авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) СКАНДИНАВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2006 ГОДА Этнографические и ...»

-- [ Страница 15 ] --

претерит преобладает в обозначении повторяющихся действий, а презенс однократных10. Наконец, согласно концепции О.А. Смирницкой, формы претерита обозначают ретроспективную точку зрения, создающую фон рассказа, а формы презенса интраспективную точку зрения для изоб ражения сцен11.

Для того чтобы правильно интерпретировать стилистически или грамматически использование форм настоящего времени вместо про шедшего в исландских сагах, следует прибегнуть к следующему рассуж дению. Стилистическое использование грамматической формы возможно там, где есть семантический конфликт между значением грамматической формы и контекстом. Именно так обстоит дело в языках типа современного русского. При использовании praesens historicum форма указывает на насто ящее время, в то время как контекст на прошедшее. Принципиально иная ситуация в исландских сагах. Если в исландской саге форма настоящего времени используется в значении прошедшего, семантического конфликта не возникает.

Об этом свидетельствуют, в частности, правила согласования времен в древнеисландском языке. При обозначении предшествования и следования древнеисландское настоящее время в рамках одного сложного предложения свободно сочетается с такими временными формами, как:

1) плюсквамперфект: Юб segir12 Finnbogi honum a sem hafi gerst ‘Тогда говорит Финнбоги ему, что случилось’ (Finnbogas saga Ramma);

Innan ltils tma vera eir vi mannsfnu varir um strtin v a li Ingimars Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН hafi dreifst va um binn ‘Через короткое время замечают они множест во людей снаружи потому, что отряд Ингимара рассеялся вокруг хутора’ (Gull-su-rar ttur);

Gunnar gengur einn fr mnnum snum me vopn sn. En sem hann hafi eigi lengi gengi sr hann hvar rettn drekar sveima a landi ‘Гуннар отходит один от своих людей со своим оружием. И когда он не отошел еще далеко, он видит, что тринадцать драккаров подплы вают к берегу’ (Gunnars saga Keldugnpsffls);

a er a segja a enna morgun hafi Eiur fari til sthrossa sinna Lnakradal ‘Теперь надо ска зать, что тем утром поехал Эйд к своим неприрученным лошадям в Доли ну Льняных Полей’ (rar saga hreu);

Sendimaurinn kemur n til rhalls sgrmssonar og segir honum hvar var komi a eir Mrur Valgarsson mundu sekir gervir allir en eytt llu vgsmlinu ‘Посланный приходит меж ду тем к Торхаллю и рассказал / рассказывает о том, как случилось, что Мёрд, сын Вальгарда, и все его люди будут осуждены и что вся тяжба проиграна’ (Brennu-Njls saga);

2) будущее в прошедшем: a er n a segja a drottning finnur a brtt a hn mundi vera me barni, og fer essu fram langar stundir a hn m eigi ala barni ‘Теперь надо сказать, что королева вскоре обнаруживает, что у нее будет ребенок, и проходит много времени, когда она не может родить ребенка’ (Vlsunga saga);

3) прошедшее время сослагательного наклонения: Gubrandur spyr hva manna hann vri ‘Гудбранд спрашивает, что он (был) за человек’ (Brennu Njls saga).

Такие модели согласования времен встречаются в языке саг достаточно часто для того, чтобы считать их обычными и естественными для языка.

И если употребление презенса в значении прошедшего времени неконфлик тно, то, следовательно, неправомерно говорить о том, что его употребление стилистически маркировано.

Следовательно, либо презенс и претерит выступают в исландских сагах как синонимичные грамматические формы, либо их чередование несет ка кую-то другую, не стилистическую функцию.

Этой функцией является разграничение текстовых единиц. Можно считать установленным, что в исландских сагах основной синтакси ческой единицей является не предложение, а период или сверхфразовое единство13. Существенно, что период как лингвистическая единица всег да совпадает с эпизодом единицей, выделяемой на основании единс тва места, времени, действующих лиц и характера действия. Можно даже говорить о том, что эпизод является планом содержания, а языко Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН вые средства, обеспечивающие единство и разграничение14, планом выражения периода.

Одним из важнейших средств разграничения периодов является чередо вание форм настоящего и прошедшего времени. Рассмотрим пример: Gun nar rur til ings um sumari // en a hans gisti fjlmenni miki austan af Su.

Gunnar bau a eir gistu ar er eir riu af ingi. eir kvust svo gera mundu.

// Ra n til ings. // Njll var ingi og synir hans. // ingi er kyrrt ‘Гуннар едет на тинг летом, // у него гостило много людей с востока с побережья.

Гуннар пригласил, чтобы они погостили, когда они поедут (букв. ехали) с тинга. Они сказали, что так и сделают. // Едут теперь на тинг. // Ньяль был на тинге и сыновья его. // Тинг (есть) мирный’ (Brennu-Njls saga). Дан ный отрывок состоит из пяти периодов (эпизодов). При этом первый пери од меньше предложения, второй включает в себя несколько предложений, а третий, четвертый и пятый совпадают с соответствующими предложения ми. В первом эпизоде сообщается о Гуннаре и о его поездке, используется глагол в настоящем времени. Во втором вводятся новые действующие лица, и пять глаголов подряд употреблены в форме прошедшего времени.

В третьем эпизоде меняется характер действия от приглашения гостей к поездке глагол в презенсе. В четвертом эпизоде вновь меняются действу ющие лица появляются Ньяль с сыновьями глагол в претерите. Нако нец, в пятом эпизоде дается общая характеристика ситуации глагол снова в настоящем времени15.

Другой пример: lafur st me essum bningi sem fyrr var rita og fannst mnnum margt um hversu skrulegur sj maur var er ar var skipsforingi. // En er skipverjar lafs sj miki riddarali ra til eirra // og var hi frknlegsta // agna eir // v a eim tti mikill lismunur vi a eiga ‘Олав стоял в том снаряжении, которое ранее было описано, и находили люди, что очень му жественным был тот человек, который был капитаном корабля. // Но когда спутники Олава видят, что большое войско всадников приближается к ним, // и было воинственным, // тогда замолкают они // потому, что им показа лось, что у противника большое численное преимущество’ (Laxdla saga).

Если верно, что для саги периоды (эпизоды) являются единицами тек ста, а чередование временных форм глагола есть средство разграничения этих единиц;

то, следовательно, употребление презенса и претерита в текс тах древнеисландской прозы несет грамматическую функцию. Эта функция проявляет себя на уровне грамматики (синтаксиса) текста и заключается в обозначении начала нового периода.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН *** Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 05–09–473а («Моделирование эпического текста»).

Вандриес Ж. Язык. Лингвистическое введение в историю. М., 2004. С. 101.

Плунгян В.А. Общая морфология. Введение в проблематику. М., 2003. С. 267.

Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. Л., 1967. С. 104–105.

Берков В.П. Современные германские языки. СПб., 1996. С. 79.

Sicking Ch.M.J., Stork P. The grammar of the so-called historical present in Ancient Greek // Grammar as interpretation: Greek literature in its linguistic contexts. Leiden, 1997.

С. 131–168.

Кузнецов П.С. К вопросу о praesens historicum в русском литературном языке // Доклады и сообщения филологического факультета. М., 1949. Вып. 8. С. 25.

Стеблин-Каменский М.И. Древнеисландский язык. М., 1955. С. 144–145.

Жирмунский В.М. История немецкого языка. М., 1948. С. 220.

Rokkjr C.C. Om Tempusblandingen i islandsk prosa indtil 1250 // Arkiv fr nordisk filologi. Lund, 1963. С. 197–216.

Смирницкая О.А. Дистрибуция грамматических форм презенса и претерита в са гах (к поэтике композиции родовых саг) // Тезисы докладов VI Всесоюзной конферен ции по изучению Скандинавских стран и Финляндии. Таллин, 1973. Ч. II. С. 32–33.

Смирницкая О.А. Чередования глагольных временных форм в «сагах об исланд цах» // Вестник МГУ. Филология. 1976. № 2. С. 15–26.

Здесь и далее подчеркиванием выделяются формы презенса, жирным шрифтом претерита, комбинацией жирного шрифта и подчеркивания плюсквамперфект и дру гие формы глагола.

Heusler A. Altislndisches Elementarbuch. Heidelberg, 1913;

Кузьменко Ю.К. Неко торые синтактико-стилистические особенности периода в древнеисландской прозе // Очерки по историческому синтаксису германских языков. Л., 1991. С. 140–151.

См.: Кузьменко Ю.К. Некоторые синтактико-стилистические особенности периода в древнеисландской прозе // Очерки по историческому синтаксису германских языков.

Л., 1991.

Более подробно о том, как совершаются переключения времен при смене эпи зодов см.: Пиотровский Д.Д. Взаимодействие временных форм в повествовательных фрагментах исландских саг // Научные чтения — 2004. Санкт-Петербург, 6–17 декабря 2004 г.: Материалы конференции // Приложение к журналу «Язык и речевая деятель ность». СПб., 2005. Т. 6. С. 99–100.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Е.В. Воробьева О НАзВАНИЯх ЧАСТЕй ТЕлА В рУССКОй И НОрВЕжСКОй ФрАзЕОлОГИИ В ходе работы над этой темой было собрано и проанализировано не сколько сотен норвежских и русских фразеологических единиц (ФЕ). При сборе норвежских ФЕ в связи с отсутствием фразеологических словарей норвежского языка использовался в основном «Большой толковый словарь норвежского языка», а русские ФЕ были собраны главным образом путем сплошной выборки из «Фразеологического словаря русского языка». Пол ный список библиографических источников см. в конце статьи.

Цель работы получить некоторые данные, позволяющие сравнить русскую и норвежскую культуры на примере их наивного представления о человеке, отраженного во фразеологизмах, содержащих названия частей человеческого тела. Если учесть, что названия частей человеческого тела одни из наиболее употребительных слов во фразеологических единицах1, то можно сказать, что анализ таких ФЕ это попытка глубже понять культуру народа через анализ языковой картины мира этого народа.

Немного статистики: всего было собрано 606 русских и 431 норвежс кая ФЕ. Необходимо оговориться, что цифры приводятся только для того, чтобы дать представление о масштабе исследования, к абсолютным числам следует относиться скептически, поскольку все ФЕ собрать невозможно, и незначительную разницу в количестве ФЕ с упоминанием той или иной части тела можно отнести к погрешностям сбора. Репрезентативно только общее соотношение количества ФЕ. Вся масса ФЕ была разбита на группы по следующему принципу (в порядке убывания количества входящих в их состав ФЕ):

1) голова и лицо (НФЕ 12 /1862 / РФЕ 16 / 286);

2) конечности (НФЕ 8 / 110 / РФЕ 10 / 151);

3) торс (НФЕ 12 /52 / РФЕ 14 / 68);

4) субстанции и покровы (НФЕ 11 / 42 / РФЕ 10 / 52);

5) внутренние органы (НФЕ 7 / 41 / РФЕ 7 / 49).

Статистика позволяет сделать следующие выводы:

Порядок следования групп (по численности ФЕ) одинаков в русском и норвежском языке, т.е. одни и те же группы наиболее частотны в русской и норвежской фразеологии и, по всей видимости, одинаково важны.

© Е.В. Воробьева, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Порядок следования органов (по численности ФЕ) в группах также в целом одинаков, однако есть и существенные различия. К примеру, в группе «голова и лицо» наиболее важным в русской фразеологии является глаз, а в норвежской рот. Для группы «конечности» следует помнить, что hnd и arm обозначают один и тот же орган, в русском языке называющийся одним словом «рука», а fot и ben, соответственно, «нога». Вообще, можно заметить некоторые различия в дифференциации частей тела в русском и норвежском языках. Упомянутая выше рука, к примеру, в норвежском языке описывает ся более детально, зато в норвежском языке нет отдельных слов для лопатки и ладони они обозначаются составными словами skulderben («плечевая кость») и hndflate («плоскость руки») соответственно. Такие составные слова не встречаются в составе ФЕ.

Статистика показывает, что части тела несколько шире представлены в русской фразеологии и образуют большее количество фразеологических единиц.

Если составить шорт-лист для отдельных названий частей тела, фигури рующих в наибольшем количестве ФЕ, получится такая картина:

Таблица русский язык Норвежский язык Hnd, arm / Рука 44 Рука Munn / Рот 41 Глаз Nese / Нос 37 Голова Fot, ben / Нога 36 Нога Hode / Голова 31 Язык Hjerte / Сердце 29 Нос ye / Глаз 24 Сердце ye / Ухо 23 Ухо На основании этой таблицы можно сделать следующие выводы.

Бросается в глаза то, что одинаковое количество наименований частей тела норвежского и русского языков намного опережает все остальные по количеству ФЕ, в которых они встречается.

Также очевидно, что все это одни и те же органы, за исключением слов munn («рот») и «язык», именно язык выполняет в русской фразеологии те функции, которые выполняет в норвежской фразеологии рот.

Порядок следования органов трудно прокомментировать, во-первых, по тому что невелики различия в количестве ФЕ, что можно списать на пог Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН решности сбора, во-вторых, этот порядок в определенном смысле говорит сам за себя.

Пять из восьми наиболее частотных названий частей тела относятся к группе «голова и лицо».

Прежде всего мы отметили, что все части тела делятся на основные, частотные, и второстепенные, малочастотные. Поскольку второстепенные органы реже встречаются в ФЕ, довольно трудно или почти невозможно приписать им какую-либо определенную функцию. При рассмотрении же ФЕ, в которых встречаются высокочастотные органы, сразу выделяются одна-две основные функции, выполняемые органом во фразеологии, или человеческие качества, за которые он «отвечает». Эти функции нередко связаны с реальной функцией реального органа в жизни, например, глаза, функционирующие как орган зрения, отвечают во фразеологии за способ ность видеть (понимать, осознавать) что-либо. Можно заметить, что часто качество или способность, описываемые при помощи какого-либо органа, присутствуют со знаком ‘+’ или со знаком ‘–’, проще говоря, имеются в наличии или отсутствуют.

Был составлен список основных функций, выполняемых важнейшими органами:

Таблица Норвежский язык русский язык рука: обладание, власть +/–, орудие труда, рука: обладание, власть, орудие труда, насилие, поддержка, защита. насилие, поддержка, защита, качество.

рот: образование речи +/–, в т.ч. наличие Глаз: способность видеть, понимать или отсутствие ораторских способностей, что-либо +/–, удивление, встреча без болтливость, начало / прекращение свидетелей, зеркало души, сон, слезы, процесса речи, удивление;

быстрота.

отверстие для приема пищи.

Нос: внимательность, смекалка, хитрость Голова: жизненно важный орган, +/–, любопытство, желание что-либо умственные способности +/–, получить, привлечение внимания, вместилище умственных способностей, печаль, заносчивость, сильный характер, показатель настроения / характера.

брезгливость.

Нога: опора, власть, движение (в т.ч. Нога: опора, власть, движение (в т.ч.

бегство), проникновение, человек бегство), человек целиком, усталость, целиком. смерть.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Голова: жизненно важный орган, Язык: образование речи +/–, в т.ч.

умственные способности +/–, вместилище наличие или отсутствие ораторских умственных способностей, показатель способностей, болтливость, начало / настроения / характера прекращение процесса речи Нос: внимательность, смекалка, Сердце: вместилище чувств, храбрость, хитрость +/–, любопытство, грусть, любовь. заносчивость, привлечение внимания, брезгливость.

Глаз: способность видеть, понимать Сердце: вместилище чувств, храбрость, что-либо +/–, встреча без свидетелей, любовь.

жизненно важный орган.

Ухо: способность услышать, желание Ухо: способность услышать, желание выслушать +/–, настроение, выступающий выслушать +/–, выступающий орган, орган, сверху. сверху, вне поля зрения.

Следует добавить, что, за небольшими исключениями, совпадают ос новные функции важнейших органов. При более детальном рассмотрении обнаруживается, что периферийные функции этих органов не совпадают.

Те функции, которые в норвежской фразеологии выполняет munn «рот», в русской фразеологии выполняет язык. Глаза в русской фразеологии играют заметно более важную роль, чем норвежском, и выполняют существенно больше функций.

Количество соответствий может варьироваться от группы к группе, од нако норвежские ФЕ, в которых встречаются наиболее частотные органы, находят больше соответствий (полных или частичных) в русском языке, не жели ФЕ, в которых встречаются маргинальные органы. В целом количест во ФЕ, имеющих и не имеющих частичные, полные соответствия, примерно одинаковое.

Мы не прослеживали этимологию ФЕ, поскольку это несущественно с точки зрения целей и задач нашей работы, ведь если язык заимствует какие то фразеологические единицы, значит, они полностью передают наивное видение мира говорящего на этом языке народа.

лексикографические источники 1. Аракин В.Д. Норвежско-русский словарь, М., 1963.

2. Берков В.П. Русско-норвежский словарь, М., 1998.

3. Войнова Л.А. Фразеологический словарь русского языка / Л.А. Войнова, В.П. Жуков, А.И. Молотков, А.И. Федоров. СПб., 1994.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН 4. Дубровин М.И. Русские фразеологизмы в картинках / М.И. Дубровин, Б.С. Жаров, В.П. Берков, С.С. Маслова-Лашанская. М., 1988.

5. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

6. Ожегов И.С. Словарь русского языка. М., 1984.

7. Erichsen G.M. 500 uttrykk og vendinger p norsk, engelsk, tysk og fransk. Oslo, 1993.

8. Knudsen T., Sommerfelt A. Norsk riksmlsordbok. Oslo, 9. Kirkeby W.A. Norsk-Engelsk ordbok. Oslo, 1986.

*** Георгиева С. Познание культуры через фразеологию // Слово. Фраза. Текст. М., 2002.

Количество частей тела / количество ФЕ.

Поскольку оба слова обозначают один и тот же орган и выполняют одни и те же функции, мы считаем их за единое целое.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Б.С. Жаров КАК жЕ ВАС ТЕпЕрь НАзыВАТь, ГОСпОжА хАНСЕН?

О ФАмИлИЯх ДАТЧАН рАНьШЕ И ТЕпЕрь В датской антропонимике, в разделе, который касается фамилий дат чан, в последнее время произошли столь серьезные изменения, что можно задаться вопросом, продолжают ли они выполнять свою основную функ цию — функцию родового имени.

Толчком для размышлений на эту тему послужило письмо, полученное из Дании. Автор этих строк долго смотрел на конверт: от кого оно? Вскрыв конверт, обнаружил, что отправительница — давняя знакомая, но она только что поменяла свою фамилию. При этом изменений в ее семейном положе нии не наблюдалось. Отправительница благополучно продолжала состоять в зарегистрированном браке с мужчиной, фамилию которого носила много лет. До замужества она носила фамилию отца. Теперь же, в немолодом воз расте, отбросив и то, и другое, взяла девичью фамилию матери. Подобных случаев перемены фамилий в Дании немало.

Имя/имена. Присвоение имени человеку с течением времени прошло как минимум два этапа. На протяжении веков могли обходиться только ин дивидуальным именем (дат. navn) или именами данного человека. При этом в Дании имя могло быть исконно скандинавским (Erik, Gunner, Sven) или за имствованным из другого языка и менявшимся со временем (Johannes, Jens, Hans). Имя могло быть не только простым, но и составным: Annemari. Офи циальных имен у одного человека могло быть более одного: Hans Christian (Andersen). Сейчас в Дании даже предписывается, чтобы ребенку давалось не менее двух имен. Существует старая традиция, по которой членам датской королевской семьи дается по четыре имени с использованием имен преды дущих поколений. Так, полное имя королевы Дании Margrethe II Alexan drine Thorhildur Ingrid, ее сына, наследного принца Frederik Andr Henrik Christian, недавно родившегося внука Christian Valdemar Henri John.

При сравнительно небольшом количестве людей было достаточно од ного имени. При увеличении языкового коллектива для выделения одного человека из многих с тем же именем стали дополнять имя индивидуаль ным уточнением (tilnavn). Использовались прозвища (Erik Lam «ягне нок»), указание на место рождения (Peter Vendelbo «житель Венсюсселя») или профессия (Hans Bogbinder «переплетчик»). Впрочем, в Дании при © Б.С. Жаров, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН крещении в церкви произносилось и фиксировалось в книгах только имя.

У женщин характеризующим уточнением была профессия мужа, в част ности персонажами известных комедий Людвига Хольберга были Else Skolemesters «жена учителя» (подразумевается kone), Engelche Hattemag ers «жена шапочника» и т.д.

Использовалось также уточняющее добавление к индивидуальному име ни: указание на родителя, обычно отца ребенка (patronymikon, fadersnavn), аналог русского «отчества». В средневековых источниках встречалось, впрочем, и упоминание матери. Второй элемент был длительное время раз личным у мальчиков -sn, -sen «сын» и девочек -datter, -dotter «дочь».

Эта характерная для истории Скандинавских стран система пережила века и до сих пор более или менее успешно функционирует в Исландии. В Дании использование второго элемента -dotter «дочь» пошло на убыль и в начале XIX в. было официально запрещено1.

Фамилия. Принципиально иным является имя человека, общее для всех членов данной семьи и рода — родовое имя (slgtsnavn), или фамилия (fam ilienavn), передаваемое по наследству из поколения в поколение.

История фамилий в Дании насчитывает более пятисот лет. Родовое имя появилось в XIII–XIV вв. первоначально только у знатных особ. Были за фиксированы как родовые имена и стали передаваться далее прозвища от дельных лиц, такие как Basse, Dyre, Glob, Munk2. К 1526 г. 154 знатных рода из 260 обзавелись собственным родовым именем, и король Фредерик I отдал распоряжение о том, чтобы у всех знатных семей оно обязательно было3.

К началу XVIII в. родовое имя появилось у многих, хотя далеко не у всех горожан4. В 1771 г. уже всем жителям без исключения было пред писано иметь родовое имя, но распоряжение действовало только на тер ритории датского герцогства Шлезвиг, которое примыкало к германским государствам, где это было общепринятым. В 1828 г. требование о нали чии фамилий распространилось на всю остальную Данию. Но, по-види мому, оно выполнялось не очень эффективно, потому что в 1856 г. было еще раз подтверждено, что наличие фамилии обязательно для всех жи телей Дании5.

Наиболее простым способом обретения фамилии датчанами стало пре вращение в фамилию имеющегося у всех имени отца, так сказать «отчества», в результате чего очень многие жители Дании приобрели фамилии, окан чивающиеся на -sen. Таких фамилий в Копенгагене от общего числа было 33,5 % в 1868, 41–44 % в 1894, 44–45 % в 1943 гг. Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Фамилия к началу ХХ в. На рубеже веков сложилась система, которая некоторое время не испытывала потрясений. Большинство фамилий были одинарными, и лишь некоторые состояли из двух элементов и писались че рез дефис: Paludan-Mller.

При этом у мужчин и женщин различались условия использования фа милий. Мужчина сохранял имя/имена и фамилию всю жизнь. А женщина, выходя замуж, как бы переходила в другой род и принимала чужую фами лию. Зачастую женщина также принимала и титул мужа, и даже его имя. Fru direktr Jens Hansen — так именовалась супруга директора, которого звали Jens Hansen, хотя до замужества она была Marianne Poulsen. Это было про явлением откровенного неравноправия полов.

Ибсеновская Нора и ее скандинавские сторонницы перенести такого неравноправия не могли и перешли в наступление. Сначала они отвоевали право сохранять свое имя при получении «чужой» фамилии: fru direktr Ma rianne Hansen — так стала именовать себя та, которая до замужества была Marianne Poulsen. Позже дамы добились права оставлять себе свою деви чью фамилию при вступлении в брак. Fru Marianne Poulsen — так звучало бы теперь имя этой дамы после вступления в брак.

Последние десятилетия. Начиная с 1970-х гг. социальные переме ны охватили многие стороны датской жизни. Борьба за эмансипацию не только продолжалась, она шла по всему фронту и сопровождалась мно жеством побед. Обычным явлением стал развод и вступление в новый (зачастую не последний) законный брак. Появилось также распростра ненное более всего в Скандинавских странах такое явление, как брак без регистрации (papirls, букв.: «без бумаги»). Детей в семьях было много, и во многих случаях они подразделялись на «моих», «твоих» и «наших», что, впрочем, не очень отражалось на их воспитании. В связи с изме нившимися условиями потеряло актуальность четкое деление женщин на «фру» и «фрёкен», отчего эти титулы в быту практически вышли из употребления.

Социальные изменения в жизни отразились и на использовании фами лий, причем как мужчинами, так и женщинами. Далее рассматриваются различные способы функционирования датских фамилий в последнее вре мя. Для иллюстрации используются примеры, заимствованные из свежего (2003/04) выпуска хорошо известного в Дании справочника «Синяя книга Крака»7, аналогичного книгам других стран «Кто есть кто?». В справочни ке почти восемь тысяч биографий наиболее известных лиц. В большинс тве случаев биографические статьи приводят данные о родителях персо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН нажей и их супругов, что дает возможность сопоставить фамилии около 50 тысяч человек.

Способов использования фамилии четыре: два — «классических» и два — характерных для Дании последних десятилетий.

1. Сохранение фамилии без изменения.

У сына полностью сохраняется фамилия отца, например: Henning JEN SEN, его отец — Olaf JENSEN, мать — Valborg JENSEN, урожд. JRGEN SEN.

У дочери сохраняется фамилия отца до ее вступления в брак, что очевид но и без примеров. Но есть также много случаев сохранения собственной фамилии после вступления в зарегистрированный брак8. Например: Anne Grete PETERSEN, ее отец — Gunner PETERSEN, ее муж — Alex Holm JEN SEN.

2. Полная замена своей фамилии на фамилию супруга при вступлении в брак.

Например: Valborg JENSEN, урожд. Jrgensen, ее муж — Olaf JENSEN.

3. Особого рода соединение фамилий отца и матери.

У сына или дочери сохраняется фамилия отца, но используется также девичья фамилия матери, которая ставится перед фамилией отца, например:

Anders Pape MLLER, его отец — Peter MLLER, мать — Ane Cecilie ML LER, урожд. PAPE.

Возникает новая категория — «промежуточное имя» (mellemnavn), ко торая создает трудности для теоретического осмысления и практического применения.

С одной стороны, это такое же имя (fornavn), как первое, второе и т.д., поскольку в официальных документах (паспорт) трактуется как имя.

С другой стороны, промежуточное имя выглядит как классическая фамилия и раньше никогда не использовалось как имя. Оно функциони рует вместе с настоящей фамилией как единый комплекс, например, це ликом передается детям, супругам: Svend Karlskov JENSEN, сын — Jens Erik Karlskov JENSEN, жена сына — Janna Karlskov JENSEN, урожд.

NIELSEN.

Еще один яркий пример: Jrgen Paludan-Mller KOCH, его отец — Erik Agner KOCH, мать — Benedicte KOCH, урожд. PALUDAN-MLLER. Здесь в роли промежуточного имени выступает двойная фамилия, полученная в наследство от матери.

В справочниках вроде «Синей книги Крака» подобные случаи даются дважды: полное описание биографии человека всегда на последнюю фами Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН лию, но обязательно есть отсылка при комплексе «промежуточное имя + фамилия».

В энциклопедиях и библиографических справочниках делается выбор в пользу двойного комплекса, например: Svend MLLER KRISTENSEN, Fre derik Julius BILLESKOV JANSEN9.

В случае если в брак с датчанами вступают иностранцы, то они чаще всего используют два первых способа, но иногда выбирают и третий.

Так, российский гражданин Andrej Nikolajevitj TARAKANOV после за ключения брака в Дании стал именоваться Andrej Nikolajevitj Tarakanov ERICHSEN.

4. Полная смена фамилии при отсутствии видимой мотивировки вроде вступления в брак или развода. Такая смена фамилий наблюдалась и рань ше, но была сравнительно редким явлением. Так, очень известный датский писатель рассказывал, что его отец придумал себе фамилию Rifbjerg вместо старой фамилии, оканчивавшейся на -sen. Теперь количество таких случаев возросло.

Новый закон 2006 г. В апреле этого года вступил в силу принятый Фоль кетингом (парламентом) практически единогласно, что бывает крайне ред ко, новый, еще более либеральный закон, возможно, самый либеральный изо всех ныне действующих в европейских странах. Датское законодатель ство сделало возможным каждому человеку в любой момент легко и просто сменить свою фамилию на любую другую, причем бесплатно. Ограниче ний немного, они касаются некоторого количества «защищенных» фамилий аристократических родов или исторических персонажей, которые нельзя взять вместо своей первоначальной фамилии.

Газета «Политикен» сообщила: «Датчане слишком энергично меняют имена». За первые девять месяцев действия нового закона 90 000 датчан воспользовались им10. Для того чтобы несколько уменьшить количество ме няющих фамилию, было решено ввести скромную плату за эту операцию, за исключением тех, кто меняет ее в связи со вступлением в брак. Приве дены любопытные данные: в среднем за год предполагается 75 000 таких ходатайств, из них 35 000 от лиц, кто меняет фамилию не в связи со вступ лением в брак, т.е. больше половины11.

Парадокс датской антропонимики состоит в том, что нельзя более одно значно утверждать, что фамилия у датчан в начале ХХI в. остается тем, чем она была длительное время в Дании и чем является до сих пор во многих странах — родовым именем.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН *** Skautrup Peter. Det danske sprogs historie. Kbenhavn, 1953. Bd. 3. S. 439.

Ibid. Kbenhavn, 1944. Bd. 1. S. 305.

Ibid. Kbenhavn, 1947. Bd. 2. S. 261.

Ibid. S. 402–403.

Ibid. Bd. 3. S. 439.

Ibid. Kbenhavn, 1968. Bd. 4. S. 311.

Kraks Blе Bog 2003–2004: 7958 biografier over nulevende danske, frske og grnland ske mnd og kvinder. Kbenhavn, 2004. Фамилия (efternavn) в нижеследующих примерах передается прописными буквами.

В справочнике различают семейное положение лиц, состоящих в браке («X gift med Y») и совместно проживающих («X lever sammen med Y»).

Dansk litteraturhistorisk bibliografi 1967–1986. Kbenhavn, 1989.

Politiken. 2007. 7. februar.

Ibid.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Е.Ю. Дубровская ФИНлЯНДцы И НАСЕлЕНИЕ КАрЕльСКОГО прИГрАНИЧьЯ:

«СВОИ — ЧУжИЕ» пОДДАННыЕ рОССИйСКОй ИмпЕрИИ В БЕллЕТрИСТИКЕ И пЕрИОДИКЕ НАЧАлА хх в.

Отличавшееся от русских население Великого княжества Финляндско го привлекало внимание отечественных авторов на протяжении всего XIX столетия, а с начала 1880-х гг.1 особое положение Финляндии в составе Рос сийской империи все в большей степени становилось объектом критики и прямых нападок со стороны крайне консервативных сил общества2. В цен тре нашего внимания — образ финна, сформировавшийся у российских чи тателей благодаря публикациям в прессе и знакомству с путевыми впечатле ниями известных беллетристов.

В начале ХХ столетия жители приграничья прежде других групп населе ния Финляндии и России оказались в фокусе пристального внимания проти воборствующих сторон в лице приверженцев так называемых «панфенниз ма» и имперского «великодержавия»3. Идеологическая задача утверждения последнего, в том числе и с помощью православных изданий, формировала у русских читателей враждебные образы финнов и финляндских шведов за долго до того, как бывшие подданные Великого княжества оказались граж данами соседнего независимого государства.

Немногие доброжелательно настроенные в отношении Финляндии и финляндцев российские писатели, в их числе А.М. Горький и А.И. Куп рин, старались нарисовать образ жителей финляндского княжества «без предубеждений»4. Однако читателю доводилось узнавать об этносах-со седях и из публикаций беллетристов, настроенных весьма скептически.

Примером тому может служить рассказ С.Р. Минцлова о посещении Фин ляндии «Как мы ездили поправлять нервы», увидевший свет в Петербурге в 1910 г. Любопытно сопоставить впечатления о финляндском княжестве и его жителях, отразившиеся в этом произведении и в очерке «Немножко Фин ляндии» А.И. Куприна. Очерк появился после поездки писателя на лечение, во время которой он провел в финляндском княжестве первую половину 1907 г6. В начале Первой мировой войны Куприн служил офицером в Вели ком княжестве, посещал Финляндию более десяти раз в различные периоды жизни и неизменно относился к ней с любовью.

© Е.Ю. Дубровская, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Если об образах Финляндии и финляндцев, иногда идеализировавшихся писателем, уже довольно много написано исследователями7, то сопоставле ния таких экстраобразов, увиденных глазами А.И. Куприна и С.Р. Минцло ва, людьми одного круга, одной профессии, приблизительно одновременно, прежде не предпринималось.

Финляндская столица Гельсингфорс (Хельсинки) начала ХХ в. оставался для российских путешественников особым, отчужденным от русского культурного контекста миром, и не только в силу иноязычного окружения.

Оппозиция «восток/запад» на уровне восприятия символов остро ощущалась выходцами из России, несмотря на государственную и имперскую семиотику центра великокняжеской столицы8. С пьедесталов памятников смотрели незнакомые изваяния — собиратель рун эпоса «Калевала» Элиас Леннрут, Фредрик Пациус, написавший музыку национального гимна «Наш край», поэт-классик Йохан Людвиг Рунеберг, автор текста гимна.

Памятник Рунебергу, особенно почитаемый жителями финляндской сто лицы и нередко становившийся объектом городской среды, вокруг которого проводились манифестации финляндцев в знак протеста против унификатор ских начинаний имперской власти в Финляндии, в описании Минцлова, воз можно, именно в силу последнего обстоятельства, предстает перед читателем в явно гротесковом виде. Среди цветочных клумб приехавшие из Петербурга увидели «кубик из красного гранита, на нем статую какого-то господина с бритым, постно-слащавым лицом … На памятнике значилась подпись “Ру неберг” — самый известный, в пределах, конечно, Финляндии, поэт ея»9.

Еще более карикатурно представлен в его рассказе фонтан «Хавис Аман да» в самом центре города: «В конце бульвара на площади возвышается другая статуя — фрёкен Гельсингфорс. Какая-то обнаженная весьма топор ная девица легкомысленно уселась на колючий соломенный сноп, а четыре тюленя, разинув рты, поливают ее струями воды, вероятно, затем, чтобы она образумилась»10.

Главным символом императорской власти в Финляндии стал один из красивейших городских ансамблей Европы — монументальный комплекс в стиле ампир — административный центр Сенатской площади. С середины XIX в. над площадью возвышается здание лютеранского Николаевского ка федрального собора, напоминающего Исаакиевский собор в Петербурге.

Однако и это пространство внутри «своего/чужого» города вызывает у Минцлова неприятие. «Лучшее место после весьма неважного вида на море, — замечает он, — высокий холм, на котором стоит главный лютеран ский собор. Весь скат холма превращен в массивную гранитную лестницу с Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН широкими ступенями во всю длину ее. И на таком, можно сказать, гранди озном природном постаменте торчит миниатюрная, жалкая копийка Исаа киевского собора. Эстетическое чутье и творческий размах не принадлежат, очевидно, к числу достоинств финнов»11.

Между тем А.И. Куприн, восхищенный финляндской столицей — «так близко от Санкт-Петербурга, и вот — настоящий европейский город» — пи шет, что несколько дней провел в гельсингфорсском музее Атенеум, «в этом великолепном национальном музее искусства». «Если бы судьба занесла меня опять в Гельсингфорс, я первым долгом прямо с вокзала побежал бы на свидание» с «изумительным произведением» художника А. Галлен-Кал лела — триптихом на мотивы карело-финского эпоса “Калевала”»12.

Вне зависимости от личных художественных предпочтений того и дру гого автора в отзыве С.Р. Минцлова об Атенеуме слышится нечто большее, чем простое раздражение от неоправдавшихся ожиданий ценителя изящ ных искусств: «Что за сброд со всех концов мира! Есть здесь и русские ху дожники, и немцы, и французы … И все это серое, серое … Даже пре словутый дикарь Гоген, словно по специальному заданию музея, написал тусклую вещь. Ни живых красок, ни живых мыслей, ничего кроме смеси интернациональной пошлости … — картинные отбросы всех стран»13.

А вот достопримечательности музея и этнические образы, увиденные А.И. Куприным: «Какая громадная грядущая сила, еще не развернувшаяся, но уже поднимающаяся мощной волной, таится, однако, в этих неуклюжих корявых пасынках природы. Искусство их, еще, по-видимому, только про бует голос, точно молодой соловей-первогодок, но Гален, Эдельфельд, Ие ренфельд [А. Ярнефельт — Е.Д.] — это уже художники, у которых не грех поучится европейским мастерам»14.

По словам писателя, публика, посещающая Атенеум, «поражает наш русский глаз, привыкший видеть в наших музеях, картинных галереях ис ключительно нарядную, салонную публику». Здесь в художественном музее можно встретить рабочих, разносчиков, прислугу, одетых, однако, «в самое лучшее праздничное платье»15.

Между тем у Минцлова вызывает раздражение сам внешний вид жите лей финляндской столицы, включая учащуюся молодежь: «Попадались сту дентки в крохотных белых фуражках, с черными околышами, едва прикры вавших самую середину лохматых голов. Не только красивых лиц, но даже сколько-нибудь изящных фигур не встречалось.

— Хорошенькие-то, видно, еще из-за границы не выписаны!», — ирони зирует автор16.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Куприн же, вынужденный признать, «что в большом количестве женщи ны в Финляндии не производят очаровательного впечатления» и что «чис токровные финки, увы, некрасивы», завершает их описание следующим наблюдением: «Но чего уж греха таить: совершенно такого же характера красота и великорусских женщин, за исключением разве Поволжья»17.

Героя рассказа Минцлова повергает в состояние «культурного шока» из вестие о том, что «в Финляндии банщиков нет, и их обязанность даже в мужских банях и купальнях исполняют женщины:

— Равноправие! Однобокое только. Ни минуты больше не хочу оставать ся в этой дурацкой стране!»18.

Куприн, конечно, тоже не обходит вниманием этой неизменно упоминае мой возвратившимися из Финляндии русскими путешественниками «непо нятной, на наш взгляд, отрасли ремесла», о которой говорят «с ужимками, с худо скрытым любопытством, с притворным возмущением: Черт знает что за безобразие!». Но, оказывается, «никакого безобразия в этом нет. Услужи вает вам серьезная, деловая женщина, лет тридцати пяти, одетая в безуко ризненное желтое холстинковое платье;

на шее у нее крахмальный воротни чок;

короткие рукава, собранные пышным буфом гораздо выше локтей … Ни лишних слов, ни жеманства, ни улыбки. Она вас переводит из паровой ванны под душ и в бассейн, мылит, моет, массирует, обтирает, взвешивает на весах и серьезно приговаривает три коротеньких словечка “вар шо гут”, то есть “будьте так добры”. И наш российский козерог быстро подчиняется этой спокойной деловитости»19.

Так поражавшая путешественников особенность «банного сервиса» в финляндском княжестве, очевидно, основывается на давнем обычае финнов, о котором рассказал карельский купец М.Н. Смирнов, долгие годы прожив ший в Финляндии. Упомянув, что «баня — это символ гостеприимства», ав тор описывает, как «гостя отправляют одного в баню с молодой девушкою, которая приготовит веник, даст пару, парит, моет и одевает его»20.

Незнание особенностей повседневной жизни и традиций населения фин ляндского княжества приводит помещика-степняка, спутника Минцлова по поездке в Финляндию, к курьезным заключениям и обобщениям:

«Непрочный народ, — сказал с оттенком пренебрежения Василий Игна тьевич, — И чего у них так мужчины мрут? … Да смотри, кругом все вдовы сидят. У каждой на пальце по два обручальных кольца надето». Ав тор рассказа пишет, что не счел нужным возражать приятелю, хотя для чита телей сделал пояснение о том, что «у финнов замужние женщины носят по два кольца»21 (подаренных в знак помолвки и при обручении).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН У путешественников, приехавших «поправлять нервы» в Финляндию, неприятие вызывает все, начиная от мелочей (обыкновение выдавать пле ды посетителям кафе, расположенных в саду: «У вас буфет кроме закусок имеет еще и одеяла?») до административного устройства и законодательной системы финляндского княжества. «Своего-то, не выписанного из-за гра ницы, чего у них есть, — вопрошает Василий Игнатьевич, досадуя на то, что соотечественники слишком “нянчатся” “с этими чухонцами”. — Ровно ничего. Своего у них только допотопные законы, да и те шведские, средне вековые»22.

В 1933 г. в последней статье, посвященной стране Суоми, отметив пере плетение «своего» и «чужого» в культуре независимой Финляндии и пере числив те «знаковые» явления, которые «будут надолго, если не навсегда, напоминать ее жителям о русской культуре», А.И. Куприн называет и мор скую крепость Свеаборг, прикрывающую финляндскую столицу23.

Любопытно, что литератор, хорошо знакомый с историей края, упомянул крепость, построенную шведами в XVIII в., как памятник русского военно инженерного искусства. Рядовые же военнослужащие безоговорочно вос принимали Свеаборг как «освоенное» пространство, «островок» России, защищенный от внешнего, подчас враждебного мира24.

Между тем герои рассказа С.Р. Минцлова, более чем за десятилетие до того, как российские войска были выведены из крепости, из Гельсингфорса и из Финляндии, наблюдая Свеаборг с берега и опасаясь что не попадут на его территорию, мотивировали свои сомнения достаточно неожиданно, причем с точки зрения не только военных, но и гражданского населения го рода: «Как думаешь, пустят нас? — Разумеется, нет! — Свинство! Немцам, небось, она давно вдоль и поперек известна, оттого, должно быть, русских и не пускают в нее … С берега осмотрели казенные здания Свеаборга, вы крашенные, вероятно, для лучшей пристрелки неприятеля, в ярко-желтые цвета, и отправились в свою гостиницу»25.

Неподготовленность путешественников к восприятию пространства го рода — не только столицы автономного финляндского княжества, но и им перского «русского Гельсингфорса», а также предвзятость по отношению к его жителям, которую герои рассказа вовсе не собирались преодолевать, не могли не вызвать у них чувства досады от напрасно потраченного времени:

«Уф! Наша поездка окончилась! Прощай, Чухляндия!»26.

Примечательны как употребленное напоследок Минцловом расхожее пренебрежительное название Финляндии, так и описание сценки на одной из станций Финляндской железной дороги, которым завершает свой очерк Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Куприн. Он оказался попутчиком двух подрядчиков из Мещовского уезда Калужской губернии, которые возвращались из деловой поездки в Финлян дию и впервые воспользовались услугами «шведского стола» в станционном буфете27. Здесь «каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку тридцать семь копеек. Никакого над зора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко все общему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой», — рассказывает Куприн28.

Каково же было возмущение писателя, когда в вагоне он стал свидетелем обмена впечатлениями между подрядчиками от увиденного ими новшества.

Те буквально «издевались над бедными финнами»: один из них похвалялся тем, что съел у «чухонцев» закусок на сумму втрое большую, чем пола галось к оплате, а другой «нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул». Резюме, которым горе-путешественники завершили описание своих «подвигов» сводилось к следующему: «Так их и надо, сволочей! Рас пустили анафем! Их надо во как держать!»29.

Сделав название своего уезда и губернии именами нарицательными, под рядчики столетие назад вошли в русскую литературу благодаря заключи тельным строкам очерка А.И. Куприна: «И тем более приятно подтвердить, что в этой милой, широкой, полусвободной стране уже начинают понимать, что не вся Россия состоит из подрядчиков Мещовского уезда Калужской губернии». Эти слова писателя давно перешагнули рамки конкретного ис торического периода и ситуации исключительно российско-финляндского пограничья.

Как показали исследователи, противоречивость восприятия одной и той же этнической общности свидетельствует о том, что стереотип зависит не столь ко от реальных особенностей народа, сколько от чувства вражды или дружбы, которое испытывает носитель стереотипа к тому или иному народу30.

По справедливому наблюдению финляндского исследователя Х. Луоста ринена, несмотря на антироссийские и антиимперские выступления в за ключительный период «русской истории» Финляндии, настоящий «образ врага», основанный на представлении о том, что Финляндия и Россия не могут сосуществовать мирно, сформировался у финнов в отношении рус ских только в условиях гражданской войны 1918 г. Он получил подпитку из прежних потенциальных источников русофобских настроений, но сложил ся лишь в такой политической обстановке, когда «страх и ненависть людей Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН утратили свой особый объект — российских политиков и бюрократов, ти ранивших Финляндию, — и стали направляться против “России” или “рус ских” как таковых»31.

Образ жителей пограничья, формировавшийся у читателей под влиянием беллетристических произведений, публикаций в периодических изданиях на чала ХХ в., настолько разнообразен и противоречив, что любое желание под чинить его единой концепции будет заведомо неудачной попыткой интерпре тировать действительные представления русских людей об этносах-соседях.

Неприязненное отношение к представителям «чужой» культуры харак терно для описаний и миссионерских поездок русского духовенства по при ходам с православным карельским населением как в российской, так и в финляндской Карелии. Этим отличаются, в частности, предназначавшие ся для публикации в журнале «Карельские известия» записи из «Дневника православного миссионера» иеромонаха Исаакия.

Журнал увидел свет в 1913 г. первоначально как издание православного кружка в с. Салми Выборгской губ. (Приладожская Карелия). Он издавался на квартире одного из церковнослужителей А. Михайлова машинописным способом и редактировался настоятелем Крестовоздвиженской церкви на острове Мантсинсаари Петром Шмариным. С началом Первой мировой войны издание журнала взяло на себя Главное (Финляндское) отделение Карельского Православного братства с центром в Выборге. До Февральской революции 1917 г. журнал выходил дважды в месяц и именовался «органом по вопросам религиозно-православной, политической, общественной и на родной жизни»32.


Как в «салминский», так и в «выборгский» период истории журнала на его страницах тенденциозно рисовался этнический образ финна, который всячески противопоставлялся образу радушного, дружелюбного православ ного карела.

Историко-этнографические и литературные источники отразили как эт ническую мозаичность населения приграничных территорий, так и проти воречивые представления людей о носителях «своей» и «чужой» культуры.

При этом исследователь не всегда имеет дело с иноконфессиональными об разами жителей приграничья. Так, в периодических изданиях можно обна ружить описания курьезов, связанных с неготовностью православных каре лов воспринять отдельные элементы чужой для них «городской культуры», в частности гастрономических новшеств.

Вступление России в Первую мировую войну не только повлияло на активизацию памяти об имперском расширении и завоеваниях, измени Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН лось восприятие как Финляндии, так и Карелии как места противостоя ния Востока и Запада. Изучение попыток официальных российских пе риодических изданий показать имперскую историю как общее прошлое жителей многонационального государства, формировать представления читателей об этносах-соседях, прежде всего карелах и финнах, позволя ет исследовать и инструменты, при помощи которых оказывалось воз действие на историческую память населения российско-финляндского приграничья.

*** Подробнее об этом: Лескинен М.В. Образ финна в российских популярных эт нографических источниках последней трети XIX в. // Многоликая Финляндия. Образ Финляндии и финнов в России. Великий Новгород, 2004. С. 154–191;

Соломещ И.М. От Финляндии Гагарина к Финляндии Ордина: на пути к финляндскому вопросу // Там же.

С. 143–153;

Цамутали А.Н. Образ Финляндии в России: влияние на его формирование среды и времени // Там же. С. 12–34.

Бахтурина А.Ю. Окраины Российской империи: государственной управление и на циональная политика в годы первой мировой войны (1914–1917 гг.) // М.,2004. С. 225– 281;

Новикова И.Н. «Финская карта в немецком пасьянсе»: Германия и проблема неза висимости Финляндии в годы Первой мировой войны. СПб.,2002;

Расила В. история Финляндии. Петрозаводск, 1996.С.127–148.

Витухновская М.А. Российская Карелия и карелы в имперской политике России.

1905–1917. СПб., 2006;

Она же. Бунтующая окраина или модель для подражания: Фин ляндия глазами российских консерваторов и либералов второй половины XIX — начала XX веков // Многоликая Финляндия... С. 89–142;

Россия и Финляндия: проблемы взаи мовосприятия. XVII–XX вв.: Матер. российско-финляндских симпозиумов историков.

М., 2006;

Шейкин А.А. Атрибуты финскости или «панфинская пропаганда в воспри ятии русских чиновников в начале ХХ века // Ethnic Images and Stereotypes-Where Is the Border Line? Russian-Baltic Cross-cultural Relations. Third International scientific confer ence on political and cultural relations between Russia and the states of the Baltic region.

Narva, 2006. С. 101–102, и др.

Сойни Е.Г. Русско-финские литературные связи начала ХХ века. Петрозаводск, 1998. С. 6–20, 54–55.

Минцлов С.Р. Как мы ездили поправлять нервы // Минцлов С.Р. Закат: роман. Бер лин, [1926]. С. 279–306.

Куприн А.И. Немножко Финляндии // Куприн А.И. Собр. соч.: В 6 т. М., 1958. Т. 6.

С. 613–623.

Образ Финляндии в русском искусстве и литературе конца XIX — первой трети ХХ в. // Многоликая Финляндия... С. 192–238;

Такала И.Р. Образ соседа // Stop in Finland.

2004. № 3. С. 28–31;

Ekonen K., Hellman B. Alexanndr Kuprin and Finland // Studia Slavica Finlandensia. VIII. Helsinki, 1991.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН См. также: Дубровская Е.Ю. Столица Великого княжества Финляндского Гельсинг форс в восприятии российских военнослужащих в годы первой мировой войны // Скан динавские чтения 2004 года. СПб., 2006. С. 191–199.

Минцлов С.Р. Указ. Соч. С. 295.

Там же.

Там же. С. 297.

Куприн А.И. Указ.соч. С. 621.

Минцлов С.Р. Указ. соч. С. 297.

Куприн А.И. Указ. соч. С. 621.

Там же.

Минцлов С.Р. Указ. соч. С. 293.

Куприн А.И. Указ. соч. С. 617.

Минцлов С.Р. Указ. соч. С. 302.

Куприн А.И. Указ. соч. С. Смирнов М.Н. Голос корела. Путевые заметки и корельская поэзия. СПб., 1890.

С. 266.

Минцлов С.Р. Указ. соч. С. 293.

Там же. С. 297, 306.

Куприн А.И. Мы, русские беженцы в Финляндии: Публицистика (1919–1921).

СПб., 2001. С. 344, 424.

Бажанов Д.А. Матросы и берег: 1-я бригада линейных кораблей Балтийского флота в Гельсингфорсе (1914–1917 гг.) // Санкт-Петербург и страны Северной Европы:

Матер. 5-й ежегод. междунар. науч. конф. СПб., 2004. С. 155–164;

Дубровская Е.Ю.

Русский Гельсингфорс в 1917 году (политические топографии города) // Культуры горо дов российской империи на рубеже XIX–ХХ веков. Междунар. коллоквиум. СПб., 2004.

С. 193–221.

Минцлов С.Р. Указ. соч. С. 293.

Там же. С. 306.

Чернышова О.В. Шведский характер в русском восприятии (по свидетельствам XIX–ХХ вв.). М., 2000. С. 34–36.

Куприн А.И. Немножко Финляндии. С. 622–623.

Там же. С. 623.

Сикевич З.В. Русские: «образ народа» (социологический очерк). СПб., 1996. С. 82;

Мыльников А.С. Картина славянского мира: взгляд из Восточной Европы. СПб., 1996.

С. 7–17;

Hofer T. Introduction: “East” and “West” // Hungarians between East and West: Na tional Myths and Symbols. Budapest, 1994. P. 7–8.

Luostarinen H. Finnish Russophobia: The Story of an Enemy Image // Journal of Peace Research. Oslo. 1989. Vol. 26. No. 2. P. 123–137.

Дубровская Е.Ю. Миссионерская деятельность православного духовенства в Ка релии в начале ХХ в. // Христианство в регионах мира. СПб., 2002. С. 58–70;

Она же.

Финны и карелы на страницах финляндской русскоязычной периодики начала ХХ в. // Финно-угры и соседи: проблемы этнокультурного взаимодействия в Балтийском и Ба ренцевом регионах. СПб., 2002. С. 44–54.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Л.Г. Григорьева НЕИзДАННАЯ пЕрЕпИСКА К. ГАмСУНА И С. пОлЯКОВА 1902–1907 гг.

Удивительное это было время — конец ХIХ — начало XX вв. — в России, время, когда на меценатов вроде Третьяковых уже не смотрели как на чудаков, когда меценатство у богатого купечества стало делом почетным, а главное, при носило глубокое личное удовлетворение, позволяя раскрыть потаенные худо жественные наклонности широкой русской натуры. Среди Щукиных, Бахруши ных, Алексеевых, Поповых, Морозовых Мамонтовых и многих других далеко не последнее место занимает Сергей Александрович Поляков (1874–1943).

С.А. Поляков родился в купеческой семье, которой принадлежали собственные фабрики и дачи в Зеленоградском уезде Московской губернии.

Семейное дело — «Товарищество Знаменской мануфактуры» — было при быльным предприятием. В гимназии молодой Поляков писал стихи, увле кался изучением иностранных языков, мечтал стать переводчиком, однако «дело» продиктовало свои условия: окончив физико-математический фа культет Московского университета, он становится пайщиком мануфактуры и занимает должность кассира по торговле в Москве. В 1899 г. он знакомит ся с поэтами К.Л. Бальмонтом, Ю.К. Балтрушайтисом, а затем с В.А. Брю совым, критиком М.Н. Семеновым. Этот блестящий кружок интеллектуа лов стал душой организованного в том же году издательства «Скорпион»

(1899–1916), цель которого определялась так: «знакомить с новыми тече ниями в русской и европейской литературе». Несмотря на то, что у Поля кова печатались И.А. Бунин, 3. Гиппиус, Ф. Сологуб, Д.С. Мережковский, В.А. Брюсов, А. Белый, доходов их книги не приносили, и издатель должен был вкладывать свои деньги. Убытки нужно было покрывать за счет других, более доходных изданий, что в немалой степени обусловило обращение к произведениям современных западных писателей — А. Стриндберга, Г. Иб сена и К. Гамсуна, которого Поляков отважился переводить самолично.

С.А. Поляков имел хорошо налаженную связь с Норвегией — в 1900 г. в Россию приехала норвежская переводчица Дагни Кристенсен, хорошо ори ентировавшаяся как в русской, так и в норвежской литературе. При посред ничестве Бальмонта она становится корреспонденткой издаваемого Поля ковым журнала «Весы» (1904–1909).

Дагни Кристенсен (1876–1962), дочь священника из города Кристиан санда, получила хорошее образование. Она изучала русский язык, чтобы © Л.Г. Григорьева, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН расширить свои возможности в качестве сотрудницы солидной норвежской газеты Моргенбладет, поместившей ее первый перевод рассказа Максима Горького «Макар Чудра». Именно она становится связующим звеном между Поляковым и Гамсуном.

Москва, Юшков пер., д. А. Александрова, 10/11.

Е.В. С. Полякову.

9 (22) ноября 1901. Христиания, Сковвейен, 15.

Извините, что я Вам раньше не ответила и (не) благодарила за письмо и книги, которые Вы мне так любезно послали! Очень они мне понравились, и Ваш прекрасный перевод «Пана» и книги Гиппиуса и другия.

Гамсун теперь живет в Христиании;

от одного (из) его знакомых и уз нала его адрес, но (также) и то, что он ужасно не любит гостей. Так я ему только послала книги с моим переводом надписи и написала ему письмо. Он ответил, что ему было очень приятно получить переводы и он попросил у меня Ваш адрес, чтобы сам(ому) писать Вам;


может быть, Вы уже полу чили от него письмо?

Впрочем, его письмо было самое печальное: он был болен и не мог рабо тать. Он не хотел скрывать от меня причины его печальности — у него просто денег нет, чтобы жить безпечно. Несколько дней потом я получила письмо гораздо веселее: пишет, что он вскоре приедет ко мне, чтобы пого ворить о России;

он просит меня не жалеть его — привык быть бедным и надеется, что вскоре будет лучше. Я хотела (бы) (на)писать Вам, когда он был (будет) у меня, но еще не видала его.

Не приедете ли Вы в Норвегию? Я почти не встречала (русского), кото рый не говорил (бы), что непременно приедет в Норвегию, а до сих пор ни одного не видала. Бальмонт все дальше уезжает от меня, наверно он скоро мне напишет Ansichtskarte из Копенгагена!

Я не перевела «Фому Гордеева»;

эта книга уже переведена, и кроме того, я не особенно люблю ея. Я перевожу маленькие рассказы для газеты и пишу о России.

Шлю Вам привет и надеюсь, что Вы продолжаете переводить с нор вежского языка!

Ваша Dagni Kristensen.

Хотите, я Вам пришлю книги какого-нибудь норвежского писателя? Гамсун не стал писать незнакомому издателю, положившись на ини циативную Дагни, способную освободить его от лишних затрат: не нужно было искать русского переводчика или самому терять драгоценное время, сочиняя письмо на иностранном языке, — и то и другое он очень не любил.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Аналогичную систему он применял позже и с редакцией издательства «Зна ние», предпочитая адресоваться к переводчику П. Ганзену. Пока же Дагни передает Гамсуну предложение от Полякова о сотрудничестве и цитирует ответ:

Москва, книгоиздательство «Скорпион», Юшков пер., д. А. Александро ва, 10/11.

Для Е.В. С. Полякова.

12 января (н.ст.) 1902. Христиания.

Только вчера получила от Гамсуна ответ на письмо, которое я писа ла о Вашем предложении(и). Он пишет: К сожалению, наверное, не могу получить эти деньги. Моя первая книга будет большой драматическ(ой) поэм(ой), и это очень трудно будет переводить, не правда ли? Я думаю, что (это) будет самая лучшая (из) моих работ, но все-таки. Пожалуйста.

Напишите это русскому господину, и посмотрим, что он ответит, но на верное нельзя.

Вот его слова: я не знаю, хотите ли Вы переводить стихотворения или нет?

Пожалуйста, передайте господину Андрееву мой поклон и благодар ность за его книгу, которую нахожу очень интересной и хочу переводить.

Очень жаль, что к Рождеству не появилась книга, которую я хочу Вам прислать! По-моему все такие плохия, что не стоит их читать, еще мене переводить.

Вы спрашиваете меня, надо ли переводить «Livets Spel» «Драма жиз ни». По-моему последнее (название) самое лучше(е);

я спрашивала у других, и все сказали «Игра жизни».

Желаю Вам всего хорошего в новом год(у)! Вы наверное бываете у Тора Ланг(а)2, как он поживает? Он совсем забыл меня, и я больше не буду за труднять его своими письмами, но все-таки всегда буду любить его. До свиданья! Ваша Dagny Kristensen.

Вероятно, в ответном письме Полякова речь шла о задатке или об оплате книги стихотворений «Дикий хор» («Det vilde Kor», 1904), которую хотел предоставить для перевода Гамсун. Но книга была еще не готова, поэтому писатель осторожничает, посылая Дагни новое письмо, явно нацеленное на передачу Полякову.

15–28/3. 1902. Kristiania.

Гамсун мне так пишет:

Благослови Вас Бог за Ваше письмо и за все помочи. Это была прекрас ная новость. Книга будет готова через два месяца, но она появится только Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН через 6 или 7 месяцев. Когда она (будет) кончена, я сейчас спишу ее и пошлю ее переводчику и буду очень, очень ясно. Книга будет довольно большая, около 350–400 страниц. Что касается деньгам, это должно ждать, до такого времени, когда он сам увидит, сколько он получит. Конечно, я буду благодарить за (все) что он пришлет, и если будет только 50 рублей. Во всем случае честь для меня будет большая.

Этот несколько неуклюжий перевод объясняется тем, что Кристенсен хотела как можно точнее передать слова Гамсуна, однако не удержалась, чтобы не процитировать кажущиеся ей наиболее важные строки по-норвеж ски: «Jag saeter jo langt, langt storre (Ere: at blive oversat til Russisk end til nogetsonn heist andet Sprog i Verden» («Для меня будет великой честью быть переведенным на русский язык больше, чем на какой-либо другой язык в мире». — Л.Г.).

Москва, книгоиздательство «Скорпион», Юшков пер., д. А. Александро ва, 10/11.

Для Е.В. С. Полякова.

Он согласен, что можно помечать на книге, что русский перевод поя вится в книге в издательстве «Скорпион».

Сегодня пишу Гамсуну и скажу, что если ему надо деньги, он может сейчас писать и требовать;

я раньше очень боялась обижать его, так что мало говорила о деньгах.

Благодарю Вас за Ваше письмо и фельетон Андреева. Мне кажется, что он талантливо написан, вся истинность его по-моему в этом: они так мо лоды;

они чуть взрослы в страсти, а дети в мыслях;

оттого они не пони мают и не должны понимать, что это на самом деле не бездна, а небо.

Надеюсь, что вы теперь здоровы, по-моему болезнь гораздо неприят нее, чем напр(имер) несчастная любовь...

Знаете ли Вы, где теперь Бальмонт и как он поживает? Я так долго ничего не слышала от него;

и я давно писала ему. Думаю, что он так хочет, и я согласна.

Мы скоро переедем от Skovvien 15, я еще не знаю куда. В каждом случае мой адрес: Riddervoldsgade 12, Krisiania.

Ваша;

Dagny Kristensen.

Гамсун соглашается предварительно закрепить права «Скорпиона» при пиской в норвежском издании. Дагни полагает, что такой предварительный договор дает ей право написать Гамсуну о том, что он может потребовать деньги вперед и не обижаться, что с ним заговорили на столь деликатную тему.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Наконец, Гамсун пишет непосредственно в «Скорпион», но это пись мо обнаружить не удалось. В архиве сохранилась фотография Гамсуна с дарственной надписью: «Hr. Sergei Poliakof fra Knut Hamsun» («Господину Сергею Полякову от Кнута Гамсуна»). Поляков чрезвычайно польщен и от вечает по-немецки. В архиве представлены два варианта его письма, свиде тельствующие о довольно слабом знании немецкого языка, здесь приводит ся собственноручный перевод или набросок Полякова.

17 июня (ст. ст.) 1902.

Глубокоуважаемый Ма(стер)!

Ваше столь дорогое для меня письмо я получил в деревне в Троицын день и в этом я вижу предзнаменование полного успеха Вашего нового труда о России. Бесконечно благодарен за присылку Вашего и Вашей супруги порт ретов. В бытность мою в Норвегии я тщетно разыскивал ваш портрет и тем более приятно иметь его теперь от Вас лично.

Я очень рад, что в скором времени буду иметь возможность прочесть и заняться переводом Вашей новой работы. Я совершенно согласен с Вами, что издание по частям может ослабить ценность впечатления от произведения, я все-таки желал бы получить номера корректуры по частям по мере набо ра, так как мне предстоит переводить его, то я думаю, что эта нарушенная цельность много раз будет иметь возможность быть восстановленной (хотя бы она и пострадала от первоначального чтения по частям). Конечно, я гово рю это к тому, чтобы скорее иметь возможность приступить к переводу.

Когда-нибудь в жизни надеюсь встретиться в Вами. Мой почтенней ший поклон Вашей супруге.

Ваш глубокий почитатель С. Поляков.

P.S. Ввиду типографских и цензурных условий было бы очень приятно, если бы Вы сообщили размер Вашего произведения и приблизительное коли чество содержащихся в нем букв3.

Гамсун был согласен на все условия. Буквально через пару недель он выслал текст и краткое сопроводительное письмо.

Господину Сергиусу Полякову.

Юшков пер., Знаменская мануфактура, Москва, Россия.

18 августа н.ст.1902.

Высокочтимый г-н Поляков.

Сегодня я посылаю Вам мою книгу в корректуре. Может быть, вы най дете ей употребление! Я был бы Вам благодарен, если при переводе Вы смогли бы приглушить те места, которые вы найдете излишне грубыми или жестокими. Вы можете также сократить книгу. Я предоставлю все Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН на Ваше усмотрение и буду благодарен за все. Почтительный привет от преданного Вам Кнута Гамсуна4.

«Драма жизни» вышла в переводе Полякова в 1902 г. и была переиздана в 1906 г. Гамсун остался доволен результатом сотрудничества и захотел про должать его, что следует из письма переводчицы Марии Павловны Благове щенской от 12 февраля 1906 г.:

Мне посоветовал обратиться к Вам с предложением переводов норвежс кий писатель Кнут Гамсун, с которым я переписываюсь, но которого лично не знаю. Он отзывается о Вас с большой симпатией. Кстати: у меня есть интересное произведение К. Гамсуна «I Aventyrland» («В стране приключе ний»), которое мне прислал сам автор. Кажется оно еще не переведено, а между тем оно представляет громадный интерес для русской читающей публики, т.к. в нем описывается путешествие по Кавказу. В этом произ ведении автор высказывает свой субъективный взгляд на русские нравы и обычаи, на русскую литературу и наших классиков (это очень интересная глава) и вообще выражает много своеобразных взглядов на нашу страну и ее обитателей. Написано оно очень живо и в некоторых местах с большим юмором. Объемом оно в 5–6 печ. листов. Я перевела два последних произве дения К. Гамсуна («История одной любви» (Виктория) и «Сумасброд» изд.

Вольфа) и мне очень хотелось бы перевести и «I Aventyrland», но боюсь начать этот перевод, не заручившись хоть какой-нибудь уверенностью в том, что мой труд не пропадет даром. Может быть, Вы познакомитесь с этим произведением в немецком переводе — в таком случае не откажите сообщить, не находите ли Вы его подходящим для помещения в «Весах»5.

Книга впечатлений о путешествии Гамсуна с севера на юг через Москву, Кавказ и далее в Турцию вышла на норвежском языке в 1903 г. и в 1904 г.

была переведена на немецкий. Полякову действительно не составляло тру да оценить ее «оригинальность», но «субъективность» содержащихся в ней оценок не соответствовала направленности его изданий.

Однако неугомонная Дагни Кристенсен организовала встречу Бальмонта и Гамсуна в Норвегии в 1906 г., следствием которой явилось второе письмо Гамсуна.

Господину Сергиусу Полякову.

Юшков пер., Знаменская мануфактура, Москва, Россия.

19 января (н.ст.) 1907.

Нордстранд. Норвегия Г-ну Сергею Полякову.

«Скорпион», Москва.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Во время своего посещения Норвегии г-н Бальмонт договорился со мной, чтобы я послал ему мою последнюю книгу «Под осенней звездой», вы озна комитесь с ней и, может быть, захотите перевести ее в вашем издатель стве. Книга была Вам послана перед Новым годом, но я не знаю, попала ли она в Ваши руки.

Я намеревался послать книгу в Германию одновременно с Вами, чтобы Вы имели достаточно времени сделать перевод первыми, но теперь книга уже у моего издателя в Мюнхене.

Но я надеюсь, что если Вы все же решите переводить книгу, то перевод будет готов одновременно или же лишь немного позже немецкого издания.

Книга эта небольшая и перевод не потребует много времени.

Будьте так любезны и дайте о себе знать.

С дружеским приветом, преданный Вам Кнут Гамсун6.

Несмотря на столь любезное предложение, перевод не состоялся, и пере писка с Гамсуном прервалась. Поляков принялся за переводы пьес Гамсуна на сей раз уже с Балтрушайтисом. В 1908 г. они начали переводить «У врат царства». Балтрушайтис придавал этой работе большое значение, что видно из его письма Полякову от 28 августа 1908 г.:

Высылаю 1-й акт Гамсуна. Есть еще много сомнений и ошибок, часть которых прошу исправить с М.Ф. Отдай переписать. 2-й акт пересмат риваю и сейчас же пошлю. 4-й будет готов через три дня. Через несколько дней ты получишь новую рукопись в моей окончательной редакции и тогда согласуешь мой перевод с твоим. Пошлешь ли мне свой акт?... Со своей стороны я ничего не задержу. Где печатать, переговорим после.... За ранее подписываю под всякое твое решение. Завтра еду в Копенгаген...

Итак, я делаю все, и ты сделай все. Особенно хлопочу о Гамсуне, потому что это, очевидно, мой единственный заработок в буд(ущем) сезоне.

Балтрушайтис остался недоволен гонораром за перевод в «Шиповнике»:

«...работать в нем, видимо, не стоит»7.

Последние строки письма отражают недовольство петербургским из дательством «Шиповник», широко разрекламировавшего предпринятое в 1909–1910 гг. собрание сочинений К. Гамсуна в 12-ти томах «при ближай шем участии К. Бальмонта, Ю. Балтрушайтиса и С. Полякова». Письмо про ясняет также и некоторые детали творчества друзей. Из него следует, что переводили они один и тот же материал параллельно, обмениваясь (иногда по почте) текстами, что занимало гораздо больше времени, чем у П.Г. Ганзе на, переводившего для «Знания» быстро, сразу же по присылке от Гамсуна большими и малыми частями, зачастую не зная не только, что будет напи Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН сано дальше, но даже и названия произведения. Балтрушайтис советовал обращаться за справками к М.Ф. — Михаилу Федоровичу Ликиардопуло (1883–1925), переводчику, критику и секретарю «Весов» в 1907–1919 гг., который, конечно, не мог тягаться с «природным датчанином» Ганзеном, не стеснявшимся прибегать к советам живущих в Петербурге норвежцев, хотя литературный язык тогдашних классиков норвежской литературы был еще очень близок к датскому. Но даже и датский в это время в России знали недостаточно и зачастую переводили с немецкого, хотя и писали «с нор вежского», что стало причиной пренебрежительного и, быть может, неза служенного, высказывания Ганзена в адрес переводчиков: «До сих пор мне не приходилось читать русских переводов сочинений Гамсуна, — писал он Пятницкому, — но теперь, когда мы сами взялись за эту работу, я ради любопытства взял в Москве для чтения “Пан” (изд. “Польза”) в переводе Благовещенской, которая переводит произведения скандинавских писате лей для “русской мысли” и считается знающей и добросовестной перевод чицей. Прочитав первые 30 страниц я пришел в полное недоумение — что могут извлечь читатели из такой бесталанной передачи оригинала? От живого, красочного способа передачи Гамсуна не осталось и следа...

Что же могут дать тогда разные Поляковы и Балтрушайтисы при от сутствии этого знания?

Теперь, когда имя Гамсуна прошумело за границей, бросились перево дить его с грехом пополам с норвежского. Любопытно было бы видеть, как эти переводчики “с норвежского” справились бы с переводом нового рома на Гамсуна до появления в печати немецкого перевода. Прежде он писал по-датски-норвежски, а затем совсем уже по-норвежски, так как герой романа из простонародья. Тут встречаете даже такие провинциализмы, которые ставят в тупик здешних природных норвежцев»8.

«Поляковы и Балтрушайтисы», вызвавшие праведный гнев педантично го датчанина, воспринимались им скорее не как личности — люди в мире искусства и литературы известные и уважаемые, а как собирательное поня тие для «до-знаниевского» периода переводов из Гамсуна.

Ю. Балтрушайтис перевел «Царицу Тамару», «Драму жизни». «Вечер нюю зарю», а совместно с С.А. Поляковым — «У врат царства». С. Поляко ву же принадлежит лучший, по свидетельству современников и так возму тивший Ганзена, перевод «Пана».

В 1910–1911 гг. они переводят пьесу «У жизни в лапах», с которой им явно не повезло. Ибо в это самое время Гамсун увяз в конфликте с Ган зеном, Художественным театром и «Знанием». Пользуясь привилегией Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН личного переводчика Гамсуна и поддавшись на уговоры Немировича-Дан ченко спасти новый сезон, Петр Готфридович предоставил театру свой перевод, не дожидаясь выхода печатного текста в книжке «Знания», что противоречило контракту. В театре пьеса подверглась суровой критике, но Гамсун заявил, что это недостатки перевода и отдал пьесу Р. Тирасполь ской. Ганзен посчитал себя свободным и, отказавшись от гонорара, отос лал свою работу в Петербург. Больше с Гамсуном он никаких дел никогда не имел. «Знание» и Художественный театр долго мучились с действи тельно плохим текстом, но что оставалось делать, ведь это был перевод «с рукописи, единственно разрешенный автором, принятый Московским художественным театром»? Вероятно, именно по этой причине Поляков не мог издать свой перевод, для которого он воспользовался немецким текстом, тем более что сам автор признавал, что широко распространил пьесу по театрам Европы и Америки.

О сотрудничестве с Гамсуном позднее с теплотой вспоминал коррес пондент газет «Утро России» и «День» М.Ф. Ликиардопуло, в свое время работавший у Полякова: «Последние дни почему-то часто вспоминаю Вас, “Весы”, “Скорпион”. Потому ли, что искал везде здесь в магазинах каких нибудь книг Гамсуна — и не нашел — не знают...»9.

В конце 1990-х гг. в Норвегии вышло многотомное издание писем Кнута Гамсуна под редакцией профессора Харальда С. Нэса. Приведенные здесь письма дополняют опубликованные им материалы.

*** Письма Дагни Кристенсен Полякову Сергею Александровичу. 1901–1902 // ИМЛИ РАН. Отдел рукописей. Ф. 76. Оп. 3. № 103. (Далее — ИМЛИ OP.) Речь идет о датчанине Торе Ланге (1851–1915), писателе, переводчике, педагоге. См.:

Мельник В. Тор Ланге. Життя i творчiсть. Виниця, 2001.

ИМЛИ ОР. Ф. 76. Oп. 3. № 5.

З К. Гамсун С. Полякову // ИМЛИ ОР. Ф. 312. Оп. 1. № 1. Дата письма установлена по конверту:

Herrn Sergius Polakoff.

Jachnoff per., Znamenskaja manufaktur, Theresegade 49, Kristiania.

Moskou, Russie.

18 August (2) Hqjsaerede Hr. Polkjakoff.

Jag sender Dem i dag min Bog i Korrektur. Maate den nu blot vaere slig at De kunde bruge den!

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Jag vil vaere Dem taknemmelig hvis De under Oversettelsen dasmper de Steder, som De matte finde unodigt grove og haarde. Maaske finder De ogsaa at De kan samenskrive Bogen hist og her og gore den mindre.

Ogsaa dette levner jeg fuldstasndigt til Deres Skon og vil vaere taknemmelig for alt. Med Hilsen fra Deres aerbodisgt forbundne Knut Hamsun М.П. Благовещенская С.А. Полякову. 22 января 1906 г. Псков // ИМЛИ ОР. Ф. 76.

Оп. 3. № 38.

К. Гамсун С Полякову. 19 января 1907 г. Нордстранд // ИМЛИ ОР. Ф. 312. Оп. 1. № 2.

Herrn Sergius Polakoff Jachnoff per., Znamenskaja manufaktur, Moskau, Rusland.

Nordstrand, Norge.

19 januar 07.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.