авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

СОВРЕМЕННАЯ

ГУМАНИТАРНАЯ

АКАДЕМИЯ

ТРУДЫ СГА

№ 5–6 май – июнь 2013

Москва

Труды СГА. Выпуск 5–6 (май – июнь). Юриспруденция.

Об-

разование. Психология. Филология. Информатика. Исто-

рия. М.: Издательство СГУ, 2013.

Редакционная коллегия:

Карпенко М.П. — доктор технических наук (председатель)

Волкова Н.А. — кандидат юридических наук

Дмитриев А.В. — доктор философских наук,

член-корреспондент РАН

Захарова Л.Д. — кандидат филологических наук Изюмова С.А. — доктор психологических наук Миронов О.О. — доктор юридических наук Павлова С.А. — доктор экономических наук Письменский Г.И. — доктор исторических наук Сельская Н.С. — кандидат технических наук Стребков В.А. — доктор философских наук Фокина В.Н. — кандидат социологических наук Шингаров Г.Х. — доктор философских наук Научный редактор Иванова Е.О. — кандидат педагогических наук © Современная гуманитарная академия, © Издательство СГУ, СОДЕРЖАНИЕ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Акимова Е.Ю.

О критериях оценки государственных гражданских слу жащих в Российской Федерации........................... Арабули Д.Т.

Создание единого стандарта защиты прав и законных интересов несовершеннолетних лиц в сфере уголовного судопроизводства....................................... Колосков А.М.

Особенности возбуждения дел о дисциплинарных пра вонарушениях в отношении сотрудников уголовно-ис полнительной системы.................................. Чувашова Н.С.

Реализация гражданами Российской Федерации права на выезд из страны......................................... ОБРАЗОВАНИЕ Иванова Е.Ю.

Статус участников отношений в сфере образования по Федеральному закону «Об образовании в Российской Фе дерации» 2012 года...................................... ПСИХОЛОГИЯ Голенкова Л.А.

Влияние родительской позиции на профессиональное са моопределение старшеклассников........................ Клименко М.Л.

Особенности отношений родителей к детям в семьях, воспитывающих детей с ЗПР и нормальным психичес ким развитием.......................................... Кузьмина Н.В.

Развитие невербальных средств общения в школе для слепых детей............................................ Строганова В.Е.

Роль субъектных качеств в адаптации студентов к усло виям дистанционного обучения.......................... ФИЛОЛОГИЯ Базылев В.Н.

Метатекст и его роль в интерпретации текста............. ИНФОРМАТИКА Сидоренко А.Б.

Адаптивная бионическая система управления устройс твами с движущимися частями.......................... ИСТОРИЯ Зюзин Ю.А.

Причины военных неудач в начальный период Великой Отечественной войны.................................. Наши авторы.......................................... ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Е.Ю. Акимова О критериях оценки государственных гражданских служащих в Российской Федерации Исследования государственной службы и государствен ных служащих имеют давнюю традицию. Можно выделить как минимум четыре самостоятельных подхода к раскрытию их специфики, которые отличаются предметом изучения.

В качестве таких предметов выступают [4]:

– сама государственная служба как социальный институт, при этом особый интерес исследователей сосредоточен на изу чении сущности и социально-экономической роли государс твенной службы на различных этапах ее развития;

– проблемы формирования эффективной системы госу дарственного управления, теории государственного управле ния и практики административного реформирования;

– профессиональная деятельность государственного слу жащего. В данном аспекте внимание ученых направлено на исследование особенностей профессиональной деятельности государственных служащих, ее нормативно-правового обес печения и регулирования, аспекты управленческой деятель ности и профессионализма кадров государственной службы, проблемы эффективности профессиональной деятельности государственных служащих, критериев и методики ее оценки, профессионализма государственных служащих. Реализуемые проекты направлены на совершенствование кадровой полити ки в сфере государственного управления, профессиональной подготовки служащих;

– психолого-педагогические аспекты кадрового обеспече ния государственной службы.

Объединяющей указанные подходы целью выступает стремление к совершенствованию профессионализма госу дарственных служащих, повышению эффективности самой государственной службы.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» «Государственная граждан ская служба Российской Федерации – вид государственной службы, представляющей собой профессиональную служеб ную деятельность граждан Российской Федерации на долж ностях государственной гражданской службы Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий феде ральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих госу дарственные должности Российской Федерации, и лиц, заме щающих государственные должности субъектов Российской Федерации (включая нахождение в кадровом резерве и дру гие случаи)» [2].

ФЗ «О системе государственной службы в Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ дает правовое опре деление государственной службы: «Государственная служ ба Российской Федерации (далее – государственная служ ба) – профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации (далее – граждане) по обеспечению исполнения полномочий:

– Российской Федерации;

– федеральных органов государственной власти, иных фе деральных государственных органов (далее – федеральные го сударственные органы);

– субъектов Российской Федерации;

– органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов субъектов Российской Федерации (далее – государственные органы субъ ектов Российской Федерации);

– лиц, замещающих должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными закона ми для непосредственного исполнения полномочий федераль ных государственных органов (далее – лица, замещающие го сударственные должности Российской Федерации);

– лиц, замещающих должности, устанавливаемые кон ституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов Российской Федерации (далее – лица, замещающие государственные должности субъ ектов Российской Федерации)» [1].

Таким образом, в соответствии с действующим законода тельством в практически функциональном смысле государс твенная служба представляет собой основанную на законе деятельность персонала государственных органов предста вительной, исполнительной и судебной власти, состоящую в реализации государственной власти в различных сферах об щественной жизни в целях выполнения задач и функций го сударства.

По данным Федеральной службы государственной ста тистики в органах государственной власти Российской Федерации на региональном уровне (в федеральных госу дарственных органах и государственных органах субъектов Российской Федерации) на конец июня 2012 г. замещали долж ности государственной гражданской службы 737,7 тыс. че ловек [9]. Численность работников, замещавших должности гражданской службы в федеральных государственных органах (центральных аппаратов министерств и ведомств), в первом полугодии 2012 г. составила 38,0 тыс. человек [10].

Служебная деятельность государственного гражданского служащего реализуется на основе должностного регламента. В должностной регламент включаются квалификационные тре бования к уровню и характеру знаний и навыков, предъявляе мые к государственному гражданскому служащему, замещаю щему соответствующую должность государственной граждан ской службы, а также к образованию, стажу государственной гражданской службы (государственной службы иных видов) или стажу (опыту) работы по специальности.

В целях определения соответствия государственного гражданского служащего замещаемой должности государс твенной гражданской службы один раз в три года проводится аттестация. Аттестация призвана способствовать формирова нию кадрового состава государственной гражданской служ бы, повышению профессионального уровня государственных гражданских служащих, решению вопросов, связанных с опре делением преимущественного права на замещение должности, а также вопросов, связанных с изменением условий оплаты труда государственных гражданских служащих.

На сегодняшний день показатель эффективности госу дарственной службы в России находится на достаточно низ ком уровне, о чем свидетельствуют результаты опроса рос сиян. Большинство населения считает деятельность российс кой бюрократии неэффективной (57,1%). Лишь каждый деся тый оценивает функционирование российской бюрократии в той или иной степени положительно (9,6%). Сложившаяся ситуация отрицательно сказывается при взаимодействии го сударства и общества и в итоге препятствует достижению ус пеха любых преобразований в России. Поэтому повышение эффективности деятельности государственных служащих, качественная реализация государственных услуг населению являются главными задачами [8].

В современных условиях в Российской Федерации остро стоит проблема профессионализма и компетентности госу дарственных служащих. Особое значение приобретает реше ние таких вопросов, как: объективность в определении ре зультатов деятельности государственных служащих по выпол нению закрепленных за ними обязанностей;

их соответствие занимаемым должностям гражданской службы;

выявление перспективных работников для включения их в кадровый ре зерв управленческих кадров.

Над проблемой оценки персонала государственной служ бы работают В.М. Анисимов, Е.А. Борисова, А.А. Деркач, А.Я. Кибанов, А.К. Маркова, Ю.Н. Полетаев, В.А. Столярова, А.И. Турчинов и др.

Оценка кадров – одна из основных современных форм работы с персоналом. Принятые формальные системы оценки кадров позволяют администрации организаций, учреждений, предприятий повысить управляемость человеческими ресур сами. Введением системы оценки персонала многие организа ции добиваются усиления внимания руководителей к практи ческой работе с подчиненными, ее индивидуализации, более тесного взаимодействия руководителей структурных подраз делений с кадровыми службами, повышения аналитического потенциала последних.

Оценить – значит определить уровень (величину) про веряемого объекта. Любая оценка есть результат сопоставле ния анализируемого элемента действительности с эталоном.

Эталон должен быть представлен в виде описания его харак теристик или требований к ним, снабженных системой крите риев соответствия и шкалой оценивания. Оценка – это изме рение чего-либо, кого-либо с целью получения необходимой, достоверной и проверяемой информации.

Степень точности оценки зависит от двух факторов: ком петенции субъекта оценки (оценщика) и качества оценочного инструментария.

Оценка кадров пронизывает всю систему управления пер соналом – отбор, расстановку, служебное продвижение кадров, профессиональное развитие персонала, подготовку резерва, развитие карьеры, мотивацию деятельности. Конечной целью оценки персонала является повышение эффективности и ре зультативности работы организации;

выявление сотрудников, профессиональный потенциал которых не востребован и не реализован для пользы всей организации;

создание системы оценки потребностей и системы мотивации работников для раскрытия и реализации их талантов и способностей.

Целью оценки является обеспечение и стимулирование постоянного повышения эффективности и результативности деятельности государственных служащих как условия эффек тивного функционирования структурного подразделения, го сударственного органа, государственного аппарата в целом по реализации задач и функций государства.

Технология эффективной оценки персонала должна быть построена на основе следующих принципов: объективность, надежность, достоверность, прогностичность, комплексность.

Нормативно на федеральном уровне методика такой оцен ки не закреплена. В Указе Президента Российской Федерации «О проведении аттестации государственных гражданских слу жащих Российской Федерации» от 1 февраля 2005 года № ничего не говорится о конкретных формах и методах выявле ния способностей чиновников.

Д. Медведев в интервью о проблемах повышения эффек тивности государственной службы Российской Федерации (2003) отмечал, что «Оценить труд государственного служа щего гораздо сложнее, нежели, скажем, оценить труд обычно го работника в компании или же человека, работающего в ма териальной сфере. Там все в основном просто и зависит от вы работки, от полученной прибыли, от каких-то других критери ев, которые легко задать. Применительно к государственному служащему это нелегко».

Одна из главных проблем при решении вопроса о соответс твии того или иного работника занимаемой должности – разра ботка и применение критериев оценки. Критерий – это, во-пер вых, признак, по которому производится оценка, классификация, определение;

во-вторых, требование, в соответствии с которым производится оценка степени достижения поставленной цели.

Содержание критериев определяется составом тех харак теристик, которые подлежат оценке. Критерии должны выте кать из задач государственного органа и его кадровой службы.

Каждая из должностей может иметь свой набор характерис тик, которые следует устанавливать и оценивать в перечислен ной группе критериев в зависимости от их специализации, но структура критериев остается неизменной. Различия в трудо вой деятельности предопределяют и различия в деловых ка чествах, которые необходимы субъекту деятельности.

Государственные служащие, замещающие должности ка тегории «специалисты», профессионально обеспечивают вы полнение государственными органами установленных задач и функций. Это служащие, аккумулирующие, анализирующие и обрабатывающие информацию для подготовки проектов решений соответствующих руководителей. Их должностные обязанности имеют свое направление и связаны с конкретной функцией обеспечения соответствующей сферы государс твенного управления. Они ведут свои направления и контро лируют выполнение определенных государственных функций и отдельные показатели государственной службы. При этом оцениваются результаты только того направления деятельнос ти, за который отвечает специалист.

В структуру критериев, по которым следует оценивать персонал, входят:

– профессиональные критерии – это характеристики уров ня профессионализма, профессионального опыта на занимае мой должности, профессиональных знаний, умений, навыков человека, его квалификации, результатов труда;

– деловые критерии – характеризуют организаторские и интеллектуальные способности – ответственность, инициа тивность, деловитость, нацеленность на высокую результатив ность труда, интеллект, уровень аналитичности, то есть про фессиональные возможности человека;

– личностные критерии – раскрывают такие особенности человека, как нравственность, честность, справедливость, мо рально-психологические характеристики;

– интегральные критерии – характеристики, которые об разуются на основе других присущих человеку качеств, таких как профессиональный авторитет, культура мышления, речи.

Существуют различные подходы к оценке эффективности деятельности: оценка выполнения поставленных задач, оценка личностных и профессиональных качеств, комплексная оцен ка, предполагающая анализ стратегических целей конкретных государственных функций и услуг, выполняемых служащим, соотношения себестоимости оказываемых государственных услуг и их эффективности, качества и доступности услуг и пр.

Анализ и обобщение применяемых показателей позволя ет разделить их на три группы:

1. Формальные показатели: профиль и уровень образо вания, его соответствие выполняемым обязанностям;

стаж и опыт работы (службы);

отношение к служебным обязаннос тям;

продуктивность работы;

2. Профессиональные: компетентность сотрудника, его профессиональные знания, умения, навыки, знание своих должностных обязанностей;

3. Психофизиологические и моральные: психологические особенности личности;

производительность труда, трудолю бие;

организованность, неконфликтность;

тактичность, поря дочность и другие, существенно влияющие на эффективность выполнения поставленных задач.

Наиболее общими критериями эффективности деятель ности государственного служащего являются следующие [6]:

– продуктивность – отношение к получаемой информа ции и ответная реакция на нее. Продуктивность измеряется количеством принятых результативных решений, затраченно го времени, израсходованных финансов, ресурсов;

– удовлетворенность – результат профессиональной ус пешности, а также материальной обеспеченности и реализа ции духовных потребностей. Включает информацию об отно шении к выполнению служебных обязанностей;

– развитие профессиональных и личных качеств госу дарственных служащих. Цель развития кадров – укрепление конкурентоспособности персонала на рынке труда (профес сиональное выживание, служебное долголетие), увеличение способности каждого к результативному труду. «Развитие»

определяется количеством и качеством реализации программ по обучению как руководителей, так и остального персонала, в том числе и исполнительского звена;

– адаптивность – степень, в которой администрация, от делы кадров, специалисты могут отвечать внешним и внут ренним изменениям. Для измерения степени адаптивности работников к профессиональной среде создаются сложные тесты, вопросники, выдаются практические задания, органи зуются эксперименты.

Сегодня нужна новая научно обоснованная система кри териев, с помощью которой можно объективно оценивать профессионально-деловые, нравственно-психологические и личностные качества кадров государственной службы и дру гих сфер трудовой занятости.

Как показывает практика, целесообразно включать в число показателей оценки и уровень психофизиологических ресурсов (признаки синдрома хронической усталости, степень эмоцио нальной устойчивости). Работник должен соответствовать опре деленной должности не только по профессиональным знаниям, навыкам и умениям, способностям и личностным качествам, но и по способности продолжительное время без ущерба для своего здоровья и без профессиональной деформации обеспечивать, по меньшей мере, средний уровень продуктивности труда.

Необходимо разработать систему показателей результа тивности профессиональной служебной деятельности. Пока показатели эффективности носят в основном количествен ный характер. И.Н. Барциц (2011) справедливо отмечает, что на практике оценка эффективности труда государственных служащих через количественные показатели имеет больше минусов, чем плюсов, приводя в пример неудачный опыт оце нивания деятельности сотрудников МВД как по количеству зарегистрированных правонарушений, так и по данным о сни жении числа правонарушений.

Россияне, оценивая эффективность работы чиновников, чаще ориентируются не на количество, а на качество оказы ваемых услуг. При этом качество оценивается субъективным недифференцированным образом, исходя из критериев вы полненности, завершенности, результативности. Причем, как правило, оценку чиновнику-подчиненному дает чиновник-по ручитель, и в этом плане, несмотря на наличие попыток объ ективированности критериев, полностью избежать субъекти визма не удается.

Важными характеристиками специалиста, позволяющи ми оценить его готовность к деятельности, эффективность выполняемой деятельности, являются компетенции.

Сегодняшний подход к определению компетенций специ алиста включает в себя когнитивную и операционно-техно логическую, мотивационную, этическую, социальную и пове денческую составляющие. Проблема заключается в выяснении содержания ключевых компетенций. Также важно выяснить общие критерии для оценки компетенций и, исходя из этого, определить, какие компетенции следует считать ключевыми для профессионалов в той или иной сфере деятельности.

Компетенции государственных служащих – характерис тики, показывающие соответствие личностных и профессио нальных особенностей человека должностным квалификаци онным требованиям.

Мы разделяем идею о необходимости рассмотрения двух видов компетенций государственных служащих, как и любых других специалистов в целом: общих, базовых и специальных, конкретных. Первые отражают, на наш взгляд, необходимые личностные и профессиональные особенности государствен ных служащих, без соотнесения с профилем и спецификой решаемых ими задач. Вторые – личностные и профессиональ ные особенности, необходимые для эффективного исполне ния конкретных должностных обязанностей государственной гражданской службы.

Именно поэтому все большее число субъектов Российской Федерации в различных федеральных округах предусматри вают оценку профессиональных компетенций претендентов на должности государственной гражданской службы в про цедурах проведения соответствующего конкурсного отбора.

Это помогает не только более глубоко изучить индивидуаль ные особенности претендентов, но и составить обоснованный прогноз о наиболее вероятностном поведении субъектов при исполнении ими обязанностей по должности государственной гражданской службы, о возможности эффективно исполнять служебные обязанности, о степени соответствия претенден тов образу государственного гражданского служащего.

Вместе с тем указанная работа не может быть признана эффективной: большая доля субъектов Российской Федерации ограничивается типовыми требованиями к государственным служащим: гражданство, возраст, опыт работы по специаль ности и стаж государственной службы, владение государс твенным языком Российской Федерации. Очевидно, что их представление в Федеральном законе Российской Федерации от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» отличается лаконичностью и даже формализмом.

Хотя Указ Президента Российской Федерации от 1 февраля 2005 г. № 112 «О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы», наряду с Положением об организации и проведении указанного конкурса, указывают на необходимость оценки профессиональных и личностных качеств кандидатов на должности государственной гражданской службы и на зачисление в кадровый резерв государственной службы.

Анализ нормативно-правовых, методических материалов 82 субъектов Российской Федерации, размещенных на их офи циальных сайтах, Федеральном портале управленческих кад ров, в справочных системах Консультант, Гарант, позволяет определить наиболее распространенные профессиональные и личностные компетенции государственных гражданских слу жащих, подвергаемых оцениванию [5].

Среди требований к профессиональным компетенциям государственных служащих наиболее популярны следующие:

навыки управленческой деятельности;

правовая грамотность;

коммуникативные навыки;

навыки владения информацион ными технологиями и компьютерная грамотность;

владение иностранным языком;

навыки работы с информацией.

Среди личностных качеств государственных служащих и кандидатов на государственную службу наиболее популярны в качестве критериев оценивания следующие качества: свойства мышления;

лидерские, организаторские качества;

стремление к профессиональному и личностному развитию, мотивация;

коммуникативные способности;

стрессоустойчивость, эмо циональная уравновешенность и контроль;

ответственность;

работоспособность;

инициативность;

целеустремленность;

активная гражданская позиция.

На основе выделенных критериев выбираются методы оце нивания государственных гражданских служащих. Методом оценки называется способ выявления и измерения професси ональных, деловых и личностных качеств служащего. К числу наиболее распространенных методов, используемых на прак тике при оценке кадров, относятся: беседа, групповое и инди видуальное собеседование, тестирование, экспертная оценка.

В настоящий момент работа по определению, обоснова нию, изучению критериев оценки профессиональных компе тенций государственных служащих, их личностных и профес сиональных качеств находится на начальных этапах.

Мы убеждены, что использование методологии системно го подхода позволит на основе глубинного анализа содержа ния психологической структуры государственной службы как профессиональной деятельности уточнить, расширить и конк ретизировать профессиограмму государственного служащего, показатели и критерии профессиональных компетенций, лич ностных и профессиональных качеств государственных слу жащих, методов и методик их комплексной оценки.

Список литературы 1. Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе госу дарственной службы Российской Федерации».

2. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. №79-ФЗ «О государс твенной гражданской службе Российской Федерации».

3. Указ Президента РФ от 1 февраля 2005 г. №112 «О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации».

4. Акимова Е.Ю. Проблемы психологии профессионально го становления государственных служащих [Монография] / Е.Ю. Акимова. – Рыбинск: ООО «Принт-Сервис», 2011. – 165 с.

5. Акимова Е.Ю. Компетентностный подход в оценке государ ственных гражданских служащих // Психология. Социология.

Педагогика. 2012. №10 (23). Октябрь.

6. Анисимов В.М. Кадровая служба и управление персоналом ор ганизации. – М.: ЗАО «Издательство «Экономика», 2003. –704 с.

7. Селиванова М. Как оценить работу чиновника? // http:// www.russedina.ru/articul.php?aid=13770&pid=3 (дата обращения:

25.01.2013).

8. Столярова В.А. Функции и оценка результатов труда работни ков аппарата управления в условиях рыночных отношений. Автореф.

дис.... доктора экономич. наук : 08.00.07 / НИИ труда. – М., 1995. – 60 с.

9. Федеральный портал управленческих кадров // http://rezerv.

gov.ru/GovService.aspx?id=809&t=33 (дата обращения 25.01.2013).

10. Федеральная служба государственной статистики // http:// www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d04/plat26.htm (дата обращения 25.01.2013).

Д.Т. Арабули Создание единого стандарта защиты прав и законных интересов несовершеннолетних лиц в сфере уголовного судопроизводства Российская Федерация, воспринимая общепризнанные принципы и нормы международного права, в качестве несо вершеннолетнего по общему правилу рассматривает лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста (ст. 1 Конвенции о правах ребенка [1], ст. 21, 26–28 ГК РФ [2], п. 1 ст. 54 СК РФ [3], ч. 1 ст. 420 УПК РФ [4], ч. 1 ст. 87 УК РФ [5]). Но объем прав, обязанностей и ответственности несовершеннолетних зави сит от тех отношений, участниками которых они являются. В отраслевом законодательстве происходит градация таких лиц, а за основу в первую очередь берется возрастной критерий.

Так, п. 1 ст. 28 ГК РФ под малолетними понимает несо вершеннолетних, не достигших четырнадцати лет. При этом нормативные предписания закрепляют за ними определенный объем полномочий, предполагающий их участие в правоотно шениях. В рамках семейных правоотношений согласно ст. СК РФ надлежит учитывать мнение ребенка, достигшего воз раста десяти лет, за исключением случаев, когда это проти воречит его интересам. При этом только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет, может приниматься решение по вопросам изменения его имени и фамилии, восстановления его родителей (одного из них) в родительских правах, усынов ления ребенка, передачи ребенка в приемную семью и т. д. В уголовном законодательстве также использован дифференци рованный подход к установлению возраста уголовной ответс твенности с возможностью освобождения от нее вследствие отставания несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, когда во время совершения общественно опасного деяния он не мог в пол ной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 20 УК РФ).

Для сферы уголовно-процессуальных отношений харак терным является то, что помимо возраста, который лежит в основе регламентации отдельных правил (следственных или судебных действий), введения дополнительных гарантий прав лиц, не достигших восемнадцати лет, можно говорить еще и об особенностях объема полномочий несовершеннолетнего в зависимости от статуса такого лица. Во главу угла следует пос тавить процессуальные фигуры несовершеннолетних обвиня емого и потерпевшего. Данные субъекты лишены полной са мостоятельности в реализации предоставленных им полномо чий, поскольку обязательным признается участие в уголовном судопроизводстве их законных представителей, от волеизъяв ления которых порой может зависеть начало осуществления уголовного преследования, дальнейшее движение уголовного дела и (или) его прекращение (ч. 1, 3 ст. 16, ч. 2, 3 ст. 20, ст. 25, ч. 2 ст. 45, ст. 48, ч. 1, 8 ст. 318 УПК РФ).

Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил осо бенности применения отдельных норм уголовно-процессу ального закона в части, связанной с участием законных пред ставителей. В качестве примера можно привести следующее:

«Когда по делу частного обвинения мнение несовершеннолет него потерпевшего по вопросу о примирении с обвиняемым и прекращении уголовного дела не совпадает с мнением его за конного представителя, основания для прекращения уголов ного дела в связи с примирением сторон отсутствуют» (абз. п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламен тирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводс тве») [6].

Однако у несовершеннолетнего в возрасте от четырнад цати до восемнадцати лет либо несовершеннолетнего, всту пившего в брак или объявленного полностью дееспособным, имеет место полная процессуальная самостоятельность по вопросам признания его гражданским истцом и предъявления гражданского иска, если он является собственником похи щенного, уничтоженного или поврежденного имущества. Он может быть признан гражданским истцом, поскольку в силу ч. 2, 4 ст. 37 ГПК РФ вправе лично защищать в суде свои пра ва, свободы и законные интересы (абз. 3 п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О прак тике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»). Видится целе сообразным не ограничивать в процессуальной самостоятель ности не только несовершеннолетнего гражданского истца, достигшего обозначенного выше возраста либо вступившего в брак или объявленного полностью дееспособным, но и такого потерпевшего, имуществу которого был причинен вред.

Другими словами, если преступлением был причинен только имущественный вред, то за несовершеннолетним в рас сматриваемом нами случае надлежит признавать право лично защищать свои права и законные интересы вне зависимости от его процессуального статуса (потерпевшего или граждан ского истца). К тому же оба этих статуса максимально близки и похожи в аспекте направленности действий потерпевшего и гражданского истца, преследуемых целей названных лиц, а также объеме полномочий.

Еще к числу примеров, когда не следовало бы ограничи вать процессуальную самостоятельность несовершеннолет него потерпевшего, относятся находящиеся в производстве у мирового судьи уголовные дела частного обвинения, когда уголовное дело было возбуждено по заявлению несовершен нолетнего лица. Если несовершеннолетний потерпевший име ет право инициировать производство по такому уголовному делу, способен использовать судебный способ защиты своих прав и законных интересов, то его нельзя лишать процессу альной самостоятельности в ходе дальнейшего производства по уголовному делу и права на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон.

Думается, что участие законного представителя несовер шеннолетнего потерпевшего не должно рассматриваться в качестве фактора, способного парализовать процессуальные полномочия представляемого им лица. Наоборот, в междуна родных актах подчеркивается, что дети имеют право свободно выражать свое мнение по всем вопросам, затрагивающим их жизнь, причем взглядам ребенка должно уделяться внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. В частности, участие детей предполагает:

a) оказание поддержки детям в выражении ими своих взглядов и проявление должного уважения к их мнению, ко торое необходимо учитывать во всех затрагивающих их ситу ациях;

б) предоставление ребенку возможности быть заслушан ным в ходе любого судебного, административного или внесу дебного разбирательства.

Осуществление судебных и внесудебных процедур долж но отвечать наилучшим интересам ребенка и обеспечивать всестороннее соблюдение его прав, в том числе право на защи ту от всех форм насилия.

В целях защиты прав ребенка и его законных интересов в течение всего процесса судебного разбирательства детям должен быть предоставлен доступ к согласительным проце дурам, бесплатным и независимым юридическим услугам, а также адвокатским услугам и услугам поддержки. Необходимо предпринять меры с целью обеспечения эффективности до ступных средств судебной защиты и надлежащего исполнения решений и постановлений суда.

Судебные и внесудебные процедуры с участием детей должны проводиться в ускоренном и приоритетном порядке без каких-либо неоправданных задержек. С этой целью следует всячески содействовать более широкому сотрудничеству и ко ординации действий среди всех сторон, участвующих в судеб ной процедуре. Судебные и внесудебные процедуры должны обеспечивать соблюдение права ребенка быть заслушанным в ходе судебного разбирательства, причем взглядам ребенка не обходимо уделять должное внимание. С целью обеспечения эф фективного участия детей, они должны быть надлежащим об разом информированы о своих процессуальных правах в такой форме, которая полностью учитывала бы их возраст и зрелость, и пользоваться поддержкой независимого представителя [7].

Примечательно то, что момент прекращения полномочий законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего наступает несколько раньше, чем у законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п. 8 постановления от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регла ментирующих участие потерпевшего в уголовном судопро изводстве», функции законного представителя потерпевшего в судебном разбирательстве прекращаются по достижении последним возраста восемнадцати лет. Что касается законно го представителя несовершеннолетнего обвиняемого, то по общему правилу полномочия законного представителя пре кращаются, если на момент рассмотрения дела в суде лицо, совершившее преступление, достигло совершеннолетия. Но в исключительных случаях реализация этих функций может быть продолжена путем принятия судом решения о распро странении на лиц в возрасте от восемнадцати до двадцати лет положений об особенностях уголовной ответственности несо вершеннолетних. Такое решение может быть принято исходя из характера совершенного этим лицом деяния и данных о его личности (ст. 88, 96 УК РФ) с привидением соответствующих мотивов (абз. 1 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголов ной ответственности и наказания несовершеннолетних») [8].

Следует констатировать еще и то, что процессуальная фигура законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого многогранна, ибо способна сочетать в себе статусы защитни ка, гражданского ответчика и свидетеля (ст. 426, 428 УПК РФ, абз. 3 п. 10, п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения за конодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»).

Если затронуть некоторые процедурные моменты, то к статусам несовершеннолетних потерпевшего и обвиняемого отчасти примыкает процессуальная фигура несовершенно летнего свидетеля, для которого устанавливаются общие с не достигшим восемнадцати лет потерпевшим правила допроса.

В рамках создания наиболее благоприятных и комфортных с психологической точки зрения условий, в целях получения объективных и правдивых показаний, согласно ст. 191, УПК РФ, допрос несовершеннолетнего свидетеля проводится с участием педагога и (или) законного представителя несовер шеннолетнего лица, с установлением правила для судебного заседания о проведении допроса несовершеннолетнего в от сутствие подсудимого. Аналогичный подход прослеживается и при регламентации правил допроса несовершеннолетнего обвиняемого, подсудимого (ст. 425 УПК РФ).

Описанные выше положения являются лишь отдельны ми примерами регламентации статуса несовершеннолетнего лица в сфере уголовного судопроизводства. На современном этапе в Российской Федерации широко обсуждаются вопро сы, посвященные введению ювенальной юстиции, высказы ваются аргументы в пользу и поддержку такого новшества, а также приводятся доводы, отрицательно характеризующие подобные правила. В целом, как отмечает В.Н. Ткачев, в совре менном мире существуют разнообразные модели ювенальной юстиции, обусловленные особенностями каждой страны, мен талитетом ее жителей, культурными и правовыми традиция ми. Именно поэтому невозможно механическое копирование даже самой успешной модели ювенальной юстиции, без уче та этих особенностей. В ряде стран правосудие в отношении несовершеннолетних как самостоятельная форма правосудия предусматривает только дела о преступлениях несовершенно летних (ювенальная уголовная юстиция).

В других странах специализированное правосудие в отно шении несовершеннолетних – это гражданское судопроизводс тво, в основном – дела, вытекающие из семейных отношений (семейные суды). Есть и такие модели ювенальной юстиции, в которых предусматривается комплексная юрисдикция: специ ализированный суд рассматривает гражданские и уголовные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолет ний (причем это могут быть уголовные дела как о преступле ниях несовершеннолетних, так и о преступлениях, по которым несовершеннолетние являются жертвами) [9].

Но вне зависимости от того, по какому пути пойдут отечест венные законодатели и правоприменители, для любого современ ного государства, которое позиционирует себя в качестве правово го, демократического и социального, не теряют актуальности про блемы защиты лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.

Привлекает внимание комплексный подход, предполага ющий разработку единого стандарта защиты прав и законных интересов несовершеннолетних лиц, вовлеченных в сферу уго ловной юстиции, учитывающий межотраслевой характер не которых отношений и их регулирование (например, вопросы, связанные с пределами процессуальной самостоятельности несовершеннолетних в ходе производства по уголовным делам с учетом их возрастной градации, имеющей место в гражданс ких и гражданско-процессуальных отношениях, возмещением вреда, причиненного преступлением, определением круга лиц, полномочных выступать в качестве потерпевшего, гражданс кого истца и гражданского ответчика, и т. д.). К тому же миро вое сообщество направляет свои усилия не только на опреде ление принципиальных, исходных начал, на которых в рамках национальных правовых систем должен базироваться статус участников уголовного судопроизводства, не достигших во семнадцатилетнего возраста.

Характерным становится то, что общепризнанные при нципы и нормы международного права призывают государс тва рассматривать детей в качестве субъектов правоотноше ний, уделять одинаковое внимание несовершеннолетним, вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства, вне зави симости от их процессуального положения, позволяя просле дить взаимосвязь процессуальных статусов несовершеннолет них правонарушителей, детей-жертв и свидетелей преступле ний, демонстрируя общий подход и особую заботу о лицах, не достигших восемнадцатилетнего возраста. Так, в п. 26, 28, Салвадорской декларации о комплексных стратегиях для отве та на глобальные вызовы: системы предупреждения преступ ности и уголовного правосудия и их развитие в изменяющемся мире, принятой Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН (по докладу Третьего комитета (А/65/457) 65/230 на Двенадцатом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголов ному правосудию 21 декабря 2010 г., отмечается следующее:

«Мы убеждены в важности предупреждения молодежной пре ступности, поддержки реабилитации молодых правонаруши телей и их реинтеграции в жизнь общества, а также защиты детей-жертв и свидетелей преступлений, включая усилия по предотвращению их повторной виктимизации, и учета по требностей детей лиц, находящихся в заключении.

Мы подчеркиваем, что подобные меры должны учитывать права человека и наилучшие интересы детей и молодежи, как к этому призывают Конвенция о правах ребенка и факульта тивные протоколы к ней, когда это применимо, и другие соот ветствующие стандарты и нормы Организации Объединенных Наций в области правосудия в отношении несовершеннолет них, когда это целесообразно. Мы призываем государства раз рабатывать и укреплять, в случае необходимости, законода тельство, политику и практику для наказания за совершение всех видов преступлений, направленных против детей и моло дежи, а также для защиты детей-жертв и свидетелей преступ лений. Мы поощряем государства к обеспечению специальной подготовки лиц, участвующих в отправлении правосудия в от ношении несовершеннолетних, по вопросам применения меж дисциплинарных подходов» [10].

Кроме того, в Руководящих указаниях Генерального се кретаря ООН «Подход ООН к правосудию в отношении де тей» 2008 г. подчеркивается, что цель подхода к правосудию в отношении детей состоит в обеспечении того, чтобы дети, определяемые Конвенцией о правах ребенка как все лица, не достигшие возраста восемнадцати лет, получали лучшие услу ги и были лучше защищены системами правосудия, в том чис ле секторами безопасности и социального обеспечения. Он особым образом направлен на обеспечение полного примене ния международных норм и стандартов в отношении всех де тей, вступающих в контакт с правосудием и связанными с ним системами в качестве жертв, свидетелей или предполагаемых правонарушителей, либо по другим причинам, где требуется судебное, государственно-административное или негосудар ственное судебно-арбитражное вмешательство, например по вопросу об их опеке, попечительстве или защите.

Дети обладают особым правом быть выслушанными в ходе любого судебного/административного разбирательства непо средственно либо через представителя или надлежащий орган в соответствии с процессуальными положениями национально го законодательства. Это подразумевает, например, то, что ре бенок получает адекватную информацию о процессе, возмож ных вариантах и вероятных последствиях этих вариантов;

и то, что методология, применяемая для допроса детей, и среда (то есть где, кем и как допрашиваются дети) должны быть друже любны к детям и адаптированы к каждому конкретному ребен ку. В конфликтных и постконфликтных ситуациях также важ но в полной мере вовлекать детей в процессы переходного пра восудия [11].

Список литературы 1. Конвенция о правах ребенка принята резолюцией 44/ Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 г.: Сайт Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_ conv/conventions/childcon.shtml (дата обращения: 14.10.2011).

2. Гражданский кодекс РФ (часть I) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Рос. газ. 1994. 8 декабря.

3. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ.

1996. № 1. Ст. 16.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г.

№ 174-ФЗ // Рос. газ. 2001. 22 декабря.

5. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ.

1996. № 25. Ст. 2954.

6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 9.

7. Руководящие принципы политики Совета Европы по воп росу комплексных национальных стратегий защиты детей от на силия (Приложение I к Рекомендации CM/Rec(2009)10): Сайт Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по пра вам ребенка. URL: http://www.rfdeti.ru/files/1271311648_se1.pdf (дата обращения: 26.10.2011).

8. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 4.

9. Ткачев В.Н. Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области и ее распространение в регионах России: Сайт Ростовского областного суда. URL: http://www.rostoblsud.ru/to_3524582 (дата об ращения: 14.10.2011).

10. Сайт Организации Объединенных Наций. URL: http://dac cess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N10/526/36/PDF/N1052636.

pdf?OpenElement (дата обращения: 14.10.2011).

11. Сайт Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка. URL: http://www.rfdeti.ru/files.

php?id=42 (дата обращения: 26.10.2011).

А.М. Колосков Особенности возбуждения дел о дисциплинарных правонарушениях в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы Дисциплинарное производство в УИС состоит из несколь ких стадий, которые являются неотъемлемым элементом его процессуальной формы. Это позволяет судить о пространс твенно-временной структуре дисциплинарного производства.

Среди ученых нет единого мнения по поводу стадий дис циплинарного производства. Ю.С. Адушкин выделяет ста дии возбуждения, рассмотрения и решения дела, исполне ния решения, пересмотра его по жалобе, пересмотра в поряд ке надзора. Причем какая-либо часть юридического процес са может быть признана стадией лишь тогда, когда ей свой ственны а) специфичность конкретных задач и б) своеобра зие круга субъектов, содержания и значения их процессуаль ной деятельности [2, с. 78–79].

В.В. Касюлин предлагает выделять простое или сложное (рутинное) дисциплинарное производство. Простое произ водство может включать в себя две стадии: возбуждение дела и принятие решения о привлечении к дисциплинарной от ветственности и исполнение принятого решения. Сложное производство включает стадии: возбуждение дела, служебную проверку (расследование), разрешение индивидуального дела о нарушении служебной дисциплины соответствующим пря мым начальником и принятие решения по существу, исполне ние решения по делу. В качестве факультативной стадии дис циплинарного производства он выделяет пересмотр решения о дисциплинарном взыскании [4, с. 80].

Е.А. Никоноров в своем исследовании предлагает систе му стадий дисциплинарного производства, состоящую из воз буждения дисциплинарного производства, выяснения обсто ятельств совершенного дисциплинарного правонарушения, принятия решения по делу, пересмотра принятого решения (данная стадия является факультативной), исполнения при нятого решения. При этом служебной проверке он не отводит роль отдельной стадии, а считает, что институт служебной проверки составляет часть дисциплинарного производства, в содержание которой входит возбуждение дисциплинарного производства и выяснение обстоятельств совершенного дис циплинарного правонарушения [7, с. 49].

Анализ взглядов вышеназванных и других ученых на систе му стадий дисциплинарного производства позволяет сделать вы вод, что различия в определении состава его стадий обусловлены разной детализацией задач, разрешаемых на данных стадиях.

Следует отметить, что действующее законодательство не создает четкого представления о названии стадий дисципли нарного производства в УИС. Исходя из содержания норм, за крепленных в Положении о службе [1], можно выделить ста дии служебной проверки, рассмотрения и решения дела, ис полнения дела и его пересмотра. Ведомственная Инструкция о применении данного положения в органах и учреждениях УИС не регламентирует с достаточной четкостью содержание стадий дисциплинарного производства. В связи с этим акту альным направлением совершенствования законодательства о дисциплинарной ответственности сотрудников УИС явля ется закрепление стадий дисциплинарного производства. Это позволит ввести данное производство в четкие правовые рам ки и снизить возможности злоупотреблений со стороны со ответствующих субъектов дисциплинарного производства.

Игнорирование стадий может привести к ошибкам в разреше нии дел, к нарушению принципа законности [8, с. 161]. Кроме того, следование научно обоснованным и закрепленным в за коне стадиям позволит повысить эффективность дисципли нарного производства.

В основу разработки стадий дисциплинарного производс тва в УИС, на наш взгляд, должны быть заложены общетео ретические представления о стадиях правоприменительного процесса. Согласно им к наиболее типичным стадиям право применительного процесса относятся следующие: установле ние и исследование фактических обстоятельств дела;

выбор и анализ нормы права с точки зрения ее подлинности, закон ности, действия ее во времени, в пространстве и по кругу лиц;

анализ содержания нормы права и принятие решения (изда ние индивидуального акта);

доведение содержания принятого решения до сведения заинтересованных государственных и общественных органов и должностных лиц [5, с. 612]. Такая последовательность имеет место во всех видах правопримени тельной деятельности, она отражает логику совершения юри дически значимых действий.

Безусловно, отмеченная нами логическая последователь ность стадий имеет определенную специфику применитель но к отдельным сферам правового регулирования (гражданс кому, уголовному, административному и другим). Наряду со стадиями логической последовательности совершения юри дически значимых действий, выделяют различные по объему и содержанию стадии функционального назначения, отража ющие функциональный характер конкретного разрешения юридических дел, которые с учетом специфики правоприме нительной деятельности имеют особенности в рассматривае мых отраслях права [8, с. 156].


Задачей стадии возбуждения дисциплинарного дела явля ется получение субъектом дисциплинарной власти информа ции о совершении сотрудником дисциплинарного проступка.

По мнению Ю.С. Адушкина, назначение стадии возбуж дения дела заключается в «официальном информировании органов (должностных лиц) о проступках, совершенных под падающими под их дисциплинарную власть лицами» [2, с. 82].

При этом, как отмечает ученый, о возбуждении производства можно говорить лишь в тех ситуациях, когда соответствую щее информирование субъекта дисциплинарной власти носит официальный характер: основано на полномочиях компетент ных органов (лиц) провести по факту проступка необходимое разбирательство, которым и охватываются их правоотноше ния с привлекаемым к ответственности [2, с. 82].

Исходя из этого, возникает вопрос о субъектах, которые возбуждают производство. Ю.С. Адушкин к таким субъектам относит субъектов дисциплинарного обвинения, полномочия которых в дисциплинарном процессе вытекают из их компе тенции вообще или особо регламентируются законом [2, с. 82].

Такими субъектами являются, например должностные лица органов прокуратуры.

А.В. Никифоров отмечает, что производство может быть возбуждено как самим субъектом дисциплинарной власти лично, так и его распоряжением о проведении служебной про верки или направлением представления вышестоящему долж ностному лицу [6, с. 108].

На наш взгляд, субъектом, принимающим решение о воз буждении дисциплинарного дела, является прямой начальник, то есть субъект дисциплинарной власти. Субъекты дисципли нарного обвинения лишь инициируют возбуждение дисцип линарного производства. Предоставленная ими информация, облеченная как в официальную, так и в неофициальную фор му, является поводом для возбуждения дела. Такими повода ми, в частности, являются:

непосредственное обнаружение прямым начальником достаточных данных, указывающих на наличие события дис циплинарного проступка;

информация личного состава, содержащая данные, ука зывающие на наличие события дисциплинарного проступка;

сообщения осужденных и других граждан (заявления, письма, жалобы и т.п.), государственных, общественных орга нов и организаций, содержащие данные, указывающие на на личие события дисциплинарного проступка;

материалы проверок, акты ревизий контрольно-надзор ной деятельности, содержащие данные, указывающие на нали чие события дисциплинарного проступка;

сообщения средств массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события дисциплинарного проступка.

В том случае, когда непосредственный начальник хода тайствует перед вышестоящим начальником о применении дисциплинарной ответственности к подчиненному ему со труднику, субъектом, возбуждающим дело, является непос редственный начальник.

Требующим процессуально-правовой регламентации яв ляется вопрос о содержании стадии возбуждения дисципли нарного дела. В ее содержание входят, прежде всего, процес суальные действия субъектов дисциплинарного производства.

При этом круг таких действий определяется различными уче ными по-разному.

По мнению А.В. Никифорова, на стадии возбуждения дела собираются доказательства вины, устанавливается факт совершения проступка, выясняются причины, условия и обстоятельства нарушения служебной дисциплины, дает ся соответствующая квалификация. Кроме того, истребова ние объяснения ученый также относит к стадии возбужде ния дела [6, с. 110].

Д.Н. Бахрах высказывает мнение, что «о возбуждении дела можно говорить только как о психологическом, волевом акте, не фиксированном процессуально вовне, но предопределяю щем принятие решения начать расследование при наличии признаков проступка» [3, с. 543]. Начальной стадией дисцип линарного производства, как отмечает ученый, является слу жебное разбирательство (расследование) [3, с. 590].

На наш взгляд, в содержание стадии возбуждения дела входят следующие процессуальные действия субъектов про изводства:

обнаружение факта совершения сотрудником дисцип линарного проступка;

информирование субъекта дисциплинарной власти о совершении сотрудником дисциплинарного проступка;

анализ субъектом дисциплинарной власти полученной информации;

проверка достоверности поводов возбуждения производства и отсутствия исключающих его обстоятельств;

принятие субъектом дисциплинарной власти реше ния о возбуждении дисциплинарного дела, проведении слу жебной проверки, передаче материалов дела на рассмотре ние суда чести.

Тем самым стадия возбуждения дела имеет определен ное процессуальное оформление. Однако ввиду необходи мости оперативного реагирования на факты нарушения со трудниками служебной дисциплины законодатель не счел необходимым детально регламентировать в законе действия субъектов дисциплинарного производства. Ведомственная Инструкция о применении Положения о службе вменяет начальнику в обязанность при нарушении служебной дис циплины подчиненным предупредить его о недопустимос ти таких действий, а при необходимости, в зависимости от тяжести совершенного проступка и степени вины, провести служебную проверку, наложить на виновного дисциплинар ное взыскание или передать материалы о проступке на рас смотрение суда чести.

Результат стадии возбуждения дела может быть процессу ально оформлен решением начальника о проведении служеб ной проверки.

Список литературы 1. Постановление ВС РФ от 23.12.1992 N 4202-1 (ред. от 21.11.2011, с изм. от 30.12.2012) «Об утверждении Положения о службе в орга нах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотруд ника органов внутренних дел Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 14.01.1993. N 2. Ст. 70.

2. Адушкин Ю.С. Дисциплинарное производство в СССР / Под ред. В.М. Манохина. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1986. – 128 с.

3. Бахрах Д.Н. Административное право России: учебник. – М., 2000. – 628 с.

4. Касюлин В.В. Проблемы дисциплинарной практики органов внутренних дел. Дис.... канд. юрид. наук. – М., 2003. – 198 с.

5. Марченко М.Н. Теория государства и права: учебник. – 642 с.

6. Никифоров А.В. Дисциплинарная ответственность сотрудни ков органов внутренних дел. Дис.... канд. юрид. наук. – Омск, 1998. – 212 с.

7. Никоноров Е.А. Институт служебной проверки в администра тивном праве. Дис.... канд. юрид. наук. – М.: Московский универси тет МВД России, 2006. – 208 с.

8. Чекалина О.В. Административно-юрисдикционный процесс.

Дис.... канд. юрид. наук. – М.: Академия управления МВД России, 2004. – 196 с.

Н.С. Чувашова Реализация гражданами Российской Федерации права на выезд из страны В этом году исполняется 20 лет со дня принятия Конституции Российской Федерации [1], которая закрепила право граждан Российской Федерации свободного выезда за пределы Российской Федерации и беспрепятственного возвра щения в Российскую Федерацию (ч. 2 ст. 27).

Это положение Конституции Российской Федерации соот носится с международно-правовыми актами: Всеобщей декла рации прав человека (п. 2 ст. 13) [2], Международным пактом о гражданских и политических правах (п. 2 ст. 12) [3], провоз глашающими право каждого покидать любую страну, включая свою собственную. Свобода передвижения может быть объ ектом ограничений только в случаях, предусмотренных зако ном, необходимых для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности насе ления. Установленные ограничения в любой стране не могут подрывать принцип свободы передвижения.

Протокол № 4 к Конвенции о защите прав человека и ос новных свобод также предусматривает, что каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную, и что пользование этим правом не подлежит никаким ограничени ям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходи мы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержа ния общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (ст. 2) [4].

Порядок выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию регулируется многочисленными нор мативно-правовыми актами.

К их числу можно отнести Соглашение от 30 ноября 2000 г.

между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан «О взаимных без визовых поездках граждан» [5], Протокол от 24 марта 2005 г.

к Соглашению между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Таджикистан «О взаимных безвизовых поездках граждан от 30 ноября года» [6], Федеральный закон РФ от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» [7], постановление Правительства РФ от 12 мая 2003 г. № 273 «Об утверждении правил подачи за явления о несогласии на выезд из Российской Федерации не совершеннолетнего гражданина Российской Федерации» [8], постановление Правительства РФ от 31 мая 2005 г. № 341 «О взаимных поездках граждан Российской Федерации и граждан Республики Казахстан» [9], постановление Правительства от 6 апреля 2011 г. № 249 «Об организации выезда из Российской Федерации для отдыха и (или) оздоровления несовершенно летних граждан Российской Федерации, оставшихся без по печения родителей и находящихся в организациях для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» [10], Административный регламент Федеральной службы безопас ности Российской Федерации по исполнению государствен ной функции по осуществлению пограничного контроля в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации, утвержденный приказом ФСБ РФ от 17 июня 2010 г. № 305 [11] и др.


Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, предусмотренных Федеральным законом РФ от августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (ст. 15).

Основания для ограничения права на выезд гражданина из Российской Федерации следующие:

1) при допуске к сведениям особой важности или совер шенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне в соответствии с законом Российской Федерации о го сударственной тайне, заключил трудовой договор (контракт), предполагающий временное ограничение права на выезд из Российской Федерации, при условии, что срок ограничения не может превышать пять лет со дня последнего ознакомле ния лица со сведениями особой важности или совершенно секретными сведениями, – до истечения срока ограничения, установленного трудовым договором (контрактом) или в со ответствии с настоящим Федеральным законом.

В случае если имеется заключение Межведомственной ко миссии по защите государственной тайны о том, что сведения особой важности или совершенно секретные сведения, в ко торых гражданин был осведомлен на день подачи заявления о выезде из Российской Федерации, сохраняют соответствую щую степень секретности, то указанный в трудовом договоре (контракте) срок ограничения права на выезд из Российской Федерации может быть продлен Межведомственной комисси ей, образуемой в порядке, установленном для создания меж ведомственных координационных и совещательных органов, образуемых федеральными органами исполнительной власти.

При этом срок ограничения права на выезд не должен превы шать в общей сложности десять лет, включая срок ограниче ния, установленный трудовым договором (контрактом), со дня последнего ознакомления лица со сведениями особой важно сти или совершенно секретными сведениями;

2) в соответствии с законодательством Российской Федерации призван на военную службу или направлен на аль тернативную гражданскую службу – до окончания военной службы или альтернативной гражданской службы;

3) в соответствии с уголовно-процессуальным законода тельством Российской Федерации является подозреваемым либо привлечен в качестве обвиняемого – до вынесения реше ния по делу или вступления в законную силу приговора суда;

4) осужден за совершение преступления – до отбытия (ис полнения) наказания или до освобождения от наказания;

5) уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, – до исполнения обязательств либо до достиже ния согласия сторонами;

6) сообщил о себе заведомо ложные сведения при офор млении документов для выезда из Российской Федерации – до решения вопроса в срок не более одного месяца органом, оформляющим такие документы;

7) проходит государственную службу (работает) в органах федеральной службы безопасности – до окончания срока со ответствующего контракта (трудового договора).

При временном ограничении права на выезд из Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти, уполномо ченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфе ре миграции, или его территориальный орган выдает гражданину Российской Федерации уведомление, в котором указываются ос нование и срок ограничения, дата и регистрационный номер реше ния об ограничении, полное наименование и юридический адрес организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права данного гражданина на выезд из Российской Федерации.

Конституция РФ гарантирует каждому российскому граж данину судебную защиту его прав и свобод (ч. 1 ст. 46), в слу чае если он будет ограничен в праве на выезд из Российской Федерации либо на въезд в Российскую Федерацию.

Когда решения об ограничении права на выезд из Российской Федерации, принятые в отношении граждан, осве домленных о сведениях особой важности или совершенно се кретных сведениях, отнесенных к государственной тайне, а так же граждан, допущенных к таким сведениям до вступления в силу Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», обжалуются гражданами в Межведомственную комиссию, образуемую в по рядке, установленном для создания межведомственных коорди национных и совещательных органов, образуемых федеральны ми органами исполнительной власти, она обязана рассмотреть жалобу и дать ответ не позднее чем в трехмесячный срок (ст. Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114).

Гражданин Российской Федерации может обжаловать данный отказ в суде только после получения отказа в праве на выезд из Российской Федерации Так, А.Н. Ильченко обратился в Пресненский районный суд г. Москвы с требованием о признании действий (бездейс твий) должностного лица, отказавшего ему в выдаче загран паспорта.

Руководитель структурного подразделения Управления Федеральной миграционной службы по г. Москве в уведомле нии от 22 декабря 2010 г. сослался на то, что А.Н. Ильченко в феврале 2009 года имел допуск к сведениям, отнесенным к государственной тайне, был ознакомлен с приказом Министра обороны Российской Федерации, содержащим совершенно секретные сведения. Данные сведения к моменту подачи заяв ления являлись актуальными и указанный в контракте пяти летний срок, в течение которого право заявителя на выезд из Российской Федерации может быть ограничено, не истек.

На этом основании в выдаче А.Н. Ильченко загранпаспор та было отказано.

Пресненский районный суд г. Москвы решением от 3 мар та 2011 г. в просьбе А.Н. Ильченко о признании действий (без действия) указанного должностного лица незаконными оста вил без изменения. Судебная коллегия по гражданским де лам Московского городского суда определением от 10 октября 2011 г. оставила решение суда первой инстанции без изменения.

А.Н. Ильченко подал жалобу в Конституционный Суд РФ по вопросу о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые положения подп. ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и ст. 24 Закона Российской Федерации «О государственной тайне».

Конституционный Суда РФ рассмотрел в открытом за седании дело о проверке конституционности указанных по ложений. Постановлением Конституционного Суда РФ от июня 2012 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 1 статьи 15 Федерального закона “О по рядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” и статьи 24 Закона Российской Федерации “О государственной тайне” в связи с жалобой гражданина А.Н. Ильченко» признано, что взаимосвязанные положе ния подп. 1 ст. 15 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и ст. 24 Закона Российской Федерации «О государственной тай не» не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку эти положения – по своему конституционно-пра вовому смыслу в системе действующего правового регули рования – предполагают, что принятие решения о времен ном ограничении права гражданина на выезд из Российской Федерации ставится в зависимость не только от непосредс твенно предусмотренных ими формальных оснований;

такое решение не может основываться на установлении одного лишь факта допуска к сведениям особой важности или совершенно секретным сведениям, отнесенным к государственной тайне, и во всяком случае требует выяснения характера конкретной информации, к которой гражданин имел доступ в рамках сво ей профессиональной деятельности, и степени ее секретности, в том числе на момент обращения в уполномоченные органы в связи с предполагаемым выездом за пределы страны, а также целей выезда и других обстоятельств, наличие которых позво ляет сделать вывод о необходимости применения указанного ограничения [4].

Таким образом, установленные основания для ограниче ния права на выезд гражданина из Российской Федерации но сят временный характер и ограничены определенным сроком, по истечении которого гражданин может реализовать свое право на выезд из Российской Федерации.

В судебной практике часто возникают споры по вопро су выезда несовершеннолетних детей за пределы Российской Федерации. Условия выезда несовершеннолетних граждан имеют некоторые особенности.

Для выезда из Российской Федерации несовершеннолет него гражданина Российской Федерации, который выезжает без сопровождения законных представителей, требуется но тариально удостоверенное согласие названных лиц на выезд несовершеннолетнего с указанием срока выезда и государства, которое он намерен посетить.

При выезде на отдых или для оздоровления несовершенно летних граждан, оставшихся без попечения родителей и нахо дящихся в организациях для детей-сирот, разрешение на выезд каждого несовершеннолетнего дают органы опеки и попечитель ства. Они же ведут учет этих детей и осуществляют контроль за их своевременным возвращением в Российскую Федерацию (ст. 20 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114).

В том случае, если один из родителей, усыновителей, опекунов или попечителей подал заявление, в котором на писал о своем несогласии на выезд несовершеннолетне го, тогда на основании этого заявления налагается запрет на выезд из страны. Вопрос о возможности выезда несовер шеннолетнего гражданина из Российской Федерации разре шается в судебном порядке путем предъявления иска по ме сту жительства лица, написавшего заявление о своем несо гласии на выезд.

Так, 28 декабря 2012 г. в Калининском районном суде г. Челябинска было принято решение о снятии запрета на выезд из Российской Федерации несовершеннолетней девочки года рождения – гражданки Российской Федерации, который был сделан ее отцом путем подачи заявления в Федеральное государственное управление «Пограничное управление ФСБ России по Челябинской области», в обращении к немедленно му исполнению решения судом было отказано.

Свое несогласие на выезд дочери из Российской Федерации отец объяснил тем, что желает, чтобы дочь жила с ним в России, а с решением суда, которым определено место жительство его дочери с матерью, он не согласен.

Ранее по решению Калининского районного суда г. Челябинска от 28 июня 2012 г. местожительство несовершен нолетней девочки было определено с матерью. Мать – граж данка России и проживает в Республике Казахстан. Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда от 25 сентября 2012 г. решение суда оставила без изменения, а апелляционную жалобу отца без удовлетворения.

Налагая запрет на выезд дочери из Российской Федерации, отец реализовал свое право, предоставленное законом: подать заявление о несогласии на выезд дочери, но его право не долж но было нарушать права и интересы дочери, так как объектив ных причин для запрета на ее выезд у него не было.

Конвенция о правах ребенка, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. (вступила в силу для СССР 15 сентября 1990 г.), закрепила право ребенка и его родителей покидать любую страну, включая свою собствен ную (п. 2 ст. 10) [12].

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, гарантирован ные Конституцией Российской Федерации (ч. 3 ст. 17).

Родители имеют равные права и несут равные обязаннос ти в отношении своих детей, включая и в отношении возмож ности выезда несовершеннолетнего из Российской Федерации (п. 1 ст. 61 СК РФ).

В конкретном случае отец решил воспрепятствовать ма тери вывести дочь из Российской Федерации, несмотря на то, что решение суда, которым было определено местожительство девочки с матерью, вступило в законную силу и должно испол няться. Такое поведение отца свидетельствует о злоупотребле нии им своими родительскими правами, так как без решения суда о снятии запрета на выезд несовершеннолетней девочки из Российской Федерации выехать из страны она не может.

Дочь ранее проживала с матерью в Республике Казахстан и обучалась в гимназии в первом классе. Отец тайно от мате ри увез девочку в Российскую Федерацию и подал заявление о несогласии на выезд ее из страны. До вступления решения суда в законную силу о снятии запрета на выезд несовершен нолетней из Российской Федерации, она вынуждена оставать ся на территории Российской Федерации, не обучаясь в своей гимназии по утвержденной в Республике Казахстан учебной программе, испытывать неудобства, моральные и нравствен ные страдания, что может причинить ущерб ее здоровью.

В ст. 211 ГПК РФ говорится о приказах и решениях, кото рые подлежат немедленному исполнению, думается, правиль но было бы включить сюда и решения о снятии запрета на вы езд из Российской Федерации несовершеннолетних граждан Российской Федерации, если имеется вступившее в силу реше ние суда об определении места жительства несовершеннолет него с одним из родителей, проживающим в другой стране.

Даная норма способствовала бы защите прав несовершен нолетних российских граждан быстро и свободно покинуть свою страну и защитила бы их от родителей, злоупотребляю щих своими правами (ч. 2 ст. 56 СК РФ).

Список литературы 1. Российская газета. 1993. 25 декабря.

2. Российская газета. 1995. 5 апреля.

3. Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2012 г.

№ 14-П «По делу о проверке конституционности положений под пункта 1 статьи 15 Федерального закона “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” и статьи 24 Закона Российской Федерации “О государственной тайне” в связи с жалобой гражданина А.Н. Ильченко» // Российская газета. 2012. июня.

5. СЗ РФ. 2003. № 37. Ст. 3566.

6. СПС «Консультант Плюс».

7.. Российская газета. 1996. 22 августа.

8. Российская газета. 2003. 15 мая.

9. СЗ РФ. 2005. № 23. Ст. 2273.

10. СЗ РФ. 2011. № 15. Ст. 2128.

11. Бюллетень нормативных актов федеральных органов испол нительной власти. 2010. № 34.

12. Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLVI.

1993.

ОБРАЗОВАНИЕ Е.Ю. Иванова Статус участников отношений в сфере образования по Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации» 2012 года Деятельность субъектов правовых отношений опира ется, прежде всего, на содержание норм права. Принятие Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» [1] (далее – Федерального закона) предполагает необходимость пристального изучения его основных положе ний, и в том числе вопросов, связанных с закреплением прав и обязанностей сторон образовательного процесса.

Под образованием Федеральный закон понимает «еди ный целенаправленный процесс воспитания и обучения, яв ляющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства, а также совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, цен ностных установок, опыта деятельности и компетенции оп ределенных объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов» (ст. 2. подп. 1).

В соответствии с содержанием подпунктов 31 и 32 ста тьи 2 Федерального закона предусмотрено два типа участни ков – участники образовательных отношений (обучающиеся, родители (законные представители) несовершеннолетних обу чающихся, педагогические работники и их представители, ор ганизации, осуществляющие образовательную деятельность) и участники отношений в сфере образования (участники об разовательных отношений и федеральные государственные органы, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, работодатели и их объединения).

Таким образом, Федеральный закон содержит достаточно широкий перечень субъектов, которых можно разделить в со ответствии со статусом на несколько групп, обладающих раз личными правами и обязанностями. Их система представлена на схеме 1.

– :, –, – –,, –, –, –, – Схема 1. Система участников образовательных отношений С другой стороны, весь перечень участников в соответствии с организационно-правовой формой и другими характеристика ми может быть представлен и в другом виде – на схеме 2.

Права и обязанности каждого из сторон определяются их функциями в участии, осуществлении, обеспечении образова тельного процесса.

Органы власти, прежде всего, выполняют функции уп равления образованием, финансирования деятельности обра зовательных отношений, контроль за реализацией образова ния другими участниками образовательного процесса (ст. 6– Федерального закона). В соответствии с территориальным ус –, –, – –, –, – – – ( ), – Схема 2. Группы участников образовательных отношений тройством России полномочия органов власти распределены по уровням – федеральный – региональный – местный. В со ответствии с пунктом «е» статьи 72 Конституции РФ 1993 года [2] «общие вопросы воспитания, образования, науки, культу ры, физической культуры и спорта» относятся к совместной компетенции РФ и субъектов РФ.

Непосредственно среди основных полномочий феде ральных органов власти, закрепленных Федеральным зако ном, можно выделить «разработку и проведение единой го сударственной политики в сфере образования» (ст. 6, подп.

1), «разработку, утверждение и реализацию государственных программ Российской Федерации, федеральных целевых про грамм, реализацию международных программ в сфере обра зования» (ст. 6, подп. 4), «утверждение федеральных государ ственных образовательных стандартов, установление феде ральных государственных требований» (ст. 6, подп. 6), «ли цензирование образовательной деятельности» подконтроль ных, учрежденных федеральными органами власти организа ций (ст. 6, подп. 7).

Особенностью Федерального закона можно назвать за крепление среди полномочий федеральных органов госу дарственной власти в сфере образования «разработку про гнозов подготовки кадров, требований к подготовке кад ров на основе прогноза потребностей рынка труда» (ст. 6, подп. 12). Данные полномочия выделяют экономическую составляющую в системе государственного управления процессом образования в соответствии с рыночными меха низмами спроса и предложения.

Статья 7 Федерального закона содержит полномочия Российской Федерации в сфере образования, переданные для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации – среди которых государственный кон троль, надзор, лицензирование, аккредитация образователь ной деятельности некоторых организаций (ст. 7, п. 2, подп. 1–3).

Финансовое обеспечение переданных полномочий планирует ся осуществлять исходя из «количества муниципальных райо нов и городских округов на территории субъекта Российской Федерации, внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга;

количества организаций, осуществляющих образовательную деятельность, и их филиалов, в отношении которых полно мочия по государственному контролю (надзору) в сфере об разования, лицензированию образовательной деятельности и государственной аккредитации образовательной деятель ности переданы органам государственной власти субъектов Российской Федерации» (ст. 7, п. 3, подп. 1–2). В том числе предусматривается наделение высшего должностного лица субъекта дополнительными полномочиями – по организации осуществления переданных субъекту полномочий (ст. 7, п. 8).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.