авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«ПРАВИТЕЛЬСТВО КАМЧАТСКОГО КРАЯ МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ КАМЧАТСКОГО КРАЯ ДОКЛАД ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Принят Закон Камчатского края от 16.09.2011 г. № 660 «О добровольной пожарной охране в Камчатском крае», в котором предусмотрен механизм получения льгот и соци альных гарантий. По состоянию на 01.01.2013 на территории края создано 5 обществен ных объединений пожарной охраны. Создано 31 подразделение добровольной пожарной охраны, из них 29 команд (257 чел.) и 3 дружины (37 чел.) общей численностью 294 чело века. На вооружении находится 33 единицы техники, из них приспособленной 4 ед. ГАЗ 66, 6 ед. АРС-14, 6 шт. мотопомп и 140 РЛО.

В целях борьбы с лесными вредителями и болезнями леса на территории Камчат ского края на площадях, пройденных лесными пожарами, проводились сплошные и вы борочные санитарные рубки. Всего проведено 101,1 га санитарных рубок, из них: 90 га – выборочные санитарные рубки и 11,1 га – сплошные санитарные рубки.

Средств федерального бюджета на проведение санитарных рубок не привлекалось, все рубки выполнены за счет средств иных источников. Для выявления площадей, тре бующих проведения санитарных рубок, проведено 3025,3 га лесопатологических обследо ваний.

1.4. Воспроизводство лесов.

По данным Камчатстата, в 2012 году на территории Камчатского края были выпол нены следующие работы (таблица 41):

Таблица Сведения о воспроизводстве лесов в Камчатском крае в 2012 году Лесовосстановление (га), в том числе: Искусственное лесовосстановление (создание лесных культур) Содействие естественному лесовосстановлению Подготовлено лесных участков для создания лесных культур, га Рубки ухода за лесом, га Заготовлено семян лесных растений, кг Агротехнический уход за лесными культурами в переводе на однократный, га Текущие затраты на осуществление мероприятий по воспроизводству лесов и лесоразведению, тыс. рублей:

Искусственное лесовосстановление 2942, Естественное лесовосстановление 1234, Подготовка лесного участка для создания лесных культур 1840, Уход за лесами 2534, Прочие текущие затраты 2809, По данным Агентства лесного хозяйства и охраны животного мира Камчатского края, в 2012 году за счет субвенций лесовосстановительные мероприятия проведены на площади 1050 га, в том числе искусственным путем (лесные культуры) - 350 га. Создание лесных культур проводилось посадкой сеянцев лиственницы и посевом семян лиственни цы и березы. Лесные питомники заложены на площади 1 га. Выращено стандартного по садочного материала 510,7 тыс. штук.

Агротехнический уход в лесных культурах осуществлен на площади 350 га, лесо водственный уход в культурах проведен на площади 94 га. Заготовлено 30 кг семян бере зы для посева на лесокультурную площадь.

Ввод молодняков в категорию хозяйственно ценных древесных насаждений осуще ствлен на площади 1080 га.

Арендаторами по заготовке древесины лесовосстановление (путем содействия ес тественному возобновлению леса) проведено на площади 465 га.

1.5. Редкие и охраняемые виды растений, мониторинг их состояния.

Приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 25.10. № 289 утверждены списки «Объектов растительного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и исключенных из Красной книги Российской Федерации (по со стоянию на 1 июня 2005 г.)». Приказ обязателен к исполнению на всей территории Рос сии. В новые списки Красной книги России включено 676 видов покрытосеменных, голо семенных, папортникообразных, мохообразных, морских и пресноводных водорослей макрофитов, лишайников и грибов. Исключено из списков охраняемых растений 48 видов.

По данным Камчатского филиала ТИГ ДВО РАН, из числа видов сосудистых рас тений (покрытосеменные и папортникообразные), произрастающих в Камчатском крае, в список охраняемых видов (Красной книги России) включены следующие растения: мел колепестник сложный Erigeron compositus Pursh., родиола розовая Rhodiola rosea L., фим бристилис охотский Fimbristylis ochotensis (Meinsh.) Kom., Венерин башмачок крупно цветковый Cypripedium macranthon Sw., Венерин башмачок Ятабе Cypripedium yatabeanum Makino, надбородник безлистный Epipogium aphyllum Sw., любка камчатская Platanthera camtschatica (Chain el Schleih) Makino, первоцвет чукотский Primula tschuktschorum Kjellm., ужовник аляскинский Ophioglossum alascanum E. Britt, ужовник тепловодный Ophioglossum thermale Kom., полушник морской Isoetes maritima Underw. (Isoetes beringen sis Kom.).

В Красную книгу Российской Федерации также включены следующие виды мохо образных и лишайников, произрастающих в Камчатском крае: бриоксифиум норвежский, разновидность - японский Bryoxiphium norvegicum (Brid.) Mitt. var. japonicum (Berggr.) A.

et D. Love, кладония вулканная Cladonia vulcani Savicz, лептогиум Бурнета Leptogium bur netiae C.W.Dodge, асахинея Шоландера Asahinea scholanderi (Llano) C.Culb. & W.Culb., цетрария камчатская Cetraria kamczatica Savicz, стереокаулон Савича Stereocaulon saviczii DR., лобария легочная Lobaria pulmonaria (L.) Hoffm., лихеномфалина гудзонская Liche nomphalia hudsoniana (H.S.Jenn.) Redhead et al. и один вид грибов - трутовик лакирован ный Ganoderma lucidum (Fr.) P. Karst.

В Красную книгу Камчатского края включен 141 вид сосудистых растений (в том числе 125 видов покрытосеменных, 1 вид голосеменных, 13 видов папоротниковидных, вида плауновидных) (рис. 34). Еще 90 видов сосудистых растений требуют внимания к их состоянию в естественной среде обитания. Такое относительно большое число видов, ну ждающихся в охране, не свидетельствует о плачевном состоянии растительного мира ре гиона, но опосредовано отражает ботанико-географические и исторические особенности флоры и растительности.

В Красную книгу Камчатки также включены 57 видов мохообразных, в том числе 34 вида печеночников и 23 вида листостебельных мхов, 11 видов морских водорослей макрофитов, 35 видов лишайников, 7 видов грибов. Четыре вида водорослей-макрофитов, предложенных ко включению в Красную книгу России, не были включены в Красную книгу Камчатки, т.к. в акватории морей, омывающих Камчатку, эти виды являются обыч ными и даже массовыми (Селиванова, 2007).

Камчатский край – единственный субъект Российской Федерации, где под охрану взяты отдельные уникальные виды бактерий, архей и цианобионтов, живущих в термаль ных и минеральных источниках, которых на Камчатке насчитывается 236 групп с темпе ратурой от 3-х (два источника) до 125 С0 (Кирюхин и др., 2012). В Красную книгу Кам чатки включено 17 видов термофильных микроорганизмов, в том числе 10 видов термо фильных бактерий и архей и 7 видов цианобионтов (рис. 35).

Рис. 34. Сверция тупая Swertia obtusa Ledeb., бассейн р. Кетачан (Быстринский природный парк), первая находка для этой территории, 2012 год Рис. 35. Альгобактериальные маты (Верхне-Киреунские горячие ключи) Термофильные микробные сообщества гидротермальных систем считаются анало гами древнейших биоценозов Земли, появившихся более 3,5 млн. лет назад (Stetter, 1996);

эта гипотеза базируется как на филогенетических данных (термофильные и гипертермо фильные микроорганизмы представляют собой наиболее глубокие филогенетические вет ви универсального дерева жизни (Woese, 1998), так и на данных палеобиологии и геохи мии, свидетельствующих о древности гидротермальных систем (Богданов, 2001). Проду цируемые этими микроорганизмами термостабильные ферменты и нуклеиновые кислоты находят применение в различных областях биотехнологии: от индустриального производ ства гидролитических ферментов для детергентов до использования термостабильных ферментов обмена нуклеиновых кислот в генетических и молекулярно-биологических ис следованиях (Мирошниченко, 2005).

Микробные сообщества гидротермальных систем Камчатки нуждаются в защите от антропогенных и техногенных влияний: разработка принципов и методов охраны генофонда микробных сообществ поверхностных термопроявлений Камчатки является неотложной задачей.

В 2012 году мониторинг за состоянием видов растений, грибов и микроорганизмов, занесенных в Красную книгу РФ и Красную книгу Камчатского края в Камчатском крае проводился в рамках Государственного контакта на выполнение НИР «Обеспечение ме роприятий по ведению Красной книги Камчатского края» (с Камчатским филиалом ТИГ ДВО РАН) и, в пределах особо охраняемых природных территорий федерального значе ния (природный заповедник «Кроноцкий», природный заповедник «Командорский», при родный заповедник «Корякский») (рис. 36).

Рис. 36. Карта-схема обследованных в 2012 году участков Материалы мониторинга на территории федеральных ООПТ отражены в Летописях природы за 2012 год каждого из заповедников.

Особо следует отметить начало системных работ по изучению растительности в за поведнике «Корякский»: здесь в июле 2012 года экспедицией Ботанического института РАН описана растительность южной части полуострова Говена. В процессе исследований не только выявлены новые местообитания Leontopodium kamtschaticum (занесен в Крас ную книгу Камчатского края), но описаны уникальные сообщества с его участием.

Работы в рамках Государственного контакта на выполнение НИР «Обеспечение мероприятий по ведению Красной книги Камчатского края» проводились согласно техни ческого задания. Были обследованы 10 групп горячих источников, проведена оценка со временного состояния местообитаний охраняемых видов растений и термофильных мик роорганизмов, произведен отбор проб для определения состава микроорганизмов (нахо дятся в обработке). Проведены наблюдения за состоянием, местообитаний следующих видов растений, занесенных в Красную книгу Камчатки:

Сосудистые растения.

1) Ужовник аляскинский Ophioglossum alascanum. Статус. VU — уязвимый. Зане сен в Красную книгу РФ. Апачинские ключи. Выявлено, что изменение гидротермическо го режима Апачинских горячих ключей в результате отбора вод для бассейна и рекреаци онное обустройство как никогда реально угрожают существованию местной популяции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохранение местообитания.

Краеведческие ключи (Налычевский парк) – местообитание находится в зоне активного рекреационного воздействия, необходимы детальные популяционные исследования и до полнительные меры охраны. Оксинские ключи - (Быстринский природный парк) - попу ляция находится под воздействием сильного рекреационного воздействия, необходимы дополнительные меры охраны. Апапельские горячие ключи (Быстринский природный парк) - состояние стабильное, недопустимо расширение неконтролируемого рекреацион ного воздействие на район произрастания 2) Ужовник тепловодный Ophioglossum thermale. Статус. VU — уязвимый. Зане сен в Красную книгу РФ. Карымшинские ключи (левый берег). В пределах известных ра нее местообитаний растения не выявлены. Т.к. нарушений почвенно-растительного слоя не отмечено, можно предположить, что это связано с природными факторами. Необходи ма постановка режимных наблюдений. Апапельские горячие ключи (Быстринский при родный парк) – популяция крайне малочисленна, недопустимо расширение неконтроли руемого рекреационного воздействие на район произрастания 3) Телиптерис японский Thelypteris nipponica. Статус CR – на грани уничтожения.

Апачинские ключи. Изолированная популяция на границе ареала. Выявлено, что измене ние гидротермического режима Апачинских горячих ключей в результате отбора вод для бассейна и рекреационное обустройство как никогда реально угрожают существованию камчатской популяции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохране ние местообитания.

4) Клубнекамыш плоскостебельный Bolboschoenus planiculmis. Статус VU — уяз вимый. Популяция на Начикинских ключах (вновь сформированное местообитание на стоках скважины) – состояние стабильное, жизненность растений высокая. Местообита ние не обеспечено охраной и находится в зоне хозяйственного и рекреационного воздей ствие. Высока вероятность утраты местообитания.

5) Фимбристилис охотский Fimbristylis ochotensis. Статус VU — уязвимый. Зане сен в Красную книгу РФ. Малкинские ключи – популяция на грани уничтожения, расте ния угнетены. Карымшинские ключи (левый берег) – популяция находится под воздейст вием сильного рекреационного воздействия. Растения угнетены, площади уменьшаются.

Дачные источники – состояние стабильное, но требуется регламентация техногенного и рекреационного воздействия. Апачинские ключи – популяция на грани уничтожения.

6) Киллинга камчатская Kyllinga kamtschatica.Статус CR — на грани исчезнове ния. Малкинские ключи – популяция на грани уничтожения, растения угнетены. Установ лено, что предпринятая нами в августе 2010 года интродукция вида на Апачинские ключи прошла успешно.

7) Ситник Лешено Juncus leschenaultii. Статус. CR — на грани исчезновения.

Апачинские ключи. Изолированная популяция на границе ареала. Выявлено, что измене ние гидротермического режима Апачинских горячих ключей в результате отбора вод для бассейна и рекреационное обустройство как никогда реально угрожают существованию камчатской популяции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохране ние местообитания.

8) Венерин башмачок крупноцветковый Cypripedium macranthon. Статус. VU — уязвимый. Район Апачинских ключей - Выявлено, что рекреационное обустройство в рай оне Апачинских ключей как никогда реально угрожают существованию местной популя ции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохранение местообитания.

Долина р. Горячей (Налычевский природный парк) - местообитания охраняются, состоя ние стабильное. Оксинские горячие ключи (Быстринский природный парк) - популяция находится под воздействием сильного рекреационного воздействия, необходимы допол нительные меры охраны. Апапельские горячие ключи (Быстринский природный парк) состояние стабильное, недопустимо расширение неконтролируемого рекреационного воз действие на район произрастания.

9) Ореорхис раскидистый Oreorchis patens. Статус. EN — угрожаемый. Район Апачинских ключей - Выявлено, рекреационное обустройство в районе Апачинских клю чей как никогда реально угрожают существованию местной популяции этого вида. Необ ходимы срочные меры, направленные на сохранение местообитания.

10) Колючестебельник Тунберга Truellum thunbergii. Статус. EN — угрожаемый.

Апачинские ключи. Выявлено, что изменение гидротермического режима Апачинских го рячих ключей в результате отбора вод для бассейна и рекреационное обустройство как никогда реально угрожают существованию местной популяции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохранение местообитания. Начикинские ключи. При обследовании в июле и октябре 2012 г. Колючестебельник Тунберга здесь не найден. Не обходимо повторное обследование.

11) Щавелёк золотисторыльцевый Acetosella aureostigmatica. Статус. VU — уяз вимый. Популяция в поселке Анавгай остается локальной, приуроченной к району сква жины на горячую воду, но остается жизнеспособной.

12) Роголистник погружённый Ceratophyllum demersum. Статус. EN — угрожае мый. Нижнепаратунские ключи. Растений в пределах этого местообитания (ранее сильно нарушенного в результате строительных работ) в июле 2012 г. не выявлено. Вид широко расселился по нетермальным мелководным водоемам в длине р. Паратунка, необходима корректировка статуса охраны этого вида.

13) Горечавка простёртая Gentiana prostrata. Статус. EN — угрожаемый.

Апачинские ключи. Выявлено, рекреационное обустройство в районе Апачинских ключей как никогда реально угрожают существованию местной популяции этого вида. Необходи мы срочные меры, направленные на сохранение местообитания.

14) Зюзник одноцветковый Lycopus uniflorus. Статус. EN — угрожаемый.

Апачинские ключи. Выявлено, что изменение гидротермического режима Апачинских го рячих ключей в результате отбора вод для бассейна и рекреационное обустройство как никогда реально угрожают существованию местной популяции этого вида. Необходимы срочные меры, направленные на сохранение местообитания.

15) Череда камчатская Bidens kamtschatica. Статус. EN — угрожаемый. Место обитание в поселке Анавгай (Быстринский природный парк) находится в зоне хозяйствен ного воздействия, необходимы дополнительные меры охраны.

Мохообразные.

Бриоксифиум норвежский разновидность японский Bryoxiphium norvegicum var.

Japonicum. Статус. VU — уязвимый. ПП «Долина изваяний» наблюдения и фоторегистра ция проведены силами волонтера природного парка Быстринский. Состояние популяции стабильное, негативных воздействий не выявлено.

Грибы.

Гериций коралловидный Hericium coralloides. Статус. VU — уязвимый. Впервые найден в каменноберезовом лесу в среднем течении р. Половинка (окр. г. Елизово). Нега тивных воздействий не выявлено (рис. 37).

Рис. 37. Гериций коралловидный, или коралловый гриб Hericium coralloides (Scop.). Растет на валежной древесине ольхи, березы, плодоносит с конца июля до конца сентября.

Популяции большинства охраняемых видов растений и грибов в Камчатском крае находятся в удовлетворительном состоянии. Но, как и в предыдущие годы, следует отме тить стабильно ухудшающееся состояние популяций видов из Красной книги России и Красной книги Камчатского края, произрастающих в пределах термальных местообита ний, у горячих ключей. Термальные местообитания подвергаются разрушающему рекреа ционному воздействию, в том числе – на охраняемых природных территориях.

Продолжается неконтролируемое рекреационное освоение Апачинских ключей, что в самое ближайшее время может привести к утрате популяций произрастающих здесь охраняемых видов растений и термофильных микроорганизмов. Между тем, эти источни ки, описанные выдающимися исследователями К. Дитмаром, доктором Дыбовским, В.Л.Комаровым, Э.Хультеном, Б.И. Пийпом имеют и историческое значение. Для их со хранения необходимо безотлагательно начать работы по созданию здесь памятника при роды и организации действенной охраны.

Ситуация на Малкинских горячих ключах в 2011 г. (как и в 2012 г.) оценена со трудниками КФ ТИГ ДВО РАН как критическая. Формирующиеся здесь популяции охра няемых видов растений Фимбристилиса охотского (Fimbristylis ochotensis (Meinsh.) Kom.) и Киллинги камчатской (Kyllinga kamtschatica) находятся на грани исчезновения. Малкин ские ключи – единственное естественное местообитание Kyllinga kamtschatica в Камчат ском крае. Пользователь территории – ЗАО «Аквариус» не предпринимает никаких мер для сохранения местообитаний охраняемых видов.

В процессе строительства моста через р. Камчатка (завершено в 2012 г.) карди нально изменено единственное известное на Камчатке местообитание Болотноцветника щитолистного Nymphoides peltata (озеро у переправы). Статус. CR — на грани исчезнове ния. Необходимо предпринять исследования в данном районе для выявления новых ме стообитаний и оценки состояния популяции, испытавшей антропогенное воздействие.

В целях сохранения территориальной целостности, защиты от лесных пожаров и антропогенного воздействия в границах Кроноцкого заповедника изолированного участка произрастания и единственной в крае рощи пихты грациозной Abies gracilis Министерст вом природных ресурсов и экологии Камчатского края была поддержана инициатива за поведника о включении в состав заповедника территории площадью около 3000 га, при мыкающей к роще пихты грациозной со стороны Семячикского лимана (рис. 38).

Рис. 38. Уникальная роща пихты грациозной Abies gracilis занимает на территории Камчатского края всего 20 га В 2012 г. выявлены новые местообитания следующих видов, занесены в Красную книгу Камчатки: Cверция тупая Swertia obtusa (бассейн р. Кетачан), Шлемник иезский Scutellaria yezoёnsis (Южно-Камчатский природный парк), Лунокучник крылатый Lunathyrium pterorachis (басс. р. Толмачева), Лилия пенсильванская Lilium pensylvanicum (долина р. Анавгай), Любка камчатская Platanthera camtschatica (басс. р. Плотникова), Эдельвейс камчатский Leontopodium kamtschaticum (полуостров Говена), Кувшинка четы рехугольная Nymphaea tetragona (оз. Плоское, окр. Петропавловска-Камчатского).

2. ЖИВОТНЫЙ МИР, В ТОМ ЧИСЛЕ ВОДНЫЕ БИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕ СУРСЫ 2.1. Общая характеристика биологического разнообразия.

Систематический список фауны морских и пресноводных рыбообразных и рыб, земноводных, пресмыкающихся, птиц, наземных и морских млекопитающих Камчатского края и сопредельных морских акваторий насчитывает 918 достоверно зарегистрированных видов и подвидов животных, относящихся к 7 классам, 55 отрядам, 156 семействам и родам (Каталог позвоночных Камчатки и сопредельных морских акваторий, 2000).

Фауна рыбообразных, рыб и беспозвоночных, обитающих в морских и пресных водах Камчатки, исключительно богата и своеобразна: достоверно зарегистрировано видов и подвидов рыбообразных и рыб, относящихся к 3 классам, 27 отрядам, 85 семейст вам и 261 роду (Каталог..., 2000), и более 2,2 тыс. видов беспозвоночных.

Берингово и Охотское моря относятся к наиболее продуктивным морям в мире.

Фауна рыб Охотского моря включает более 350 видов. Биологическая продуктивность За падно-Камчатского шельфа – одна из самых высоких в мире и составляет около 20 т/км2.

Промысловые запасы водных биоресурсов Западно-Камчатского шельфа представляют собой треть всей собственной сырьевой базы промышленного рыболовства России (Шир ков и др., 2006). Фауна Берингова моря представлена более, чем 450 видами рыб, ракооб разных и моллюсков, более 200 видами птиц и 26 видами морских млекопитающих. Ры бопродуктивность Берингова моря – 1,5 т/км2 – также соответствует наиболее продуктив ным районам Мирового океана.

Практически все реки и озера Камчатки имеют исключительно высокое рыбохо зяйственное значение: здесь нерестится около трети мировой популяции тихоокеанских лососей (Моисеев и др., 2005) (рис. 39).

Рис. 39. Нерка Oncorhynchus nerka на нерестилище в истоках ручья Реки и озера Камчатского края отличаются наибольшим на Азиатском побережье видовым разнообразием тихоокеанских лососей рода Oncorhynchus, из которых на нерест заходят следующие виды: чавыча (О. tschawytscha), нерка (О. nerka), кета (О. keta), кижуч (О. kisutch), горбуша (О. gorbuscha) и сима (О. masou) (рис. 43). Род Parasalmo (тихооке анские благородные лососи) включает один вид – микижу (Parasalmo mykiss), представ ленный проходной (камчатская семга) и пресноводной (микижа) формами – аналогами американских стальноголового лосося и радужной форели (Павлов и др., 2001). В реках края обитают несколько видов гольцов рода Salvelinus: мальма (S. malma), альпийский голец (S. alpinus), кунджа (S. leucomaenis) и другие, а также камчаткий хариус - Thymallus arcticus mertensii).

Рис. 40. Нерестовый («рунный») ход горбуши Oncorhynchus gorbusch Среди районов морского промысла северо-западная часть Тихого океана в течение длительного времени занимает лидирующее положение в общем объеме вылова гидро бионтов в Мировом океане: так, в 2010 году объем вылова составил 20,9 млн. тонн, или 27% мирового объема продукции морского рыболовства (обзор FAO, 2012).

По данным КамчатНИРО, общая площадь морских рыбопромысловых районов, при легающих к территории Камчатского края, составляет 1473 тыс. км2. В прикамчатских во дах сосредоточено по биомассе 72 % минтая, более 90 % трески, около 50 % - камбал, % наваги, 46 % палтусов, 87 % терпугов, примерно 72 % синего краба. Промысел всех гидробионтов дает более 50% от общей добычи рыбопромыслового флота российского Дальнего Востока (Науменко, 2009).

В процессе промышленного и других видов рыболовства в Камчатском крае добы ваются 5 видов тихоокеанских лососей, а также более 40 видов морских объектов (в том числе 16 составляют рыбы), для которых определяется общий допустимый улов. К наибо лее ценным промысловым объектам обносятся минтай, треска, камбалы, палтусы, окуни, три вида тихоокеанских лососей – нерка, кижуч и чавыча, а также крабы – камчатский, синий, стригуны и другие.

Фауна морских млекопитающих представлена 7 видами тюленей, морской выдрой (каланом), моржом и более 20 видами крупных и мелких китообразных. В крае насчиты вается 57 лежбищ каланов, 27 лежбищ сивучей (из них два – репродуктивные), 5 лежбищ северных морских котиков и более 100 лежбищ настоящих тюленей (рис. 41).

Рис. 41. Северные морские котики (щенки), Командорский заповедник Фауна наземных животных Камчатки считается островной в связи с неоднократ ным отделением полуострова Камчатка от Евразийского материка в периоды мощных морских трансгрессий в относительно недалеком геологическом прошлом, периодически ми оледенениями и современной относительной географической изоляцией. Полуостров отделен от материка более, чем 300-км обширными безлесными, сильно заболоченными низменностями Парапольского дола, которые являются физической преградой для мигри рующих наземных животных. К примеру, рысь впервые была отмечена на юге края в г., белка обыкновенная – в 1920-х годах на северо-западном побережье края. Для назем ной фауны полуострова характерны обедненный по сравнению с теми же широтами мате риковой части Северо-Восточной Азии видовой состав, однообразие видов в биоценозах, а также исторически «молодой» биологический эндемизм, в основном, подвидового, реже видового уровней. Эндемичны для полуострова 3–5 % видов и подвидов фауны насеко мых, эндемичными подвидами представлены 10 % гнездящихся видов птиц, 14 % – на земных млекопитающих (Лобков, 2002), к примеру, камчатский бурый медведь, камчат ский соболь, камчатский снежный баран, командорский песец. На обедненность фауны наземных позвоночных Камчатки также влияют горный характер рельефа и не соответст вующие географической широте суровые климатические условия, обусловленные влияни ем холодных Охотского и Берингова морей. На Камчатке, как нигде более в Северном по лушарии, зона климата тундры и лесотундры опускается до самого юга полуострова – мы са Лопатка.

Для региона характерно наличие географических изолятов – географически полно стью или частично изолированных популяций. Среди птиц географические изоляты обра зуют 34 вида (Лобков, 1999). Современные данные по молекулярной биологии бурых мед ведей Камчатки свидетельствуют о том, что после последнего оледенения географическая популяция медведей развивалась самостоятельно: по материнской линии популяция мед ведей полуострова характеризуется своей собственной гаплогруппой, нигде больше не встречающейся (Korsten et al., 2009). Самый яркий пример изолятов – островные популя ции песцов о. Беринга и о. Медного (Командорские острова), которых относят к разным подвидам (рис. 42).

Рис. 42. Голубые песцы о. Беринга адаптированы к присутствию человека На Камчатке на одном и том же участке территории обитают типично горные, тун дровые и лесные виды животных. Фоновые виды животных в альпийском и субальпий ском поясе – черношапочный сурок, снежный баран, пищуха;

в березовых и пойменных лесах - полевки и бурозубки;

для всех типов лесов и стланиковых зарослей - заяц-беляк, соболь, бурый медведь.

В фауне наземных млекопитающих Камчатского края насчитывается 37 видов (без синантропных видов), из которых 3 вида было акклиматизировано (американская норка, ондатра, канадский бобр) и 1 расселен из материковых районов края во внутренние рай оны полуострова – колымский лось. Ведущую роль для охотничьего хозяйства в назем ных экосистемах играют хищные и грызуны: первые являются объектом промысловой охоты, вторые – наиболее многочисленны.

Хищные. Отряд представлен 11 видами, относящимися к 4 семействам: 6 видов куньих: соболь камчатский Martes zibellina camtschadalica), восточносибирский горностай Mustela erminea kaneii (рис. 43), северная речная выдра Lutra lutra, камчатская росомаха Gulo gulo albus, ласка сибирская Mustela nivalis pygmaea, американская норка Mustela vison;

три вида псовых: волк полярный (тундровый) Canis lupus albus), лисица анадырская (камчатская) Vulpes vulpes beringiana, два подвида песца Alopex lagopus – беринговский A.l. beringensis и медновский A. l. semenovi, один вид медвежьих - бурый медведь Ursus arctos и один – кошачьих – восточносибирская (якутская) рысь Lynx lynx wrangeli.

Парнокопытные. Представлен 3 видами, относящимися к двум семействам: 2 вида семейства оленей (дикий северный олень Rangifer tarandus и колымский лось Alces alces) и один вид полорогих – снежный баран Ovis nivicola. Промысловое значение имеют лось и снежный баран. Дикий северный олень внесен в Красную книгу Камчатки.

Зайцеобразные. Обитает 2 вида двух семейств: зайцевые (заяц-беляк Lepus timidus) и пищуховые (северная пищуха Ochotona hiperborea). Промысловое значение имеет беляк.

Грызуны. Представлен 13 видами, относящимися к трем семействам: 5 видов бе личьих: обыкновенная белка Sciurus vulgaris, суслик берингийский Spermophilis parryi, сурок черношапочный Marmota camchatica, бурундук азиатский (сибирский) Tamias sibiricus, якутская летяга Yakutian flying squirrel;

8 видов хомякообразных: ондатра Ondatra zibethicus, красно-серая полевка Clethrionomys rufocanus, красная полевка Cl.

Rutilus, полевка экономка Microtus oeconomus, копытный лемминг Dicrostonix torguatis, бурый лемминг Lemmus trimucronatus, камчатский лемминг Lemmus flavescens и колым ский лесной лемминг Myopus schisticolor. Численность леммингов повсеместно крайне низкая. Три вида леммингов – копытный, бурый и камчатский – внесены в Красную книгу Камчатки.

Насекомоядные. Представлен 5 видами семейства землеройковых: крупнозубая бу розубка Sorex daphaenodon, камчатская бурозубка S. camtschaticus, равнозубая бурозубка S. isodon, крошечная бурозубка S. minitissimus, средняя бурозубка S. сaecutiens. Это самые мелкие представители наземных млекопитающих Камчатки. Плотность населения этих зверьков невелика, численность подвержена сильным (в десятки и сотни раз) колебаниям.

Рукокрылые. По одним данным (Кривошеев и др., 1984), на Камчатке обитает вида, относящихся к семейству гладконосых летучих мышей: водяная ночница Myotis daubentoni, ночница Брандта Myotis brandti и северный кожанок Eptesicus nilssoni. По последним данным (Каталог позвоночных Камчатки и сопредельных морских акваторий (2000)), на Камчатке обитает 2 вида, относящихся к семейству гладконосых летучих мышей: ночница Брандта Myotis brandtii и северный кожанок Eptericus (Amblyotis) nilssonii. Все виды очень редкие и занесены в Красную книгу Камчатки.

Фауна земноводных и пресмыкающихся Камчатки крайне скудна и насчитывает лишь три вида: это автохтонный сибирский углозуб Salamandrella keyserlingii, непредна меренно интродуцированная озерная лягушка Rana ridibunda и изредка проникающая с юга в прикамчатские воды Берингова моря и Тихого океана кожистая черепаха Dermoche lys coriacea – обитатель тропических и субтропических вод.

Рис. 43. Восточносибирский горностай Mustela erminea kaneii Авифауна региона включает 322 вида и подвида птиц, из которых не менее 60% представлены водно-болотными и морскими колониальными птицами. Богатство и харак тер распределения водно-болотных угодий поставили Камчатский край в ряд важнейших ключевых орнитологических территорий мира: миллионы околоводных птиц дважды в год совершают здесь перемещения по Азиатско-Австралийскому миграционному пути.

Морское побережье Камчатки и ряда крупных островов общей протяженностью более 5, тыс. км обладает уникальным ландшафтным и биотопическим разнообразием, что создает исключительно благоприятные условия для жизни многомиллионного сообщества мор ских колониальных птиц и млекопитающих. Только на побережье, примыкающем к рякскому нагорью, и на Восточной Камчатке зарегистрировано 1331 гнездовых колоний 15 видов морских птиц с численностью около 1,5 млн. особей (Вяткин, 2000).

На Командорских островах гнездится более 1 млн. морских колониальных птиц, принадлежащих к 19 видам. Всего на гнездовьях, зимовках и сезонных миграциях здесь отмечено 207 видов птиц, в т.ч. 53 вида – гнездящиеся птицы, из них 5 видов - эндемики.

Все побережье южной части о. Беринга и всего о. Медного плотно усеяно колониями птиц. Плотность заселения птицами мест гнездований необычайно велика: только на о.

Топорков (площадь – 0,4 км2) гнездится около 45 тыс. пар морских птиц, из которых око ло 40 тыс. пар – топорки, около 2 тыс. пар – серокрылой чайки. Только на Командорах ре гулярно размножаются такие птицы американской фауны, как серокрылая чайка и крас ноногая говорушка. Оба вида занесены в Красную книгу Камчатки. Командорская попу ляция глупыша – самая крупная в мире (193,1 тыс. пар), а популяция красноногой гово рушки (16,2 тыс. пар) – одна из 4 существующих в мире (Артюхин, 2008;

Иванов и др., 2008). Скала в океане - остров Арий Камень – плотно заселена 17 видами птиц.

Энтомофауна Камчатки представлена 2200 видами насекомых, из них 140 – энде мики Камчатки (Лобкова, 2003).

2.2. Водные биологические ресурсы.

Морская акватория в границах Камчатского края разделена на пять промысловых статистических районов, к которым относятся Западно-Беринговоморская зона и подзоны Карагинская, Петропавловско-Командорская, Камчатско-Курильская и Западно Камчатская (рис. 44).

В 2012 г. ФГУП «КамчатНИРО» проведено 109 экспедиций, направленных на ис следования состояния сырьевой базы рыболовства в указанных рыбопромысловых рай онах. Выполнен 31 рейс на собственных (9), арендованных (5) и промысловых (17) судах, в том числе: 18 – в западной части Берингова моря, тихоокеанских водах Камчатки и се верных Курил;

13 – в северо-восточной части Охотского моря. Кроме того, сбор промы словой и биологической статистики осуществляли на пресноводных водоемах края, став ных неводах, береговых рыбокомбинатах. Всего проведено 78 полевых экспедиций.

Рис. 44. Акватория промысловых районов, прилегающих к Камчатскому краю Результаты исследований состояния запасов водных биоресурсов.

Морские промысловые рыбы. Фауна рыб, обитающих в морских и пресных водах Камчатки и сопредельных регионах, исключительно богата и своеобразна. В данном ре гионе зарегистрировано 505 видов и подвидов рыбообразных и рыб. Это один из наиболее продуктивных и значимых в промысловом отношении районов Мирового океана. Мони торинг состояния запасов, исследование биологии основных промысловых видов рыб — одна из первостепенных задач КамчатНИРО. Оценка ресурсов основных промысловых видов рыб в указанных районах осуществляется как методами прямого учета (ихтио планктонные, донные траловые и снюрреводные съемки), так и методами, основанными на данных промысловой статистики.

В 2012 г. сделано: 2 донные и 1 снюрреводная съемки, сопровождавшиеся ихтио планктонными обловами, 2 ихтиопланктонные съемки, проведено на разных видах про мысла в разных районах 20 экспедиций, суммарно сделано около 161 тыс. различных био анализов. По большинству видов (минтай, сельдь, треска, камбалы) уровень информаци онного обеспечения можно оценить, как высокий, что позволяет использовать для оценки запаса и прогноза ОДУ самые современные методы (когортные модели, предосторожный подход и др.). В то же время, по ряду ценных объектов (окуни, шипощеки, палтусы, угольная, мойва и др.) традиционно информация немногочисленна, что вынуждает при оценке запасов использовать экспертный подход.

В настоящее время одним из самых востребованных промысловых объектов явля ется минтай. Так, в 2012 г. из рекомендованных в районах ответственности КамчатНИРО 1,768 млн. т морских промысловых рыб вылов минтая составил 1,47 млн. т (95,3%) (рис.

45).

1800 ОДУ/Вылов, тыс. т Освоение, % ОДУ/ВВ Вылов Освоение ОДУ/ВВ 600 400 200 0 Палтус белокорый Палтус черный Шипощеки Навага Мойва Угольная рыба Минтай Морские окуни Терпуг Камбалы Сельдь Бычки Скаты Треска Объекты Рис. 45. ОДУ, вылов и освоение ОДУ основных промысловых видов рыб в 2012 г.

В прикамчатских водах промыслом эксплуатируется минтай нескольких популя ций. Регулирование добычи этого вида в Западно-Беринговоморской зоне производится отдельно для двух регионов, соответствующих двум единицам запаса: западноберингово морской (на акватории к западу от 174° в. д.) и североберинговоморской (к востоку от 174° в. д. до разделительной линии зон России и США, Наваринский район). В 2012 г.

ОДУ составлял 389,8 тыс. т, а освоение – 87%. Модельные расчеты показывают, что био масса минтая в Наваринском районе в последние годы стабилизировалась на уровне выше среднемноголетнего: общий запас – около 2,8, нерестовый – 1,9 млн. т (рис. 46). Ожида ется, что в ближайшие 2 года нерестовый запас останется примерно на том же уровне.

Освоение запасов другой западноберинговоморской популяции минтая ведется в Карагинской подзоне и Западно-Беринговоморской зоне до 174° в. д. Отсутствие деления зоны 61.01 на подрайоны приводит к систематическому перелову рекомендованного объ ема вылова на акватории к западу от 174° в. д. В 2012 г. ОДУ превышен вдвое, а в целом для популяции на 12%. Такая ситуация негативно отражается на ресурсах популяции. В частности, по модельным оценкам, в 2012 г. общий запас составил около 469 тыс. т, а не рестовый – 295 тыс. т, что соответствует низкому уровню. К 2014 г. биомасса нерестового запаса еще более снизится и составит около 246 тыс. т. Темпы снижения запасов западно беринговоморского минтая вынудили пересмотреть правило регулирования промысла и принять более консервативное – рекомендовать весь ОДУ для освоения только в Карагин ской подзоне снюрреводами, ввести процедуру закрытия района для специализированного промысла минтая в Западно-Беринговоморской зоне к западу от 174° в. д.

10, 9, 8,0 7, SSB, млн т 6, 5, 4, 3, 2, 1, 0, Годы Рис. 46. Межгодовая динамика нерестового запаса североберинговоморского (1), западно беринговоморского (2), восточнокамчатского (3) и североохотоморского (4) минтая, по результатам модельных оценок Тыс. т Годы Рис. 47. Межгодовая динамика биомассы нерестового запаса корфо-карагинской сельди Минтай восточнокамчатской популяции распространен в пр еделах двух р ыбо про мысловых районов: 61.02.2 и 61.03.1. Вылов минтая этой группировки в последние годы неуклонно возрастал, а освоение превышало 90%. В 2012 г. к изъятию было рекомендова но 194 тыс. т, а вылов составил около 183 тыс. т (освоение – 94,1%). В результате расчетов в 2012 г. общий запас составил порядка 1,8, а нерестовый – 1,1 млн.т. По прогнозам, на начало 2014 г. биомасса нерестового запаса останется примерно на том же уровне. Севе роохотоморский минтай является одним из важнейших стратегических ресурсов России, ежегодно обеспечивающим около 20% общероссийского вылова ВБР. В 2012 г. общий вылов составил 843,8 тыс. т, а освоение ОДУ – 97,9%. По модельным расчетам, в терми нальном году общий запас минтая в северной части Охотского моря составил порядка 7,6, а нерестовый – 5,0 млн. т, что соответствует среднему уровню. По прогнозам, нерестовый запас минтая в северной части Охотского моря в ближайшие годы незначительно снизит ся, но останется на уровне около 5 млн. т, что позволяет вести его промышленную экс плуатацию на уровне около 800 тыс. т ежегодно.

К числу важнейших промысловых объектов относится корфо-карагинская сельдь.

В некоторые годы вылов ее достигал весьма внушительных объемов (в 1962 г. – 268,2, в 1999 г. – 152,2 тыс.т). Из-за нерациональной эксплуатации и отсутствия в популяции по колений повышенной численности с 2005 по 2009 гг. промысел не осуществлялся, однако наблюдения за состоянием запаса продолжались. Мониторинг показал, что спустя не сколько лет после введения запрета на промышленный лов в популяции наметился посте пенный рост запаса (рис. 47).

Рост численности подтвердился и работами, выполненными в мае 2010-2011 гг. в период воспроизводства сельди. Все эти обстоятельства позволили уже осенью 2010 г. во зобновить ограниченный промышленный лов сельди. По результатам авиаучетных работ на нерестилищах в мае 2012 г. нерестовый запас оценен величиной в 472 тыс. т, что соот ветствует высокому уровню. По прогнозам к 2014 г. запасы сельди закономерным образом будут снижаться и составят: промысловый – около 346,0, нерестовый – 242 тыс.т.

Другим важным в промысловом отношении видом рыб в прикамчатских водах, суммарный вылов которого в 2012 г. составил около 61,3 тыс. т (освоение ОДУ – 82,3%) (рис. 45), является тихоокеанская треска. В 2000-2012 гг. вылов трески западноберинго воморской популяции изменялся от 14 (2009 г.) до 26 (2001 г.) тыс. т. В 2012 г. добыто 19,5 тыс. т, или 92,0% ОДУ. В результате модельных расчетов, в 2012 г. общий запас трески составил порядка 309, а нерестовый – 161 тыс. т (рис. 48). В ближайшие два года ожидается увеличение ресурсов трески данной популяции. Биомасса нерестового запаса составит около 208 тыс. т, что позволяет существенно увеличить ОДУ вида в данном рай оне.

500, 400,0 FSB, тыс. т 300, 200, 100, 0, Годы Рис. 48. Межгодовая динамика нерестового запаса западноберинговоморской (1), карагинской (2), восточнокамчатской (3) и западнокамчатской (4) трески, по результатам модельных оценок В 2000–2012 гг. общий вылов трески в Карагинской подзоне изменялся от 6, (2003 г.) до 19,2 тыс. т (2010 г.) и в среднем составлял 13,8 тыс. т (освоение ОДУ – 96,3%). Результаты расчетов по VPA свидетельствуют о том, что величина промысловой биомассы вида в данном районе в настоящее время остается на уровне 70-90 тыс. т (рис. 48). Ожидается, что к началу 2014 г. биомасса промысловой части популяции соста вит около 95 тыс. т, что выше среднемноголетнего значения на 65,0 тыс. т и соответствует среднему уровню запаса.

Общий вылов трески в Петропавловско-Командорской подзоне в 2000-2012 гг. из менялся от 5,3 (2006 г.) до 12,4 тыс. т (2001, 2011 гг.) и в среднем составлял 9,9 тыс. т (67% ОДУ). В настоящее время запасы данного вида находятся на низком уровне с тен денцией к постепенному росту (рис. 48). Прогнозируется, что в 2014 г. промысловый запас популяции составит около 76 тыс. т. Данная величина ниже среднемноголетнего значения в 94,7 тыс. т и соответствует низкому уровню запаса.

В последнее десятилетие общий вылов трески западнокамчатской популяции изме нялся от 24,7 (2002 г.) до 8,7 тыс. т (2009 г.) и в среднем составлял 13,1 тыс. т (69,3% ОДУ). В 2012 г. общий запас рыб оценен в 115, а нерестовый – 50 тыс. т (рис. 48). В дан ное время наблюдается некоторый рост ресурсов, главным образом за счет поколений 2008-2009 гг., и к 2014 г. биомасса нерестового запаса может увеличиться до 58 тыс. т.

Одним из основных объектов прибрежного рыболовства в прикамчатских водах являются дальневосточные камбалы. В 2012 г. их суммарный вылов составил около 51,1 тыс. т (75,2% ОДУ) (рис. 45). В 2000-2012 гг. общий вылов камбал Карагинской под зоны изменялся от 10,9 (2000 г.) до 3,5 тыс. т (2011 г.) и в среднем составлял 6,1 тыс. т (75% ОДУ). Промысел камбал в районе основан на эксплуатации желтоперой лиманды.

В качестве прилова добывают четырехбугорчатую камбалу, двухлинейную, север ную палтусовидную и др. Оценка запаса и прогноз строятся для основного вида. После максимума биомассы желтоперой камбалы в 1998 г. начался очередной период ее сниже ния;

в последние несколько лет промысловый запас стабилизировался на низком уровне, равном 22-26 тыс. т. По прогнозным оценкам, в 2014 г. он составит около 22 тыс. т.

Главным промысловым видом камбал в Петропавловско-Командорской подзоне является двухлинейная, поэтому определение совокупного промыслового запаса камбал традиционно основано на состоянии запасов и относительной доле биомассы этого вида.

В 2000–2012 гг. вылов изменялся от 13,7 (2000 г.) до 4,7 тыс. т (2007 г.) и в среднем со ставлял 9,0 тыс. т (72% ОДУ). В последние несколько лет состояние запасов двухлиней ной камбалы оценивается как стабильно низкое, на уровне около 25–30 тыс. т, причем тенденция на постепенное их уменьшение в ближайшие годы сохраняется.

На западнокамчатском шельфе обитает семь массовых видов камбал, однако про мысел базируется только на трех: желтоперой, четырехбугорчатой и палтусовидной. В по следнее десятилетие фактический вылов камбал был ниже рекомендованного. С 2005 по 2009 г. наблюдалась тенденция к повышению освоения ОДУ. В 2011 г. освоение было за метно ниже, чем в предшествующие 6 лет, а в 2012 г. оно вновь повысилось до 76%. В на стоящее время отмечаются постарение популяции желтоперой камбалы, резкое снижение численности и биомассы этого вида, соответствующее уменьшение суммарной биомассы трех промысловых видов камбал, сокращение доли желтоперой камбалы в суммарной биомассе трех видов. В 2014 г. промысловый запас желтоперой камбалы будет равен око ло 85 тыс. т.

В 2012 г. в прикамчатских водах было добыто более 20 тыс. т (78,7% ОДУ) дальне восточной наваги, причем наиболее востребованной промышленностью была западно камчатская популяция этого вида (рис. 45). В 2012 г. в Западно-Камчатской и Камчатско Курильской подзонах суммарно было добыто 14,5 тыс. т (82,2% ОДУ) наваги. По резуль татам модельных расчетов, в 2012 г. общий запас составил около 88, а нерестовый — тыс. т (рис. 49). Можно заключить, что в настоящее время ресурсы этого вида находятся на стабильном среднем уровне. На начало 2014 г. биомасса нерестового запаса составит 46 тыс. т.

150, 100, SSB, тыс. т 50, 0, Годы Рис. 49. Межгодовая динамика нерестового запаса карагинской (1) и западнокамчатской (2) наваги, по результатам модельных оценок В последнее десятилетие освоение ОДУ наваги в Карагинской подзоне составляло в среднем 60%. Низкий уровень последнего объясняется небольшой заинтересованностью рыбопромышленников в добыче данного вида сырья. В текущем году вылов составил 5,4 тыс. т (76% ОДУ). В 2012 г. промысловый запас оценен величиной 172, нерестовый – 130 тыс. т (рис. 49). Кратко характеризуя динамику запасов карагинской наваги по резуль татам модельных оценок, отметим, что в 2011-2012 гг. происходил бурный рост биомассы промыслового и нерестового запасов, что, предположительно, связано с появлением мно гочисленных поколений 2009, 2010 гг. В 2014 г. биомасса нерестового запаса наваги со ставит около 127 тыс. т.

В Карагинской подзоне эксплуатируются два различных запаса терпуга. На южной периферии района, у м. Африка – это наиболее северные скопления терпуга, основной ареал которого расположен в тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил. У мыса Олюторского – другой локальный запас, возможно временный, происхождение которого следует связывать с выселением терпуга, воспроизводящегося в западной части Коман дорско-Алеутской гряды. В 2006-2012 гг. вылов терпуга в районе изменялся от 1 (2006 г.) до 2,9 тыс. т (2010 г.). В 2012 г. добыто около 1,5 тыс. т (30% ОДУ), при этом основное изъятие пришлось на тралы в южной части района у м. Африка и в основном только в де кабре. В 2012 г. по результатам учетной траловой съемки в Карагинской подзоне биомасса терпуга оценена всего в 132 т, что явно недоучтено. В условиях отсутствия конкретных расчетных значений биомассы терпуга состояние его запасов в данном районе в настоя щее время возможно только в виде экспертных оценок.

Северный одноперый терпуг у побережья Восточной Камчатки и Северных Курил представлен единой популяцией, поэтому в настоящее время используется единый подход к регулированию промысла в основных районах обитания — 61.02.2 и 61.03. С середины 1990-х вылов терпуга нарастал, что было связано с последовательным ростом запасов.

Пик добычи был достигнут в 2010 г. В 2012 г. вылов сохранился на уровне 2011 г., соста вив суммарно в двух районах около 55,1 тыс. т. По расчетам с помощью VPA, биомасса терпуга в 2012 г. составила около 388 тыс. т, что выше уровня 2011 г. (291 тыс. т). По экс пертным оценкам, в 2014 г. запас терпуга будет близок к уровню 2012 г., т. е. составит 350-400 тыс. т.

В 2012 г. по результатам донной траловой съемки промысловая биомасса черного палтуса у Западной Камчатки составляла около 31,9 тыс. т, что более чем в 2 раза ниже уровня 2010 г. (78,3 тыс. т). Можно заключить, что в настоящее время запасы черного палтуса в данном районе проявляют тенденцию на снижение, что связано с естественными колебаниями величины запаса и влиянием промысла. Некоторое снижение ресурсов вида в данном районе продолжится и в ближайшие годы.

Ресурсы другого ценного промыслового вида – белокорого палтуса – во всех рай онах находятся на достаточно стабильном уровне. В связи с отсутствием специализиро ванного промысла предполагается, что в стабильном состоянии находятся запасы морских окуней, шипощеков, угольной рыбы, мойвы, скатов и бычков.

Тихоокеанские лососи. Лососевая путина началась 25.05.2012 с осуществления рыболовства в отношении тихоокеанских лососей в любительских и спортивных целях.

Итоговый вылов горбуши всеми видами рыболовства в крае в 2012 г. составил тыс. т. Пропуск на нерест с учетом экстраполяции составил около 35 млн. рыб. Общий подход оценивается в ~ 145–150 млн. особей (согласно расчетам – 145,779 млн. экз.).

Фактический вылов кеты в Карагинской подзоне достиг 11,657 тыс. т. В Западно Беринговоморской зоне по данным официальной отчетности вылов отсутствовал. Общая численность подхода кеты к северо-восточному побережью Камчатки составила около 4,5 млн. рыб. На западном побережье Камчатки вылов достиг 18,6 тыс. т. В Западно Камчатской подзоне в путину 2012 г. было добыто 11,6 тыс. т, Камчатско-Курильской подзоне 6,9 тыс. т кеты. Общая численность подхода кеты к западному побережью Кам чатки по нашим представлениям составила около 7 (6,956) млн. рыб.

По материалам прогноза подходов нерки в водоемы Карагинской подзоны в 2012 г.

рекомендовался вылов в объеме 2149 т. Фактический вылов составил 1677 т. В отличие от предыдущих лет, соотношение величин вылова по Олюторскому и Карагинскому районам практически равное, между тем раньше доля Олюторского района достигала порядка 75%.

Всего в Камчатском заливе и бассейне р. Камчатка береговыми предприятиями было пой мано и переработано 11117 т и это третий результат за более чем 100-летнюю историю промысла нерки р. Камчатка. Численность зрелой части стада озерновской нерки соста вила в 13.7 млн. Вылов нерки на западном побережье Камчатки достиг 29,6 тыс. т и пре высил предыдущий рекорд (подход 2007 г.) на 7,3 тыс. т.


Воспроизводство кижуча в современный период следует признать довольно ус пешным, в целом по Камчатскому региону уловы в 2012 г. составили 3736 т.

Основу воспроизводства и промысла чавычи на восточном побережье полуостро ва обеспечивает бассейн р. Камчатка (384 т). Вылов чавычи в 2012 г. в основных реках Карагинской подзоны по предварительным данным составил 110 т. В 2012 г. промышлен ный лов чавычи в реках Западной Камчатки не осуществлялся. Чавыча изымалась только для целей традиционного рыболовства, а также для организации спортивного и любитель ского рыболовства и в целях воспроизводства. В 2012 г. на западном побережье Камчат ки рекомендовано выловить 51 т чавычи. Фактический вылов составил 26 т.

Перспективы лососевого промысла в 2013 г. Численность молоди горбуши севе ро-восточной Камчатки, нагуливавшейся осенью 2012 г. в юго-западной части Берингова моря, составляет около 130-140 млн. особей. Возврат горбуши в 2013 г. может составить порядка 90-100 млн. рыб, а общий вылов горбуши северо-восточной Камчатки – до 70–80 тыс. т. Численность озерновской нерки возрастной группы 5+ поколения 2007 г., обеспечивающей основу возврата, оценена соответственно в 12,9 млн. рыб, а общий под ход нерки в 2013 г. – в 16,7 млн. особей. За исключением морского изъятия и необходимо го пропуска на нерест к береговому вылову рекомендуется 33 тыс. т нерки этого стада, что составляет абсолютный рекорд за весь период наблюдений. Остальных стад Камчатско Курильской подзоны – 570 т. Кроме вылова в реках Камчатки, по соглашению между ад министрациями регионов в водах северных Курильских островов допускается прилов транзитной озерновской нерки в объеме 3,3% от возможного вылова этого вида в целом на западном побережье Камчатки, или 1151 т. К береговому вылову рекомендуется 3,76 млн.

экз., или 9,4 тыс. т, а в подзоне в целом – 9700 т. Вылов кеты в Карагинской подзоне по прогнозу составит около 8 тыс. т. В Петропавловско-Командорской подзоне вылов реко мендуется на уровне 2,3 тыс. т. Еще почти 1,3 тыс. т поймают в Авачинской губе и р. Жу панова. Всего в Петропавловско-Командорской подзоне рекомендуется изъять 3,573 тыс. т кеты. С учетом возвратов кеты всех возрастов и происхождения общий вылов кеты на за паднокамчатском побережье оценивается в 15,318 тыс. т. Уровень численности чавычи и кижуча в 2013 г. сохранится на уровне последних лет.

Промысловые беспозвоночные. К наиболее ценным объектам из числа промысло вых беспозвоночных прикамчатских вод Берингова, Охотского морей и Восточной Кам чатки относятся синий и камчатский крабы, а также краб-стригун бэрди.

По данным исследовательских работ 2012 г. состояние запасов указанных видов крабов весьма удовлетворительное. Установлено, что в путину 2012 г. основной промы словый пресс испытывали крупные самцы синего краба. Воздействие промысла на пре рекрутов, т. е. пополнение, незначительно, что особенно важно, поскольку эти самцы по сле очередной линьки пополнят промысловую часть популяции. При сложившимся режи ме промысла и степени антропогенного воздействия на популяцию рост общей биомассы синего краба северо-восточной части Охотского моря продолжится и в ближайшее время, но менее высокими темпами.

За период действия временного запрета на промышленный лов камчатского краба в популяции произошли достаточно заметные качественные и, что особенно важно, количе ственные изменения. По результатам учетных работ последних нескольких лет наметился заметный тренд повышения численности камчатского краба Западной Камчатки.

В целом, за последнее десятилетие численность пререкрутов, т. е. пополнения, ма ломерных самцов и самок, на западнокамчатском шельфе, достигла максимальных вели чин и по ряду промыслово-биологических показателей, популяция камчатского краба дос тигла уровня конца 90-х годов, а по некоторым и превысила их. Очевидно, стабилизация численности камчатского краба, а в некоторых районах ее увеличение – результат запрет ных мер и усиления борьбы с браконьерством.

В ходе исследований установлено, что доля самок в основных районах воспроиз водства камчатского краба при относительно стабильной в последние годы доли половоз релых самцов позитивно отразится на общем состоянии популяции и, в первую очередь, на популяционной плодовитости камчатского краба Западной Камчатки.

Исследования размерной структуры краба-стригуна бэрди Камчатско-Курильской подзоны показали достаточную стабильность этого биологического параметра. Резких ко лебаний размеров, как это было в начале 2000-х годов, не наблюдается. По результатам последних исследований установлено, что снижение среднего размера промысловых сам цов завершилось и наметилась тенденция его увеличения.

Ожидаемое в ближайшие 1–3 года повышение линейных размеров самцов и, как следствие, их индивидуальной массы положительно отразится на биомассе промыслового запаса популяции, обеспечив ей достаточную временную стабильность.

Однако после этого периода роста запаса ожидается его снижение из-за низкой до ли маломерных самцов, как это уже наблюдалось. Таким образом, промысловая эксплуа тация ресурсов краба-стригуна бэрди в Камчатско-Курильской подзоне может иметь дис кретный характер с возможным периодом в 5–6 лет, т. е. периоды высокой численности промысловых самцов будут сопровождаться из-за особенностей его биологии периодами низкой численности и, в целом, снижением промыслового запаса.

Состояние запасов северной креветки Камчатско-Курильской подзоны в настоящее время удовлетворительное и по данным последних исследований наблюдается положи тельный тренд величины промыслового запаса. Как и прежде, наблюдается высокий уро вень запаса кукумарии юго-западного побережья Камчатки.

Исследования водных биоресурсов пресноводных водоемов Камчатки. ФГУП «КамчатНИРО» проведены исследования современного состояния популяции микижи р.

Опала. Получены данные, характеризующие биологическую структуру и динамику встре чаемости вида в уловах. По результатам исследований 2012 г. размерно-массовый состав микижи р. Опала варьировал в диапазоне 39,0–62,0 см и 0,74–2,96 кг, при средних значе ниях 50,5 см, и 1,74 кг. Модальную группу выборки 2012 г. составила микижа длиной 50,0–55,0 см, массой 1,5–2,0 кг, что на 10 см и 0,5–1,0 кг ниже среднемноголетних значе ний периода 1997–2008 гг. (рис. 50).

Встречаемость микижи р. Опала в 2012 г. также претерпела существенные измене ния, снизившись более, чем на порядок (0,6 экз./чел. в день) по сравнению с результатив ностью лова периода 1997–2000 гг.

2012 г.

1997-2008 гг.

Встречаемость, % 30 35 40 45 50 55 60 65 70 Длина, см Рис.50. Изменчивость размерной структуры микижи р. Опала в уловах 1997–2008 и 2012 гг.

С целью исследования состояния пресноводных биоресурсов северо-восточной части полуострова, в 2012 г. получены данные, характеризующие изобилие и биологиче скую структуру валька и камчатского хариуса р. Апука (рис. 51). Численность и качест во биологической структуры видов за период наблюдения не претерпели существенных изменений.

А Хариу с р. Апу ка 2012 г. В Хариу с р. Апу ка 2012 г.

60 50 Встречаемость, % стречаемость, %% 40 30 20 10 0 18 21 24 27 30 33 36 39 42 45 48 51 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0,9 1,0 1,1 1, Длина, см Масса, кг А Валек р. Апу ка 2012 г. В Валек р. Апука 2012 г.

70 60 Встречаемость, % 50 Встречаемость, % 40 30 20 10 0 18 21 24 27 30 33 36 39 42 45 48 51 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0,9 1,0 1,1 1, Длина, см Масса, кг Рис. 51. Размерная (А) и массовая (В) структура популяций камчатского хариуса и валька р. Апука в уловах 2012 г.

Анализ эпизоотической обстановки в морских и пресноводных водоемах. В г. ФГУП «КамчатНИРО» провел комплексное ихтиопатологическое обследование тихо океанской сельди, промысловых видов камбал и горбуши в Карагинской подзоне Беринго ва моря, крабов в Охотском море и лососей в пресноводных водоемах Камчатки.

У корфо-карагинской сельди обнаружили три вида паразитов – представителей трех классов: трематоды — 1, нематоды — 1, кокцидии — 1 (рис. 52).

Рис. 52. Видовой состав паразитов и экстенсивность инвазии ими тихоокеанской сельди и желтоперой камбалы в 2012 г.

Преобладающими видами были трематоды Brachyphallus crenatus (рис. 53А), экстенсивность инвазии (э.и.) которыми доходила до 80%, средняя интенсивность (с.и.) — до 4,8 экз., и личинки анизакид, локализующиеся в полости тела, с 86%-ной распространенностью в выборке и средней интенсивностью инвазии 6,7 экз. Ли чинок анизакид отмечали как в полости тела, так и в мускулатуре рыб, но показатели за раженности мышц были значительно ниже: э.и. — 3%, с.и. — 1 экз. Кокцидию Eimeria clupearum (рис. 2.2.5.2Б) регистрировали в единичных экземплярах в желчном пузыре. По экологической характеристике все обнаруженные паразиты относятся к морским.

Рис. 53. Паразиты тихоокеанской сельди: А — трематода Brachyphallus crenatus (100);

Б — кокцидии Eimeria clupearum (400) При бактериологических исследованиях у 3,3% тихоокеанской сельди из залива Анапка выявили бактерии р. Pseudomonas, а также грамположительную микрофлору, представленную бактериями р. Staphylococcus sciuri и Staphylococcus sp. (6,7%). У 3,3% сельди из гавани Сибирь изолировали патогенные для рыб бактерии — Acinetobacter lwofii. Среди них только бактерии р. Pseudomonas могут представлять опасность для рыб.

Псевдомонады от корфо-карагинской сельди изолировали и ранее (в 2010-2011 гг.). Они относятся к условно-патогенной микрофлоре, распространены повсеместно и могут уча ствовать в ассоциативных бактериозах при воздействии на рыб стрессовых факторов (из менений среды обитания, наличии вирусных или алиментарных заболеваний и т. д.).


Патогенов вирусной этиологии у камбал в 2012 г. не выявили. При бактериологических исследованиях у 23,3% желтоперой камбалы изолировали бактерии рода Vibrio. Бактерии этого рода относятся к группе санитарно-значимых вибрионов, па тогенных для человека (МУК 4.2.1793-03 Методы контроля…, 2003), вызывающих пище вые токсикоинфекции, поэтому необходим микробиологический контроль рыбного сырья и изготовленных из него продуктов, особенно слабосолёных. Паразитологическими мето дами исследования у желтоперой камбалы выявили четыре вида паразитов (рис. 1), отно сящихся к трем классам: трематоды — два вида, нематоды и скребни — по одному виду.

Трематоды B. crenatus (э.и. – 26,7%;

с.и. – 2 экз.) и Rhodotrema ovacutum (э.и. – не более 6,7%, с.и. – до 3,5 экз.) (рис. 54А) локализовались в желудочно-кишечном тракте. Личинок нематод Anisakis sp. (э.и. – не более 6,7%, с.и. – до 3,5 экз.) и скребней Corynosoma sp. (э.и.

– 36,7%;

с.и. – до экз.) (рис. 54Б) отмечали только в полости тела рыб. По экологической характеристике все обнаруженные паразиты относятся к морским.

Рис. 54. Паразиты желтоперой камбалы: А — трематода Rhodotrema ovacutum из кишечника;

Б — личинка скребня Corynosoma sр.

Опасных патогенов, способных влиять на численность популяций рыб, не обнару жили, что свидетельствует о благополучии эпизоотической обстановки в Карагинской подзоне.

В результате исследований горбуши Карагинской и Камчатско-Курильской подзон выявлены патогены, характеризующие санитарно-эпизоотическое состояние популяций этого вида рыб и способные влиять на товарное качество рыбопродукции. Среди них: ра кообразный эктопаразит Lepeophtheirus salmonis, в результате прикрепления которого на коже рыб образуются поверхностные язвы, личинки нематод Anisakis sp., плероцеркоиды Diphyllobothrium sp., потенциально опасные для здоровья человека, бактерии Vibrio anguillarum и Aeromonas hydrophila, вызывающие поражения кожи. Показатели заражен ности эктопаразитом L. salmonis были выше у рыб в Карагинской подзоне, чем в Камчат ско-Курильской (22,6% рыб – Карагинская и 0,6% – Камчатско-Курильская подзоны).

Бактерии родов Vibrio и Aeromonas выделили только от горбуши Карагинской подзоны, их встречаемость составляла 6,6% и 18,3%, соответственно. Личинок нематод Anisakis sp.

выявили в мускулатуре (э.и. 20% - 26,6%) и в полости тела (э.и. 20–33,3%) рыб из обоих подзон. Интенсивность инвазии составила 1-6 экз. Плероцеркоидов Diphyllobothrium sp.

обнаружили только в полости тела горбуши Камчатско-Курильской подзоны (э.и. 6,7%). В целом, показатели заражённости санитарно-значимыми паразитами у обследованных рыб были невысокими, поэтому эпизоотическую обстановку в Карагинской, Камчатско Курильской и Петропавловско-Командорской подзонах можно считать удовлетворитель ной. С целью предупреждения заражения человека паразитами необходимо соблюдать технологию приготовления рыбной продукции.

У нерки выявлены два особо опасных патогена (возбудители фурункулеза и вирус ного инфекционного некроза гемопоэтической ткани — IHN), которые могут быть причи ной гибели молоди и влиять на численность популяций. Нерестовые водоемы бассейна р.

Большая, оз. Курильское и оз. Азабачье неблагополучны сразу по двум из них, оз. Дальнее – только по IHNV.

Вирус инфекционного некроза гемопоэтической ткани обнаружили у половозрелой нерки из озер Дальнее, Курильское, Начикинское и Азабачье. Превалентность IHNV в вы борках рыб варьировала от 16,7% до 63,3%. Средние значения титров выделенных изоля тов превышали эпизоотически значимый уровень (105 ТЦД50/мл).

От молоди и половозрелых лососей из всех водоёмов изолировали бактерий родов Aeromonas, Pseudomonas, Vibrio, Flavobacterium, которые являются обычными представи телями водных микробиоценозов. К наиболее опасным бактериальным патогеном, выяв ленным у половозрелой нерки, относится возбудитель фурункулеза Aeromonas salmonicida. Патоген выделили от лососей из озер Азабачье, Начикинское и Курильское.

Встречаемость A. salmonicida у нерки составила 3,3–53,3%.

У молоди нерки выявили 7 видов паразитов, из них 4 вида Ichthyobodo necator (экс тенсивность инвазии 19,2%), Apiosoma conicum (э.и. 7,7–50%), Capriniana рiscium (э. и.

27%), Trichodina truttae (э.и. 3,8–40%), относятся к группе патогенных, которые в условиях искусственного разведения способны приводить к гибели значительного количества рыб.

У половозрелых рыб обнаружили 11 видов паразитов, относящихся к 5 классам, среди них 3 – специфичные для лососевых рыб: Hemiurus levinseni, Bolbosoma caenoforme и Cystidicoloides tenuissimus. Остальные виды паразитарных агентов являются широкоспе цифичными. Больше всего видов (10) обнаружили у рыб из озера Курильское, меньше всего – из оз. Азабачье (4 вида). Самыми массовыми паразитарными агентами у половоз релой нерки были Pelichnibothrium speciosum, Philonema oncorhynchi, Myxobolus arcticus, Anisakis sp. и, в меньшей степени, Hemiurus levinseni, Brachyphallus crenatus. Экстенсив ность инвазии составляла от 20% до 100%. В зависимости от водоема средняя интенсив ность заражения этими видами паразитов варьировала от 1 до 53,87 экз., с пределами от до 277 экз.

В 2012 г. в Карагинской, Камчатско-Курильской и Петропавловско-Командорской подзонах провели паразитологические исследования качества и безопасности ВБР: тихо океанской сельди, горбуши, нерки, минтая, наваги, двухлинейной и желтоперой камбал, зубастой и малоротой корюшки. Выявили 5 видов паразитов, потенциально опасных для здоровья человека и теплокровных животных: нематод Anisakis sp. и Pseudoterranova deci piens, личиночные стадии цестод рода Diphyllobotrium, Nybelinia surmenicola и скребня Corynosoma strumosum.

Установлено, что зараженность личинками анизакид мускулатуры тихоокеанской сельди составила 3%, наваги – 20%, минтая – 6,7%, корюшки зубастой – 20,4%, камбалы двухлинейной –13,3%, камбалы желтоперой – 6,7% и нерки – 26,6-93,3%. Нематоды P. decipiens отмечали в мышечной ткани у 6,7% наваги. Плероцеркоиды цестод рода Diphyllobotrium обнаружили в мускулатуре у 13,3% нерки Камчатско-Курильской подзо ны. Личинки Nybelinia surmenicola регистрировали у 6,7% минтая Петропавловск Командорской подзоны. Скребня C. strumosum выявили только в полости тела двухлиней ной и желтоперой камбал. В целом, показатели заражённости санитарно-значимыми пара зитами у обследованных рыб были невысокими, поэтому эпизоотическую обстановку в Карагинской, Камчатско-Курильской и Петропавловско-Командорской подзонах можно считать удовлетворительной.

В результате проведенных исследований у ракообразных зарегистрировали бактери альные, микозные и вирусную инфекции, инвазии микроспоридиями, паразитическими динофлагеллятами и амебами, ресничными инфузориями. Как и в предыдущие годы, наи более распространенным инфекционным заболеванием у крабов всех исследованных ви дов была панцирная болезнь, которая на поздних стадиях может быть опасной для рако образных. Доля крабов с внешними признаками заболевания была больше среди камчат ских и крабов-стригунов бэрди (2,8% и 1,6%, соответственно) и незначительной (менее 1%) у крабов других видов. В большинстве случаев регистрировали слабую и среднюю степень повреждения экзоскелета.

Некроз гепатопанкреаса, вероятной причиной которого являются риккетсии или риккетсио-подобные организмы, выявляли у 1,3–2,3% крабов всех исследованных видов.

В 2012 г. у крабов-литодид обнаружили микроспоридии, принадлежащие к родам Ameson и Thelohania, а у крабов-стригунов только рода Ameson. Микроспоридий рода Thelohania отмечали у 5% исследованных особей камчатского и 8,8% синего крабов. Паразитическую динофлагелляту Hematodinium sp., вызывающую «горькую болезнь», отмечали как у кра бов с визуальными признаками заболевания (1,1% камчатского краба и 1,2% синего кра ба), так и при исследовании проб гемолимфы у визуально здоровых животных (0,9% кра бов-стригунов опилио, 3,6% камчатского краба и 2,2% — синего). В отпечатках внутрен них органов выявляли вегетативные стадии паразита — трофонты и многоядерные плаз модии различной формы. В образцах гемолимфы наряду с вегетативными клетками реги стрировали преспоровые стадии паразита.

В целом санитарно-эпизоотическое состояние обследованных водоемов в 2012 г.

находилось на среднемноголетнем уровне. Тем не менее, наличие в популяциях промы словых рыб и ракообразных Камчатки ряда опасных патогенов обусловливает проведение дальнейшего эпизоотологического мониторинга.

Морские млекопитающие. Традиционным видом коммерческого промысла мор ских млекопитающих для остается добыча северных морских котиков на Командорских островах. Максимальной интенсивности промысловая нагрузка достигала в 1960-1990-е гг., когда ежегодно добывалось 6-8 тыс. котиков. В последние 10-15 лет промысел мор ского котика ведется нерегулярно в объеме 300-3000 голов в год, что обусловлено трудно стями с техническим обеспечением добычи, качеством переработки и возможностями сбыта продукции. Изъятие других видов тюленей – акибы, ларги, лахтака и крылатки но сит эпизодический характер, звери добываются местным населением для собственных нужд;

объемы добычи не учитываются.

На Командорских островах северный морской котик исследуется КамчатНИРО с 1957 г., при этом сбор научных данных ни в один из сезонов за более чем 50-ти летний период, ни разу не прерывался (Корнев и др., 2012). Исследование биологии морского ко тика проводится с целью выработки научных основ эксплуатации их популяций, разра ботки прогнозов ОДУ, рекомендаций по улучшению ведения промысла.

Общая численность северного морского котика на Командорских островах в г., с учетом численности зверей на холостяковых залежках на м. Монати и Бобровых Кам нях, составила более 210 тыс. особей (рис. 55). За 10 последних лет (2003–2012 гг.) сохра няется высокая численность данной категории котиков на всех лежбищах.

Рис.55. Динамика численности северного морского котика на Командорах в 1958–2012 гг.

Влияние косаток на промысел черного палтуса. Первые проявления нахлебничест ва косаток на ярусном и донном промысле в прибрежных водах Камчатки стали наблю даться в конце 1990-х годов (Бородин, Владимиров, 2001;

Корнев, 2002;

Тестин и др., 2002.). Ежегодно с этого времени от рыбаков поступают сведения о поедании китами ры бы при подъеме орудий лова.

НИР по влиянию косаток на лов черного палтуса донными сетями в Охотском море КамчатНИРО выполнялись в 2004 и в 2010–2011 гг. (Корнев и др., 2005;

Никулин С.В., рейсовый отчет, 2011). В 2012 г. лабораторией морских млекопитающих были продолже ны наблюдения по влиянию косаток на промысел черного палтуса Reinhardtius hippoglossoides на ярусном промысле в Охотском море на РС «Командор» с 29 февраля по 12 апреля (Белонович, Бурканов, 2012). При современном промысле черного палтуса дон ными сетями и ярусами проблема минимизации вреда, наносимого косатками рыболовст ву, остается до сих пор нерешенной.

Влияние ларги на лососей на некоторых реках Камчатского региона (река Боль шая). Работы выполнялись в Камчатско–Курильской подзоне с морской стороны от устья р. Большой до 10 км вдоль берега, с 19 июня по 9 сентября 2012 г. (83 дня). Численность ларги в устье р. Большой в июле-августе 2012 г. колебалась от 25 до 95 особей. Большая часть животных, как правило, залегала на песчаных островках-осушках, образующихся при отливе. В оз. Большое в августе 2012 г. заходило по приливу до 27 ларг.

В 2012 г. в научных целях на р. Большой было добыто 11 тюленей, освоенность квоты составила 44%. Учитывая, что среди всех хищников ларга наносит наибольшее ко личество травм лососевым (Бурканов, 1990;

Корнев и др., 2012), влияние этого хищника на ресурсы ценных видов лососей в устьях крупных рек в 2012 г. было довольно сущест венным.

Общая травмированность (все виды травм) лососей на морском неводе в районе устья р. Большой для горбуши составляла 2–6%, для кеты 2–9% и для нерки 13–18%. До бытые ларги были представлены на 30% взрослыми и на 70% молодыми животными. В 80% желудках зверей находилось от 2 до 10 горбуш.

Рекомендации. Для снижения воздействия ларг на заходящий на нерест лосось не обходимо регулирование численности ларг в районе устьев рек с обязательным сбором научной статистики. Предлагается спроектировать и испытать в 2013 г. ловушку на тюле ней, которая будет устанавливаться непосредственно у невода. Это приведет к значитель но более эффективной добыче ларг, чем отстрел из охотничьего ружья, при котором теря ется много подранков. Кроме того остается актуальной и нерешенной задачей проектиро вание и внедрение в практику специального ставного невода, в который не могла бы захо дить ларга, поедая и повреждая рыбу. Это значительно бы снизило вред, наносимый тю ленями рыбному хозяйству.

Искусственное воспроизводство лососей.

В 2012 г. деятельность по искусственному воспроизводству водных биологических ресурсов в водных объектах рыбохозяйственного значения осуществляло ФГБУ «Севво стрыбвод». В состав учреждения на правах структурных подразделений входят пять ры боводных заводов: Вилюйский, «Кеткино», Малкинский, «Озерки», Паратунский. Основ ное направление деятельности этих предприятий — восстановление численности кеты, нерки, кижуча и чавычи в базовых водоёмах. Суммарная производственная мощность за водов – 45,087 млн. шт. подрощенной молоди тихоокеанских лососей.

Установленное в 2012 г. задание по выпуску молоди тихоокеанских лососей в есте ственные водные объекты Камчатского края ФГБУ «Севвострыбвод» выполнено на 103,7%. Перевыполнение плана связано с уменьшением потерь рыбоводной продукции (икры, личинок и молоди) на всех этапах технологического цикла.

Фактически в 2012 году выпущено в водные объекты Камчатского края 46,262 млн.

штук молоди тихоокеанских лососей, в том числе: кета – 31,946 млн. штук, чавыча – 0, млн. штук, нерка – 12,404 млн. штук, кижуч – 1,001 млн. штук. Из них стандартной моло ди – 46,037 млн. штук, в том числе: кета – 31,777 млн. штук, чавыча – 0,911 млн. штук, кижуч – 0,995 млн. штук, нерка – 12,354 млн. штук. В сравнении с 2011 годом в 2012 году молоди тихоокеанских лососей выпущено больше на 1,513 млн. шт. (в 2011 г. в сравнении с 2010 г. было выпущено молоди на 4,672 млн. шт. больше).

Мероприятия по выпуску молоди тихоокеанских лососей в водные объекты Кам чатского края в целях возмещения наносимого вреда (компенсации ущерба) водным био ресурсам и среде их обитания выполнены на 100%. Фактически в целях компенсации ущерба выпущено в водные объекты Камчатского края 0,568 млн. штук кеты.

В целях выполнения установленного Федеральным агентством по рыболовству на 2013 год задания по выпуску молоди тихоокеанских лососей в объёме 44,395 млн. шт., ФГБУ «Севвострыбвод» заложено на инкубацию в 2012 г. 54663,0 тыс. шт., в том числе:

кеты – 37807,0 тыс. шт. (69,2%), нерки – 14634,0 тыс. шт. (26,8%), чавычи – 1006,0 тыс.

шт. (1,8%), кижуча – 1216,0 тыс. шт. (2,2%) Результаты предварительной оценки экологического состояния водоемов, ис пытывающих повышенное антропогенное воздействие.

В 2012 г. ФГУП «КамчатНИРО» проводился эколого-рыбохозяйственный монито ринг для оценки экологического состояния донных биоценозов и условий воспроизводст ва лососей в некоторых нерестовых водных объектах Камчатки, испытывающих повы шенное антропогенное воздействие.

Основной целью мониторинга водной биоты, среды обитания и воспроизводства лососевых рыб является обнаружение, оценка и контроль воздействия хозяйственной дея тельности на водные биологические ресурсы и среду обитания, обнаружение и контроль источников антропогенной (техногенной) нагрузки на водосборах рек, оценка фонового состояния водных объектов, их рыбохозяйственная и гидробиологическая характеристика.

Основной критерий оценки воздействия хозяйственной деятельности на водные биологические ресурсы и среду их обитания – снижение продуктивности, стабильности и биологического разнообразия исследуемых водных объектов. По результатам исследова ний должны разрабатываться возможные пути смягчения нагрузок и факторов воздейст вия, а также другие рекомендации. Следует отметить преимущество методов биоиндика ции и биотестирования перед физико-химическими методами, поскольку они имеют инте гральный характер ответных реакций организмов, которые:

суммируют все без исключения биологически важные данные об окружающей среде и отражают ее состояние в целом;

выявляют наличие в окружающей природной среде комплекса загрязнителей;

в условиях хронической антропогенной нагрузки биоиндикаторы могут реаги ровать на очень слабые воздействия в силу кумулятивного эффекта;

фиксируют скорость происходящих в окружающей среде изменений;

указывают пути и места скоплений различных загрязнений в экосистемах.

Особую значимость имеет то обстоятельство, что биоиндикаторы отражают сте пень опасности соответствующего состояния окружающей среды для всех живых орга низмов, в том числе для лососёвых рыб и человека. Высокочувствительными к антропо генному загрязнению представителями биоты являются организмы-индикаторы, которые используются для идентификации изменений в окружающей среде. К биоиндикаторам от носятся группы организмов, положительно или отрицательно реагирующие на различные формы антропогенной трансформации среды (малощетинковые черви, ракообразные, моллюски, личинки комаров звонцов, ручейников, поденок, веснянок и др.). Присутствие толерантных индикаторных организмов в виде высокой плотности популяций или низкой плотности чувствительных популяций может служить показателями загрязнений.

Ниже приведена оценка экологического состояния и качества среды обитания вод ных биоресурсов по гидробиологическим критериям.

Бассейн р. Авача. Основное русло р. Авача: исследованы донные сообщества уча стка реки выше газопровода (условный фон), в створе траншеи газопровода и два биотопа ниже газопровода на расстоянии 70 и 140 м. Обитателями донных биотопов были различ ные беспозвоночные, но наибольшую численность и биомассу образовывали комары звонцы и насекомые группы EPT. В створе прокладки газопровода состав беспозвоночных по сравнению с фоном не изменялся, но среди насекомых группы EPT отмечено возраста ние молодых особей и появление немногочисленных, но крупных по размерам личинок.

Ниже газопровода в донных сообществах возрастала численность малощетинковых чер вей, а на самом удаленном исследованном участке реки существенно понижалась доля комаров звонцов, соответственно, возрастала доля насекомых группы EPT и, кроме того, встречались немногочисленные, но очень крупные малощетинковые черви (длиной 52 мм и массой 420 мг).

Минимальное обилие беспозвоночных определено для биотопов, расположенных в 70 м ниже траншеи газопровода и отмечено повышение численности малощетинковых червей по сравнению с другими исследованными биотопами вследствие накопления мел кодисперстной фракции в результате перемещения грунта при прокладке труб.

На основании проведенного гидробиологического анализа экологическое состоя ние участка реки как выше, так и ниже траншейного перехода магистрального газопрово да по составу зообентоса оценивается как «хорошее». Коэффициент биоценотического сходства на исследованных участках реки показал высокую степень общности фаун (по численности 77,6–91,1% и по биомассе — 65,9–75,7%).

Рост численности и биомассы донного населения на станциях, расположенных ни же прокладки газопровода, указывает на развитие нового сообщества беспозвоночных, которое формируется в результате дрифта организмов в системе «речного континуума».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.