авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ»

КАФЕДРА УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ

ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

УГОЛОВНАЯ

ПОЛИТИКА РОССИИ

В ХХI СТОЛЕТИИ

Сборник научных статей

Под редакцией доктора юридических наук, профессора В.И. Тюнина ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ 2010 ББК 67.408 У 26 2 Уголовная политика России в ХХI столетии: Сб. науч. статей / Под ред.

доктора юридических наук, профессора В.И. Тюнина. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 204 с.

В сборнике научных статей рассматриваются вопросы законотворчества и при менения уголовного закона, значение юридической техники в правоприменительной практике, определении объема ответственности. Вносятся предложения по измене нию уголовного закона и совершенствованию законодательной формы. Вошли также статьи, посвященные вопросам предупреждения отдельных видов преступности.

Предназначен для научных работников, преподавателей, аспирантов, студен тов, а также работников правоохранительных органов.

Редакционная коллегия: д-р юрид. наук В.И. Тюнин (отв. редактор) канд. юрид. наук Н.А. Крайнова канд. юрид. наук Л.С. Аистова канд. юрид. наук А.Г. Стовповой (отв. секретарь) ISBN 978-5-7310-2578- © Издательство СПбГУЭФ, СОДЕРЖАНИЕ В.И. Тюнин. Уголовно-правовая политика в современный период:

основные тенденции и направления....................................................................... М.В. Шкеле. Уголовная политика и наука.......................................................... Б.Я. Гаврилов. Судейское усмотрение при назначении наказания и проблема коррупционности уголовного закона................................................ Л.С. Аистова. Противодействие коррупции – уголовно-правовой аспект........ Т.М. Клюканова. Основные тенденции уголовно-исполнительной политики Российской Федерации в XXI веке...................................................... С.У. Дикаев. Проблемы противодействия наркотизации населения России....... К.А. Воскресенский. Некоторые вопросы совершенствования нормативно-структурного построения главы 24 УК РФ..................................... А.Г. Брагина. О языке уголовного закона........................................................... С.В. Изосимов, Е.В. Изосимова. Служебный подлог как вид коррупционного должностного преступления..................................................... Е.В. Стебенева. Коррупция как социально-правовая проблема в современной России............................................................................................ Е.В. Гертель. Соучастие со специальным субъектом......................................... М.В. Зайцева. Элементы соучастия в преступлении, предусмотренном ст. 322 УК РФ.......................................................................... Н.А. Крайнова.

Цели уголовного наказания в ХХI веке.................................... Е.В. Иванова. Вопросы уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 327 УК РФ.................................................................... Д.А. Маракулин. Общественный порядок как объект преступления............... Ю.И. Степанов. Уголовно-правовая характеристика обмана как признака преступлений в сфере экономики (общая характеристика)................................ В.В. Истомина. Мошенничество в трудовой сфере.......................................... К.А. Клошко. Современная уголовная политика РФ с точки зрения охраны фондового рынка..................................................................................... И.И. Иванов. Теория и практика обжалования действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство................. А.В. Коротков. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних от посягательств на половую свободу, неприкосновенность и нормальное психическое развитие................................................................... Н.А. Корсикова. Проблема «торговли людьми» (совершенствование российского законодательства)........................................................................... Т.Н. Тимина. Преступления против личности, совершаемые по мотиву религиозной ненависти или вражды................................................................... О.В. Ермакова. К вопросу об обоснованности законодательной конструкции состава разбоя................................................................................ О.М. Шаганова. Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в зарубежном уголовном законодательстве (сравнительный анализ)......................................................... Н.Ю. Осипова, К.П. Семенов. К вопросу о пробеле в уголовном праве на примере регулирования общественных отношений, связанных с животными......................................................................................................... Н.А. Селяков. Перспектива отдельных элементов составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 260 и 261 УК РФ, на примере правоприменительной практики Северо-Западного федерального округа............................................ Т.Г. Макарова. Некоторые вопросы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств....................................... Н.В. Порозов. Контрабанда наркотиков как угроза национальной безопасности России............................................................................................ О.Н. Штаб. Некоторые вопросы квалификации получения взятки................. О.А. Спиц. Проблемные вопросы уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ст. 322.1 УК РФ...................................................................... А.А. Розикзода. К вопросу о понятии представителя власти........................... Р.Э. Агаев. Уголовно-правовые вопросы совершенствования законодательства об ответственности за нарушения правил охраны и использования вод............................................................................................ М.С. Кармановский. Перспективы развития института защиты свидетелей в уголовном праве............................................................... Т.М. Клюканова. Значение судебного прецедента в современном Российском уголовном праве.............................................................................. Д.А. Рябко. Особенности исполнения условного осуждения в отношении несовершеннолетних..................................................................... А.П. Титаренко, Д.О. Заречнев. Основания применения принудительных мер воздействия к семьям находящимся в социально опасном положении как способ обеспечения прав ребенка.............................. Сведения об авторах.......................................................................................... В.И. Тюнин, д-р юрид. наук, профессор, зав. каф. уголовно правовой охраны экономических отношений СПбГУЭФ, Уголовно-правовая политика в современный период:

основные тенденции и направления Уголовно-правовая политика представляет собой деятельность законода теля, предметом которой является уголовный закон. Основные способы или ин струментарий, используемый им (законодателем) выступает криминализация и декриминализация деяний, пенализация и депенализация.

Поразительно, что в сегодняшние дни еще можно встретить в корне не верное понимание и содержание понятия «уголовно-правовая политика» кото рую отождествляют с уголовной политикой государства.

Уголовно-правовая политика, пишет Валенкутевич А.В.,1 (политика в сфере борьбы с преступностью), в которой государство определяет основные векторы деятельности правоохранительных и иных государственных органов, общественных формирований по охране прав граждан, субъектов обществен ных отношений от криминальных посягательств, предупреждению преступле ний и правонарушений, своевременному их пресечению, привлечению к уго ловной ответственности лиц, совершивших противоправные деяния, исполне нию наказания и иных мер уголовной ответственности в отношении осужденных. Скорее речь тут идет об уголовной политике, определение и со держание которой, в советский период развития страны, разрабатывал в част ности А.Н. Беляев2. В классической немецкой уголовно-правовой литературе мы встречаем определение уголовной политики, данное Францем Фон Листом, не потерявшей и теперь своей актуальности. В этой работе уважаемый профес сор бросает справедливый упрек специалистам, имеющим юридическое обра зование, которые не имеют права быть только юристами. Один из пороков дея тельности юристов он усматривал в том, что они оперируют только понятиями Валенкутевич А.В. Уголовная политика в системе политик государства//htt//library.by.

Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. – ЛГУ, 1986. – С. 124.

Франц Ф.Л. Задачи уголовной политики. – М., 2004. – С. 7-9.

в рамках науки уголовного права. За рамками игры в понятия, как бы она не была увлекательна, остается человек, которого мы называем преступником.

Итак, что такое уголовно-правовая политика? В настоящее время ее можно рас сматривать как часть уголовной политики, которая представляет собой направ ление деятельности законодательных и правоприменяющих органов в выработ ке общих положений уголовного законодательства, криминализации и декри минализации деяний, разработке видов и размеров наказаний в санкциях конкретных составов преступлений.

Уголовно-правовая политика государства, а именно оно является субъек том формирования уголовной политики, довольно активно является предметом обсуждения в последние 2-3 года. Определенный толчок этому дало подведение итогов действия Уголовного кодекса РФ вступившего в силу 1.01.1997 г. Во просы уголовной политики обсуждаются различными категориями специали стов – адвокатами, прокурорскими работниками, учеными-теоретиками. В ча стности на теоретическом семинаре «Тупики российской уголовной политики:

криминологический аспект», состоявшемся 22 февраля 2006 г. в РГПУ, профес сор Э.Ф. Побегайло отметил, что за 2005 г. был зафиксирован рекордный рост преступности. Сложившаяся кризисная ситуация обусловлена, в числе прочего, кризисными явлениями в уголовной политике России, которая, по словам док ладчика, зашла в тупик. Среди проблем уголовной политики были названы от сутствие социальной обусловленности и научной обоснованности уголовного закона и изменений в нем, нестабильность уголовного законодательства и т.д.

Мы можем согласиться с мнением Э.Ф. Побегайло, что уголовное законода тельство как элемент уголовной политики и уголовная политика в целом все более откровенно носят классовый характер. Острие уголовных репрессий на правлено против неимущих, маргинальных слоев населения, в то время как преступность богатства остается безнаказанной. К сожалению, по мнению Б.В. Волженкина, российская уголовная политика все более способствует тор жеству «государственного номенклатурно-кланового капитализма»1. Примером такого рода политики является производная от уголовно-правовой политики политика уголовно-процессуальная, нашедшая закрепление в ФЗ от 7.04. № 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Россий ской Федерации»2.

Примером дискуссий по проблемам уголовной политики явилось, напри мер, заседание научно-консультативного совета ФПА,3 на котором приняли участие, представители гос.органов, правозащитники, ученые-юристы. По мне нию зам. Председателя Верховного Суда РФ В.И. Радченко, действующий Уго ловный кодекс отличается чрезмерной жесткостью. Например, как уголовные преступления трактуются некоторые деяния, которые по степени обществен ной опасности являются скорее административными правонарушениями. По некоторым преступлениям разумнее было бы внести административную преюдицию, когда уголовная ответственность наступает в случае, если ока зались безрезультатными принятые меры административного воздействия.

По многим составам преступлений, не связанным с посягательством на жизнь человека, предусмотрены несоразмерно высокие минимальные преде лы санкций, вследствие чего суды назначают наказания, не соответствующие общественной опасности деяний. Целесообразно снизить минимальные пре делы санкций за такие преступления, что позволило бы судам проявлять бо лее дифференцированный подход к лицам, втянутым в совершение преступ лений в силу стечения обстоятельств, а также к тем участникам групповых преступлений, кто встал на путь сотрудничества со следствием в изобличе нии соучастников. По мнению выступавшего, целесообразно перевести ряд преступлений из категории тяжких в категорию средней тяжести, поскольку их пенализация была осуществлена не на научной основе.

Епифанова В.Е. России необходима концепция уголовно-правовой политики // Российская юстиция. – 2008. – № 4.

СЗ РФ. – 2010. – № 15. – Ст. 1756.

Уголовно-правовую политику нужно менять // Новая адвокатская газета. – 2008. – № 23 (040).

Требует усовершенствования порядок условно-досрочного освобождения, который во многом ограничен «усмотрением» администрации мест заключения и судей. Для этого следует четко определить в законе условия, при которых осужденный может выйти на волю. В настоящее время суды часто отклоняют ходатайства об условно-досрочном освобождении на том основании, что осужденный не раскаялся и не признал свою вину. Это является нарушением ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких. При решении вопроса об условно-досрочном освобождении суды должны принимать во внимание лишь два обстоятельст ва: общественную опасность осужденного и его поведение в местах лишения свободы. Лишение свободы следует расценивать как крайнюю меру наказа ния, поэтому необходимо законодательно расширить диапазон видов наказа ния, которые суд может назначить в качестве альтернативы лишению свобо ды, сделав упор на экономические санкции. Многое из сказанного В.И. Рад ченко нашло закрепление в уголовном законе за истекший 2009 год, год по сути революционный, в смысле поправок и изменений, нашедших закрепле ние в УК РФ.

О чем свидетельствуют обсуждения уголовной политики? Как мне пред ставляется они свидетельство сложных противоречивых процессов, происхо дящих в обществе которые, в том числе решаются с использованием уголовно го права (уголовного закон). Среди них можно отметить процесс перераспреде ления собственности и результатов предпринимательства, процессы, вызванные миграционными потоками в Россию населения из государств участников СНГ, противоречий вызванных «столкновением» масс людей исповедующих различные религии, столкновением интересов людей покинувших ареалы компактного проживания и придерживающихся различных моделей социо культурного поведения, обострившиеся на фоне материального неравенства (индивидуального и регионального). Анализируя современное состояние, в котором пребывает уголовное право как социо-культурного феномен, А.Э. Жалинский1 пишет, что оно находится в кризисе. На этот кризис указы вают следующие признаки. К социальным признакам ученый относит рост числа обвинительных приговоров и совершаемых преступлений, быстрый рост прямых затрат на поддержание реализации уголовного закона, влияние избыточного использования уголовно-правовых средств на соотношение вла стных полномочий и политический климат, что приводит к уменьшению контроля общества над уголовным правом.

Собственно правовые признаки кризиса состоят в инфляции уголовного законодательства, немотивированном расширении предмета уголовно правового воздействия и усилении ответственности, снижении технического уровня уголовного законодательства, сопряженного с ростом недействующих норм, потерей определенности уголовного закона, в особенности примени тельно к так называемым новым преступлениям (например, отмывание гряз ных денег, некоторые специальные запреты мошенничества в экономической сфере и пр.).

Какими были основные направления уголовно-правовой политики в XXI столетии? Какие тенденции проявились наиболее отчетливо в действующем Уголовном кодексе РФ?

Несмотря на определенные противоречия в законодательной практике нашла свое отражение тенденция на снижение контингента лиц, находящихся в местах лишения свободы, облегчения тягот, связанных с отбыванием наказания за преступления, совершенные впервые, одним словом, в сокращении т.н. «тю ремного населения». Это выразилось в сокращении отбывания обязательной части лишения свободы, замене, не отбытой части лишения свободы иными ви дами наказания (ФЗ – 2001 г. № 25),2 отбывании наказания женщинами, совер шившими тяжкие и особо тяжкие преступления только в колониях-поселениях3.

Специальную группу лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, со Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный ана лиз. – М., 2009. – С. 53.

См.: Российская газета. – № 52. – 14.03.2001.

Российская газета. – № 252. – 16.12.2003.

ставляют несовершеннолетние. Законодатель учел особенности указанной кате гории лиц, влияние на формирование пребывания в местах лишения свободы. В отношении лиц, не достигших 16 летнего возраста, было установлено наказание в виде лишения свободы не превышающее 6 лет. Приняты были и иные допол нения и изменения в нормы общей части УК, улучшающие положение этой ка тегории лиц, совершивших преступления. Названная тенденция проявилась в изменении сущности такого вида наказания, каковым является «ограничение свободы»1. Ограничение свободы в теперешнем ее виде не является наказани ем, связанным с принудительным нахождением в специальном учреждении. Не случайно оно получило в среде журналистов название «домашнего ареста».

Можно предполагать, что количество лиц, осуждаемых к лишению свободы в связи с установлением ограничения свободы за преступления небольшой и средней тяжести, значительно сократится.

Либеральный подход законодателя выразился в ликвидации такого вида наказания, каковым длительные годы была конфискация имущества, восста новленная лишь в 2006 году, с введением в Общую часть УК РФ гл. 15. «Конфискация имущества»2. В своем нынешнем виде она представляет иную, не связанную с наказанием меру, вызывающую многочисленные вопросы у правоприменителя и у теоретиков уголовного права. Надо признать, что зна чительную часть преступлений, по которым конфискация возможна, состав ляют преступления против общественной безопасности и преступления про тив основ конституционного строя и безопасности государства. Особую за боту законодателя в новом столетии составили преступления террористического характера, прежде всего те из них, которые находятся в гл. 24 УК РФ. Безусловно, это напрямую связано с непрекращающейся внут ренней «войной» с группировками и объединениями, ориентирующимися на изменение территориальной целостности страны и ее суверенитета. Пред См.: Российская газета. – № 253. – 30.12.2009.

См.: СЗ РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3452.

ставляется, что место этих преступлений с учетом целей и задач указанных объединений, получивших в СМИ наименование «бандгрупп», в гл. 29 УК РФ, там, где находятся преступления экстремистского характера. В гл. 24 УК получили прописку нормы ст. 205.1 «Содействие террористической деятель ности», 1 ст. 205.2 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»2. Норма о террористи ческом акте стала более совершенна, нежели в ее первоначальном виде. Не обходимо отметить, что нормы далеки от совершенства, например, нет еди ного подхода к определению террористической деятельности, в названных статьях, например, в ФЗ «О противодействии терроризму», 3 содержатся виды террористической деятельности, отличающиеся от набора преступлений, пре дусмотренных в ст. 205.1 УК РФ.

Более сложное отношение вызывает законодательная регламентация уго ловно-правовой борьбы с экстремистскими проявлениями. В строгом смысле слова к преступлениям экстремистским относятся преступления, предусмот ренные ст. 282.1. «Организация экстремистского сообщества» и ст. 282.2 «Ор ганизация деятельности экстремистской организации»4. Однако в примечании к ст. 282.1 УК сказано, что экстремистскими являются все преступления, при описании которых законодатель указал, что они совершаются по мотивам поли тической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой статьи 63 настоящего Кодекса. Указанный мотив совершения преступлений мы встречаем в преступ лениях против личности (ст. 105, 111, 112 и др., преступлениях против общест венной безопасности и общественного порядка – ст. 213, 214 УК РФ). Практи Российская газета. – № 137. – 27.07.2002.

Российская газета. – № 165. – 29.07.2006.

Российская газета. – № 48. – 10.03.2006.

Парламентская газета. – № 142-143. – 30.07.2002.

чески таким преступлением может быть любое преступление, совершенное по указанному мотиву. Не следует забывать, что во многом проявления экстре мизма – результат отсутствия целенаправленной политики в области воспита ния и образования, управления людскими ресурсами в стране, т.е. составляет функции государственной власти.

В своем большинстве преступления экстремистской направленности со вершают лица из необеспеченной части населения, молодые люди из неполных семей.

Наиболее яркие проявления уголовно-правовой политики последних лет – это усиление уголовной ответственности за преступления против несо вершеннолетних, совершенные на сексуальной почве. Законодатель, по сути, перекроил гл. 18 УК РФ. Смысл новелл состоит в ужесточении ответственности лиц, посягающих на половую свободу и неприкосновенность, нормальное нрав ственное развитие. Законодатель дифференцировал суровость мер в зависимо сти от возраста потерпевших. Особенно отчетливо это проявилось в ст. 134 и ст. 135 УК РФ. Так, половое сношение с лицом, не достигшим 14-летнего воз раста, совершенное группой лиц, может наказываться лишением свободы на срок от 12 до 20 лет, т.е. более сурово, нежели убийство при наличии отягчаю щих обстоятельств (например, убийства беременной женщины, или же убийст ва малолетнего). Любопытно, что законодатель отказался от необходимости осознания виновными лицами несовершеннолетнего возраста потерпевшего (потерпевшей) при изнасиловании и совершении насильственных действий сек суального характера. Представляется, что столь строгое наказание не соответ ствует системе приоритетов, расставленных законодателем при распределении законодательного материала в главах особенной части УК РФ. Во многом такие меры уголовной репрессии были навеяны сообщениями в средствах массовой информации, создававшей общественное мнение и отчасти имевшими спекуля тивный характер.

Последний из принятых законов, вносящих дополнения и изменения в гл.

22 УК РФ, подтвердил тенденцию законодателя на смягчение уголовной ре прессии в отношении представителей бизнеса1. Прежде всего, это достигается увеличением кратной стоимостной оценки последствий преступлений, величины получаемых доходов, стоимости предмета незаконного действия. К примеру, крупный размер уклонения от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) уве личен в 4 раза, сумма невозвращенных из-за границы средств в иностранной ва люте (ст. 193 УК РФ) выросла в 6 раз и составила 30 миллионов рублей, по сути, сделав уголовно-правовую норму мертвой нормой. Базовое примечание к ст. УК РФ, распространяющее свое действие на большинство уголовно-правовых норм, не содержащих точечных примечаний, увеличило крупный размер с 250 тыс. руб. до 1 млн 500 тыс., а особо крупный с 1 млн руб. до 6 млн руб.

Причины, по которым внесены соответствующие изменения, довольно разнообразны. В одном из своих выступлений Президент страны обратил вни мание на то, что уголовное преследование предпринимателей стало статьей до ходов правоохранительных структур, прежде всего органов внутренних дел, поскольку большинство преступлений в сфере экономической деятельности расследуется ими. На этой почве совершаются служебные преступления: при влечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, получение взят ки и пр. Названные преобразования в нормах гл. 22 УК РФ, несомненно, повле кут, и уже повлекли сокращение сотрудников ОРЧ по расследованию налого вых преступлений и сотрудников БЭП МВД РФ, что сообразуется с заявленной и проводящейся уже реформой системы МВД, одним из результатов которой должно стать сокращение личного состава на 20%.

В рамках настоящего сообщения рассмотрены далеко не все закономер ности и направления уголовно-правовой политики в новом столетии. Они тре буют специального и глубокого исследования. Требует глубокого анализа и практика формирования уголовно-правовой политики, которая представляется далеко не идеальной.

См.: Российская газета. – № 255. – 31.12.2009. Были в кратных размерах увеличены суммы неуплаченных налогов, образующие уголовно-значимые признаки налоговых преступлений.

Лица, уплатившие суммы пени, штрафа и недоимки до окончания предварительного рассле дования, освобождаются от уголовной ответственности.

М.В. Шкеле, канд. юрид. наук, доцент каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД РФ, Уголовная политика и наука С учётом активной законотворческой деятельности, которую мы наблю даем в последнее время на примере изменений и дополнений, вносимых в уго ловное законодательство, вопрос об уголовной политике и её соотношении с наукой уголовного права представляется весьма актуальным.

Уголовная политика – одно из направлений правовой и, в целом, государ ственной политики. Уголовная политика – сложное, комплексное, межотрасле вое образование. В уголовной политике находят своё отражение нормы уголов ного права, уголовного процесса, уголовно-исполнительного права, данные криминологии, социологии и др.

Уголовная политика рассматривается в рамках ряда наук. В первую оче редь следует отметить уголовное право, далее, соответственно, криминология, науки уголовного процесса и уголовно-исполнительного права. Не следует за бывать и о политологии, к предмету которой относится изучение политики как таковой.

В отношении понятия «уголовная политика» в специальной литературе нет единого мнения. С другой стороны, вряд ли следует согласиться с предло жением О.А. Малышевой о том, что «в науке необходимо закрепить точное, единое понятие уголовной политики…»1. Данное представление противоречит сути науки как совокупности взглядов, позиций, в которых реализуется дина мика человеческого познания.

Кроме того, следует отметить, что и в политологии относительно понятия «политика» нет единомыслия.

Малышева О.А. К вопросу о понятии «уголовная политика» // Российский следователь. – 2005. – № 9. СПС «КонсультантПлюс».

Начиная разговор о политике в своей книге «Демократия и тоталита ризм», Реймон Арон отмечает: «В термин «политика» вкладывают много поня тий. Говорят о политике внутренней и внешней, о политике Ришелье и о поли тике в области виноделия или свекловодства, подчас безнадежно пытаясь найти хоть что-то общее среди разнообразных значений термина. В своей не давно вышедшей книге Бертран де Жувенель отметил, что из-за огромных различий в толковании этого слова лучше всего доверяться собственному мнению…». Далее Р. Арон анализирует понятие «политика», отмечая, что данному термину во французском языке соответствуют два термина в анг лийском: policy и politics. «Policy – концепция, программа действий, а то и само действие одного человека, группы людей, правительства... Таким обра зом, слово «политика» в его первом значении – это программа, метод дейст вий или сами действия, осуществляемые человеком или группой людей по отношению к какой-то одной проблеме или к совокупности проблем, стоя щих перед сообществом. В другом смысле слово «политика» (английское politics) относится к той области общественной жизни, где конкурируют или противоборствуют различные политические (в значении policy) направления.

Политика-область – это совокупность, внутри которой борются личности или группы, имеющие собственную policy, т.е. свои цели, свои интересы, а то и свое мировоззрение» 1. Кроме того, Р. Арон отмечает, что политика – это од новременно и сфера отношений в обществе, и наше ее познание.

По нашему мнению, отмеченные Р. Ароном особенности понятия «по литика» находят отражение и в более узком понятии «уголовная политика».

Соответственно, уголовную политику можно понимать и как деятельность государства, направленную на борьбу с преступностью (или сдерживание преступности), и как направления данной деятельности (вектор изменений), и как область деятельности, в которой происходит столкновение различных подходов и направлений. Одним из основных на «арене» уголовной полити Цит. по: Политология: хрестоматия / Сост. М.А. Василик, М.С. Вершинин. – М.: Гардарики, 2000;

см. также http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Aron/01.php ки является вопрос о том, в каком направлении должно развиваться уголов ное законодательство: в сторону усиления репрессии или, напротив, её экономии.

Проанализируем взаимное влияние уголовной политики и науки уголов ного права.

Как мы уже отмечали, уголовная политика входит в предмет изучения уго ловно-правовой науки. Наука изучает уголовную политику как явление, формиру ет представление о содержании данного понятия. Кроме того, рассматривает уго ловную политику в исторической перспективе и исследует ее текущее наполне ние. С одной стороны, на основании анализа развития общества, данных уголовной статистики, криминологии, собственно уголовно-правовых теорий наука предлагает направления и приоритеты уголовной политики. С другой стороны, путём анализа изменений, вносимых в уголовное законодательство, реформ в сфере правоохранительных органов и системы правосудия, которые осуществляет государство, наука решает задачу по выявлению воли государст ва в сфере борьбы с преступностью. И далее, как это и характерно для полити ки, отмечается столкновение позиций. Видимо, о деполитизации современной науки можно говорить лишь в том смысле, что в демократическом обществе допускается дискуссия, в том числе и критика государственных решений. По этому и в научной среде формируются различные оценки современной уголов ной политики.

Так, представители адвокатского сообщества активно поддерживают идеи экономии репрессии. «Экономию, сознательное ограничение применения уголовной репрессии многие ответственные работники правоохранительных органов считают чем-то вроде утопической либеральной идеи. На самом деле это жесткая необходимость. Ни одно современное общество не может позво лить себе выделять на борьбу с преступностью столько ресурсов, чтобы их хва тило на преследование в полном масштабе всех совершенных преступлений (даже без учета латентных). В периоды социальной нестабильности и резкого роста преступности несоответствие между наличными ресурсами и идеей во дворения тотальной законности средствами уголовного преследования ощуща ется особенно остро»1. В других работах, напротив, «излишняя либерализация уголовного законодательства и снижение санкций за те или иные преступле ния» подвергается критике2.

Для нашего современного общества, где влияние идеологической и мо ральной оценки значительно снижено, если не сказать – утрачено, на первые позиции выставляются аргументы экономического порядка. Вслед за государ ством и представители научного сообщества приходят к выводу, что борьба с преступностью в полном объёме «не по карману» нашему современному госу дарству. Так, Б.Я. Гаврилов критически высказывается в отношении усиления карательных мер со стороны государства и считает, что подобные предложе ния вызваны тем, «что при реализации уголовной политики отсутствуют за частую какие-либо конкретные сведения о социальных последствиях пред стоящих изменений уголовной репрессии, а также о ресурсной стоимости та кого законопроекта и о том, согласно ли общество его финансировать…»3.

Безусловно, с мнением о необходимости прогнозировать социальные послед ствия результатов законотворческой деятельности необходимо согласиться. Но вопрос о том, «согласно ли общество финансировать», является элементом по литической риторики.

Главным субъектом уголовной политики, несомненно, является государ ство. Направления уголовной политики проявляются в законотворческой дея тельности Федерального Собрания, в деятельности Президента и Правительст ва РФ, других властных структур.

Вопросы уголовной политики ежегодно находят своё отражение в посла ниях Президента РФ. Так, в 2009 году как основное направление Д. Медведев обозначил борьбу с коррупцией. Кроме того, он отметил: «Остановлюсь ещё на Статья: Обеспечение прав и интересов граждан при осуществлении уголовно-правовой по литики в Российской Федерации (доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Феде рации) (Редакционный материал) // Адвокатская практика. – 2009. – № 3. СПС «Консультант Плюс».

Корецкий Д.А. Идеологические проблемы борьбы с преступностью // Законность. – 2004. – № 5. – С. 2-6.

Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. – «Велби», «Про спект», 2008. СПС «КонсультантПлюс».

одном важном аспекте. Наше уголовное законодательство, как и практика его применения, должно стать более современным. Уголовное наказание – как на уровне закона, так и на стадии его применения судами – должно быть адекват ным совершённому преступлению и, соответственно, лучше защищать интере сы общества и интересы потерпевшего. В уголовном законе следует шире ис пользовать так называемую административную преюдицию, то есть привлекать к уголовной ответственности только в случае неоднократного совершения ад министративного правонарушения. Надо шире применять штрафы в качестве наказания за малозначительные преступления и преступления средней тяжести, не связанные с насилием. А если взыскать штраф невозможно, то применять принудительные работы, которые необходимо ввести как самостоятельный вид наказания»1.

Вместе с тем, и наука уголовного права взаимосвязана с уголовной поли тикой. Связь эта двусторонняя и многоаспектная. Уголовная политика изучает ся наукой. Но научное знание представлено позициями исследователей, кото рые, находясь в обществе, являются как объектами воздействия политики госу дарства, так и субъектами формирования политических взглядов. По нашему мнению, общественные, в том числе и правовые науки не могут быть свобод ными от политического влияния. И, соответственно, с учетом допустимой в де мократическом обществе дискуссии, могут формироваться научные подходы, как одобряющие тенденции и направления современной уголовной политики государства (а иногда и «обслуживающие»), так и подвергающие их критике (иногда и ради критики как таковой, например, от сторонников оппозиционных политических структур). В этом смысле уголовная политика представляет со бой область столкновения противоположных политических взглядов на про блему борьбы с преступностью.

Как нельзя жить в обществе и быть свободным от общества, так же вряд ли возможна «чистая» уголовно-правовая наука без уголовной политики.

Медведев Д. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября года. http://www.kremlin.ru/transcripts/ Б.Я. Гаврилов, засл. юрист РФ, д-р юрид. наук, профессор, действительный член Петровской академии наук и искусств зав. каф. управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России Судейское усмотрение при назначении наказания и проблема коррупционности уголовного закона В правовом государстве независимо от формы государственного устрой ства, социальных, экономических и других условий одной из важнейших пуб личных функций является осуществление правосудия, которое характеризуют, в первую очередь, принимаемые судом решения, в том числе в части назначе ния уголовных наказаний. И когда в этой сфере деятельности государства при сутствует коррупционная составляющая, что, по сути, подтвердил в одном из своих выступлений Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин и что отмечено в рекомендациях Группы государств против коррупции (ГРЕКО) при оценке системы противодействия коррупции в Российской Федерации – это крайне негативно влияет на соблюдение правопорядка и законности в Россий ской Федерации.

Конечно, среди антикоррупционных мер можно и нужно называть уро вень заработной платы и иных социальных гарантий судей. Одновременно не обходимо усиливать административный фактор в контроле за судейским сооб ществом, а также меры уголовной репрессии за взяточничество. При этом, на ряду с указанными факторами в противодействии коррупционным явлениям, должно измениться правосознание и не только российских судей, но и в целом гражданского общества.

Определенная роль в этом процессе отводится научной деятельности. Од нако среди публикаций ученых и практических работников по проблемам про тиводействия коррупции сегодня больше дается описание криминогенной си туации, критикуется либерализм судей или раздаются призывы к усилению уголовно-правовых санкций за преступления коррупционной направленности.

В то же время, крайне недостаточно материалов, в основу которых была бы по ложена оценка действующего уголовного законодательства на его антикорруп ционность.

При этом, именно правовые изъяны в этой сфере деятельности крайне не гативно влияют, не в последнюю очередь, на соблюдение правопорядка, закон ности, справедливости и других правовых и нравственных устоев российского общества.

В одной небольшой по объему статье трудно претендовать на полноту та кого анализа. Задачу мы видим в том, чтобы, во-первых, показать влияние на антикоррупционный процесс законодательства уголовно-правового комплекса, а, во-вторых, предложить меры по минимизации коррупционной составляющей отдельных положений уголовного закона.

Анализ на наличие коррупционной составляющей в ряде конкретных норм Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) представля ется наиболее целесообразным:

1) с точки зрения применения судами уголовно-правовых санкций за от дельные виды общеуголовных преступлений (незаконный оборот оружия, ква лифицированные виды грабежей и разбойных нападений) и за уголовно наказуемые деяния экономической направленности (взяточничество и хищения при квалифицирующих обстоятельствах);

2) с позиции применения положений Общей части УК РФ при примене нии судами условного осуждения (ст.73 УК РФ) и назначении наказания ниже низшего предела (ст.64 УК РФ).

Так, согласно статистическим данным Судебного департамента при Вер ховном Суде Российской Федерации1 судами в 2005 – 2008 гг. ежегодно к ус ловной мере наказания при вынесении обвинительных приговоров за преступ ления, связанные с незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительно Форма 10.3 «Меры наказания по наиболее тяжкому преступлению (без учета сложения)».

му сговору, осуждались, соответственно, 55,9%, 55,3%, 57,4% и 48,4% подсу димых. При этом санкция части второй ст. 222 УК РФ предусматривает наказа ние в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет.

Материалы изученных нами уголовных дел свидетельствуют, что при вы несении приговоров за данный вид преступного деяния судами не всегда учи тывается количество изымаемого оружия, взрывчатых веществ и взрывных уст ройств, их поражающие свойства, степень общественной опасности и соответ ственно тяжесть совершенного деяния. Так, подсудимые Вагабов и Арсакаев (Следственная часть при Главном управлении МВД России по Южному феде ральному округу) за приобретение и последующий сбыт 53 кг тротила, приме нение которых могло унести жизни сотен людей, осуждены каждый к трем го дам лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Очевидно, что назначенное наказание вряд ли соразмерно тяжести совершенного деяния.

И соответственно возникает вопрос о справедливости данного приговора.

Формированию такой, нередко негативной, практики назначения наказа ния способствовали два основных обстоятельства.

Первое, это исключение Федеральным законом от 8 декабря 2003 г.

№ 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Россий ской Федерации»1 из санкций абсолютного большинства преступлений средней тяжести и части тяжких преступлений нижних пределов наказания в виде ли шения свободы. Данное решение законодателя привело к разрыву в 20-60 раз между верхним и нижним пределами размеров уголовного наказания в виде лишения свободы за совершение одних и тех же или схожих по тяжести видов преступлений.

Например, за совершение таких преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, как злоупотребление полномочиями ч. ст. 201 УК РФ и коммерческий подкуп ч. 3 ст. 204 УК РФ, суд может назначить наказание в виде лишения свободы на срок от двух месяцев, соответственно, до семи или десяти лет, что означает разрыв между нижним и верхним пределами наказания 42 и 60 раз.

Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 50. – Ст. 4848.

Такие различия в размерах уголовно-правовых санкций приводят к явным несоразмерностям в размерах назначенных судами наказаний и нарушают уго ловно-правовой принцип справедливости. Но самое негативное в том, что дан ное явление заведомо несет в себе коррупционную составляющую. Одновре менно здесь же содержится ответ тем, кто ратует за усиление уголовно правовых санкций, не удосужившись проанализировать действующие нормы уголовного закона.

Второе обстоятельство заключается в том, что весьма широкие возмож ности для коррупционности, а, по сути, неограниченно для судейского усмот рения при назначении уголовного наказания представляют такие положения действующего уголовного закона, как ст. 73 УК РФ, предусматривающая ус ловное осуждение, и ст. 64 УК РФ, допускающая возможность назначения бо лее мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса.

При том, когда суд при вынесении подсудимому обвинительного приго вора за преступления небольшой и средней тяжести постановляет считать на значенное наказание условным (примерно в отношении 55% осужденных) или назначает более мягкий вид наказания, чем предусмотрено санкцией уголовно правовой нормы, то это адекватно воспринимается и правоприменителем, и по терпевшим, а также гражданами и в, целом, обществом.

Однако статистические данные Судебного департамента свидетельствуют о весьма широкой практике назначения наказания в виде условного осуждения к лишению свободы за тяжкие и даже особо тяжкие преступления общеуголов ной направленности. Так, в 2004-2008 гг. за разбойные нападения на граждан и организации (ст. 162 УК РФ) ежегодно от 16% до 17% подсудимых осуждались к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ (условно) и еще в отношении 20-23% – наказание назначалось с применением ст. 64 УК РФ (ниже низшего предела), несмотря на санкцию даже по ч. 1 ст. 162 УК РФ до восьми лет лише ния свободы.

Сведения о числе осужденных за разбой (ст. 162 УК РФ) годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Всего осуждено лиц 21387 25627 27795 27867 24813 24356 Из них к лишению 17560 17427 19257 19773 17468 19504 свободы То же в % 82,1 68,0 77,7 71,4 70,4 80,1 83, Осуждено с применением 3776 3575 3782 3869 3460 2930 ст. 73 УК РФ (условно) То же в % 17,7 13,9 13,6 13,9 13,9 12,0 10, Осуждено с применением 1599 4114 4507 4841 4937 6614 ст. 64 УК РФ То же в % 7,5 19,6 19,6 20,4 23,0 29,4 26, Всего с применением 25,1 36,6 36,0 36,8 39,2 42,5 38, ст. 64, 73 УК РФ Сведения о числе осужденных за разбой ч. 2-4 ст. 162 УК РФ (при санкциях от 5 до 15 лет лишения свободы, 2001,2003 гг. – чч. 2 и 3 ст. 162 УК РФ) Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Всего осуждено 17372 21016 23053 23689 21443 22466 лиц 202 250 265 345 324 1051 Всего от 10 до 15 лет осуждено 1,4 1,4 1,4 1,7 1,9 5,4 6, то же в % к лишению от 8 до 10 лет 1065 1259 1514 1534 1672 4015 свободы 7,2 7,2 7,9 7,8 9,6 20,6 22, то же в % 6390 7580 8352 8675 7406 8665 от 5 до 8 лет 43,3 43,5 43,4 43,9 42,4 44,4 44, то же в % Позиция судей о назначении, в ряде случаев, столь мягкого вида наказа ния за данные преступления в связи с тем, что необходимо учитывать (ввиду значительных уголовно-правовых санкций за их совершение) роль и степень ответственности каждого соучастника преступления и его возможное сотруд ничество со следствием, имеет право на существование. Однако оцениваться эти факторы должны не по усмотрению судьи, а на основании соответствующе го федерального закона, регламентирующего порядок заключения подозревае мого, обвиняемого досудебного соглашении о сотрудничестве, который в на стоящее время принят и вступил в действие (Федеральный закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ).

Негативная ситуация, на наш взгляд, сложилась при назначении судами уголовного наказания за экономические преступления. Так, согласно статисти ческим данным Судебного департамента в 2006 году положения статьи 73 УК РФ об условном осуждении применены судами в отношении 5844 лиц, предан ных суду по ч.ч. 3 и 4 ст. 160 УК РФ, что составляет 82% от числа осужденных, в 2007 году – в отношении 5296 лиц или 81,2% и в 2008 году – в отношении 3025 лиц или 71,7% осужденных.

Сведения о числе осужденных лиц по ст. 160 УК РФ – хищение (ч. 3 и 4 ст. 160 УК РФ, 2001,2003 гг. – ч. 3 ст. 160) Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Осуждено (всего) 4220 6519 7129 7157 5317 695 Из них к лишению свободы 581 552 601 751 333 152 То же в % 13,8 8,5 8,4 10,5 6,3 21,9 21, Осуждено с применением 76 76 42 34 37 65 ст. 64 УК РФ То же в % 1,8 1,2 0,6 0,5 0,7 9,4 8, Осуждено с применением 3025 5296 5844 5929 4528 451 ст. 73 УК РФ То же в % 71,7 81,2 82,0 82,8 85,2 64,9 68, Мошенничество (ч. 3 и 4 ст. 159 УК РФ) (2001,2003 гг. – ч. 3 ст. 159 УК РФ) Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Осуждено (всего) 6369 5803 4917 3761 2590 2029 Из них к лишению свободы 2577 2129 1760 1184 863 1035 То же в % 40,5 36,7 35,8 31,5 33,3 51,0 53, Продолжение Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Осуждено с применением 151 174 153 88 90 278 ст. 64 УК РФ То же в % 2,4 3,0 3,1 2,3 3,5 13,7 13, Осуждено с применением 3290 3323 2887 2356 1645 954 ст. 73 УК РФ То же в % 51,7 57,3 58,7 62,6 63,5 47,0 38, Из приведенных выше статистических данных усматривается и то обстоя тельство, что при назначении уголовного наказания за мошенничество, санкция которого такая же, как и по ст. 160 УК РФ, условное осуждение к лишению свободы применяется примерно к 60% осужденных или значительно реже, чем за хищения по ст. 160 УК РФ, что позволяет усомниться в соблюдении принци па справедливости и равенства граждан перед законом.

Еще более негативная ситуация с назначением наказания за взяточниче ство. Так, за получение взятки при квалифицирующих обстоятельствах (ч.ч. 2- ст. 290 УК) судами в 2004-2008 гг. к лишению свободы условно ежегодно при говаривались от 68,4% до 81,9% от числа осужденных и еще почти к каждому десятому (8,0% в 2006 году, 9,4% в 2007 году и 4,3% – в 2008 году) применена ст. 64 УК РФ. По нашему мнению, здесь налицо нарушение принципа равенст ва граждан перед законом.

Получение взятки (ч. 2 – 4 ст. 290 УК РФ) (2001,2003 гг. – ч.ч. 2 и 3 ст. 290 УК РФ) Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 1107 1050 983 863 747 607 Осуждено (всего) 340 223 197 175 131 125 Из них к лишению свободы 30,7 21,2 20,0 20,3 17,5 20,6 22, То же в % Осуждено с применением ст. 48 99 79 67 64 72 УК РФ 4,3 8,0 7,8 8,6 11,9 10, То же в % Осуждено с применением ст. 757 817 776 683 612 477 УК РФ То же в % 68,4 77,8 78,9 79,1 81,9 78,6 62, Вряд ли соответствует государственным мерам по борьбе с коррупцией складывающаяся в 2005-2008 гг. следственно-судебная практика привлечения к уголовной ответственности взяткодателей и взяткополучателей. Несмотря на то, что содеянное последней категорией преступивших закон лиц представляет значительно большую опасность для общества, чем противоправные деяния взяткодателей, число осужденных в 2008 году по ст. 291 УК РФ в 2,3 раза пре вышает число осужденных за получение взятки (ст. 290 УК РФ), хотя в году соотношение указанной категории лиц было примерно одинаковым.

Получение и дача взятки (ст. ст. 290, 291 УК РФ) Годы 2008 2007 2006 2005 2004 2003 Всего осуждено по ч. 1-4 1604 1595 1472 1370 1189 958 ст. 290 УК РФ В том числе к лишению 433 309 253 229 169 146 свободы То же в % 27,0 19,4 17,2 16,7 14,2 15,2 22, Всего осуждено по ч. 1 и 2 3769 3272 2757 2225 1678 1274 ст. 291 УК РФ В том числе к лишению 431 279 219 174 107 59 свободы То же в % 11,4 8,5 7,9 7,8 6,4 4,6 4, Значительно расширил возможности проявления коррупционности в правоприменительной деятельности и непосредственно законодатель в виде предоставления суду права назначения условного наказания в виде лишения свободы на срок до 8 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления (ч. 1 ст. УК РФ).

Значительно разнятся по назначаемым мерам наказания приговоры судов, выносимые в различных субъектах Российской Федерации. Напри мер, Кемеровским областным судом двое из шести членов преступной группы, совершивших 11 вооруженных нападений, 27 июля 2003 года были осуждены по ст. 209 УК РФ («Бандитизм») к 4 годам и 6 мес. лишения свободы условно при санкции ч.ч. 1 и 2 данной статьи до 15 лет лишения свободы. В практически ана логичном случае четверо членов банды, совершивших семь преступлений, в том числе четыре вооруженных нападения, Самарским областным судом по приго вору от 17 января 2003 году осуждены к 18 годам лишения свободы каждый.

Весьма широкое распространение коррупционная составляющая получи ла, по нашему мнению, при назначении судами наказания по совокупности преступлений.

Например, приговором Владимирского областного суда от 2 июля года осуждены ряд лиц, в том числе Киселев А.М.: по ч.1 ст.222 УК – к 1 год л/св., ч.2 ст.162 УК – к 5 годам л/св., ч.1 ст.209 УК РФ – к 10 годам л/св., п. «а»


ч.4 ст.162 УК РФ – к 8,5 годам л/св., ч.1 ст.30, п. «а» ч.4 ст. УК РФ – к 7,5 годам л/св., п. «а» ч.4 ст.162 УК РФ – к 9 годам л/св., а оконча тельная мера наказания определена 11 лет лишения свободы, хотя по совокуп ности преступлений максимальное наказание могло быть назначено до 22,5 лет лишения свободы (действующий сегодня уголовный закон – ч. 4 ст. 56 УК1 – допускает назначение судом наказания при совокупности указанных выше пре ступлений до 25 лет лишения свободы).

Приведенные примеры весьма наглядно свидетельствует о весьма широ кой коррупционной составляющей уголовного закона при назначении наказа ния по совокупности преступлений. Подобная практика назначения судами на казания, не соответствующего тяжести совершенного преступления и его обще ственно опасным последствиям, подрывает авторитет и доверие граждан к государственной власти, а также ведет к снижению эффективности борьбы с преступностью.

Все это позволяет сделать вывод о том, что границы уголовно-правовых санкций, в пределах которых судом может быть назначено наказание, должны быть обозримыми.

См.: Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ. «О внесении изменений и допол нений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Россий ской Федерации. – 2003. – № 50. – Ст.4848.

В этом вопросе весьма полезным и заслуживающим внимания является опыт других стран, в том числе США, в которых с 1 ноября 1987 года в качест ве элементов формализации при назначении наказаний используется специаль ная шкала наказаний, содержащая абсолютно-определенные санкции (напри мер, от 132 до 146 месяцев лишения свободы). Указанный правовой инструмент позволил достичь, по нашему мнению, оптимального баланса в соблюдении публичных интересов в области реализации государством уголовно-правовой политики.

С учетом этого, в уголовном законодательстве Российской Федерации не обходима детализация обстоятельств, которые суды должны учитывать при на значении наказания в пределах санкции соответствующей уголовно-правовой нормы. Такими конкретными обстоятельствами, учитываемыми при назначе нии наказаний, должны стать:

во-первых, не совокупность квалифицирующих признаков преступления, которые (от 2 до 7) сформулированы в диспозициях конкретных статей Осо бенной части Уголовного кодекса, а учет каждого из них в качестве самостоя тельного и, соответственно, влияющего на назначенное наказание: Ибо в тех же США при назначении наказания каждое такое обстоятельство учитывается са мостоятельно с применением по сути нашего правила совокупности сложения по ним наказаний, а каждый из них должен учитываться самостоятельно и вли ять на назначенное наказание;

во-вторых, предлагается установить в УК РФ достаточно жесткие при на значении наказания правила учета отдельных повторяющихся и наиболее рас пространенных признаков совершения преступлений (таких как насильствен ный или групповой характер уголовно-наказуемого деяния, вооруженность, размер причиненного ущерба (вреда) и других, если они не являются квалифи цирующими признаками конкретного преступления), указав степень влияния каждого признака на размер наказания;

в-третьих, при назначении наказания должно существовать правило обя зательного, а не формального, примеры чего приведены выше, сложения нака заний по совокупности совершенных преступлений, что является абсолютным правилом в условиях действия «шкалы наказаний»;

в-четвертых, чрезвычайно важно при этом установить корректное соот ношение между различными факторами, влияющими на тяжесть противоправ ного деяния и его общественную опасность, так как зачастую они зависят от конкретных обстоятельств совершения преступления;

в-пятых, одновременно при назначении наказания в обязательном поряд ке должны быть учтены смягчающие и отягчающие вину подсудимого обстоя тельства.

Законодателю следует также установить, что при назначении наказания суд не вправе выходить за установленные такими правилами пределы наказа ния. В противном случае судебное решение будет подлежать безусловной от мене. Одновременно суду следует предоставить возможность отойти от уста новленного законом наказания и мотивированным решением назначить более мягкое или более суровое наказание, хотя и в пределах санкции уголовно правовой нормы следует. При этом следует исходить из того, что наказание на значается за конкретные действия, совершенные определенным лицом, и пол ностью учесть их может только суд.

Л.С. Аистова, канд. юрид. наук, доцент каф. уголовно-правовой охраны экономических отношений СПбГУ Противодействие коррупции – уголовно-правовой аспект Противодействие коррупции стало одним из направлений деятельности государства в проведении внутренней политики. Об опасности коррупции го ворилось еще с начала 1990-х годов, но только с середины первого десятилетия XXI века, можно сказать, что противодействие коррупции стало осуществлять ся не от случая к случаю, а на более высоком уровне, целенаправленно и посто янно. При этом, борьба с коррупцией ведется не только мерами уголовно правового воздействия, но и иными мерами правового регулирования других отраслей права, в частности, гражданского, административного, финансового, и она затрагивает практически все звенья государственного механизма.

Целенаправленность проявляется в том, что противодействие коррупции осуществляется на основе Национального плана противодействия коррупции.

Нормативной базой, определяющей основные направления по противо действию коррупции, является Федеральный закон от 15 октября 2008 г.

Нормам закона предшествует понятийный аппарат, в котором в числе прочих определений дается определение понятий коррупции, коррупционного правонарушения, коррупционного дохода, приводится классификация корруп ционных правонарушений, в том числе и преступлений.

Круг субъектов коррупционных правонарушений значительно расширен в связи с новым определением понятия должностного лица, расширен и круг лиц, обязанных подавать декларацию о доходах, к ним относятся ближайшие родственники должностного лица;

предлагается также учреждение специально го Государственного органа противодействия коррупции и др.

Борьба с коррупционными правонарушениями будет вестись не только в сферах государственной деятельности, но и во всех сферах экономической и политической деятельности. Кроме того, вводятся значительные ограниче ния для должностных лиц по работе по совместительству, по занятию обра зовательной и иной деятельностью, не связанной с выполнением должност ных обязанностей, вводятся прямые запреты на осуществление определен ных действий.

Одновременно с указанным законом, был принят Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Феде рации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответст венности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального за кона «О противодействии коррупции», на основании которого действующее за конодательство приведено в соответствие с указанными нормативными актами, в том числе и Уголовный кодекс РФ.

Изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ на основании ст. 7 данно го закона, на первый взгляд кажутся незначительными, но являются принципи альными.

Они, в первую очередь, касаются конфискации имущества: уточняется понятие конфискации имущества, расширяется перечень статей Уголовного ко декса, по которым возможна конфискация имущества. Однако конфискация имущества остается одной из принудительных мер уголовного характера, а не видом уголовного наказания, и она не предусматривается санкциями статей, указанных в перечне, что значительно снижает эффективность конфискации имущества в борьбе с коррупционными преступлениями.

Следующие изменения сопряжены с новым определением субъекта кор рупционных преступлений. Примечание к ст. 285 УК дополнено пунктом «Иностранные должностные лица и должностные лица публичной междуна родной организации, совершившие преступление, предусмотренное статьями настоящей главы, несут уголовную ответственность по статьям настоящей гла вы в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Фе дерации».

Существенно расширился круг субъектов по ст.ст. 201 и 204 УК «Зло употребление полномочиями» и «Коммерческий подкуп». Все лица, указанные в этих статьях стали признаваться должностными лицами коррупционных пре ступлений, и в связи с этим значительно ужесточаются санкции данных статей:

увеличиваются сроки наказания в виде лишения свободы и повышаются разме ры штрафа.

Данные и некоторые другие изменения повышают роль уголовного права в борьбе с коррупцией.

Во-первых, законодательное определение понятие «коррупции», под ко торой понимается противоправная деятельность (действие или бездействие), заключающаяся в использовании должностным лицом предоставленных пол номочий с целью незаконного достижения личных и (или) имущественных ин тересов, будет способствовать выработке единого подхода к оценке противо правных деяний как коррупционных преступлений, что должно исключить произвольного толкования ситуации с целью избежать признания ее как кор рупционной.

Во-вторых, позиции, занятые Федеральными законами, значительно рас ширяют число статей, которые можно отнести к коррупционным.

а) это те, которые, по прямому указанию закона, непосредственно преду сматривают уголовную ответственность за коррупцию.

К ним относятся статьи, предусмотренные главой 30 УК «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления»: ст. 285 – «Злоупотребление должност ными полномочиями», ст. 286 – «Превышение власти», ст. 289 – «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», ст. 290 – «Получение взятки», ст. «291 – «Дача взятки», ст. 292 – «Служебный подлог»: статьи, предусмот ренные главой 23 УК «Преступления против интересов службы в коммерче ских и иных организациях»: ст. 201 – «Злоупотребление полномочиями», ст.


204 – «Коммерческий подкуп», ст. 202 – «Злоупотребление полномочиями ча стными нотариусами и аудиторами»;

из числа преступлений против правосу дия ст. 294 – «Воспрепятствование осуществлению правосудия и предвари тельного следствия»;

б) к коррупционным преступлениям следует отнести и те, в диспозициях статей которых содержится такой квалифицирующий признак как использова ние лицом своего служебного положения. Это – ст. 127' – «Торговля людьми», ст. 127- 2 – «Использование рабского труда», ст. 128 – «Незаконное помещение в психиатрическую больницу», ст. 160 – «Присвоение или растрата», ст. 174 – «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобре тенных другим лицом преступным путем», ст. 174' «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем», ст. 175 – «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем», ст. 178 – «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции», ст. 188 – «Контрабанда», Ст. 226 – «Хищение либо вымогательство оружия, бо еприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств» и др.

в) к коррупционным преступлениям относятся и те, где субъектом пре ступления выступает должностное лицо.

В этот перечень можно включить ст. 169 – «Воспрепятствование закон ной предпринимательской или иной деятельности», ст. 170 – «»Регистрация не законных сделок с землей».

г) можно выделить отдельную группу преступлений коррупционной на правленности, в диспозициях статей которых не указываются ни на должност ное, ни на служебное положение субъекта преступления, но содержание диспо зиций которых позволяет должностным лицам при расследовании этих престу плений преследовать коррупционные цели.

К таким статьям можно отнести: ст. 171 – «Незаконное предпринима тельство», ст. 172 –«Незаконная банковская деятельность», ст. 176 – «Незакон ное получение кредита», ст. 193 – «Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте», ст. 194 – «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица», ст. 195 – «Неправомерные действия при банкротстве», ст. 196 – «Преднамеренное банкротство», ст. 197 – «Фиктивное банкротство», ст. 199 – «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации».

Сюда же можно отнести и статьи, введенные в УК РФ, с целью усиления борьбы с рейдерскими захватами.

Это: ст. 185-2 – «Нарушение прядка учета прав на ценные бумаги», ст.

185 -3 – «Манипулирование ценами на рынке ценных бумаг»;

ст. 185- 4 – «Вос препятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг».

Приведенный перечень коррупционных преступлений может быть и не полным, но он представляется достаточно внушительным, и признание некото рых из них в качестве коррупционных сразу же повышает их степень общест венной опасности и должно стимулировать судебно-следственные органы про водить работу по выявлению в этих преступлениях актов коррупции и привле чению лиц к уголовной ответственности с учетом выявленных фактов.

Из числа коррупционных преступлений, перечисленных в Федеральном законе «О противодействии коррупции», в Уголовном кодексе отсутствует от ветственность за злоупотребление влиянием, незаконное обогащение, сокрытие коррупционных доходов.

По-видимому, работа по криминализации этих деяний и введения в Уго ловный кодекс будет продолжена.

Анализ Федеральных законов, принятых 15 октября, позволяет сделать вывод, что рекомендации международных конвенций – Конвенции «ООН про тив коррупции» от 31 октября 2003 года и Европейской Конвенции «Об уго ловной ответственности за коррупцию» от 27 января 1999 года по ужесточению уголовной ответственности за коррупцию практически учтены, но не полно стью, особенно последней.

Так, положения вышеназванной Европейской Конвенции содержат нор мы об активном подкупе, под которым понимается деятельность взяткодателей в соответствии с российским законодательством, и пассивном подкупе – соот ветственно деяния взяткополучателей. Эти рекомендации Конвенции учитыва ются зарубежным уголовным законодательством.

Уголовный Кодекс Франции предусматривает ответственность за актив ную коррупцию и пассивную коррупцию, и в обоих случаях установлены рав ные меры уголовной ответственности, которые достаточно суровы. Взяткода тель рассматривается не менее опасной фигурой, чем взяткополучатель.

Ответственность за пассивную коррупцию дифференцирована в зависи мости от конкретных действий взяткодателя.

В нашем законодательстве взяткодателю посвящена одна статья – УК, санкции которой, как и ст. 290 УК (получение взятки), нельзя признать су ровыми. Это преступления средней тяжести. Взяткодатель выступает как бы второстепенной фигурой, приложением к взяткополучателю.

Однако взяткодатель является более опасной фигурой в коррупционных преступлениях. Он является инициатором многих этих преступлений, не слу чайно и существует термин «активная коррупция».

Активная борьба с коррупцией должна вестись и с взяткодателями, лица ми, предлагающими различные материальные выгоды должностным лицам при исполнении ими должностных обязанностей. Они остаются в тени, а речь ве дется о борьбе только с коррупцией в среде чиновниками.

Высокий уровень коррупции в стране объясняется низким уровнем пра восознания, отсутствием правовой культуры у населения, повсеместно бытую щим убеждением, что легче соответствующему чиновнику заплатить, чем до биваться решения своих вопросов в законном порядке.

Успех в борьбе с коррупцией будет обречен, если деятельность взяткода телей не будет получать должную оценку. К ним должно быть привлечено вни мание и законодателя, и средств массовой информации, и общественности на том же уровне, какой в настоящее время достигнут по отношению к деятельно сти чиновников.

Т.М. Клюканова, канд. юрид. наук, доцент каф. уголовно-правовой охраны СПбГУЭФ Основные тенденции уголовно-исполнительной политики Российской Федерации в XXI веке В основе формирования и развития правовой системы каждого государ ства, отраслей законодательства, правовых форм и направлений деятельности находится социальная политика, отражающая принципы, стратегию, основные направления и формы достижения социальных целей.

Цели социальной политики РФ закреплены в общей форме в ст. 7 Кон ституции Российской Федерации: «Российская Федерация – социальное госу дарство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

Статья 7 Конституции Российской Федерации предусматривает, что об щая цель социальной политики Российской Федерации имеет иерархию, кото рая зависит от характера и направленности деятельности государства и его ор ганов по реализации данной политики.

Одним из направлений социальной политики РФ является политика в сфере борьбы с преступностью.

В данном направлении социальной политики в концентрированном виде выражены задачи и методы контроля государства за преступностью.

Политика в сфере борьбы с преступностью призвана выражать интересы граждан РФ и обеспечивать защиту их прав и законных интересов от преступ ных посягательств.

Политику в сфере борьбы с преступностью принято подразделять на уго ловную политику, политику в сфере предупреждения преступности и уголовно исполнительную политику.

Такое структурное разделение единой по своей цели, принципам и стра тегии политики контроля за преступностью условно;

отдельные ее направления могут объединяться между собой, например уголовная политика и политика в сфере исполнения наказания, или напротив разъединяться.

Нередко из политики профилактики преступлений выделяется пенитен циарная политика (политика предупреждения рецидивной преступности).

Основные формы и методы реализации политики в различных сферах борьбы с преступностью различаются между собой, но в любом случае, все на правления этой политики едины с точки зрения целей, принципов и стратегии и тесно взаимосвязаны между собой.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».

Политика в сфере борьбы с преступностью направляет деятельность го сударства, органов государственной власти и управления по профилактике пре ступлений, по предупреждению их совершения, реализации ответственности лиц, совершивших преступления, исполнению наказаний в отношении осуж денных и т.д.

Одной из составляющих многоплановости политики государства в сфере борьбы с преступностью является политика в сфере исполнения уголовных на казаний.

Политика в сфере исполнения наказаний определяет цели, принципы, стратегию, направления деятельности государства, ее основные формы и мето ды при исполнении наказания.

Являясь составной частью политики в сфере борьбы с преступностью, политика в сфере исполнения уголовных наказаний базируется на нормах Рос сийского уголовно-исполнительного законодательства и нормах, выработанных международным сообществом.

Таким образом, мы можем сегодня говорить о стабильном уголовно исполнительном законодательстве и четко сформулированной политике в сфере исполнения уголовных наказаний.

Одним из ключевых направлений современной уголовно-исполни тельной политики Российской Федерации является соблюдение прав и сво бод осужденных.

Согласно ч. 3 ст. 3 УИК РФ: «В соответствии с общепринятыми принци пами и нормами международного права и Конституции Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и практика его применения основываются на строгом соблюдении гарантий защиты от пы ток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными».

Лица, отбывающие наказания, будучи гражданами Российской Федера ции, обладают правами и свободами человека и гражданина и, как ранее от мечалось, в соответствии со ст. 2 Конституции являются высшей ценностью государства. Это положение обусловливает наличие особых требований, предъявляемых к нормативным актам, закрепляющим правовое положение осужденных.

Согласно ст. 10 УИК РФ Российская Федерация уважает и охраняет пра ва, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность при менения средств исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказания.

При исполнении наказания осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации, но с изъятиями и ограничениями, установлен ными уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

Осужденные – иностранные граждане и лица без гражданства так же пользуют ся правами и несут обязанности, которые установлены международными дого ворами Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства, с изъятиями и ограничениями, предусмотренными уголовно- исполнительным законода тельством Российской Федерации.

Основные права и обязанности осужденных закреплены в ст. ст. 11. УИК РФ.

Согласно ст. 11 УИК РФ осужденные должны исполнять установленные законодательством Российской Федерации обязанности граждан Российской Федерации, соблюдать принятые в обществе нравственные нормы поведения, требования санитарии и гигиены.

Осужденные обязаны:

соблюдать требования федеральных законов, определяющих порядок и условия отбывания наказания, а также нормативные акты;

вежливо относиться к персоналу, другим лицам, посещающим учрежде ния, исполняющие уголовные наказания;

являться по вызову администрации учреждений и давать объяснения по вопросам исполнения требований приговора суда.

Основные права осужденных закреплены в ст. 12 УИК РФ:

осужденные имеют право на получение информации о своих правах и обязанностях, о порядке и условиях отбывания наказания;

осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждений, исполняющих наказание;

независимо от их согласия – осужденные не могут быть подвергнуты ме дицинским или иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье;

осужденные имеют право на обращение с предложениями и заявлениями в органы, исполняющие наказание;

осужденные граждане Российской Федерации дают объяснения, ведут пе реписку, обращаются с жалобами и заявлениями в правоохранительные органы и в суд;

имеют право на охрану здоровья, включая получение необходимой ме дицинской помощи в специализированных и в амбулаторных медицинских уч реждениях.

Они могут пользоваться услугами адвокатов, а также лиц, имеющих пра во на оказание юридической помощи.

Осужденные имеют право на личную безопасность. Данные права и обя занности осужденных являются обязательными для органов и учреждений, исполняющих уголовные наказания, независимо от вида учреждения, вида режима исправительных учреждений и вида условий отбывания наказаний осужденными.

Администрации исправительных колоний общего, строгого, особого ре жимов, тюрем общего и строгого режимов выстраивают свою работу в соответ ствии с действующим уголовно-исполнительным законодательством и прави лами внутреннего распорядка, опираясь, прежде всего на нормы – принципы, провозглашающие и закрепляющие права и обязанности осужденных. По дан ным международных общественных организаций существующие в Российской Федерации тенденции уголовно-исполнительной политики соответствуют тре бованиям международного законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний и являются прогрессивными и демократическими.

Несмотря на отдельные случаи, свидетельствующие о ряде нарушений прав заключенных в отдельных исправительных учреждениях, отраженные в ежегодном докладе Уполномоченного по права человека в Российской Федера ции за 2009 г., общие тенденции на соблюдение прав и свобод человека и граж данина в условиях заключения в исправительных учреждениях Российской Фе дерации позитивны и положительны.

Еще одна тенденция уголовно-исполнительной политики Российской Фе дерации наметилась в 2000-е годы с принятием Федерального закона от 09.03.2001 «О внесении изменений и дополнений в уголовный, уголовно процессуальный и уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации».

Последующие федеральные законы от 11.06.2003, 08.12.2003, 08.11.2008, 27.12.2009 закрепили новые тенденции и общую направленность уголовной и уголовно-исполнительной политики Российской Федерации, а именно, феде ральное законодательство формулировало цели на сокращение применения уголовного наказания в виде лишения свободы.

Данные цели, безусловно, реализуются в наши дни судебно следственными органами Российской Федерации.

Что касается непосредственно уголовно-исполнительной политики, то с принятием Федерального закона от 27.12.2009, утвердившего порядок и усло вия отбывания наказания в виде ограничения свободы, на наш взгляд, намети лась конкретная тенденция не только к дальнейшему сокращению применения наказания виде реального лишения свободы, но и к созданию в исправительных учреждениях данного вида, условий адаптации осужденных к гражданской жизни, отсутствие у них оторванности от внешнего мира, возможности реали зовать свои права по выбору профессиональной деятельности даже в связи с рядом ограничений по поводу отбывания уголовного наказания, а также воз можностей не утрачивать семейные связи.

Данные цели и тенденции уголовной и уголовно-исполнительной полити ки Российской Федерации в XXI веке свидетельствуют о выполнении Россий ской Федерацией международных договоров по реализации основных направ лений уголовно-исполнительной политики, направленных на соблюдение прав и свобод осужденных, и реализацию конституционных прав осужденных в Рос сийской Федерации.

С.У. Дикаев, д-р юрид. наук, профессор каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД РФ Проблемы противодействия наркотизации населения России 1. Постановка проблемы Наркомания – заболевание, выражающееся в физической и/или психиче ской зависимости от наркотических средств, в непреодолимом влечении к ним, постепенно приводящем к глубокому истощению физических и психических функций организма. Невозможность принять очередную дозу наркотика вызы вает тяжелые соматические расстройства – абстинентный синдром («ломку»). Поэтому, видимо, наркомания переводится с греческого как страсть к оцепене нию, как оцепенение безумием.

Наркотизация населения – процесс вовлечения в систематическое по требление наркотиков лиц из различных слоев населения, заканчивающееся наркозависимостью какой-то части вовлеченных.

Наркотизацию населения следует рассматривать как одну из главных уг роз национальной безопасности по нескольким причинам:

А) Рост числа потребителей наркотиков в России. Если количество только учтенных органами здравоохранения потребителей наркотиков в России в 2000 году достигало 375 тыс. человек, то на конец 2009 года официально за регистрировано около 550 тысяч потребителей наркотиков, а наркозависимыми являются, по разным данным, около 2-2,5 миллионов россиян, что составляет Гилинский Я.И. Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль.

2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Изд-во Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2009. – С. 349.

почти два процента населения.1 По данным ВОЗ, если доля наркоманов в структуре населения составляет от 7-процентов и более, то в этой стране про исходят необратимые процессы дегенерации населения, разложения всех соци альных структур. Наркокультура начинает воспроизводиться в ее собственных рамках. По расчетам специалистов, количество наркоманов в России перешло процентный порог и составляет от 10 до 18 миллионов человек. 2 Причём две трети из них – молодёжь до 30 лет. Ежегодно почти 75 тысяч человек впервые пробуют наркотики. Кроме то го специализированными наркологическими учреждениями зарегистрировано почти 138 тысяч детей и подростков, страдающих наркологическими расстрой ствами.

Более или менее наглядность реального положения дел с наркотизаци ей населения обеспечивается официальной статистикой выявленных проти воправных действий с наркотиками, которая показывает, что средний уро вень правонарушений во многих странах Евросоюза возросло в несколько раз.4 В России, по данным статистики МВД России, в 2009 году выявлено 238,5 тыс. преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, что на 2,5% больше, чем в 2008 году. По сравнению с 2008 годом на 1,6% воз росло число преступлений, совершенных с целью сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а их удельный вес в числе преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, сократился с 52,8% в 2008 году до 52,3%. «Об итогах оперативно-служебной деятельности ФСКН России в 2009 году и задачах на 2010 год» //http://www.fskn.gov.ru/fskn/index/news.htm?id=10291358;

Болотский Б.С., Воле водз А.Г., Воронова Е.В., Калачев Б.Ф. Борьба с отмыванием доходов от индустрии нарко бизнеса в странах Содружества. – М., 2001.

Позднякова М.Е. Особенности наркотизации населения в современной России // http://www.narkotiki.ru/mir_5495.html.

Миронов С.М. Наркотизация – угроза национальной безопасности России // Новая полити ка. – Интернет-журнал. – 2009. – 21 декабря.

Гилинский Я.И. Криминология: теория, история, эмпирическая база, социальный контроль.

2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Изд-во Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2009. – С. 357.

Официальный сайт МВД России.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.