авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) СКАНДИНАВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2006 ГОДА Этнографические и ...»

-- [ Страница 8 ] --

Хууре М. Концепция финских археологов о происхождении племени карелов и культуры Карелии в эпоху железного века // Финно-угры и славяне.

Л., 1979.

VIII–70. Голубева Л.А. Весь и славяне на Белом озере. Х–ХIII вв. М., 1973;

Наза ренко В.А. Об этнической принадлежности приладожских курганов // Финно-угры и славяне. Л., 1979.

VIII–71. Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на побе режье Балтики в ХII–ХIII вв. Л., 1978.

VIII–72. Агеева Р.А. Об этнониме чудь (чухна, чухарь) // Этнонимы. М., 1970;

Мо Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ора Х.А. Вопросы сложения эстонского народа и некоторых соседних народов в свете данных археологии // Вопросы этнической истории эстонского народа. Таллинн, 1956.

VIII–73. Мейнандер К.Ф. Биармы // Финно-угры и славяне. Л., 1979.

VIII–74. Горюнова В.М. Поселок ремесленников на Ловати // Проблемы археологии.

Л., 1978.

VIII–75. Фехнер М.В. Деревня Северо-Западной и Северо-Восточной Руси X–XII вв.

по археологическим данным // Очерки по истории русской деревни X–XIII в. М., 1967.

VIII–76. Кирьянов А.В. История землевладения Новгородской земли X–XV вв. (по археологическим материалам). // МИА. М., 1959. № 65.

VIII–77. Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонголь ский период. М., 1956.

VIII–78. Хорошевич А.С. Из истории антимосковской борьбы Новгорода. (Местная канонизация 30-х — 40-х годов XV в.) // Вестник Московского университета. 1971. Се рия IX. № 6.

VIII–79. Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государс тва. Вторая половина XVI века. М., 1952;

Казакова Н.А. Взаимоотношения России с Данией и Ливонией в конце XV — начале XVI в. // VII Всесоюзная конференция по ис тории экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии. М.;

Л., 1976.

Ч. 1;

Хорошкевич А.Л. Русское государство в системе международных отношений кон ца ХV — начала ХVI в. М., 1980;

Шаскольский И.П. Русско-ливонские переговоры и вопрос о ливонской дани // Международные связи России до XVII в. М., 1961.

VIII–80. Рябошпако Ю.Б. Выработка текста Тявзинского договора 1595 года // Воп росы истории. 1980. № 12. С. 160–162.

VIII–81. Клейненберг И.Э. Мероприятия Российского государства по укреплению Нарвской границы в конце XV в. // Военно-исторический журнал. 1960. № 6.

VIII–82. Ковалевский С.Д. Образование классового общества и государства в Шве ции. М., 1977;

Унто Сало. К истории и предыстории провинций Западной Финляндии // Финно-угры и славяне. Л., 1979. С. 119–130.

VIII–83. Носов Н.Е. Очерки по истории местного управления Русского государс тва первой половины XVI века. М.;

Л., 1957;

Зимин А.А. Наместническое управление в Российском государстве второй половины XV — первой трети XVI в. // Исторические записки. 1974. Т. 94.

VIII–84. Масленникова Н.Н. Присоединение Пскова к русскому централизованному государству. Л., 1955;

Бернадский В.Н. Новгород и Новгородская земля в XV в. М.;

Л., 1961;

Будовниц И.Ч. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV–XVI вв.: По житиям святых. М., 1966.

VIII–85. Данилова Л.В. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородс кой земле в XIV–XV вв. М., 1955.

VIII–86. Аграрная история Северо-Запада России: Вторая половина XV — начало XVI в. / Рук. авт. колл. А.Л. Шапиро. Л., 1971;

Аграрная история Северо-Запада Рос сии XVI века: Новгородские пятины / Рук. авт. колл. А.Л. Шапиро. Л., 1974;

Аграрная история Северо-Запада России XVI века: Север. Псков. Общие итоги развития Северо Запада / Рук. авт. колл. А.Л. Шапиро. Л., 1978.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–87. Бескровный Л.Г. Международные связи России в XVII–XVIII вв. М., 1966.

VIII–88. Шаскольский И.П. Столбовский мир 1617 г. и торговые отношения России со Шведским государством. М.;

Л., 1964;

Поршнев Б.В. Московское «Великое посольс тво» в Швецию в 1633 году // Скандинавский сборник. Таллинн, 1972. Т. 17.

VIII–89. Жербин А.С. Переселение карел в Россию в XVII веке. Петрозаводск, 1956.

VIII–90. Русско-шведские экономические отношения в XVII в.: Сборник докумен тов. М.;

Л., 1960.

VIII–91. Kuujo E. Inkerin vaiheita keskiajasta 1700-luvun loppuun // Inkerin suomalaisten historiasta. Iyvskyl, 1969. S. 64–73;

Сыроежкина С.В. Поселения в дельте Невы перед Северной войной // Проблемы истории и культуры Северо-Запада РСФСР. Л., 1977.

VIII–92. Водарский Я.Е. Население России в конце ХVII — начале ХVIII века: Чис ленность, сословно-классовый состав, размещение. М., 1977.

VIII–93. Aminoff B.H. Slkten Aminoff. Ekens, 1978.

VIII–94. Куза А.В. Новгородская земля // Древнерусские княжества X–XIII вв. М., 1975;

Лебедев Г.С. Археологические памятники Ленинградской области. Л., 1977;

Ра пов О.М. Княжеские владения на Руси в X — нач. XII вв. М., 1977.

VIII–95. Алексеев Л.В. О распространении топонимов «Межа» и «Рубеж» в Вос точной Европе // Славяне и Русь. М., 1968;

Дитмар А.Б. О периодизации истории гео графии // Вопросы истории и теории физической географии. Саратов, 1979. № 5 (12);

Жекулин В.С. Историческая география ландшафтов. Новгород, 1972;

Историческая гео графия России (XII — начало XX в.). М., 1975;

Яцунский В.К. Историческая география.

История ее возникновения и развития в XIV–XVIII веках. М., 1955.

VIII–96. Носов Е.Н. Нумизматические данные о северной части Балтийско-Волж ского пути конца VIII–X вв. // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1976.

Вып. 8;

Потин В.М. 1) Древняя Русь и европейские государства в X–XIII вв.: Историко нумизматический очерк. Л., 1968;

2) Топография находок западноевропейских монет X–XIII вв. на территории Древней Руси // Труды Государственного Эрмитажа. Л., 1967.

Т. 9;

3) Русско-скандинавские связи по нумизматическим данным (IX–XII) // Истори ческие связи Скандинавии и России. Л., 1970.

VIII–97. Голубцов И.А. Пути сообщения в бывших землях Новгорода Великого в XVI–XVII веках и отражение их на русской карте середины XVII века // Вопросы гео графии. М., 1950. Сб. 20.

VIII–98. Лавров В.А. Развитие планировочной структуры исторически сложившихся городов. М., 1977;

Тверской Л.М. Русское градостроительство до конца XVII в. Л.;

М., 1953;

Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956;

Шквариков В.А. Очерк истории планировки и застройки русских городов. М., 1954.

VIII–99. Рыбаков Б.А. Схематическая карта населенных пунктов домонгольской Руси, упоминаемых в русских письменных источниках // История культуры древней Руси. М.;

Л., 1951. Т. 1.

VIII–100. Базягин В.Н. Политика Ивана III в юго-восточной Прибалтике // Вестник МГУ. 1964. Сер. IХ. История. С. 82–93;

Кальюнди Е.А., Кирпичников А.Н. Крепости Ин германландии и Карелии в 1681 г. // Скандинавский сборник. Таллинy, 1975. ХХ;

Кир пичников А.Н. Крепости бастионного типа в средневековой России // Памятники культу Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ры. Новые открытия. Ежегодник-1978. Л., 1979. С. 478–499;

Косточкин В.В. 1) Русские военно-оборонительные сооружения у устья реки Наровы // КСИА. М., 1953. Вып. 52.

С. 25–32;

2) Русское оборонное зодчество конца XIII — начала XVI в. М., 1962;

3) Древ ние русские крепости. М., 1964;

Раппопорт П.А. 1) Из истории военно-исторического искусства Древней Руси // МИА. 1952. № 31;

2) Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси Х–ХУ вв. // МИА. № 105. М.;

Л., 1961.

VIII–101. Резников Л.Я. Валаам раскрывает тайны: Историко-краеведческий очерк.

Петрозаводск, 1975.

VIII–102. Иоаннесян О.М. Раскопки в Ивангородской крепости // Археологические открытия-1978. М., 1978. С. 10–11;

Косточкин В.В. Крепость Ивангород // МИА. № 31;

Крепостные сооружения Древней Руси. М., 1952. С. 224–317.

VIII–103. Седов В.В. 1) Раскопки в Изборске в 1971 и 1972 гг. // КСИА. М., 1975.

Вып. 144;

2) Лепная керамика Изборского городища // КСИА. М., 1978. Вып. 155.

VIII–104. Кирпичников А.Н., Овсянников О.В. Крепость Копорье по новым данным архитектурно-археологических исследований // Советская археология. 1979. Т. 3.

VIII–105. Бернадский В.Н. Новгород и Новгородская земля в ХV веке. М.;

Л., 1961;

Шаскольский И.П. 1) Шведская интервенция в Карелии в начале XVII в. Петрозаводск, 1950;

2) Политические отношения Новгорода и карел в XII–XIV веках // Новгородский исторический сборник. Новгород, 1961. Вып. 10.

VIII–106. Kuujo E., Puramo E., Sarkanen J. Kaekisalmen historia. Lahti, 1958.

VIII–107. Кальюнди Е.А., Кирпичников А.Н. Крепости Ингерманландии и Каре лии в 1681 году // Скандинавский сборник. Таллинн, 1975. Вып. 20;

Кирпичников А.Н.

Историко-археологические исследования древней Корелы (Корельский город XV в.) // Финно-угры и славяне. Л., 1979;

Косточкин В.В., Драги А.А. Костер посадника Якова в Кореле // Памятники культуры. М.;

Л., 1963. Вып. 4. С. 5–18.

VIII–108. Громов В.И., Шаскольский И.П. Приозерск. Л., 1976.

VIII–109. Раппопорт П.А. Из истории военно-исторического искусства Древней Руси // МИА. 1952. № 31. С. 146–148.

VIII–110. Корзухина Г.Ф. О времени появления укрепленного поселения в Ладоге // Советская археология. 1961. № 3.

VIII–111. Кирпичников А.Н. 1) Каменные крепости Новгородской земли. Л., 1984.

С. 20–91;

2) Ладога и Переяславль Южный — древнейшие каменные крепости на Руси // Памятники культуры: Новые открытия. М., 1977.

VIII–112. Давидан О.И. О времени появления токарного станка в Старой Ладоге // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Л., 1970. Вып. 12. С. 81–88;

Петренко В.П. Работы Староладожского музея // Археологические открытия 1970 года.

М., 1971. С. 32;

Раскопки сопки в урочище Победище близ Старой Ладоги // КСИА. М., 1977. Вып. 150. С. 55–62.

VIII–113. Давидан О.И. К вопросу о контактах древней Ладоги со Скандинавией ( по материалам нижнего слоя Староладожского городища) // Скандинавский сборник. Тал лин, 1971. Вып. 16;

Кирпичников А.Н. Ладога и Ладожская волость в период раннего средневековья // Славяне и Русь. Киев, 1979;

Корзухина Г.Ф., Давидан О.И. Раскопки на урочище Плакун близ Старой Ладоги // Археологические открытия-1968. М., 1969;

Кор Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН зухина Г.Ф. О некоторых ошибочных положениях в интерпретации материалов Старой Ладоги // Скандинавский сборник. Таллин, 1971. Вып. 16;

Назаренко В.А. Об этни ческой принадлежности приладожских курганов // Финно-угры и славяне. Л., 1979.

VIII–114. Любимов А.И. Штурм шведской крепости Ниеншанц // Сборник докладов военно-исторической секции Ленинградского дома ученых. М.;

Л., 1960. № 3.

VIII–115. Клейненберг И.Э. Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими го родами 1262–1263 гг. // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1976. Вып. 7.

VIII–116. Казакова Н.А., Лурье Я.С. Антифеодальные и еретические движения на Руси XIV — начала XVI века. М.;

Л., 1955;

Пронштейн А.П. Великий Новгород в XVI веке: Очерк социально-экономической и политической истории русского города / Под ред. М.Н. Тихомирова. Харьков, 1957;

Хорошев А.С. Церковь в социально-политичес кой структуре Новгорода (X–XV вв.): Дисс. … канд. ист. наук. М., 1972.

VIII–117. Хорошкевич А.Л. Торговля Новгорода Великого с Прибалтикой и Запад ной Европой в XIV–XV вв. М., 1963.

VIII–118. Гиппенрейтер В., Гордиенко Э., Ямщиков С. Новгород. М., 1976;

Лиха чев Д.С. 1) Новгород Великий. Очерк истории и культуры Новгорода XI–XVII вв. Л., 1945;

2) Новгород Великий. Очерк истории и культуры Новгорода XI–XVII вв. 2-е изд. М., 1959;

Порфиридов Н.Г. Древний Новгород. Очерки из истории русской культуры XI–XV вв.

М.;

Л., 1947;

Тихомиров М.Н. 1) Русская культура X–XVIII веков. М., 1968. С. 185–199;

2) Очерки русской культуры XIII–XV веков. М., 1970. Т. 2. Духовная культура.

VIII–119. Очерки истории СССР. Период феодализма. IX–XV вв. М.. 1953. Т. 1.

С. 813–898;

М, 1953. Т. 2. С. 167–186.

VIII–120. Янин В.Л. 1) Великий Новгород // По следам древних культур. Древняя Русь. М., 1953;

2) Новгородские посадники. М., 1962;

3) Актовые печати древней Руси.

М., 1970. Вып. II: Новгородские печати XIII–XV вв.;

4) Очерки комплексного источни коведения: Средневековый Новгород. М., 1977;

5) Берестяная почта столетий. М., 1979;

Янин В.Л., Колчин Б.А. Итоги и перспективы новгородской археологии // Археологи ческое изучение Новгорода. М., 1978.

VIII–121. Жуковская Л.П. Новгородские берестяные грамоты. М., 1959;

Черепнин Л.В.

Новгородские берестяные грамоты как исторический источник. М., 1969;

Янин В.Л. «Я послал тебе бересту»… М., 1965;

2-е изд. М., 1975.

VIII–122. Воробьев А.В. Некоторые сведения по топографии Новгорода по архи вным документам XVII века // Новгородский исторический сборник. Новгород, 1961.

Вып. 10;

Каргер М.К. Новгород Великий. М.;

Л., 1961;

Кушнир И.И. 1) Новгород. Л., 1967;

2) Новгород. 2-е изд. Л., 1972;

Янин В.Л. 1) К вопросу о градостроительных тра дициях Новгорода // Архитектура СССР. 1975. № 9;

2) Из истории ранних попыток пе репланировки Новгорода в XVIII в. // Русский город (Исследования и материалы). М., 1979. Вып. 2.

VIII–123. Монгайт А.Л. Оборонительные сооружения Новгорода Великого // Мате риалы и исследования по археологии СССР. М., 1952. № 31;

Орлов С.Н., Воробьев А.В.

Оборонительные сооружения древнего Новгорода. Новгород, 1959;

Орлов С.Н. К то пографии и истории оборонительных сооружений древнего Новгорода // Ученые запис ки Новгородского педагогического института. Новгород, 1965. Т. 1. Вып. 1;

Янин В.Л.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН О продолжительности строительства Новгородского кремля конца ХV в. // Советская археология. 1978. № 1.

VIII–124. Воробьев А.В., Алешковский М.Е. Памятники архитектуры Новгорода: Во еводский двор Кремля. Новгород, 1959;

Воробьев А.В. 1) К датировке Часозвони Новго родского кремля // Культура средневековой Руси. Л., 1974;

2) Росписи строительства Вое водского двора XVII в. в Новгороде // Реставрация и исследования памятников культуры.

М., 1975. Вып. 1;

Поппэ А.В. К истории романских дверей Софии Новгородской // Сред невековая Русь. М., 1976. С. 191–200;

Семенов А.И. Дворы северо-восточной части нов городского кремля по описи 1623 года // Новгородский исторический сборник. Новгород, 1959. Вып. 9;

Шмидт С.О. Предания о чудесах при постройке новгородской ропаты // Ис торико-археологический сборник. К 60-летию А.В. Арциховского. М., 1962. С. 319–325.

VIII–125. Гладенко Т.В., Красноречьев Л.Е., Штендер Г.М., Шуляк Л.М. Архитек тура Новгорода в свете последних исследований // Новгород. К 1100-летию города: Сб.

ст. / Под ред. М.Н. Тихомирова. М., 1964;

Штендер Г.М. Новгородское зодчество: Ра боты Новгородской реставрационной мастерской за 20 лет // Древнерусское искусство:

Художественная культура Новгорода. М., 1968.

VIII–126. Вздорнов Г.И. Живопись // Очерки русской культуры XIII–XV вв. М., 1970.

Вып. 2. Духовная культура;

Вилинбахова Т.Б. Станковая живопись Новгорода последней четверти XV — первой половины XVI столетия. (К проблеме формирования общерусско го искусства XVI в.): Дисс.... канд. искусствоведения. Л., 1980;

Гордиенко Э.А. 1) Новго родская станковая живопись XI–XV веков в собрании Новгородского музея-заполведника:

Дисс. … канд. искусствоведения. М., 1978;

2) История образования и изучения новго родского собрания древнерусской живописи // Музей. Художественные собрания СССР.

М., 1980. Вып. 1. С. 161–172;

Жегин Л.Ф. Некоторые пространственные формы в древ неруской живописи // Древнеруское искусство. XVII век. М., 1964;

Живопись древнего Новгорода и его земель XII–XVII столетий: Краткие тезисы докладов к науч. конф. (8– февраля 1972 г.) Л., 1972;

Лаурина В.К. 1) Станковая живопись Новгорода Великого конца XIII — 70-х годов XIV вв.: Дисс. … канд. искусствоведения. Л., 1954;

2). Новгородская иконопись XV — начала XVI века и московское искусство // Древнерусское искусство.

Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV–XVI вв. М., 1970.

С. 386–436;

Лаурина В.К., Петрова Г.Д., Смирнова Э.С. Живопись древнего Новгорода и его земель XII–XVII столетий: Каталог выставки / Вступ. ст. и науч. ред. В.К. Лауриной.

Л., 1974;

Лазарев В.Н. 1) Живопись и скульптура Новгорода // История русского искус ства. М., 1954. Т. 2. С. 72–137, 232–270;

2) Новгородская иконопись. М., 1969;

3) Русская средневековая живопись: Статьи и исследования. М., 1970;

4) Древнерусские мозаики и фрески XI–XV вв. М., 1973;

5) Страницы истории новгородской живописи. Двусторонние таблетки из собора св. Софии в Новгороде. М., 1977;

Лихачева Л.Д. Икона «Никола в житии» из погоста Озерево // Сообщения ГРМ. 1974. Вып. X. С. 91–96;

Порфиридов Н.Г.

Два произведения новгородской станковой живописи XIII века // Древнерусское искусст во. Художественная культура Новгорода. М., 1968;

Смирнова Э.С. 1) Живопись древней Руси. Находки и открытия. Л., 1970;

2) Икона Николы 1294 года, мастера Алексы Петро ва // Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975. С. 81–105. 3) Живопись Ве ликого Новгорода. Середина XIII — начало XV века. Центры художественной культуры Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН средневековой Руси. М., 1976;

4). Иконы 1438 г. в Софийском соборе в Новгороде // Па мятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1977. М., 1977. С. 215–216;

5) О местной традиции в новгородской живописи XV в. Иконы с избранными святыми и Богоматерью «Знаменье» // Средневековое искусство. Русь. Грузия. М., 1978. С. 193–211.

VIII–127. Филатов В.В. 1) Иконостас новгородского Софийского собора. (Предвари тельная публикация) // Древнерусское искусство. Художественная культура Новгорода.

М., 1968. С. 63-82;

2) Праздничный ряд Софии Новгородской. Древнейшая часть глав ного иконостаса Софийского собора. Л., 1974.

VIII–128. Алпатов В.Н. Искусство Феофана Грека и учение исихастов // Византийский временник. М., 1972. Т. 33;

Фрески церкви Успения на Волотовом поле. М., 1977;

Брю сова В.Г. О технике стенописи Софии Новгородской // СА. 1974. № 1. С. 196–197;

Вздор нов Г.И. 1) О первоначальной росписи Волотовской церкви // Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа. Искусство и кульбтура. Сборник в честь В.Н. Лазарева. М., 1973. С. 281–295;

2) Фрески Феофана Грека в церкви Спаса Преображения в Новгороде.

М., 1976;

Герасимов Н.Н. Фрески церкви Симеона Богоприимца в новгородском Зверине монастыре // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1978. М., 1979. С. 242–266;

Дмитриев Ю.Н. 1) Стенные росписи Новгорода, их реставрация и исследование. (Работы 1945–1948 годов) // Практика реставрационных работ. М., 1950. Т. 1. С. 153–154;

2) Заметки по технике русских стенных росписей X–XII вв. (Живопись и мозаика // Ежегодник Инсти тута истории искусств. 1954. Живопись и архитектура. М., 1954;

Колпакова Г.С. О росписи церкви Симеона Богоприимца в Новгороде // Древнеруское искусство. Монументальная жи вопись XI–XVII вв. М., 1980. С. 297–304;

Лазарев В.Н. Феофан Грек и его школа. М., 1961;

Порфиридов Н.Г. Следует ли отказываться от летописной даты волотовской стенописи? // Культура средневековой Руси. Посвящается 70-летию М.К. Каргера. Л., 1974. С. 186–188;

Малков Ю.Г. Фрески церкви Рождества Христова «на Кроасном поле» в Новгороде // Худо жественное наследие. Хранение, исследование, оеставрация. М., 1978. № 4 (34). С. 216–218;

Ромашкевич Т.А. Роспись церкви Сергия Радонежского в новгородском Детинце // Памят ники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1977. М., 1977. С. 225–236.

VIII–129. Бочаров Г.Н. Прикладное искусство Новгорода Великого. М., 1969;

Ла зарев В.Н., Мнева Н.Е. Памятник новгородской деревянной резьбы XIV века (Людого щенский крест) // Сообщения Института истории искусств. М., 1954. Вып. 4–5. С. 145– 166;

Попова О.С. 1) Новгородская рукопись 1270 г. (Миниатюры и орнамент) // Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1962. Вып. 25. С. 184–219;

2) Новгородская живопись ран него XIV века и палеологовское искусство // Византия. Южные славяне и древняя Русь.

Западная Европа. Искусство и культура: Сб. ст. в честь В.Н. Лазарева. М., 1973;

3). Нов городские миниатюры второй четверти XIV в. // Древнеруское искусство. Рукописная книга. М., 1974. Сб. 2. С. 70–99.

VIII–130. Егоров Ф.И. Олонец: Историко-краеведческий очерк. Петрозаводск, 1959;

Овсянников О.В., Кочкуркина С.И. О древнем Олонце. Петрозаводск, 1976.

VIII–131. Косточкин В.В. К характеристике памятников военного зодчества Москов ской Руси конца XV — начала XVI в. // МИА. 1958. № 77. С. 120–134.

VIII–132. Кирпичников А.Н., Савков В.М. Крепость Орешек. М., 1979;

Кирпични ков А.Н. Древний Орешек. Историко-археологические очерки о городе-крепости в ис токе Невы. Л., 1980.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН VIII–133. Масленникова Н.Н. Присоединение Пскова к Русскому централизованно му государству. Л., 1955.

VIII–134. Белецкий С.В. Керамика Псковской земли второй половины I — начала II тысячелетия н.э. как исторический источник. Культурная стратиграфия региона: Ав тореф. … канд. ист. наук. М., 1979;

Плоткин К.М. К вопросу о хронологии городища Камно // КСИА. М., 1974. Вып. 139.

VIII–135. Воронин Н.Н. Зодчество Пскова // История русского искусства. М., 1954.

Т. 2;

Кафенгауз Б.Б. Древний Псков. М., 1969;

Мокеев Г.Я. Столичный центр вечевого Пскова. М., 1971;

Спегальский Ю.П. 1) Псковские керамические киоты // КСИИМК.

М., 1960. Вып. 81;

2) Происхождение пониженных подпружных арок церкви Козьмы и Дамиана с Примостья // Памятники культуры. М., 1960. Т. 2;

3) Реконструкция церкви Николы на Усохе в Пскове // Памятники культуры. М., 1961. Т. 3;

4) Псковские камен ные жилые здания XVII века // МИА. М.;

Л., 1963. № 119;

5) Псков. Историко-художес твенный очерк. М.;

Л., 1963;

6) Псков. Художественные памятники. 2-е изд. Л., 1963;

7) Псковские часовни-усыпальницы // КСИА. М., 1964. Вып. 99;

8) Церковь Богоявле ния с Запсковья // Культура и искусство древней Руси. М., 1967;

9) Вариант Псковского храма XVI в. // Древнерусское искусство. М., 1968;

10) О некоторых приемах устройства отопительных печей XVII в. // КСИА. М., 1968. Вып. 113;

11) Гражданская архитектура древнего Пскова // История СССР. 1969. № 1;

12) Церковь Василия на Горке в Пскове // Советская археология. 1970. № 2;

13) К вопросу о взаимовлияниях деревянного и камен ного зодчества в древней Руси // Архитектурное наследство. М., 1972. № 19;

14) Жили ще Северо-Западной Руси IX–XIII вв. Л., 1972;

15) Псков. Художественные памятники.

2-е изд. Л., 1972;

16) Дом Печенко. Псков, 1973;

17) Псков. Историко-художественный очерк. 3-е изд. М.;

Л., 1973;

18) Сокровища древней архитектуры // Достопримечатель ности Псковской земли. Л., 1973;

19) Железные кровли в архитектуре древнего Пскова // КСИА. М., 1973. Вып. 135;

20) Каменное зодчество Пскова. Л., 1976.

VIII–136. Агафонов С. Некоторые исчезнувшие типы древнерусских деревянных построек // Архитектурное наследство. М., 1952. № 2;

Андреева Л.В., Коляда М.И., Кондратьева Е.В. По Ленинградской области. Л., 1978;

Бартенев И., Федоров Б. Архи тектурные памятники Русского Севера. Л.;

М., 1968;

Красноречьев Л.Е., Тынтаре ва Л.Я. «Как мера и красота скажут». Памятники древнего деревянного зодчества Нов городской области. Л., 1971;

Крохин В.А. Система построения формы в древнерусском деревянном зодчестве XVI–XVIII вв. // Вопросы охраны, реставрации и пропаганды па мятников истории и культуры. М., 1976. Вып. IV;

Логвин Г.Н. О деревянном зодчестве домонгольской Руси // Средневековая Русь. М., 1976;

Ополовников А.В. 1) Памятники деревянного зодчества Карело-Финской ССР. М., 1955;

2) Лазаревская церковь Муром ского монастыря // Архитектурное наследство. М., 1966. № 18;

Орфинский В.П. 1) Де ревянное зодчество Карелии. Л., 1972;

2) Деревянное зодчество Карелии (Генезис, эво люция, национальные особенности): Дисс. … доктора архитектуры. М., 1975;

3) Единая классификационная система приемов, форм и деталей деревянного зодчества Русского Севера и ее прикладные аспекты // Труды Московского архитектурного института. М., 1977. Т. XVIII;

Филиппова Л.А. «Витославлицы» — музей деревянного зодчества. Л., 1979.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН В.Г. Бурков К ВОпрОСУ О ВлИЯНИИ НОрмАНДСКИх СИмВОлОВ НА ФОрмИрОВАНИЕ ЕВрОпЕйСКИх ГОСУДАрСТВЕННых ЭмБлЕм Истоки появления многих европейских государственных символов ухо дят далеко вглубь веков и связаны с широкой нормандской экспансией в конце VIII — середине XI вв. (В Скандинавии участников нормандских по ходов называли викингами, а на Руси — варягами.) Именно к этому време ни относится появление двух нормандских символов: герба в виде красно го щита с изображением золотого коронованного «идущего леопардового Льва» и белого полотнища с красным прямым крестом (знамя Св. Георгия).

Эти символы закрепляются в раннесредневековой Англии в период прав ления датской династии в первой половине XI в. (Кнут, 1016–1035 гг.;

Га рольд, 1035–1040 гг.;

Гартакнут, 1040–1042 гг.) и особенно после решаю щей битвы 14 октября 1066 г. при Гастингсе, где англосаксы были разбиты нормандским герцогом Вильгельмом (будущий английский король Виль гельм I Завоеватель). Во второй половине XII в., во время правления анг лийского короля Генриха II — основателя Анжуйской династии (Планта генеты), нормандский золотой коронованный идущий леопардовый лев на красном щите выступает в качестве первого английского государственного герба. При английском короле Ричарде I Львиное Сердце в английком гербе появляются уже три идущих один под другим леопардовых льва. Тогда же, в 80–90-е гг. XII в., широкое распространение получает другой нор мандский символ — белое полотнище с красным прямым крестом (знамя Св. Георгия). Избрав Св. Георгия своим покоровителем, Ричард I Львиное Сердце использует знамя Св. Георгия в качестве флага для своих кораблей, на стягах и одежде английских рыцарей — участников третьего крестового похода. В 1227 г. полотнище с красным на белом фоне крестом Св. Георгия окончательно становится государственным флагом Англии. В этом качест ве он как одна из составляющих частей был размещен на государственном флаге Великобритании.

В XII в. в связи с проникновением норманнов на Аппенинский полу остров и основанием ими Сицилийского королевства знамя Св. Георгия получает распространение и в этом регионе Европы. Так, в качестве госу дарственного флага знамя Св. Георгия использовалось с 1218 по 1797 гг. в республике Генуя. (Этот флаг дошел до наших дней в виде второй части © В.Г. Бурков, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН геральдического щита, раположенного в центре флага Военно-морского флота Республики Италия.) Белый прямой крест на красном поле украсил старинный герб Саойской династии, известный еще с 1239 г., и стал госу дарственным флагом Саврдинского королевства с 1260 г. (В первой половине XIX в. военно-морские флаги Королевства Сардиния сочетали в себе сразу два вексиллологических символа, имеющих нормандское происхождение:

белое полотнище с красным прямым крестом и красное полотнище с белым прямым крестом.) Впоследствии, после объединения Италии, в связи с тем, что 14 марта 1861 г. первым королем страны был провозглашен сардинский король, представитель Савойского дома, Виктор Эммануил II, в Итальянс ком королевстве появился флаг в виде красного полотнища с белым прямым крестом. Подобный символ с 1640 по 1750 гг. украшал гербовый щит и флаг Португальского королевства.

В 1219 г. красное полотнище с белым прямым крестом появляется и в Датском королевстве. Это случились 15 июня 1219 г., во время битвы датчан с эстами у крепости Линданисе, когда в самый ответственный момент дрогнувшим воинам датского короля Вальдемара II Победителя было вынесено освященное Папой Римским новое знамя — «Данеброг»

(красное полотнище с белым прямым крестом). Пройдя через столетия, оно сохранилось неизменным и сейчас является государственным флагом Королевства Дания. От него берет свое начало целый ряд государственных флагов стран Северной Европы: Швеции, Норвегии, Финляндии, Ислан дии, связанных с ними автономных образований: Аландских и Фарерских островов, Гренландии, — а также временных государственных образова ний Ингерманландии и «независимой Карелии». (К ним можно отнести и герб Республики Исландия, где государственный флаг — синее полотни ще с красным прямым крестом, окантованным белой каймой, являющийся центральной его частью.) Белый прямой крест на красном прямоугольном полотнище в 1130 г. стал главным символом ордена Иоаннитов-госпитальеров (впоследствии Маль тийского ордена). Подчиненный иоаннитам и возникший там же, в Палес тине, Немецкий (или Тевтонский) орден также использовал прямой крест (черного цвета) на чистом (белом) полотнище в качестве основного сим вола. От него нормандское решение флага Тевтонского ордена перешло к Пруссии, а затем к Германии в виде кормовых флагов Военно-морских сил второй половины XIX в. и первой половины XX в. В нормандском стиле (прямой крест на одноцветном полотнище) решены и современные кормо вые флаги Военно-морского флота Латвии, Литвы и Украины.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Другой нормандский символ — коронованный идущий леопардовый лев — также получил свое отражение вслед за раннесредневековой Анг лией в государственной символике других европейских государств. Так, в 1190 г. при датском короле Кнуде VI Вальдемарсене появился первый герб Датского королевства: три коронованных лазоревых (синих) леопардовых льва, один под другим, на золотом поле (с девятью красными сердцами).

Это изображение сохранилось до наших дней в виде государственного герба Дании, первой и четвертой части геральдического щита королевского герба современного Королевства Дания и королевского штандарта («Данеброг» с королевским гербом). От датского государственного герба, имеющего нор мандские корни, произошел и государственный герб Эстонии, введенный 19 июня 1925 г. и восстановленный 7 августа 1990 г. На нем изображены все те же три идущих леопардовых льва (синего цвета), один под другим, на золотистом поле фигурного геральдического щита.

Таким образом, государственные эмблемы многих европейских госу дарств берут свое начало от древнейших нормандских символов, олицетво ряющих своеобразное единство общеевропейской истории и культуры.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН мЕжЭТНИЧЕСКИЕ КОНТАКТы Т.А. Шрадер ОЧЕрКИ жИзНИ ШВЕДСКИх КОлОНИСТОВ В рОССИИ (хIх в.) Интенсивная политика освоения южных просторов Украины берет на чало в царствование Екатерины II. Пустующие земли южной части России заселялись переселенцами из самой России, Германии, Греции и других стран, в основной своей части это были крестьяне-колонисты. Из иноверцев наиболее многочисленными были немецкие крестьяне, о которых в россий ской и зарубежной историографии имеется большое число публикаций.

Среди иноземных жителей на Юге была и немногочисленная группа шведов, которая располагалась на берегу Днепра, недалеко от Херсона. Ис тория жизни шведских колонистов, переселившихся в 1781 г. с острова Дагё у северо-западного побережья Эстонии, была отражена в ряде научных пуб ликаций шведских историков. В 1920-е и 1930-е гг., в послевоенный пери од в Швеции и Эстонии был опубликован ряд работ о шведах на Украине.

В 1958 г. шведские ученые А. Лойт и Н. Тиберг опубликовали документы, находившиеся в Швеции после репатриации шведских колонистов, Цер ковную книгу, вывезенную из шведской колонии в 1929 г.1 В 1997 г. была напечатана библиография книг и статей о шведской колонии на Днепре, подготовленная С. Аппельгреном. В конце ХХ столетия шведские ученые опубликовали солидные монографии о судьбах шведов-колонистов. Среди них следует отметить следующие:

1) книга Ингеборг Лингегорд (Ingeborg Lingegrd)2 посвящена повсед невной жизни шведов на Днепре, сохранению их самобытной культуры как в былые времена, так и на о. Готланд, где живут в настоящее время потомки шведов-переселенцев;

© Т.А. Шрадер, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН 2) Сигфрид Хоас и Густав Котц (Sigfrid Hoas, Gustav Kots)3 написали о судьбах шведов с 1929 по 1989 гг., об их жизни после переезда в 1929 г. из колонии на Днепре в Швецию;

3) Ёрген Хедман (Jrgen Hedman)4 представил подробнейшее описание родов шведских колонистов начиная со времени их проживания на острове Дагё, используя материалы шведских государственных архивов в Швеции (Стокгольма, Лунда, Упсала), а также Эстонии и Германии;

4) Ёрген Хедман и Ларс Оландер (J. Hedman, L. hlander)5 опубликовали монографию о судьбах шведов в России с момента их поселения в Эстонии до настоящего времени. В работе использованы богатейшие источники, как литературные, так и архивные, и авторы уделили значительное внимание сведениям, полученным от информантов-шведов.

Все упомянутые работы снабжены богатейшим иллюстративным мате риалом. Но представленные выше публикации составляют лишь неболь шую часть вышедшей по этому вопросу литературы.

С российской стороны в ХIХ в. шведы-колонисты упоминаются практи чески во всех статистических справочниках по Херсонской губернии. Так, в издании 1863 г. наряду с описанием географии и статистики, составленным офицерами Генерального штаба России, среди населенных пунктов губер нии упоминается Старошведская деревня, сообщается число жителей-шве дов, дается краткая история их поселения6.

В опубликованной в 1863 г. книге российского беллетриста и этногра фа Александра Степановича Афанасьева-Чужбинского «Поездка в Южную Россию» в первой ее части «Очерки Днепра»7 представлен небольшой, но очень интересный раздел, посвященный шведским колонистам.

В 1899 г. в журнале «Русский Вестник» была опубликована статья Г.П. Писаревского о переселении шведов с о-ва Дагё в Новороссийский край, ограниченная периодом первых лет их проживания8.

Что же касается советского периода, то число опубликованных работ о шведских колонистах невелико. Необходимо упомянуть статью шведско го учёного А. Лойта «Переселение шведов из Эстонии на Украину в конце ХVIII в.»9. Сведения об этой колонии представлены в кратком справочнике З.С. Орловой и И.Д. Ратнер10, в книге «История городов и сёл Украинской СССР. Херсонская область»11, краткие сведения о колонистах даны в публи кациях Т.А. Шрадер12. Но перечень публикаций, касающихся данной темы, вероятно, неполный.

В последние годы российские историки начали вводить в научный обо рот данные о шведах в Украине. В Днепропетровске, Одессе, Херсоне, а Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН также в Санкт-Петербурге хранятся сведения о шведах с первых лет их пре бывания на Днепре до середины ХХ в., включая период Великой Отечест венной войны и последующие годы.

Необходимо отметить, что в начале 2000-х гг. было издано несколько то мов Аннотированных описей Государственного архива Одесской области за разные годы13, в которых отражены многочисленные дела, касающиеся немецких колонистов Южного края России, но среди этих дел встречаются материалы и о шведских колонистах, отражающие различные эпизоды жиз ни жителей Шведского округа Херсонской губернии. К примеру, указаны следующие дела: «Об общественных плантациях и колонистских фрукто вых и виноградных садах, шведских в том числе» (1837 г.), «О присланных в Шведский округ 10 казаках для преследования бродяг и преступников», рапорт смотрителя Горбатенко в Попечительский комитет о присланных ка заках14, «О выдаче яровых семян шведской колонии по отношению Главно го судьи Контениуса» (1806 г.) и др.

В Российском Государственном историческом архиве (далее РГИА) в Санкт-Петербурге сосредоточены документы всех государственных учреж дений. В фондах Министерства государственных имуществ, Министерства Внутренних дел, Департамента духовных дел для иностранных исповеда ний и др. хранятся дела, касающиеся шведских колонистов в Украине. Чи новники Попечительного комитета об иностранных поселенцах Южного края России направляли сведения об иноверцах-колонистах, в том числе и о малочисленной группе шведов. Дела носили разнообразный характер: на пример, «Рапорт надворного советника Контениуса о обозрении Шведских и Данцигских колонистов в Новороссийской губернии, населенных с описа нием хозяйственного их состояния» (1798–1800 гг.)15, «Отчет Новороссийс кой опекунской конторы о лесных материалах, употреблённых с 2 сентября 1804 по февраль 1807»16, «Табель церковно-приходских школ в шведских колониях»17, «Разработанная в Министерстве Государственных имуществ ведомость постройки поселка со сведениями о шведских колониях на тер ритории» (1870 г.)18, «Прошение на имя министра Внутренних дел от Об щества поселян села Старошведского, Старошведской волости, Херсонской губернии и уезда» (1915 г.)19, «Дело Главного комитета об устройстве сель ского состояния по проектам положения об устройстве иностранных посе лян (колонистов)» (1870–1878 гг.)20 и др.

Как было сказано выше, шведские историки в своих работах предоста вили обширные сведения о судьбах шведских колонистов, основанные на данных архивов Швеции и других стран. Российские же источники ими не Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН были использованы. Автор данной статьи не считает возможным переска зывать работы шведских коллег, а вводит в оборот те российские материалы, которые ей удалось за последнее время проработать. Хотелось бы отметить ряд фактов, касающихся причин переселения жителей о-ва Дагё на берега Днепра.

На протяжении многих столетий острова у северо-западных берегов Эс тонии были заселены шведами, которые переселились в этот район, вероят но, в период 1100–1350 гг. Шведы проживали на островах Воромсё (Orms), Дагё (Dag), Нюкё (Nuck), Оденсхольм (Odensholm), Стура и Лилла Рогё (Stora och Lilla Rg), Наргё (Narg), Рунё (Run), а также на побережье Эс тонии между Рогенвикен (Rgerviken) и городом Хапсал (Hapsal). Ученые предполагают, что поселенцами были шведские крестьяне, в свое время переселившиеся из Швеции в южные и западные районы Финляндии. Это находит свое подтверждение при сравнении диалектов, национальных кос тюмов и деревянных рунических календарей, о которых пойдет речь ниже.

В эти годы немецко-датские представители в Эстонии, ганзейские куп цы, епископы в Курляндии, Ревеле и Риге, руководство Немецкого ордена, в чьих владениях в этот период находилась Прибалтика, были заинтересованы в том, чтобы вдоль главных морских путей Балтики проживало лояльно на строенное население христианской веры, каким, вероятно, были шведы-пе реселенцы. В обязанности эстонских шведов в те далекие времена входило лоцманское проведение судов и оказание помощи при крушении кораблей.

Что же касается острова Дагё, то в ХIII в. он был поделен между Немец ким орденом и Епископством Залива. В XIV в. остров активно заселялся шведами, и первое упоминание о шведах на Дагё относится к 1470 г., когда, согласно документу этого года, руководство Немецкого ордена освобожда ло «на века» шведских крестьян от всех видов работ на владельцев усадеб, но взамен они должны были ежегодно выплачивать 20 старых «рижских ма рок» (Rigiska mark) с каждого района, обложенного налогом21.

По всей вероятности, шведы на Дагё прибыли с севера, из провинции Нюланд (Nyland), что можно подтвердить следующими фактами.

1. Схожесть диалектов жителей островов Дагё, Вормсё и Нюкё с диалек том восточной части провинции Нюланд. Этот факт находит подтверждение у ряда шведских лингвистов. В работе финского профессора Анне-Марие Иварс «О чём говорят диалекты об истории поселений?» приведены кар ты, на которых представлено распространение ряда диалектальных слов в Швеции, на западном и южном побережьях Финляндии и северо-западном регионе Эстонии, включая упомянутые острова22.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН 2. Схожесть элементов национальных костюмов упомянутых регионов, что отмечео шведскими специалистами.

3. Использование рунических календарей шведами на эстонских остро вах. В монографии Ё. Хедмана и Л. Оландера приведены две фотографии календарей. Один был изготовлен на Дагё в 1766 г. и привезен в 1781– 1782 гг. на Украину. На этом календаре в средней части вырезаны рунами дни недели, в верхней части обозначены церковные праздники, в нижней части «золотые числа», которые начиная с IХ столетия использовались для обозначения лунного вращения и определения даты Пасхи. Другой де ревянный календарь в 1829 г. вырезан жителем Старошведской деревни Андреасом Кристиансоном Кнутасом, но на этом календаре отсутствуют «золотые числа». На обоих календарях с о-ва Дагё отмечены церковные праздники, идентичные тем, что отмечались в Финляндии с 1400-х гг. В Музее антропологии и этнографии РАН хранятся восемь схожих руни ческих календарей, которые были описаны шведом из Финляндии пастором Гиппингом в 1839 г.24 Они были переданы в дар Российской академии наук ученым шведом из Финляндии Шёгреном.

Но вернемся к истории шведов на Дагё. В результате военных действий остров в 1563 г. перешел во владение Швеции и входил в состав шведского государства до 1710 г.25 Поскольку шведское королевство практически весь XVII в. находилось в состоянии войны, к тому же климатические условия на Европейском континенте были суровыми, экономическое положение в Швеции ухудшалось. В отличие от эстонских крестьян, которые с 1343 г.

были крепостными, шведские крестьяне на территории Эстонии были сво бодны, занимались рыболовством, земледелием и торговлей добываемой ими известью и смолой, которые доставлялись на построенных ими же су дах в Ревель, Пярну, даже в Ригу. С приходом шведской власти шведские и немецкие феодалы в Эстонии не считались с данными раннее шведским крестьянам привилегиями, заставляя их работать на своих угодьях. Особен но сложные отношения сложились у крестьян на Дагё с графом Яковом де ла Гарди, который с 1620 г. арендовал этот остров, а в 1624 г. шведский король Густав II Адольф продал ему его. Владелец Дагё установил чрезвычайно высокие налоги и требовал от шведов повинности на его полях. Шведские крестьяне в ответ требовали признать их старые права на свободу, но тот от вечал, что при покупке острова этот факт не был предусмотрен в договоре.

Далее наследник Якова, его сын Магнус, запретил шведам самим торговать известью и смолой, а только через его посредников. Шведы начали всерьез бороться за свои права, направляя представителей в Стокгольм, но борьба Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН была неравной, прежние привилегии продолжали игнорировать. Во време на Северной войны шведские крестьяне призывались на военную службу.

Шведы преимущественно служили на военных кораблях, затем, когда ост ров после войны отошел к России, на эстонских островах сроились россий ские военные суда с их участием. Помимо военных трудностей в прибал тийских провинциях свирепствовала чума, которая унесла жизни многих сотен жителей, в том числе шведских крестьян26.

На протяжении всего ХVIII в., во времена вхождения острова в швед ское королевство и позднее в Российскую империю, шведские крестьяне боролись за право быть свободными. Но владельцы крупных поместий, в том числе внучка графа Де ла Гарди Эбба Маргарита Де ла Гарди-Стен бок, не считались с их требованиями и обращались как с крепостными, наравне с эстонскими крестьянами. В 1779 г. шведские крестьяне прибегли к помощи немецкого адвоката, который представлял их интересы в Ревеле и Санкт-Петербурге. В результате разбирательства дела шведы получили свободу, но должны были покинуть свои села, на что они не соглашались.

Положение шведских крестьян складывалось не лучшим образом, осо бенно при переходе земель во владение лифляндского помещика барона фон Унгерн-Стернберга27. Ситуация на Дагё дошла до царского двора в Санкт-Петербурге. Императрица Екатерина II указом 1781 г. распорядилась переселить проживавших на мызе Хокенгольм на Дагё шведских крестьян в Новороссийский край (позднее Екаринославскую губернию). Дело в том, что после войны с Турцией в 1774 г. князю Потемкину было поручено заселить пустующие причерноморские просторы, отошедшие к России. Как было сказано выше, в южные земли переселялись представители различ ных национальностей, в том числе и группа шведских крестьян.

Борьба шведских крестьян за сохранение личной свободы обусловила то, что они поверили обещаниям российским властям и выбрали долгий путь на Днепр, на казенные земли. Курировал переселение князь Потемкин, руководил этим процессом полковник Иван Синельников. В упомянутой выше статье Г. Писаревского автор использовал документы Государствен ного архива, дела князя Потемкина, рапорты И. Синельникова и губернато ра Новороссийской губернии Языкова. Иван Синельников прибыл с указом Екатерины II 9 июля 1781 г. в Ревельскую генерал-губернаторскую канце лярию и потребовал, чтобы чиновники произвели перепись подлежащих к переселению шведов. В канцелярии сообщили, что крестьяне уже заключи ли соглашение с бароном Унгeрном. 10 июля полковник прибыл на Дагё и предъявил крестьянам «значительные выгоды»:

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН 1) каждой семье будет нарезано до 60 десятин;

2) предоставлены льготы от всех податей на двор на период в 4 года, после этого как прочие «государственные поселяне» должны платить по 5 денег в год за десятину, не платя подушных денег;

3) на постройку домов и первоначальное обзаведение будет выдан казен ный лес и денежное пособие в количестве 12 руб. на двор;

4) будут обеспечены доставка семян для посева хлеба и казенный прови ант в течение года;

5) крестьяне будут жить «особой колонией», иметь пастора и церковь.

Получив такие обещания, шведы приняли предложение Синельникова, и с помощью чиновников был составлен список желающих переселиться.

Всего в список входило 935 чел. (422 мужчин, 513 женщин). Поскольку 75 шведских крестьян с Дагё на тот момент проживали в Ревеле и отказа лись покинуть город, нашлись охотники с других мыз. Всего насчитывалось 960 человек.

На 20 августа 1781 г. был назначен переезд. Поскольку было слишком мало времени на распродажу имущества крестьян, местная администра ция должна была продать хозяйства и передать деньги в комиссариат для дальнейшего их перевода в Новороссийскую губернию. Бывший владелец усадьбы Стенбок помогал всеми средствами в переправе крестьян по воде, предоставляя паром, лодки и людей. Переселенцы прибыли в город Гапс чаль, а с этого пункта переходом в новороссийскую губернию руководил отставной капитан Макаретов. По распоряжению князя Потемкина Ново российский губернатор Николай Данилович Языков должен был подгото вить прием шведов и исполнить следующее:

1) отвести земли по реке Днепр выше города Кизи-Кермена (с 1784 г.

город Берислав) по 60 десятин и «довольную часть лесных мест из ближай ших днепровских островов»;


2) запахать отведенную землю «за плату казенную», осенью посеять на каждый двор по двенадцати четвериков.

Далее автор статьи пишет, что во время перехода губернатор Языков от вел переселенцам для зимних квартир местечко Решетиловку между Крен чуком и Полевою. Щведы прибыли в Решетиловку 26 ноября. В рапорте от 9 декабря Синельников писал Потемкину, что «переход был им сносен». На зимних квартирах до 24 января среди крестьян умерло 30 человек взрослых (по болезни, по старости) и 56 малолетних (от оспы, которой они зарази лись, проходя через Белоруссию). Всего ушло из жизни 86 душ, осталось 880. В рапорте Языкова указывалось, что переселенцы довольны провиан Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН том, лошадей, которых было 326 единиц, при переходе кормили фуражом.

Дома для переселенцев, по распоряжению Потёмкина, должны были быть построены мастерами из Курляндии для удобства жизни переселенцев.

В строительстве предполагалось использовать каменные плиты, которых в тех местах было в изобилии. Как было указано в статье, Потемкин нашел для шведов пастора Иоганна-Адольфа Еврепеуса, которому предлагалась ежегодная оплата в 400 руб., также ему отводилось 1 000 десятин, а через 5 лет службы ему предоставлялся (по его желанию) свободный выезд. Пас тору была выделена роскошная, по описанию Г. Писаревского, церковная утварь.

Собственно, на этом автор заканчивает рассказ о переселении шведов, о дальнейшей их судьбе он не пишет, упоминая лишь, что в царствование Павла I в 1800 г. шведским крестьянам были присвоены права иностранных колонистов «по совершенному различию новой местности от родины», а при Александре I в 1804 г. созданы 3 шведские колонии, основавшие швед ский колонистский округ28. В данном случае автор ошибся, так как в 1804 и 1805 гг. вблизи Старошведской колонии были поселены немецкие колонис ты, образовавшие деревни Клостердорф (Klosterdorf), Миюльхаузендорф (Mhlhausendorf) и Шлангендорф (Schlangendorf), и совместно со Старо шведской деревней в 1804 г. образовался Шведский округ.

В работах шведских историков даны подробные сведения, касающиеся переселения шведов из Эстонии, и они разнятся с показаниями, представ ленными в статье Писаревского, который пользовался рапортами российс ких чиновников. По сути, предписания для шведов выполнены не были, и им пришлось в первое время по прибытии жить в землянках. Но эта статья, пожалуй, единственная в российской историографии описывает процесс переезда шведских крестьян на юг. Переход шведских крестьян на берега Днепра изображен подробно в работах шведских исследователей, в част ности, в работе Й. Хёдмана представлен путь их следования (рис. 1)29.

Необходимо отметить, что в Херсонском областном историко-археологи ческом музее хранится копия плана предполагаемого поселения шведских крестьян с описанием чертежа, составленного сержантом Петром Полозо вым. На документе нет шифровых обозначений. План составлен по всем правилам конца ХVIII в. с масштабом по плану «дюйм английский употреб лен в 50 сажен», дано объяснение к лесу, экспликация. Вероятно, подлин ник можно найти в одном из украинских архивов. Разъяснение к плану сле дующее: «План Кизкерменского уезда, округи Кизикерманской же, вновь развитым в натуре кварталам при балке Корсунской для имеющих прибыть Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Рис. 1. Переход шведских крестьян на берега Днепра.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН сюда из Эстляндлии шведских крестьян на 165 дворов, полагая на каждый двор в длину 25, в ширину 16 сажен.

Сочинен сентября 29 дня 1781 г.». Далее идет «изъяснение улиц»:

А значит три улицы, из которых каждая по десять сажен;

Б четыре улицы по 4 сажен;

С две по 6 сажен;

Д место для площади;

Е прежде бывший город;

F батарея.

Наличие плана может свидетельствовать, что велась определенная рабо та по подготовке приема шведских переселенцев, но до конца она не была доведена.

Другая карта (рис. 2), относящаяся к шведским колонистам, хранится в РГИА30 и представляет собой «План Новороссийской губернии Херсонского уезда казенной деревни шведской колонии под коею состоит удобной земли 6800, не удобной 700, да в части острова Каирского под литерою А прина длежащей шведской колонии и городу Бериславу считается удобной 500, неудобной 430 десятин.

Масштаб к плану в дюйм 2 версты».

Несколько позднее сведения о шведской колонии представлены в рапор тах надворного советника Самуила Контениуса, направленных 26 декабря 1798 г. и 27 января 1800 г. в Экспедицию Государственного хозяйства, опе кунства иностранных и сельского домоводства31.

С целью более полного изложения материала автор статьи представляет рапорты близко к тексту оригинала, опуская некоторые сведения, касающи еся колонистов из Данцига и денежных расчетов.

С. Контениус прибыл в шведскую колонию 13 ноября и сразу приступил «к обозрению и изследованию хозяйственного ее состояния в сходство с дан ной инструкции». По его сведению, колония состояла из 74 мужских и женских душ, всего 148 шведских крестьян и 9 душ пленных шведов, 28 муж ских и 24 женских душ, всего 52 данцигских колонистов. В рапорте сказано, что, по показанию Казенной палаты, число шведских крестьян во время пе реселения их в 1781 г. по Высочайшему повелению с Эстляндского острова Даго составляло 904 обоего пола душ, из которых в живых ныне 148 душ (по объявлению поручика Гете, находившегося у препровождения сюда за пере водчика, число составляло 966 душ). 756 душ умерли в дороге, на месте от болезней, перемены климата и необыкновенной пищи, частично от неимения домов и недостатка других необходимых потребностей жизни.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Рис. 1. План Новороссийской губ. Херсонского уезда.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Далее читаем: «число отправленных сюда в 1790 г. по повелению князя Потёмкина Таврического к поселению пленных шведов, объявивших же лание остаться в российском подданстве при их прибытии, было 31 чело век, из которых на жительство осталось 4 человека, двое из них женились на здешних колонистках, остальные 27 часть умерли, часть ушли. С 1787 и 1788 гг., по указанию Казённой палаты, прибыло 67 мужских и 88 женских данцигских колонистов».

По пунктам 4 и 8 инструкции С. Контениус изучал:

какие суммы истрачены на поселение иностранных колоний в Ново российской губернии;

когда и какими частями должны возвратить в казну;

какие даны льготы;

какие подати или поземельные деньги должны оплатить.

Мы приведем данные, касающиеся только шведских колонистов.

На поселение 904 душ шведских крестьян с острова Даго, на провиант, на постройку домов, на покупку скота, земледельческие орудия и домаш ней посуды употреблено, по исчислению Казенной палаты, 19 622 руб.

693/4 коп., 31 шведскому пленному выдано из казны 352 руб. 11/4 копеек.

Контениус обращается к Экспедиции с предложением распределить указан ную долговую ссуду к возврату в казну по наличному числу душ, «из коих первое состоит из 74 мужских душ, последнее из 4 душ мужского пола, но возвратить в казну указанную выше сумму они не в силах».

По показанию Казенной палаты бывшей Новороссийской губернской канцелярии шведские крестьяне обложены поземельными деньгами по 75 коп. в год с души, сверх того податным хлебного по 30 коп., по содержа нию подъемных лошадей по 26 коп. с души. Но этих денег никто пока не платил.

Далее Контениус задает вопрос: какие приведены сей податью основа ния? и отвечает: о сем Палата сведений не имеет.

Следующий вопрос: на каком основании и условии переведены сюда шведские крестьяне и издержаны на них из казны денежные суммы? С воз вратом или без возврата? Ответ: Палата также объясняет, что никаких све дений нет. Да и сами колонисты ничего подлинного не знают.

Все денежные дела с данцигскими колонистами вел уже покойный губернатор генерал-майор Синельников, а позднее к гражданскому гу бернатору И.Я. Селецкому неоднократно обращались относительно фор мального межевания этой колонии, в сентябре оно начато, но из-за «при косновения» земель города Береслава не окончено. С. Контениус начал Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН ускорять это дело, но сомневался, что к концу года будет закончено. По причине необходимости ехать исполнять свои обязанности в Крыму, он должен был покинуть шведскую колонию, так и не выяснив вопроса об исполнении обязанностей по оплате колонистами государственного долга.

Но, как видно из ответов на вопросы, в финансовых делах в администра ции была полная неясность.

Другой рапорт С. Контениуса, направленный в Санкт-Петербург, имел следующее заглавие: «Описание хозяйственного обзаведения и сельского домоводства поселенной при городе Береславе шведской колонии, состо ящей из 22 семейств шведских крестьян, 2 семейств пленных шведов и 14 семейств данцигских колонистов». После исторической справки о коло нистах и их переселении, о чем он докладывал уже в первом рапорте, следу ет подробное описание их экономической жизни. Приводим текст рапорта:


«Вышеупомянутые шведские и данцигские колонисты в числе 38 семейств и 209 обоего пола живут вместе в одной деревне Шведской Слободою на зываемой, состоящей в Херсонском уезде на правом берегу Днепра рассто янием в 82 верстах от уездного города Херсон и 281 губернского города Но вороссийска. Назначенной под сию колонию земля считается удобной, неудобною 700 десятин. Сверх того оная колония владеет участком земли общей с городом Береславом на Капреном о-ве, лежащим между реками Днепром и Коненою, в коем удобной земли 500 и неудобной 420 десятин. По обеим сторонам Днепра находятся пространные поемные места Плавня ми здесь называемые, из которых получают с избытком сено, тростник, вербу, лозу и хворост.

О качестве земли Почва земли от 3 до 4 футов состоит из сухого чернозема, далее в глу бину из белой весьма твердой земли, которую при копании рубить должно, ибо лопата в нее не входит, от 20 до 30 саженей глубины находится иде (?) по влажности.

О хлебопашестве и их трудолюбии В первые годы прибытия своем трудолюбивые шведские крестьяне об рабатывали землю по обычаю прежнего своего жительства, но нашед оной с здешним климатом несовместимым начали оную пахать по здешнему обычаю. Для подъема целины в российскую соху запрягают они по 5–6 пар волов, поднятую же пашут 3–4 парами. Озимый хлеб сеют они в августе месяце, а за бездождьем и позднее, яровой же в начале апреля. Данцигские колонисты по большей части пашут лошадями и к земледелию не так ра чительны как шведы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН О составе хлеба Они веют рожь, яровую пшеницу, ячмень, овес, лен, просо, дыни, арбузы.

Горох и гречиху здесь не сеют, ибо они, по объяснению колонистов, здесь не растут.

Об урожае хлеба В более или менее дождливые годы родится здесь хлеб лучше или хуже, во время урожая дает от 6 до 10(?) зерна, но как здесь большею частью случается бездождье, так что не редко одни только семена получают, а чаще оных лишаются, в 10-летнее время случились только две плодородные жатвы, в прочее время колонисты к посеву или пропитанию своему хлеб по большей части покупают. Озимый хлеб здесь лучше ярового родится, которому последнему в сухие годы суслики великой вред делают.

О пастбе и сенокосе В колонии имеют в изобилии пастбища для рогатого скота: когда в су хое лето на степи оной нет, то гоняют скот на плавни на Днепр, где трава растет до самой зимы. Хозяева, не наблюдающие недостатка в работни ках, ежегодно ставят от 3 до 4 скирд одна 24 саженей окружностью и 7 вышиной. Излишнее от домашнего употребления сено они продают от 15 до 20 руб. за скирду.

О скотоводстве Поелику в здешнем крае от земледелия дальней выгоды получить не можно, то сии колонисты, а наиболее шведские крестьяне занимаются скотоводством с пользою. Овцеводство их не велико, лошадей же разводят они только для своего собственного употребления, а не на продажу.

Об огородных растениях Садоводством сии колонисты совсем не занимаются. По их мнению, огородные растения, не взирая на все старания, на здешней земле не рас тут. Как в первые годы по их поселении в разведении капусты, картофеля, репы и проч. они никакого не имели успеха, то ныне никакой зелени и коре ньев более не сеют.

Где они продают свои продукты Земледелие редко дает здесь достаточный хлеб к безбедному прожи ванию, а того еще меньше излишней на продажу. Рогатый скот, который колонисты разводят, и малое число овец продают они в 12 верстах отсюда в городе Береславле.

Об их промыслах Сверх земледелия и скотоводства занимаются особливо шведские крес тьяне рыбною ловлей по р. Днепру, где во множестве ловят следующие Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН рыбы: щуки, карпы, сомы, лини, лещи и окуни, которую они частично су шат, частично солят, продают или на муку променивают.

Об их обстроении домами.

Сии колонисты живут в деревянных казенным иждивением для них пос троенных домах. Многие шведские крестьяне возле своих дворов построили себе сарай и для скота каменные хлевы;

некоторые же из них начали дворы свои обносить каменными стенами. Сверх 38 жилых домов находятся в ко лонии ещё 20 дворов пустых оставшихся от умерших семейств, из кото рых 11 уже совсем развалились.

Об их доходах Шведские крестьяне, из коих большая часть приобретают здесь сверх нужного пропитания еще некоторое излишество от продажи рогатого скота из своих собственных стад, на сушеной и соленой рыбы и чрез то собирают посредственное имущество. Между данцигскими колонистами находятся только двое достаточных и прилежных к домоводству хозяев.

Прочие же в хозяйстве ленятся и нерадивы. Вместо рыбной ловли, от ко торой они могли приобретать пользу, как шведские крестьяне, они рубят дрова в плавнях и отвозят в Берислав на продажу.

О доходах сей колонии В нынешнем году доходы в колонии простираются до 449 руб. 50 коп.

За откуп питейного платят колонии 250 руб.

Ѕ за пастьбу 220 волов и коров по 25 коп. за каждую 55 руб.

За пастьбу 80 лошадей по 35 коп. за каждую 28 руб.

Двое посторонних рыбаков за свободное рыболовство платят 19 руб.

Итого 449 руб. 50 коп.

Из сих доходов, которые не всякий год одинаков бывает, производит колония плату писарю, сотенному и десятнику и сверх того употребляет часть оных на некоторые по земской надобности;

остальные деньги обще ство разделяет между собой на равные части.

В сей колонии 27 семейств исповедывают лютеранскую и 11 католичес кую веру, в воскресные дни лютеране собираются на молитву в доме, выстро енном для пастора, который, прожив здесь несколько лет, оставил колонию.

Определенный в лютеранской колонии пастор ежегодно однажды сюда при езжает для совершения службы и причащению святых тайн и для обручения пожелающих выступить в законный брак. Обряды крещения совершает быв ший до сего пономарь. Католики на богослужения выезжают в Херсон.

В первые годы поселения шведские крестьяне жили в землянках, одержи мы были болезнями и во множестве умирали. Ныне же жительствующие в Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН пристойных домах, привыкшие к здешнему климату, здоровы, рачительны и редко бывают подвержены болезням, исключая здешних продолжитель ных лихорадок. Шведские крестьяне в хорошом, а данцигские колонисты, исключая двух хозяев, за леностью и невоздержании в худом находятся со стоянии.

Самуил Контениус Шведская колония Ноября 21 дня 1798 года».

Согласно приведенному выше рапорту, который Контениус направил в столицу, шведских колонистов с острова Дагё, прибывших в 1781 г. в числе 904 душ, было на лицо 28 семей, мужчин 74, женщин 74, у которых насчи тывалось 66 лошадей, 545 рогатого скота, 621 овца, 109 свиней, из сельско хозяйственных орудий: повозки 64, плуги 13, бороны 28, прожива ли они в 22 домах из рубленных полубревен.

Из числа прибывших в 1790 г. 31 пленного шведа было на лицо 2 семьи, 4 мужчин и 5 женщин, 2 лошади, 11 рогатого скота, 5 овец, 4 свиньи, 2 по возки, 1 борона, жили они в 2-х домах, 9 было пустых, 11 развалившихся.

Из числа прибывших в 1787 и 1788 гг. 155 душ данцигских колонистов на лицо было 14 семей, 28 мужчин и 24 женщины, 19 лошадей, 80 рогатого скота, 4 овцы, 13 свиней, повозок 14, бороны 8, жили они в 13 рублен ных из полубревен домах.

Итак, к концу ХVIII в. в Старошведской колонии проживало, по дан ным надворного советника С. Контениуса, 38 семей и 209 душ обоего пола.

11 января 1799 г. в Санкт-Петербурге на заседании Экспедиции Госу дарственных хозяйств опекунства иностранных и сельских домоводств был заслушан рапорт С. Контениуса о шведской колонии и приобщен к «прочим таковым полученныхъ от него сообщениям для соображения при общем рассуждении о Новороссийских поселенцах».

Другим интересным источником, раскрывающим состояние дел в швед ской колонии, являются дела по Департаменту духовных дел иностранных исповеданий, хранящиеся в РГИА. Среди документов этого департамента имеются сводные таблицы за различные годы под названием «Табель о приходе и священнике евангелического вероисповедания в Иозефсталь ских колониях Ведомства Екатеринославской конторы иностранных по селенцев», в которых представлено количество дворов, хозяев, работни ков, детей Шведского округа, который до 1860 г. входил в Иозефстальский приход.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН Приведем несколько примеров, касающихся Старошведской деревни 1) В 1829–1830 гг. число дворов 31, число хозяев 31, число жите лей: 116 мужчин, 105 женщин, 99 работников32. Имеется деревянная цер ковь 9Ч4 сажен, построена в 1803 г., в хорошем положении33.

2) В 1839 г. число дворов 36, число хозяев 36, число жителей:

122 мужчин, 118 женщин, 117 работников. Деревянная церковь, каменный фундамент, священник Иозеф Лоренц, получает 200 руб., продукты34.

3) В 1841 г. число дворов 38, число хозяев 38, число жителей:

130 мужчин, 123 женщины, 167 работников. Деревянная церковь на камен ном фундаменте в хорошем состоянии35.

Таким образом, за 10 лет население шведской деревни выросло, в дерев не была церковь, но все четыре деревни, где жило население лютеранско го вероисповедания, входили в Иозефстальский приход, расположенный в 250 верстах от Шведского округа, и пастор посещал их один раз в год.

В указанных выше табелях можно получить сведения и о школьном об разовании в шведской колонии.

Приведем два примера.

В 1829 г. в Старошведской деревне проживало детей от 7 до 15 лет 23 мальчика и 33 девочки, учащихся детей 11 мальчиков и 17 девочек.

Обучение проходило в домах учителей или колонистов. Детей обучали чте нию, письму, арифметике, Закону Божьему, занятия проходили с 1 ноября по 1 апреля. В Старошведской деревне учителем был колонист Мац Ман гельсон, которому было 83 года, женат, получал в год 31 руб. В 1839 г. в Старошведской деревне детей от 7 до 15 лет 29 мальчиков, 27 девочек, учащихся детей 18 мальчиков и 17 девочек. Учились в доме колониста Кристьяна Мацсона, 47 лет, женат, жалование 40 руб. в год. Заня тия проводились с 1 ноября по 1 апреля, обучались священному писанию, чтению и письму37.

Табели о приходах составлялись каждый год. В 1904 и 1905 гг. в Табеле, составленном на немецком языке, указано, что в Старошведском Евангели ческом Лютеранском приходе имеются 2 церкви, обе каменные, одна в Шлангендорфе-Мюльхаузене на 450 человек, строилась с 1881 по 1887 гг., вторая в Старошведской деревне на 300 человек и построена с по1885 гг. Всего в приходе 2 686 человек, включая все небольшие хутора и деревни в Херсонском уезде. Из них немцев 2 036, шведов 650 чел. В швед ской церкви служба проходила 54 раза в год на шведском языке, оплата пас тора составляла 240 руб. в год. В Старошведской деревне имелась приходс кая школа на 93 ученика, в ней на 2 класса отводилось 10 часов в неделю на Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН религию и 10 часов на 2 класса на родной шведский язык. Преподавались и другие дисциплины. C 1898 г. в Старошведской деревне развернуло де ятельность Женское общество (Ein Frauenverein)38.

Небезынтересно было познакомиться с материалами, касающимися со здания самостоятельного для шведов и немцев прихода Альтшведендорф.

По документам, хранящимся в РГИА в деле под названием «По отношению Господина Министра Внутренних дел об учреждении в колонии Шлан гендорфа прихода», видно, что переписка между ведомствами Минис терством Государственных имуществ, Министерством Внутренних дел и Евангелической Лютеранской Генеральной Консисторией в Санкт-Петер бурге велась с 2 июня 1852 г. по 23 ноября 1859 г. В деле сказано, что во время визита чиновника из Санкт-Петербурга, суперинтенданта, в Ста рошведскую колонию жители шведской деревни подали ему прошение об учреждении у них прихода и обязались от себя содержать проповедника, поскольку «духовное их призрение весьма недостаточно». При рассмотре нии этого дела представителями власти обсуждались самые разнообразные вопросы: строительство церкви, оплата пастора и др. Немецко-шведский приход Альшведендорф был утвержден в 1860 г. и охватывал Днепровский уезд Таврической губернии и Херсонский уезд Херсонской губернии39.

Надо сказать, что в работах шведских историков подчеркивалось, что шведские крестьяне на протяжении всех веков проживания изолированно от родины, как в Эстонии, так и в России боролись за свою свободу, со хранение шведского языка. И это им удалось сделать. Во второй половине ХIХ в. они могли посещать церковь, построенную в их колонии, где служ ба проходила на шведском языке. Старошведская деревня была окружена тремя селениями, где проживали немецкие колонисты, которые склоняли их не бороться за шведскую школу, а предлагали, чтобы их дети посещали немецкую школу. Но шведы упорно противились этому и добились своего.

Они сохраняли свою культуру. Вследствие малочисленности российских источников мы можем познакомиться с повседневной жизнью шведов толь ко по заметкам А.С. Афанасьева-Чужбинского40. Приведем отрывок из его книги о посещении шведской колонии, который поможет дополнить сухие архивные данные и воссоздать приблизительную картину жизни этой мало численной этнической группы в середине ХIХ в. (Стиль автора сохранен, орфография по возможности приведена в соответствии с современными правилами.) «Опишу преимущественно так называемую Старо-шведскую колонию.

Шведы вообще народ добрый, в каждом колонисте видите вы стремление Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН к образованию. Когда я обжился между ними и свел знакомства, однажды неожиданно получаю от них прошение. … Из прошения, которое, ко нечно, я прочел, видно, что они просят исходатайствовать им шведского учителя. Бедняки все-таки желают сохранить свою народность. Немцы, которых три деревни, стараются всеми силами их онемечить, но шведы не поддаются. Напрасно обер-шульц, из немцев, старается убеждать их учиться по-немецки, шведы стоят за свою народность. Они учатся по-рус ски, многие говорят и по-немецки, но при малейшей возможности нанима ют хоть какого-нибудь заезжего шведа. Соседний пастор немец служит им обедню, однако у них духовные книги шведские, и между собою жители иначе не говорят как по-шведски. Они того мнения, весьма впрочем, спра ведливого, что, живя в России, приличнее знать русский язык, чем немецкий, а если иные знают последний, то единственно для облегчения сношений с соседями. Шведы ходят в так называемом мещанском костюме в чуйках или длиннополых сюртуках, а женщины вообще в ситцевых платьях самого простого покроя. Последние исполняют все мужские работы, девушки же ездят верхом по-мужски, ловко управляя лошадьми.

Между шведами встречается довольно охотников, которые преиму щественно ведут войну с волками, но стреляют также и дичь, водящуюся здесь в изобилии. Над Днепром при начале колонии тоже есть городище, по канавам и раскопанным валам которого валяется множество камней и би той глиняной посуды. Между шведской колонией и Клостердорф по берегу, усеянному огромными камнями, есть одна скала, о которой рассказывают легенду: будто бы еще очень недавно на один плоский черный камень выле зала огромная змея, которая хватала ягнят. Змея эта имела необыкновен но страшный вид и была ужасом жителей. Никто, однако же, не видел ее собственными глазами.

Особенных обрядов и обычаев я не заметил, может, потому, что не представилось случая, но, сколько могу судить, шведы народ добрый и между соседями у них царствует добродушная патриархальность. Коло нисты необыкновенно скромны, так что я ни разу не слышал никакой ссо ры. Воровство здесь неизвестно. Помню, однажды ездил я в Блажкову с мальчиком из Клостердорфа, брал с собой английскую выдвижную удочку.

Проводник мой прельстился красивой, по его мнению, палкой и похитил ее без церемонии. Когда, возвратясь, я осмотрелся, что нет удочки, и сказал об этом своему хозяину шведу, он пришел в такой ужас, как будто бы со вершилось самое страшное преступление. Через час вся колония знала о пропаже удочки, и хозяин мой торжественно отправился в Клостердорф Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН истребовать вещь своего постояльца. Немецкая колония смутилась, в свою очередь, и ко мне пришла депутация просить прощения. Вообще это была такая неприятная сцена, что если бы я предвидел ее, то охотно оставил бы удочку, хотя орудие это летом для меня почти необходимо. Много мне стоило труда уговорить местные власти не наказывать мальчика, но бо лее всех имел я затруднения со шведами, которые огорчались, что вор опо зорил весь округ. Честность у этого народа изумительная, так что в этом отношении шведы отличаются от соседних немецких колонистов. Извес тна дороговизна съестных припасов в Херсонской (одной из хлебородных) губернии. Мне каждый день предстояло иметь дело со шведами и шведка ми, покупая необходимое, и всегда колонисты эти затруднялись назначать цену, в том убеждении, что хотя в Бериславе и платят за все дорого, но в колонии вещь того не стоит.

“Уж лучше сами назначьте”, говорили мне иные.

Но я не мог согласиться на подобное предложение, и потому часто про исходили самые щекотливые сцены. Случалось, за молоко не хотели совсем брать деньги, и мне должно было убеждать добряков, что я не гость их и обязан платить за свое продовольствие, и что, наконец, всякий продукт и для них самих стоит денег.

Шведы более других терпят притеснения от откупа, который везде простирает свое могучее влияние. У шведов в обычае варить хлебный квас, довольно приятного вкуса и цветом похожий на пиво. Каждый колонист, прежде других приготовивший этот напиток, охотно уделяет его соседу, извлекая из этого свою выгоду. Весною нынешнего года хозяин мой сварил бочку квасу и поставил ее в лед. Откупщик придрался, что это пиво, за печатал бочку, и две недели, которые я прожил в колонии и окрестности, еще не было разрешения, да и хозяин мой боялся подвергнуться ответс твенности на том основании, что откуп силен. А дело, кажется, очень ясно: пиво всегда можно отличить от квасу. Честный швед был возмущен поступком откупщика и просил моего содействия, но к чему послужило бы ходатайство человека нечиновного и даже не служащего? Я советовал ему обратиться к своему начальству, но ведь для этого надобно далеко ехать в рабочую пору.

В шведской колонии довольно садов, особенно на старой улице, которую, впрочем, теперь раздвигают, и я не знаю, уцелеют ли прекрасные плодовые деревья. Образ хозяйства, упряжь, повозки, плуги и прочие земледельческие орудия все здесь немецкое. В избах по возможности соблюдается опрят ность. Живут колонисты порядочно, два раза в день варят сытную пищу, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН в которой главную роль играет рыба, но я не заметил употребление кофе.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 18 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.