авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 18 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) СКАНДИНАВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2006 ГОДА Этнографические и ...»

-- [ Страница 7 ] --

Так, согласно статистическим данным, в настоящее время на молодежь приходится немногим более 10 % населения Швеции, в то время как в пер вой половине XX в. число молодых людей в стране превышало 50 % от об щей численности населения страны1.

В таких условиях молодежная политика приобретает для шведского пра вительства стратегическое значение, поскольку от ее успешности зависят дальнейшие перспективы сохранения особенностей национальной культу ры и идентичности страны.

Кроме того, определенный интерес представляет рассмотрение моло дежной политики как одной из составных частей социальной политики Швеции. Учитывая, что на фоне сокращения количества налогоплатель щиков постоянно растет число получателей социальных пособий, особую важность приобретает характер интеграции молодых людей в систему шведского социального государства. Сохранение знаменитой шведской модели государства благосостояния во многом зависит от того, удастся ли обеспечить такие условия, при которых молодежь будет способствовать снижению, а не увеличению нагрузки на национальную систему социаль ного обеспечения.

Рассмотрение шведского опыта молодежной политики может помочь при анализе положения российской молодежи, которое трудно назвать бла гополучным. При этом особую настороженность вызывает широкое рас пространение среди молодого поколения россиян радикальных настроений различного толка, прежде всего расистских, националистических и ксено фобских. Подобная ситуация прежде всего объясняется несовершенством молодежной политики Российского государства.

В Швеции, согласно официальной статистике, насчитывается при мерно 1,4 млн молодых людей в возрасте от 13 до 25 лет2. Таким обра зом, национальная молодежная политика охватывает примерно 1/6 часть совокупного населения страны. При этом следует отметить, что моло © О.С. Христофорова, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН дежная политика Швеции распространяется не только на представите лей собственно шведского населения, но и на молодых людей из среды иммигрантов.

На протяжении длительного времени основная задача молодежной по литики Швеции заключалась в том, чтобы «помочь молодым людям быть молодыми людьми»3. Однако в начале XXI в. концепция молодежной по литики шведского правительства была несколько пересмотрена, и в настоя щее время, согласно официальной трактовке, приоритетом в данной сфере является «обеспечение молодежи реального доступа к благосостоянию и власти»4.

Приоритетной задачей новой национальной программы Швеции в об ласти молодежной политики, принятой в 2004 г., является сокращение раз рыва в уровне жизни между молодыми людьми из различных социальных групп для обеспечения равного доступа к благосостоянию и власти. При этом доступ к благосостоянию подразумевает, согласно трактовке прави тельства Швеции, высокие жизненные стандарты для всех молодых людей в материальньной, культурной и социальной сферах. Таким образом, гаран тируется физическое и психическое здоровье молодежи и снижается риск дискриминации и вовлечения в преступную среду5.

Под реальным доступом к власти подразумевается возможность влиять как на развитие общества в целом, так и на свое ближайшее окружение (об становку дома, в школе, на работе, в кругу друзей и в семье) и собственную жизнь. При этом необходимость подобного влияния молодежи обосновы вается одновременно как неотъемлемое конституционное право молодых людей и как «ценный ресурс для общества»6.

В целях соответствия национальной молодежной политики интересам молодых людей правительство Швеции сформулировало следующие базо вые принципы: во-первых, при выработке молодежной политики необхо димо принимать во внимание и использовать знания и опыт самой молоде жи;

во-вторых, следует гарантировать молодым людям право на достойный уровень жизни, в том числе высокие стандарты в сфере здравоохранения и социального обеспечения;

в-третьих, необходимо применять к отдельным представителям молодежи индивидуальный подход, позволяющий наибо лее полно реализовать потенциал каждой личности и, наконец, усилия го сударства должны быть направлены на обеспечение независимости пред ставителей молодого поколения, что подразумевает среди прочего борьбу с различными формами дискриминации, принуждения, насилия и физической зависимости7.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН За координацию молодежной политики правительства в Швеции от вечают Комитет по образованию и культуре и министр по делам молоде жи, в настоящее время этот пост занимает Лена Халльгрен. Однако, по мнению правительства, один министр не способен справиться со всеми вопросами, связанными с улучшением благосостояния и повышением уровня жизни молодых людей, поэтому все министры при выработке политики в той или иной сфере должны руководствоваться интересами молодежи.

Последнее, в свою очередь, требует привлечения самой молодежи к про цессу принятия политических решений. Поэтому правительственные орга ны, такие как Комитет по образованию и культуре, поддерживают тесные контакты не только с другими департаментами правительства и органами коммунального управления, но и с молодежными организациями8.

Среди правительственных учреждений наиболее успешно с вышеупомя нутой задачей справляется, как показывает анализ, Шведский Националь ный Совет по делам молодежи (Ungdomsstyrelse). Основная задача Сове та предоставление объективной информации об уровне и условиях жизни шведской молодежи и оказание поддержки органам муниципальной власти в сфере проведения молодежной политики. Помимо этого, в обязанности Совета входит организация молодежных культурно-досуговых мероприя тий национального и международного уровня и распределение средств на их проведение9. Учитывая, что одним из приоритетов молодежной поли тики Швеции на современном этапе является создание равных стартовых условий для молодых людей из различных слоев общества, Шведский На циональный Совет по делам молодежи уделяет особое внимание работе с молодыми людьми из неблагополучных семей10.

В течение 2006 г. Шведский Национальный Совет по делам молоде жи проводил мониторинг деятельности органов местного управления по всем направлениям молодежной политики, в частности осуществлял контроль над степенью информированности муниципальных органов о молодых людях до 20 лет, нуждающихся в трудоустройстве по оконча нии учебных заведений, и адекватностью реагирования на подобную ин формацию. Кроме того, за указанный период Совет подготовил доклад о настроениях шведской молодежи в 2006 г. с прогнозом на 2007 г., стан дартизировал условия предоставления грантов молодым ученым и иссле дователям Швеции на региональном и коммунальном уровнях и создал для них специальный информационный ресурс. В целях повышения со циальной активности учащихся средних школ Совет провел «Школьные Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН выборы 2006» и принял участие в реализации национальной программы развития молодежного предпринимательства NUTEK, рассчитанной на 2005–2007 гг. Важным направлением работы Совета стала разработка программ международного сотрудничества в сфере молодежной политики. Так, в 2006 г. усилиями Совета был организован ряд новых программ молодеж ного обмена с Эстонией, Латвией, Польшей, Белоруссией, Россией и Ук раиной в целях повышения социальной активности молодежи этих стран и содействия развитию гармоничного диалога культур, а на националь ном уровне продолжалась реализация программы Европейского Союза по молодежному обмену12.

В целом в разработке и реализации программ в сфере молодежной по литики активно участвуют разнообразные органы государственной власти страны как на общенациональном, так и на муниципальном уровне. При этом интерес к делам молодежи проявляют не только специализированные агентства, призванные заниматься исключительно вопросами националь ной молодежной политики, но и правительственные органы более широкого профиля. Также следует отметить, что при разработке и реализации про грамм молодежной политики шведские правительственные органы разного уровня интенсивно сотрудничают не только друг с другом, но и с предста вителями молодежи, чье мнение неизменно учитывается как при выработке основных направлений политики в данной сфере, так и при оценке ее эф фективности.

Кроме правительственных структур центральным звеном в формирова нии молодежной политики Швеции стали такие неправительственные ор ганизации, как Национальный совет шведских молодежных организаций.

Приоритетными задачами Совета, основанного в 1949 г., являются пред ставление интересов молодежи на национальном и международном уров нях и развитие международного сотрудничества между молодыми людьми из разных стран Европы13. В состав Совета входят более 100 разнообразных молодежных организаций Швеции от политических и религиозных до студенческих движений, молодежных организаций по защите окружающей среды и клуба молодых шахматистов14.

Совет существует в основном на средства Министерства культуры Шве ции и Национального совета по делам молодежи, дотации которых состав ляют примерно 1/3 бюджета организации. 2/3 средств организации по жертвования различных фондов, и лишь незначительную часть бюджета составляют членские взносы15.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Работа Национального совета шведских молодежных организаций на национальном уровне сосредоточена на вопросах, которые затрагивают большинство молодежных организаций, входящих в Совет. В рамках Со вета осуществляется обмен идеями и опытом, проводятся семинары и пре зентации по наиболее актуальным вопросам общественной жизни. Совет организует крупномасштабные молодежные кампании по борьбе с расиз мом и ксенофобией, способствует более интенсивному освоению инфор мационных технологий молодыми людьми, а также занимается подготов кой и обучением лидеров молодежных организаций16. Кроме того, Совет постоянно проводит мониторинг молодежной политики правительства, что позволяет шведским молодежным организациям оставаться в курсе последних событий в интересующей их сфере и эффективно лоббировать свои интересы в правительстве, парламенте и других органах государствен ной власти.

Деятельность Совета свидетельствует как об эффективности многочис ленных неправительственных организаций Швеции, так и в целом о доста точно высокой степени социальной активности шведской молодежи, стремя щейся повлиять на улучшение собственного положения и положения своих сверстников в других странах мира. При этом молодые шведы не только используют возможности политического участия и представительства, ко торые предоставляет им правительство страны, но и неизменно проявляют инициативу к самоорганизации. Также интересно отметить, что последнее касается не только выходцев из семей этнических шведов и коренных жите лей страны, но и молодых людей иностранного происхождения.

Одна из важнейших целей молодежной политики Швеции повыше ние степени участия молодых людей в политике и принятии решений, влия ющих на их жизнь. В реализации этого направления молодежной политики страны участвует такая общеевропейская структура, как Европейский мо лодежный парламент.

Основанный в 1987 г., в настоящее время Европейский молодежный парламент является проектом Фонда Хайнца-Шварцкопфа «Молодая Евро па» и действует под патронажем Президента Европейского парламента и Генерального секретаря Совета Европы. Организация имеет национальные представительства в большинстве европейских стран и представляет собой своеобразную дискуссионную платформу для молодых людей в возрасте от 16 до 22 лет. Основная цель Парламента вовлечение молодежи в процесс европейской интеграции и поддержка интересов молодежи на международ ном уровне.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН В соответствии с замыслом его создателей, Парламент является формой практического обучения, позволяя молодым людям из разных стран Европы лучше понять друг друга и мировоззрение других наций, научиться уважать эти различия и сотрудничать друг с другом во имя общего блага. Организа ция способствует активизации участия молодежи в политической жизни и развитию инициативности и независимого мышления17.

К числу конкретных достижений Парламента следует отнести прежде всего учреждение образовательных программ в сфере европейских иссле дований, научных библиотек, баз данных и программ обмена студентами и преподавателями более чем в 600 университетах Европы. Кроме того, в сотрудничестве с проектом Фонда Хайнца-Шварцкопфа «Молодая Европа»

была учреждена именная стипендия «Молодой европеец года» размером в 5000 евро18.

Швеция участвует в проекте с 1991 г. и дважды за это время, в 1995 и 2001 гг., принимала участников международного съезда Парламента. По мимо международных съездов Европейского молодежного парламента в каждой из стран-участниц проекта проводятся национальные сессии. Не яв ляется исключением и Швеция, где руководство национальным комитетом Парламента осуществляет совет, избираемый на год из числа учителей и выпускников, ранее принимавших участие в какой-либо из международных сессий Парламента.

Итак, национальную молодежную политику Швеции в целом можно на звать успешной во всех основных направлениях, таких как обеспечение до стойного уровня жизни молодежи, реализация права на качественное обра зование и полноценный отдых, а также расширение возможностей молодых людей влиять на принятие политических решений.

При этом принципы и приоритеты шведской молодежной политики существенно изменяются: если ранее она подразумевала прежде всего финансовую помощь молодежным организациям, то в настоящее время к числу приоритетных направлений относятся организация молодежных культурно-досуговых мероприятий и повышение уровня политического участия молодежи.

*** Zander S., Young Sweden. The Swedish National Board for Youth Affairs. Stockholm, 2000.

http://www.ungdomsstyrelsen.se/butiksadmin/showDoc/4028e58a001ca0d101001d90abdb 00d8/young_sweden.pdf.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Ibid.

Подходы к реализации государственной молодежной политики: Япония, Германия, Швеция. М., 2002.

Подходы к реализации государственной молодежной политики: Япония, Германия, Швеция. М., 2002.

Yazgan K. Utbildnings- och kulturdepartementet. 20.09.2004. http://www.regeringen.

se/sb/d/2479/a/29810.

Ibid.

Swedish Youth Policy Objectives. 25.11.2004. http://www.ungdomsstyrelsen.se/ kat/0,2070,944,00.html.

Yazgan K. Utbildnings- och kulturdepartementet. 20.09.2004. http://www.regeringen.

se/sb/d/2479/a/29810.

Welcome to the Swedish National board for Youth Affairs. http://www.ungdomsstyrelsen.

se/kat/0,2070,7,00.html.

Swedish Youth Policy Objectives. 25.11.2004. http://www.ungdomsstyrelsen.se/ kat/0,2070,944,00.html.

National Board for Youth Affairs Assignments for 2006. http://www.ungdomsstyrelsen.

se/art/0,2072,6234,00.html.

Ibid.

Landsrdets fr Sveriges Ungdomsorganisationer Presentation. http://www.lsu.se/ In%20English.aspx#Publications%20and%20information.

Landsrdets fr Sveriges Ungdomsorganisationer Medlemsorganisationer. http://www.

lsu.se/Om%20LSU/Medlemsorganisationer.aspx?page=10.

Landsrdets fr Sveriges Ungdomsorganisationer Presentation. http://www.lsu.se/ In%20English.aspx#Publications%20and%20information.

Ibid.

Материалы официального сайта Европейского Молодежного Парламента. http:// www.eypej.org/?area=1&areaS=649&PHPSESSID=226960c4cfe61438144d406f75028bd.

Ibid.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН С.В. Семенцов ИСТОрИОГрАФИЯ прИНЕВьЯ И САНКТ-пЕТЕрБУрГА.

прЕДыСТОрИЯ САНКТ-пЕТЕрБУрГА: ИСТОрИЯ прИНЕВьЯ ДО ОСНОВАНИЯ САНКТ-пЕТЕрБУрГА Часть III: издания 1950-х — 1970-х гг.

Данная статья является продолжением статьи «Историография Прине вья и Санкт-Петербурга», первая часть которой опубликована в сборнике «Скандинавские чтения 2002 г.», а вторая часть — в сборнике «Скандинав ские чтения 2004 г.» /VIII–1/.

Все три части посвящены выявлению исследований и публикаций об ис тории Приневья, Приладожья и Прибалтики (в зоне российских интересов) до основания Санкт-Петербурга. В третьей части рассмотрены публикации и издания 1950-х — 1970-х гг., преимущественно на русском языке, к сожа лению, без углубленного внимания к публикациям на иностранных языках.

Представлены также отдельные публикации более ранних периодов, не во шедшие в первые части историографического обзора.

VIII. 1950-е — 1970-е годы Общие вопросы формирования и развития социально-экономическо политической формации — феодализма, в том числе и его составляю щей — средневековой культуры России и Европы, — рассмотрены в работа А.Я. Гуревич /VIII–2/.

публикации источников Указанные десятилетия отмечены значительным и все расширявшимся вниманием к изданию и переизданию источников. Среди них были истори ческие сведения и крупные исторические своды, география авторов кото рых простиралась от территорий Древней Греции до Англии, Скандинавии и стран арабского Востока. Из всей крупнейшей библиотеки первоисточни ков выбраны только те, которые содержали в своих текстах информацию о Приневье, Приладожье, Восточной Прибалтике. Среди наиболее древних и почитаемых историками трудов, вновь изданных в переводах с коммента риями в эти десятилетия, стали труды Геродота /VIII–3/, Иордана /VIII–4/, Корнелия Тацита /VIII–5/.

© С.В. Семенцов, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Выполнено новое, более точное переиздание древнерусских летописей:

Лаврентьевской и Суздальской /VIII–6/, Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов /VIII–7/, Повести временных лет /VIII–8/, грамот Великого Новгорода /VIII–9/, а также Разрядных книг /VIII–10/.

Продолжено изучение текстов и содержания «Повести временных лет»

и «Слова о полку Игореве». Академик Б.А. Рыбаков выпустил получившую известность работу, созданную на материалах «Слова», а также включив шую обширные археологические и иные материалы /VIII–11/.

Практически параллельно изданы переводы английских средневековых источников с подробными комментариями /VIII–12/, а также материалы Древ него Востока с известиями о восточных славянах и Древней Руси /VIII–13/.

Особое место занимает обширная литература о скандинавских источни ках, сохранивших данные по истории, географии, топографии, населению рассматриваемых территорий. Это крупные работы М.И. Стеблин-Ка менского, О.А. Смирницкой и А.И. Корсуна по переводу и изданию на рус ском языке текстов Старшей и Младшей Эдды /VIII–14/. Следует назвать и последовавшее вслед за этим крупнейшее исследование древнесканди навской литературы М.И. Стеблин-Каменского /VIII–15/. Параллельно Е.А. Мельникова опубликовала переводы исландских исторических сочине ний и скандинавских рунических надписей и комментарии к ним /VIII–16/.

Т.Н. Джаксон, Л. Леннрот и Х. Шах изучали исландские королевские саги /VIII–17/. В.В. Мавродин подготовил сборник фрагментов текстов и доку ментов IX–XIII вв. /VIII–18/.

В крупной сводной работе Е.А. Рыдзевской, выполненной до 1941 г., представлены переводы (с обширными комментариями) важнейших скан динавских источников — саг и хроник, включавших информацию об исто рических лицах и событиях, разворачивавшихся на территоиях Приневья в X–XIV вв. /VIII–19/.

И.П. Шаскольский провел тщательное изучение архивных коллекций, содержащих данные об исконных русских землях — Ижорской земле и Карельском уезде времен шведского господства, до настоящего времени хранящихся в Государственном архиве Финляндии /VIII–20/. Исследование М.Б. Свердлова посвящено скандинавским источникам, включавшим гео графические данные о Восточной Европе IX–XI вв., и обращает внимание на географические и топографические известия /VIII–21/.

А.Н. Кирпичников, изучая крепостное зодчество и топографию средневе кового древнерусского зодчества, провел исследование по выявлению необхо димых данных о топографии городов в средневековых источниках /VIII–22/.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Картография и планография В эти же десятилетия стало формироваться новое поле источников — изучение исторических планов и карт. Здесь, безусловно, следует упомя нуть фундаментальные труды Л. Багрова. Это изданный совместно с Х. Ке линым атлас карт Невы и планов Ниена (Ниенштадта) из шведских архивов, а затем и сводная история руской картографии вплоть до 1800 г. /VIII–23/.

Не менее значимым стало издание В.В. Колгушкиным «Сводного опи сания атласов, карт и планов…» из архива ВМФ, включившего не только коллекции морского содержания, но и обширные коллекции Инженерного департамента /VIII–24/. Следует сказать и об издании знаменитого атласа «Петербург-Ленинград», в котором представлена и карта Приневья до осно вания Санкт-Петербурга, выполненная в 1698 г. шведскими карторгафами и топографами /VIII–25/.

Древнейшая история приневья, Восточной прибалтики и прила дожья в свете археологических знаний Данные о древнейших этапах заселения территорий Приневья и Прила дожья в мезолите и неолите представлены в работах историков и археологов О.С. Гадзяцкой, А.Д. Грача, П.М. Долуханова, Д.А. Крайнова, Г.А. Панкру шева /VIII–26/.

Древнерусская история VIII–XIV вв.

Крупнейшими сводными работами, посвященными формированию эт носов и их развитию в условиях определенных ландшафтов, стали публи кации Л.Н. Гумилева. Среди них можно упомянуть и публикацию в сборни ке Всесоюзного географического общества /VIII–27/. Процессы освоения славянскими племенами территорий Восточно-Европейской равнины, в том числе и проблемы формирования древнерусской государственности, фунда ментально изучены в знаменитом труде А.Н. Насонова /VIII–28/. А обшир ная историография по проблематике славянской колонизации территорий представлена в работе Е.Н. Носова /VIII–29/.

Работы Н.Н. Гуриной, Х Моора, Х. Лиги, С.И. Кочкуркиной посвящены археологическому изучению исторической системы расселения западных областей СССР — территорий Прибалтики /VIII–30/.

Продолжали издаваться крупные сводные работы по общей истории Древней Руси. К таким работам можно отнести труды Г.В. Вернадского, Б.Д. Грекова, А.Н. Насонова, С.О. Шмидта /VIII–31/.

Проблемы взаимодействия искусства средневековой Руси с Европой рас сматривал В.Н. Лазарев /VIII–32/. История взаимоотношений Новгорода с Византией подробно рассмотрена в работах О.С. Поповой, М.Н. Тихомиро Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ва /VIII–33/. Политические и военные столкновения Древней Руси и Вати кана, история организации крестовых походов из Рима на славянские земли, военная и политическая борьба Древней Руси против крестоносной угрозы и агрессии подробно рассмотрены в работе Б.Я. Рамма /VIII–34/.

Разноообразие исторических взаимосвязей и аналогов в развитии Древ ней Руси — России и Скандинавии рассмотрено в международном сбор нике, подготовленном и изданном под общей редакцией Н.Е. Носова и И.П. Шаскольского /VIII–35/.

Параллельно с изучением особенностей развития Древней Руси прово дилось исследование развития культуры скандинавов, а также разноообра зия и многогранности взаимодействия с Древней Русью, в первую очередь с Новгородом Великим. Из огромного, все расширявшегося поля историчес ких исследований на темы Древней Руси и Скандинавии можно выделить такие наиболее крупные работы по русско-скандинавским отношениям, как работа В.Т. Пашуто, а также циклы исследований И.П. Шаскольского, в том числе по проблемам изучения борьбы Древней Руси против агрессии крес тоносных орденов, действовавших под управлением и контролем Римских Пап и представителей Ватикана /VIII–36/.

Г.В. Глазырина, Х. Ловмянский, Е.А. Мельникова продолжали свои ра боты по углубленному анализу письменных скандинавских источников. Их работы последовательно охватывали все более разнообразный круг истори ческих вопросов, связанных с проблемами развития не только новгородских территорий, но и всей территории Древней Руси. Продолжено издание не опубликованных ранее статей Е.А. Рыдзевской, погибшей во время блока ды, но оставившей блестящие исследования по скандинавским источникам /VIII–37/.

Археологическое изучение этих территорий приобрело приоритетный характер. Сводные работы по археологии крупнейших этносов этих терри торий — славян, финно-угров, балтов — подготовили и издали В.А. Булкин, И.В. Дубов, Л.С. Клейн, Г.С. Лебедев, Е.А. Рябинин, В.В. Седов, П.Н. Тре тьяков /VIII–38/.

Продолжались исследования длинных курганов псковских кривичей и новгородских сопок. На территории Псковской земли шли планомерные ис следования длинных курганов, в том числе под руководством Г.П. Гвоздило ва и В.В. Седова /VIII–39/. Данные о длинных курганах в бассейне Верхней Луги, на берегу Череменецкого озера, представлены в статье Г.С. Лебедева /VIII–40/. По итогам многолетнего изучения в обобщающей работе В.В. Се дова подтверждена принадлежность длинных курганов одному из восточ Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН но-славянских племен — псковским кривичам /VIII–41/. Длинные курганы в Новгородской области изучали Е.Н. Носов, Т.Л. Верхорубова и В.Я. Ко нецкий /VIII–42/, в бассейне р. Оредежь — Ю.М. Лесман, А.В. Виноградов /VIII–43/. Параллельно велось археологическое изучение новгородских со пок. Так, еще в 1965 г. А.В. Куза провел раскопки сопки на р. Мсте, в районе Воймерицы /VIII–44/. Затем в обобщающей работе В.В. Седова подтверж далась принадлежность сопок новгородским словенам /VIII–45/.

В 1970-е гг. в Старой Ладоге и ее окрестностях велось активное изуче ние сопок. Эти работы проводили Н.Д. Конаков, В.Я. Конецкий, Г.А. Кра пивина, А.Л. Кучер, Г.С. Лебедев, В.А. Назаренко, Е.Н. Носов, В.П. Пет ренко, В.В. Рацко, М.Б. Рогачев, Н.М. Теребихин /VIII–46/. В 1974–1975 гг.

С.В. Белецкий провел раскопки круглой сопки у Пскова /VIII–47/.

Накопление исходного поискового материала вызвало новый всплеск внимания к проблеме происхождения курганов и сопок. С 1978 г. разверну лась дискуссия об этнической принадлежности длинных курганов и сопок.

Сформулировано предположение, что длинные курганы Псковской земли и сопки Новгородской земли — это памятники дославянского финноязычного населения, а именно — чуди /VIII–48/.

В 1960–1970-е гг. одновременно с этими археологическими раскопками велись раскопки круглых курганов псковских кривичей, которые пришли на смену длинным курганам. Эти работы вели Г.П. Гвоздилов, И.О. Коло сова, Н.Л. Подвигина, В.В. Седов, В.А. Тюленев, О.И. Тюленева, Н.В. Хво щинская и другие /VIII–49/. Раскопки круглых курганов (пришли на смену сопкам) новгородских словен в восточных районах Новгородской земли ве ли А.В. Никитин, М.А. Сабурова, Н.В. Тухтина /VIII–50/. Круглые курганы словен новгородских в районе Бежецкой волости изучали А.Е. Леонтьев и Г.Н. Пронин /VIII–51/. Круглые курганы словен новгородских, выявленные в бассейне верхнего течения р. Луги, исследовали А.Н. Башенкин, Т.Л. Вер хорубова, Е.М. Колпаков, Г.С. Лебедев, В.В. Мильков, Н.И. Платонова, Г.Н. Пронин, З.В. Прусакова /VIII–52/. Обширные раскопки на Ижорском плато провел Е.А. Рябинин /VIII–53/. Раскопки курганов в юго-восточном Приладожье осуществили С.И. Кочкуркина, А.М. Линевский, В.А. Наза ренко /VIII–54/. В центральной части Новгородской земли и в окрестностях Новгорода вели археологические работы Т.Л. Верхорубова, В.Я. Конецкий, В.Г. Миронова, Г.Н. Пронин /VIII–55/.

Эти многочисленные исследования Г.С. Лебедева, И.И. Ляпушкина, В.В. Мавродина, Д.А. Мачинского, Е.Н. Носова, В.В. Седова, Г.Ф. Соло вьевой, П.Н. Третьякова последовательно привели к созданию крупных Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН обобщающих трудов. В своей наиболее крупной сводной работе В.В. Седов сформулировал следующие этапы распространения славянских племен на территории Северо-Западной Руси. В IV–VI вв. славянские племена при шли на эти земли, уже заселенные прибалто-финскими племенами. Сначала славянское население появилось в зонах будущего расселения псковских кривичей, затем освоение шло в сторону Приволховья, Приневья и При ладожья. В VIII–IX вв. славяне расселились в зонах автохтонного финно угорского населения (погребения в сопках — это памятники смешанного новгородского славяно-финского населения, а погребения в длинных курга нах — памятники смешанного расселения кривичей псковских и финского населения). В XI в. словене новгородские освоились на Ижорском плато и в нижнем течении рек Луги и Плюссы, прежде занятых водью, где с XII в.

появились поселения смешанного типа — славяно-водьские, а в XI–XIII вв.

происходило активное смешение славянского и водьского населения. Од новременно начиная с XI в. новгородские словене расселялись также в землях, ранее заселенных весью, — по рекам Сясе, Паше, Ояти /VIII–56/.

Параллельно проводились сводные археологические и этнокультурные ис следования финно-угорских племен, в том числе на территории Приневья.

Об этом писали О.Н. Бадер, А.С. Мыльников, Е.А. Рябинин, И.П. Шасколь ский, Л.Ю. Янитс /VIII–57/.

Массовые археологические данные дополнялись столь же массовыми исследованиями и материалами по этногенезу, исторической этнографии, исторической этнолингвистике, по истории формирования и распростране ния языков финно-угорской и славянской групп, по исторической краниоло гии и антропологии, а также по их территориальному и хронологическому взаимоотношению и взаимодействию. Сводные межэтнические работы вы полнили В.П. Алексеев, Т.И. Алексеева, В.Л. Васильев, А.В. Гадло, Р.Я. Де нисова /VIII–58/. О древних языках финно-угорской группы, сформировав шихся на берегах Балтийского моря (прибалтийско-финских языках), писал П.А. Аристэ /VIII–59/.

О формировании псковских, новгородских, северно-русских диалектов и говоров много информации можно найти в работах А.С. Герда, К.В. Горшко вой, З.В. Жуковской, К.Ф. Захаровой, Д.К. Зеленина, В.Г. Орловой /VIII–60/.

В данный период изданы крупные исследования по историческому фор мированию языков восточных славян: великорусского, украинского, бело русского (например, работы Ф.П. Филина), а также этнолингвистические обласные словари, в том числе посвященные северно-русским, новгородс ким, псковским горворам и истории их формирования /VIII–61/. Истори Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ческой топонимией и топонимикой занимались В.М. Мокиенко, Э.М. Мур заев /VIII–62/.

Викинги. Варяги. Норманнский вопрос Традиционно значимому для российской медиевистики острому «варяж скому» (или «норманнскому») вопросу посвящены разнообразные по тема тике исследования, в том числе А.Я. Гуревича, А.Г. Кузьмина, Г.С. Лебедева, Х. Ловмянского, В.А. Лыугаса, В.Т. Пашуто, Е.А. Рыдзевской, И.П. Шас кольского, G. Jones /VIII–63/.

Финны, финно-угры в целом, предшественники современных финнов на территории Финляндии, стали объектом изучения в работах К.Ф. Мей нандера, В.В. Седова /VIII–64/.

Водь изучал Е.А. Рябинин /VIII–65/.

Весь исследовала Л.А. Голубева /VIII–66/.

Емь (хяме, или тавасты), племена, жившие в области Хяме (на терри тории будущей Восточной Финляндии) и известные по летописным сведе ниям с 6550 (1042) г. О еми также имеются исследования, в их числе — ра боты Унто Сало /VIII–67/.

Об ижоре мы находим материалы в работах А. Лаанеста, Х.А. и А.Х. Мо ора /VIII–68/.

Этническая и военно-политическая история карел (корел) рассмотре на в работах Д.В. Бубриха, А.С. Жербина, Г.А. Панкрушева, Р.Ф. Тароевой, М. Хууре, И.П. Шаскольского /VIII–69/.

приладожская чудь — это особая этнолингвосоциальная субкультура, сформировавшаяся в зоне водных торговых путей вдоль р. Паши и по рекам Сясь, Тихвинка, Оять посредством объединения прибалтийско-финского («весь»), славянского («новгородские словены») и скандинавского («викин ги, варяги») населения. Приладожскую чудь (термин введен В.А. Назарен ко) изучала также Л.А. Голубева /VIII–70/.

Исторические, военно-политические и этнические моменты жизни при балтийско-финского племени сумь рассмотрены в работах И.П. Шасколь ского /VIII–71/.

Чудь изучали Р.А. Агеева, Х.А. Моора /VIII–72/.

Даже далекие, упоминаемые в летописях биармы, чаще всего локализу емые исследователями по берегам Северной Двины, на побережье Белого моря, представлены в работах К.Ф. Мейнандера /VIII–73/.

Археологические исследования позволяли решать не только этнические проблемы и проблемы территориального расселения, обрядности населе ния разных ареалов обитания и разных периодов. Формировались крупные Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН базы данных, позволявшие изучать различную типологию средневековых жилищ и поселений в целом. Так, В.М. Горюнова изучала фрагменты зданий и планировки поселка ремесленников на р. Ловати /VIII–74/. М.В. Фехнер осуществил сводную работу по выявлению закономерностей формирова ния сельских поселений в Древней Руси в X–XII вв. /VIII–75/. А.В. Кирь янов выпустил работу по истории землевладения Новгородской земли в X–XV вв. /VIII–76/. В рамках прикладных исследований представлена ра бота В.Л. Янина об изучении многообразия весовых и денежных систем в домонгольской Руси /VIII–77/.

История Новгородских земель в XV–XVI вв.

История борьбы Новгорода против присоединения к Московскому го сударству рассматривалась в работе А.С. Хорошевича /VIII–78/. Вопросы внешней политики Русского государства, особенно внешнеполитические взаимоотношения России с Данией и Ливонией рассматривались в рабо тах К.В. Базилевич, Н.А. Казаковой, А.Л. Хорошкевича, И.П. Шаскольского /VIII–79/. Истории подготовки и подписания Тявзинского договора посвя щена работа Ю.Б. Рябошпако /VIII–80/.

В связи со значительным ухудшением обстановки на западной границе Русского государства, на границе с Ливонией, предпринимались большие усилия по укреплению этой границы, по строительству и ремонту крепос тей. Этой темой занимался И.Э. Клейненберг /VIII–81/. История сопредель ных России государств и территорий также привлекала внимание исследова телей. Здесь можно упомянуть работы по истории Швеции, подготовленные С.Д. Ковалевским, по истории провинций Западной Финляндии, выполнен ные Унто Сало /VIII–82/.

Изучению системы местного управления в Русском государстве в XV– XVI вв. посвящены работы Н.Е. Носова и А.А. Зимина /VIII–83/.

Проблемы и особенности внутреннего развития территорий в составе Московского государства также привлекали исследователей. Изучение про цессов присоединения Пскова к Московскому государству вела Н.Н. Мас ленникова. Тема развития Новгорода и всей Новгородской земли в XV в.

стала традиционной для В.Н. Бернадского. Закономерности развития мо настырей и монастырских хозяйств на Руси и в России привлекли внима ние И.Ч. Будовница /VIII–84/. Крупной работой по истории землевладения на территориях Новгородской республики в XIV–XV вв. стали изданные в 1955 г. «Очерки» Л.В. Даниловой /VIII–85/.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Но наиболее масштабным среди крупнейших изданий этого периода можно назвать многотомный труд, подготовленный авторским коллективом под руководством А.Л. Шапиро. В эти десятилетия были выпущены пер вые три части сводного обобщающего труда «Аграрная история Северо-За пада России». Эта работа выполнена на основе изучения писцовых книг новгородского и московского периодов развития территорий бывшей Нов городской республики. Эти терриории с 1478 г. вошли в состав Великого Московского княжества. В первом томе (вышедшем в 1971 г.) рассмотрены данные переписи новгородских земель до перехода их в московское под данство (до 1478 г.), затем — после включения в состав московских земель (в 1470-е — 1490-е гг.) «по старому письму», окончательно — по данным новой генеральной переписи бывших новгородских земель, всех пяти пятин (в 1495–1505 гг.) — «по новому письму». Представлены подробные матери алы по всем пятинам. Во втором томе (изданном в 1974 г.) в сравнении с пе реписью 1495–1505 гг. рассмотрены данные переписей 1536–1545, начала 1550-х, 1560-х, 157-х, 1582–1585 гг., также по всем пятинам. В третьем томе проведен анализ обобщенных данных по развитию сельского хозяйства и крестьянских промыслов на территориях всех пятин /VIII–86/.

История приневья — Ингерманландии в XVII в.

В 1580-е гг. вся территория Приневья насильственно отошла к Швеции и стала называться Ингерманландией. Через несколько лет, в 1590-е гг., эти территории ненадолго были возвращены в состав России. Но в начале 1600-х гг.

они снова, уже на столетие, оказались под управлением Шведской короны.

Многие новгородские уезды и погосты превратились в шведские админист ративные уезды и погосты. Потеря этих территорий была для России очень болезненной. События данного периода традиционно становились одной из главных тем исследований данных территорий во всей исторической перспективе от древнейших времен до основания и последующего раз вития Санкт-Петербурга. Здесь можно упомянуть работу Л.Г. Бескров ного, посвященную анализу международных связей и стремлений России в XVII–XVIII вв. /VIII–87/. Исследование состояния русско-шведских от ношений в процессе подготовки, подписания и выполнения Столбовского мирного договора (1617 г.) и во время дипломатических посольских контак тов, включая «Великое посольство» (1633 г.), провели И.П. Шаскольский и Б.В. Поршнев /VIII–88/. А.С. Жербин изучал материалы переселения карел из Западной Карелии на российские земли /VIII–89/. Документы по тема Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН тике русско-шведских экономических отношений XVII в. представлены в специально изданном сборнике /VIII–90/.

Конкретные топографические особенности развития территории дельты Невы в конце шведского правления, за несколько лет до основания здесь Санкт-Петербурга, по материалам шведских и финских архивных данных и шведской картографии исследованы С.В. Сыроежиной и Е. Куйо /VIII–91/.

Изучению населения России в конце XVII — начале XVIII вв. посвящено исследование Я.Е. Водарского /VIII–92/. Выполнены и опубликованы исследо вания по генеалогии русских дворян, оставшихся на территории Приневья во времена, когда эта зона находилась во владении Шведской короны после 1580-х гг., и перешедших на службу Шведской короне. Так, известно исследова ние о роде Аминовых, ставших впоследствии шведскими дворянами /VIII–93/.

Историческая и политическая география приневья и приладожья.

Административно-территориальное деление Значительное внимание было уделено исторической географии. Среди изда ний этой направленности важной является обобщающая работа по древнерус ским княжествам, включившая также очерк А.В. Кузы по Новгородской земле X–XIII вв. О.М. Рапов издал исследование, посвященное древнерусским кня жеским владениям. Почти одновременно Г.С. Лебедев опубликовал сводную работу по археологическим памятникам Ленинградской области /VIII–94/. Ис следования по данному спектру тем на материалах историко-географических, историко-топонимических, расселенческих данных проводили Л.В. Алексеев, А.Б. Дитмар, В.С. Жекулин, О.М. Рапов, В.К. Яцунский /VIII–95/.

Торговые пути Комплексное изучение нумизматических находок на территории Древ ней Руси предприняли В.М. Потин и Е.Н. Носов. Сопоставление этих исто рико-археологических данных с исторической топонимикой, материалами истории и исторической географии позволили уточнить хронологические рамки и конкретные трассы вековых трансконтинентальных торговых пу тей, связывавших Восток с Европой и проходивших через территории Древ ней Руси /VIII–96/.

Значительное место уделено тематике исторических путей сообщения средневекового периода, соединявших города и земли Великого Новгорода с другими территориями России и зарубежными странами /VIII–97/.

Градостроительство Градостроительное развитие территорий Древнерусского государства, в том числе земель Великого Новгорода, а затем и Московской Руси, России до времен Петра I (в допетербургский период), рассмотрено в крупных ис Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН следованиях, в частности в работах В.А. Лаврова, Л.М. Тверского, М.Н. Ти хомирова, В.А. Шкварикова /VIII–98/. Б.А. Рыбаков составил и опублико вал карту населенных пунктов домонгольской Руси, упоминания о которых включены в древнерусские летописи /VIII–99/.

Фортификационное зодчество С древнейших времен Новгородская земля оставалась пограничной тер риторией, рубежом между Древнерусским государством и иноземными го сударствами, между славянским народом и «немцами», между православ ными и католиками, затем протестантами (реформаторским миром). Такой порубежный характер земли предопределил особое внимание к созданию крепостей и в целом к крепостному (фортификационному) зодчеству. Сре ди многих работ, в которых рассматривалась данная тема, можно отметить труды В.Н. Базягина, Е.А. Кальюнди, А.Н. Кирпичникова, В.В. Косточкина, П.А. Раппопорта /VIII–100/.

Города и населенные пункты Особое внимание исследователей традиционно уделено собственно на селенным пунктам Новгородской земли. Внимание привлекали не только крупнейшие города и крепости, но и малые города (пригороды), городища, рядки и т.д. В наибольшей мере археологическая и историческая традиции исследования коснулись, конечно же, крупнейших и крупных городов и на селенных пунктов. За столетия сформировался огромный фонд научных ис следований, посвященных различным аспектам функционирования городов Древней Руси в целом и городов Северо-Запада России в частности. Прак тически во всех исследованиях в различной мере затрагиваются проблемы государственности и проявления столичности в главных городах Древней Руси, проблемы становления городов и поселений разной функциональной направленности и разной социокультурной значимости (стольных, удель ных, ремесленно-торговых, этнических и крепостных центров, феодаль ных замков и т.д.), проблемы социальной, политической, функциональной жизни городского и сельского населения. Процессы градоформирования, градостроительства и градофункционирования традиционно включены ис следователями в круг важнейших проблем политико-социального генезиса Древней Руси — Сосковской России. Зарождение, формирование, расцвет и увядание городов и всего спектра населенных пунктов столь же традицион но оцениваются в качестве одной из важнейших составляющих формирова ния древнерусской государственности. Именно поэтому большое внимание в исследованиях уделяется возникновению, развитию городов и градостро ительным характеристикам и параметрам создаваемой веками древнерус Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ской / российской среды обитания. Среди крупнейших и крупных населен ных пунктов Северо-Запада России допетербургского периода наибольшее внимание привлекали следующие города и населенные пункты.

Валаамский монастырь. Запрещенный к рассмотрению в предыдущие десятилетия Валаам, как и многие другие монастыри, наконец-то привлек внимание исследователей. Наиболее крупная работа — популярный очерк истории зарождения и развития Валаамского монастыря Л.Я. Резникова /VIII–101/.

Ивангород. Монументальная крепость Ивангород привлекла внимание известного исследователя древнерусских крепостей В.В. Косточкина, а так же молодого археолога О.М. Иоаннесяна /VIII–102/.

Изборск. Исследования Изборского городища вел В.В. Седов, уточняя не только изначальное его размещение, но и этническую принадлежность вы явленного городища /VIII–103/.

Копорье. Дошедшая до нашего времени древнерусская крепость Копорье не удостоилась явного внимания, как другие крепости, однако здесь следует отметить иследование А.Н. Кирпичникова и О.В. Овсянникова /VIII–104/.

Корела. В советское время исследователи России опубликовали не сколько крупных статей и книг, в которых внимательно изучены и проана лизированы отдельные исторические периоды жизни крепости и города Корелы-Кекисальми-Кексгольма-Приозерска. Значительная историческая информация о Кореле-Кексгольме включена в монографии В.Н. Бернадско го и И.П. Шаскольского /VIII–105/. В конце 1950-х гг. издана основательная монография финских ученых /VIII–106/. Архитектурные и археологичес кие исследования первоначальной крепости и последующих перестроек, в том числе изучение особенностей перемещения крепости на новые мес та с новым строительством, предпринимали А.А. Драги, Е.А. Кальюнди, А.Н. Кирпичников, В.В. Косточкин. В 1972–1976 гг. на территории древней Корелы были проведены археологические раскопки /VIII–107/. Одновре менно В.И. Громов и И.П. Шаскольский издали историко-краеведческий очерк развития Приозерска, включивший и краткое описание многовековой истории жизни города до прихода сюда войск Петра I /VIII–108/.

Ладога. Древнейший город на территории Приладожья. Неизменно привле кал к себе внимание исследователей разных направлений и специальностей:

историков, археологов, историков фортификации, историков архитектуры, искусствоведов, архитекторов, реставраторов и т.д. Неизменно выделялись три крупнейших направления изучения Ладоги и ее окрестностей: изучение крепостного зодчества, раскопки сопок, раскопки на ладожском городище.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Еще в 1948 г. П.А. Раппопорт проводил исследования Ладожской кре пости и пришел к выводу, что вся крепость на Ладожском мысу целиком относится к концу XV — началу XVI вв. /VIII–109/. Затем Г.Ф. Корзухина предложила иную датировку /VIII–110/. В 1972–1975 гг. археологическая экспедиция под руководством А.Н. Кирпичникова заново произвела раскоп ки в Ладожской крепости. В процессе раскопок выявлены каменная кладка квадратной башни и стен конца IХ — начала Х вв.;

каменная кладка стен 1114 г.;

каменная кладка Тайницкой башни 1490-х гг. Эти раскопки позво лили А.Н. Кирпичникову сделать вывод, что Ладога, наряду с Переяславлем Русским, была самой ранней каменной крепостью Древней Руси /VIII–111/.

В Ладоге и ее окрестностях уже проводились планомерные ежегодные рас копки /VIII–112/. В эти годы разгорались жаркие дискуссиии о том, к каким этносам принадлежало население средневековой Ладоги. Кто проживал в Ладоге на протяжении веков? Знаменитые ладожские сопки являлись мемо риальными объектами какой этнической принадлежности? Именно Ладога и ее археологические материалы стали одним из факторов возобновления дискуссий по знаменитому «норманнскому вопросу» /VIII–113/.

Ниен и Ниеншанц. Начал возвращаться профессиональный интерес к истории существования и отдельным событиям в жизни шведского горо да Ниена, основанного шведами в устье р. Охты в 1611 г., и сооруженной рядом в 1659–1661 гг. шведской крепости Ниеншанц. В предшествующие десятилетия эта тема по разным причинам была вне внимания исследовате лей. Сейчас о малоизвестных, вернее забытых, моментах штурма русскими войсками крепости Ниеншанц напомнил А.И. Любимов /VIII–114/.

Новгород. В наибольшей мере археологическая, историческая и искусст воведческая традиции изучения коснулись Новгорода. Среди крупнейших направлений изучения господина Великого Новгорода в первую очередь можно упомянуть комплексные исторические и археологические исследо вания, охватывающие многовековую историю жизни города. Например, в работе И.Э. Клейненберга рассмотрен известный торговый договор Нов города с Готским берегом и немецкими городами Ганзы (1262–1263 гг.) /VIII–115/. Н.А. Казакова, Я.С. Лурье, А.П. Пронштейн и А.С. Хорошев изучали социально-экономическую и политическую историю города, в том числе и роль церкви в социальном развитии города /VIII–116/. А.Л. Хорош кевич рассмотрел торговые взаимосвязи Новгорода с Западной Европой до момента присоединения Новгорода к Московскому государству /VIII–117/.


Сводные обобщающие работы по истории, культуре, религии средневеково го Новгорода опубликовали В. Гиппенрейтер, Э. Гордиенко, В.Н. Лазарев, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Д.С. Лихачев, Н.Г. Порфиридов, М.Н. Тихомиров, С. Ямщиков /VIII–118/.

Значительный материал о Новгороде и новгородской городской культуре представлен в «Очерках истории СССР. Период феодализма» /VIII–119/.

Серию исследований предпринял В.Л. Янин, один из руководителей постоянной Новгородской археологической экспедиции /VIII–120/. Найден ные в процессе археологических раскопок уникальные берестяные грамоты стали объектом пристального внимания многих исследователей, в первую очередь Л.П. Жуковской, Л.В. Черепнина, В.Л. Янина /VIII–121/.

Исследования охватили историю градостроительного формирования и развития Новгорода на протяжении веков, вплоть до первой половины XVIII в. Предприняты усилия по выявлению и уточнению исторической планировочной системы, как известно существенно измененной в XVIII– XX вв. Здесь следует упомянуть монографии М.К. Каргера, И.И. Кушнира, В.Л. Янина, статьи А.В. Воробьева /VIII–122/.

Постоянно изучалась история создания и перестроек системы оборони тельных сооружений Новгорода, включая Кремль, Окольный город, Земля ной город. Рассматривались фортификационные, градостроительные, архи тектурно-строительные и технологические аспекты. Этим темам посвящены работы А.Л. Монгайта, А.В. Воробьева, С.Н. Орлова, В.Л. Янина /VIII–123/.

Средневековая школа новгородского зодчества также находилась в цен тре внимания. Изучение многих памятников храмовой архитектуры, отде льных сохранившихся в войне общественных и жилых зданий, уникальной новгородской школы фресковой и иконописной живописи, разработка про ектов реставрации зданий и сооружений в сформированных после войны новгородских специальных реставрационных мастерских — все это стало крупным явлением в изучении средневековой культуры Новгорода. Среди работ этого направления нужно упомянуть исследования М.Е. Алешковско го, А.В. Воробьева, А.В. Поппэ, А.И. Семенова, С.О. Шмидта /VIII–124/.

Особое значение имеют натурные и теоретические исследования знаме нитых архитекторов-реставраторов новгородских реставрационных мас терских: Т.В. Гладенко, Л.Е. Красноречьева, Г.М. Штендера, Л.М. Шуляк /VIII–125/.

Изучение уникальной древнерусской школы фресковой живописи, ико нописи, миниатюр также стало явлением мирового уровня. Исследование отдельных икон, а также целостных иконостасов многочисленных новго родских храмов и храмов Новгородской земли позволило выявить основ ные особенности всемирно известной новгородской иконописной школы.

В безграничном пласте исследований по тематике новгородской иконописи Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН к наиболее крупным искусствоведческим работам можно отнести работы Г.И. Вздорнова, Т.Б. Вилинбаховой, Э.А. Гордиенко, Л.Ф. Жегина, В.Н. Ла зарева, В.К. Лауриной, Л.Д. Лихачевой, Г.Д. Петровой, Н.Г. Порфиридова, Э.С. Смирновой /VIII–126/.

Специального исследования требовали не только иконы, но и иконоста сы в целом. Так, В.В. Филатов проводил изучение иконостаса Софийского собора в новгородском Кремле /VIII–127/.

Параллельно велось масштабное изучение знаменитых фресок нов городских храмов. За эти годы сформировалась, так же как и для новго родской иконописи, целая научная школа изучения новгородских фресок.

Крупнейшие работы подготовили и издали В.Н. Алпатов, В.Г. Брюсова, Г.И. Вздорнов, Н.Н. Герасимов, Ю.Н. Дмитриев, Г.С. Колпакова, В.Н. Лаза рев, Н.Г. Порфиридов, Ю.Г. Малков, Т.А. Ромашкевич /VIII–128/.

Велось изучение предметов прикладного искусства, в том числе дере вянных и каменных резных крестов, деревянных изделий, металлических иконок и крестов, крестов, новгородских рукописей с их миниатюрами.

Здесь крупнейшими были работы Г.Н. Бочарова, В.Н. Лазарева, Н.Е. Мневой, О.С. Поповой /VIII–129/.

Олонец. Древний Олонец также отмечен вниманием. О нем писали Ф.И. Егоров, С.И. Кочкуркина, О.В. Овсянников /VIII–130/.

Орешек. Первое историко-архитектурное обследование крепости Оре шек осуществил в 1953 г. В.В. Косточкин. Он установил, что крепость от носится к XVI в. В ней также имеются каменные строения XVIII–XX вв.

/VIII–131/. В 1968–1970 гг. на острове проведены археологические раскоп ки, которыми руководил А.Н. Кирпичников. Была выявлена первоначаль ная крепость XIV в. Архитектор В.М. Савков выполнил проект реставрации всей крепости /VIII–132/.

Псков. Стольный город Псков и Псковская земля рассматривались во многих иследованиях, посвященных различным граням исторической жиз ни города и его пригородов (предместий, предместных территорий). Ис торию присоединения Пскова к Московскому государству рассматривала Н.Н. Масленникова /VIII–133/. С.В. Белецкий проводил археологическое изучение территории Псковской земли в целом. К.М. Плоткин изучал го родище Камно /VIII–134/. Вопросы градостроительного развития Пскова в целом, его Кремля, топографии города, архитектурные особенности псковс кого храмового, жилого и общественного зодчества подробно рассмотрены в трудах Н.Н. Воронина, Б.Б. Кафенгауза, Г.Я. Мокеева, Ю.П. Спегальского /VIII–135/.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Народное деревянное зодчество русского Севера. Общественное вни мание концентрировалось на малоизученном в предыдущие периоды гран диозном по масштабам и формам явлении народного деревянного зодчества Русского Севера, в том числе и территорий Новгорода Великого. Массовый характер приобрело натурное изучение памятников деревянного зодчества, велись историко-архитектурные и архивные исследования, расширялись масштабы консервационных и реставрационных работ, реализовывалась идея создания крупных музев деревянного зодчества. Проблемы изучения, реставрации и музеефикации построек и комплексов деревянного зодчест ва Карелии и северо-восточных территорий Ленинградской области, восхо дящих к допетербургскому периоду, рассмотрены в трудах С. Агафонова, Л.В. Андреевой, И. Бартенева, М.И. Коляды, Е.В. Кондратьевой, Л.Е. Крас норечьева, В.А. Крохина, Г.Н. Логвина, А.В. Ополовникова, В.П. Орфин ского, Л.Я. Тынтаревой, Л.А. Филипповой, Б. Федорова /VIII–136/.

*** VIII–1. Семенцов С.В. 1) Историография Приневья и Санкт-Петербурга // Скан динавские чтения 2002 г. Этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб., 2003. С. 144–174;

2) Историография Приневья и Санкт-Петербурга. Предыстория Санкт-Петербурга: история территорий Приневья до основания Санкт-Петербурга.

Часть II: издания конца XIX — середины XX вв. // Скандинавские чтения 2004 г. СПб., 2006. С. 418–436.

VIII–2. Гуревич А.Я. 1) Проблемы генезиса феодализма. М., 1970;

2) Категории средневековой культуры. М., 1972.

VIII–3. Геродот. История в девяти книгах / Под общ. ред. С.А. Утченко. Л., 1972.

VIII–4. Иордан. О происхождении и деяниях гетов: Памятники средневековой исто рии народов Центральной и Восточной Европы / Вступ. ст., пер., комм. Е.Ч. Скржинс кой. М., 1960.

VIII–5. Тацит Корнелий. О происхождении германцев и местонахождении Германи ии // Корнелий Тацит. Сочинения: В 2-х т. Л., 1969. Т. 1.

VIII–6. Лаврентьевская и Суздальская летописи по Академическому списку // Пол ное собрание русских летописей. М., 1962. Т. 1.

VIII–7. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.;

Л., 1950.

VIII–8. Повесть временных лет. М.;

Л., 1950;

1966.

VIII–9. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под ред. С.Н. Валка. М.;

Л., 1949.

VIII–10. Разрядная книга 1475–1598 гг. М., 1966;

Разрядная книга 1559–1605 гг. М., 1974;

Разрядная книга 1475–1605 гг. М., 1977. Т. 3. Ч. 3.

VIII–11. Львов А.С. Лексика «Повести временных лет». М., 1975;

Рыбаков Б.А.

«Слово о полку Игореве» и его современники. М., 1967;

Хабургаев Г.А. Этнонимия «Повести временных лет». М., 1979.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–12. Английские средневековые источники XI–XIII вв. / Тексты, пер., комм.

В.И. Матузовой. М., 1979.

VIII–13. Новосельцев А.П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI– IХ вв. // Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.

VIII–14. Старшая Эдда / Пер. А.И. Корсуна, под ред. М.И. Стеблин-Каменского. М.;

Л., 1963;

Младшая Эдда / Изд. подгот. О.А. Смирницкая и М.И. Стеблин-Каменский.

Л., 1970.

VIII–15. Стеблин-Каменский М.И. Древнескандинавская литература. М., 1979.

VIII–16. Мельникова Е.А. 1) Древняя Русь в исландских географических сочинени ях. М., 1976;

2) Скандинавские рунические надписи (тексты, перевод, комментарий).

М., 1977.

VIII–17. Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги как источник по истории наро дов Европейской части СССР X–XIII вв.: Автореф. канд. дисс. … канд. ист. наук. М., 1978;

Loennroth L. Rhetorical Persuation in the Sagas // Scandinavian Studies. 1970. Vol.

42. № 2. P. 157–189;

Schach H. Some Forms of Writer Intrusion in the Islendingasoegur // Skandinavian Studies. 1970. Vol. 42. № 2. P. 128–156.

VIII–18. Сборник документов по истории СССР. IX–XIII вв. / Под ред. В.В. Мавро дина. Л., 1970.

VIII–19. Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX–XIV вв. // Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. 1978 г. М., 1978.


VIII–20. Шаскольский И.П. Материалы по истории Ижорской земли и Корельского уезда XVII в Государственном архиве Финляндии // Вспомогательные исторические дисциплины. 1979. Т. ХI. С. 113–134.

VIII–21. Свердлов М.Б. Сведения скандинавов о географии Восточной Европы в IХ–ХI вв. // История географических знаний на севере Европы. Л., 1973.

VIII–22. Кирпичников А.Н. Опыт комплексного использования писцовых книг и ис торической топографии для характеристики средневекового города // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1979. Т. 11.

VIII–23. Bagrow L., Koehlin H. Maps of the Neva river and adjacent areas in Swedisch archives.Malmoe, 1953;

Bagrow L. A history of Russian cartography up to 1800 / Ed. by H.W. Castner. Wolfe Island;

Ontario, 1975.

VIII–24. Колгушкин В.В. Описание старинных атласов, карт и планов XVI, XVII, XVIII веков и половины XIX века, хранящихся в aрхиве Центрального картографичес кого производства ВМФ. Л., 1958.

VIII–25. Золотницкая Р.Л. Карта бассейна реки Невы 1698 года // Петербург-Ленин град: Историко-географический атлас. Л., 1957. Ч. 1. С. 4.

VIII–26. Гадзяцкая О.С., Крайнов Д.А. Новые исследования неолитических памят ников Верхнего Поволжья // КСИА. М., 1965. Вып. 100;

Грач А.Д. Археологические раскопки в Ленинграде. Л., 1957;

Долуханов П.М. 1) Послеледниковая история Балтики и хронология неолита // Новые методы в археологических исследованиях. М.;

Л., 1963;

2) Поздне- и послеледниковая история Балтийского моря и археологических культур в его бассейне. Автореф. дисс. … канд. геол. наук. Л., 1965;

История Балтики. Л., 1969;

Панкрушев Г.А. Мезолит и неолит Карелии. Л., 1978.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–27. Гумилев Л.Н. Этнос и ландшафт // Известия Всесоюзного географического общества. 1968. Вып. 100. № 3.

VIII–28. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951.

VIII–29. Носов Е.Н. Источники по славянской колонизации Новгородской земли // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1974. Вып. 6.

VIII–30. Гурина Н.Н. 1) Древняя история Северо-Запада Европейской части СССР // МИА. М.;

Л., 1961. Т. 87;

2) Из истории древних племен западных областей СССР (по материалам Нарвской экспедиции) // МИА. Л., 1967. Т. 144;

Кочкуркина С.И. Контакты населения северо-западного Приладожья с Эстонией и Финляндией в I — начале II тыс.

н.э. // Скандинавский сборник. 1978. Т. XXIII;

Моора Х., Лиги Х. Хозяйство и обще ственный строй народов Прибалтики в начале ХIII в. Таллинн, 1969.

VIII–31. Вернадский Г.В. История России: Древняя Русь. Тверь;

Греков Б.Д. Киевс кая Русь. М., 1953;

Насонов А.Н. «Русская земля» и образование Древнерусского госу дарства. М., 1951;

1966;

Шмидт С.О. Древняя Русь и славяне. М., 1978.

VIII–32. Лазарев В.Н. Искусство средневековой Руси и Запада (XI–XV вв.) // XIII Международныйконгресс исторических наук (Москва, 16–23 августа 1970 г.): Тексты докладов. М., 1970.

VIII–33. Попова О.С. Искусство Москвы и Новгорода первой половины XIV века и его связи с Византией: Дисс. … кандидата искусствоведения. М., 1973;

Тихомиров М.Н.

Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969.

VIII–34. Рамм Б.Я. Папство и Русь в Х–ХV веках. М.;

Л., 1959.

VIII–35. Исторические связи Скандинавии и России IХ–ХХ вв. // Сб. статей / Под ред. Н.Е. Носова, И.П. Шаскольского. Л., 1970.

VIII–36. Пашуто В.Т. Русско-скандинавские отношения и их место в истории Восточ ной Европы // Скандинавский сборник. Таллинн, 1970. Вып. 15;

Шаскольский И.П. Борь ба Руси против крестоносной агрессии на побережье Балтики в XII–XIII вв. Л., 1978.

VIII–37. Глазырина Г.В. Скандинавские «саги о древних временах» как историчес кий источник (На материале «Саги о Тидреке Бернском»): Автореф. дисс. … канд. ист.

наук. М., 1979;

Ловьмянский Х. Рерик фрисландский и Рюрик новгородский // Сканди навский сборник. Таллинн, 1963. Вып. 7;

Мельникова Е.А. Экспедиция Ингвара путе шественника на восток и походы русских на Византию в 1043 г. // Скандинавский сбор ник. Таллинн, 1976. Т. 21;

Рыдзевская Е.А. Сведения по истории Руси XIII в. в саге о короле Хаконе // Исторические связи Скандинавии и России: Сб. ст. Л., 1970.

VIII–38. Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники Древней Руси IX–XI вв. Л., 1978;

Клейн Л.С. 1) Генераторы народов // Древняя Сибирь. Новоси бирск, 1974;

2) Археологические источники. Л., 1978;

Лебедев Г.С., Рябинин Е.А. Сопки и жальники // Проблемы археологии. Л., 1978. Вып. 2;

Седов В.В. 1) Антропологические типы населения северо-западных земель Великого Новгорода // КСИА. 1952. Вып. XV;

2) Этнический состав населения Новгородской земли // Финно-угры и славяне. Л., 1979.

С. 75;

Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М.;

Л., 1966.

VIII–39. Гроздилов Г.П. Археологические памятники Старого Изборска // АСГЭ.

1965. № 7. С. 77–87;

Седов В.В. 1) Казихинские курганы на Великой // КСИА. 1969.

№ 120. С. 91–96;

2) Грицковские курганы // КСИА. 1971. № 125. С. 52–58.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–40. Лебедев Г.С. Длинные курганы Верхнего Полужья // КСИА. 1974. № 139.

С. 69–73.

VIII–41. Седов В.В. Длинные курганы кривичей // САИ. 1974. Вып. Е 1–8.

VIII–42. Носов Е.Н., Верхорубова Т.Л., Конецкий В.Я. Исследования сельских по селений в Новгородской области // Археологические открытия-1975. М., 1976;

Носов Е.

Н., Верхорубова Т.Л. Исследования комплекса культуры длинных курганов на оз. Съез жем в Новгородской обл. // Археологические открытия-1976. М., 1977.

VIII–43. Лесман Ю.М., Виноградов А.В. Работы Оредежского отряда // Археологи ческие открытия-1978. М., 1979.

VIII–44. Куза А.В. Раскопки курганов в Новгородчине // Археологические откры тия-1965. М., 1966.

VIII–45. Седов В.В. Новгородские сопки // САИ. 1970. Вып. Е 1–8.

VIII–46. Назаренко В.А. О работах Волховского отряда // Археологические открытия 1970. М., 1971. С. 4;

Носов Е.Н., Конецкий В.Я. Исследования на урочище Плакун близ Старой Ладоги // Археологические открытия-1973. М., 1974. С. 23–24;

Петренко В.П., Крапивина Г.А., Теребихин Н.М., Лебедев Г.С. Работы в Ленинградской области // Ар хеологические открытия-1972. М., 1973. С. 35–36;

Петренко В.П. 1) Исследования пог ребальных памятников Северного Поволховья // Археологические открытия-1974. М., 1975. С. 32–33;

2) Раскопки сопки в урочище Победище близ Старой Ладоги // КСИА.

1977. № 150. С. 55–62;

Петренко В.П., Кучер А.Л., Рацко В.В. Раскопки погребальных памятников в низовьях Волхова // Археологические открытия-1975. М., 1976. С. 35;

Петренко В.П., Конаков Н.Д., Рогачев М.Б. Некоторые сведения о сопках Северного По волховья // Проблемы истории и культуры Северо-Запада РСФСР. Л., 1977. С. 85–90.

VIII–47. Белецкий С.В. Охранные раскопки под Псковом // Археологические откры тия-1975. М., 1976. С. 6–7.

VIII–48. Булкин В.А., Дубов И.В., Лебедев Г.С. Археологические памятники древ ней Руси IX–XI вв. Л., 1978;

Лебедев Г.С. 1) Начало Верхней Руси по данным археоло гии // Проблемы истории и культуры северо-запада РСФСР. Л., 1977. С. 90–95;

2) Новые данные о длинных курганах и сопках // Проблемы археологии и этнографии. Л., 1977.

VIII–49. Гроздилов Г.П. Археологические памятники Старого Изборска // АСГЭ.

1965. № 7. С. 74–77;

Колосова И.О. Раскопки кургана у д. Волженец // Археологичес кие открытия-1978. М., 1979. С. 15;

Подвигина Н.Л. Раскопки курганов в Псковской об ласти // СА. 1965. № 1. С. 293–296;

Седов В.В. 1) Мальский курганно-жальничный мо гильник близ Изборска // КСИА. 1976. № 146. С. 87–95;

2) Себежские курганы // КСИА.

1977. № 150. С. 69–74;

Тюленев В.А., Тюленева О.И. 1) Раскопки курганов у д. Еруса лимская // Археологические открытия-1976. М., 1977. С. 36;

2) Продолжение работ у д.

Ерусалимская // Археологические открытия-1977. М., 1978. С. 41–42;

Хвощинская Н.В.

1) О новом типе курганов в могильнике у д. Залахтовье // КСИА. 1977. № 150. С. 62–68;

2) Исследование погребальных памятников на восточном берегу Чудского озера // Ар хеологические открытия-1978. М., 1979. С. 43–44.

VIII–50. Никитин А.В. Городище и могильник у д. Крестцы (Устюженский р-н Во логодской обл.) // КСИА. 1974. Вып. 139. С. 102–105;

Сабурова М.А. Женский головной убор у славян (по материалам Вологодской экспедиции) // СА. 1974. Вып. 2. С. 85–97;

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Тухтина Н.В. 1) Об этническом составе населения бассейна р. Шексны в X–XII вв. // Труды ГИМ. 1966. Вып. 40. С. 120–140;

2) Работы Вологодской экспедиции // Археоло гические открытия-1977. М., 1978. С. 41;

3) Работы Вологодской экспедиции // Архео логические открытия-1979. М., 1980. С. 36.

VIII–51. Леонтьев А.Е., Пронин Г.Н. Древнерусские памятники в районе озера Ве рестово // СА. 1978. Вып. 2. С. 272–282.

VIII–52. Верхорубова Т.Л. Работы Новгородского музея-заповедника // Археологи ческие открытия-1979. М., 1980. С. 4–5;

Лебедев Г.С., Башенкин А.Н., Колпаков Е.М. Ра боты в д. Конезерье на оз. Врево // Археологические открытия-1978. М., 1979. С. 31–32;

Платонова Н.И. Исследование в Полужье // Археологические открытия-1979. М., 1980.

С. 26–27;

Пронин Г.Н., Мильков В.В. Раскопки в Новгородской земле // Археологи ческие открытия-1977. М., 1978. С. 30;

Прусакова З.В. Работы в д. Конезерье на оз. Вре во // Археологические открытия-1979. М., 1980. С. 27.

VIII–53. Рябинин Е.А. 1) Археологические памятники Вотской земли // СА. 1976. № 1.

С. 211–219;

2) Исследования в Ленинградской обл. // Археологические открытия-1977. М., 1978. С. 32–33;

3) Ижорская экспедиция // Археологические открытия-1978. М., 1979. С. 33– 34;

Исследования 1975 г. на Ижорской возвышенности // КСИА. 1980. Вып. 160. С. 76–82.

VIII–54. Кочкуркина С.И. Юго-восточное Приладожье в X–XIII вв. Л., 1973;

На заренко В.А. 1) О погребальном ритуале приладожских курганов с очагами // КСИА.

1974. Вып. 140. С. 39–45;

2) Раскопки круганов на Тихвинке // КСИА. 1976. Вып. 146.

С. 96–100;

3) Исторические судьбы Приладожья и их связь с Ладогой // Славяне и Русь.

Киев. 1979. С. 106–115;

4) Об этнической принадлежности приладожских курганов // Финно-угры и славяне. Л., 1979. С. 152–157.

VIII–55. Конецкий В.Я., Верхорубова Т.Л. Работы Новгородского музея // Археоло гические открытия-1978. М., 1979. С. 16–17;

Конецкий В.Я. Исследование грунтовых могильников и сопок в Приильменье // Археологические открытия-1979. М., 1980.

С. 11–12;

Миронова В.Г., Пронин Г.Н. Работы Ильменской экспедиции // Археологичес кие открытия-1979. М., 1980. С. 20–21;

Пронин Г.Н. Работы Ильменской экспедиции // Археологические открытия-1978. М., 1979. С. 30–31.

VIII–56. Лебедев Г.С. 1) Начало Верхней Руси по данным археологии // Проблемы истории и культуры Северо-Запада РСФСР. Л., 1977;

2) Новые данные о длинных кур ганах и сопках // Проблемы археологии и этнографии. Л., 1977;

Ляпушкин И.И. 1) Архе ологические памятники славян лесной зоны Восточной Европы накануне образования Древнеруского государства // Культура Древней Руси. М., 1966;

2) Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства // МИА. Л., 1968. № 152;

Мавродин В.В. Происхождение русского народа. Л., 1978;

Мачинский Д.А. К вопросу о территории обитания славян в I–VI веках // Археологический сборник Государственно го Эрмитажа. Л., 1976. Вып. 17;

Носов Е.Н. Источники по славянской колонизации Нов городской земли // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1974. Вып. 6;

Се дов В.В. 1) Этнический состав населения северо-западных земель Великого Новгорода (IX–XIV вв.) // Советская археология. 1953. Т. XVIII;

2) Славяне верхего Поднепоровья и Подвинья // МИА. М., 1970. Вып. 163;

3) Происхождение и ранняя история славян.

М., 1979;

4) Восточные славяне в VI–XIII вв. М., 1982;

Соловьева Г.Ф. Славянские сою Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН зы племен по археологическим материалам VIII–XIV вв. // Советская археология. 1963.

№ 2;

Третьяков П.Н. 1) Восточнославянские племена. М., 1953;

2) Восточные славяне и балтский субстрат // Советская этнография. 1967. № 4.

VIII–57. Бадер О.Н. О древних финно-уграх на Урале и древних финнах между Уралом и Балтикой // Проблемы археологии и древней истории угров. М., 1972;

Мыльников А.С. Раз работка истории этнокультурных процессов в Ленинграде и области и некоторые вопросы источниковедения // Этнографические исследования Северо-Запада СССР. Л., 1977. С. 154– 155;

Рябинин Е.А. Чудские племена древней Руси по археологическим данным // Финно угры и славяне. Л., 1979;

Шаскольский И.П. Проблемы этногенеза прибалтийско-финских племен Юго-Восточной Прибалтики в свете данных современной науки // Финно-угры и славяне. Л., 1979;

Янитс Л.Ю. Древнейшие культурные группы на территории распростра нения прибалтийских финнов // Вопросы финно-угроведения. Саранск, 1975. VI.

VIII–58. Алексеев В.П. 1) Происхождение народов Восточной Европы. М., 1969;

Кра ниологические характеристики населения Восточной Фенноскандии // Расогенетические процессы в этнической истории. М., 1974;

Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян.

М., 1973;

Васильев В.Л. Географическая терминология в говорах Новгородской области (ареально-семасиологический анализ на восточнославянском фоне): Автореф. … канд.

дисс. … канд. филол. наук. СПб., 1995;

Гадло А.В. Этногенез восточных славян: Со ветская историография Киевской Руси. Л., 1978;

Денисова Р.Я. 1) Антропология древних балтов. Рига, 1975;

2) Этногенез латышей (по данным краниологии). Рига, 1977.

VIII–59. Аристэ П.А. Формирование прибалтийско-финских языков в древнейший период их развития // Вопросы этнической истории эстонского народа. Таллинн, 1956.

VIII–60. Герд А.С. 1) Из истории связей псковских говоров с другими славянскими языками и диалектами // Псковские говоры. Псков, 1968. Вып. 2;

2) О некоторых воп росах славянской исторической диалектологии // Северные говоры. Л., 1975. Вып. 2;

3) Русские говоры в бассейне реки Оять // Очерки по лексике севернорусских говоров.

Вологда, 1975;

4) О языковом союзе на Северо-Западе РСФСР // Ареальные исследо вания в языкознании и этнографии. Л., 1978;

5) К истории говоров Заонежья // Север норусские говоры. Л., 1979. Вып. 3;

Горшкова К.В. Очерки исторической диалектоло гии Северной Руси. М., 1968;

Жуковская З.В. О типе говоров Южного Приладожья и Прионежья // Ученые записки Псковского педагогического института. 1967. Вып. 7;

Захарова К.Ф., Орлова В.Г. Диалектное членение русского языка. М., 1970;

Зеленин Д.К.

О происхождении северновеликоруссов Великого Новгорода // Доклады и сообщения Института языкознания АН СССР. М., 1954. Вып. 4.

VIII–61. Филин Ф.П. 1) Образование языка восточных славян. М.;

Л., 1962;

2) Про исхождение русского, украинского и белорусского языков. Л., 1972;

Русская диалектоло гия / Под ред. Р.И. Аванесовой, В.Г. Орловой. М., 1964;

Русские: Историко-этнографи чекий атлас. М., 1967;

Образование севернорусского наречия и среднерусских говоров.

М., 1970;

Псковский областной словарь с историческими данными / Под ред. Б.А. Лари на, А.И. Лебедевой и др. Л., 1967–1996. Вып. 1–7;

Псковские говоры. Псков, 1962;

1968;

1973;

1979;

Северноруские говоры. Л., 1970. Вып. 1;

Л., 1975. Вып. 2;

Л., 1979. Вып. 3.

VIII–62. Мокиенко В.М. Лингвистический анализ местной географической терминоло гии: Автореф. … канд. филол. наук. Л., 1969;

Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. М., 1974.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–63. Гуревич А.Я. Походы викингов. М., 1966;

Кузьмин А.Г. К вопросу о проис хождении варяжской легенды // Новое о прошлом нашей страны. М., 1967. С. 42–53;

Ле бедев Г.С. Социальная топогафия могильника «эпохи викингов» в Бирке // Скандинавс кий сборник. Таллинн, 1977. Вып. 22;

Ловмяньский Х. Рерик «фрисландский» и Рюрик новгородский // Скандинавский сборник. Таллинн, 1963. Вып. 7;

Лыугас В.А. Отраже ние прибалтийско-скандинавских связей в работах археологов Советской Прибалтики // Материалы Межреспубликанской научной конференции по источниковедению и исто риографии. Вильнюс, 1978;

Пашуто В.Т. Русско-скандинавские отношения и их место в истории Восточной Европы // Скандинавский сборник. Таллинн, 1970. Вып. 15;

Рыд зевская Е.А. О роли варягов в Древней Руси // Древняя Русь и Скандинавия IХ–ХIV вв.

М., 1978;

Шаскольский И.П. Норманская теория в современной буржуазной науке. М.;

Л., 1965;

Jones G. A History of the Vikings. Oxford;

N.Y., 1968;

Kulturhistorisk Leksikon for Nordisk Middelalder. I–XXII. Copenhagen, 1956–1978;

Reallexikon der Germanischen Altertumskunde. Berlin;

N.Y., 1968.

VIII–64. Мейнандер К.Ф. Проблема происхождения финно-угров по данным архе ологии // Этногенез финно-угров по данным антропологии. М., 1974;

Meinander C.E.

Die Bronzezeit in Finnland // Suomen Muinaismuistajhdistyksen Aikakausikirja. 1954. 54;

Седов В.В. Финно-угорские элементы в древнерусских курганах // Культура Древней Руси. М., 1966.

VIII–65. Рябинин Е.А. Археологические памятники Вотской земли // Советская ар хеология. 1976. № 1. С. 211–219.

VIII–66. Голубева Л.А. 1) Весь и славяне на Белом озере X–XIII вв. М., 1973;

2) Весь, скандинавы и славяне в X–XI вв. // Финно-угры и славяне. Л., 1979.

VIII–67. Унто Сало. К истории и предыстории провинций Западной Финляндии // Финно-угры и славяне. Л., 1979. С. 119–121.

VIII–68. Лаанест А. Ижорские диалекты: Лингвогеографическое исследование. Тал линн, 1966;

Х.А. и А.Х. Моора. Из этнической истории води и ижоры // Из истории славяно-прибалтийско-финских отношений. Таллинн, 1965.

VIII–69. Бубрих Д.В. Русское государство и формирование карельского народа // Прибалтийско-финское языкознание. Л., 1971;

Жербин А.С. Переселение карел в Рос сию в XVII в. Петрозаводск, 1956;

Панкрушев Г.А. Происхождение карел // Новые ар хеологические памятники Карелии и Кольского полуострова. Петрозаводск, 1980;

Таро ева Р.Ф. Материальная культура карел. М.;

Л., 1965.;

Шаскольский И.П. Политические отношения Новгорода и карел в XII–XV веках // Новгородский исторический сборник.

Новгород, 1961. Вып. 10;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.