авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Резюмируя изложенное, полагаю, что совершенствование механизма об жалования действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство должно осуществляться путем внесения в действующее уго ловно-процессуальное законодательство дополнений, расширяющих полномо чия суда по реагированию на выявленные нарушения закона в досудебном про изводстве, а также устанавливающих обоснованные сроки рассмотрения район ными судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ. Институт судебного контроля в уголовном судопроизводстве необходимо постоянно укреплять, для того чтобы он стал эффективным средством защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

А.В. Коротков, канд. юрид. наук, доцент, зам. начальника каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД РФ Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних от посягательств на половую свободу, неприкосновенность и нормальное психическое развитие Важным критерием существования любого цивилизованного общества является охрана законных интересов своих граждан, их жизнь, здоровье, свобо да, достоинство и неприкосновенность. Особенно оберегаться должно подрас тающее поколение, причем степень их защиты является основным показателем культуры общества. Реализуя данные приоритеты, оно сурово карает за посяга тельства на них. При этом права, свободы и интересы несовершеннолетних ох раняются различными путями (нравственным воспитанием, формированием культуры общения, половым воспитанием, уголовно-правовыми запретами и т.д.). Однако данные мероприятия не всегда достигают желаемого результата, и мы все чаще слышим, что в тех или иных регионах страны в отношении несо вершеннолетних совершаются страшные по своему содержанию преступления.

Общество ждет от государства острого реагирования на каждый такой акт с обя зательным изобличением виновных и назначения им справедливого наказания.

В настоящее время в российском обществе нравственные устои в сфере половых отношений существенно расшатаны. Это связано с популяризацией легализации однополых связей, показа в средствах массовых коммуникаций технологии секса, распространением порнографии, педофилии и иных подоб ных форм нравственной деградации личности. На этом фоне такие преступле ния, как изнасилование, насильственные действия сексуального характера, раз вратные действия и другие подобные деяния вызывают крайнюю степень него дования у подавляющей массы населения.

Уголовное законодательство Российской Федерации, в главе 18, устанав ливает ответственность за совершение преступлений, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу личности. Учитывая общественный ре зонанс, данная глава, в последнее время, претерпела существенные изменения в сторону усиления ответственности и наказания за совершение половых престу плений в отношении несовершеннолетних.

Так, в статьях 131, 132 УК РФ (изнасилование и насильственные действия сексуального характера, соответственно), вместо трех частей появилось четыре части. Это связано с тем, что произошло усиление ответственности за соверше ние данных преступлений в отношении несовершеннолетних и лиц, не достиг ших четырнадцатилетнего возраста. Если раньше указанные признаки находи лись в частях 2 и 3, то сейчас в частях 3 и 4 ст.ст. 131, 132 УК РФ соответствен но. При этом из предмета доказывания было исключено обязательное знание возраста потерпевшей (потерпевшего) виновным, – термин «заведомо несовер шеннолетний или не достигший четырнадцатилетнего возраста». Следователь но, после внесенных изменений в УК, для привлечения к уголовной ответст венности уже неважно, знал или не знал виновный о предполагаемом возрасте потерпевшей (потерпевшего).

При рассмотрении санкции указанных статей можно сказать и об усиле нии наказания. Так, в части 3 ст. ст.. 131, 132 УК РФ, лицо наказывается лише нием свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового. В части 4 ст.ст. 131, 132 УК РФ, лицо нака зывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной дея тельностью на срок до двадцати лет или без такового. То есть, в них появились кумулятивные санкции, объединяющие в себе одновременно два вида наказа ний – лишение свободы и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, причем сроки этих наказаний также значительно увеличены. Это, прежде всего, касается статьи 47 УК РФ – лишение права занимать определенные должности или заниматься определен ной деятельностью, в которой произошли серьезные изменения касающиеся сроков наказания. Так, «2. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одно го года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести ме сяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания. В случаях, спе циально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части на стоящего Кодекса, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания».

Изменения, которые произошли в главе 18 Уголовного кодекса РФ, кос нулись также статей 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуаль ного характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста) и 135 УК РФ (развратные действия). В них также законодатель пошел по пути усиления ответственности и наказания. Так, в статьях 134 и 135 УК РФ вместо одной части появилось по четыре части, в которых законодатель дифференцирует, индиви дуализирует и усиливает ответственность и наказание в зависимости от возраста потерпевшей стороны – 16, 14, 12 лет. Как видно из закона, в рассматриваемых нормах также есть кумулятивные санкции, где в качестве дополнительного нака зания присутствует Ц лишение права занимать определенные должности или за ниматься определенной деятельностью, которое также индивидуализируется и усиливается в зависимости от возраста потерпевших. Так, например, в части ст. 134 УК РФ – наказываются лишением свободы на срок до четырех лет с ли шением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового. А, в части 4 названной ста тьи – наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определен ной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового.

Однако усиление ответственности в части 4 ст. 134 УК РФ связано еще и с тем, что указанное преступление совершается группой по предварительному сговору или организованной группой, что тоже является новеллой для данного вида преступлений. Такая же тенденция прослеживается и при конструирова нии статьи 135 УК РФ.

Вместе с тем, в рассматриваемых статьях законодатель оставляет такой признак как заведомость, т.е. обязательное знание виновным о возрасте потер певшей стороны. Следовательно, в этих нормах, данный признак является предметом доказывания и его необходимо устанавливать в каждом конкретном случае.

Особое внимание при анализе статьи 134 УК необходимо уделить при мечанию, которое появилась в результате внесенных изменений. В нем гово рится, что, лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается судом от наказания, если будет уста новлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общест венно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим. По сути, это декриминализация ситуаций, которые происходили в жизни, когда привлекали к уголовной ответственности за данное преступление лиц, находящихся в за конном браке, без учета этого факта, что вызывало в обществе ряд нареканий.

Таким образом, устанавливая повышенную ответственность и строгое наказание за вышеуказанные преступления, законодатель, дает понять, что в случае совершения преступлений, посягающих на нормальное физическое, психическое, нравственное развитие несовершеннолетних, их половую непри косновенность, – виновное лицо достаточно длительный период времени будет существенно ограничено в своих правах и свободах, что должно позитивно ска заться на криминогенной ситуации в стране.

Н.А. Корсикова, преподаватель каф. криминологии Санкт-Петербургского университета МВД РФ Проблема «торговли людьми»

(совершенствование российского законодательства) Торговля людьми является крупнейшим международным бизнесом, в ко тором важную роль играет организованная преступность. В соответствии с ме ждународными стандартами, она является грубым нарушением основопола гающих прав человека. Данная проблема многогранна и требует комплексного подхода в ее решении, поскольку данный вид организованной преступной дея тельности имеет транснациональный характер, что осложняет борьбу с этим явлением в рамках одного государства.

Рассматривая торговлю людьми как часть преступной деятельности орга низованных групп, следует акцентировать внимание на российском законода тельстве в области борьбы с торговлей людьми и истории его развития.

В соответствии с Конвенцией о правах ребенка в 1995 году в УК РСФСР впервые была включена ст. 125, предусматривающая уголовную ответствен ность за торговлю людьми, не достигшими совершеннолетия, т.е. 18 лет. Эта статья была сохранена, но уже под номером 152, и в УК РФ 1996 года. В УК РФ были и другие статьи, предусматривавшие уголовную ответственность за дея ния, связанные или сходные с торговлей людьми, такие как похищение челове ка, незаконное лишение свободы. Однако эти статьи не покрывали всей сферы торговли людьми, ибо само явление сложнее, чем простая совокупность тех деяний, которые определены УК РФ до 2003 года.

Федеральным законом от 21 ноября 2003 года «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» была введена ст. УК, установившая уголовную ответственность за торговлю людьми. Принятая норма о торговле отражает выполнение Российской Федерацией международ но-правовых обязательств об имплементации во внутреннее уголовное законо дательство положений рассматриваемого выше международного законодатель ства. Российская уголовно-правовая норма о торговле людьми соответствует международно-правовым положениям о таком деянии. Более строго в россий ском праве, по сравнению с международным правом, решен вопрос об ответст венности за торговлю людьми, совершенную определенными способами1.

25 ноября 2008 года был принят Федеральный закон «О внесении измене ний в статью 127 Уголовного кодекса Российской Федерации» № 218-ФЗ, ко торый уточняет понятие «торговля людьми» и усиливает ответственность за отдельные деяния, связанные с торговлей людьми.

«Принятый закон позволяет привлекать к уголовной ответственности за совершение акта купли-продажи человека вне зависимости от наличия цели эксплуатации, а также увеличить ответственность за торговлю людьми до шес ти лет лишения свободы»2 отметил заместитель председателя Комитета Госу дарственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по граж данскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству См: Иногамова-Хегай Л.В. Торговля людьми в российском и международном уголовном праве // Организованная преступность и коррупция: результаты криминолого-социологичес ких исследований. Вып. 1. – Саратов, 2005. – С. 90.

Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. http://www.duma.gov.ru/.

Андрей Назаров. Закон также предусматривает дополнение части второй ст.

127 Уголовного кодекса РФ пунктами: з) в отношении лица, заведомо для ви новного находящегося в беспомощном состоянии»;

и) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Анализ законодательства Российской Федерации в области борьбы с тор говлей людьми позволяет сделать вывод: в России пока еще отсутствует четкая законодательная основа в отношении противодействия торговле людьми. Ко нечно, и в Конституции, и в Концепции внешней политики Российской Феде рации отмечается приверженность ценностям демократического общества, включая уважение прав и свобод человека. Более того, одна из задач внутрен ней и внешней политики государства заключается в защите интересов своих граждан, как на основе внутренних законов, так и на основе международного права и действующих двусторонних соглашений.

Т.Н. Тимина, канд. юрид. наук, ст. преп. каф. криминологии Санкт-Петербургского университета МВД РФ Преступления против личности, совершаемые по мотиву религиозной ненависти или вражды Межконфессиональные отношения, сложившиеся в России, отражают по следствия коренных изменений в государственном и политическом строе, кото рые произошли за последние десятилетия. На современном этапе развития рос сийское общество столкнулось с проблемой, связанной с осложнением межна циональных и межрелигиозных отношений, что, в свою очередь, повлекло распространение насильственной преступности, обусловленной конфликтами на почве религиозной ненависти или вражды. Такие негативные проявления представляют реальную угрозу не только внутренней и внешней безопасности, целостности государства, но и, прежде всего, правам и свободам человека и гражданина, которые в соответствии с Конституцией Российской Федерации являются наивысшей ценностью и защита которых – обязанность государства.

Преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды являются проявлениями крайне негативного, агрессивного посягатель ства на охраняемые права и свободы человека и гражданина.

Исследуемые преступления обладают высокой степенью общественной опасности, поскольку способ их совершения и побудительная причина меняют социальную характеристику деяния. К преступлениям против личности, совер шаемым по мотиву религиозной ненависти или вражды, относятся:

– убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку (п.

«л» ч.2 ст.105 УК РФ);

– умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха, какого-либо органа, утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразивше гося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть либо за ведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, а равно, если данные действия совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в отношении двух или более лиц, либо повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (п. «е» ч.2;

п. «а», «б»

ч.3;

ч.4 ст.111 УК РФ);

– умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опас ного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть (п. «е» ч. ст.112 УК РФ);

– умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратко временное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (п. «б» ч.2 ст.115 УК РФ);

– нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ (п.«б» ч.2 ст.116 УК РФ);

– причинение физических или психических страданий путем систематиче ского нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст.111, 112 УК РФ (п.«з» ч.2 ст.117 УК РФ);

– угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если име лись основания опасаться осуществления этой угрозы (ч.2 ст.119 УК РФ)1.

В последнее время в России произошло заметное увеличение количества преступлений, совершаемых по мотиву религиозной ненависти или вражды. Их рост наблюдается в большей мере в крупных городах (Москва, Санкт Петербург, Воронеж, Нижний Новгород, Новосибирск, Челябинск, Краснодар, Владивосток и др.) и в Кавказском регионе, что обусловливается их территори альным расположением, инфраструктурой, многонациональным составом насе ления. В то же время указанные преступления могут совершаться и в неболь ших населенных пунктах, удаленных от центральной части страны.

Статистические данные свидетельствуют о постоянном увеличении числа регистрируемых преступлений указанной направленности. Так, в целом по Рос сии в 2003 г. было зарегистрировано 157 таких преступлений, в 2004 г. – 230, в 2005 г. – 252, в 2006 г. – 323, в 2007 г. – 3902.

Данные преступления обладают высокой степенью латентности, поэтому есть основания говорить о том, что официальная статистика не отражает всей глубины происходящих негативных процессов. Нередки случаи, когда преступ ления данной группы квалифицируются по другим статьям УК РФ, имеют ме сто факты переквалификации данных преступлений на менее тяжкие, в частно сти по другим мотивам и иным квалифицирующим признакам. В большинстве случаев это объясняется неоднозначной правовой оценкой действий виновных, неумением правильно отграничить преступления против личности, совершае мые по мотиву религиозной ненависти или вражды, от смежных с ними деяний.

Уголовный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Омега-Л», 2009. – С.48-53.

По данным ГИАЦ МВД РФ за 2003-2007 гг. – М., 2004-2008 гг.

Важно отметить, что такой квалифицирующий признак, как совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, националь ной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы как обстоятельство, отяг чающее наказание, законодателем выделен впервые (Федеральный закон от 24.07.2007 г. №211-ФЗ1). Значит, и мотив религиозной ненависти или вражды, являющийся побудительной причиной совершения преступлений против лич ности, как объект научного исследования изучен еще недостаточно.

Под мотивом национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды следует понимать обусловленные определенными потребностями, внутренние по буждения, выражающие стремление виновного показать неполноценность потер певшего по причине его принадлежности к конкретной (иной) нации либо по при чине его расовой принадлежности, либо по причине исповедования им опреде ленной религии и, вследствие этого, свое ненавистное к нему отношение2.

Под возбуждением ненависти следует понимать искусственное создание сильной неприязни по отношению к представителям различных групп населения.

Возбуждение вражды означает искусственное создание конфликта в фор ме открыто неприязненных отношений между представителями различных со циальных групп.

Исходя из общего учения о детерминизме и причинно-следственной свя зи, можно сделать вывод, что вражда – это лишь следствие ненависти. Соответ ственно изначальной мотивационной причиной религиозной вражды является религиозная ненависть. Поэтому законодатель определил необходимость уго ловно правового запрета на возбуждение религиозной ненависти и внес соот ветствующие изменения в уголовный закон.

См.: Федеральный закон от 24.07.2007 г. №211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные за конодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму»;

Уголовный кодекс РФ. – М.: Изд-во «Омега-Л», 2007. – С. 48-53.

См.: Ивченко О.С. Проблемы мотива и цели убийства в уголовном праве России: Дис....

канд. юрид. наук. – М., 2002. – С. 114.

Ненависть к вере может возникнуть на основе чувства национальной ис ключительности лица, его принадлежности к «высшей» расе (вере), его пред ставления о том, что его вера отличается от других вероисповеданий, т.к. она по своему интеллектуальному и нравственному уровню выше, чем другая «не полноценная» вера. Основанием может послужить и какой-либо личный мотив, когда обида, нанесенная представителем конкретной религиозной конфессии (секты), распространяется на всю веру. Но, зачастую, ложные религиозные об разы и национальные стереотипы вообще не проверяются личным опытом и не сопоставляются с реальной действительностью, а воспринимаются по общему принципу: «Так принято считать»1.

Большинство исследуемых преступлений совершают несовершеннолет ние и молодежь (лица от 14 до 30 лет). В настоящее время существуют различ ные типы фанатически настроенных молодежных групп (организаций, движе ний) антисоциальной, в том числе, экстремистской направленности, различных по содержанию своей деятельности. Продуцируя собственную субкультуру, они потенциально готовы к совершению преступлений по мотиву религиозной ненависти или вражды.

Религиозная ненависть или вражда специфичны своей демонстративно стью, отвлеченностью от личных качеств конкретного адресата ненависти или вражды, стремлением видеть в нем действительные или приписываемые всей конфессии недостатки, ничтожностью или отсутствием непосредственного по вода к этому конфликту2. Важно отметить, что религиозная ненависть или вра жда может стать мотивом к совершению преступления не только против лица, имеющего определенное вероисповедание, но и неверующего, атеиста.

Религиозная свобода предполагает право исповедовать любую религию;

не исповедовать никакой религии;

свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения.

См.: Джунусов М.С. Национализм в различных измерениях. Алма-Ата, 1990. – С. 44.

См.: Горбунова Л.В., Курц А.В. Обстоятельства, отягчающие наказание по уголовному пра ву России (вопросы теории и практики). – Казань, 2004. – С. 123.

Соответственно, как мотив преступления следует рассматривать религи озную ненависть или вражду, вызванную исповеданием иной религии, нежели виновный, исповеданием религии вообще или не исповеданием религии вовсе1.

В качестве примера преступлений против личности, совершаемых по мо тиву религиозной ненависти или вражды, рассмотрим такой состав преступле ния как убийство. П. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает уголовную ответ ственность за совершение убийства по мотиву национальной, расовой, религи озной ненависти или вражды.

Убийство представляет собой преступление, посягающее на жизнь чело века. Объект посягательства данной группы преступлений отличается рядом особенностей. Во-первых, последствия таких посягательств невосстановимы, носят необратимый характер: человек как таковой перестает существовать. Во вторых, они касаются важнейшего естественного права любого человека – пра ва на жизнь.

Совершение убийства на почве религиозной ненависти или вражды пред полагает в качестве мотива нетерпимость к людям другого вероисповедания, выражение своего ненавистного отношения в целом к той или иной религии.

Для квалификации преступления по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установление конкретного мотива, в частности религиозной ненависти или вражды. Мотивы, названные в рассматриваемой норме, могут сочетаться с иными мотивами (мотивом мести, корыстными или хулиганскими побужде ниями), но, в то же время, религиозная ненависть должна выступать в роли до минирующего мотива содеянного.

В уголовно-правовой и криминологической литературе при определе нии понятия убийства по мотиву религиозной ненависти или вражды выска зывается точка зрения о том, что при совершении данного вида убийства предполагается в ряде случаев перерастание мотива нетерпимости «в меж См.: Минекаева А.Ф. Религиозная ненависть или вражда как мотив совершения преступле ния: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис.... канд. юрид. наук. – Казань, 2005. – С. 75.

личностные конфликтные отношения» 1;

также «не исключается конфликтная ситуация между лицами враждующих национальностей на иной основе, на пример, на бытовой почве 2.

По общему правилу, жертвами преступлений такого рода становятся представители иной этнической группы, конфессии, нежели та, к которой при надлежит виновный, хотя возможна и ситуация, когда потерпевшим становится единоверец либо представитель той же национальности, например, в случае мести за пассивность, примиренческое отношение к иноверцам, «из мести за вероотступничество или нежелание примкнуть к какой-либо конфессии»,3 а также в случае провокации с целью возложения вины за содеянное на враждеб ную сторону для разжигания или усиления вражды.

За последнее десятилетие в России произошла целая серия ритуальных убийств православных монахов и священников. Вот несколько примеров этих чудовищных по своей сути преступлений.

В марте 2000 года в эвенкийском поселке Тура Красноярского края был убит иеромонах Григорий (Яковлев). Убийцей оказался находящийся в розыске дезертир Р. Любецкий, называющий себя кришнаитом, членом законспириро ванной организации «Воины Кришны», и мотивирующий совершение убийства «принесением жертвы своему Богу Кришне». Обследование в институте им.

Сербского, показало, что Любецкий вменяемый. Однако через год Западно Сибирский окружной военный суд признал убийцу невменяемым, имеющим диагноз шизофрения4.

В июле 2005 года был убит настоятель подмосковного монастыря «Дави дова пустынь», труп которого был найден прямо в келье5. В ноябре 2009 года в Москве был зверски убит миссионер, проповедник, православный священник Даниил Сысоев6.

См.: Красиков А.Н. Преступления против права человека на жизнь. – Саратов, 1999. – С. 113.

См.: Крутиков Л.Л. Преступления против личности. – Ярославль, 1998. – С. 26.

См.: Кондрашова Т.В. Проблемы уголовной ответственности за преступления против жизни, здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности. – Екатеринбург, 2000. – С. 127.

См.: Зигзаг молний в ненастный день. – Красноярск, 2002. – С. 7-35, 74-84;

Егорцев А.Ю.

Ритуальное убийство // Русский дом. – М., 2000. – № 6. – С. 42-43.

ИНТЕРФАКС. – М., 26.07.2005.

ИНТЕРФАКС, М., 20.11.2009.

Представляется, что эти убийства были совершены по мотиву националь ной, расовой, религиозной ненависти, а потому подпадают под признаки п. «л»

ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При совершении убийства по мотиву религиозной ненависти или вражды у виновного также могут быть провокационные цели, направленные на возбуж дение соответствующей вражды. В подобных случаях представляется верным высказываемое в литературе мнение, что полностью отразить содеянное может квалификация по совокупности преступлений по п. «л» ч. 2 ст. 105 и п. «а» ч. ст. 282 УК РФ, предусматривающей ответственность за действия, в том числе и насильственные, направленные на возбуждение религиозной вражды1.

В современном российском обществе религиозную ненависть порождает ненависть социальная, основанная на чувствах зависти и злобы к представите лям иных национальностей или религий просто приезжим, которые занимают рабочие места и имеют большие доходы.

Так как в настоящее время в обществе все сильнее намечается тенденция социального неравенства, усиление контраста между различными социальными группами в результате образования класса богатых и класса бедных, представ ляется необходимым дополнить п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ указанием на мотив социальной ненависти или вражды.

О.В. Ермакова, преподаватель каф.

уголовного права и криминологии Барнаульского юридического института МВД РФ К вопросу об обоснованности законодательной конструкции состава разбоя Среди деяний, входящих в главу 21 УК РФ «Преступления против собст венности», в теории уголовного права выделяют отдельную группу преступле ний, объединенных родовым понятием «хищение». По законодательной конст См.: Андреева Л.А. Квалификация убийств, совершенных при отягчающих обстоятельст вах. СПб., 1998. – С. 41;

Васецов А. Неоднократность и совокупность преступлений при ква лификации убийств // Законность. – 2000. – № 6. – С. 14.

рукции все формы хищения имеют материальный состав, исключение составля ет разбой. Усеченная конструкция состава разбоя порождает дискуссии в лите ратуре об отнесении разбоя к хищениям. Так, Н.А. Лопашенко утверждает:

«Современная законодательная конструкция разбоя находится в глубоком про тиворечии с опять же законодательным определением хищения. Нападение в целях хищения чужого имущества, соединенное с определенным физическим или психическим воздействием на потерпевшего, не равнозначно хищению»1.

Допустимость вышеуказанной точки зрения снимает проблему особой конструкции состава разбоя. Однако, на наш взгляд, разбой в полной мере от носится к хищениям по целому ряду оснований. Разбой по своим объективным и субъективным признакам идентичен хищению, потому что при разбое проис ходит противоправное, безвозмездное изъятие чужого имущества, обращение его в пользу виновного либо в пользу других лиц, совершенное с корыстной целью. Кроме того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 де кабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»

разбой перечисляется вместе с другими формами хищения. Отсутствие же пря мого указания в понятии разбоя на хищение является лишь несовершенством закона, требующим восполнения.

Итак, отнесение разбоя к хищениям порождает ряд вопросов. Какие при чины (детерминанты) предопределяют закрепление усеченной конструкции со става разбоя в законе? Обоснованна ли законодательная конструкция состава разбоя? Поиск ответов на указанные вопросы может способствовать совершен ствованию закона.

По нашему мнению, законодатель мог сконструировать состав разбоя как усеченный по ряду причин. Во-первых, это характер и степень общественной опасности разбоя. Однако в законе множество преступлений, обладающих большей общественной опасностью, посягающих на более ценные объекты, и имеющих, тем не менее, материальный состав (например, убийство). Следова Лопашенко Н.А. Преступления против собственности: теоретико-прикладное исследование. – М., 2005. – С. 68.

тельно, общественная опасность не может выступать детерминантом конструк ции состава разбоя.

Второй причиной усеченной конструкции состава разбоя, возможно, яв ляется двуобъектный характер данного преступления, разбой посягает не толь ко на отношения собственности, но и на личность. В.Д. Филимонов отмечает:

«Потребность в конструировании усеченных составов возникает тогда, когда имеет место посягательство, по меньшей мере, на два непосредственных объек та преступления, и при этом причинение вреда менее важному объекту может быть достигнуто только через причинение вреда другому, более важному объ екту преступления. При совершении разбоя посягательство на личность создает условия для посягательства на собственность» 1. Действительно, разбой являет ся двуобъектным преступлением, однако, в УК РФ содержатся и другие пре ступления, обладающие такой характеристикой. Например, грабеж с примене нием насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, при котором причинение вреда собственности (менее важному объекту) достигается путем причинения вреда личности (более важному объек ту). Вместе с тем грабеж имеет материальный состав.

Третьей причиной закрепления усеченной конструкции состава разбоя могло быть стремление законодателя установить ответственность за соверше ние разбоя при причинении различного вреда. Так, в случае нападения с при менением насилия с реальным завладением имуществом причиняется матери альный и физический вред, а при совершении нападения без завладения иму ществом причиняется только физический вред.

А.А. Тер-Акопов указывает: «Усеченный состав конструируется в том случае, если деяние обладает способностью причинить вред, однако этот вред может иметь различное выражение»2. Изучение уголовных дел, рассмотренных судами Томской области показало, что в 56 случаях разбоя имело место реаль Филимонов В.Д. Обстоятельства, определяющие содержание и конструкцию состава пре ступления // Уголовное право. – 2003. – № 2. – С. 85.

Тер-Акопов А.А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. – М., 2004. – С. 62.

ное завладение имуществом и причинение материального вреда. Только в случае завладение имуществом не произошло. Следовательно, при совершении разбоя практически всегда причиняется материальный вред. Определение мо мента окончания фактом нападения оставляет за рамками состава завладение имуществом и причинение имущественного ущерба, что не соответствует сло жившейся практике.

Четвертой причиной, возможно, стало стремление законодателя особо подчеркнуть опасность физического насилия и угрозы его применения как средства завладения имуществом. Однако не только в разбое насилие является средством завладения имуществом. Так, при совершении грабежа с применени ем насилия, не опасного для жизни и здоровья, насилие является средством за владения имуществом, но, несмотря на это, грабеж имеет материальный состав.

Возможно, существуют и другие факторы, учитываемые законодателем при конструирования состава разбоя, однако, очевиден тот факт, что основания для определения разбоя как усеченного состава в настоящее время отсутствуют.

В свою очередь признание разбоя хищением предполагает отнесение к составу данного преступления признаков хищения, сформулированных в при мечании 1 к статье 158 УК РФ. Так, одним из признаков хищения является при чинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущест ва. Данный признак свидетельствует о том, что хищение имеет материальный состав. А значит и состав разбоя должен быть материальным. Основаниями обоснованности такого решения выступают следующие обстоятельства: во первых, признание разбоя формой хищения и распространение признаков по следнего на разбой;

во-вторых, схожесть разбоя с другими формами хищения, где средством завладения имуществом является насилие (например, насильст венным грабежом) и которые сконструированы как материальные составы;

в третьих, практика применения статьи 162 УК РФ показала, что в абсолютном большинстве случаев при совершении разбоя происходит реальное завладение имуществом и причинение имущественного ущерба собственнику, которое в настоящее время находится за пределами состава.

Следует отметить, что в случае конструирования разбоя как материаль ного состава возникнут сложности с определением момента окончания разбоя (в настоящее время такая проблема существует применительно к краже, грабе жу и другим формам хищения), однако нелогичность закона в части закрепле ния конструкции разбоя будет устранена.

О.М. Шаганова, адъюнкт каф. уголовного права и криминологии Белгородского юридического института МВД РФ Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в зарубежном уголовном законодательстве (сравнительный анализ) Уголовное законодательство различных стран обусловлено особенностя ми политики, экономики, идеологии, религии, философии, источников и струк туры права, а также других факторов, определяющих их специфику.

Различные проявления жестокого обращения с детьми или неисполнение законных обязанностей в отношении них в семье являются проблемами во мно гих государствах. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершенно летнего, соединенное с жестоким обращением по ст. 156 уголовного кодекса Российской Федерации является преступлением. Также в уголовных кодексах Норвегии, Испании, Польши, Германии предусмотрена уголовная ответствен ность за подобные деяния. Для того чтобы выявить общее и особенное в разви тии норм, предусматривающих уголовную ответственность за то или иное пре ступление по уголовному законодательству зарубежных стран, необходимо провести сравнительный анализ.

Так, в уголовном кодексе Норвегии в главе 20 «Преступления, связанные с семейными отношениями» в § 219 закреплена уголовная ответственность ли ца, подвергающего «…кого-либо, принадлежащего к его семье, страданиям из за нежелания выполнять свои обязанности по его содержанию, или из-за нев нимания, плохого обращения или иного поведения часто или серьезно нару шающее свои обязанности по отношению к супруге/супругу, детям или любому лицу, относящемуся к его семье или на его попечении, ввиду болезни, возраста или других обстоятельств не в состоянии заботиться о себе, подлежит наказа нию в виде тюремного заключения сроком до 2 лет»1. К отягчающим обстоя тельствам данного преступления относятся последствия в виде смерти или зна чительных физических повреждений, или ущерба для здоровья. В этом случае срок тюремного заключения увеличивается до 6 лет. Вместе с тем, необходимо отметить, что § 219 УК Норвегии предусматривает уголовную ответственность лица, которое: «подбивает или побуждает другое лицо к совершению действий, описанных выше»2. Наказание для такого лица предусматривается в виде тю ремного заключения сроком до 2 лет.

УК Испании особое внимание уделяет защите семьи и несовершеннолет них. Так, в разделе 12 «Преступления против семейных отношений» располо жены три главы. Для нашего анализа представляет интерес отдел 2 «Оставле ние семьи, несовершеннолетнего, недееспособного» главы 3 «Преступления против семейных прав и обязанностей», в котором ст. 227 УК Испании уста навливается ответственность тому, «…кто перестал исполнять свои законные обязанности, являющиеся неотъемлемой частью родительской власти, опеки, попечительства или семейной поддержки либо перестал оказывать необходи мую помощь, установленную законом, своим детям, родителям или супругу, которые в этом нуждаются…»3. Санкция за такое преступление является доста точно мягкой – арест от 8 до 20 выходных дней. Согласно ч. 2 ст. 227 УК Испа нии для наказания в виде лишения родительских прав, прав на опеку, попечи тельство или семейную поддержку на срок от четырех до десяти лет необходи мо мотивированное решение суда или трибунала.

Уголовное законодательство Норвегии / Науч. ред. проф. А.В. Голика;

Пер. с норвеж.

А.В. Жмени. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. – С. 196-197.

Там же. – С. 197.

Уголовный кодекс Испании / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. Ф.М. Решетникова. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. – С. 74.

В уголовном кодексе ФРГ защита подрастающего поколения от людей, которые их воспитывают, предусмотрена двумя нормами, включающими раз ные деяния. Так, в § 171 УК ФРГ установлено наказание в виде лишения свобо ды сроком до трех лет или денежным штрафом для тех лиц: «Кто грубо нару шает свою обязанность попечения и воспитания лица, не достигшего шестна дцати лет, и тем самым создает опасность того, что это нанесет вред опекаемому в его физическом и психическом развитии, приведет его к крими нальному образу жизни или занятию проституцией…»1. В § 225 УК ФРГ установ лено наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до десяти лет тому, (1) кто мучает или истязает, или злонамеренно пренебрегает своим долгом заботится о лице, не достигшее восемнадцатилетнего возраста или лице, безза щитном вследствие болезни или физического недостатка, которое: 1) находится на его подчинении или под его покровительством, 2) относится к его семейству, 3) предоставлено в распоряжении лицом, обязанным оказывать ему материальное вспомоществование, 4) подчинено ему в рамках служебных и рабочих отношений, или наносит вред его здоровью. В § 225 УК ФРГ (2) указывается, что наказуемо и покушение на данное преступление. Часть 3 § 225 устанавливает последствия за действия, описанные в ч. 1, которое переводит деяние в преступление2. Лишение свободы на срок не менее одного года наказывается лицо, если оно в результате совершения деяния подвергает опекаемого опасности:

1) наступление смерти или нанесения тяжкого вреда здоровью;

2) нанесения значительного вреда физическому и духовному развитию.

По ч. 4 применяются правила назначения наказания – примерные прави ла3. В менее тяжких случаях ч. 1 назначается лишение свободы от трех месяцев до пяти лет, в менее тяжких случаях ч. 3 назначается лишение свободы от шес ти месяцев до пяти лет.

Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии / Науч. ред. и вступ. статья проф.

Д.А. Шестакова;

предисл. Г.-Г. Йешека;

Пер. с немец. Н.С. Рачковой. – СПб.: Юридич. центр Пресс, 2003. – С. 323.

См.: Жалинский, А.Э. Современное немецкое уголовное право. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 393.

Там же. – С. 393.

В главе 26 «Преступления против семьи и опеки» УК Польши содержит ся ст. 207, §1 которой гласит: «Кто издевается путем физического или психиче ского воздействия над самым близким лицом или над иным лицом, находящим ся в постоянном или временном отношении зависимости от виновного, либо над малолетним или беспомощным лицом в связи с его психическим или физи ческим состоянием, подлежит наказанию лишением свободы на срок от трех месяцев до пяти лет»1. Параграф 2 ст. 174 УК Польши указывает, что виновный подлежит наказанию лишением свободы на срок от одного года до десяти лет, если описанное выше деяние сопряжено с применением особой жестокости.

Параграф 3 ст. 174 УК Польши указывает, что виновный подлежит наказанию лишением свободы на срок от двух до двенадцати лет, если последствием дея ния, предусмотренного в § 1 или § 2, является покушение потерпевшего на свою жизнь. Необходимо отметить, что последствие, описанное в § 3 ст. 207 УК Республики Польша напоминает состав ст. 110 УК РФ «Доведение до само убийства». Тем не менее, размер наказания в виде лишения свободы по статьям данных кодексов отличается. Если в УК РФ лишение свободы предусмотрено на срок до пяти лет, то по УК Республики Польша лишение свободы сроком от двух до двенадцати лет.

Таким образом, сравнительный анализ уголовной ответственности за не исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, закрепленной в уголовном законодательстве зарубежных стран позволяет сделать следующие выводы:

1. УК ФРГ предусматривает уголовную ответственность за деяния, кото рые согласно ст. 156 УК РФ относятся к неисполнению обязанностей по воспи танию несовершеннолетнего или к жестокому обращению с ним. Напротив, уголовные кодексы Польши и Норвегии устанавливают уголовную ответствен ность только за жестокое обращение с несовершеннолетним. В уголовном за конодательстве Испании признается преступлением неисполнение обязанно стей по воспитанию ребенка, без сопряжения с жестоким обращением.

Уголовный кодекс Республики Польша / Науч. ред. А.И. Лукашов, Н.Ф. Кузнецова, Всту пит. статья А.И. Лукашова, Э.А. Саркисовой;

Пер. с польск. Д.А. Барилович. – СПб.: Юри дич. центр Пресс, 2001. – С. 153.

2. Субъектом преступления по УК Норвегии является член семьи;

по УК ФРГ – лицо, у которого есть обязанности по воспитанию и попечению несо вершеннолетнего;

по УК Испании – родитель, опекун, попечитель или другой родственник;

по УК Польши – близкое лицо для несовершеннолетнего или ли цо, от которого он постоянно или временно зависит.

3. Наказание в виде лишения свободы предусматривают все зарубежные уголовные кодексы, за исключением Испании. В зависимости от наступивших последствий наиболее высокий срок лишения свободы устанавливает УК Польши (до 12 лет). Наоборот самая мягкая санкция закреплена в УК Испании, которая предусматривает наказание в виде ареста от 8 до 20 выходных дней и лишение родительских прав, прав на опеку, попечительство или семейную под держку на срок от четырех до десяти лет по мотивированному решению суда или трибунала.

Н.Ю. Осипова, канд. юрид. наук, доцент каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, К.П. Семенов, преподаватель каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД РФ К вопросу о пробеле в уголовном праве на примере регулирования общественных отношений, связанных с животными В отечественном праве общественным отношениям по поводу животных уделено достаточно много внимания. Однако за последние годы в России на шли широкое проявление новые деяния, связанные с животными, обладающие достаточным количеством общественной опасности, что могло бы позволить отнести их к преступным. В отечественном уголовном законодательстве подоб ные опасные проявления не нашли своего закрепления, что позволяет правона рушителям, их совершающих, оставаться безнаказанными и даже, более того, считать себя не причастными к таким, порой трагическим событиям. Тяжесть последствий от таких деяний, несущих социально резонансный потенциал, тре бует уголовно-правовой реакции на них.

Общая теория уголовного права выделяет три критерия криминализации деяния, позволяющего отнести конкретный вид человеческого поведения к пре ступлению, а именно:

наличие в деянии общественной опасности;

социальное признание деяния противоречащим нормам морали и об щепринятому поведению;

возможность устранения подобных проявлений человеческого поведе ния только путем установления уголовно-правового запрета1.

Указанным выше критериям соответствуют деяния, связанные с при чинением вреда человеку от действий опасных животных. Пробел в уголов ном праве, прежде всего, связан с неосторожным причинением вреда чело веку от действий животных. Последствия от нападения опасного животного на человека могут быть самые разнообразные: от причинения ему психиче ского вреда, до причинения смерти. Причем, речь идет не о происшествиях, связанных с нападениями на человека в привычных для животных среде (тайга, степь и другая природная среда обитания), а о случаях нападения в привычных для человека условиях (дом, квартира, улица, детская площадка, город и другие места постоянного пребывания). Более того, в последнее время опасность стала исходить не только от животных, имеющих хозяев, но и от бездомных, которые сопутствуют людям в местах их поселений и численность популяций которых, при бесконтрольном попустительстве че ловека, увеличивается.

Способность животного быть источником опасности для человека под тверждена всей многовековой историей взаимоотношений человека с живот ным, когда они с доисторических времен охотились друг на друга, а также яв лялись конкурентами в добыче пропитания. Общая теория уголовного права признает животное источником опасности для человека в контексте воспрепят ствования должного поведения под влиянием непреодолимой силы2. Некоторые Уголовное право. Общая часть: Курс лекций / Под общ. ред. С.А. Денисова, В.И. Тюнина. – СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2008. – С. 23.

Там же. – С. 122.

авторы отнесли животное не просто к источнику опасности для человека, а увидели в нем источник повышенной опасности1.

В современном уголовном праве России разработаны и подвержены нор мативной регламентации общественные отношения по поводу животных в слу чаях жестокого обращения с ними со стороны человека (ст. 245 УК РФ), в слу чаях совершения ряда экологических преступлений (глава 26 УК РФ) и экоцида (ст. 358 УК РФ). Все вышеперечисленное связано с опасностью животному от деятельности человека. Однако законодателем практически упущена из вида сторона проблемы, связанная с опасностью, исходящей от животного по отно шению к человеку. В этой связи, исключение составляют случаи сознательного причинения вреда одним человеком другому посредством животного, хотя и здесь возникает ряд проблем квалификационного характера. И не подвергалась уголовно-правовому анализу проблематика неосторожного причинения вреда человеку от животного в виду недостатков его содержания, ограничиваясь лишь рамками не уголовного (административно-правового, гражданско правового) регулирования подобных ситуаций.

Животное не виновно в том, что оно напало на человека, причинив ему вред. Подобное поведение свойственно и ожидаемо от животного, поскольку является отражением его сущности. Всю вину за поведение животного должен взять на себя человек, который попустительствовал этому, и понести соразмер ное последствиям уголовное наказание.

Зарубежный опыт показывает, что отношения по поводу содержания жи вотных, тем более представляющих опасность, весьма успешно подвергаются упорядочиванию и регуляции, в том числе уголовно-правовой, что способству ет более прочной защите основных прав человека, причем, без допущений не гуманного обращения с животными.

Осуществив посредством уголовного запрета защиту российского граж данина от посягательств на него опасных животных, законодатель тем самым сможет укрепить государственные гарантии на реализацию и защиту основных Тебряев А.А. Внедоговорная (деликтная) ответственность и меры защиты за причинение вреда источниками повышенной опасности: Дис. …канд. юрид. наук. – СПб., 2002. – С. 82.

конституционных прав человека в России, а также стимулировать позитивное правовое поведение лиц, ответственных за действия животных.

Н.А. Селяков, соискатель каф. уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД РФ Перспектива отдельных элементов составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 260 и 261 УК РФ, на примере правоприменительной практики Северо-Западного федерального округа По данным статистики, в последнее время имеет место стабильный рост экологических преступлений в лесном комплексе России. За период с 2003 по 2008 гг. рост количества зарегистрированных экологических преступлений в РФ составил 33,2%1. Экономическая доминанта в рассматриваемой проблемы обусловлена тем, что более половины, а именно, 54% всей лесопокрытой пло щади Европейской части России и 67% площади ее ценных хвойных лесов – это территория Северо-Запада.

Криминологическая составляющая вопроса удачно изложена в концеп ции, предложенной А.Ю. Ярошенко – руководителем лесного отдела Гринпис России2, что незаконные рубки в России в системе причинно-следственных свя зей аналогичны мировой практике: бедность и безработица (в особенности сре ди сельского населения и жителей лесных деревень и поселков);


чрезмерных и несправедливых ограничений доступа к жизненно важным для населения ре сурсам леса;

невыполнимых требований законодательства и коррупционной на грузки, подавляющих развитие законного лесного бизнеса;

слабости лесной ох раны или ее отсутствия, нехватки полномочий для эффективной охраны лесов Главный информационно-аналитический центр МВД России. 2007 г. // Деловой Петербург.

23 октября 2007.

Материал подготовлен для «круглого стола» в Совете Федерации на тему «Правовое обес печение борьбы с незаконными рубками леса» 27 ноября 2008 г. (См.: Ярошенко А.Ю. О причинах незаконных рубок и мерах по обеспечению борьбы с ними. Лесной форум Гринпис России) // http://www.wood.ru. 12.11.2009.

или неправильной ее организации. Данные положения, в конечном счете, на шли свое подтверждение в ходе самостоятельного исследования.

Рассмотрение Северо-Западного федерального округа в контексте приме ра для уголовно-правовой и криминологической характеристики преступности в лесном комплексе позволяет говорить о данной преступности как представ ляющей угрозу не только экологической безопасности, но и социально экономической, политической дестабилизации региона, а значит и страны в це лом, так как округ занимает одно из первых мест по росту преступлений в лес ном комплексе.

Архангельская и Ленинградская области Северо-Западного федерального округа стали некой платформой для исследования в указанном направлении, так как данные области имеют самые высокие показатели преступности в лес ном комплексе не только Северо-Западного округа, но и страны в целом. Так, согласно данных ГИАЦ МВД в январе-июне 2008 г. в Архангельской обл. вы явлено 242 преступления, предусмотренные ст. 260 УК, что составило 39% от 620 преступлений, совершенных по Северо-Западному федеральному округу1.

За аналогичный период 2009 г. эти цифры составили 755 преступлений по ок ругу, из них 219 – по области (29%)2. В Ленинградской обл. эти показатели со ставили 198 преступлений (31,9%). Для примера: в Республике Карелия таких преступлений выявлено 17 и 31 соответственно, в Коми – 22 и 39, Вологодской обл. – 17 и 22. Общий ущерб от незаконной порубки лесных насаждений соста вил 27 238 тыс. руб.3, тогда как в 2009 г. за аналогичный период эта цифра вы росла до 164 331 тыс. руб.4 то есть в 6,77 раза. Приведенные выше данные еще более впечатляют, если учесть тенденцию к сокращению промышленного про изводства в лесном комплексе Северо-Западного федерального округа.

Таким образом, статистические данные указывают на превалирующее значение анализируемой преступности именно в Архангельской и Ленинград ской областях, что настоятельно требует научного выяснения указанных при Ф.813 кн. 3 // ГИЦ МВД России, январь-июнь 2008 г.

Ф.050 кн. 923 // ГИЦ МВД России, январь-июнь 2009 г.

Ф.813 кн. 3 // ГИЦ МВД России, январь-июнь 2008 г.

Ф.050 кн. 923 // ГИЦ МВД России, январь-июнь 2009 г.

чин и предложения соответствующего идее уголовного права выхода из сло жившегося положения.

На уровне правоприменительной практики значительное место в структу ре преступлений, совершаемых в лесном комплексе, занимает рассмотрение проблем уголовно-правового противодействия. В частности, ограниченность уголовно-правовой квалификации деяний в сфере лесных отношений в значи тельной степени определяется односторонней оценкой посягательств, предме том которых являются лесные насаждения сугубо в разрезе экологических либо имущественных и экономических преступлений. Поэтому нами предлагается классифицировать все преступления в лесном комплексе исходя из объекта преступного посягательства на две большие группы: преступления, посягаю щие на экологическую безопасность, и преступления в сфере экономики с уче том корыстного содержания и организованного характера преступлений.

Способы совершения преступлений в сфере оборота леса и лесопродук ции обусловлены особенностями производственного цикла заготовки леса и производства пиломатериалов, который включает следующие стадии: получе ние права лесопользования;

выделение участка лесного фонда лесопользовате лям;

заготовка и транспортировка леса;

промышленная переработка леса;

за ключение и исполнение договоров поставки, внешнеэкономических договоров о поставке продукции на экспорт;

таможенное оформление экспортного леса и лесопродукции;

уплата налогов. То есть способы совершения преступлений но сят весьма разнообразный характер и могут быть положены в основу другой условной классификации данных преступлений на три группы1: преступления, совершаемые в сфере оборота леса и лесопродукции (ст.ст. 158-160, 171, 174, Некоторые авторы представляют структуру преступности в лесном комплексе более рас ширенно, что, на наш взгляд, не находит практического оправдания. Так, Н.А. Харитонов дает следующую структуру: преступления против собственности (ст. 158-160, 165 УК РФ);

преступления в сфере экономической деятельности (ст. 171, 175, 188, 198, 199 УК РФ);

пре ступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях (ст. 201, УК РФ);

экологические преступления (ст. 260, 261 УК РФ);

преступления против государст венной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправ ления (ст. 285, 286, 290-292 УК РФ);

преступления против порядка управления (ст. 327 УК РФ). См.: Харитонов Н.А. Криминологический анализ и предупреждение преступлений, со вершаемых в лесном комплексе: на материалах Республики Карелия: Автореф. дис. … канд.

юрид. наук. – СПб., 2003. – С. 7.

174.1, 175, 188, 198, 199 УК РФ);

экологические преступления (ст.ст. 260, 261, 262 УК РФ);

должностные преступления (ст.ст. 201, 285, 286, 290, 292 УК РФ).

Анализ существующих в науке точек зрения позволяет заключить, что в качестве непосредственного объекта преступлений, предусмотренных ст. ст.

260, 261 УК РФ, выступают общественные отношения в области охраны и ра ционального использования лесных насаждений, а дополнительным объектом – отношения собственности.

Предметом преступлений выступают указанные законодателем «лесные на саждения», понимаемые как в широком, так и в узком смыслах. Хотя законода тель в ст.ст. 260, 261 УК РФ и исходит из понятия «лесные насаждения» как опре деленной совокупности древостоев, однако его нельзя отрывать от понятия леса как экологической системы, поскольку первое является лишь частью второго, входит в него в качестве хотя и основного, но не единственного компонента.

На наш взгляд, лес – взаимообусловленный комплекс живых и косных компонентов, связанных между собой обменом веществ и энергии, объединен ный единым ходом естественных процессов комплекс древесной, кустарнико вой, травянистой растительности, соответствующих им почвы, климата, живот ного мира, где основное место принадлежит древостоям, представляющий собой экологическую систему (лесной биогеоценоз), оказывающий благопри ятное влияние на жизнь человеческого общества и удовлетворяющий разнооб разные потребности людей. Что более полно отражает экологическое назначе ние леса и отражает его существенные признаки, поэтому должно и может быть использовано в уголовном праве в качестве дефиниции.

Суть нашего предложения в следующем: 1) ввести дефиницию – «лес»;

2) за основу конструкции дефиниции «лес» необходимо взять существующий понятийный аппарат;

3) уголовно-правовой механизм внедрения предложенной дефиниции необходимо еще продумать, это может быть новация в Постановле нии Пленума Верховного Суда по этому вопросу, или примечание к ст. 260 УК РФ, а может (что более вероятно), данное положение закрепится в уголовном праве априорно, т.е. в теории уголовного права.

Для правильного выяснения характера объективной стороны, определе ния степени общественной опасности большое значение имеет также определе ние способа, места, времени и обстановки совершения преступления, где заказ ники и заповедники как место преступления предусмотрены в качестве обяза тельного признака состава, и дополнительная квалификация по ст. 262 УК РФ не предусмотрена. Данное обстоятельство необходимо подкорректировать.

Таким образом: а) ст.ст. 260 и 261 УК РФ относятся к категории материаль ных составов;

б) объект анализируемых составов содержит специфические пред меты (лесные насаждения или не отнесенные к лесным насаждениям деревья, кус тарники и лианы);

в) объективные признаки составов ст.ст. 260 и 261 УК РФ включают в себя деяние (рубка, уничтожение или повреждение), последствия (по вреждения до степени прекращения роста при условии значительного ущерба или в крупном и особо крупном размере) и факультативные признаки (поджог или иной источник повышенной опасности, иной общеопасный способ, загрязнение или иное негативное воздействие);

г) все объективные признаки анализируемых составов преступлений обладают квалифицирующим значением;

д) для более со вершенного обеспечения квалифицирующего значения перечисленных выше объ ективных признаков состава преступления следует усовершенствовать категорий ный аппарат, отвечающий за правильное восприятие события преступления.

Сейчас нет единого мнения касательно форм вины, с которыми могут со вершаться рассматриваемые нами преступления. В уголовно-правовой литературе высказано две позиции. Первая состоит в том, что преступления, предусмотрен ные ст. 260 УК РФ, могут совершаться с прямым и косвенным умыслом1. Иную позицию занимают Д.И. Аминов и авторы учебника под редакцией Б.В. Здравомыслова – незаконная рубка может совершаться с прямым умыслом2.

Комментарий к УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. – М., 2008. –С. 665;

Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М., 2002. – С. 328;

Дубовик О.Л. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. – М., 1998. – С. 324;


Лопашенко Н.А. Экологические преступления: Комментарий к главе 26 УК РФ. – СПб., 2002. – С. 40-257.

Аминов Д.И. Полный курс уголовного права России в таблицах и схемах: Учеб. пособ. / Под ред. В.П. Ревина. – М., 1999. – С. 294;

Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. – М., 1996. – С. 326.

По нашему же мнению:

а) преступление, предусмотренное статьей 260 УК РФ, по своей субъек тивной стороне относится к категории умышленных преступлений и соверша ется только в форме прямого умысла т.к. логическая модель косвенного умысла применительно к анализируемому составу нам представляется абсурдной1;

б) прямой умысел анализируемого состава методом экстраполяции на по ложение ч. 2 ст. 25 УК РФ будет сформулирован следующим образом – лицо осознавало, что незаконно рубило или повреждало лесные насаждения или не от несенные к лесным насаждениям деревья, кустарники или лианы, предвидело по рубку, а равно возможность и неизбежность повреждения до степени прекращения роста лесных насаждений в значительном или крупном размере (интеллектуаль ный момент прямого умысла), и желало порубки и повреждения до степени пре кращения роста лесных насаждений (волевой момент прямого умысла);

в) статья 261 УК РФ содержит в себе два состава преступления с различ ной формой вины2;

г) субъективные признаки исключают иные факультативные элементы отражающие «коммерческую» составляющую подобных преступлений, тогда как проведенное исследование явно указывает на необходимость введения ква лифицирующих признаков корыстных мотива и цели деяния, что дает: допол нительный критерий для преодоления конкуренции норм.

Т.Г. Макарова, канд. юрид. наук, доцент, судья Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга Некоторые вопросы квалификации преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств Вопросам квалификации преступлений в сфере незаконного оборота нар котических средств в судебной практике придается большое значение, это обу словлено, прежде всего, большим количеством данных преступлений. Причем Действительно, звучит несколько нелогично, если предположить, что лицо осознавало проти воправность порубки лесных насаждений, предвидело в этом случае уничтожение леса, не жела ло его уничтожения, но сознательно его допускало, либо относилось к этому безразлично.

Ответственность по ч. 1 ст. 261 УK РФ возможна только за неумышленные действия ввиду прямого указания на неосторожность «обращения с огнем и иными источниками повышен ной опасности». Часть 2 ст. 261 УК РФ предполагает только умышленную форму вины.

спорными остаются вопросы, касающиеся как объективных, так и субъектив ных признаков указанных преступлений, которым Пленум Верховного Суда РФ традиционно уделяет значительное внимание в своих постановлениях. Так в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» даны разъ яснения относительно предмета указанных преступлений, особенностей объек тивной стороны, цели преступления, как субъективного признака и других важных вопросов.

В системе уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за не законный оборот наркотических средств или психотропных веществ, статьи и 228.1 УК РФ являются базовыми и наиболее часто встречаются в судебной практике. Для признания того или иного средства предметом указанных престу плений, следует установить, что оно включено в Перечень наркотических средств, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденный поста новлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 № 681, и от несено к наркотическим средствам, оборот которых в Российской Федерации за прещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и междуна родными обязательствами Российской Федерации (Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года, Конвенцией о психотропных веществах 1971 года, Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года). Отнесение размера наркотического средства к крупному или особо крупному определяется согласно Постановлению Правительства РФ от 07.02.2006 № 76 «Об утверждении крупного и особо круп ного размера наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228,228.1,229 Уголовного кодекса Российской Федерации». В то же время для придания необходимой эффективности нормам УК РФ, направленных на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств, необходим порядок утвержде ния перечня наркотических средств и психотропных веществ не Правительством РФ, а Федеральным законом, поскольку существующий порядок не соответству ет ч.3 ст. 55 Конституции РФ, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом.

Особенностью объективной стороны преступлений, связанных с наркоти ческими средствами, является их бланкетность, обусловленная юридическими нормами, регулирующими порядок производства, изготовления и переработки, приобретения и хранения наркотических средств. Так, например, ст.ст. 25 и Федерального закона Российской Федерации № 3 от 08.01.1998 «О наркотиче ских средствах и психотропных веществах» регламентируют порядок отпуска таких средств и веществ физическим лицам, а ст. 31 этого же закона преду сматривает порядок использования наркотических средств в медицинских це лях. С 26.04.2010 вступает в силу постановление Правительства РФ от 31.12.2009 № 1148, устанавливающее порядок хранения наркотических средств и психотропных веществ.

Анализ судебной практики показывает, что при обнаружении у лица нар котических средств квалификация в большинстве случаев происходит как по признаку хранения, так и приобретения. В то же время достаточно часто в про цессуальных документах правоприменителей встречается, что обвиняемый в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел то или иное наркотическое средство, подобная формулировка означа ет, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона ко торого не установлена, что не соответствует требованиям п.3 ч.1 ст. 220 УПК РФ, предъявляемым к обвинительному заключению, и требованиям ст. УПК РФ, предъявляемым к законному и обоснованному приговору.

Об умысле на сбыт наркотического средства, как разъяснил Пленум Вер ховного Суда РФ, могут свидетельствовать: их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их ко личество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п., в то же время факт наличия большого количества наркотического средства в расфасованном виде при отсутствии других бесспорных доказательств, в том числе объективного подтверждения наличия договоренности с потребителями на сбыт наркотиче ского средства, не может являться бесспорным доказательством умысла винов ного на приготовление к незаконному сбыту, исходя из принципа презумпции невиновности и на основании ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обви няемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Верховный Суд РФ в своих надзорных определениях (см. например: № 83-Д08-6 от 26.05.2008, № 80-Д08-5 от 05.06.2008, №25-Д08-19 от 16.09.2008, № 74-Д08-17 от 27.11.2008, № 58-Д08-16 от 23.12.2008, № 67-Д08-40 от 10.02.2009) неоднократно обращал внимание на отграничение множественно сти преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств, от единого продолжаемого преступления. Так о едином продолжаемом преступ лении свидетельствует то, что виновный совершил по единому умыслу одно родные и тождественные действия, направленные на сбыт одного и того же наркотического средства в определенном размере по единой договоренности одному и тому же лицу, участвующему в качестве покупателя при проведении проверочной закупки.

В том случае, если виновный производит незаконное приобретение и хра нение наркотических средств в особо крупном размере в целях сбыта и сбыт наркотических средств из этой партии наркотиков в крупном размере, эти дейст вия требуется дополнительно квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как покушение на сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно примечанию к ст. 228 УК РФ, освобождение от уголовной от ветственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов возможно при наличии двух обязательных условий:

при добровольной сдаче соответствующих веществ и при активном способст вовании раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.

Между тем судебная практика идет по пути расширительного толкования при мечания ст. 228 УК РФ. В соответствии с п. 19 постановления Пленума Вер ховного Суда РФ от 15.06.2006 статья 75 УК РФ не исключает возможности ос вобождения от уголовной ответственности за впервые совершенное преступле ние, предусмотренное ч.1 ст. 228 УК РФ, тех лиц, которые хотя и не сдали нар котические средства или психотропные вещества в связи с отсутствием у них таковых, но выполнили второе условие. Представляется, что данный вопрос должен быть решен не в постановлении Пленума Верховного Суда, а законода телем путем изменения текста примечания к ст. 228 УК.

С внесением в статьи 228 и 228.1 УК РФ изменений Федеральным зако ном от 27.12.2009 № 377-ФЗ, при квалификации следует обращать внимание на положение ст. 10 УК РФ, поскольку введение в санкцию ст. 228 ч. 1 УК такого вида наказания как ограничение свободы в качестве дополнительного улучшает положение лица, совершившего преступление, следовательно, новая редакция закона имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу. В части 1 и 2 ста тьи 228.1 УК РФ ограничение свободы введено как дополнительный вид нака зания, следовательно, новая редакция закона ухудшает положение лица и об ратной силы не имеет.

Подводя итог, следует отметить, что в условиях активного роста наркоти зации большое значение имеет правильное применение судами и правоохрани тельными органами законодательства, предусматривающего ответственность за незаконный оборот наркотических средств.

Н.В. Порозов, студент юридического факультета СПбГУЭФ (группа ЮВ-231) Контрабанда наркотиков как угроза национальной безопасности России Успешное развитие любого государства во многом зависит не только от проводимой внутри него экономической, правовой политики, но и от взаимодей ствия с окружающим миром. Взаимодействие это далеко не всегда бывает полез ным, в связи с чем его приходится существенно ограничивать с целью защиты го сударственных и общественных интересов. Это в полной мере относится к кон трабанде наркотиков, ввоз которых в РФ за последние годы начал значительно возрастать. Особая опасность контрабанды наркотиков заключается в том, что данное преступление посягает не только на финансовые интересы государства, экономическую безопасность государства, но и на жизнь и здоровье граждан.

Согласно докладу Управления ООН по наркотикам и предупреждению преступности, оглашенному в 2009 году в Вене, в РФ поступает 21% всего про изводимого в мире героина и до 5% всех опиумсодержащих наркотиков. При этом большая часть наркотиков поступает в РФ из Афганистана через страны Центральной Азии – Туркмению, Узбекистан, Таджикистан и Казахстан1. Учи тывая огромную протяженность границы РФ с Казахстаном и невозможность ее равномерной высокой охраны на всем протяжении, по экспертным оценкам именно через Казахстан в РФ поступает около двух третей ввозимого из Афга нистана героина.

Подобная ситуация не может не отражаться негативно на социальной об становке в стране и здоровье населения. За последние 10 лет количество нарко манов в РФ увеличилось в 10 раз, при этом количество потребляемого ими аф ганского героина по подсчетам экспертов ООН составляет порядка 75-80 тонн в год. От наркотиков, связанных с ними заболеваний и осложнений, погибает от тысяч до 40 тысяч человек в год, что больше, чем потери в последних военных конфликтах или даже в советско-афганской войне. В связи с ростом потребления героина растет и заболеваемость наркоманией, гемоконтактными инфекциями, и в том числе ВИЧ-инфекцией, что приводит к инвалидизации и гибели больших масс населения и огромным экономическим потерям для государства.

В связи с этим представляется интересным проанализировать проблему контрабандного ввоза наркотиков в РФ и разобраться с возможными путями ее решения.

Во-первых, с чем может быть связан столь значительный рост контра бандного ввоза наркотических средств в РФ? Учитывая, что героиновый нарко По данным управления по взаимодействию с общественностью и СМИ ФСКН России.

рынок подчиняется правилу «сообщающихся сосудов» и развивается наиболее быстро и успешно в условиях наименьшего давления на него и в наиболее бла гоприятном регионе, можно предположить, что с момента оккупации Афгани стана войсками НАТО реальной борьбы с героиновым бизнесом не ведется: ко личество плантаций опиумного мака, служащего основой для синтеза героина, растет;

лаборатории, осуществляющие синтез героина, сохраняются и приум ножаются, объем наркотрафика в РФ растет.

Огромная протяженность границ РФ со странами Центральной и Средней Азии в совокупности с нестабильной политической и экономической ситуацией в этих странах создает предпосылки для роста числа и масштабов подобных преступлений. По данным, приводимым И.И. Клименко, сведения об изъятии наркотических средств выглядят следующим образом: в 1999 году было изъято 1021 кг, в 2000 году – 4417 кг, в 2001 году – 51305 кг наркотиков, в 2004 году – 130 тонн наркотических средств и психотропных веществ. При этом 90% из них составляют героин и другие «тяжелые» виды наркотиков1. По данным МВД РФ, в 2004 году правоохранительными органами было изъято 130 тонн нарко тиков, из них 102 тонны – сотрудниками ФСКН.

Предпринимаемые меры экономического воздействия, стимулирующие местное население выращивать на полях пищевые сельскохозяйственные куль туры вместо опиумного мака, в странах Центральной Азии (прежде всего в Аф ганистане) абсолютно не эффективны. Это связано с тем, что выращивание опиумного мака гарантирует крестьянину 100% сбыт «урожая» наркоторговцам и значительно большую прибыль, чем выращивание обычных сельскохозяйст венных культур. Поэтому предлагаемые правительством Афганистана крестья нам выплаты только за то, чтобы не сажать опиумный мак, не дадут эффекта, как в недавней истории не дали эффекта подобные мероприятия и в странах Ла тинской Америки.

Клименко И.И. Контрабанда наркотиков: проблемы расследования, взаимодействия след ствия и дознания: Монография. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД Рос сии, 2006. – С. 18.

Контрабанда любых товаров, а в особенности таких высокодоходных изъятых из оборота товаров как наркотики, всегда тесно связана с коррупцией.

Вероятно, именно с этим связана высокая латентность и низкая раскрываемость подобных преступлений. В литературе приводятся различные оценки объемов «перехватываемого» товара. Описывается, что изымается лишь от 4% до 20% перевозимого через границу потока наркотиков.

Способствует контрабандному ввозу наркотических средств в РФ хоро шая техническая оснащенность и изобретательность контрабандистов. Для дос тавки наркотических средств наркодельцами используются практически все ви ды транспорта, однако, в последние годы свыше 93% наркотиков контрабандно доставляются на территорию России автомобильным и железнодорожным транспортом.

Произошло изменение в структуре использования транспортных средств.

Доля железнодорожного транспорта сократилась на 4,4%, а автотранспорта увеличилась на 5,4%. Это связано с переориентацией наркодельцов на доставку крупных партий наркотиков автомобилями.

При контрабанде наркотиков используются многочисленные маршруты с использованием различных видов транспорта. Для доставки наркотиков из Аф ганистана криминальные группировки наиболее активно используют Памир ский тракт (Хорог – Ош), автомобильные трассы Хорог – Калайи-Хумб – Ду шанбе, Пяндж – Душанбе, Московский – Душанбе. Далее их путь пролегает че рез Узбекистан, Киргизию и Казахстан. Наркотики следуют в РФ, другие страны СНГ и Европу. Через Ош, Душанбе, Бишкек, Мургаб и Ленинабадскую область по различным оценкам проходит до 1500 тон наркотиков ежегодно.

Курьеры, перевозящие наркотики, зачастую избегают следовать прямы ми рейсами, используя более дорогие, но менее безопасные, по их мнению, транзитные маршруты.

При контрабандном перемещении наркотиков на территорию России и через нее методы их сокрытия разнообразны. Основными из них по-прежнему являются: сокрытие среди товаров, предметов и продуктов питания, которые не привлекают особого внимания при досмотре и пересечении границы, в личных вещах, бытовых приборах, различных изделиях художественного промысла, а также в пустотах автомобильного и железнодорожного транспорта и специаль но оборудованных для этих целей тайниках. Можно привести примеры некото рых типичных способов сокрытия наркотических средств при пересечении та моженной границы.

В автомобилях:

в различных местах салона (под ковриками);

в рулевых тягах, поддонах, бензобаках;

в запасных колесах, багажниках и специально изготовленных тайниках.

На теле курьера:

в нижнем белье;

в одежде (в том числе в одежде ребенка), карманах;

в поясных сумках, ремнях, поясах;

на голове в волосах;

в протезах.

Среди разнообразных способов сокрытия перевозимых наркотических средств обращает на себя внимание активное использование перевозчиками наркотиков внутриполостных способов их сокрытия. При этом, если ранее дан ный способ использовался только при перевозке наркотиков воздушным транс портом, то теперь такие факты фиксируются и на автомобильном, и железнодо рожном транспорте. Начиная с середины 1996 года, когда в средствах массой информации прошли сообщения о задержаниях так называемых “глотателей” нигерийцев, этот способ стал активно использоваться и при переброске афган ского героина из Таджикистана в Россию.

За 2 года органами внутренних дел совместно с подразделениями регио нальных таможен выявлено более 150 фактов внутриполостного сокрытия нар котических средств, в подавляющем большинстве применяемого гражданами Таджикистана.

Отмечены случаи сокрытия героина в пропитанных им картонных про кладках, стенках сумок и чемоданов.

Из вышесказанного можно сделать ряд выводов:

1. Для предотвращения поступления больших объемов наркотиков на территорию РФ необходимо осуществление превентивных мер, в том числе достижение более конкретных соглашений о сотрудничестве с соседними госу дарствами. Желательно также законодательно урегулировать вопрос о возмож ности использования российских спецслужб и войск за пределами Российской Федерации для борьбы с наркодельцами. Подобные примеры в истории уже были: США применяли собственные войска для уничтожения или ослабления колумбийских наркокартелей.

2. Необходимо улучшение материально-технической базы служб и под разделений, занимающихся борьбой с наркоугрозой. Без современного обору дования эффективно бороться с контрабандой наркотиков крайне сложно.

3. Необходима более детальная разработка антикоррупционных меро приятий. Среди таможенных служащих, а также лиц, осуществляющих кон троль за оборотом наркотиков, должна регулярно обеспечиваться ротация через короткие промежутки времени, а также проводиться проверка для исключения возможных фактов коррупции.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.