кото рой способно стать возрастание роли государства как субъекта управления, оказывающего воздействие на процесс перераспределения финансовых и материальных потоков в опре деленных направлениях, обеспечивающих в перспективе достижение устойчивых темпов развития.

Вообще целевое «программирование» на федеральном (то есть надведомственном и надрегиональном) уровне – эффективный механизм практического воплощения морской политики России, особо востребованный при реализации масштабных инфраструктурных инвестиционных проектов функциональной и пространственной направленности. Несмот Там же. – С. 66.

ря на то, что некоторые эксперты ставят под сомнение результативность федеральных це левых программ и саму возможность достижения в их рамках обозначенных целевых ус тановок в отрыве от персональной ответственности конкретных заказчиков 1, именно ФЦП представляют собой наиболее «прозрачный», контролируемый и надежный инструмент расходования средств федерального бюджета. Даже самые убежденные и принципиаль ные оппоненты и скептики, касаясь отечественной специфики, признают, что «чем менее четко сформулированы требования государства к “продукции”, которая должна постав ляться по правительственным контрактам, тем больше масштабы или казнокрадства, или взяточничества» 2, а проблема кроется в порочной практике качественного, а не количест венного описания целей, а также в невозможности «соизмерять требуемые для их дости жения и осуществляемые ради этого затраты с ожидаемыми и получаемыми результата ми» 3.

В тех же Соединенных Штатах, под сенью авторитета которых отечественные экономисты рисуют радужные картины будущего, количество федеральных программ превышает 10 000. Надо заметить, что в определении приоритетов своего развития американцы немного переборщили, поскольку среди них присут ствует и абсолютная экзотика, как то:

• программа предотвращения возникновения наркотической зависимости под патронажем «Мэдикэйр» (с предполагаемым десятилетним бюджетом в 1 трлн долларов);

• программа обучения семейных пар международным методам поддержания счастливого брака;

• программа удаления татуировок в Сан-Луис Обиспо;

• программа финансирования Центра борьбы с ожирением при Университете Западной Вирджинии (на ее реализацию, например, в 2003 году было затрачено 2 млрд долларов);

• программа борьбы с «готической культурой» в Блю-Спрингс, штат Миссури;

• программа «конной терапии» в Эппл-Вэлли, штат Калифорния;

• программа замены поголовья дельфинов в штате Вашингтон (с бюджетом на конец 2003 го да в 4 млрд долларов) 4.

• Беспристрастный анализ сегодняшнего состояния и перспектив развития мореве дения и морепользования России позволяет сделать двоякий вывод. С одной стороны, соз даны все предпосылки – институциональные, финансовые, отчасти правовые – для пере хода отечественной морской деятельности на качественно новый этап своей эволюции, на следующий виток спирали роста, сопряженный не только с наращиванием количествен ных показателей. Но с другой, основные ее виды до сих пор находятся в кризисной или предкризисной фазе, в лучшем случае – в состоянии неопределенности. Какой облик они Так, один из последовательных критиков использования федеральных целевых программ в качестве им пульсов к развитию и структурным изменениям в экономике М.Г. Завельский (Институт системного анализа РАН) утверждает: «Если не обеспечить реальную ответственность тех, кто определяет содержание и органи зует выполнение таких решений (имеются в виду целевые комплексные программы. – Авт.), за соответствие того и другого общественным предпочтениям, толку для страны и ее населения от хозяйственной политики государства не будет, а вот ущерб весьма вероятен». См.: Завельский М.Г. Государственное регулирование рыночной экономики: системный подход в российских условиях. – М.: Наука, 2006. – С. 75.


Левин М.И., Цирик М.Л. Математические модели коррупции // Экономика и математические методы. 1998.

Т. 34, вып. 4.

Завельский М.Г. Указ. соч. – С. 75.

См.: Бьюкенен. «Правые» и «не-правые». – М.: АСТ, 2004. – С. 125.

приобретут в ближайшем и более отдалённом будущем напрямую зависит от конкретного наполнения и реализации третьего этапа ФЦП «Мировой океан» адресными проблемно ориентированными проектами, поскольку без финансовой поддержки в самых разнооб разных формах любые направления не получают прикладного продолжения в повседнев ной практике.

За годы реализации эта федеральная целевая программа на деле доказала свою со стоятельность, превратившись в действенный инструмент претворения в жизнь постула тов Морской доктрины, став предтечей последней. Достигнутые в ней результаты способ ствовали укреплению экономического потенциала и обороноспособности Российской Фе дерации, расширению научных исследований в Мировом океане, повышению уровня за нятости населения за счет создания новых рабочих мест, увеличению платежей в бюдже ты разных уровней, снижению остроты социальной напряженности и других проблем 1.

Естественно, что развитие морской деятельности Российской Федерации происхо дит в условиях значительной неопределенности, под действием почти непредсказуемых, противоречивых над- и подсистемных факторов, носит ярко выраженный вероятностный характер 2. Вместе с тем, прогнозирование – важнейший элемент принятия управленческих решений. От степени его достоверности зависит не только рациональное использование пространств и ресурсов Мирового океана, но и благополучие будущих поколений, причем не только на территории, примыкающей к морю.

В последнее время происходит значительное повышение роли государства в разра ботке различного рода программ развития, как правило, устремленных вперёд на значи тельные временные отрезки. Однако конкретные приемы и механизмы, как уже отмеча лось, имеют многочисленные недостатки: прогнозирование ведется по разрозненным группам показателей;

применяются, в основном, изыскательские (экстраполяционные) ме тоды, целиком базирующиеся на сиюминутных требованиях текущего момента;

исполь зуемая статистическая информация неполна и непоследовательна;

адекватность количест венных характеристик выявленным целям и задачам, критериям эффективности может быть легко поставлена под сомнение;

зачастую используется упрощенный и далеко не полный, не исчерпывающий набор интегральных показателей и индикаторов, тех, кото рые, – что называется, – лежат на поверхности, в то время как в мировой практике, напри мер, результат военной операции оценивается не размером причиненного противнику Подр. см.: Теория и практика морской деятельности. Выпуск 5. Динамика развития – М.: СОПС, 2005. – 248 с.;

Теория и практика морской деятельности. Выпуск 9. Стратегия: импульсы к разработке – М.: СОПС, 2006. – С. 41-52.

Подр. см.: Теория и практика морской деятельности. Выпуск 8. Факторы развития – М.: СОПС, 2006. – 288 с.

ущерба, не числом выигранных сражений и не площадью захваченных территорий, а опо средованно тем, достигнуты ее политико-экономические цели или нет.

В подобных условиях чрезвычайно востребованным становится совершенствова ние аппарата прогностического и информационно-аналитического сопровождения мор ской деятельности, включающего сценарный подход. В первом приближении, наиболее обобщённо представляется целесообразным наметить, как минимум, три оценочных вари анта развития событий в мореведении и морепользовании, равно как и перспектив реали зации ФЦП «Мировой океан».

Во-первых, катастрофический сценарий, применительно к морской деятельности проявляющийся в добровольном уходе Российской Федерации из открытого моря и огра ничением себя прибрежьем, а к ФЦП «Мировой океан» – в продолжении безответственно го, волюнтаристского завершения оставшихся подпрограмм и сворачивания всех меро приятий. Надо сказать, что в настоящей работе он принципиально не рассматривается, так как сегодня все рельефнее проявляется тот факт, что без интенсивного изучения, освоения и использования пространств и ресурсов Мирового океана радикальное социально экономическое обновление не только приморских регионов, но и России в целом окажется чрезвычайно трудным, если вообще возможным, процессом. Между тем, с морской дея тельностью связаны надежды Российской Федерации на повышение политического веса на международной арене, соответствующее реальным возможностям страны позициони рование в глобальной системе координат, органичное вписывание в систему международ ного разделения труда. Морская составляющая мультимодальных транспортных магист ралей становится гарантом успешного освоения транзитного потенциала, обусловленного преимуществами географического расположения нашего государства. Уровнем развития промышленного рыболовства определяется продовольственная безопасность Российской Федерации. Углеводородный потенциал континентального шельфа – основной резерв рос сийского ТЭКа, позволяющий реализовать амбициозные цели стране, претендующей на лидирующие позиции в мировом энергообеспечении, да и не только в этом.

Во-вторых, инерционный сценарий, предполагающий дофинансирование и про должение реализации относительно успешно выполняемых подпрограмм и мероприятий государственного заказчика-координатора. Если его обобщить до уровня морской дея тельности страны, то здесь возможны различные вариации, начиная с ориентации на про шлое, ностальгии по былому морскому потенциалу Советского Союза, попыток его реа нимировать и заканчивая пустопорожними декларациями и «протоколами о намерениях»

решить актуальные проблемы сегодняшнего дня, проблемы, определяемые здесь-и-сейчас, что постепенно ведет к стагнации с постепенным переходом к первому сценарию. Смысл, между тем, остается неизменным: замкнутый цикл развития, лента Мёбиуса, а отнюдь не поступательное восхождение России, ее морской деятельности по спирали роста на новые горизонты, поскольку даже в предельно конструктивном варианте отсутствие глобального видения и учет исключительно сегодняшних реалий, несомненно, принесут ощутимые ди виденды, но только в краткосрочной перспективе. Закладываемые в программные доку менты (а ФЦП «Мировой океан» относится к их числу) ценностные установки, базирую щиеся лишь на анализе текущей проблематики, обеспечив некоторое оживление в не большой по времени интервал, в долгосрочном плане могут обернуться своей прямой противоположностью. Подобные прогнозы не внушают доверия, а это порождает зыб кость, которая отнюдь не облегчает достижения поставленных задач. Именно поэтому се годня в развитии морской деятельности заметен парадокс: по мере того, как краткосроч ные перспективы выглядят все радужнее, средне- и долгосрочные – все неопределеннее.

Именно к этому вялотекущему сценарию сейчас, по сути, сводится и федеральная целевая программа, и морская деятельность в целом. Тому есть много причин и причинно следственных связей. Среди них и довольно парадоксальное на первый взгляд объясне ние: тяготение к инерционности есть оборотная сторона феномена беспрецедентных в ис тории России темпов экономического роста, практически полностью экстенсивного, бази рующегося на действии количественных факторов, а именно на активном использовании богатого ресурсного потенциала страны. Период выгодной конъюнктуры на мировых рынках и связанного с ней относительного преуспевания – это, вопреки логике, не самое подходящее время для внедрения инноваций. В такой ситуации погоня за краткосрочными преимуществами перевешивает необходимость качественных, структурных преобразова ний, а общество и бизнес не готовы противостоять соблазну пожертвовать долгосрочной эффективностью ради краткосрочных выгод. Полученные от эксплуатации природных ре сурсов средства оно предпочитает направлять куда угодно, только не в инвестирование, скажем, сферы морского образования (то есть в будущие поколения) или в развитие новых технологий освоения пространств и ресурсов Мирового океана. Однако перемены назрели хотя бы потому, что в противном случае страна обречена на перманентное догоняющее развитие, на неконкурентоспособность своих товаров и услуг, сфер их производства на мировых рынках, на череду техногенных и антропогенных катастроф.

Внедрением новшеств обязана сопровождаться не только технологическая сфера морской деятельности, но и ее организационная структура (вертикально-интегрированная система координации, находящаяся в стадии своего становления), включая институцио нальные организмы нового типа, новые процедуры принятия решений и компьютерные, интеллектуальные, информационно-аналитические системы их поддержки.

Наконец, в-третьих, оптимистический сценарий, исходящий из необходимости решения всего комплекса реально существующих проблем современной морской деятель ности в совокупности с труднопредсказуемыми проблемами будущего (что предполагает оперирование не фактами, а тенденциями) и предусматривающий:

• активизацию всех видов мореведения и морепользования в соответствии с приоритетными направ лениями социально-экономического развития страны;

• ориентацию морехозяйственной и военно-морской деятельности на получение конечных практиче ских результатов в ближайшей и отдалённой перспективах;

• восстановление в полном объеме всех подпрограмм ФЦП «Мировой океан» и расширение их спек тра;

• пролонгацию федеральной целевой программы, как минимум, на период действия Морской доктри ны Российской Федерации;

• выделение в каждой подпрограмме перечня приоритетных направлений, базирующегося на положе ниях Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года, тезисах ведомственных и региональных стратегических и программных решений;


• включение в подпрограммы наиболее значимых мегапроектов/проектов, имеющих комплексный ха рактер и высокий мультипликативный эффект, а также направленных на повышение эффективности морской деятельности Российской Федерации и отдельных ее видов;

• анализ сценариев возможной эволюции международных условий осуществления морской деятель ности и направлений научно-технического прогресса в этой сфере;

• определение основных векторов технологического перевооружения морской деятельности Россий ской Федерации, влекущих за собой интенсивное социально-экономическое развитие страны и ее приморских субъектов, успешное использование ресурсной базы, возрастание конкурентоспособно сти товаров и услуг морехозяйственного комплекса России на мировых рынках, повышение имиджа на международной арене, превращение «полюсов роста» в «полюса технологического притяжения»

для соседних территорий;

• формулирование основ современной концепции развития приграничных приморских регионов, осо бенно Арктики и Дальнего Востока;

• выявление путей интенсификации государственной инновационной и инвестиционной политики в сфере морской деятельности, включая морское образование, транспортную инфраструктуру, судо строение, информационно-коммуникационные технологии и связь, разведку и добычу ресурсов в экстремальных климатических условиях и т.д.;

• разработку пакета мер по активизации политики повышения уровня образования в морской дея тельности нашей страны, привлечения высококвалифицированных иммигрантов, инициирования с «поднимающимися» странами, потенциально ориентированными на Россию, совместных проектов с целью преодоления технологического отставания и экспорта качественного образования и высоких технологий;

• формирование на базе традиций российской высшей школы приоритетных направлений подготовки и переподготовки кадров для их адаптации к современным реалиям и прививания навыков перспек тивного видения;

• очерчивание контуров политики создания группы аналитических центров (институтов) – каналов воздействия на сопредельные страны.

Несложно увидеть, что третий сценарий ориентирует в большей степени на завтра и послезавтра, чем на вчера и сегодня. В этой связи возникает ряд вопросов, без ответов на которые невозможно продолжать движение вперед по восходящей траектории. И пер вый из них – соотношение рынка и государства в морской деятельности.

Сегодняшнее морепользование не способно успешно функционировать вне актив ного воздействия на него государства, единственно способного позитивно повлиять на не избежный круговорот макродинамики, определяя «правила игры», формируя правовое пространство, усмиряя рыночные стихии, исправляя дефекты рынка и структурные пере косы, стабилизируя положительные тренды, стимулируя деловую активность в фазе спада и предотвращая «перегрев» морехозяйственного комплекса при подъеме. Предлагаемые неолиберальными оппонентами альтернативы неокейнсианству, в центре внимания кото рых микроэкономика и активность частных субъектов рыночных отношений, ориенти рующие на всемерное ограничение государственной роли (вместо этого в подобных по строениях государству уготован статус статиста), вряд ли способны выдержать серьезную критику. В морской деятельности рынок без государства – миф, который необходимо раз веять, и чем скорее это случится, тем скорее будут созданы благоприятные условия для развития отечественного мореведения и морепользования.

Это вовсе не означает, что морская деятельность нуждается только в экстраорди нарных льготах, субсидиях и преференциях со стороны государства в рамках ФЦП «Ми ровой океан» на третьем этапе ее реализации. И мировая, и отечественная практика убе дительно показывают, что все без исключения ее виды (кроме единичных исключений, продиктованных обеспечением политической целесообразности) не только самодостаточ ны с финансовой точки, но и способны приносить существенную прибыль в бюджеты всех уровней. Представляется целесообразным вести речь (и в первую очередь в феде ральной целевой программе) о партнерских отношениях государства и частного бизнеса – носителя рыночных предприимчивости, приспособляемости, прагматичности, гибкости и скорости реагирования.

Финансовые возможности федерального целевого программирования могут и должны быть дополнены использованием иных источников капитала, в первую очередь с привлечением прогрессивных механизмов ГЧП. Хозяйственное партнерство государства и бизнеса позволяет привлечь в морскую деятельность дополнительные ресурсы, и в первую очередь инвестиции, ослабить остроту бюджетных проблем, переложить на предпринима тельский сектор основную часть рисков и в то же время сохранить объекты в государст венной собственности. В такой системе отношений происходит объединение ресурсов и потенциалов двух хозяйствующих субъектов – государства в форме привлечения его соб ственности, бизнеса – в виде частнопредпринимательских возможностей хозяйствования, инвестиций, менеджмента, инноваций. И для этого становится востребованным такой от носительно новый финансовый институт, как Инвестиционный фонд Российской Федера ции.

Наверное, единственной лакуной, «белым пятном» среди широкого спектра потен циальных источников инвестирования в конкретные морехозяйственные проекты в до полнение к федеральным целевым программам, как ни странно, остаются иностранные инвестиции. Здесь потенциал огромен и, наверное, до конца не будет реализован никогда.

Не секрет, что к морской деятельности нашей страны, к российским региональным море хозяйственным комплексам (а в их рамках – к инфраструктурным объектам) проявляется интерес со стороны не только соседних зарубежных стран, но и государств, расположен ных на значительном отдалении от России. Представляется контрпродуктивным пренеб регать зарубежными капиталовложениями проверенных временем, ответственных ино странных партнеров в отдельные виды морепользования приморских субъектов России и во вполне определенные инфраструктуры или проекты, если только они не относятся к критическим. В количественном плане это дополнительный источник финансирования масштабных рисковых нововведений и определенные гарантии доступа к «длинным» ин вестиционным ресурсам на региональном кредитном рынке не только для финансово промышленных групп, но и для малого и среднего бизнеса. При этом в случае удачного вложения капитала иностранные или совместные компании зачастую реинвестируют по лученную прибыль и стремятся «дважды войти в одну и ту же реку», направляя в эти про екты дополнительные финансы в виде связанных кредитов, займов и т.д. С качественной точки зрения – это современный менеджмент, новая корпоративная культура, знакомство с передовыми технологиями и приобретение know how, постепенное замещение импорта и расширение экспорта, гарантированные рабочие места в приморских субъектах Россий ской Федерации, последовательное обучение персонала, корректная, цивилизованная кон куренция, постепенная интернационализация морской экономики и вовлечение россий ского морского сегмента в формирующееся глобальное хозяйственное пространство.

Так, например, крупнейшая иностранная «бизнес-диаспора» в России – немецкая – с ее чрезвычайно критическим отношением к портфельным, а особенно спекулятивным инвестициям, имеет традицию, вложив деньги, не уходить из удачного проекта, а продол жать реинвестирование. Поэтому, наверное, можно придать этим благородным порывам дополнительный организационный импульс, диверсифицирующий деятельность герман ских или российско-германских инвесторов и направляющий дополнительные финансо вые потоки в смежные сферы.

Иными словами, реципиентами, получателями средств вполне могли бы стать те предприятия морехозяйственного комплекса России, которые либо территориально, либо технологически, либо производственно связаны в единой цепочке с сугубо «континен тальными» компаниями, уже получившими немецкие кредиты или трансферы. В этом от ношении некоторые перспективы могут открыться с созданием в приморских (особенно, приграничных субъектах Российской Федерации) особых экономических зон, а в их рам ках – региональных кластерных структур, охватывающих как специфические морские от расли отечественной промышленности, так и неморские.

Тогда при определенном налоговом режиме, возможно, появится и стимул, и моти вация вкладывать деньги в развитие целого кластера, а не отдельного производства, пусть даже связанного с морской деятельностью, ибо сейчас, в принципе, крупнейших прямых инвесторов, будь они из Германии или откуда-нибудь еще, морехозяйственный комплекс интересует постольку поскольку – в структуре иностранных капиталовложений доля мор ской составляющей мизерна, хотя такая картина уже претерпевает существенные измене ния, в связи с началом широкомасштабного освоения углеводородных месторождений континентального шельфа Российской Федерации.

Из морских видов деятельности тех же немцев привлекают лишь нефтегазовые проекты, да и то им редко отдается наивысший приоритет. Ведущий нефтехимический концерн BASF создал с российским ги гантом ЛУКОЙЛ совместное предприятие «Волгадеминойл», которое достаточно успешно занимается до бычей нефти в Астраханской области, а через свою «дочку» Wintershall с нашим газовым монополистом – Газпромом – компанию «Вингаз», занимающуюся экспортом российского углеводородного сырья на гер манский (где благодаря оптимально выбранной стратегии она стала третьим по величине поставщиком) и западноевропейский энергетические рынки, а также торговую структуру Wintershall Erdgas Handelshaus GmbH. Поначалу заинтересовавшись оценкой, картографированием и моделированием крупных нефтяных запасов Тимано-Печорского бассейна, и, что более важно, их разработкой, даже подписав меморандум об освоении месторождения «Приразломное», Wintershall впоследствии дезавуировала свое стремление, пред почтя нефтедобычу и геологоразведку в Южной Америке и Северной Африке. По словам председателя правления компании Райнира Цвицерлоота, «Приразломное представляет собой достаточно рискованный проект, на который мы пока не можем решиться» 1.

Другим стратегическим партнером Газпрома стал крупнейший газовый концерн Германии Ruhrgas, руководство которого пока предпочитает портфельную форму инвестиционного сотрудничества. Кроме то го, еще одной сферой, в которой немецкие инвесторы проявляют активность, становится транспорт. Так, ло гистические услуги, включая морские перевозки, одного из крупнейших операторов на этом рынке – компа нии Khn und Nagel, несмотря на их дороговизну, становятся все более популярны в России. Зато немцы охотно вкладывают в пищевую, авиакосмическую, химическую, электротехническую, обрабатывающую промышленность, машино- и автомобилестроение, строительную индустрию. Например, компания Elbe Werk построила одну из своих фабрик в г. Кириши Ленинградской области, что характерно, узловом пункте маршрута экспортного трубопровода «Кстово – Ярославль – Кириши – Приморск» (проект «Север»), по ко торому будет производиться доставка светлых нефтепродуктов на портовый терминал. Производимый ею бетон будет в первую очередь направляться на строительство нефтеперерабатывающего завода, принадле жащего концерну «Сургутнефтегаз».

Столь подробные рассуждения о потенциале немецких инвесторов на российском морехозяйственном рынке обусловлены тем, что по достаточно скрупулезной и подроб ной статистике Бундесбанка, Федерального министерства экономики и труда Германии, а также Союза немецкой экономики в Российской Федерации, эта страна, один из лидеров среди экспортеров товаров и услуг в Россию, только за последнее десятилетие инвестиро вала в российскую экономику примерно 18% всех аккумулированных иностранных капи таловложений. Тем самым по объему накопленных инвестиций она уверенно вышла на первое место среди прочих государств, вкладывающих капитал в нашу страну 2. Даже официальный призыв Федерального министерства экономики и технологий и Федераль Цитата по: Белов, В.Б. Немецкие прямые инвестиции в России. // ДИЕ РАН № 109. М.: «Квадрат С», 2002.

С. 37;

см. также: Gerit Schulze. “Nur jede vierte Bohrung ein Erfolg” – in: Moskauer Deutsche Zeitung, Nr. 13/14, Juli 2002, S. 5.

Более подробно см.: Ruland 2001 – Reformen, Wachstum und Blick nach vorn. Jahresbericht des Verbandes der deutschen Wirtschaft in der Russischen Fderation. Moskau, 10. Dezember 2001, – S. 9.

ного союза торгово-промышленных палат к немецкому бизнесу проявить осторожность после случившегося дефолта-98 и воздержаться от инвестирования российской экономики не смог ни остановить, ни, что удивительно, даже притормозить этот процесс. К тому же, немцы охотнее других идут в российские приморские регионы, причем основными зако перщиками порой становятся федеральные земли, а не правительство Германии.

Например, созданный в земле Северный Рейн-Вестфалия Центр поддержки экспортеров в Россию ра ботает в тесном контакте с межрегиональным Объединением по поддержке предприятий «Волга-Дон» и Фирменным пулом Ростова-на-Дону, а Общество международного экономического сотрудничества Баден Вюртемберг (Gesellschaft fr internationale wirtschaftliche Zusammenarbeit Baden-Wrttemberg mbH) содейству ет притоку немецких инвестиций в Санкт-Петербург. При этом, безусловно, следует адресно работать с про фильными инвесторами, учитывать инвестиционную привлекательность отдельных видов морской деятель ности, а также «историко-географическую память» потенциальных иностранных вкладчиков о тех или иных регионах.

В этой связи, кстати, одним из важных инструментов, которые следовало бы использовать регио нальным властям нашей страны, могли бы стать так называемые еврорегионы. Они уже длительное время существуют в Европе и типологии Евросоюза, накопив многогранный опыт. Их можно рассматривать как аналоги российских «полюсов роста». Среди них можно выделить некоторые классификационные специфи ческие черты и комплексные направления инновационного развития:

• координаторы инновационной активности (Астурия, Мурсия, Аквитания, Аахен, Иль-де-Франс, Вос точная Ломбардия, Бранденбург, Центральная Швеция, Западная Швеция, Восточная Англия, Утрехт, Южный Лондон, Западная Норвегия, Осло, Исландия, Зальцбург, Милан, Лиссабон, Гамбург и т.д.);

• сети и кластеры (Силезия, Тарту, Восточная Македония, Рейнланд-Пфальц, Каталония, Восточная Финляндия, Андалусия, Галисия, Берлин, Йоркшир, Оксфордшир, Уэльс, Кент, Лейпциг, Овернь, Тоскана, Роттердам и т.д.);

• экономическое и технологическое прогнозирование (Валенсия и Галисия);

• вложение иностранных инвестиций (Западная Румыния и Каталония);

• научно-технологическое предвидение (Лимбург);

• информационно-телекоммуникационные технологии (Валенсия, Каталония, Страна Басков, Южный Бранденбург и т.д.);

• инкубаторы и технопарки (Словения, Тарту, Каталония и т.д.);

• инновационная культура (Силезия, Астурия, Валенсия, Утрехт, Уэльс, Центральная Македония, Се верная Голландия и т.д.);

• финансирование инноваций (Силезия, Словения, Тарту, Иль-де-Франс, Аахен, Каталония, Роттердам, Бремен, Лиссабон и т.д.);

• моделирование управления инновационной политикой (Силезия, Милан, Западная Норвегия и т.д.);

• поддержка инновационной инфраструктуры (Силезия, Словения, Иль-де-Франс, Стокгольм, Андалу сия, Уэльс, Фландрия, Ирландия, Канарские острова, Страна Басков и т.д.);

• инновационные вэб-порталы (Иль-де-Франс, Салоники и т.д.);

• интернационализация компаний (Тарту, Валенсия, Зальцбург, Роттердам, Лиссабон и т.д.);

• маркетинг регионального инновационного профиля (Иль-де-Франс, Стокгольм и т.д.);

• мониторинг инновационной стратегии (Силезия, Словения, Астурия, Аахен, Берлин, Бремен и т.д.);

• качественный менеджмент (Тарту, Зальцбург, Лейпциг и т.д.);

• региональные инновационные сети (Утрехт, Аквитания, Мадрид, Фландрия и т.д.);

• стартовые компании (Бранденбург, Мурсия, Осло, Андалусия, Тоскана, Роттердам и т.д.);

• аудит технологий (Эстремадура, Галисия и т.д.);

• трансфер технологий (Словения, Андалусия, Милан и т.д.).

Итак, федеральное целевое программирование – востребованный (и по многим критериям – даже единственный) эффективный механизм реализации Морской доктрины Российской Федерации и будущей Стратегии развития морской деятельности нашей стра ны 1, план действий по реализации которой должен состоять из подпрограмм третьего и Войтоловский Г.К. Государственная стратегия как вектор развития морской деятельности. // Морская по литика России. – 2007. – июнь. – № 5–6.

последующих этапов ФЦП «Мировой океан». Не случайно, именно в таком качестве оно позиционируется и Морской коллегией при Правительстве Российской Федерации 1. Весь потенциал этого финансового инструмента до сих пор полностью не раскрыт. Представля ется, что реализация мероприятий Стратегии должна обеспечиваться органами государст венной власти Российской Федерации в первую очередь в рамках именно ФЦП «Мировой океан» и её подпрограмм. Существенным фактором повышения эффективности, результа тивности и качества федерального целевого программирования может выступить делеги рование части полномочий и ответственности федеральных органов исполнительной вла сти, ответственных за реализацию названной Программы (в первую очередь имеются вви ду государственные заказчики подпрограмм, а также государственный заказчик координатор самой Программы в лице Минэкономразвития России), и локализация их на региональном или местном уровнях.

Представляется целесообразным при финансировании мероприятий этой феде ральной целевой программы в качестве одной из форм ГЧП привлекать частные и госу дарственные банки, которые могут участвовать в инвестиционном процессе по следую щим видам деятельности:

• обслуживать движение средств, принадлежащих инвесторам-клиентам и предна значенных для инвестиционных целей;

• сотрудничать в мобилизации накоплений и сбережений и направлении их на инве стиционные цели через рынок ценных бумаг;

• вкладывать в инвестиционные проекты собственные и привлеченные ресурсы.

Низкая доля банковских инвестиций объясняется высокими процентами по креди там, которые остаются намного выше уровня рентабельности подавляющего большинства предприятий, делая их непривлекательными партнерами для представителей банковского сектора. Кроме того, инвестиционную активность банков снижают высокие риски вложе ния средств, ориентирующие их преимущественно на краткосрочное кредитование, низкая внутренняя устойчивость многих из них, наличие проблем ликвидности активов и т.д.

Труднодоступность заемных средств как источника инвестиций для мероприятий рассматриваемой программы обусловлена также отсутствием необходимых залоговых ин струментов при предоставлении кредитных ресурсов, длительностью процедур оформле ния кредитов, практической нереальностью получения долгосрочных банковских креди тов. Кстати, в России более половины производств вообще не прибегает к банковским См.: Протокол заседания Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации от 19 декабря года № 3 (13).

ссудам. Банковский кредит считают возможным источником инвестиционных ресурсов только каждое пятое-шестое предприятие, осуществляющее инвестиции.

Одним из основных источников для инвестирования во всем мире считают сбере жения населения. Опыт ведущих стран, в частности США, стабильно подтверждает высо кое инвестиционное значение сбережений населения. В Соединенных Штатах граждане владеют примерно 70% всех финансовых активов. В Японии население также контроли рует огромные финансовые активы 1.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.