авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Федеральное агентство по образованию УДК 612.1 591.11 612.42 591.144 ГРНТИ 34.39.27 34.41.01 Инв. № П1080 НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Фото 9. Миокард кошки. Капилляр, окруженный перицитами при метаболическом ацидозе (рН крови 7,2, экспозиция 15 мин). Цитоплазматические мембраны клеток соединительной ткани разрушены, органоиды вышли в межклеточное пространство. Эндотелиоциты капилляра образуют выросты, которые отрываются и попадают в просвет капилляра. Ув. 7 000. Электронная микрофо тография.

Фото 10. Сердце кошки при метаболическом ацидозе (рН крови 7,0, экспозиция 30 мин).

Один эндотелиоцит капилляра разрушен, органоиды клетки поступили в просвет капилляра и в межклеточное пространство. В митохондриях миокарда имеются разрывы внутренней и наруж ной мембран. Ув.: 20 000. Электронная микрофотография.

Фото 11. Сердце кошки. Сладжи эритроцитов в сосудах миокарда, очаговые кровоизлия ния, отек и дистрофия мышечных волокон при рН крови 7,2 и длительности ацидоза 60 мин. Ге матоксилин-эозин. Ув.: об. 40, ок 10. Микрофотография.

Фото 12. Сердце кошки. Тромбоз сосудов миокарда, очаговые кровоизлияния, отек и дис трофия мышечных волокон при рН крови 7,0 и длительности ацидоза 120 мин. Гематоксилин эозин. Ув.: об. 40, ок 10. Микрофотография.

Таким образом, при лактат-ацидозе различной глубины (от рН 7,2 до рН 6,5) и продолжи тельности от 30 до 180 мин обнаруживаются морфологические признаки расстройства микроцир куляции в различных органах: легких, печени, желудочно-кишечном тракте, почках, а в крупных сосудах сладжи эритроцитов и тромбы, фиксированные к субэндотелию. Ацидоз вызывает нару шение структуры клеток – от отека митохондрий до полного разрушения клетки и выходу всех органоидов в межклеточное пространство и кровоток. Все это приводит к развитию диссеминиро ванного внутрисосудистого свертывания крови.

Лактат-ацидоз приводит к нарушению структурной организации клеток различных органов (печени, желудка и поджелудочной железы) и разрушению отдельных органоидов (митохондрий, ядер, лизосом). Цитоплазматические включения и их разрушенные компоненты попадают в ткане вую жидкость;

учитывая изменения в стенке капилляров при ацидозе, элементы клеток могут по падать в микроциркуляторое русло и стимулировать процессы фибринообразования. Для исследо вания доли субклеточных фракций в процессах гемостаза нами было изучено влияние органоидов интимы аорты на свертывание крови и фибринолиз. Экстракты аорты получали путем дифферен циального центрифугирования в рефрижераторной ультрацентрифуге (High speed centrifuge type 310) c дистанционным пультом (Power supply & timing unit type 317, Польша) при температуре +4оС.

Кусочки интимы аорты растирали до субклеточных фракций в гомогенизаторе (Homogenizer type 302, Польша), модифицированном нами. Ткани были помещены в стеклянную пробирку с шероховатой внутренней поверхностью и растирались с помощью тефлонового стержня. В про цессе приготовления экстракта органа пробирка с содержимым находилась в колбе со льдом.

Гомогенат пропускали через сито, для того, чтобы удалить обрывки кровеносных сосудов и остатки соединительной ткани. Затем центрифугировали 10 мин при 400g, надосадочная жидкость (фракция 1) содержала неразрушенные клетки. В надосадочной жидкости оставались ядра, мито хондрии, лизосомы и микротельца.

Первую фракцию подвергали дифференциальному ультрацентрифугированию при 600g, 10000g, 15000g для получения соответственно взвеси ядер, митохондрий, лизосом и микротелец (2, 3, 4 фракции). Вторую, третью, четвертую фракции и надосадочную жидкость (постлизосо мальный супернатант) использовали для изучения влияния на свертывание крови и фибринолиз.

Во всех случаях использовались суспензии субклеточных фракций, разведенных физиологическим раствором 1/100.

Исследование действия суспензий ядер, митохондрий, лизосом и постлизосомального су пернатанта на время рекальцификации проводили на плазме, бедной тромбоцитами. В контроле к 0,1 мл плазмы добавляли 0,1 мл физиологического раствора хлорида натрия 0,85% и через 30 с по сле прогревания на водяной бане при температуре 37 оС добавляли 0,2 мл 0,277% раствора СаСl2, образование сгустка фиксировали на секундомере. В опыте вместо физраствора добавляли суспен зию изучаемых органоидов, которая хранилась в пробирке, находящейся в стаканчике со льдом.

Время рекальцификации в контроле в среднем составляло 194 с. Общий гомогенат сокра щал время образования сгустка до 59 с (р0,01;

+ 22), ядерная фракция в разведении 1/100 до 99 с (р0,01;

+ 15);

суспензия митохондрий, лизосом и постлизосомальный супернатант соответствен но до 59 с (р0,01;

+ 18) до 54 (р0,01;

+ 16) и до 79 с (р0,01;

+ 20). На основании полученных данных можно говорить о выраженной прокоагулянтной активности изучаемых органоидов клет ки.

В субклеточных фракциях не было выявлено антикоагулянтов. Фибринолитическая актив ность клеточных органоидов изучалась эуглобулиновым методом. В контроле в пробу вносилось 0,1 мл физраствора, время фибринолиза сгустка составило 157 мин. В опыте вместо физиологиче ского раствора вносилось такое же количество изучаемого экстракта. Ультраструктурные компо ненты внутреннего слоя аорты оказывали слабо выраженное влияние на скорость растворения сгустка. Гомогенат всех фракций имел тенденцию сокращать лизис эуглобулинового сгустка до 137 мин (р0,2;

+ 10).Наблюдалось незначительное ускорение фибринолиза до 151 мин (р0,4;

+ 4) под воздействием ядерной фракции. Лизис фибринового сгустка при добавлении фракции лизо сом происходил за 146 мин (р0,2;

+ 5), митохондрий – за 142 мин (р0,2;

+ 6);

а супернатанта– за 143 мин (р0,2;

+ 6).

Таким образом, молочно-кислый ацидоз, вызываемый внутривенной инъекцией лактата, приводит к ускорению процессов гемокоагуляции в крови бедренной артерии и воротной вене. В крови, оттекающей от печени, изменения свертывания крови менее выражены. Это связано с кор рекцией рН и высвобождением из печени в кровоток антикоагулянтов. Сдвиг рН до 7,0-7,2 сопро вождается двухфазными изменениями показателей системы гемостаза в венозной и артериальной крови. При рН 7,1 наблюдается гиперкоагулемия, которая сменяется при рН 6,8-6,5 коагулопатией потребления, нарастанием ПДФ и развитием ДВС-синдрома.

Молочная кислота в опытах in vitro блокирует АДФ-агрегацию в плазме здоровых людей и приводит к спонтанному, необратимому склеиванию кровяных пластинок. Это можно объяснить снижением -потенциала тромбоцитов, наблюдающееся при ацидозе в экспериментальных усло виях.

Лактат-ацидоз сопровождается морфологическими изменениями эндотелиоцитов, сосуди стой стенки, околососудистого пространства, структуры клеток печени, поджелудочной железы и органов желудочно-кишечного тракта. Ткани сосудов и органов пищеварения оказывают выра женное влияние на функцию тромбоцитов и гемокоагуляционный гемостаз.

Агрегация тромбоцитов под влиянием тканевых экстрактов аорты, желудка, печени варьи рует в широких пределах. Гомогенаты аорты обладают наиболее выраженной агрегационной спо собностью, сравнимой со стандартным коллагеном. Экстракты желудка активны при разведении в 1000 раз, а печени – только в 10 раз. Поэтому первичный гемостаз под влиянием тканей органов, а следовательно и кровоточивость в различных органах неодинаково выражена.

Инструментальные методы (ТЭГ и электрокоагулография) подтверждают результаты, по лученные при развитии лактат-ацидоза в гемокоагуляционных тестах. Однако на тромбоэласто грамме фиксируется более раннее образование рыхлых сгустков крови при рН 6,8. Сгустки на ТЭГ удается зарегистрировать даже при рН 6,5, хотя по данным гемокоагуляционных методов процесс фибринообразования при этом сдвиге рН обнаружить не удается.

Сдвиг рН в кислую сторону, повреждение сосудистой стенки и паренхиматозных органов приводит на ранних этапах ацидоза (рН 7,2) к образованию преимущественно сладжей, при углублении ацидоза в сосудах изучаемых органов начинают преобладать тромбы. Субклеточные фракции интимы аорты (ядра, митохондрии, лизосомы и постлизосомальный супернатант) обла дают высокой тромбопластической активностью, и низкой фибринолитической активностью, ан тикоагулянты во всех фракциях клеток не были обнаружены.

Следовательно, ацидоз и повреждение тканевых структур ведет к развитию ДВС-синдрома.

3. Заключение.

Продукты анаэробного метаболизма, вызывающие ацидоз, представляют реальную опас ность для организма, так как способны не только нарушать функции, но и приводить к морфоло гическим изменениями в различных органах и тканях. Накопление молочной кислоты, известной в качестве донора протонов, изменяет гемостатические и реологические свойства крови, усиливает гипоксию тканей, уменьшает ресинтез АТФ в результате снижения интенсивности биологического окисления. В этих условиях особое значение приобретает исследование взаимосвязи между ацидо зом и изменениями морфологии органов иммунной системы. Литературные данные свидетель ствуют, что сдвиг рН в кислую сторону существенно изменяет скорость свертывания крови, анти коагулянтную и фибринолитическую активность [9, 89].

При ацидозе ряд авторов обнаруживали гиперкоагулемию и гиперфибринолиз нередко приводящих к внутримозговым кровоизлияниям. Триада: гипотермия, ацидоз и коагулопатия од на из ведущих причин смерти [49]. Под влиянием сдвига рН крови в кислую сторону изменяется активность отдельных факторов свертывания крови, при рН 7,2 – 7,1 понижается активность ан тигемофильного глобулина. В то же время свойства факторов, входящих в протромбиновый ком плекс, при данных цифрах рН, практически не изменяются. Вместе с тем установлено, что в кис лой среде наблюдается снижение антикоагулянтной активности [52-55].

Механизмы действия сдвига рН среды в кислую сторону, остаются окончательно не выяс ненными. Предполагается, что в кислой среде происходит инактивация гепарина [52-55]. Нами было выявлено укорочение тромбинового времени в селезеночной вене, по сравнению с бедрен ной артерией в контроле и при ацидозе. Большое значение в развитии гиперкоагуляции [11] при дают влиянию молочной кислоты. Это явление связано с повышением активности тромбоцитов.

Другие авторы [52] считают, что повышение свертываемости крови связано с высвобождением из эритроцитов тромбопластических соединений, кроме того, красные кровяные тельца в кислой сре де связывают гепарин.

Повышение в кровотоке концентрации водородных ионов сопровождается возбуждением хеморецепторов сосудистого русла, приводящих к изменению тонуса вегетативной нервной си стемы. Отсюда следует, что снижение рН в организме будет воздействовать на гемокоагуляцию.

Внутривенная инъекция 4% молочной кислоты (10 мг/кг), сопровождается значительным сдвигом физико-химических показателей: в крови накапливается молочная кислота, снижается парциаль ное давление кислорода, падает щелочной резерв, рН сдвигается в кислую сторону. Свертывае мость крови при этом значительно активируется, угнетается фибринолиз, в сосудистом русле об наруживается фибриноген В, свидетельствующий о внутрисосудистом свертывании [52-54].

Наши данные также свидетельствуют о гиперкоагуляции при внутривенном введении мо лочной кислоты. Так, время рекальцификации в бедренной артерии укорачивается с 80,6с до 62с (р 0,001), в селезеночной вене с 70,3 до 55 с (р 0,001) при сдвиге рН до 7,2 – 7,0. Потребле ние протромбина в этих условиях увеличивается почти вдвое. Протромбиновое время при этом изменяется недостоверно. Уровень фибриногена по мере развития гиперкоагуляции под влиянием ацидоза прогрессивно снижался с 16,4 мг/мл до 12,6 – 12,7 мг/мл, а содержание ПДФ прогрес сивно нарастало. Все это свидетельствует, что сдвиг рН крови до 7,2 – 7,0 сопровождается воз никновением диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, которое более выраже но в селезеночной вене. Это можно объяснить двумя факторами. Во-первых в венозной крови был более низкий рН, во-вторых – липидные компоненты мембран при разрушении эритроцитов, об ладающие тромбопластической активностью, могут частично поступать в общую циркуляцию и ускорять процесс фибринообразования. Наибольшей активностью из них обладают фосфатидил серин, фосфатидилэтаноламин и фосфатидилхолин. Известно также, что осмотическая резистент ность эритроцитов при ацидозе значительно понижается и вероятность поступления этих соеди нений в селезеночную вену увеличивается [52, 89].

В механизме развития гиперкоагуляции при метаболическом ацидозе принимают участие соединения, находящиеся в форменных элементах крови. Появление тромбопластического факто ра в кровотоке при сдвиге рН среды в кислую сторону, во многом, может быть обусловлено уси лением агрегации тромбоцитов и эритроцитов в результате уменьшения их отрицательного заряда [50, 52]. В наших исследованиях сдвиг рН влево также приводил к понижению -потенциала тромбоцитов и эритроцитов, возникновению спонтанной агрегации кровяных пластинок и сниже нию их количества в крови.

Большое значение в развитии гиперкоагуляции придается рефлекторным воздействиям раз личных соединений через сосудистые рецепторы [75]. Гипоксия и ацидоз также вызывают рефлек торную гиперкоагуляцию.

В рефлекторных реакциях, регулирующих гемостатические процессы, важная роль принад лежит сосудистой стенке как эфферентному органу, содержащему факторы свертывания и актива торы фибринолиза. При умеренном ацидозе из сосудистой стенки в общий кровоток поступают соединения с тромбопластичесими и антикоагулянтным действием. С углублением ацидоза (рН ниже 7,0) в механизм развития гиперкоагуляции включаются различные органы и ткани (печень, сердце, легкие), о чем свидетельствуют данные многих авторов.

Участие различных органов и систем организма в регуляции гемостатической функции крови создает мозаичность уровня гемокоагуляции в сердечно-сосудистой системе. В исследова ниях [52-55] показано, что скорость свертывания крови коррелируется с показателями рН как в контроле, так и при экспериментальном метаболическом ацидозе. Наиболее высокая свертывае мость определялась в пробах крови из правого предсердия, здесь же определялся самый низкий показатель рН. Кровь, полученная из аорты, свертывалась медленнее. Наблюдались также разли чия в процессах гемокоагуляции в пробах крови взятых в бедренной и легочной артерии, полых венах, левом предсердии и левом желудочке, воротной и печеночной вене. В наших опытах гемо стаз исследовался в крови бедренной артерии и селезеночной вены. В селезеночной вене был бо лее низкий показатель рН, соответственно этому скорость свертывания крови оттекающей от селе зенки была выше.

Исследования показывают, что сдвиг рН до 6,8 и 6,5 приводит к гипокоагулемии вызванной потреблением фибриногена и факторов свертывания крови. Скорость образования фибринового сгустка удлиняется в бедренной артерии с 78,9 с до 175 с (р 0,01). Потребление протромбина увеличивается в несколько раз, в некоторых опытах протромбин вообще не определяется. Про тромбиновое время удлиняется в пределах 30% (р 0,001). Активность фибринолиза достоверно снижается более чем в 2 раза (р 0,001). Содержание фибриногена уменьшается до 8 – 10 мг/мл, а уровень ПДФ возрастает во многих опытах до максимальной величины.

Таким образом, метаболический ацидоз, вызванный внутривенным введением молочной кислоты приводит к ДВС-синдрому.

Метаболический ацидоз развивается при травмах [49], кровотечениях [15, 30, 36], отравле ниях [13, 29, 33], сахарном диабете [12, 16, 51, 89], при острых инфекционных заболеваниях [17], пересадке органов [49], острой миокардиальной недостаточности в послеоперационном периоде [56] и многих других состояниях, которые приводят к коагулопатии потребления, гиперфибрино лизу и активации функции тромбоцитов Согласно нашим данным в сосудистом русле появляются сладжи эритроцитов, которые сменяются сгустками крови и тромбами, фиксированными нитями фибрина к области десквамиро ванного эндотелия.

Гипоксия и ацидоз приводят к уменьшению числа тромбоцитов, кровяные пластинки теря ют везикулы при сдвиге рН от 7,0 до 6,5 [32]. Это может быть причиной тромбообразования и формирования атеросклероза. Катехоламины увеличивают сократительную функцию миокарда и его потребность в кислороде. В связи с этим возникает снижение рН, повреждение эндотелия со судов и скопление тромбоцитов в микроциркуляторном русле.

Нами также показано, что при рН 7,2 и продолжительности 30 мин нарушается структура поверхности эндотелиоцитов. Компоненты цитоплазматических мембран эндотелия капилляров отрываются и попадают в просвет сосуда. При рН 7,0 и экспозиции ацидоза 60 мин эндотелиаль ные клетки разрушаются, и их содержимое поступает в кровь. Органоиды клеток по нашим дан ным обладают преимущественно тромбопластической активностью и, следовательно, стимули руют процесс гемокоагуляции.

Ацидоз, возникающий при пересадке или частичном удалении печени и операциях на аор те, сопровождается массивным фибринолизом [12]. Травмы различной степени тяжести приводят к гиперфибринолизу, коагулопатии, гипотонии, а также гипоксии и ацидозу. Коагулопатия корре лируется с тяжестью травмы [44]. Это связано с выделением сосудистого плазминогена. Асфик сия и метаболический ацидоз новорожденных также сопровождается гиперфибринолизом, коагу лопатией и увеличением концентрации фибринопептидов В в крови [44].

Согласно нашим данным ацидоз приводит не только к структурным изменениям сосуди стой стенки, но и к нарушению морфологии различных органов и тканей. Это выражается в де струкции органоидов клетки. Наиболее чувствительны к лактат-ацидозу митохондрии, это прояв ляется отеком, просветлением матрикса, деформацией крист митохондрий и повреждением наружной и внутренней мембран органоидов. При разрушении мембран клеток содержимое по ступает в тканевую жидкость, а затем в кровь и лимфу. Этим можно объяснить гемокоагуляцион ные сдвиги при обширных травмах и оперативных вмешательствах.

Патологоанатомические исследования, свидетельствуют, что морфологические признаки ДВС развиваются при травмах, онкологических заболеваниях, в педиатрии, акушерской патоло гии, сепсисе, при переливании крови.

По нашим данным метаболические нарушения не происходят одновременно в различных внутренних органах, так как регионарные гипоксические расстройства неодинаковы. Метаболи ческие расстройства развиваются последовательным образом, они прогрессируют и суммируются.

Метаболические перестройки вызываются периферическим дефицитом кислорода [90].

Обратимость и необратимость изменений может быть понята на уровне метаболической сети. В действительности происходит блокада гликолиза [85]. При отсутствии кислорода клетки организ ма остаются устойчивыми очень короткое время, пытаясь приобрести необходимую им энергию путем деферментации в цитозоле. Это приводит к нагружению клетки протонами. Прекращение гликолиза с чрезмерным накоплением протонов приводит к реодинамическим и тканевым послед ствиям: сладжи, деполяризация интимоцитов с последующей коагуляцией, блокада РЭС, выделе ние гидролаз и т.д.

Значительное снижение кислорода не вызывает само по себе нарушение клеточных струк тур, но влечет за собой возникновение ацидоза тканей [9, 10, 85].

Ацидоз сопровождается нарушением кислотно-основного равновесия и зависит от концен трации протонов. Характерным для метаболического ацидоза является тяжелое поражение ком пенсаторных механизмов и внутренних органов (легкие, печень, почки). Источником накопления протонов могут служить различные органические соединения, наибольшее значение имеет молоч ная кислота, т.к. она наиболее сильная (рК 3,73). Появление большого количества протонов ча стично корригируется легкими, изменяющими содержание углекистоты, и почками. По нашим данным в этих органах при лактат-ацидозе нарушается структура, а следовательно и функция.

Отек легких при метаболическом ацидозе может понижать диффузионную способность, и вести к газовому ацидозу. В почках, сохраняющих бикарбонат путем выделения протонов, также снижа ется эта функция. При шоковых состояниях специфическим является накопление молочной кисло ты, известной в качестве крупного донора протонов. Почти все энергетические линии при шоке неуклонно направляются к этому “тупику” [89].

Лактатдегидрогеназа теряет свою активность и перестает осуществлять дегидрогенирова ние молочной кислоты, вырабатываемой в излишнем количестве клетками [67]. Накопление лак тата имеет и реальную реодинамическую причину: медленный кровоток в микроциркуляции, не способный освободить клетки органов от излишнего содержания молочной кислоты (гипоперфу зионный ацидоз, гипоксический ацидоз или молочная застойная ацидемия, гипоксия, энергетиче ский ферментативный ацидоз).

Из числа последствий ацидоза следует отметить: ассиметричное открытие шлюзов в мик роциркуляции, нарушение структуры и функции миокарда, повышенная гидратация клеток, воз никновение сладжей и ДВС-синдрома [89].

Морфологические изменения органов и тканей при ацидозе изучались лишь в отдельных работах, свидетельствующих о том, что сдвиг рН в кислую сторону сопровождается различным нарушениям в соединительнотканных образованиях, паренхиме органов и структуре клеток [3, 53, 54]. Изменение морфологии органов иммунной системы практически не изучалось. В то же время в наших опытах отмечено, что сдвиг рН в кислую сторону при лактат-ацидозе приводит к выра женным изменениям морфологии тимуса, селезенки, лимфатических узлов и иммунных образова ний желудочно-кишечного тракта. Наиболее характерными из них являются деструктивные изме нения соединительнотканных структур. Это выражается в отеке межклеточного вещества, фраг ментации коллагеновых, эластических и ретикулиновых волокон. Дегенеративные процессы за трагивают паренхиму лимфоидных органов. В лимфатических узелах сглаживается граница между корковым и мозговым веществом, происходит инфильтрация клеточными элементами корковых и мозговых синусов, миграция лимфоцитов из герминативных центров в результате разрушения ар гирофильного каркаса в подкапсулярный синус, в капсулу узла и за ее пределы. Эти изменения находятся в прямой зависимости от продолжительности и величины сдвига рН крови в кислую сторону. В тимусе ацидоз приводит к отеку, частичной делимфатизации органа, расширению меж дольковых щелей, образованию эритроцитарных сладжей в сосудах. Cдвиг рН за пределы 7,0 при водит к тромбообразованию в артериях и венах.

Аналогичные изменения наблюдаются в селезенке. Макроскопически размеры селезенки при ацидозе уменьшаются, выражены деструктивные изменения соединительнотканных структур, особенно аргирофильного каркаса лимфоидных фолликулов, приводя при сдвиге рН до 7,0 к про цессам делимфатизации, а при рН 6,8 – 6,5 к полному разрушению светлых центров.

В желудочно-кишечном тракте, наряду с морфологическими изменениями в слизистой обо лочке, подслизистом и мышечном слоях, наблюдаются процессы нарастающей делимфатизации инкапсулированных образований, миграция лимфоцитов свободно расположенных в стенке же лудка.

Электронномикроскопические данные показывают, что ацидоз приводит к структурной дезорганизации клеток различных органов (печени, сердца, желудка и др.). На 15 – 30 минуте аци доза при сдвиге рН крови до 7,2 – 7,0 отмечается просветление матрикса митохондрий, нарушение крист, разрушение внутренней и наружной мембран. В ядре клеток наблюдается маргинация хро матина, уменьшается содержание гликогена. В цитоплазме сдвиг рН до 7,0 в течение 30 мин при водит к разрыву цитоплазматических мембран в эндотелиоцитах сосудов и в паренхиме органов.

Органоиды эндотелиальных клеток поступают в просвет сосудов, где они проявляют тромбопла стическую активность. Это усиливает гемокоагуляционные процессы в микроциркуляторном рус ле и способствует развитию ДВС – синдрома.

Выводы экспериментального исследования 1 этапа:

1. Экспериментальный лактат-ацидоз приводит к двухфазным изменениям гемостаза. При сдвиге рН 7,2-7,0 возникает гиперкоагулемия, понижается дзета-потенциал и количество тромбоцитов, возникает спонтанная агрегация тромбоцитов и этритроцитов, снижается ан тикоагуляционная активность крови. Понижение рН до 6,8 и ниже сопровождается гипоко агуляцией, коагулопатией потребления 2. Исследование образцов крови из крупных артериальных и венозных стволов грудной и брюшной полости свидетельствует о неоднородности сдвигов гемокоагуляции в различных регионах сердечно-сосудистой системы. Наблюдаемые изменения связаны со степенью сдвига рН, характером выделения тканевых факторов свертывания крови. После прохожде ния крови через печень и легкие наблюдается частичное восстановление рН, щелочного ре зерва, а также нормализация свертывания крови 3. Изолированное сокращающее сердце при перфузии питательным раствором выделяет тромбопластин, антикоагулянты, вещества, влияющие на агрегацию и дзета-потенциал тромбоцитов. Отключение аэрации, подкисление питательного раствора усиливает выход их сердца тромбопластина, активаторов фибринолиза и др.

4. По данным электронной микроскопии при сдвиге рН крови в кислую сторону происходит деформация цитоплазматической мембраны эндотелия, образуются микровезикулы, посту пают в кровоток и обладают тромбопластической и прокоагулянтной активностью.

5. По данным световой микроскопии в различных регионах сердечно-сосудистой системы от мечаются неоднородные нарушения микроциркуляции, общая тенденция такова, что при сдвигах рН до 7,2 и продолжительности ацидоза от 30-60 мин. в микроциркуляторном рус ле выявляются в основном сладжи эритроцитов, дальнейший сдвиг рН и увеличение экспо зиции ацидоза более 60 минут приводит к образованию тромбов и гбубокому расстройству микроциркуляции.

4. Список использованных источников 1. A mitochondrial tRNA (Lys) gene mutation (T8316C) in a patient with mitochondrial myopathy, lactic acidosis, and stroke-like episodes / Campos Y., Lorenzo G., Martin M.A. et al. // Neuromus cul Disord. – 2000. – V. 10, N 7. – P. 493-496.

Attwell D. The physical chemistry of acid-base balance – Manchester University Press, 1986. – 2.

p.

3. Behmanesh S., Kempski O. Mechanisms of endothelial cell swelling from lactacidosis studied in vitro // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. – 2000. – V. 279, N 4. – P. 1512-1517.

4. Bleeker-Rovers C.P., Kadir S.W., van Leusen R, Richter C. Hepatic steatosis and lactic acidosis caused by stavudine in an HIV-infected patient // Neth. J. Med. – 2000. – V. 57, N 5. – P. 190-193.

Brianceau P., Divers T.J. Acute thrombosis of limb arteries in horses with sepsis: five cases (1988 – 5.

1999) //Equine. Vet. J. – 2001. - V. 33, N 1. – P. 105-109.

6. Kaufmann P.A., Camici P.G. Myocardial blood fl ow measurement by PET: technical aspects and clinical applications // J. Nucl. Med. — 2005. — Vol. 46. — P. 75–88.Camici P.G., 2004.

7. Casati V, Sandrelli L, Speziali G, et al. Hemostatic effects of tranexamic acid in elective thoracic aortic surgery: a prospective, randomized, double-blind, placebo-controlled study. // J Thorac Car diovasc Surg 2002;


123: 1084–91.

8. Chandy M.J., Ravindra J. Effect of dichloracetate on infarct size in a primate model of focal cere bral ischaemia // Neurol. India. – 2000. – V. 48, N 3. – P. 227-230.

De Backer D Lactic acidosis. // Intensive Care Med., 2003. – Vol. 29. – P. 699- 9.

10. De Backer D, Creteur J, Silva E,Vincent JL The hepatosplanchnic area is not a common source of lactate in patients with severe sepsis.// Crit Care Med., 2001. – V. 29. – P. 256- 11. Dichloroacetate treatment for severe refractory metabolic acidosis during neonatal sepsis / Arnon S., Litmanovits I., Regev R. et al. // Pediatr. Infect. Dis. J. – 2001. – V.20, N 2. – P. 218-219.

12. Duell T., Mittermuller J., Hiddemann W. Unclear lactate acidosis in a patient with heart failure un der long-term diuretic therapy // Dtsch. Med. Wochenschr. - 2000. - V. 125, N 41. – P. 1232-1234.

13. Dunn R.J. Massive sulfasalazine and paracetamol ingestion causing acidosis, hyperglyce mia,coagulopathy, and methemoglobinemia // J. Toxicol. Clin. Toxicol. - 1998. - V. 36, N 3. – P.

239-242.

14. Dzurik R., Spustova V., Krivosikova Z., Gazdikova K. Hippurate participates in the correction of metabolic acidosis // Kidney Int. – 2001. – V. 59, Suppl 78. - P. 278-281.

15. Effects of cardiogenic shock on lactate and glucose metabolism after heart surgery / Chiolero R.L., Revelly J.P., Leverve X. et al. // Crit. Care Med. - 2000. – V. 28, N 12. – P. 3784- 3791.

16. Enhanced subclinical coagulation activation during diabetic ketoacidosis / Buyukasik Y., Ileri N.S., Haznedaroglu I.C. et al. // Diabetes Care. – 1998. – V. 21, N 5. – P. 868-870.

17. Eriksson M., Nelson D., Nordgren A., Larsson A. Increased platelet microvesicle formation is asso ciated with mortality in a porcine model of endotoxemia // Acta Anaesthesiol. Scand. – 1998. – V.

42, N 5. – P. 551-557.

18. Fencl V., Jabor A., Kazda A., Figge J. Diagnosis of metabolic acid-base disturbances in critically ill patients // Am. J. Respir. Crit Care Med. – 2000. – V. 162, N 6. – P. 2246-2251.

19. Gennari F.J. Acid-base balance in dialysis patients //Semin. Dial. – 2000. – V. 13, N 4. – P. 235 239.

20. Haji-Michael PG, Ladriere L, Sener A, Vincent JL, Malaisse WJ. Leukocyte glycolysis and lactate out put in animal sepsis and ex vivo human blood.// Metabolism. – 1999. – V. 48. – P.779- 21. Hasse W., Weidtmann A., Voeltz P. Lactic acidosis: a complication of spinal cord injury in multiple trauma // Unfallchirurg. – 2000. – V. 103, N 6. – P. 495-498.

22. Hirano M., Pavlakis S. G. Mytochondrial myopathy, encephalopathy, lactic acidosis, and strokelike episodes (MELAS): current concepts //J. din Neurol. – 1994. – V. 9. – P. 4-13.

23. Holleman F., Stades A.M., Hoekstra J.B. Metformin efficacious in poorly controlled diabetes melli tus type 2 // Ned. Tijdschr. Geneeskd. – 2000. – V 144, N 40. – P. 1897-1900.

24. Hucabee W.E. Laktik – acidosis // Am. I. Med. – 1961. - V. 30. - P. 833 – 839.

25. Janssen J.A. Current role of metformin in treatment of diabetes mellitus type 2 // Ned Tijdschr Geneeskd. – 2000. – V. 144, N 40. – P. 1900-1902.

26. Lalau J.D., Race J.M. Metformin and lactic acidosis in diabetic humans // Diabetes. Obes. Metab. – 2000. – V. 2, N 3. – P. 131-137.

27. Lovas K., Fadnes D.J., Dale A. Metformin associated lactic acidosis case reports and literature re view // Tidsskr. Nor. Laegeforen. – 2000. – V. 120, N 13. – P. 1539-1541.

28. Megarbane B., Goldgran-Toledano D., Guerin J.M., Baud F. Fatal lactic acidosis in a patient infect ed by HIV and treated with stavudine and didanosine // Pathol Biol. – Paris, - 2000. - V. 48, N 5. – P. 505-507.

29. Methanol poisoning in medical intensive care unit / Trivedi T.H., Yeolekar M.E. et al. //J. Assoc.

Physicians India. - 2001. – V. 49. – P. 257-258.

30. Mikhail J. The trauma triad of death: hypothermia, acidosis, and coagulopathy // AACN Clin Is sues. – 1999. – V. 10, N 1. – P. 85-94.

31. Mojon D. [No title available] // Ther. Umsch. - 2001. - V. 58, N 1. – P. 49-55.

32. Ostrowski R.P. Effect of coenzyme Q (10) on biochemical and morphological changes in experi mental ischemia in the rat brain // Brain. Res. Bull. – 2000. – V. 53, N 4. – P. 399-407.

33. Otsuka M., Shinozuka K., Hirata G., Kunitomo M. Influences of a shiitake (Lentinus edodes) fructo-oligosaccharide mixture (SK-204) on experimental pulmonary thrombosis in rats // Yaku gaku Zasshi. – 1996. – V. 116, N 2. – P. 169-175.


34. Pannunzio P., Hazell A.S., Pannunzio M., Rao K.V., Butterworth R.F. Thiamine deficiency results in metabolic acidosis and energy failure in cerebellar granule cells: an in vitro model for the study of cell death mechanisms in Wernicke's encephalopathy // J Neurosci Res. - 2000. – V. 62, N 2. – P. 286-292.

35. Poortman P., Meeuwis J.D., Leenen L.P. Multitrauma patients: principles of 'damage control sur gery' // Ned. Tijdsch.r Geneeskd. – 2000. – V. 144, N 28. - P. 1337-1341.

36. Predicting life-threatening coagulopathy in the massively transfused trauma patient: hypothermia and acidoses revisited / Cosgriff N, Moore E.E, Sauaia A, Kenny-Moynihan M, Burch J.M, Gallo way B. // J. Trauma. – 1997. – V. 42, N 5. – P. 857-862.

37. Reaven G.M. Effect of Metformin on various aspects jf Glucose, Insulin and lipid metabolism in patients with NYYDM with varying degrees of hyperglycemia //Diabetes Metabolism Reviews. – 1997.

38. Regulation of interleukin-8 expression by cellular pH in human pancreatic adenocarcinoma cells / Shi Q., Le X., Wang B., Xiong Q. et al. // J. Interferon Cytokine Res. – 2000. – V. 20, N 11. – P.

1023-1028.

39. Renal gluconeogenesis: its importance in human glucose homeostasis /Gerich J.E., Meyer C., Woerle H.J. et al. //Diabetes Care. – 2001. – V. 24, N 2. – P. 382-391.

40. Role of pump prime in the etiology and pathogenesis of cardiopulmonary bypass-associated acidosis / Liskaser F.J., Bellomo R., Hayhoe M. et al. // Anesthesiology. – 2000. V. 93, N 5. – P. 1170 1173.

41. Senior R., Lahiri A. Визуализация метаболических процессов: прогнозирование функциональ ного восстановления миокарда при сердечной недостаточности.// Сердце и метаболизм. 2007.- №20. - С. 11-14.

42. Severe self-poisoning with formol / Ferrandiere M, Dequin P.F, Legras A, Hazouard E, Benchellal Z, Perrotin D. // Ann. Fr. Anesth. Reanim. – 1998. – V. 17, N 3. – P. 254-256.

43. Shaer A.J., Rastegar A. Lactic acidosis in the setting of antiretroviral therapy for the acquired im munodeficiency syndrome. A case report and review of the literature // Am J Nephrol. – 2000. – V.

20, N 4. – P. 332-338.

44. Shahryar S., Carlson R.W. Type A lactic acidosis in cardiogenic shock // Crit. Care Med. – 2000.

– V. 28, N 12. – P. 3932.

45. Shu Q. Antibody response in sheep following immunization with Streptococcus bovis in different adjuvants // Vet. Res. Commun. – 2001. – V. 25, N 1. – P. 43-54.

46. Spinal anesthesia in MELAS syndrome: a case with mitochondrial myopathy, encephalopathy, lac tic acidosis and stroke-like episodes / Hsiao P.N., Cheng Y.J., Tseng H.C. et al. //Acta Anaesthesiol.

Sin. – 2000. – V. 38, N 2. – P. 107-110.

47. Thompson C.A. Antiretroviral combination may put pregnant women at risk of fatal lactic acidosis // Am. J. Health Syst. 11 Pharm. – 2001. – V. 58, N 4. – P. 291.

48. Tsao C.Y., Mendell J.R., Lo W.D., Luquette M., Rusin J. Mitochondrial respiratory-chain defects presenting as nonspecific features in children // J. Child Neurol. – 2000. – V. 15, N 7. – P. 445-448.

49. Zacharias S.R., Offner P., Moore E.E., Burch J. Damage control surgery // AACN Clin. Issues. – 1999. – V. 10, N 1. – P. 95-103.

50. Zwirner P., Wilichowski E. Progressive Sensorineural Hearing Loss in Children With Mitochondrial Encephalomyopathies // Laryngoscope. – 2001. – V. 111, N 3. – P. 515-521.

51. Александров А.А. Диабетическое сердце: схватка за митохондрии / А. А. Александров.

Consilium medicum 2003. — Том 5, N 9. — С. 509-513.

52. Альфонсов В.В., Бочкарникова Н.В.,,Альфонсова Е.В. Механизмы развития ДВС-синдрома в органах пищеварения при экспериментальном лактат-ацидозе // Вестник Иркутского регио нального отделения Академии наук ВШ России. – Иркутск, 2004. С. 85 – 53. Альфонсов В.В., Бочкарникова Н.В., Альфонсова Е.В., Милосердов А.В., Скляров А.П. Аци доз, гемостаз и морфология органов пищеварительной системы. – Чита., Изд-во ЗабГПУ, 2005. – 120 с.

54. Альфонсов В.В., Милосердов А.В., Альфонсова Е.В., Скляров А.П., Седов А.А. Гемостаз и морфология органов при ацидозе // Тез. В сб.: V национальной конференции «Тромбозы, ге моррагии, ДВС-синдром. Проблемы лечения». – Москва, 2000. – 27 – 28.

55. Альфонсова Е.В. Закономерности развития сдвигов в системе гемостаза и морфологии орга нов иммунной системы при экспериментальном лактат-ацидозе //Автореф. дисс….канд. мед.

наук. – Чита, 2001. – 24 c.

56. Байрамов А.А., Богданова А.А., Солдатенков П.А. Метаболическая коррекция состояний сердечно-сосудистой системы // РМЖ. – 1999. - № 6. – С. 53-58.

57. Балуда М.В., Тлепшуков И.К. Гипергомоцистеинэмия – атеросклероз – артериальный тром боз – инфаркт миокарда // Материалы V национальной конференции посвященной актуаль ным вопросам свертывания крови. - Москва, 2000. – С. 34-35.

58. Баркаган З.С., Момот А.П. Основы диагностики нарушений гемостаза.// М., Ньюдиамед, 1999. - 217с.

59. Бокарев И.Н. Атеротромбоз – проблема современности // Сб. трудов VI всероссийской кон ференции “Тромбозы, геморрагии, ДВС-синдром. Проблемы лечения”. – Москва, 2001. – С.

35-38.

60. Бокарев И.Н. Концептуальное решение проблемы ДВС-ПВС. Тромбозы, предтромботиче ские состояния, тромбофилии и гиперкоагуляция. // Сб. трудов V всероссийской конферен ции “Тромбозы, геморрагии, ДВС-синдром. Проблемы лечения”. - Москва, 2000. – С. 43-47.

61. Бокарев И.Н. Тромбозы, предтромботические состояния, тромбофилии и гиперкоагуляция // Сб. трудов V всероссийской конференции “Тромбозы, геморрагии, ДВС-синдром. Проблемы лечения”. – Москва, 2000. – С. 39-43.

62. Бокерия Л. А., Скопин И. И., Мироненко В. А. и др. Дилатационное поражение левого желу дочка. Вопросы нозологии, диагностики и лечения // Вестник РАМН. – 2005. – № 4. – С. 31– 37.

63. Бышевский А.Ш., Галян С.Л., Шаповалов П.Я. Механизмы связи гемостаза и перекисного окисления липидов // Материалы V национальной конференции посвященной актуальным вопросам свертывания крови. - Москва, 2000. – С. 52-54.

64. Гехт А.Б. Лечение больных инсультом в восстановительном периоде //Consilium medicum. – 2000. – № 12. – С. 56-63.

65. Горизонтов П.Д. Гомеостаз. – М.: Медицина, 1981. – 576 с.

66. Гормонально-метаболические аспекты при коррекции пороков сердца в условиях искус ственного кровообращения /Литасова Е.Е., Малыгина А.Н., Евнина И.И. и соавт. // Русский медицинский журнал. - 1997. - № 3. - С. 17.

67. Горн М.М., Хейтц У.И., Сверингер П.Л. Водно-электролитный баланс и кислотно-основное равновесие. – СПб.: Невский диалект, 2000. – 325 с.

68. Ельчанинов А.П. Некоторые показатели эндотелиально-тромбоцитарного гемостаза, иммуно граммы и липидного спектра при церебро-васкулярных синдромах, ассоциированных с вол чаночным антикоагулянтом //Материалы V всероссийской конференции посвященной акту альным вопросам свертывания крови. - Москва, 2000. – С. 71 - 72.

69. Жалко – Титаренко В.Ф. Водно-электролитный обмен и кислотно-основное состояние в нор ме и при патологии. – Киев: Здоровя, 1989. – 195 с.

70. Загс И.О., Лобус Т.В., Мороз В.В. Ощелачивающая терапия при сердечно-легочной реанима ции – современные возможности // Реаниматология и интенсивная терапия. – 1999. - № 4. – С. 34 - 42.

71. Золотокрылина Е.С. Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови у больных с массивной кровопотерей и тяжелой сочетанной травмой // Русский медицинский журнал. – 1997. - № 4. – С. 23 - 28.

72. Золотокрылина Е.С., Кассиль В.Л., Острый респираторный дистресс-синдром. // Русский ме дицинский журнал. – 2003. - № 4. – С. 23 - 28.

73. Киртаев А.Г., Корниенко А.Н., Кузнецов И.В. Влияние температурного режима перфузии на ислотно-основное состояние, концентрацию лактата во время операции аорто-коронарного шунтирования // Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. - 2005. - № 6. - С. 62-65.

74. Коркушко О. В., Лишневская В. Ю. Микрососудистая ишемия миокарда – современный взгляд на проблему. // Украинский медицинский журнал. - 2003. - №1(33). - С. 62-68.

75. Кузник Б.И. Иммунный ответ и ДВС-синдром // Сб. трудов V всероссийской конференции “Тромбозы, геморрагии, ДВС-синдром. Проблемы лечения”. – Москва, 2000. – С. 102 - 104.

76. Ленинджер А. Основы биохимии I том. – М.: Мир, 1985. – 365 c.

77. Мачабели М.С. Тромбогеморрагический синдром. – Тбилиси, Сабчота Сакартавело, 1989. – 147 с.

78. Меркулов Г.А. Курс патогистологической техники. Руководство. Медицина. – Ленинград:

Медицина, 1969. - 422 с.

79. Чарная М.А., Морозов Ю.А. Тромбозы в клинической практике. — М.: ГЭОТАР_Медиа, 2009. — 224 с.

80. Робинсон Дж. Р. Основы регуляции кислотно-щелочного равновесия. – М.: Медицина, 1969.

– 72 c.

81. Ройтман Е.В., Дементьева И.И., Котов Ю.Б. Прогнозирование исходов критических состоя ний на основе мониторинга системы гемостаза и реологических свойств крови // Материалы V всероссийской конференции посвященной актуальным вопросам свертывания крови. – Москва, 2000. – С. 143-144.

82. Роль микровезикуляции в непрерывном свертывании крови при вирусных, бактериальных и микоплазменных инфекциях / Зубаиров Д.М., Андрушко И.А., Фылызов В.Х. и соавт. // Ма териалы V всероссийской конференции посвященной актуальным вопросам свертывания крови. - Москва, 2000. – С. 76-78.

83. Рослякова Л.В., Аметов А.С. Бигуаниды: интерес возрождается // Русский медицинский жур нал. – 1998. - № 6. – С. 35.

84. Скипетров В.П. Фибринолиз – аварийный механизм системы гемостаза человека. // Сб. тру дов V национальной крнференции “Тромбозы, геморрагии, ДВС-синдром. Проблемы лече ния”. – Москва, 2000. – С. 152-154.

85. Тверской А.Л. Лактат-ацидоз // МРЖ. Анестезиология и реаниматология. - 1981. - № 3. – С.

50-57.

86. Фибринолиз и гемостаз при сахарном диабете 2-го типа /Алексеева Н.А., Андреенко Г.В., Карабасова М.А. и соавт. //Материалы V всероссийской конференции посвященной актуаль ным вопросам свертывания крови. - Москва, 2000. – С. 23-24.

87. Цыбиков Н.Н. Препараты тибетской медицины и перспективы их исследования. //Проблемы лечения тромбозов, геморрагий и ДВС-синдрома. – Москва, 1997. – С. 34-35.

88. Дедов И.И., Шестакова М.В. Сахарный диабет и артериальная гипертензия" // РМЖ. – 2006.

- № 6. – С. 67-73.

89. Шутеу Ю. Шок. Бухарест: Военное издательство, 1981. - 424 с.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.