авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Минэкономразвития России Российская академия наук СОВЕТ ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ ...»

-- [ Страница 7 ] --

Понятно, что поступательное движение вперёд приморских регионов прямо про порционально зависит от экономической поддержки. И в первую очередь следует уповать не на вышеперечисленные экзогенные надгосударственные рычаги, а на полное, всесто роннее раскрытие эндогенного потенциала. Субрегиональное сотрудничество, переходя щее в кооперацию, способствует выравниванию диспропорций социально экономического развития приграничных регионов. Так, например, демографический фак тор и малонаселённость Норвегии, особенно северных районов, граничащих с Мурман ской областью нашей страны, вкупе с резкими контрастами уровня жизни уже сейчас по рождают экспорт рабочей силы из России, который в будущем способен выйти из-под контроля. Крайние показатели разрыва в 10 раз (с учётом региональной дифференциации) между районами с той и другой стороны границы, диспропорции в экономическом разви тии делают Норвегию чрезвычайно привлекательной для иммиграционного дрейфа. По ложение усугубляется активизацией приграничного сотрудничества, включая подготовку кадров для норвежских компаний.

При постоянном количественном и качественном росте сфер производства товаров и услуг последняя должна развиваться более интенсивно, увеличивая свой удельный вес и в морской деятельности, то есть речь идет о присущей постиндустриальной экономике интенсификации развития сферы услуг (третичного сектора) с выходом на конку рентоспособный уровень. Специалисты связывают этот феномен с наступлением нового цикла Н.Д. Кондратьева.

Следующее направление социально-экономического развития страны связано со снижением доли государственного участия в финансировании социально экономических мегапроектов при сохранении контролирующих и координирующих функций, а также с обеспечением транспортной, продовольственной и энергетиче ской безопасности, безопасности систем связи и других критических инфраструктур.

Либерально-монетаристская парадигма заключается в том, что государство мало эффективно как собственник. За ним в такой доктрине остается лишь роль статиста и ряд контрольно-надзорных функций. При этом в прямой и непосредственной компетенции го сударства даже в таких логических построениях остаются обеспечение безопасности (применительно к морской деятельности это связано не только с военной угрозой, но и с транспортной, энергетической, продовольственной безопасностью), гарантии реализации государственного суверенитета и суверенных прав, а также критические инфраструктуры, обеспечивающие жизнеспособность страны: водоснабжение, связь, система предупрежде ния чрезвычайных ситуаций и т.д.

Так, например, до недавнего времени информационная инфраструктура Российской Федерации, включая ее морскую компоненту, не представлялась сколько-нибудь уязвимой в отношении актов компью терной преступности. Причиной этого в первую очередь можно считать низкий уровень ее развития, а также значительную долю неавтоматизированных операций при осуществлении процесса управления. Вместе с тем в последнее время многие государственные и коммерческие структуры, прежде всего относящиеся к так называемым естественным монополиям, приступили к активному техническому перевооружению своих предприятий, сопровождаемому массовой компьютеризацией процессов производства и управления.

Осуществление рыночных реформ убедительно показало, что в морской деятель ности государство обязано играть более активную регуляционную и координирующую роль 1, причем речь идёт о социально-ориентированном рыночном хозяйстве. В этой связи вопросам становления многочисленных форм государственно-частного партнёрства, раз витию института платности за пользование морскими био- и энергетическими ресурсами, анализу причин сдерживания рентоориентированного налогообложения необходимо от водить первостепенную роль. Мало того, все эти инструменты давно известны миру, они просты, апробированы и хорошо зарекомендовали себя на практике.

Следует учитывать и предусматривать не только региональную интеграцию меж дународного характера в том или ином бассейне Мирового океана, но и региональную ин теграцию на уровне федеральных округов и приморских субъектов Федерации. В этой связи становится особенно актуальной проблема делегирования части полномочий и ответственности Центра на локальный или местный уровень.

При этом необходимо принимать во внимание тот факт, что ещё одной глобальной угрозой для морской деятельности России становится опасность, связанная со стремлением ряда стран к отчуждению нашей страны от ряда традиционных пространств и ресурсов Мирового океана. Тактический союз Россий ской Федерации с США и их партнерами в рамках антитеррористической коалиции «открыл перед Западом стратегическую возможность, …заключенную в создании предпосылок для поступательной геополитиче ской экспансии западного сообщества в глубь Евразии» 2.

С удивительной закономерностью территориальные притязания к нам соседей гео графически совпадают с удобными выходами к акваториям Мирового океана. Для того чтобы исключить подобное развитие событий, необходима адресная, дифференциро ванная господдержка депрессивных регионов посредством реализации в них инфра структурных и социальных проектов и мегапроектов. Как уже отмечалось, наиболее перспективными районами с точки зрения интенсификации морской деятельности, равно как и масштабного вовлечения в международное разделение труда нынешнего глобализи рующегося мира, способны стать: Калининградский, Финский, Таганрогский, Кольский заливы, залив Петра Великого, Цемесская, Двинская и Авачинская бухты, юг о. Сахалин и дельта Волги. Эта, на первый взгляд, произвольная мозаика при грамотном их развитии Войтоловский Г.К. Государственная стратегия как вектор развития морской деятельности. // Морская по литика России. – 2007. – июнь. – № 5-6.

Zb. Brzezinski. The Choice. Global Domination or Global Leadership? N.Y., «Basic Books», 2004, XI + 242 рр. – Р. 102.

способна образовать жесткий каркас российского морепользования, способствовать соци ально-экономическому развитию самых депрессивных приморских субъектов Российской Федерации, полностью лишенными эндогенного потенциала, но вдруг ставшими, напри мер, транзитерами.

Тезис о необходимости стимулирования раскрытия внутреннего потенциала регионов как полюсов роста проходит красной нитью через практически все программ ные документы последних лет, в том числе и через Программу социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006-2008 годы), Стра тегию развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года, и прочие отраслевые, ведомственные, региональные программы, концепции и стратегии.

Так, например, в названной Программе провозглашается: необходимо перейти от мало эффективного выравнивания экономического развития регионов к созданию условий, стимулирующих субъекты Российской Федерации и муниципальные образования к моби лизации имеющихся ресурсов экономического роста. Это должно достигаться путём по вышения эффективности государственного управления, формирования и развития произ водственных кластеров, совершенствования межбюджетных отношений, направленного на стимулирование проведения реформ в регионах… Следует определить направления развития территориальных производственных кластеров, а также провести экспери менты по реализации мер кластерной политики на региональном и муниципальном уров нях.

В условиях невозможности мгновенного проведения системных и структурных преобразований в морской деятельности, существенных государственных вливаний в под держку наиболее кризисных её видов, перманентного «кадрового голода» требуется кон центрация на тех сферах, которые наиболее конкурентоспособны и соответствуют долго временным общенациональным интересам России;

к остальным же применим принцип:

«не навреди». Во избежание ситуации типа «лебедь, рак и щука», ситуации бесполезного распыления сил и средств, в каждом приморском регионе необходимо консолидировать усилия лишь на нескольких ключевых отраслях, способных подтянуть за собой шлейф смежных, в том числе континентальных видов морской деятельности, играющих комплек сирующую роль или выполняющих обслуживающие функции: рыбо- и нефтегазоперера батывающие предприятия, судостроительные и судоремонтные заводы и т.д.

В то время как развитые государства уже с середины прошлого века сделали упор на интенсивный путь развития, уделяя основное внимание наукоёмким производствам, Россия продолжала экстенсивно наращивать добычу сырья, выпуск металла, асимметрич но развивать машиностроение, тяжелую химию и сбывать все по демпинговым, практиче ски бросовым ценам. В морской деятельности, например, даже сравнительно высокотех нологичное судостроение проиграло Западу в качестве, а Востоку – в себестоимости про дукции.

Положение усугубилось тем, что тотальная (от внутренних цен до внешней торгов ли и трансграничного движения капиталов) либерализация привела к разрыву производст венных цепочек, скачкам цен, кризису неплатежей и все более усиливающемуся бегству капитала в оффшоры. Вопреки предсказаниям ультралиберальных российских экономи стов, открытие экономики для иностранной конкуренции не только не привело к оживле нию предпринимательской активности, в том числе инвестиционной, но, напротив, бук вально обрушило ее. В то же время, у России есть все шансы выбраться из этого тупика:

сегодня наша страна реально стоит на пороге качественного инновационного скачка, ко торый обязан затронуть все сферы социально-экономического развития, включая морскую компоненту. Но его должны предварять общие структурные изменения экономики, а для этого созданы все условия, вплоть до механизмов, гарантирующих необходимых запас прочности российского морехозяйственного комплекса, что позволит с оптимизмом гово рить об обеспечении гарантий подстраховки структурных изменений в экономике.

В условиях общего сокращения численности граждан в России и оттока населения из большинства приморских территорий (с отдельными исключениями), крайне актуаль ным становится вопрос об оценке их демографического развития, поэтому отдельным на правлением социально-экономического развития страны становится курс на повышение рождаемости, решение демографических проблем, контролируемую миграцию, обес печение высококвалифицированными трудовыми ресурсами отечественной про мышленности, включая ее морскую компоненту.

Долгосрочное социально-экономическое развитие прибрежных регионов России по нарастающей тенденции, возможно только при наличии высококвалифицированного пер сонала морехозяйственной сферы, как на управленческом, так и на исполнительском уровнях. Иными словами, необходимо развитие морского образования, укрепление кадрового потенциала в морехозяйственных отраслях прибрежных регионов и под держка разветвлённой сети научно-исследовательских учреждений. Потому так важно уделять особое внимание кадровой подготовке и состоянию морского образования, так как именно «человеческий фактор», интеллектуальный капитал, специалисты определяют состояние дел в морехозяйственной деятельности – во всех её сферах.

В современных условиях на первый план выходит использование не физического, а интеллектуального потенциала общества. Особо важную роль играют квалификация и грамотность кадров, создание заинтересованности работой в областях, связанных с новы ми технологиями. Это оказывается более выгодным, чем экстенсивный путь развития, ха рактеризующийся увеличением рабочего времени и интенсификацией труда.

Новая экономика, на которую сделали ставку США, ЕС, Япония, «азиатские тиг ры», Китай, чрезвычайно энергоемкая. Весьма ограниченная собственная ресурсная база принуждает их к активной экспансионистской политике в отношении остального мира. В битве за ресурсы начался его новый раздел, причем, поскольку «дешевые» континенталь ные нефтегазовые месторождения с эффективными плечами доставки, оптимальными ло гистическими схемами либо уже почти исчерпаны (во всяком случае, известны сроки за крытия скважин), либо находятся в политически нестабильных районах, то актуализиру ется продолжающиеся попытки ускорить освоение соответствующих пространств Миро вого океана. Добыча полезных ископаемых переориентируется на шельфовые зоны и дру гие области океанического дна. Всё это ставит Россию в крайне непростое положение, как при выработке транспортной, рыбопромышленной, энергетической, научно исследовательской, военно-морской, судостроительной, любой другой стратегии, так и при их практическом осуществлении. Положение усугубляется тем, что энергоемкость российской экономики достигла запредельных величин. Именно поэтому следующим ак туальным направлением социально-экономического развития страны можно назвать сни жение энергоёмкости российской экономики.

В целом можно говорить о системном экологическом кризисе. Поэтому в социаль но-экономическом развитии страны один из приоритетов отдается устойчивому разви тию, защите и сохранению окружающей среды. То там, то здесь проявляются тревож ные признаки экологического окраса, сопровождающие чересчур поспешную технологи ческую эволюцию человечества и вызывавшие целую гамму чувств: от лёгкой насторо женности до серьёзных опасений. Большинство из них вплотную связано с морской дея тельностью, ибо загрязнение Мирового океана приобрело такие масштабы, что может по ставить под угрозу само существование Планеты. Поскольку основная часть населения мира сконцентрирована в узкой приморской полосе, в которой расположены чрезвычайно чувствительные к антропогенному воздействию водосборные бассейны, то последствия промышленной нагрузки на прибрежные моря (а через узкие и неглубокие проливы с мед ленным водообменом и на океаны) становятся поистине катастрофическими.

За последнее столетие возник мощный химико-физический пресс на окружающую среду. В морские акватории выбрасываются абсолютно чуждые растворимые элементы и химические соединения, радиоак тивные вещества, действующие в глобальном масштабе. Кислотные дожди выпадают на огромных террито риях в Северной Америке, Европе и Азии, а сейчас появились сведения об их влиянии и на морскую биоту.

К этому следует добавить резкий рост аварийности судов и нефтедобывающих платформ, которая нередко перерастает в локальные и региональные экологические катастрофы.

Мировой океан ещё способен к самоочищению, однако при существующих темпах загрязнения мор ской среды и мирового морепользования не за горами предельные значения естественной биологической очистки. Стало понятным, что существуют границы развития морехозяйственной деятельности, которые оп ределяют так называемую ёмкость биосферы (и её отдельных экосистем). Развитие хозяйственной и любой другой деятельности (скажем, военной, которую нельзя отождествлять с хозяйственной в полной мере) воз можно лишь в пределах антропогенной (цивилизационной, деятельностной) ёмкости, связанной с эволюци онно сложившимся экологическим порогом. Оно обязано находиться в определённом коридоре, допускаю щим воспроизводство естественных возобновимых ресурсов и действие биотического механизма саморегу ляции морской природной среды.

Кроме того, техногенная эмиссия парниковых газов к концу XX века привела к тому, что уровень Ми рового океана поднялся на 20%. 1 Расчёты показывают, что уже к 2030-2040 гг. это значение превысит 1 м, что приведёт к затоплению значительных территорий в странах Средиземноморского и Черноморского бас сейнов, Северного моря, Скандинавии, Прибалтики. Всё чаще стали появляться тревожные сигналы о небывалой деградации морской среды, которую вызывает бездумная, хищническая промышленная политика, направлен ная исключительно на удовлетворение аппетитов транснациональных корпораций, на по лучение ими сверхприбыли. Меркантильный цивилизованный рынок сразу же теряет свою чуткость, когда речь заходит, например, о пороговом пределе естественного функциони рования экосистем, тем более океанических 3. Общество оказалось перед дилеммой: либо неограниченные экологоопасные новации, либо баланс с окружающей средой, учиты вающий исчерпаемость природных ресурсов и все возрастающую вероятность техноген но-антропогенных катастроф. Второй, более прагматичный путь предусматривал и преду сматривает резкое замедление темпов НТП, вплоть до торможения и замораживания су лящих мгновенную, спекулятивную, но сиюминутную выгоду венчурных проектов, кото рые ведут к повышению уровня загрязнения Мирового океана.

Стало заметным, что в целом наиболее декларируемые глобальные проблемы, в первую очередь экологические, на решение которых и был призван глобальный реформа ционный проект (выбросы в атмосферу, изменение климата, уменьшение рыбных запасов в Мировом океане и т.д.), не решаются и имеют тенденцию к усугублению. Они находят лишь фрагментарное разрешение в «первом мире», а в России – «благодаря» деградации «старой индустрии» и спаду производства. Международные усилия здесь по большей час ти ведут к провалу.

С учетом обозначенных выше тенденций и выявленных правил стратегического прогнозирования может быть сформирован алгоритм построения долгосрочных прогнозов в морской деятельности России.

2. Схема построения долгосрочных прогнозов Для успешной реализации установок Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года, а также при формировании задач Стратегии развития морской дея King Alexander, Schneider Bertrand. The First Global Revolution. A report by the Council of the Club of Rome.

N.Y.: Pergamon Press, 1990. pp. 36-38.

Wood David O., Kaya Yoichi, ed. Environmental Modeling for Climate Policy Analysis. Cambridge: MIT, 1990.

pp. 50-53.

Войтоловский Г.К. Государственная стратегия как вектор развития морской деятельности. // Морская по литика России. – 2007. – июнь. – № 5-6.

тельности Российской Федерации до 2020 года и на более отдаленную перспективу, акту альной проблемой становится адаптация морской политики России под новые комплекс ные ключевые задачи, решение которых подлежит специальному планированию в средне и долгосрочный периоды. Для их идентификации необходимо подвергнуть анализу миро вые тенденций в развитии морской деятельности, выявить потенциальные проблемы и возможности в среднесрочной перспективе, оценить текущее положение и перспективы несырьевого, инновационного будущего морехозяйственного комплекса России в глоба лизирующемся мире. Это во многом обусловлено происходящими изменениями условий осуществления всех видов деятельности в Мировом океане под воздействием глобализа ции, ее вызовов, рисков и преимуществ, особенно порождаемых интенсификацией про цесса международного разделения труда, субрегиональным сотрудничеством и альтерна тивными вариантами становления новой системы международных отношений.

Для этого желательно, во-первых, подвергнуть ретроспективному анализу динами ку генеральных трендов в развитии морской деятельности на глобальном, макрорегио нальном (наднациональном) и национальном (страновом) уровнях.

Во-вторых, следует осуществить прогнозирование мировых тенденций в развитии морской деятельности и отдельных ее видов с целью определения и анализа качественных сдвигов в глобальных процессах, имеющих прямое или опосредованное влияние на них, для конструирования позиции и мер (в том числе протекционистских) по отстаиванию ин тересов Российской Федерации в Мировом океане, содействию формированию благопри ятного международно-правового режима в водах, прилегающих к акваториям, находя щимся под российскими суверенными правами, а также в других районах открытого моря, развитию новых научных, технических и организационных форм проведения исследова тельской и промыслово-экспедиционной деятельности. Многие, как правило, внешние по отношению к морепользованию условия и факторы находятся еще в начальной, неявной стадии, особенно для неспециалистов.

Среди них:

• экологизация международного морского права, качественные изменения международно-правового режима регулирования морской деятельности в районах за пределами распространения националь ной юрисдикции и унификация морских политик приморских государств на принципах устойчивого развития;

• многочисленные и разнонаправленные вызовы, риски и преимущества глобализации процессов изу чения, освоения и использования ресурсов и пространств Мирового океана;

• формирование глобальных сетевых систем океанического управления;

• перспективы перехода от либеральных и неоконсервативных концепций экономического регулиро вания и развития к прагматичным и деидеологизированным институциональным, эволюционным и системным подходам;

• нарастание альтерглобализационных тенденций и, как следствие, обоснование необходимости ин тенсификации морской деятельности Российской Федерации в качестве опоры ее стратегии разви тия в условиях глобализации;

• комбинированное развитие элитарных («сверху-вниз») и патерналистских («снизу-вверх») принци пов выработки решений в интересах объектной ориентированности морской деятельности и обеспе чения наибольшего эффекта при использовании принципа композиции при построении «снизу вверх» или декомпозиции при построении «сверху-вниз» системы ее координации;

• смещение очагов интенсивного развития морской деятельности в XXI веке к формирующимся но вым полюсам технологического и финансового притяжения;

• условия и последствия развития новых направлений научно-технического прогресса в морской дея тельности;

• возможные конфликты в Мировом океане с участием Российской Федерации, требующие разработ ки системы мер по их предупреждению, разрешению, мониторингу выхода из посткризисной фазы.

Наконец, в-третьих, особую задачу представляет собой обоснование хронологиче ских горизонтов, в рамках которых могут проявиться позитивные и негативные последст вия мировых тенденций в развитии морской деятельности, а также быть реализованы по ложительные ожидания в виде конкурентоспособных продукции и услуг, удовлетворены запросы социально-экономического, экологического и прочего характера, обеспечена за щита интересов нашей страны при ухудшении международных условий в Мировом океа не:

2008-2012-2013 гг. – планирование развития морской деятельности;

2012-2016-2018 гг. – прогнозирование развития морской деятельности;

2016-2020-2025 гг. и в более отдаленной перспективе – футуристические исследо вания возможных качественных изменений и крупных структурных сдвигов в развитии морской деятельности.

Не исключено, что комплексное проведение подобного анализа подскажет целесо образность внесения корректив в морскую политику Российской Федерации в сторону ее большей географической сбалансированности, экологической совместимости с морской средой, инновационно-технологической модернизации, ориентации не только на бюджет, но и на рынок при сочетании разумной защиты основных направлений морской деятель ности (особенно ее видов, находящихся в кризисной фазе), а также поощрении их внеш ней экспансии, прохождения морской деятельностью нашей страны трех основных про цессов трансформации – деиндустриализация, реиндустриализация и «тертиаризация». В том числе быстрое развитие и вовлечение в оборот морских туристско-рекреационных ус луг, расширение этого сегмента в абсолютных и относительных показателях. При этом в условиях обострения конкуренции между странами за право использования океанских ре сурсов и пространств масштабность, сложность и важность исследования проблем, свя занных с исследованием форм эффективной эксплуатации богатств Мирового океана, изучением его природы и соответствующей организации морской деятельности России, требуют программно-целевого подхода. Таким образом, перед государством стоит трие диная задача, решение которой необходимо предусмотреть в проекте Стратегии: (1) вы явить приоритеты развития;

(2) создать (сконструировать) соответствующие условия;

(3) придать импульс процессу реализации стратегических установок путем осуществления целенаправленных действий: точечных или широкомасштабных.

Подходы к разработке Стратегии развития морской деятельности Российской Фе дерации, включая порядок формирования ее проекта, достаточно подробно изложены Г.К.

Войтоловским, Н.А. Косолаповым и В.П. Синецким в выпуске № 9 «Стратегия: импульсы к разработке» серии «Теория и практика морской деятельности» 1. Во избежание дублиро вания авторы настоящего сборника ограничились обобщением и дополнением основных тезисов упомянутой монографии.

Следует учитывать, что морская политика – неотъемлемая часть не только внеш ней, но и внутренней политики страны, способствующая социально-экономическому раз витию Российской Федерации и ее приморских субъектов, обеспечению национальной безопасности, совершенствованию науки и образования, защите и сохранению окружаю щей среды. Управление морской деятельностью должно строиться с использованием на учно обоснованных интегральных подходов, ориентированных на достижение макси мального суммарного результата для всего морехозяйственного комплекса страны, а не только его отдельных отраслей и территорий. Для обеспечения национальной безопасно сти, улучшения благосостояния населения, контроля экологической ситуации, позитивно го роста макроэкономических, социальных и иных показателей эти интегральные подходы должны быть основаны на учете баланса федеральных, региональных, местных приорите тов и ответственности. Соответственно, представляется целесообразным проанализиро вать в среднесрочной перспективе влияние морской деятельности в целом и отдельных ее видов на социально-экономическое развитие Российской Федерации и приморских субъ ектов.

В идеальном случае для этого, во-первых, следует формализовать приоритетные интенции и интересы субъектов морской деятельности разного иерархического уровня и функциональной направленности, выявить их мотивационные установки в контексте со циально-экономической динамики страны и ее приморских регионов. Затем встают зада чи, связанные с обоснованием гармоничного сочетания принципов композиции и деком позиции при развитии вертикально-интегрированной системы координации, а также объ ектной ориентированности морепользования. Далее необходимо построить и разработать алгоритм верификации итеративной математической модели согласования мотиваций субъектов морской деятельности при различных временных горизонтах, высоких крите риях неопределенности, изменчивости значений входных параметров, числа действующих Войтоловский Г.К., Косолапов Н.А., Синецкий В.П. Теория и практика морской деятельности. Выпуск 9.

Стратегия: импульсы к разработке – М.: СОПС, 2006. – 220 с.

лиц и их ролей, межвидовых взаимосвязей. А следом – выявить перспективные способы стимулирования мотивации субъектов, потенциально заинтересованных в изучении, ос воении и использовании пространств и ресурсов Мирового океана.

Во-вторых, видится логичным провести обзор и анализ хода реализации ведомст венных и региональных программных (доктринальных, концептуальных и стратегиче ских) решений и предложений, связанных с развитием морской деятельности Российской Федерации и отдельных ее видов, а также с социально-экономическим прогрессом страны и ее приморских субъектов, в том числе:

1) сравнительный анализ основных задач ведомственных и региональных про граммных документов, их адекватности целям социально-экономического развития и на циональной морской политики, а также соответствия положениям Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года и решениям Морской коллегии при Прави тельстве Российской Федерации;

2) сравнительный анализ прогнозных материалов, содержащихся в ведомственных и региональных программных документах и предложениях;

3) обоснование возможных и необходимых корректив ведомственных и региональ ных программных документов, а также содержащихся в них прогнозов.

В-третьих, провести анализ институционального, организационного и норматив но-правового обеспечения системы государственного регулирования морской деятельно сти в рыночных условиях, а также перспектив ее развития.

В-четвертых, осуществить поиск объективных закономерностей развития морской деятельности России.

В-пятых, оценить состав и объемы ресурсной базы, включая:

• природные (особо – энергетические) ресурсы;

• промышленные и технологические ресурсы;

• транспортно-транзитные ресурсы;

• трудовые и интеллектуальные ресурсы;

• экологические и рекреационные ресурсы;

• прочие ресурсы.

В-шестых, провести анализ вероятных вариантов и ожидаемых результатов разви тия морской деятельности России на функциональных и региональных направлениях на циональной морской политики.

В-седьмых, выявить вероятные ключевые проблемы в развитии отечественной мор ской деятельности в контексте стратегических задач социально-экономической динамики России, включая:

а) составление и обоснование перечня ключевых факторов в развитии отечествен ной морской деятельности, влияющих на перемены в социально-экономической динамике России;

б) описания возможных и вероятных характеристик конечного социально экономического состояния России и ее приморских субъектов при различных вариантах решения проблем отечественного морехозяйственного комплекса при развитии и стагна ции морской деятельности России и отдельных ее видов в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе (оптимистический, реалистический или целевой, инерционный, пессимисти ческий, катастрофический мини-сценарии).

На этой базе предстоит выявить специфические особенности отдельных видов мор ской деятельности и оценить применимость тех или иных методов и моделей к прогнози рованию их развития, а также выработать на основе определения закономерностей и ана лиза тенденций методические подходы к стратегическому планированию и прогнозирова нию, обосновать методологический аппарат прогностики применительно к отечественно му морепользованию.

Далее может быть предложена следующая последовательность действий:

1. Систематизация основных факторов, преимуществ и рисков, условий и ограничений, определяю щих морскую деятельность Российской Федерации и имеющих потенциал определять ее в будущем.

2. Определение перспективных возможностей развития морской деятельности Российской Федера ции и отдельных ее видов на функциональных и региональных направлениях (на примере отдельных видов морской деятельности и конкретных приморских регионах), в том числе:

2.1. Экстраполяция долгосрочных изменений в развитии морской деятельности Российской Федера ции и отдельных ее видов на функциональных и региональных направлениях, а также социальных потреб ностей в товарах и услугах морехозяйственного комплекса.

2.2. Обоснование хронологических горизонтов, а также вероятных ключевых проблем и вызовов в контексте стратегических задач социально-экономического развития России и обеспечения ее национальной безопасности с морских направлений.

3. Выявление приоритетов, корректировка и обоснование окончательно выбранных стратегических целей развития морской деятельности Российской Федерации, отдельных ее видов на функциональных и ре гиональных направлениях на основе:

а) разработки сценариев (включая альтернативные) возможного развития морской деятельности Российской Федерации и отдельных ее видов на функциональных и региональных направлениях с исполь зованием техники представления будущего и возврата в исходную ситуацию;

б) системного проектирования (желаемого вплоть до альтернативного) будущего и управление им с учетом общественной значимости ожидаемых перемен;

в) «сужения» альтернатив и выбора рациональных (оптимальной) траекторий развития морской дея тельности и отдельных ее видов с учетом их актуальности, потенциала, экологической совместимости, ба ланса федеральных, региональных и местных приоритетов и ответственности, процессов формирования ме ждународных условий, соответствия социально-экономическим потребностям, а также задачам обеспечения безопасности.

4. Стратегическое и перспективное планирование в рамках разработки Стратегии развития морской деятельности на период до 2020 года и в более отдаленной перспективе, а также последующая разработка Плана действий по ее реализации, позволяющего достичь оптимально сконструированного варианта буду щего.

5. Выбор и оценка основных направлений развития морской деятельности на кратко-, средне- и дол госрочную перспективу, а также вариантов их реализации на базе программно-целевого метода при разра ботке Стратегии развития морской деятельности на период до 2020 года и в более отдаленной перспективе, включая:

5.1. Определение приоритетов и среднесрочных задач развития морской деятельности Российской Федерации и отдельных ее видов на функциональных и региональных направлениях.

5.2. Определение интегральных показателей и индикаторов, этапов и стадий достижения целевых установок и решения вышеуказанных задач.

5.3. Построение сетевых планов (графов) достижения целевых установок и решения задач.

5.4. Определение критериев и оценка ожидаемой эффективности достижения целевых установок и решения задач.

5.5. Оценку основных социальных, экономических, экологических, научно-технических, внешне экономических и международно-правовых итогов достижения целевых установок и решения задач, а также результатов по обеспечению безопасности и национальных интересов России в Мировом океане.

6. Выработка комплекса специальных рекомендаций по выходу на оптимальную траекторию разви тия морской деятельности Российской Федерации и отдельных ее видов на функциональных и региональ ных направлениях, в том числе:

6.1. Определение с целью диверсификации перспективных направлений глобального, регионального и субрегионального сотрудничества Российской Федерации в сфере морской деятельности при реализации «прорывных» инфраструктурных проектов, обеспечивающих внедрение высоких технологий в морепользо вание и мореведение, включая предотвращение стихийных бедствий и техногенных катастроф, развитие энергодиалога с взаимопроникновением инвестиционных потоков и формированием межстрановых регио нальных альянсов:

• в высокоширотных областях Арктики;

• на постсоветском пространстве;

• в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

• на европейском направлении в рамках общей Европейской политики добрососедства.

6.2. Формирование пакета рекомендаций по интенсификации международного, регионального и субрегионального сотрудничества с участием Российской Федерации в сфере изучения, освоения и исполь зования пространств и ресурсов Мирового океана, включая процесс формировании глобальных сетевых сис тем океанического управления, для отстаивания национальных стратегических интересов.

6.3. Разработка предложений по интенсификации научно-технического и инновационного развития в сфере морской деятельности по приоритетным направлениям межгосударственного (СНГ, АТЭС, ЕврА зЭС, ШОС, БРИК – «Бразилия–Россия–Индия–Китай»), федерального, регионального, меж- и субрегио нального сотрудничества. Здесь первой итерацией становится выявление стартовых предпосылок.

6.4. Формирование пакета рекомендаций по основным векторам технологического перевооружения морской деятельности Российской Федерации как фактора социально-экономического развития страны и ее приморских субъектов, успешного использования ресурсной базы, возрастания конкурентоспособности то варов и услуг морехозяйственного комплекса России на мировых рынках, повышения ее имиджа на между народной арене, превращения в «полюс технологического притяжения» для соседних стран и территорий.

6.5. Конкретизация путей интенсификации государственной инновационной политики в сфере мор ской деятельности, включая транспортную сеть, информационно-коммуникационные технологии и связь, разведку и добычу ресурсов в экстремальных климатических условиях, судостроение и т.д.

6.6. Разработка предложений по формированию организационно-институциональной основы субре гиональных инновационных (в том числе прогностических) систем в сфере морской деятельности (между народных компаний и стратегических альянсов для создания лидирующих рынков, центров совершенства и мастерства, фондов и центров поддержки инноваций).

6.7. Выбор рекомендаций по формированию сетей форсайт-связей для аналитического обеспечения государственной, отраслевой и корпоративной политики в сфере морской деятельности.

6.8. Определение порядка инициации адресных форсайт-проектов в морской деятельности, имею щих мультипликативный эффект национального масштаба, включая конечные результаты форсайт исследований, стратегические цели, индикаторы, «картографирование» возможного развития (графы).

6.9. Определение порядка инициации адресных форсайт-проектов в морской деятельности, имею щих мультипликативный эффект регионального масштаба, включающий широкий спектр разноплановых направлений, среди которых:

• разработка подходов к региональному форсайт-прогнозированию развития морской деятельности и отдельных ее видов на принципах взаимозависимости регионального и национального прогнозов:

включение регионального прогноза в состав национального и учет основных акцентов общероссий ского прогноза при разработке регионального;

• определение подходов к использованию прогнозов при выработке региональной морской политики;

• оценка перспектив, определяющих развитие ключевых видов морской деятельности региона;

• формирование предложений по содействию изменениям в развитии морской деятельности региона и отдельных ее видов в желаемом направлении;

• выработка рекомендаций по созданию условий для устойчивого социально-экономического роста, защиты и сохранения морской среды, культурной идентичности и повышения конкурентоспособно сти приморского субъекта Российской Федерации на основе инвентаризации морского потенциала региона, его сильных и слабых сторон (SWOT-анализа);

• обоснование необходимости интернационализации развития региональной морской деятельности путем создания требуемых условий в некритических ее видах с точки зрения обороноспособности, безопасности и поддержания жизненно важных инфраструктур;

• разработка комплекса мероприятий по повышению социальной мотивации всех участников морской деятельности и уровня их профессиональной подготовки, развитию кооперационных сетей и кла стеров, связывающих участников различных ее секторальных производств, в том числе конфликто генных, по созданию организационной и институциональной основ, гарантирующих стабильность развития региональных морехозяйственных комплексов;

• определение методических подходов к направлениям развития особых зон при федеральном про гнозировании регионального развития;

• осуществление интегрального (по вертикали и горизонтали) регионального форсайт прогнозирования в приморских субъектах Российской Федерации на основе сетевого подхода и пе реплетения инновационной и технологической политики в морской деятельности с социально зна чимыми ориентирами;

• обоснование необходимости консолидации опыта регионального развития для обобщения прогно стических знаний и практических навыков.

7. Определение перспективных направлений усиления государственного управления морской дея тельностью.

8. Выявление преобладающих тенденций в процессе перераспределения задач, функций и ответст венности субъектов регулирования морской деятельности с целью рационализации ее системы координа ции.

9. Выбор направления развития вертикально-интегрированной системы государственного управле ния морской деятельностью для рационального использования ресурсов и пространств Мирового океана, защиты морской среды, а также обеспечения национальной безопасности страны.

10. Формирование подходов к определению факторов, влияющих на степень мультипликативного эффекта отраслей морехозяйственного комплекса.

11. Выявление классификационных признаков сопутствующих морской деятельности производств и ареалов их сосредоточения, в том числе:

• обеспечивающие производства;

• обслуживающие производства;

• «шлейфовые» производства;

• производства, играющие комплексирующую роль.

12. Осуществление анализа перспектив развития сопутствующих морской деятельности произ водств:

• в приморских субъектах Российской Федерации;

• во внутриконтинентальных регионах.

13. Определение характера и направленности общих подходов к оценке мультипликативного влия ния морской деятельности на социально-экономическое развитие приморских субъектов Российской Феде рации и страны в целом.

14. Разработка методических подходов к оценке мультипликативного эффекта отраслей морехозяй ственного комплекса с учетом их специфики и опосредованного влияния на смежные и шлейфовые отрасли экономики, а также условий и ограничений, препятствующих устойчивому социально-экономическому раз витию под воздействием внешних и внутренних факторов.

15. Проведение сравнительного анализа различных сценариев развития морской деятельности с вы явлением тех их них, которые обладают большим мультипликативным эффектом в кратко-, средне- и долго срочной перспективе.

16. Определение общих подходов к построению модели развития территории, основанной на прин ципах ее опорного каркаса, а также концепции полюсов роста, как высшей степени проявления мультипли кативного влияния.

17. Осуществление поиска новых форм организации и пространственного развития морехозяйст венного комплекса в условиях рыночной среды.

18. Выявление путей совершенствования управления морской деятельностью Российской Федера ции и развития морского потенциала на региональных направлениях путем делегирования ряда полномочий и ответственности на локальный уровень.

19. Разработка пакета мер, стимулирующих развитие сопутствующих морской деятельности произ водств и механизмов поддержки морехозяйственного комплекса Российской Федерации.

20. Обоснование необходимости использования ФЦП «Мировой океан» в качестве механизма обес печения реализации положений Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года и Стра тегии развития морской деятельности до 2020 года и в более отдаленной перспективе.

С учетом применимости на разных стадиях разработки проекта Стратегии изложенной выше мето дологии системного прогнозирования, более укрупненно такой алгоритм может включать в себя несколько блоков:

1. Составление и фиксация замысла, вытекающего из выявленных государственных и социальных потребностей, а также интенций потенциально заинтересованных бизнес-структур. Из этого основания вы рисовывается постановка целеустановок и другие конкретные черты, подлежащие планированию. Далее на этом основании проводится сбор необходимой информации. Апробация государственных, социальных и бизнес-потребностей – одна из предметных областей применения рассмотренных ранее эвристических ме тодов, среди которых в этом смысле особенно выделяется ситуационный анализ.

2. Определение временных горизонтов реализации стратегических решений.

3. Разработка основных положений, представленных в определенной системе. Ее назначение – скорректировать при необходимости конечные целеустановки и выявить возможные пути их достижения.

Иначе говоря, в систематической форме представить, чего мы хотим и как мы это сделаем. Здесь получают отражение в самом первом приближении, впоследствии требующим уточнения:

• цели и задачи;

• содержание предполагаемой деятельности;

• правовое, экономическое, организационное обоснование;

• ожидаемые последствия реализации.

Третий этап – еще одна точка приложения коллективных и индивидуальных, алгоритмических и эв ристических действий.

4. Оценка и обоснование актуальности, определяемые тем, насколько значимы для государства, общества и бизнеса – трех субъектов морской политики – проблемы, решению которых призвана способст вовать Стратегия. Сама проблематика, различающаяся по содержанию, уровню, масштабу, по многим дру гим параметрам, обширна, слабоструктурируема и разрозненна. Причем при наметке контуров решения применение формулировок-стереотипов может лишь помочь преодолеть неуверенность в ее обозначении.

Но дальше штампы безжизненны, а направления поиска придется формулировать в соответствии с реаль ными обстоятельствами развития морской деятельности, в том числе и на основе интуиции, руководствуясь правилом, что они должны быть принципиально осуществимыми и не противоречить здравому смыслу. Но одной формулировки недостаточно, далее идет кропотливая аналитическая работа – необходимо предста вить проблему в количественных показателях, в ее структурных характеристиках. В агрегированных формулировках специалисты сталкиваются с целой совокупностью проблемных ситуаций, которые жела тельно по возможности упорядочить. Для этого может использоваться такая процедура, как построение «де рева проблем»: его корни – ключевые проблемы, ствол – субключевые (производные первого порядка), вет ви – производные второго, третьего и т.д. порядков. Проблемы последующих уровней не проистекают из проблем предшествующих. Каждая из них получает возможность разрешения по мере успешного решения предыдущих. Этим нащупываются общие подходы и происходит их фиксация «снизу-вверх»: определяется одна или несколько ключевых проблем, которые нужно решить, чтобы перейти к проблемам следующего уровня. Подобным образом происходит движение от проблемы к проблеме, обозначенной на ветвях «дере ва». На этой базе и в рамках этой стадии окончательно оформляются целеустановки, формулировка которых должна быть тесно увязана с выявленной проблематикой и которые категорически необходимо очистить от привнесенных обстоятельств и сделать достижимыми в рамках реализации Стратегии.

Цели и целеустановки формулируются как безусловные. Иначе говоря, сослагательное наклонение и фразеологические обороты типа «если начнется освоение новые месторождений полезных ископаемых на арктическом континентальном шельфе Российской Федерации, то целеустановкой Стратегии будет развитие инфраструктуры на трассе Северного морского пути...» не приветствуется – подобные целеполагания со мнительны, так как ставят предполагаемый результат в зависимость от неопределенных обстоятельств, ко торые могут произойти или не произойти в будущем. Вероятная смена внешних факторов не требует отра жения в целеустановках, хотя желательно представить ее в различных сценариях осуществления стратегиче ских решений, составленных с учетом таких предполагаемых изменений (что особенно важно в долгосроч ных прогнозах).

Намеченные цели предусматривают итоговый результат, представленный или в достаточно обоб щенной форме (детали конкретизируются при постановке задач) и выражающий ценностно-нормативную установку стратега, соответствующую его тезаурусу, или, – что гораздо предпочтительней, – в количествен ной интерпретации и оценке по объемам, срокам и прочим количественным показателям.

С помощью методов сетевого планирования и теории графов может быть построено «дерево целей», позволяющее точно зафиксировать полученный в итоге результат, где из генеральной конечной цели логи чески выводятся ее составляющие первого, второго и т.д. уровней. Здесь есть существенное отличие от вы страивания «дерева проблем»: деление цели на подцели представляет собой логическую процедуру, тогда как при формировании «дерева проблем» в основу положен содержательный анализ последовательного их решения. Логический способ формирования «дерева целей» обуславливает и направление движения по сту пеням целевой иерархии – граф растет сверху вниз.

Сразу вслед за целью в тексте стратегического решения формулируются задачи, то есть конкретные действия, которые предстоит осуществить, поскольку через них целеустановки и приобретают свою дости жимость. Конкретность и обозримость результата реализации – отличительная сторона и главное требова ние к их формулировке. Специфика представленного ниже подхода наложила еще одно требование к вер бальному оформлению задач – во многих случаях они формулируются в терминах «развития» с положи тельным (прирост, увеличение и т.д.) или отрицательным («анти-развитие», спад, инволюция и т.д.) знаком.

5. Планирование. В текстовом отношении это описание Стратегии, которое включает в себя и ста дию обоснования, характеризующего перспективы ее реализации в экономическом, институциональном и других отношениях. Финансовое обоснование должно включать базовые расчеты необходимых средств, фиксировать модель финансирования и его источники. Во многих случаях для составления финансового обоснования возможен поиск аналогов, для чего могут потребоваться соответствующие разделы других стратегических решений. В институциональном обосновании характеризуются заинтересованные в реали зации Стратегии и их функции;

имеющиеся в наличии и необходимые материально-технические, интеллек туальные и другие ресурсы. Здесь же идентифицируются и ожидаемые результаты, а также его последст вия в выделенных сферах. Следующую итерацию на этой стадии составляет собственно планирование, зада ча которого – установление перечня и порядка мероприятий по реализации Стратегии. Здесь предвари тельный замысел соединяется с организационными действиями: отбираются мероприятия в соответствии с задачами, вводится в достижение результата этапность, работы увязываются с ресурсами, устанавливаются сроки, ответственные исполнители, определяются объемы финансирования, фиксируются контрольные ста дии и конечный результат.

6. Определение ресурсных затрат, включая финансовые, с ориентацией на правила ресурсов, време ни, места, последствий.

Правило ресурсов. Ресурсы, без которых можно обойтись для достижения цели без большого ущерба, не следует использовать. То, что ресурсы всегда ограничены, – исходное положение любой страте гии – в противном случае она просто не нужна. Но нередко какой-то из их видов имеется в избытке и легко доступен. Возникает искушение воспользоваться этим обстоятельством. Рациональное планирование долж но противостоять такому позыву, поскольку привлечение излишних ресурсов деформирует Стратегию, раз рушает ее комплексность и отвлекает усилия от других участков деятельности. Подобные избыточные ре сурсы могут фигурировать в системе компенсаторов и альтернативных путях достижения стратегических целеустановок и решения долгосрочных задач.


Правило времени. Если цель выходит за пределы среднесрочного планирования, ее целесообразно разделить на несколько последовательно осуществляемых подцелей. В долгосрочных прогнозах приходится проводить существенное уточнение Стратегии на отдаленных по времени этапах. Снизить роль таких кор ректирующих действий можно, придавая каждому более или менее длительному этапу реализации относи тельно самостоятельный характер. Рубежный контроль в таком случае приобретает черты заключительного для каждой из выделенных подцелей.

Правило места. Если прогноз не может быть осуществлен по единому стандарту и подходам на большой территории, то лучше его дифференцировать с учетом природно-климатической специфики и особенностей пространственного размещения морского потенциала. Масштабные стратегические инициа тивы нередко имеют разные возможности для реализации в зависимости от пространственных особенно стей. Это создает проблемы усреднения показателей, их средневзвешенности, которые в этом случае не все гда могут исполнять роль контрольных. Тогда правильнее формулировать цели и задачи раздельно для од нородных территорий, что позволит эффективнее использовать имеющиеся ресурсы.

Правило последствий. Поскольку реализация всякой стратегии имеет свои позитивные и нега тивные «выходы», следует стремиться к уменьшению до минимума отрицательных и развертыванию до максимума положительных последствий. Понимание того, что негативные эффекты, сопуствующие любо му нововведению, неизбежны, важно для ориентации стратегических разработок. Продумывание превен тивных мер по их предупреждению составляет одну из задач планирования. При этом наиболее результа тивны те мероприятия, которые опираются на внутренние свойства самой Стратегии, а не на дополнитель ные, внешние для нее источники и средства.

Рассчитанный по времени, ресурсам и затратам план реализации стратегии выступает в качестве управленческого средства ее осуществления и мониторинга. План соединяет комплекс деятельности и ком плекс ресурсов, а поскольку тот и другой имеют четкое количественное выражение, есть возможность фор мализовать работу и применить известные управленческие алгоритмы. Конкретизация плана ведется раз личными способами, в том числе и переводом его позиций в графическую форму, что осуществляется, на пример, с помощью теории графов.

В целом известно, что в научной практике обычно применяются системно-целевой (селективный) или программно-целевой (положенный в основу и настоящего исследова ния) методы планирования, подразумевающие, во-первых, чёткое выявление генеральной цели (в представленной работе – стратегических целей) и, во-вторых, установление в ие рархическом порядке подцелей, долго-, средне- и краткосрочных задач, то есть промежу точных решений, которые должны привести к достижению генеральной цели. Такой под ход позволяет установить взаимную согласованность задач, решаемых на отдельных эта пах, с общей задачей, а также обеспечить более рациональное распределение всех ресур сов: организационных, финансовых и т.д. Эти методы начинаются с разработки сценариев и включают в себя: (а) выявление комплексных актуальных проблем, препятствующих эффективному и рациональному развитию морской деятельности, условий и ограничений;

(б) описание стратегических целей;

(в) анализ и прогноз динамики над- и подсистемных факторов;

(г) выявление социальной значимости предполагаемых результатов;

(д) оценку возможности практической реализации полученных рекомендаций и предложений;

(е) вы воды, сводящиеся к составлению перечня промежуточных подцелей, долго-, средне- и краткосрочных задач;

(ж) формирование интегральных показателей, используемых для индикации достижения целей, из частных показателей достижения подцелей, решения долго-, средне- и краткосрочных задач. В свою очередь учёт этих факторов и условий (по литических, экономических, социальных, иных) помогает определить временные горизон ты и функциональные границы осуществления полученных сценарных рекомендаций и предложений. Общий прогностический фон удобно разделять на несколько видов в зави симости от информации, которую они содержат.

При использовании программно-целевого метода внимание концентрируется, в том числе, на следующих пяти вопросах:

1) декомпозиция целей морской политики на федеральном и региональном уров нях;

2) определение условий и ограничений, целевых индикаторов и показателей, опре деляющих морскую деятельность и имеющих потенциал определять ее в будущем, а так же установление их четкой и математически обоснованной иерархии;

3) декомпозиция морского потенциала Российской Федерации на региональных направлениях национальной морской политики с выявлением перспективных «точек рос та»;

4) определение целей и задач по реализации программно-целевого метода с учетом их ранжирования, соподчиненности и использованием принципа «встречных потоков», когда цели, порождаемые задачами, обуславливают и их в свою очередь;

5) разработка принципов достижения целей или решения задач.

Чтобы выйти на эти вопросы, особенно на вопрос 2), требуется предварительный анализ, отвечающий трем основным целям: инвентаризация состояния морской деятель ности, анализ факторов, препятствующих ее пространственному развитию, сочетающийся с оценками эффективной организации и предварительными прогнозными оценками ее развития в целом и отдельных видов на кратко-, средне- и долгосрочную перспективы.

Прогноз развития морской деятельности страны на кратко-, средне- и долгосроч ную перспективу, а точнее предпрогнозные оценки ее возможных векторов с учетом ми ровых тенденций на самом деле состоят из двух этапов (условно говоря, прикидки ожи даемых горизонтальных или надсистемных тенденций и оценки вертикаль ных/внутриотраслевых или подсистемных тенденций). При этом первый учитывает ре зультаты инвентаризации, поскольку на их основе способен предварительно выявить ус ловия и ограничения, целевые индикаторы и показатели, выверить строгую иерархию факторов, влияющих на морскую деятельность Российской Федерации, по которой и можно осуществлять инвентаризацию, а второй – предназначается для определения ос новных трендов развития отдельных видов морепользования и мореведения. Все это, как минимум, охватывает следующий круг вопросов, условно представляя их в двух срезах – в горизонтальном (общесистемном) и вертикальном (отраслевом).

При первом из них важно определить, выбрать либо осуществить:

а) прогнозирование мировых (глобальных, региональных, субрегиональных) тен денций развития морской деятельности;

анализ и сопоставление аналогичных морских политик развитых и развивающихся стран. Здесь приемлема и используется система абст рактных и усредненных индикаторов для компаративного наполнения качественного ана лиза;

б) основные направления научно-технического прогресса;

в) прогнозирование внешнеполитической ситуации по периметру морской границы Российской Федерации. В этом случае осуществляется преимущественно качественный анализ зарубежной информации, включающий исследование политических, экономиче ских и иных особенностей развития морепользования в некоторых прибрежных государ ствах;

г) предпрогнозные оценки экономической ситуации в приморских регионах Рос сийской Федерации;

д) формирование инновационных условий, влияющих на развитие морской дея тельности методами эконометрического моделирования;

е) политические оценки динамики состояния национальной безопасности Россий ской Федерации с морских направлений;

ж) учет возможного влияния на морскую деятельность прочих факторов.

Общеизвестно, что во встречающихся на практике задачах наибольшие трудности состоят не столько в нахождении вычислительных алгоритмов, сколько в формализации условий решения задачи, то есть в построении модели и выборе целевых индикаторов.

Оно и понятно: прежде чем искать пути оптимизации нужно отчётливо представлять себе, что именно оптимизируется, рационализируется или нуждается в повышении эффектив ности. Очевидно, что наилучшего результата можно добиться в том случае, когда функция полезности, то есть тот выигрыш, который можно получить, производя затраты (в задачах исследования операций эта функция оптимизируется), будет отражать наиболее сущест венную характеристику процесса управления. Наиболее трудной задачей становится вы бор такой функции полезности или (что почти то же самое) такого целевого индикатора или критерия эффективности (оптимальности), который наилучшим образом отвечал бы специфике задач. При этом представляется такой выбор, при котором принятые индикато ры имели бы определенный смысл и отношение к конкретной задаче, допускал количест венные измерения, был чувствителен к численным параметрам альтернатив и несложен для вычислений. В настоящей работе предложен вариант, связанный не с отысканием и математическим описанием одного-двух универсальных критериев, целевых индикаторов и показателей, латентно замыкающих на себя весь комплекс особенностей той или иной функциональной составляющей регионального направления национальной морской поли тики, а с выявлением множества частных критериев, из которых формируется интеграль ный критерий (глобальный критерий, целевая функция, аддитивный кортеж, суммарный фактор), нуждающийся в максимизации (минимизации). Он намеренно не привязывается к экономической базе, а с помощью нормирующих делителей находил свою безразмерную характеристику.


В этой связи следует отметить, что повышение общей эффективности системы (по многим критери ям) – ещё более сложная задача: в этом случае решение как бы усредняется по ним, а это не всегда приводит к успеху, если невозможно более или менее точно установить «вес» каждого из них. Тогда, построив матри цу решений по различным функциям полезности, возникает целесообразность проанализировать результаты для каждой альтернативы (каждого варианта) и каждого критерия (каждого индикатора). Нужно сказать, что такой анализ далеко не прост. Строго говоря, выбор наилучшей альтернативы становится количественно обоснованным лишь тогда, когда все зависимости между целевыми индикаторами и условиями могут быть выражены в количественных терминах. Но на деле эксперт часто располагает лишь качественной картиной этих связей. В многокритериальных задачах поиска оптимума возникает необходимость объективной оцен ки важности частных критериев или индикаторов, включённых в тот или иной интегральный, обобщённый критерий или индикатор. В этой связи целесообразно рассмотреть некоторые наиболее часто встречающие ся в задачах векторной оптимизации критерии эффективности и способы их образования.

1. Оптимизация по обобщённым (интегральным) критериям.

Такой метод применяется, когда показатели эффективности системы примерно равноценны и из них формируется некоторая функция, которая называется обобщённым (интегральным) показателем. В так на зываемых аддитивных критериях такая функция образуется путём сложения нормированных значений част ных критериев, то есть разнородных по своей природе критериев, приведённых к единой единице измере ния. Обычно нормированные значения критериев являются безразмерными величинами и представляют со бой отношение частного критерия, выраженного в своих натуральных единицах, к некоторой нормирован ной величине, которая измеряется в тех же единицах, что и сам критерий. При этом выбор нормирующего делителя должен быть логически обоснован: он может соответствовать некоторому установленному значе нию или быть равным максимальному значению критерия, которое может быть достигнуто в области допус тимых решений;

возможно также в качестве нормирующего делителя выбрать разность между максималь ным и минимальным значениями критерия.

Если, например, существует n частных критериев Fi(x), то целевая функция задачи оптимизации при применении аддитивного 1 критерия имеет вид:

Аддитивная теория чисел – это задача о представлении чисел в виде суммы определённых величин n Fi ( x ) F ( x ) = ci = ci f i ( x ), Fi 0 ( x ) i = где ci – весовой коэффициент i-го частного критерия;

Fi 0 ( x ) и f i (x ) – соответственно i-ый нормированный делитель и нормированное значение i-го критерия.

Именно этот способ может найти свое практическое применение для определения целевых индика торов и показателей в настоящей работе.

Другой вид обобщенного критерия – мультипликативный критерий. Он образуется путём простого перемножения частных критериев и в отличие от аддитивного не требует нормировки частных критериев.

Применение мультипликативного критерия удобно в тех случаях, когда все частные критерии имеют одина ковую важность, тогда n F ( x ) = Fi ( x ).

i = Необходимо отметить, что нередко в качестве интегрального показателя ошибочно предлагается взять показатель, имеющий вид дроби, в числителе которой стоят величины, увеличение которых желатель но, а в знаменателе – те, увеличение которых нежелательно. Например, доход – в числителе, а расход – в знаменателе. Но такой способ объединения нескольких показателей в один неудачен, потому что недостаток в одном показателе может быть скомпенсирован за счёт другого.

2. Последовательная оптимизация по каждому частному критерию в порядке убывающей важно сти.

Часто встречаются задачи, в которых решение, обращающее в максимум один какой-то показатель, не обращает в максимум (или минимум) другой показатель. Поэтому формулировка «достижение макси мального эффекта при минимальных затратах» с математической точки зрения некорректна;

правильно бу дет: «достижение максимального эффекта при заданных затратах» или «достижение максимального эффекта при возможно меньших затратах».

Итак, если решение задачи должно оптимизироваться по двум критериям, то результаты будут зави сеть от принятой иерархии критериев и, следовательно, от принятой последовательности оптимизации по обоим критериям. Если в качестве старшего принят первый критерий, то в ходе решения задачи с помощью тех или иных процедур вначале должны быть отобраны варианты, для которых второй показатель будет наилучшим, а затем среди отобранных вариантов должен быть выбран вариант, обеспечивающий макси мальное значение первого. Естественно, иное решение получится, если в качестве старшего критерия вы брать второй критерий.

3. Оптимизация по основному критерию с ограничительными условиями для других критериев.

Этот метод заключается в том, что выделяется один (главный) критерий W1, который мы стремимся обратить в максимум, а на все остальные критерии W2, W3,... накладываем некоторые ограничения. В этом случае все показатели, кроме главного, переводятся, по существу, в разряд заданных условий (то есть огра ничений).

4. Оптимизация методом последовательных уступок используется в тех случаях, когда показатели W1, W2,... расположены в порядке убывающей важности. Сначала ищется решение, обращающее в максимум первый (важнейший) показатель W1 = W1 max. Затем назначается, исходя из практических соображений, не которая «уступка» W1, которую можно сделать для того, чтобы максимизировать второй показатель W2.

Для этого на показатель W1 накладывается ограничение – требуется, чтобы он был не меньше, чем (W1 max W1 ) и при таком ограничении ищется решение, обращающее в максимум W2. Далее назначается «уступка» W2, ценой которой можно максимизировать показатель W3, при ограничении (W2 max W2 ) и т.д. Такой способ оптимизации хорош тем, что здесь сразу видно, ценой какой уступки в одном показателе приобретается выигрыш в другом. И какова цена этого выигрыша.

5. Последовательная оптимизация по всем основным параметрам объекта Во многих случаях задачу оптимизации, которая кажется довольно сложной, можно существенно упростить, используя метод последовательной частной оптимизации, при котором целевая функция оптими зируется последовательно по каждому критерию.

Понятно, что морская деятельность складывается под действием различных факто ров и внешнего, и внутреннего характера, без учета которых невозможно заниматься на учной прогностикой. Всю их совокупность можно условно разделить на статусные или критические, без соответствия которым невозможно осуществлять тот или иной вид мор ской деятельности, географические, климатические, внешне- и внутриполитические, эко номические, социальные, демографические, технологические, военные, иные. При их де тализации и окончательном назначении, равно как для последующего уточнения целевых индикаторов и показателей, определения весовых коэффициентов, могут быть использо ваны не только эвристические приёмы, включая ситуационные анализы и экспертные оценки, но и техника статистических вычислений, а также рекомендации, изложенные в специальной литературе. В настоящей работе речь следует вести не обо всех задачах, не обходимых для достижения той или иной агрегированной цели национальной морской политики, но лишь о тех, к решению которых целесообразно привлечь уже апробирован ные механизмы и теоретические посылки.

Весь спектр задач разделен на универсальные (те, решение которых необходимо для достижения всего комплекса целеустановок) и неуниверсальные (те, решение которых необходимо для достижения од ной или нескольких, но не всех целевых установок). В классификации последних в свою очередь можно вы делить условно говоря «версальные», (те, решение которых необходимо для достижения одной частной це левой установки), «инвариантные» (те, решение которых одинаково необходимо для достижения несколь ких частных целевых установок) и «вариантные» 1 (те, решение которых актуально в большей степени для достижения одной частной целевой установки, нежели для других). Иными словами, последние занимают промежуточную позицию между «инвариантными» и «версальными», и их следует отнести к промежуточ ным, которые могут быть условно названы «вариантными» или «универсальными второго эшелона».

Обобщающий интегральный показатель, сформированный из универсальных частных интегральных показателей, в этом случае будет определяться следующим образом:

N k K i i K= i =, (1) N где K i – универсальные интегральные показатели;

ki – весовые коэффициенты универсальных интегральных показателей;

N – количество универсальных интегральных показателей.

В многокритериальных задачах поиска оптимума возникает необходимость объективной оценки важности частных критериев (показателей) или индикаторов, включённых в тот или иной обобщённый ин тегральный критерий (показатель) или индикатор. В этой связи в работе можно использовать оптимизацию по обобщённым интегральным критериям.

Возможен однако и альтернативный подход к определению обобщающего интегрального показате ля, учитывающий влияние большего числа факторов. Он исходит из предположения, что в рамках каждого функционального направления национальной морской политики необходимо достичь столько целевых ус тановок, сколько намечено, каждая из которых индицируется своим количественным показателем, а послед ний также будет учитываться при формировании интегрального показателя реализации направления:

N N1 N ki K i + k j K j + kl K l i =1 j =1 l = K=, (1') N1 + N 2 + N где K i – универсальные частные показатели;

K j – «вариантные» частные показатели;

Обусловлено выделение условно называемого «вариантного показателя» или «универсального показателя второго эшелона», в первую очередь, тем, что учет и количественное описание излишне большого числа факторов при решении задач, влияющих на достижение агрегированной цели, ведет к систематической ошибке и искажению полученных результатов. Во избежание этого при необходимости при формировании интегрального показателя достижения агрегированной цели можно отсечь все задачи, кроме универсальных.

Если же избрать альтернативный путь и задаться целью принять в рассмотрение максимально возможное число внутренних факторов и внешних возмущений, то следует отдавать себе отчет в том, что не исключе но, что полученный абстрактный результат будет в меньшей степени адекватно отражать реальную картину явления, нежели в первом случае.

K l – «версальные» частные показатели;

ki – весовые коэффициенты универсальных частных показателей;

k j – весовые коэффициенты «вариантных» частных показателей;

kl – весовые коэффициенты «версальных» частных показателей;

N1 – количество универсальных частных показателей;

N 2 – количество «вариантных» частных показателей;

N 3 – количество «версальных» частных показателей.

Цели и задачи вербально формулируются в соответствующих терминах «развития». Кроме того, обусловлен подобный подход еще и тем, что сегодня при реализации Морской доктрины Российской Феде рации на период до 2020 года особый интерес представляют не сами по себе те или иные количественные или качественные характеристики отдельных аспектов мореведения и морепользования к концу 2020 г., а их изменение, динамика, тенденции, которые могут происходить в более отдаленном периоде.

Поскольку речь при таком подходе идет об эффективном и рациональном развитии морской дея тельности Российской Федерации на основе использования интегральных подходов, то для количественного описания выделенных первоочередных целей и задач, то есть для целевых индикаторов, могут быть приме нены нормирующие множители, позволяющие получать безразмерные характеристики в диапазоне от 0 до 1. Это удобно, поскольку от них легко перейти к процентам и, следовательно, назначить контрольные циф ры и показатели, а, кроме того, несложно формировать обобщённый (интегральный) индикатор (как прави ло, достаточно абстрактный) из частных (вполне конкретных). Стратегические агрегированные цели распа даются на подцели, а долгосрочные задачи высшего иерархического уровня – на средне- и краткосрочные задачи нижестоящего и т.д., которые и описываются количественно. Четвертый иерархический уровень, как правило, включает в себя краткосрочные задачи (проекты) с ярко выраженной объектно-ориентированной привязкой.

Таким образом, первый уровень соответствует стратегическим целеустановкам, второй – долго срочным задачам (в соответствии с предложенными «реперными точками» срок окончания – 2012-2020 гг.), третий – среднесрочным задачам (срок окончания – 2008-2012 гг.), четвертый, имеющий системно- или объектно-ориентированную привязку, – краткосрочным тактическим задачам (проектам;

срок окончания – 2008-2010 гг.). При получении интегральных индикаторов и показателей процесс идет в обратном направле нии, то есть реализуется принцип «встречных потоков». Для некоторых агрегированных целеустановок (где это представляется очевидным и возможным) должны быть предложены более объективные и даже более универсальные, более гибкие целевые индикаторы и показатели, не альтернативные, но аддитивные. Такой подход интересен еще и тем, что позволяет при получении интегральных целевых индикаторов и показате лей совместить как дискретные процессы, характерные для проектов (мегапроектов) с их объектно ориентированной привязкой и контролируемым статусом «выполнено – не выполнено», так и пролонгируе мые, непрерывные, но подвергаемые дискретизации средне- и долгосрочные задачи, условно говоря, функ циональной ориентации на региональном направлении.

Предельно обобщая изложенное выше, алгоритм разработки проекта Стратегии развития морской деятельности принимает следующий вид:

1. Анализ основных тенденций развития морской деятельности 1.1. Международные условия, определяющие характер и направления развития морской деятельности в процессе ее глобализации 1.2. Внутренние условия и социально-экономическая динамика России, опреде ляющие характер и направления развития морской деятельности (по бассейнам) 1.3. Направления научно-технического прогресса и инновационного развития в мо реведении и морепользовании 2. Определение внешних и внутренних факторов риска, влияющих на развитие морской деятельности Российской Федерации 3. Анализ и характеристика институциональных и нормативно-правовых основ разработки Стратегии развития морской деятельности Российской Федерации до 2020 го да и на более отдаленную перспективу 4. Выявление основных проблем и перспектив развития отечественного мореведе ния и морепользования в интересах формирования проекта Стратегии, в том числе по ви дам и направлениям морской деятельности 4.1. Военно-морская деятельность 4.2. Пограничная деятельность 4.3. Морские перевозки 4.4. Промышленное рыболовство 4.5. Освоение полезных ископаемых 4.6. Комплексные научные исследования 4.7. Рекреация и туризм 4.8. Судостроение и судоремонт 4.9. Кадровое обеспечение 4.10. Информационное обеспечение 4.11. Региональное развитие 4.12. Комплексные (общесистемные) проблемы 5. Выбор стратегических целей развития морской деятельности Российской Феде рации 6. Способы достижения стратегических целей развития морской деятельности Рос сийской Федерации 7. Построение предпрогнозных оценок возможного развития морской деятельности Российской Федерации по периодам и этапам в рамках инерционной динамики и активно го сценария, направленного на достижение стратегических целей 8. Формирование системы критериев, интегральных целевых показателей и инди каторов развития морской деятельности Российской Федерации по временным горизонтам в рамках инерционной динамики и активного сценария, направленного на достижение стратегических целей 9. Методики использования интегральных целевых показателей и индикаторов раз вития морской деятельности Российской Федерации по временным горизонтам в рамках инерционной динамики и активного сценария, направленного на достижение стратегиче ских целей 10. Формирование подходов к формализации, количественному описанию пара метров, характеристик и начальных условий, а также к математическому моделированию морской деятельности 11. Разработка предложений по институциональному обеспечению и распределе нию ответственности за реализацию Стратегии развития морской деятельности до года и на более отдалённую перспективу 12. Разработка предложений по финансовому обеспечению реализации Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу 13. Анализ перспектив использования государственно-частного партнерства в ин тересах реализации Стратегии развития морской деятельности 14. Формирование предложений по организация мониторинга выполнения Страте гии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу и контроля хода ее реализации 15. Выбор основных путей повышения конкурентоспособности российских товаров и услуг морского происхождения и морского назначения на мировых и региональных рынках 16. Отбор комплексных системообразующих инфраструктурных и социальных проектов в морской деятельности Российской Федерации 17. Определение перспективных направлений международного, регионального и субрегионального сотрудничества в морской деятельности с участием Российской Феде рации и ее приморских субъектов.

Реализация предложенного алгоритма позволила очертить контуры Стратегии, сформировать ее облик выйти на предварительную структуру (рис. 2-3).

Основная часть Общие положения I. Результаты анализа текущей ситуации в сфере изучения, освоения и использования пространств и ресурсов Мирового океана с учетом мировых тенденций и направлений научно-технического прогресса II. Ключевые проблемы III. Целевые установки Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу и временные горизонты их достижения IV. Актуальные комплексные долгосрочные задачи в рамках достижения целевых установок V. Направления и способы достижения целевых установок и решения актуальных комплексных долгосрочных задач V.1. Инерционный (пессимистический) сценарий V.2. Активный (оптимистический) сценарий VI. Этапы и стадии реализации Стратегии развития морской деятельности до года и на более отдалённую перспективу VII. Ожидаемые результаты реализации Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу VIII. Система критериев, интегральных целевых показателей и индикаторов реализации Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу по временным горизонтам IХ. Сетевые планы реализации Стратегии развития морской деятельности до года и на более отдалённую перспективу с описанием решаемых задач Х. Институциональное обеспечение и распределение ответственности за реализацию Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу ХI. Финансовое обеспечение поэтапной реализации Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу.

Федеральные и региональные целевые, ведомственные программы – основные инструменты реализации Стратегии ХII. Организация мониторинга выполнения Стратегии развития морской деятельности до 2020 года и на более отдалённую перспективу и контроль хода ее реализации Рис. 2. Предварительная структура проекта Стратегии (основная часть) Рис. 3. Предварительная структура проекта Стратегии (приложения) Аналитическое наполнение структуры представлено ниже, однако в настоящей ра боте ему подверглись не все ее разделы – некоторые из них, естественно, нуждаются в до полнительном обосновании с помощью экспертных оценок и апробации научным сообще ством, для чего СОПС организовал проведение ряда соответствующих мероприятий – си туационных анализов, конференций и круглых столов.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.