авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||

«Лекция №1: Что такое философия ? Содержание лекции. 1. Основные интерпретации статуса философии. 2. Специфика философской деятельности и ...»

-- [ Страница 14 ] --

Статус экзистенциальных проблем в современной философии отражает радикальные изменения в самом характере философствования. Эволюция трансцендентальной позиции привела к изменению демаркаций внутри философского знания. Вместо значений “мира”, “бытия”, “сущности” системообразующими значениями новых типов философии /философская антропология, феноменология, экзистенционализм, лингвистическая философия и пр./ стали значения “человека”, “существования”, “личности”, “сознания”. То, что полагалость ранее сугубо персоонально - человеческим, считалось объектом интиреса этики или психологии, преобрело онтологический статус, ибо “антропологизировалась” и “персонализировалась” сама философская онтология - значения мира стали интерпретироваться как субъектные, радикально зависимые от субъекта.

Вместе с тем, осталась и прежняя философская онтология с ее отстраненно объективными значениями “бытия вообще”, “пространства”, “времени” и т.п. Возникла ситуация двойственности онтологий: традиционно - объективистских и экзистенциальных /или трансцендентально - субъективистских/. Поэтому и статус экзистенциальных проблем также двойственен - все зависит от того, в рамках какого способа философствованья они рассматриваются. Мы полагаем, что они имеют антрополого-онтологический статус, т.е.

представляют /репрезентируют/ в проблемной плоскости качество человеческого бытия.

Этот тезис аргументируется следующим образом.

Во-первых, можно утверждать, что особенным качеством /спецификацией/ человеческого бытия является его способность к самоутверждению себя в значимых формах, к созданию и реализации смысла. Это следует понимать итак: природа человеческого сознания интенциональна - т.е. все субъективные акты имеют “в себе” имплицитно свой значимый объект - человек не может о - значивать /наделять значениями/. Стремление к смыслу является тем suigeneris, производящей причиной, которая образует саму "ткань" человечеожого мира. Быть – значит генерировать значения /смыслы/. Соответственно, "реальность" человека - это всегда реальность значений.

Во-вторых, сама "проблемность" есть естественное и перманентное состояние человека. Нельзя представлять себе дело так, что человек может когда-либо окончательно решить одни экзистенциальнне проблемы и перейти к другим. Если такое возможно в технической деятельности, то это невозмежно в человеческом существовании, понятом в метафизическом /сущностном/ аспекте. Человек по своей природе проблематичен - что проистекает иэ его фундаментальной особенности, о которой в один голос говорили философы от Пико делла Мирандолы до Арнольда Гелена - его неопределенности, отсутствии специалиэации и программируемости. Отсюда постоянный веер возможностей /человек - имманентная "точка бифуркации"/;

постоянное о-пределение /наделение пределом/, означивание их и выбор. Ситуация же неопределенности, рефлексия над ней и выбор - это метафизическое имманентных условий свободы. Проблематизированное существование тем самым и есть свободное существование. Нет свободы без проблем - это сопряженнне, ко-экзистенциальные понятия.

Таким образом, как мы смогли убедиться, экзистенциальные проблемы действительно фундируют антропологическую онтологию. Однако в силу описанной выше двойственности в мировой философии, когда наряду с традиционной онтологией существует и экзистенциально-антропологическая, необходимо осознанно и четко определить как позицию исследователя, так и соответствующий статус обсуждаемых здесь проблем.

Приступая к содержательному выяснению некоторых важнейших экзистенциальных проблем, следует особо обратить внимание на: во-первых, их радикальный смысло субъективный характер, другими словами, нет и не может быть /неопределенность человеческого бытия!/ одного, "сакрально-метафиэического" смысла - интерпретация каждый раз легитимируется только жизненной реализацией определенного смысла конкретным субъектом;

во-вторых, вследствие этого может быть предложено не теоретическое решение проблемы, - они имманентно возобновляемы, - а прояснение возможного ряда их значений, где выбор и полагание определенного значения в качестве "жизненного решения" принадлежит исключительно конкретным субъектам.

Проблема смысла жизни бееспорно является конституирующей для всего комплекса экзистенцйальных проблем. Его определение всегда требует саморефлексии над жизиенным контекстом конкретной индивидуальности. Философия может лишь эксплицировать технологию его определения, которая включает в себя, по крайней мере, два непременных "компонента" - необходимые условия для самоустанавливания рефлексирующим человеком "своего” мобилизующего, действенного "смысла жизни".

Первый компонент - это полагание /т.е. утверждение/ некоторого "сверсмысла" определенных метафизических объяснений окружающего мира, выступающих мотивацией надындивидуального порядка, которая легитимирует индивидуалыный смысл жизни.

Французский социолог Эмиль Дюркгейм, написавший классический труд по исследованию причин самоубийств, не преминул особо отметить это обстоятельство: "Если наше сознание обращено только на нас самих, то мы не можем отделаться от мысли, что в конечном счете все усилия пропадают в том "ничто", которое ожидает нас после смерти. Грядущее уничтожение ужасает нас... жизнь терпима только тогда, если вложить в нее какое-либо разумное основание," поэтому "... в силу своего психологического устройства человек не может жить, если он не прилепится духовно к чему-либо его превышающему и способному его пережить..." /2,с.186,187/.

Полагание целесообразности "своей" жизни скоррелированю, таким образом, с полаганием целесообразности вселенной, а также с некоторыми культурными, социальными, религиозными ценностями. Полагание "сверхсмысла" может осуществляться в самых разнообразных формах: трансцендентной /"Бог", "абсолют", "мировой разум"/, традиционной /ценности традиции - "родина", "семья", "нация" и т.п./, идеологической /"коммунизм", "свободное открытое общество"/, метафизической /"человечество", "самосовершенствование Я","борьба добра и зла во вселенной" и мн. др./ "Сверхсмысл" является тем непременным фоном, полем предельных значений, на котором только и возможно прояснение и формулирование индивидуального смысла жизни.

Вторым компонентом "технологии" определения смысла является регулятивная идея "особой жизненной задачи", которая требует: а/непременного устанавливания формы связи между положенным ранее "сверхсмыслом" и индивидуальными целями, последние должны быть метафизическими "проекциями" фувдаментальных ценностей - в личностно-мотивационную сферу;

б/эта "проекция" устанавливает статус "специфического значения" /может быть и не "овержважного", но непременно "необходимого"/ -со-реализации в дайной индивидуальной жизни некоторого значимого аспекта "общего хода вещей", причем эти действия человека не пропадут втуне, а будут как-то фиксированны в сущем, оставят след /в памяти родственников, в "памяти поколений", "на скрижалях истории” и т.п./ Также возможна классификация значений ивдивидуального смысла по его корреляции с наличными в общественном сознании группами ценностей. Дело в том, что каждый человек вовсе не обязан сам, рефлексивно, заниматься "технологией смысла". К тому же многие на это просто не способны. Как правило, "массовый человек” выбирает некоторые, наличные в культуре, ценности - значимости /смыслы/ и ответственно реализует их своей жизнедеятельностью. Речь идет о трех группах ценностей/9,с.170-174/.

1.Созидательные ценности, которые реализуются в продуктивных действиях, творчестве в самых разных областях человеческой активности.

2.Ценности переживания, которые ориентируют человека на поиск эстетического /прекрасного, гармоничного, величественного и т.п./ в природе, искусстве, себе, окружающих людях - для непосредственно-эмоционального /а потому и наиболее сильного по интенсивности/ переживания природно-социально-человеческого совершенства, - того же "сверхсмысла", но явленного, так сказать, иррационально. Проживание эстетических ценностей инициирует те же мгновения "творческого инсайта", как и в случае реализации созидательных ценностей, - соответственно, характеризуемы аналогичным интелдектуально вмоцио-нально-волевым подъемом, ясностью понимания смысла, пронзительной остротой чувства "бытия-в-мире", неким подобием всеведения и т.п.

3.Ценности отношения в сравнении с первыми двумя группами привлекательны, однако ориентация на них поддерживает силы довольно-таки большого количества людей, которие не способны к созиданию либо эстетически глухи. Речь идет о ценностях терпения:

"готовности принять свой удел", "нести свой крест", в любых условиях сохранять человеческое достоинство и т.п.

Проблема осмысления смерти напрямую сопряжена с предшествующей уже в силу того обстоятельства, что значение "смерти" является негативным термином в бинарной оппозиции "жизнь-смерть". Однако как раз поэтому исследователи /историки, культурологи, философы/ ранее с меньшей охотой эксплицировали значения "смерти" из латентных систем ценностей /коллективных представлений/.

Смыслы "смерти" разнятся в зависимости от степени автономности и рефлексивности индивидуального сознания в истории культуры. Можно выделить три доминирующих значения "смерти". 1.Смерть -составляющая жизни естественная неизбежность. "Все умрем" - максима коллективных представлений народной "толщи" от архаичных времен вплоть до наших дней/1,с.37-59/. Подобное спокойисе отношение к смерти, в том числе и собственной, как к неприятному, но обыденному явлению обусловлено низким уровнем персонализации и свидетельствует о неспособности артикулировать свою индивидуальность в массиве коллективной жизни. 2.Смерть - табуированная неприемлемость. Этот негативный смысл производит автономизировавшаяся, но нерефлексивная индивидуальность. В философской литературе ее обозначают как "количественную" /внешнюю, формальную/ индивидуальность. Эта ивдивидуальность акцентирует свой экзистенциальный интерес только на своей отличности от других и своей отдельности, однако не способна к самоанализу, напряженной работе самосознания. Это "атомизированная" индивидуальность, составляющая большую часть населения современного индустриального общества. Во многом это "одномерные люди", как говорил Герберт Маркузе /6/, ибо индивидуальность у них "внешняя”, скопированная со стандартов массовой культуры, а не итог самоформирования. А поскольжу доминирующими ценностями для индивидуальности в современной массовой культуре являются "оригинальность", "яркость", "успех", постольку смерть воспринимается как величайшая несправедливость, обессмысливающая все и вся, энтропия смысла. Отсюда "зона умалчивания", вытеснение значений смерти на перефирию человеческого внимания и, наряду с этим, - болезненный, острый, но скрываемый от всех и от себя, интерес к ним.

Столкновение со смертью, однако, неизбежно и проявляется в зарницах "пограничных ситуаций" /болезни, потери близких, жизненных экстремумах/, когда индивидуальность оказывается "перед лицом смерти". Наступает то состояние, которое философы метафорично обозначили как "озарение экзистенцией" - когда индивидуальность может встать на путь действительного о-смысления своей жизни - наделения ее своим, уникальным смыслом. Это подводит нас к третьему значению "смерти". 3. Смерть как неотъемлемая конституента "смысла жизни", индикатор степени зрелости экзистенциальной саморефлексии. В определенной степени здесь происходит восстановление первой, имманентной интерпретации, но уже на новой качественной ступени.

Смысл смерти для рефлексивной, самополагающей индивидуальности /"технология" отношения к ней/ означает некоторые приобретаемые умения.

Во-первых. это умение принять идею "смерти" не как метафизическую катастрофу, а как завершающий аккорд, необходимое подведение итогов "жизненного проекта”, экран, на который проецируется вся жизненная целостность.

Во-вторых, это умение найти значениям "смерти" место в своем “жизненном проекте" место воображаемой точки интеграции смысла, где может быть осуществлена "калькуляция" индивидуальных целеполаганий и резужьтатов их реализации.

В-третьих, это формирование отношения к "смерти" как к катализатору интенсивности жизненных усилий самореализации. Знание о неминуемом конце должно стать сильнейшей мобилизующей эмоцией, активизации жизненного ритма, "уплотнения” смысловой насыщенности индивидуального прожипания.

Проблема смысла "судьбы” заключается в определении отношения человека к факторам, детерминирующим его жизнедеятельность. Экзистенциальная категория "судьбы" представляет собой многозначное образование, содержащие в себе многие имплицитные смысловые слои, передаваемые культурной традицией. Поэтому это одновременно и симбиотическое понятие, синтезирующее значения "необходимости" и "случайности", "общего" и "индивидуального";

и концептуальная метафора, сопрягающая смысл предопределения /трансцендентного или естественного/ с образами культурно мифологического характера: нитей судеб, которые ткут Мойры;

записями в книге Судеб;

некоторыми существами, персонифицровавшими человеческие судьбы /типа "гениев" в римской мифологии/.

Соответственно, определяя значения "судьбы", мы должны учитывать эти потаенные смыслы. При первом приближении "судьбу" можно назвать индивидуализированной необходимостью, типизованной случайностью. Или, более развернуто: судьба - это случайность как явленность /"выпадание" как в игре в "кости"/ условий элементу закономерно взаимодействующего множества. В каких значениях представим смысл "судьбы" ?

Во-первых, это значения судьбы, представимые в вопросе: "Где мне выпало родиться ?" Природные, экологические условия, в которых доводится проживать человеку, оказывают существенное влияние на длительность его жизни, на объем усилий, затрачиваемый на выживание /которые отвлекаются из других сфер человеческой активности: ментальной, коммуникативной и т.п./ Природно-экологическое окружение, таким образом, существенно ограничивает решения индивида корректируют их /буря, землетрясение, просто скверная погода/.

Во-вторых, это значения биологической судьбы, представленные в вопросе: "От кого мне выпало родиться ?" Сейчас уже стала, похоже, неоспоримой идея о существенном, если не важнейшем, влиянии генетической наследственности на физические и ментальные способности индивида - по крайней мере именно она определяет решающие "стартовые условия" реализации /и даже самой возможности/ индивидуального "жизненного проекта".

В-третьих, это значения социальной судьбы, представимые в вопросе: "В каком обществе и в какое время мне выпало родиться ?" Это наиболее явственные, т.е.

самоочевидные значения судьбы, которым традиционно приписывают фатальные квалификации. Утверждают, что от характера социальных порядков и ментальных структур общества целиком зависит судьба индивида. Это бесспорно, но в отношении не активистских и нерефиексивных индивидуальностей, выбирающих /а вернее "ведомых"/ образы жизни: "конформизм", "обрядность", "отступление" и т.п. /5,с.140/ И наконец, в-четвертых, это значения судьбы как "иррационального выпаданя результата действия больших статистических закономерностей, когда значимое для человека событие случается /от "случай"/, типа: дорожно-транспортные происшествия, которые есть "выпадание-следствие" множеств автомобилистов и пешеходов, являющихся во многом иррациональными существами, тогда как правила дорожного взаимодействия предполагают действия рациональных существ;

несчастные случаи;

техногенные катастрофы;

криминальнне проишествия и мн. др.

Как мн могли убедиться, значения судьбы создают весьма фаталистические настроения, т.е. установку на пассивность, ставя под сомнение саму возможность исполнения индивидуального "жизненного проекта”. Экзистенциальный анализ в пику этому может предложить "технологию" отношения к судьбе рефлексивной, активистской индивидуальности. Она выразима в максиме: "Принимать судьбу как "свое иное", материал переформирования предопределения в самоопределенность". Неконтролируемая судьба, даже самая благоприятная для меня, всегда будет противостоящим, диктующим началом, отношение к чему я должен изменить. Изменяя себя, я имею шанс изменить судьбу.

Проблема смысла свободы заключается в определении субъектом диапазона возможностей для самореализации. "Свобода" занимает особое место среди экзистенциальных категорий в силу ее связи с квалификациями социально-политических состояний индивидов и групп. "Свобода" - это не только метафизическое понятие, но и весьма влиятельная социальная идея, органическая "составляющая” многих исторических типов ментальностей, мощная мобилизующая "значеиие-ориентация" социальных преобразований и столкновений. Это обстоятельство определяет два аспекта значения "свободы": социальный и метафизический. Рассмотрим их последовательно.

Социальный аспект "свободы" означает ее интерпретацию в смысловом пространстве отношений и взаимодействия множества участников: индивидов, групп, общественных институтов, идей и норм. Идея свободы развивается в социальной философии в рамках двух установок: индивидуалистской и коллективистской.

"Индивидуалистские теории берут в качестве исходного пункта изолированных индивидов, характеризуемых определенными естественными правами и целеориентированной рациональностью: эти теории стремятся истолковать политические институты... как результат некоего договора /контракта/ между автономными иидивидами...

Свобода здесь есть, по существу, свобода делать то, что я хочу"/7,с.12/.

Это так называемая "отрицательная свобода" - свобода от внешнего принуждения и свобода произвола, если /и это главное требование/ она совместима со свободой другого в соответствии со всеобщим законом. Иначе говоря, индивидуалистский смысл свободы заключается в максиме:"Позволено все, что не запрещено законом" /который призван выражать естественные права каждого: на жизнь, собственность и т.п./.

Коллективистские теории свободы исходят из альтернативных посылок в своих утверждениях - изначальным является "общество", которое через культуру, традиции, социальные институты конституирует сами индивидуальности и их свободы.

Поэтому “даже как индивидуальная свобода это свобода должна иметь коллективный характер или, по меньшей мере, существенный коллективный аспект, выражающийся и проявляющий себя в способе, каким индивид участвует и вносит вклад в коллективную практику своего общества. Тогда первоначальным вместилищем свободы будет не изолированный индивид, а общество, которое есть среда индивидуации через социализацию;

свобода должна мыслиться как в конечном счете коренящаяся в структурах, институтах, практике и традициях более крупного социального целого". Понятие "свобода” предполагает, таким образом, нормативный смысл, "ибо это понятие уже не просто выражает отсутствие внешних препятствий, которые могут помешать субъекту делать то, что он хочет;

до некоторой степени оно означает здесь также и особый путь, каким действующие лица приходят к решению о том, что они хотят делать"/7,с.13/.

Метафизический аспект "свободы" означает интерпретацию этой категории в онтологическом, антропологическом и экзистенциальном контекстах. контекст полагается тжпом философствования, утверждающим приоритетными "сущности" в картине мира /"дух", "материя", "природа", "Бог" и мн. др./ - т.е. некоторый уииверсаяьнке абстракции.

Речь идет об эссенциалистских типах онтологий. Здесь свобода - это осознанная необходимость, действия человека в диапазоне тех возможностей и тех обуславливающих координат, которые могут предоставить ему природа или Бог.

Второй и третий контексты характерны для трансцендентального типа философствования - это значения "трансдентального субъекта" - значения человеческого "существования" в его объективных /культура/ и субъективных /индивидуальное сознание/ формах. Свобода здесь понимается как свобода человеческого сознания конструировать значения рядов причинности внешнего мира. Поскольку, как полагал Кант, упорядочивает значения опыта наш разум, классифицируя их по некоторым схемам, которые он сам же производит /правда, спонтанно/, постольку он и определяет значения "всеобщности" и "необходимости" для нас. Поэтому рефлексивный разум может переформировывать фундаментальные значения наших картин мира в сторону приоритета свободы. Или, как го ворил Сартр, если вам не дано или отменить реальность, то мы способны, по крайней мере, изменить отношение своего сознания к ней. Свобода здесь есть путь самосозидания свободы.

Проблема смысла любви есть проблема реализации человеком "ценностей переживания". "Любовь, - как пишет об этой проблеме Виктор Франкл, - это "переживание" другого человека во всем его своеобразии и неповторимости". / 9 с.244/ Франкл выделяет три возможных типа отножения к Другому, личности любимого человека, сообразно представлению о трехслойной структуре персональности.

"Самый примитивный подход относится к самому внешнему слою: это сексуальное отношение. Физическая внешность другого человека оказывается сексуально возбуждающей, и это возбуждение вызивает сексуальное влечение к сексуально привлекательному партнеру, непосредственно воздействуя на физическое существо человека. На ступеньку выше стоит эротическое отношение. Для целей нашего анализа мы четко разграничиваем эротику и сексуальность. Эротическая предрасположенность означает не просто сексуальную возбудимость, подверженность сексуальным влечениям. Это отношение исходит не только из сексуального возбуждения и провоцируется не только чисто сексуальной привлекательностью партнера. Если мы считаем физическую сущность партнера его внешним слоем, то можно сказать, что эротически предрасположенный партнер проникает глубже того, кто озабочен лишь сексуально. Эротика проникает в следующий, более глубокий слой, входит уже в психическую сферу другого человека. Такое отношение к партнеру, рассматриваемое как одна из фаз взаимоотношений с ним, соответствует тому, что обычно называют "сильным увлечением". Физические качества партнера возбуждают нас сексуальио, но в то же время мы увлечены и другим - психическими его достоинствами.

Увлеченный человек находится уже не просто в состоянии физического возбуждения;

скорее возбуждается его собственно психологичесжая эмоциональность - она возбуждается особой /но не единственной в своем роде/ психической организаци партнера, скажем, какими-то конкретными чертами его характера. Итак, чисто сексуальное отношение направленно на физическую сущность партнера и не способно идти дальше этого уровня. Эротическое отношение, "отношение увлеченности", направленно не только на физическую сущность, но оно еще не проникает в сердце другого человека. Это делается только на третьем возможном уровне отношений: на уровне самой любви. Любовь /в самом узком смысле этого слова/ представляет конечную стадию эротического отношения /в самом широком смысле этого слова/, т.к. только она проникает наиболее глубоко в личностную структуру партнера. Любовь представляет собой вступление во взаимоотножения с другим человеком как с духовным существом. Духовная близость партнеров является достижимой формой партнерства. Тому, кто любит, уже недостаточно больше для возбуждения соответствующего физического или эмоционального состояния - его по настоящему затрагивает только духовная близость партнера. Любовь, таким образом, является вхождением в непосредственные отношения с личностью любимого, с его своеобразием и неповторимостью"/9,с.246-247/.

Проблема смысла экзистенциальной неповторимости заключается в выявлении специфики отношений индивидуального и типизованно-совместного в человеческом бытии.

Неповторимость или уникальность принадлежат к важнейшим экзистендиалам человека в том мировидении, которое исходит из онтологического приоритета "существования" перед "сущностью". Ранее философы признавали за индивидуальным человеком физическое, ментальное, психическое своеобразие в некоторой диапазоне вариаций, но в рамках единого человеческого типа как набора качеств, очерчивающих его в принципе единообразную природу. Современные же философы-экзистенциалисты вводят качество неповторимости в само определение человеческого бытия /Dasein,"для-себя-бытие"/ - оно в принципе нетипизуемо, а есть всегда каждый раз неповторимое образование, которое и передать в формализовнно-обобщающем виде нельзя, отсюда и обозначеиия - "это-бытие", "вот-бытие".

Подобное обстояние дел возникает в силу нового качества человека в сравнении с предшествующими бытийными формами, которое изменяет отношение между частью /индивидуальностью/ и целым /"идеальным типом"/. Дело в том, что сам "идеальный тип" человека есть неопределенность и неопределимость. Конечно, мы говорим не о его физическом, а о его сущностном облике /значениях его духа, жизнедеятельности, целях и пр./ Мы можем определять человека в бесконечном числе дефиниций /и "бог", и "червь", и "дух", и "плоть" и мн. др./ - и все они будут верны. Поэтому потенциальная пластичность (многозначность) человеческого бытия как типа определяет "закон" индивидуального бытия - "быть - значит отличаться".


И наконец, проблема счастья заключается в стремлении человека определить и квалифицировать в обобщенно-итоговой форме как свои отдельные состояния, жизненные этапы, так и весь свой земной путь в целом. Имеются, по крайней мере, четыре основных значения "счастья", которые соответствуют и особенностям понимания этой категории в раэнне исторические времена. Предполагается, что счастливым, во-первых, является тот, кому сопутствует счастливая судьба;

во-вторых, тот, кто познал самые сильные радости;

в третьих, кто обладает наивысшими благами или, во всяком сдучае, положительным балансом жизни, и в-четвертых, тот, кто доволен жизнью./8/ В теоретическом же отношении можно выделить три главных концепции "счастья".

Гедонистическое понимание счастья связано с реакцией человека на ту жизнь, которую он ведет, с его субъективной оценкой жизненных обстоятельств и стремлением к их сохранению. Гедонизм трактует "счастье" как благоприятное равновесие и преобладание удовольствия над болью /Эпикур, утилитаризм/. Счастье, тем самым, здесь понимается субъективно, когда человек сам, ориентируясь только на свои индивидуальные решения /переживажия удовлетворения жизнью/, выносит окончательные суждения, квалификации своих жизненных усилий.

Напротив этому, эвдемонистическое понимание счастья предполагает оценки своего счастья на базе определения человеком /или заимствования из культуры/ некоторых норм или "объективных критериев” в отношении того, что считать "счастьем".

"Счастье, - полагает Кант, - это удовлетворение всех наших желаний;

экстенсивно, в смысле их множественности;

интенсивно, в смысле их степени;

протенсивно, в смысле их длительности"./цит. по 3,с.51-52/. Однако эвдемонист сам, с позиций разума, интуиции или долга определяет круг своих потребностей и целей, которые поддаются реализации и необходимы для полноценного счастья, отрицая многие излишества и ложные цели.

Современная интерпретация категории счастья представляет собой синтез традиционных с добавлением идей об интенциональности всех наших субъектных актов.

Речь идет о теории “самоактуализации”, по которой счастье есть максимальная актуализация способностей индивида, причем каждая способность /интенция/ в себя включает имплицитно и свой предполагаемый объект деятельности. Отсюда счастье зависит только от самого индивида - от того, как он сумеет актуализировать и задействовать весь свой природный потенциал. Так Карен Хорни понимает актуализацию личности прежде всего как удовлетворение потребности в любви и понимании, определяя счастье как достижение, которое сопряжено с деятельностью и риском /3,с.57/.

Соответственно этим трем теориям можно выделить три возможных типа отношения людей к значениям счастья /ибо, как мы убедились, квалификации "счастья” зависят не столько от условий жизни, сколько от отношения к ним человека/.

1."Удовлетворенное счастье" - человек считает счастьем "удовлетворение” своих желаний и стремлений. Это человек-конформист.

2."Управляемое счастье" - человек сам полагает /устанавливает/ свои значения "позитивного" и пути к нему, т.е. сам управляет окружающей ситуацией, ставя перед собой разумные цели и достигая их. Это человек-прагматик.

3."Оценочное счастье" - человек переживает ощущения счастья в ходе реализации важнейших ценностей, которые общейризнаян в качестве таковых /ценности творчества, альтруистической деятельности, защиты отечества и т.п. Это - человек "идеи" /но не "идеалист" в общеупотребительном смысле слова, т.к. речь идет о ценностях, реально функционирующих в качестве не только "идеалов", но и "норм"/.

В завершение следует сказать в отношении рассмотренного следующее.

Экзистенциальные проблемы имеют не столько этический, сколько антрополого онтологический статус - т.к. представляют человеческое бытие в плоскости самовопрошания и самоопределения. Смыслы их радикально многозначны /что сопряжено с неопределимо творческой, самоформативной природой человека/, возобновляемость их вечна, интенционально они радикально индивидуальны - "окончательно" каждый раз решаемы только каждым конкретным человеком.

ЛИТЕРАТУРА 1.Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. - М., 1992.

2.Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. - М.,1994.

3.Категории человеческого существования. Вып.5., Страдание и счастье. - М.,1992.

4.Красиков В.И.Явь беспокойства - Кемерово, 1998.

5.Лабиринты одиночества. - М.,1989.

6.Маркузе Г. Одномерный человек. ч.1. - М.,1994.

7.Веллмер А. Модели свободы в современном мире // Социологос... - М., 1991.

8.Татаркевич В. О счастье и совериенотве человека. - М.,1981.


9.Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

10.Аббаньяно Н. Экзистенция как свобода. - ж. Вопросы философии, 1992, № 8.

11.Аврелий М. Раэмышления. - Магнитогорск, 1994.

12.Аврелий А. Исповедь. Абеляр П. Исповедь. - М.,1992.

13.Бердяев Н. Философия свободы. - М.,1989.

14.Библер В.С. Нравственность...о жизненных проблемах. - М.,1988.

15.Волков А.Н. В поисках смысла. - М.,1993.

16.Воробьев С. Смерть: конец или начало? - ж.Человек, 1991, №2.

17.Вишев И.В Бессмертие человека. Реально ли оно ? -Минск, 1990.

18.Вишев И.В Проблема личного бессмертия. - Новосибирск, 1990.

19.Вишев И.В Радикальное продление жизни людей. - Свердловск, 1988.

20.Гадамер И. -Г. Актуальность прекрасного. - М.,1991.

21.Гаджиев К С. Размивления о свободе. - ж.В.Ф.,1993, № 2.

22.Гилберт П. Человеческая природа и отрайание. Реферат.- М.,1991.

23.Государев Н.А. Треугольный человек. - М.,1991.

24.Грибакин А.В. Жизненный путь... - Иркутск, 1985.

25.Гримак Л.П. Общение с собой. - М.,1991.

26.Гроф С. Трансперсональвне опыты. - ж.Человек, 1991, №5.

27.Грушин В.А. Возможность и перспективы свободы. - ж.В.Ф.,1988,№6.

28.Гуревич А.Я. Смерть как проблема // Одиссей. Человек в истории. - М.,1989.

29.Гуссейнов А.А. Великие моралисты. - М.,1995.

30.Джиоев О.И. О некоторых...постановках проблемы смысла жизни... - ж.В.Ф., 1981, №6.

31.Дильтей В. Категории жизни. - ж.В.Ф., 1995, №10.

32.Друскин Я.С. Я и ТЫ. Ноуменальное отношение. - ж.В.Ф.,1994,№9.

33.Иванов В.И. О свободе определения и об определении свободы. -ж.Ф.Н., 1990, №11.

34.Измененные состояния сознания –р.ж. Обществ, науки за рубежом, сер.3, 1991, №5.

35.Ильенков Э.В. Свобода воли.-ж.В.Ф., 1990, № 2.

36.Исупов К.Г. Русская философская танатология.-ж.В.Ф.,1994, № 3.

37.Камю А. Бунтующий человек. - М.,1990.

38.Карпов М.М. Смысл жизни человека. - Ростов/на/Дону, 1994.

39.Кириленко Г.Г. Жизненный путь и судьба. - М.,1992.

40.Коган Л.С. Жизнь как бессмертие.- ж.В.Ф.,1994, № 12.

41.Коган Л.Н. Цель и смысл жизни человека. - М.,1984.

42.Коган Л.Н. человек и его судьба. - М.,1988.

43.Кон И.С. В поисках себя. - М.,1984.

44.Коновалова Л.В. Счастье как классическая проблема философии, ж.В.Ф., 1982, № 8.

45.Ксенофонтов В.И. Духовность как экзистенциальная проблема. -ж.Ф.И.,1991, № 12.

46.Культин С.Е. Бессмертие: иллюзия или реальность.-ж.Ф.Н.,1991,№ 9.

47.Кузнецов А.И. Внутренний мир человека.-Екатеринбург, 1994.

48.Кьеркегор С. Страх и трепет. - М.,1993.

49.Лев-Беер И. Являемся ли мы уникальными? – р.ж.Соц. и гуманит. науки, сер.3,1996, № 1.

50.Девинас Э. Философия, справедливость и любовь. -ж.Ф.Н.,1991,№ 6.

51.Лоренц К. Агрессия.- М.,1995.

52.Льюис К.С. Любовь. - ж.В.Ф.,1989, № 6.

53.Максимов А.М. Измерения свободы. - Екатеринбург, 1994.

54.Морохоева Э.П. Личность в культурах Востока и Запада.-Новосибирск, - 55.Мосс М. Физическое воздействие... мысли о смерти. - ж.Человек, 1992, №6.

56.Налимов В. Вселенная смыслов. - ж.Общественине науки и современность, 1995, №3.

57.Новгородцев П.И. Анализ главнейших теорий бессмертия. // Начала. — М.,1993, № 1.

58.Ортера-и-Гаесет X. Углубление в себя и обращеиноеть вовне. - ж.Ф.Н., 1991, № 5.

59.Ортега-и-Гассет X. Человек и люди // Дегуманизация искусства. -М.,1991.

60.Паскаль Б. Мысли. - М.,1994.

61.Петровские А.В. и В.А. Индивид и его потребность быть личностью. - ж.В.Ф., 1982. № 3.

62.Понятие судьбы в контексте разных культур. - М.,1994.

63.Рабинович В. "...До смерти хочется жить”.- ж.Социол. исследования. - СПб, 1993..

64.Рязаяцев С. Философия смерти. - СПб,1994.

65.Салин Ю. Фундаментальные ценности человечества. - ж.Общ. науки и современ. 1995, № 4.

66.Самоубийство и эвтаназия – р.ж.Общест. науки за рубежом, сер.3, философия, 1991, №5.

67.Сартр Ж.-П. Бытие и ничто. - ж.Ф.Н., 1989, №3.

68.Скворцов Д.В. Культура самосознания: Человек в поисках истины своего бытия. М.,1989.

69.Соина О.С. Л.Толстой о смысле жизни... -ж.6. Ф., 1985, № 11.

70.Тейяр де Шарден П. О счастье. - ж.Человек., 1991, № 2.

71.Тищенжо П.Д. Феномен биоэтики.- ж.В.Ф.,1992, № 3.

72.Трубников Н.Н. Проблема смерти, времени и цели человеческой жизни. - ж.Ф.Н.,1990, №2.

73.Федотова М. Образ смерти в западноевропейской культуре. - ж.Человек, 1991, № 8.

74.Франк С.Л. Смысл жизни. - ж.В.Ф., 1990, №6.

75.Фромм Э. Бегство от свободы. - М.,1990.

76.Фромм Э. Дума человека. - М.,1992.

77.Фромм Э. Иметь или быть ? - М.,1986.

78.Фут Ф. Эвтаназия. - ж.Ф.Н., 1990, № 6.

79.Хабермас Ю. Понятие индивидуальности. - ж.В.Ф.,1989, №2.

80.Хайдегтер М. Бытие и время // Работы и размышления разных лет. -М.,1993.

81.Хайдегтер М. Разговор на проселочной дороге. - М,. 1991.

82.Хамфри Д. Когда суицид рационален, -ж.Человек, 1992, № 6.

83.Шердаков В.Н. Смысл жизни как философско-этическая проблема. -ж.Ф.Н.,1985, № 2.

84.Шрейдер Ю.А. Свобода как творческая ориентация в мире. - ж.В.Ф., 1994, №1.

85.Шрейдер Ю.А. Человеч. рефлексия и две системы этического сознания. - ж.В.Ф., 1990, № 7.

86.Юдин Б. Возможно ли рациональное самоубийство ? - ж.Человек, 1992, № 6.

87.Якобс В. Происхождение зла и человеческая свобода... - ж.В.Ф., 1994, № 1.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Автор всегда склонен тешить себя мыслью о том, что все изложенное им будет адекватно усвоено читателем. Однако такое бывает довольно редко и дело тут вовсе не только в способностях автора или читателей, а в самом процессе коммуникации через текст.

Понимание читателя, как правило, не столько воспроизводит смыслы автора, сколько прои зводит попутно свои. Это, вполне естественно присуще герменевтической наклонности любознательных и творческих читателей. Как раз вследствие, этих особенностей автор традиционно имеет возможность в особых, предваряющих и заключающих, частях своего труда ясно и недвусмысленно заявить как о своих намерениях, мотивациях, так и о своих идеях. Не дублируя "введение" нам остается традиционно выразить надежду на понимание читателей, традиционно сказать о том, что, действительно, по окончании работы становятся видны ее проблематичные стороны /доминирование историко-философских тем, неизбежный схематизм/.

Также мы вновь обращаем внимание читателей на то, что в наши цели не входил всесторонний анализ взглядов философов и философских тем /что просто невозможно из-за лимита объема пособия, да и бессмысленно - ибо есть специальная литература, приводимая в конце каждой лекции/, равно как и критика /ибо это задача специалистов по истории философии. Наша цель была прагматистской - попытаться сформировать ПОНИМАНИЕ /в том числе и дать произвести читателям свои смыслы/ принципов, образующих основание взглядов тех или иных философов либо фрагментов философского знания. Поэтому в исследуемых учениях мы стремились к выделению характерологических, наиболее оригинальных идей данного философа, которые и обеспечили ему место в истории человеческой мысли. Это также соответствует нашему мнению о том, что философское уче ние конкретного мыслителя представляет каждый раз экстраполяцию некоторых совершенно характерных постулатов, устанавливаемых им /неважно: рефлексивно или нет/ в качестве некоторых базисных допущений.

Таким образом, здесь мы стремились в первую очередь эксплицировать концептуальные принципы, определяющие "вселенные философов". Мы пытались продемонстрировать необходимую плюралистичность человеческих полаганий в сфере духа, постичь метафизическую природу человеческого сознания как симбиоза инвариантности /"дискурса" и "рефлексии"/ и креативности /способности к трансценденции, полаганию новых смыслов/. И наконец, мы имели намерение утвердить идею поступательности развития индивидуального духа, что проявляется: в углублении, "утончении рефлексии;

в самодифференцировании и предметной тематизации содержания его самосознания;

в плюралистичных версиях самоопределения.

ОГЛАВЛЕНИЕ Лекция №23: Философский анализ бессознательного........... Лекция №24: Аналитическая философия Людвига Витгенштейна.. Лекция №25: Американская философия XX века................ Лекция №26: Философская антропология /первой половины ХХв./ Лекция №27: Феноменология Эдмунда Гуссерля................ Лекция №28: Философия экзистенциализма.................... Лекция №29: Современная западная религиозная философия.... Лекция №30: Философия науки............................... Лекция №31: Западноевропейская философия 60-70-х гг.ХХв... Лекция №32: Философия постмодерна /Е.Деррида/............. Лекция№33:Развитие отечественной философии в 60-70-е годы нашего века............... Лекция № 34: Философская онтология: способы построения и типы........................... Лекция № 35: Фундаментальные категории онтологии: "бытие", "реальность", "материя", "пространство", "время"....................................... Лекция № 36: Фундаментальные категории онтологии: "дух", "идеальное", "сознание".................... Лекция № 37: Фундаментальные категории онтологии: "природа", "законы природы".

Социокультурное взаимодействие человека и природы........................ Лекция № 38: Гносеология................................... Лекция № 39: Природа значений.............................. Лекция № 40: Методология................................... Лекция № 41: Особенности философской рефлексии в отношении значений общества, истории и культуры......... Лекция № 42: Антропологическая проблематика в философии.... Лекция № 43: Экзистенциальные проблемы: их статус в философии и "технологии" прояснения................. Заключение.................................................

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.