авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«1 УДК ББК О… Ответственные редакторы: Кирилл Разлогов, Терри Санделл ...»

-- [ Страница 2 ] --

Предложения экономистов, связанные с формированием современных рыночных отношений, все еще не имеют успеха у значительной части общества, поскольку они разрабатываются без оценки степени готовности различных социокультурных групп к таким преобразованиям. Можно даже сказать, что при разработке государственной экономической политики, в отличие от развитых стран, в России социальные, демографические и, прежде всего, культурные факторы часто просто не принимаются во внимание, хотя воплощать в жизнь принимаемые решения должны члены общества, обладающие определенными социальными и культурными различиями.

Соответственно, соотношение социальных выгод и затрат при принятии и реализации экономических решений не оценивается.

Государственную культурную политику можно рассматривать как «особый инструмент стратегического управления». Она должна быть органично увязана с главными целями и задачами развития Российской Федерации — такими, как создание безопасных условий жизни, борьба с бедностью и девиацией, повышение качества жизни, улучшение здоровья нации, преодоление социальной апатии и повышение социальной вовлеченности, смягчение социальной напряженности, развитие социального участия, развитие и укрепление демократии, построение ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание гражданского общества, повышение конкурентоспособности российской экономики, формирование информационного общества и общества знаний. Реализация политики такого рода предполагает два основных направления социокультурного регулирования происходящих процессов:

во-первых, поддержание существующих эффективных культурных форм и институтов (охранительная ориентация);

во-вторых, организацию и распространение необходимых для страны передовых образцов и положительного опыта (инновационная ориентация).

Сегодня культурная политика в Российской Федерации формируется на различных основаниях, включая национальное понимание культуры и ее социальной роли, традиции управления культурой как «отраслью» и учет мировых тенденций, а также опыта других стран. Так, в Государственной программе Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы в качестве ее цели названа «реализация стратегической роли культуры как духовно-нравственного основания развития личности и государства, единства российского общества» (с. 2);

укрепление единого культурного пространства России и духовного единства многонационального народа Российской Федерации включено в число приоритетов при ее осуществлении.

2.2 ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ В Государственной программе Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы были также перечислены и нерешенные проблемы отрасли культуры (с. 21), в число которых вошли:

отсутствие в обществе представления о стратегической роли культуры и приоритетах государственной культурной политики;

заметное снижение культурно-образовательного уровня населения;

значительное количество памятников истории и культуры с высокой степенью разрушения, повреждения и уничтожения;

региональные и муниципальные диспропорции в обеспеченности населения услугами учреждений культуры и туризма;

снижение доступности культурных форм досуга для жителей сельской местности и небольших городских поселений;

крайне неудовлетворительное состояние большинства организаций культуры, находящихся в ведении муниципальных образований;

значительное сокращение сети культурно-досуговых учреждений и ухудшение ассортимента и качества предоставляемых услуг;

недостаточный художественный уровень отечественной кинопродукции, ее низкая конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках;

дефицит квалифицированных кадров, в первую очередь для проведения реставрационных работ на объектах культурного наследия, в фондах музеев и библиотек;

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание недопустимо низкий уровень оплаты труда в сфере культуры и недостаточный объем финансирования поддержки творческих коллективов;

несоответствие уровня правового регулирования сферы культуры и туризма их значению для устойчивого развития государства и общества;

отсутствие системной организации государственно-частного партнерства и меценатства в области культуры и туризма.

Перечень этих проблем свидетельствует: потенциал культуры осмыслен недостаточно, он слабо задействован, а если и используется, то зачастую совершенно традиционно и нецелесообразно. Решение данных вопросов было положено в основу определения приоритетов Государственной программы и позволит оптимизировать всю деятельность и политику государства в области культуры.

Кроме того, сегодня со всей ясностью обнаружилось расхождение между характером культурной информации, передаваемой институциональными средствами (учреждениями образования, культуры, СМИ), с одной стороны, и тем, что реально необходимо для социальной и культурной адаптации к меняющимся условиям — с другой. Социально значимой проблемой является несоответствие реальности тех искаженных и слабо организованных сообщений о современном состоянии и перспективах развития российского общества и культуры, которые сегодня распространяются институциональными средствами.

Проблема социокультурной адаптации в обществе состоит в расхождении между необходимостью конструктивного взаимодействия людей, общественных групп и организаций, с одной стороны, и недостатком или даже отсутствием в обществе механизмов для эффективного социального взаимодействия — с другой. Решение этой проблемы возможно при разработке и последовательной реализации рационально организованной социально ориентированной культурной политики, формируемой на межведомственной основе.

Кроме того, наряду с государственными гарантиями и бюджетными обязательствами, в России следует определить принципиальные шаги, преследующие в качестве цели появление дополнительных источников и форм финансирования культурной деятельности. Подчеркнем специально: привлечение именно дополнительных средств, не уменьшающих бюджетное финансирование. Учитывая зарубежную практику, представляется целесообразным рассмотреть такие дополнительные возможности формирования финансовых ресурсов культуры, как:

политика налогового протекционизма — проверенное средство поддержки культуры, которое в нынешних условиях неоправданной отмены ряда налоговых льгот требует ясного подтверждения. При этом само государство устанавливает лишь «правила игры», предоставляя налоговые льготы различным участникам культурной деятельности: отдельным категориям потребителей культурных благ, творческим работникам, собирателям и хранителям культурного наследия, государственным учреждениям и некоммерческим организациям культуры, спонсорам и благотворительным организациям. Отказываясь от части налоговых доходов, государство предоставляет возможность налогоплательщикам самостоятельно решать вопрос, кому и в каком объеме необходимо оказать поддержку;

маркированные налоги как традиционный способ пополнения «культурного бюджета». Опыт других государств, обладающих зрелым рыночным ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание хозяйством, и стран с транзитной экономикой свидетельствует об эффективности подобных мер. Учитывая это, а также специфику российской экономической жизни, следует продумать возможности введения специальных налогов и/или целевых отчислений — определенной доли существующих налогов, сборов и пошлин (налог на игорный бизнес, таможенные пошлины и т. п.) — в пользу культуры. Типичными примерами маркированных налогов можно считать введенные в большинстве европейских стран отчисления от доходов национальной лотереи и так называемый «налог на чистые носители»;

вовлечение культурного наследия в активную культурную жизнь в качестве одной из наиболее существенных акций укрепления финансового потенциала культуры. Опыт других стран свидетельствует, что полную «музеефикацию»

на государственном уровне следует проводить лишь в отношении уникального культурного наследия, имеющего мировое, национальное, а для России и межнациональное значение. Большая же часть памятников отечественной истории и культуры должна быть включена в экономическую жизнь, способствуя этим повышению культурной активности населения и обеспечивая отрасли дополнительные доходы. Определенный шаг в этом направлении уже сделан. Принятый в 2002 г. Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) Российской Федерации»

фактически снял запрет с отчуждения большинства памятников истории и культуры. Отмена ранее имевших место ограничений, как и возможность расширения арендных отношений в данной сфере, могут существенно пополнить финансовые ресурсы отрасли. Однако реализация подобных мер затруднена отсутствием достаточно обоснованных методик экономической оценки стоимости памятников истории и культуры. Решение этой актуальной задачи относится к числу приоритетных задач экономической науки;

создание самоуправляемых фондов поддержки культуры и культурного наследия, или широкое использование аналогичных институтов, максимально приближенных к опробованной во всем мире модели распределения финансовых ресурсов на основе принципа «вытянутой руки». Речь идет об адресной поддержке инициативных проектов в области культуры и культурного наследия, осуществляемых отдельными творческими работниками и/или их небольшими коллективами. В этом случае конкурсные процедуры и участие общественности позволят «отдалить» получателей средств от представителей государственной власти. Ресурсы таких фондов могут формироваться за счет определенной доли совокупных бюджетных ассигнований на культуру;

доходов от всероссийской лотереи;

поступлений от маркированных налогов и целевого направления доли некоторых других налогов;

части доходов от арендных платежей и других форм использования недвижимых памятников культуры;

добровольных пожертвований и взносов предприятий, учреждений, организаций, отдельных граждан;

из других внебюджетных источников;

принцип встречных дотаций должен стать важной составляющей системы государственной поддержки культуры. Использование этого известного и весьма эффективного метода стимуляции поиска новых источников финансирования, предполагающего долевое участие бюджетных средств более высокого уровня при условии выделения дополнительных ассигнований из бюджета более низкого уровня или привлечения в культуру внебюджетных ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание финансовых ресурсов, позволит поддерживать важные и зачастую совершенно новые культурные инициативы, не вписывающиеся в традиционные рамки действующей системы;

разграничение прав на интеллектуальную собственность. Введение права на конечный продукт, создаваемый организацией культуры, в дополнение к действующим в сфере культуры нормам, определяемым законодательством об авторском праве и смежных правах, позволит возвратить в данную сферу доходы от несанкционированного использования продуктов культуры, незаконно извлекаемые физическими и юридическими лицами.

При сегодняшнем состоянии государственных ресурсов финансирование отрасли культуры по минимальному принципу уже оборачивается негативными последствиями для граждан и территорий, консервируя устаревающие, а потому и не привлекательные для новых поколений формы культурной активности. Кроме того, различные формы отклоняющегося поведения, межэтническую напряженность, ксенофобию и экстремизм можно рассматривать в том числе и как результат неразвитости культурных компетенций, а также — как результат недооценки социальной значимости культуры в целом.

2.3 НОВЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ СФЕРЫ КУЛЬТУРЫ На пороге XXI века стало очевидно, что отказа от идеологического контроля и обеспечения свободы самовыражения для поддержания культурного развития не достаточно. В развернувшихся с конца ХХ в. дискуссиях по вопросам культурной политики в общем обсуждались и обсуждаются следующие альтернативы:

(1) существенное усиление роли государства в сфере культуры, и, прежде всего, расширение бюджетного финансирования всех видов культурной деятельности и соответствующих учреждений;

(2) сокращение числа организаций, учреждений, памятников и т. п., получающих государственную поддержку, и изменение их правового статуса, включая приватизацию.

Сегодня государство по-прежнему остается основным субъектом культурной политики в Российской Федерации как на федеральном, так и на региональном уровне5. Органы исполнительной власти занимают ключевые позиции в общем управлении сферой культуры, при том что ее «ведомственные границы» на протяжении последних десяти лет претерпевали существенные изменения. Начиная с 2004 г. в рамках административной реформы началось преобразование системы и структуры органов исполнительной власти, в том числе и в сфере культуры.

Структура федеральных органов власти получила три уровня: политический (министерства), контролирующий (службы по надзору) и административный (агентства). Тогда же началось изменение полномочий федерального культурного ведомства:

В частности, Государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы предусматривает сохранение ключевых позиций государства в области культурной политики.

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание в 2004 г. было создано единое Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации — издательское дело и СМИ были впервые официально отнесены к сфере культуры;

в 2008 г. массовые коммуникации были изъяты из ведения Министерства культуры;

в 2012 г. Министерство культуры Российской Федерации обрело подведомственное Федеральное агентство по туризму.

Сфера полномочий органов исполнительной власти, регулирующих сферу культуры в регионах, варьируется и может также включать, например, молодежную политику, СМИ и др. Решения федеральных властей определяют «правила игры» и ориентиры для выстраивания культурной политики на региональном уровне. Взаимодействие в сфере государственного управления отраслью на федеральном уровне обеспечивает совещательный Координационный совет по культуре при Министерстве культуры Российской Федерации. В его состав входят федеральный Министр и руководители органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на которые возложено государственное регулирование в сфере культуры, культурного наследия и кинематографии.

Рядом с институтами исполнительной и законодательной власти сегодня целенаправленно формируется система консультативных органов и общественных советов, призванных обеспечить взаимодействие государственных структур с более широким кругом профессионалов и представителей различных сообществ. Одним из старейших является созданный в 1996 г. консультативный Совет при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству. Целью совета стало информирование главы государства о положении дел в сфере культуры и искусства, организация его взаимодействия с представителями творческих союзов, организаций культуры и искусства, с творческой интеллигенцией. Члены Совета участвуют в обсуждении предложений по актуальным вопросам государственной культурной политики, в экспертизе произведений и проектов, представленных на соискание Государственных премий Российской Федерации в области литературы и искусства, а также Государственной премии Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности.

Состоявшееся осенью 2012 г. заседание Совета было посвящено вопросам, связанным с актуальными направлениями культурной политики — поддержкой творческих инициатив, сохранением, использованием и популяризацией историко-культурного наследия, с перспективами гуманитарного развития и творческого воспитания подрастающего поколения, совершенствованием практики международного культурного сотрудничества. По итогам заседания были сформулированы поручения Президента Правительству и профильным министерствам, в частности — поручения по развитию отрасли туризма, информационных ресурсов по культурному наследию, поддержки гастрольной деятельности и создания многофункциональных культурно досуговых комплексов.

Важнейшей тенденцией последнего десятилетия также стало расширение использования конкурсных процедур при распределении бюджетных средств в сфере культуры, учреждение различных премий, творческих конкурсов и фестивалей, а также развитие грантовой поддержки культурных проектов. Данная тенденция свидетельствует о стремлении государства поддержать творческие инициативы, стимулировать молодое поколение, работников сферы культуры и ее учреждения к ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание разработке творческих и инновационных проектов и, наконец, задуматься об эффективности деятельности и собственной конкурентоспособности.

Поддержка государственно-частного партнерства в сфере культуры, которая стала одним из направлений культурной политики в последнее десятилетие и предполагает рост частных инвестиций в сферу культуры, а также привлечение специалистов из частного сектора, сталкивается как с общими проблемами (неразвитость законодательной базы, отсутствие специалистов по управлению партнерством, разный уровень готовности территорий к реализации соответствующих проектов 6, низкий уровень доверия к частному бизнесу и др.), так и с теми, которые специфичны для социальной сферы. Главное здесь — готовность частного бизнеса отказаться от получения прибыли как главного приоритета и должным образом оценить социальные и культурные эффекты партнерства. Особенно перспективной представляется организация государственно-частного партнерства в заново создаваемых культурных индустриях и иных направлениях деятельности, например, в сфере экологического туризма, позволяющей объединить природные и культурные ресурсы территорий с инвестициями и опытом ведения бизнеса.

2.4 ПЕРСПЕКТИВЫ И ВЫЗОВЫ Современное понимание культуры и культурной политики предполагает существенный пересмотр места отрасли в социальной структуре и признание ее предельной общественной значимости для будущего развития. Без такого понимания модернизация отрасли и какие-либо попытки преодолеть ее инерцию представляются проблематичными.

Несмотря на достаточно широкое распространение информационно коммуникационных технологий в общественной жизни продолжает ощущаться недостаток, а в некоторых случаях — отсутствие механизмов для эффективного социального взаимодействия. С помощью социально ориентированной культурной политики можно и нужно организовать адресное распространение информации и выстраивание обратной связи. В противном случае эти задачи по-прежнему будут решаться стихийным развитием социальных сетей.

Как свидетельствует практика, программные документы по вопросам культурной политики, ориентированные на «ведомственное» понимание границ «сферы культуры» и преимущественно ограничивающиеся экономическими или собственно административными мерами, а также ориентированные на усредненные показатели развития культуры, не могут принести позитивных результатов и преодолеть инерционность отрасли.

Кроме того, эффективная социально ориентированная культурная политика как на федеральном, так и на региональном уровне вряд ли может быть адресована «обществу в целом», растущая социокультурная неоднородность которого В рейтинге, составленном на основе комплексной оценки готовности субъектов Российской Федерации сотрудничать с бизнесом на принципах государственно-частного партнерства, первое место занимает Санкт-Петербург, Москва занимает седьмое место, Ульяновская область — семнадцатое, Омская — двадцать третье, Республика Марий Эл — сорок четвертое место (см.: ГЧП журнал. 2013.

№ 1).

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание определяется многообразием составляющих его слоев и групп. Пренебрежение современным пониманием культуры может привести к тому, что в отношении инноваций Россия «отстанет навсегда» не только от развитых, но и от эффективно развивающихся стран и «не впишется» в процессы глобализации, определяющие судьбы современного мира.

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание ГЛАВА 3. ТРАНСКУЛЬТУРАЛИЗМ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ Социокультурная сложность современного общества является одним из фундаментальных вызовов современности. Язык описания этого разнообразия достаточно разработан и включает понятие «субкультуры». Роль этих сообществ в социальном развитии постоянно актуализируется, и в этой связи представляется целесообразным рассмотреть следующие вопросы:

эволюция понимания субкультур, процессов культурной дифференциации, «диффузии» и «метаморфозиса»;

культурное многообразие и социально ориентированная культурная политика, культура и социальная сплоченность;

дифференциация культурной политики и ее основания;

региональные феномены культурного разнообразия: этнофутуризм, этнические сообщества, взаимодействие власти и субкультурных групп на региональном уровне;

социальная адаптация и культурная политика.

3.1 СУБКУЛЬТУРЫ В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ Понятие «субкультура» получило распространение в социологии, изучающей специфику различных групп населения, а также в этнографии и этнологии, исследующих быт и традиции стран и регионов, по своим обычаям далеко отстоящих от европейской культуры, которая в течение нескольких столетий устанавливала нормы, считавшиеся универсальными. Знание классических языков — греческого и латинского — в сочетании с катехизисом создавало ту общую культурную среду, в контексте которой определялась заведомая неполноценность всех прочих «субкультур».

Представление о единой культурной вертикали, обязательной для всех и определенным образом гармонировавшей с единобожием и политикой распространения христианства вширь, предполагало согласие образованных слоев населения с некими общими просветительскими принципами, будь то религиозными или светскими. В XVIII–XIX вв. ее место заняли национальные культуры, по ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание отношению к которым культуры региональные, этнические, демографические, локально или социально детерминированные стали трактоваться как субкультуры.

Афроамериканская культура в США, культура отдельных германских земель, молодежная и женская культуры, а также культура «третьего возраста» (пожилых граждан) воспринимались как некие подчиненные, нижеположенные конгломераты или субкультуры. С появлением телефона, телеграфа, глобальной сети и компьютерной связи представители той или иной культурной общности получили реальную возможность находить друг друга, где бы они ни находились.

Профессиональные группы, сообщества коллекционеров марок, поклонников той или иной той «звезды», приверженцы определенной сексуальной ориентации получили возможность сообща формировать свою собственную культуру.

В этой связи вновь был поставлен теоретический вопрос: по отношению к чему эти культуры оказываются именно субкультурами, а не равноправными участниками некоего общего процесса? Во второй половине ХХ в. базовой стала глобальная массовая культура, по отношению к которой все остальные культурные общности и стали «субкультурами» со своим ограниченным кругом приверженцев, собственными ценностями и представлениями, вступающими в достаточно сложные и противоречивые взаимодействия.

С одной стороны, массовая культура черпает в субкультурах новые элементы, обладающие потенциалом широкого распространения. Они могут быть самыми разнопорядковыми: алжирские эротические частушки раи, латиноамериканская ламбада, итальянская и китайская кухни, японские видеоигры, боевые искусства Востока и др. Очевидно, что это компоненты разных субкультур, которые на определенном этапе стали всеобщим достоянием.

С другой стороны, субкультуры склонны отгораживаться и друг от друга, и от массовой культуры, устанавливая строгие границы, в рамках которых работают другие представления и другие приоритеты. Как правило, произведения, вовлекаемые в сферу влияния массовой культуры, сразу же получают низкую оценку у носителей исходной субкультуры, а наиболее престижными в узком кругу, вне зависимости от художественных достоинств, становятся «анти-массовые» работы, широкой популярностью не пользующиеся.

Распад СССР и, как следствие, кризис политической и идеологической «биполярности» мира неожиданно выдвинули взаимодействие субкультур в центр развития современной цивилизации. На смену представлениям о двух культурах (читай: субкультурах) каждой национальной культурой были разработаны программные механизмы, отражающие культурный, в том числе и политический плюрализм. Реакция на это была двоякой.

С одной стороны, в поисках психологической опоры люди стали обращаться к собственным «корням» — историческим и культурным традициям — как «ядру»

(этнической) идентичности, отделяющей их от соседей и даже противопоставляющей им. Самобытность субкультур становится источником вооруженных конфликтов.

Именно во взаимодействии субкультур, зачастую широко, но не повсеместно распространенных, кристаллизуется фундаментальная враждебность между людьми (примером чему могут быть уходящие в глубину веков цивилизационные конфликты представителей разных вероисповеданий). И проблема субкультур превращается из сугубо академической в практическую и политическую, в том числе и в ключевом аспекте культурной политики.

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание С другой стороны, ускоряющиеся темпы миграции населения и его мобильности на современном этапе увеличивают «культурную диффузию» на базе разрозненных непосредственных контактов между носителями различных субкультур. В результате получил распространение феномен сосуществования многих субкультур в рамках той или иной конкретной региональной или национальной общности, за которым закрепился термин «мультикультурализм». Для описания взаимодействия субкультур обычно используется термин «интеркультурализм», охватывающий формы взаимовлияния и взаимопонимания между носителями различных мировоззрений, пристрастий и историко-культурных традиций.

В последнее время все большее распространение получает термин «транскультурализм», обозначающий способность человека одновременно осваивать различные культурные традиции в их совокупности и присваивать различный культурный опыт. Исходя из этого принципа формируются специфические культурные политики, в основу которых положен принцип метаморфозы (превращения);

он становится основным механизмом выживания и развития людей, сообществ, наций и человечества в целом в условиях необходимого сосуществования различных культур.

Опыт России в этом отношении имеет уникальное общечеловеческое значение. На ее территории транскультурализм существовал как данность на протяжении многих столетий. Этническое многообразие, одновременное сосуществование людей в разных культурных традициях и контекстах можно рассматривать как источник «энергии выживания», обеспечивающий жизнеспособность населения России в череде исторических испытаний и трансформаций.

Сегодня транскультурализм как глобальная «возможность для изменения» ставит задачу переоценки культуры, перемещения интересов в сферу производства ценностей и формирования мнений только при должном внимании к культурному разнообразию, межкультурному диалогу и транскультурному взаимодействию как инструментам устойчивости. Будущее лежит не только в дальнейшей технологизации общества, но и в его способности к трансформации.

3.2 СУБКУЛЬТУРЫ В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ Успех разработки и реализации глобальной социально ориентированной государственной политики может быть обеспечен тем, что она в полной мере учитывает разнообразие социально-групповых, имущественных, конфессиональных, этнических, культурно-исторических, региональных особенностей. Культура является той сферой, в которой уникальность, неповторимость, отличие могут выступать как основание и источник социально-экономического развития, инноваций, улучшения социального самочувствия, ощущения эмоционального и духовного благополучия.

Произведения культуры, как инструменты связи между людьми, наделенные субъективностью и эмоциями, участвовали в выражении социальной жизни с момента зарождения человеческого рода. Основанное на культуре творчество играет ключевую роль в создании социальной сплоченности, которая может быть определена как набор норм и ценностей, которых придерживается общество и которое также включает ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание разнообразие людских историй и помогает добиться того, чтобы люди разного происхождения имели одинаковые возможности в жизни.

Какой же должна быть культурная политика государства, ставящая своей целью создание единого культурного пространства? Каким образом можно объединить множество субкультур в рамках такого пространства и какие условия необходимы для их сосуществования и взаимодействия? Очевидно, что субкультурная сложность современных обществ предполагает различные уровни диверсификации культурной политики. С точки зрения пространственно-территориальной конфигурации российского общества, проблемы общего характера и подходы к их решению следует определять, основываясь на таких принципах, как:

учет региональной и локальной специфики, что предполагает поиск решений и ресурсов для поддержки необходимого баланса между сохранением и использованием имеющихся социокультурных форм и нововведениями;

внимание к неравномерности развития территорий, которая определяет неодинаковую степень их готовности к социальной и культурной модернизации;

использование социокультурных отличий территорий и регионов для определения пути их продвижения в направлении модернизации различных сфер жизни, включая культуру.

С организационной и содержательной точек зрения, представляется необходимым наличие адресных политик и программ, гибких подходов и структур, возможностей объединения разнообразных, небольших по масштабам акций в рамках крупных проектов и т.п.

В Государственной программе Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы отмечается, что государственная политика направлена на поддержание гармоничного развития, сотрудничества и взаимообогащения народов и культур в пространстве российской цивилизации.

Такая политика должна учитывать интересы различных социальных групп, в том числе — потребность в адаптации к меняющимся условиям российской действительности. Укрепление идентичности, повышение социальной самооценки и преодоление ощущений исключенности из культурной жизни могут строиться на основе приобретения нового культурного опыта, участия в коммуникации, использования творческих и развивающих форм отдыха и развлечений. Любые проблемы общего характера могут решаться на основе подходов и методов, ориентированных на представителей различных, например, возрастных групп населения — молодежные и детские субкультуры, людей «третьего возраста» и др.

Доступность культурных благ и участия в культуре (независимо от размера доходов, социального статуса, места проживания и т.п.), наличие возможности выбора и преодоление существующей тенденции к унификации (например, сети учреждений культуры или предоставляемых ими услуг) являются основанием для реализации целей культурной политики, ориентированной, прежде всего, на создание возможностей для творческой самореализациии развития человека. Модернизация институциональной инфраструктуры, отвечающая на вызовы современности — технологический прогресс, глобальную информатизацию, движение населения, возрастающую сложность социокультурного взаимодействия, появление новых акторов в культуре и индивидуализацию всех форм культурных проявлений, — ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание создает условия для развития социально значимых форм культурной активности, досуга и развлечений, которые не ограничиваются только потреблением.

Например, для того, чтобы дети, подростки и молодежь могли приобрести необходимый социальный и культурный опыт, поддерживаемых государством форм и институций явно недостаточно;

многие из них сегодня уже не соответствуют и реалиям современного мира, и потребностям молодого поколения. Образовательные и культурные институции должны транслировать социально необходимые знания и формировать навыки с учетом глобальных трендов. К ним относятся расширение культурных компетенций, овладение основами межкультурной коммуникации, развитие креативного мышления и способности к творчеству, организация конструктивной социальной деятельности. Погруженность в современные коммуникационные процессы, всепроникающее присутствие медиа и экрана требуют формирования новой визуальной и медиакультуры, умения безопасно использовать Интернет и разного рода гаджеты, которые действительно стимулируют развитие молодого поколения, хотя нередко считаются вредными и даже тормозящими общее развитие.

Высокая скорость происходящих изменений, к которым молодежь приспосабливается наиболее эффективно, приводит к тому, что сегодня взрослые работающие люди также начинают нуждаться в социокультурной адаптации, возможности для которой необходимо создавать с использованием специальных подходов и форм, приемлемых для работающих людей. На основе использования сети традиционных учреждений культуры, а также многофункциональных культурных центров следует развивать просветительские программы, ориентированные на интерпретацию новых социально культурных и художественных явлений, процессов, событий, вовлечение в современные информационно-коммуникационные практики, добровольчество, благотворительность и т.п.

Социальная направленность культурной политики становится особенно очевидной, когда речь заходит о представителях социально уязвимых или маргинализированных групп населения. Так, политика в отношении малообеспеченных слоев населения должна ориентироваться на выравнивание возможностей доступа к благам культуры и участия в культурной жизни, приобщения к новым средствам коммуникации и формам культурной, творческой активности, а также — к социально полезной деятельности. В мировой практике уже имеется ряд апробированных организационных форм, позволяющих стимулировать социальное участие, освоение социально необходимых компетенций и навыков. Общение и обмен информацией целесообразно организовывать вокруг социальной взаимопомощи, волонтерства, благотворительности и т. п., что способствует приобретению нового культурного опыта, улучшению социального самочувствия и качества жизни.

Особого внимания требует разработка и реализация специальных программ социокультурной реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья и пожилых, которые бы помогали решению, прежде всего, личных проблем людей, не способных самостоятельно обеспечить свою социальную защищенность.

Инклюзивная политика, социальная вовлеченность, безбарьерная среда входят в число общепринятых средств, обеспечивающих полноценное социальное существование этих групп населения.

Описанные выше подходы являются частью стратегии «расширения прав и возможностей», нацеленной на предоставление маргинализированным гражданам, этническим меньшинствам и обделенным группам населения возможностей развивать ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание свои ресурсы, и культура является полезным инструментом для решения связанных с этим проблем. Актуальными видами культурной деятельности в этом контексте являются как реализация массовых инициатив (социально-культурные проекты, создание этнокультурных ассоциаций, любительских театров или танцевальных коллективов, волонтерское фестивальное движение и др.), так и «нисходящие», инициированные администрацией или ведомствами проекты (например, меры, направленные на восстановление экологически неблагополучных районов или недвижимых объектов в целях улучшения социально-экономического климата в регионе).

Осуществление социально ориентированной культурной политики невозможно без сотрудничества с институтами и структурам, специализирующимися на образовании, молодежной политике, социальном обеспечении и др., без преодоления межведомственных барьеров и использования накопленного опыта. С этой точки зрения, баланс между поддерживающими стратегиями (сохранение и развитие существующих институций) и модернизационными (продвижение организационных, технологических, культурно-информационных инноваций) может определяться не только в зависимости от имеющихся возможностей, но и с учетом потребностей и отношения со стороны целевых групп населения. Проведение аудита культурных ресурсов, определение возможных «точек роста» и синергетического взаимодействия являются необходимыми условиями для разработки гибкой системы адресных социокультурных программ.

Хотя эти стратегии не ставят в качестве основной цели достижение экономического эффекта, они благотворно влияют на экономическое окружение, поскольку:

способствуют развитию территориальной сплоченности;

поддерживают укрепление социальной интеграции и строительство «всеобъемлющей» России;

содействуют проявлениям культурного разнообразия.

Сформированные в процессе культурной активности навыки распространяются на другие сферы деятельности и способствуют расширению возможностей, например, трудоустройства своих бенефициаров. Они содействуют укреплению уверенности в собственных силах как отдельных лиц, так и сообществ.

3.3 В ФОКУСЕ ЭТНОФУТУРИЗМ Этнофутуризм является, с одной стороны, сложным явлением культуры, актуальным для многих этнических групп как в Российской Федерации, так и в иных странах, с другой — незавершенным во времени социо- и этнокультурным проектом.

Этнофутуризм зародился в 1980-е гг. в Эстонии как общественное и художественное движение последних лет существования Советского Союза. Он формировался как альтернатива глобализирующим тенденциям в культуре, подвергающим этнические культуры деэтнизации и разрушающим их самобытность, и в то же время как ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание тенденция, связанная с возрождением независимости Эстонии, идейные основания для которого искали в этнической идентичности.

Основой для возникновения этнофутуристического движения послужили работы эстонских исследователей фольклора второй половины XIX — начала XX в. Сходные процессы сопровождали зарождение этнофутуризма и у других финно-угорских народов, проживающих в настоящее время на территории Российской Федерации — у марийцев, мордвы, удмуртов и др.

Термин «этнофутуризм» появился в 1994 г., когда в Тарту на этнофутуристической конференции молодых финно-угорских художников, писателей и музыкантов — представителей удмуртов, коми, мари, карелов, ливов, эрзя, саамов, венгров и вырусцев — был принят Манифест «Этнофутуризм: образ мышления и альтернатива на будущее», который закрепил общее представление о том, что «лучшим способом выживания является творческое соединение древнего финно-угорского образа мышления с новейшими возможностями информационного общества». Авторы Манифеста рассматривали самобытность этнической культуры как основу идентичности и ее главную ценность, основную цель движения они видели в деятельности, направленной на выживание этноса в будущем. Вырвавшаяся наружу после долгих лет советской культурной ассимиляции свобода творческого высказывания и предъявления себя миру нашла выражение в проектах молодых финно-угорских деятелей культуры — писателей, поэтов, художников, музыкантов.

«Самопроявление» и «самовыражение» каждого народа является неотъемлемой ценностью этнофутуристического движения. Манифест этнофутуристов констатировал сходство различных финно-угорских народов, живущих на территории Российской Федерации (и бывшего Советского Союза). Его авторы отметили, что этнические культуры сохраняются в основном в сельской среде, в которой повседневными практиками являются самобытная религия, живая народная песня, предметы ремесленного производства в бытовом обиходе, использование родного языка как языка семейного общения и др. В то же время существенной проблемой для сохранения и поддержания этнической культуры является отсутствие или вымывание ее компонентов в городской среде.

В Республике Марий Эл коренное население остается преимущественно сельским.

Марийские ученые, писатели, артисты и др. являются интеллигентами в первом и единственном поколении. По мнению сторонников движения, их дети, выросшие в городах в неблагоприятной для коренных этносов морально-этической атмосфере, не становятся продолжателями этнических традиций.

Напротив, в молодежной среде выработался определенный стереотип сознания и поведения. Отторжение традиционных этнокультурных ценностей приводит большинство представителей молодого поколения к смене ориентиров: многие считают этническую идентичность родителей обременительной для себя и предпочитают идентифицировать себя с русскими (что также проистекает из прагматической оценки реальных жизненных обстоятельств). Многие родители не противятся этому, понимая, что полное включение в русскую культурно-языковую среду обеспечивает более успешную карьеру и меньший морально-психологический дискомфорт. Напротив, знание национальных традиций и языка родителей, приверженность им в реальной жизни не играют практически никакой роли.

По мнению представителей этнофутуризма, народ мари, как и другие российские финно-угры, не имеют «крепкой, решающей социально-интеллектуальной силы ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание этнического возрождения — потомственной этнически ориентированной интеллигенции». Носителями идеи этнического возрождения выступает лишь небольшая часть среднего поколения гуманитарной интеллигенции, объединившейся с молодыми творческими людьми, уроженцами деревни, также немногочисленными.

Существенными факторами, влияющими на размывание этничности, также является территориальная экспансия более технологичных культур и ассимиляция ими культур традиционных. Например, средневолжский культурный ареал вот уже около тысячи лет является пространством взаимодействия финно-угорских, тюркских и славянских народов. Его географическое положение предопределило постоянную подверженность перекрестному влиянию различных цивилизаций и взаимодействию различных культурных традиций. Здесь, на берегах крупнейших рек, встретились три природные зоны — тайга, смешанные леса и лесостепь. Такой ландшафт был привлекателен для человека, предоставлял ему большие возможности для выбора типа хозяйствования, основных занятий, способов выживания в случаях каких-либо резких изменений.

Первое историческое знакомство марийского, тюркского и славянского народов состоялось в X в. на периферии Волжской Булгарии. Впоследствии, когда на обломках Золотой Орды возникло Казанское ханство, обычным явлением стали столкновения между татарами и русскими на территориях, заселенных мари.

Политические отношения народов складывались не просто, и, по мнению приверженцев этнофутуризма, «трудно предположить, как развивался бы диалог между волжскими финнами (мари, мордва) и славянами, если бы Иван Грозный не принял решения завоевать Казанское ханство», что привело к расселению русских на территориях, изначально занимаемых представителями иных этнических групп, и их последующему доминированию.

Авторы Манифеста утверждают, что развитие технологий и цивилизации для финно угров долгое время были неблагоприятным факторами, к числу которых также отнесены города, иерархические организации и негибкие модели мышления. В Манифесте говорится, что народы с индивидуалистическим укладом мышления не могли добиться успеха в мире государств, войн и церквей, приспособление к которому привело к широкому распространению стрессов, алкоголизма и самоубийств.

В настоящее время сторонники этнофутуризма полагают, что изменившийся мир создает для возрождающихся финно-угорских культур благоприятные условия. Это, в первую очередь, возможность сохраняться и развиваться в контексте иных культур благодаря исчезновению иерархической структуры современной культуры, обеспечивающему равноправное сосуществование различных культур, их множественность и разнообразие. Новый расклад сил создает благоприятные возможности для творческого переосмысления и развития традиций. Более того, усилия мирового сообщества в целом и таких организаций, как ЮНЕСКО и Совет Европы, в течение многих лет направлены на утверждение представлений о непреходящей ценности своеобразия каждой этнической или культурной группы и необходимости сохранять и поддерживать культурное многообразие мира. Одним из существенных факторов, способствующих сохранению и развитию традиционных этнических культур, является также распространение экологической философии, являющейся основой древнего мировоззрения финно-угров и приобретающей все большее значение в условиях участившихся техногенных катастроф.

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание Одной из важнейших площадок для распространения этнофутуристического движения авторы Манифеста рассматривали Интернет как пространство, в котором отсутствует иерархия и которое организовано по иному принципу. «Сеть не подчиняется какому-либо центральному управлению, она позволяет избегать манипулирования и служения каким-либо политическим, религиозным или коммерческим целям. Мы имеем дело с первой свободно действующей структурой, в которой отсутствуют централизация, возможность доминирования и идеологический контроль», — отмечали авторы Манифеста. Именно Интернет позволил представителям финно-угров, с одной стороны, сохранять географически рассредоточенный образ жизни, а с другой — не терять контакт с окружающим миром и использовать возможности для презентации своих культур.

Этнофутуристическое движение, возникшее в финно-угорском мире, довольно скоро преодолело границы языковой и этнической общности, получив поддержку и распространение среди представителей иных этнических групп. Этому способствовали универсальные принципы, заложенные в концепции этнофутуризма, и в первую очередь, это четко сформулированный творческий метод, возникший в рамках этнических культуроохранительных тенденций и апеллирующий к собственным этническим корням. Существенно и то, что традиционные художественные формы и практики существенно обогащаются новациями в виде переосмысления этнического наследия, возрождения угасающих традиций и помещения их в новый контекст и новые художественные формы. Важно и то, что возрождаемая этничность реализуется не в политической форме, а в художественной деятельности, объединяя художников различных жанров. И наконец, главное — это то, что этнофутуристическое движение предполагает открытость для всех этнических культур, подчеркивает присущую только им специфику и дает возможность реализовать уникальность каждого народа и каждого человека. Именно открытость, толерантность и приверженность идеалам разнообразия и множественности культур делают основы этнофутуристического мышления универсальными, определяют его ценность и способность к выживанию в будущем.

ЭТНИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ Омская область, как и Сибирь в целом, является сложным в этническом отношении регионом. На ее территории проживают компактными группами представители почти всех народов, живущих в Российской Федерации. Своеобразие региональной ситуации определяют такие факторы, как сложный, мозаичный характер расселения этих групп, сосуществование противоположных по своим функциям традиционных и «новых» субкультур, высокая степень ассимиляции субкультур традиционных, а также сложный процесс взаимодействия государства и этнических объединений.

Мозаичный этнический состав населения области обусловлен исторически, поскольку складывался в процессе колонизации Сибири. До начала массовой русской колонизации территории современной Омской области в конце XVII в. здесь проживали тюркоязычные народы — предки современных казахов и татар. Сибирские татары к этому времени уже были оседлыми, а казахи продолжали вести кочевой и полукочевой образ жизни. В ходе колонизации вместе с русскими, которых было подавляющее большинство, на эту территорию прибывали представители других ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание народов. К концу XIX в. население омского региона достигло 470 тыс. человек;

затем в период аграрной реформы 1906–1910 гг. оно выросло более чем в два раза за счет переселения крестьян из европейской части России и превысило 1 млн. человек. Тогда же Омск стал самым многочисленным городом в Сибири (сейчас по числу жителей он занимает второе место после Новосибирска).

Этническая карта региона оформилась в начале ХХ в. Русские, составлявшие около 70% населения, расселились на всей его территории. В северных районах их сельские поселения располагались чересполосно с татарскими;

кроме того, здесь сложились компактные поселения прибывших сюда добровольно белорусов и чувашей, а также сосланных поляков, финнов, латышей и эстонцев. В южных районах области крестьянская колонизация привела к заселению кочевых путей и созданию множества русских, украинских и немецких деревень, что привело к оседанию казахов на землю и образованию казахских аулов. В период Второй мировой войны в регион были депортированы калмыки и немцы;

в результате последние стали на долгие годы — вплоть до начала массовой эмиграции в Германию — второй по численности этнической группой (после русских).

Во второй половине ХХ в. население Омской области пополнялось за счет людей разной этнической принадлежности, приезжавших на строительство промышленных предприятий и освоение целины. Начиная с 1990-х гг. в регион стали приезжать выходцы из республик Центральной Азии и Кавказа, среди которых было много русских, бежавших в Россию после распада СССР. Много было и представителей титульных национальностей бывших союзных республик — казахов, узбеков, таджиков, киргизов, армян, азербайджанцев. В это же время появились компактные группы китайцев. Этническая миграция продолжается до настоящего времени, и в последние годы в области появилось множество внутренних мигрантов, главным образом — выходцев с Северного Кавказа (чеченцы, ингуши, дагестанцы).


Исследования современной ситуации в Омской области показывают, что границы проходят не только между локальными этническими субкультурами и культурой доминирующего русского большинства, но и между субкультурами «традиционными»

и «новыми». В сельской местности продолжают сохраняться места компактного проживания традиционных для региона этнических групп — казахов, татар, украинцев, немцев, поляков, латышей, эстонцев. Здесь субкультуры продолжают существовать во многом благодаря тому, что они основаны на традиционных видах хозяйственной деятельности (для белорусов это выращивание картофеля, для немцев — молочное животноводство и свиноводство, для казахов и татар — разведение лошадей и овец и т. д.). В удаленных от города районах бытуют характерные для Сибири охота, рыболовство, сбор трав, заготовка кедровых орехов, ягод и грибов.

Благодаря традиционному хозяйствованию воспроизводятся модели питания, распределение ролей в семье и приемы воспитания;

этнические традиции продолжают соблюдаться в планировке и обустройстве усадеб, в украшении домов и интерьеров, и все это поддерживает традиционный образ жизни.

«Новые» мигранты, появившиеся в регионе в постсоветский период, размещаются в городах (в основном — в Омске) и создают свои сообщества. Для них характерны стремление к интеграции и внедрению в принимающее сообщество, кооперация в рамках этнического предпринимательства и сплоченность на основе происхождения и социального статуса, создание национально-культурных центров и активное участие в культурной жизни региона. Это могут быть малочисленные, но хорошо структурированные и организованные группы с выраженной иерархией, члены ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание которых являются своеобразным мостом между Россией и теми регионами или странами, откуда они приехали и откуда продолжают прибывать их соотечественники, что можно рассматривать как один из примеров транскультурного взаимодействия.

Экономическая специализация приводит к тому, что выходцы из одного региона живут компактными группами, создавая этнические анклавы, в основном на городских окраинах и вокруг рынков. Многие из новых мигрантов, включая молодежь из бывших советских республик, не владеют русским языком. Отсутствие эффективных программ интеграции приводит к сохранению множества локальных этнических субкультур в городской среде, для которых характерен собственный образ жизни — приверженность национальной кухне, традиционной манере одеваться и развлекаться, собственным правилам поведения. Воспроизводству таких субкультур способствует и тот факт, что многие мигранты не имеют российского гражданства, живут на территории региона временно и постоянно сменяют друг друга.

Традиционные этнические субкультуры, которым уже не нужно «завоевывать» свое место, демонстрируют иные черты. Для них основной функцией является сохранение языка и традиционной культуры;

представители таких субкультур обладают особыми этнокультурными потребностями, стремятся к их удовлетворению и развивают культурную коммуникацию. Культурная идентичность этих людей основывается на этническом историческом наследии, для них характерно использование стратегии сохранения культурного своеобразия, противоположной по отношению к стратегии интеграции.

Данные тенденции наиболее выражены в тех субкультурах, которые близки доминирующей русской культуре и по этой причине наиболее подвержены естественной ассимиляции. Это европейские по происхождению и христианские по религиозной принадлежности субкультуры, носителями которых являются живущие в сельской местности украинцы, белорусы, поляки, латыши, эстонцы и немцы. В последнее десятилетие произошло резкое снижение как абсолютной численности этих этнических групп, так и их доли в составе населения, следствием чего стало преобладание в этих группах смешанных браков (от 60 до 90% всех браков) и выбор детьми этнической принадлежности к русскому большинству. Таким образом, для лидеров этих этнических движений возрождение и сохранение культурного наследия, находящегося под угрозой исчезновения, остается постоянно актуальной задачей.

Этнические субкультуры казахов и татар, отличающихся от русского большинства в языковом, антропологическом и религиозном отношениях, имеют более устойчивые основания и не подвержены ассимиляции. В последние годы модернизация этих субкультур под мощным влиянием Татарстана и Казахстана, а также укрепление позиций ислама обособили их еще более и сделали их границы четче. Особенно это относится к казахам, на культурную идентичность которых влияет межгосударственный характер взаимоотношений России и Казахстана, а также программы приграничного сотрудничества. Так, в Омске открыто консульство Республики Казахстан;

в Омском государственном университете им. Ф. М.

Достоевского работает Центр казахского языка и культуры;

центры казахской культуры действуют во всех районах области, в которых казахи проживают компактно или есть казахские аулы.

В целом же в положении этнических языков накапливается все больше проблем. Они практически исчезли из повседневной жизни, уступив место русскому как языку общения. В качестве родного этнические языки используются только пожилыми ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание людьми, поскольку вся молодежь, получающая образование на русском языке, становится русскоязычной. Если в Омской области около десяти лет назад в местах компактного проживания этнических групп было более 60 сельских школ с преподаванием этнического языка в качестве родного, то в настоящее время их осталось всего несколько. Это школы с преподаванием татарского, казахского и немецкого языков, но изучаются эти языки в основном факультативно. Поэтому в деревнях бытование этнических языков и разнообразных диалектов постепенно уходит в прошлое, и теперь уже возможностей для их изучения стало больше в городе. Здесь действуют языковые курсы при национально-культурных центрах и воскресные школы, где используются новые учебники и современные методики преподавания, что делает эти неформальные образовательные структуры центрами сохранения этнических языков.

Культурные центры и другие организации, созданные по этническому принципу в качестве институциональной составляющей этнических субкультур, учреждаются на основе федеральных законов «Об общественных объединениях» (1995), «О некоммерческих организациях» (1996) и «О национально-культурной автономии»

(1996). В Омской области действуют и национально-культурные автономии (местного и регионального уровней), и национальные общественные объединения, не обладающие статусом автономий. Основными направлениями их деятельности являются проведение национальных праздников, участие в культурных проектах, поддержание связей с аналогичными институтами, организация языковых курсов, различных презентаций (в основном национальной кухни, песенной и танцевальной культуры) на областных и городских мероприятиях и т. п.

Кроме институционализированных форм, этнические субкультуры включают и другие, прежде всего, повседневные и праздничные формы. И по бытованию элементов этнической культуры, и по числу людей, идентифицирующих себя с конкретной субкультурой, они гораздо шире тех форм, которые культивируются этническими элитами или являются результатом самоорганизации. Однако сегодня эти традиционные формы уже явно уступают место «продукту» этнических элит, более соответствующему современным условиям. Определенную проблему представляет и распространение фундаментализма, хотя в большинстве случаев этнические культуры становятся все более рафинированными, вторичными и глобальными.

СОЦИАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ Субкультурное разнообразие Ульяновской области достаточно типично. Политику, адресованную различным социальным группам и направленную на вовлечение их представителей в культурные процессы, осуществляют различные ведомства, которым не всегда удается преодолевать существующие межведомственные разграничения. Поэтому работа по взаимодействию власти с различными группами населения — социальными, этническими, возрастными и т.п. — выстраивается в области по нескольким стратегическим линиям, важнейшей из которых, наряду с финансированием проектов, является формирование доверия (особенно это относится к представителям молодежных субкультур) между контрагентами, преодоление ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание межведомственных барьеров, повышение эффективности использования существующих учреждений культуры и создание новых институций.

Политика Правительства Ульяновской области направлена на вовлечение в культурную жизнь представителей различных социальных групп и субкультурных объединений, а также на выстраивание такого взаимодействия, которое бы преодолевало социально-культурные границы и различия.

Одним из важных направлений является поддержка социально уязвимых групп людей — лиц «третьего возраста», людей с ограниченными возможностями здоровья, малообеспеченной части населения, которая осуществляется учреждениями Министерства труда и социального развития области. Так в г. Димитровграде работает Центр социального обслуживания «Доверие», который занимается и реабилитацией детей и подростков с ограниченными возможностями, и проблемами лиц «третьего возраста». Специальное отделение реабилитации организует коррекционно-развивающие занятия с использованием элементов художественных практик, формирует социальные и культурные навыки детей.


Необходимость организации работы с пожилыми людьми, которые сегодня составляют весьма многочисленную группу населения, определяется тем, что зачастую, выйдя на пенсию, они лишаются и социального статуса, и привычной деятельности, и возможностей коммуникации, выпадают из привычного темпа жизни.

Для объединения этой части населения в более или менее устойчивые сообщества, основанные, например, на общности интересов, в центре «Доверие» работает Университет пожилого человека «София», в котором все они становятся «студентами», пишут «дипломные работы» и т.п. Образовательные практики (овладение компьютерной и правовой грамотностью, изучение иностранных языков и психологии межличностных отношений, и др.) создают основу для более активного участия в общественной жизни города;

танцевальные, театральные, музыкальные и художественные практики создают возможности для участия в различных фестивалях и конкурсах, в том числе и межрегиональных.

В декабре 2010 г. при поддержке Губернатора Ульяновской области был создан Университет активного долголетия «50+» в г. Ульяновске как специальное некоммерческое образовательное учреждение. Деятельность Университета направлена на улучшение социального самочувствия пожилых людей, создание среды общения, поддержку их активности. Студенты Университета «50+» приступили к занятиям в январе 2011 г. на 15 отделениях шести факультетов — правоведения, информационных технологий, краеведения, здоровья, культуры и искусства, гуманитарном;

статус студента уже получили более 300 человек.

Кроме того, на протяжении нескольких лет Управление культуры и организации досуга населения Администрации города Ульяновска реализует творческий проект «Зимняя академия искусств». В течение месяца на базе двенадцати детских школ искусств и Детской художественной школы города проводятся творческие занятия для горожан включая людей пенсионного возраста. В Детской школе искусств № проходили занятия хора ветеранов;

на базе Детской школы искусств № 5 работал клуб для людей пенсионного возраста и прошли мастер-классы по вокалу, актерскому мастерству и компьютерному дизайну.

Особое значение для обеспечения участия в культуре и общественной жизни имеет работа, связанная с вовлечением людей с ограниченными возможностями и других социально-уязвимых групп населения в творческие занятия и проекты. Уникальным ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание феноменом культурной жизни Ульяновска является ансамбль бального танца инвалидов-колясочников «Возрождение» под руководством Веры Никоновой.

Участники этого коллектива выступали на общероссийских конкурсах, они нуждаются в разнообразной — социальной, материальной, технической, моральной — поддержке, получение которой в полной мере может быть обеспечено только в результате преодоления межведомственных барьеров.

Ульяновская область первой в России подписала соглашение с Советом Европы, предполагающее совместные усилия, направленные на укрепление социальной сплоченности;

свою главную задачу Правительство Ульяновской области видит в движении к мировым стандартам в области создания доступной среды для людей с ограниченными возможностями здоровья. На территории области 2013 год объявлен «Годом равных возможностей», в рамках которого предусмотрено соответствующее приспособление и оборудование не только учреждений сферы социальной защиты, образования и др., но и театров, Филармонии, нескольких библиотек и домов культуры. Кроме того, в Ульяновске открыт специализированный кинозал для инвалидов-колясочников, библиотеки пополняются специализированной литературой для лиц с нарушением зрения и приобретают оборудование для предоставления информационных услуг инвалидам через Интернет. Планируется также проведение специальных культурных мероприятий для поддержки творческой самореализации этих лиц независимо от возраста или вида ограничений.

Предпринимаемые властными структурами усилия по привлечению к участию в культурной жизни пока не решают многих проблем. В первую очередь следует отметить недостаточный уровень коммуникации между сторонами процесса — людьми с ограниченными возможностями и властными структурами. Для творческих коллективов это оборачивается отсутствием грамотного менеджмента, разрывом связей с представителями собственного сообщества из-за сложностей пространственного перемещения, выпадением из информационного пространства. Все это затрудняет поиск и получение спонсорской помощи, ограничивает возможности творческого роста, обмена опытом и иного социального взаимодействия. Кроме того, необходимы действенные формы публичного поощрения тех, кто оказывает поддержку людям с ограниченными возможностями, чтобы укрепить социальный престиж благотворительной деятельности и создать условия для государственно частного партнерства и в данной сфере.

Работу по организации взаимодействия молодежных субкультурных групп с представителями власти ведут, с одной стороны, Отдел молодежной политики Министерства внутренней политики Ульяновской области, Министерство образования области, Управление культуры и организации досуга населения Администрации г. Ульяновска, а с другой — различные фонды и структуры, включая Фонд «Ульяновск — культурная столица». В области реализуются культурные проекты, направленные на вовлечение молодежи в культурное пространство региона и предоставление молодежи собственных площадок для творческих проявлений и высказываний. В рамках городского фестиваля «Летний Венец», цель которого — развитие культурной среды Ульяновска средствами вовлечения различных инициативных групп, любительских объединений, некоммерческих организаций и горожан в целом, особое внимание уделяется представителям молодежных субкультур, которые получают возможность выступать на площадках фестиваля.

Фестиваль «Ритмы улиц», проводимый уже в течение пяти лет, ориентирован на вовлечение талантливой молодежи, в основном не имеющей специального образования, в различного рода музыкальное творчество. Программа «Весна на ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание Заречной улице» ориентирована на привлечение к участию в культурных проектах молодежи с рабочих окраин г. Ульяновска, которые в социальном отношении остаются не вполне благополучными. Примером сотрудничества музеев и неформальных объединений стала фотовыставка ульяновских диггеров, включенная в пространство нового музея «Археология Симбирского края», открывшегося в музее заповеднике «Родина В.И. Ленина».

Особым пространством, ориентированным на творческих предпринимателей, большую часть которых составляют молодые люди, стал бизнес-инкубатор «Кvартал», создание которого нацелено на то, чтобы, с одной стороны, создать «неформальную» и «неформатную» площадку для творческого сообщества предпринимателей, а с другой, создать аудиторию и сформировать потребителей современного творческого продукта. Первые резиденты этого «креативного бизнес пространства», расположенного в заповедной исторической части города, получили поддержку губернатора, высказавшего готовность поддержать создание таких «инкубаторов» по всей области, чтобы прекратить «утечку мозгов и талантов» в столицы и далее. Большинство резидентов «Кvартала» только начинают свой бизнес, им необходима поддержка, и власть готова ее оказать. В «Кvартале» можно арендовать помещение на льготных условиях, специально для них Ульяновский центр развития предпринимательства и Департамент государственных программ развития малого и среднего бизнеса Ульяновской области будут проводить специальные занятия. Местом, где в демократичной обстановке может собраться творческая молодежь, стало и кафе «Кошкина пижама», открывшееся в «Кvартале» и ставшее одним из проектов, реализованных на данной площадке.

По данным социологических исследований, представители молодежных субкультур достаточно открыты для различного рода взаимодействий, включая взаимодействие между собой и с представителями официальных структур. В отдельных случаях их творческие проекты оказываются привлекательными для горожан и получают поддержку бизнеса. Представители молодежных культурных движений, молодые творческие профессионалы сами ищут возможности участия в государственных программах и конкурсах на получение финансовой поддержки для реализации своих идей. Они достаточно активны, полны идей, широко используют информационные ресурсы и, прежде всего, социальные сети (главным образом «ВКонтакте»).

Однако для роста эффективности взаимодействия государственных структур и молодежи необходимы, с одной стороны, более полное знакомство с имеющимися с обеих сторон возможностями и предложениями, с другой — взаимное понимание того, что действенная поддержка может быть не только финансовой: для осуществления проектов необходимы пространства, площадки, информационное продвижение и пр. Финансовая поддержка должна быть более гибкой, востребованы могут быть, в первую очередь, небольшие гранты и т. п. В целом же речь должна идти о диверсификации культурной политики, обращенной к различным группам населения.

3.4 НАБЛЮДЕНИЯ И ВЫВОДЫ В современной России источники социокультурных проблем многообразны и не могут быть сведены только к экономике. Повышение эффективности социально ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание ориентированной государственной политики возможно, если общество будет рассматриваться не как однородная масса, а как сложный, живой, постоянно трансформирующийся организм, объединяющий разнообразные культурные сообщества и группы. Они не только имеют различные системы ценностей и интересов, но и находятся в состоянии постоянного изменения конфигурациии взаимного позиционирования в соответствии с механизмами транскультурализма.

При формировании стратегий государственной культурной политики необходимо использовать современные, научно-обоснованные подходы, исходящие прежде всего из реальных интересов и запросов различных социокультурных слоев и групп, дифференцированных по признакам социального благополучия / неблагополучия, по возрастным, этнокультурным, гендерным признакам, по типам регионов (например, депрессивный или продвинутый, север или юг и т.

д.) и типам поселений (мегаполис, крупный город, средний и малый город, село). Такой подход позволит учитывать интересы различных культурных сообществ и групп населения, поскольку богатым образованным молодым жителям мегаполисов нужно одно, богатым образованным молодым жителям средних и малых городов — другое, а бедным, пожилым, плохо образованным людям в малых городах и на селе — третье, потому что и проблемы, и запросы у них разные.

Попытки решения такого рода задач сегодня весьма разнородны;

они осуществляются в том числе и в условиях сосуществования различных субкультур, по-разному относящихся к происходящим изменениям. Сегодня совершенно очевидно, что одним из ее приоритетных направлений должна стать помощь в адаптации средствами культуры различных социальных групп к меняющимся условиям общественной жизни, культивирования способности к транскультурализму. Без этого государственная культурная политика будет воспроизводить свои варианты и аналоги из предшествующих десятилетий, которые, как показала практика, оказались малоэффективными.

Принципиальное значение имеет обеспечение широкого, без каких-либо ограничений, доступа к национальным и мировым культурным ценностям через формирование публичных электронных библиотек, музейных и театральных интернет-ресурсов, приобретение прав на бесплатное размещение в Интернете выдающихся фильмов и спектаклей. Иными словами, необходимо обеспечить массовой аудитории доступ к высококачественной культурной продукции. Эта задача должна решаться с привлечением не только существующих учреждений культуры, но и культурных индустрий, основанных на творческом самовыражении и являющихся источником экономического и культурного роста.

Сегодня уже очевидно, что культура может предложить новые подходы к решению проблем, которые принято называть «социальными» и которые пока не нашли адекватных методов решения. Направлениями политики, в рамках которых помощь культуры уже была успешной, являются укрепление социальной сплоченности, предотвращение преступности, охрана здоровья и борьба с загрязнением окружающей среды, восстановление городских поселений, создание пространства для конструктивной социальной и культурной активности.

ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание ГЛАВА 4. БИЗНЕС И КУЛЬТУРА В последние десятилетия в мировой теории и практике сложилась принципиально новая концепция развития, основанная на признании творчества как основы постиндустриальной экономики. «Культурный сектор», или «сфера культуры», поддержка которой при традиционном отношении к культуре рассматривалась как некое «обременение» для государства, в последние десятилетия ХХ века со всей очевидностью доказала свое ключевое значение в социально-экономическом развитии. России еще только предстоит оценить этот потенциал культуры, в связи с чем необходимо обратиться к рассмотрению следующих вопросов:

сфера культуры и особенности ее функционирования;

оценка вклада культурных и творческих индустрий в экономический рост;

институциональная структура сферы культуры и ее внутренние взаимосвязи;

приоритеты государственной культурной политики в отношении культурных индустрий, занимающих ключевые позиции в системе трансляции ценностей и смыслов;

поддержка культуры и организация партнерских взаимоотношений государственных и некоммерческих организаций с бизнесом;

экономика культурных и творческих индустрий и региональное развитие.

4.1 СФЕРА КУЛЬТУРЫ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В последние десятилетия у культуры появились новые функции, поскольку она во все большей степени выступает как фактор экономического роста. На смену интенсивному промышленному развитию приходит экономика, опирающаяся на уникальные ресурсы территорий, включая их культурный и творческий потенциал.

Мировой опыт свидетельствует, что без целенаправленной и активной политики переход к такой экономике невозможен, каким бы культурным, образовательным и научным потенциалом ни обладала та или иная страна. Современные стратегии развития направлены на стимулирование конкурентоспособности в самых разных сферах и поиск соответствующих возможностей.

Для промышленности становится настоятельно необходимым удовлетворять и создавать новые формы спроса, которые не просто основаны на функциональности продукта, но порождаются личными и коллективными устремлениями. В этой новой парадигме маркетинг и услуги становятся такими же важными, как и производство.

Это требует творческого мышления и соответствующих навыков, поскольку ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание повышение производительности в сфере производства больше не является достаточным для обеспечения преимущества над конкурентами. Основанное на культуре творчество является мощным средством ниспровержения норм и условностей для того, чтобы выстоять в условиях интенсивной экономической конкуренции. Творческие люди и художники занимают в этом процессе ключевые позиции, поскольку именно они разрабатывают идеи, метафоры и обращения, которые помогают приводить в действие социальные сети и социальный опыт.

Цифровые технологии играют важную роль в этой нематериальной экономике, т. к.

они обеспечивают новые формы социального общения и в значительной мере содействуют новым выражениям творчества. Конечно, культурная продукция (такая как музыка, печать и кино) делает новые технологии более значимыми для потребителей, содействует развитию новых рынков и способствует повышению цифровой грамотности. Однако успехи свободного и открытого программного обеспечения и услуг типа Википедии, также могут рассматриваться как прообраз экономики, в которой совместное использование и обмен знаниями и навыками не обязательно основаны на достижении финансовой выгоды. Эти новые формы общения придают большее значение социальным задачам и, следовательно, основанному на культуре творчеству.

Искусство и культура (в частности, музыка) часто служат основой для формирования социальных сетей (обмен файлами между пользователями), они могут способствовать оказанию общественных услуг и инновациям разными способами:

компании общественного вещания являются примером этого, если они имеют репутацию «доверенных медиа провайдеров» (G.Davies);

участие в культурных мероприятиях может усилить чувство принадлежности к обществу, что усиливает доверие к общественным зонам и общественным услугам.

Таким образом, культура может помочь тому, чтобы отдельные общественные услуги стали ближе их субъектам.

некоторые государственные службы явились инициаторами новых методов коллективной обратной связи и принятия решения посредством интеграции творческих медийных инноваций — форумы онлайн обсуждений, сайты социальных сетей и онлайн жалобы позволяют населению легче взаимодействовать с государственными службами;

наконец, некоторые государственные службы содействуют участию населения, в том числе и представителей различных маргинальных групп в общественной жизни и деятельности;

этому способствует развитие средств массовой информации того или иного сообщества, а также художественной деятельности в его рамках.

Россия не может позволить себе упустить эти важные экономические и социальные явления, характеризующие современные общества.

С точки зрения взаимодействия культуры и экономики, приоритетными являются задачи развития творческих отраслей — «культурных» и «творческих» индустрий, институциональная реформа сферы культуры, а также стимулирование развития различных форм поддержки культуры со стороны бизнеса. Сфера культуры (или так называемый культурный и творческий сектор) включает в себя собственно искусство, культурные отрасли промышленности (музыкальную, аудиовизуальную, кино- и ОБЗОР КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЦИИ Содержание видеоигровую, а также издательское дело) и творческие отрасли, где искусство существует в прикладном или полифункциональном контексте (дизайн, реклама и архитектура)7.

Так, на уровне Европейского Союза получило распространение следующее понимание «культурного сектора» (cultural sector, сфера культуры), включающего культурные и творческие индустрии:

«промышленные» секторы, производящие культурные продукты (например, книги, фильмы, звукозаписи), рассчитанные на массовое воспроизведение, массовое распространение и экспорт;

это культурные индустрии, соответственно включающие кино- и видеопроизводство, вещание, видеоигры, музыку, издательское дело;

«непромышленные» секторы, производящие товары и услуги, не предполагающие воспроизведения и рассчитанные на потребление здесь и сейчас (концерт, художественная ярмарка, выставка);

это сфера искусства (визуальные искусства, включая живопись, скульптуру, ремесла, фотографию;

художественные и антикварные рынки;

исполнительские искусства, включая оперу, оркестровую музыку, театр, танец, цирк;

наконец, наследие, включая музеи, объекты недвижимого культурного и археологического наследия, библиотеки и архивы).

В отличие от «культурного сектора», в «творческом секторе» культура становится творческим вкладом в производство товаров, не относящихся к культуре. Творческие отрасли включает такие виды деятельности, как дизайн (мода, дизайн интерьеров и промышленной продукции), архитектура и реклама. При этом творчество понимается как использование культурных ресурсов на уровне промежуточного потребления в производственном процессе отраслей производства, не относящихся к «сфере культуры», и поэтому может рассматриваться как источник инновации. См.: Economy of Culture in Europe : Study Prepared for the European Commission (Directorate-General for Education and Culture).

2006.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.