авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Г. П. Оврах ПОЛИТОЛОГИЯ ВЛАДИВОСТОК 2000 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Августин разделял некоторые представления античных мыслителей о возникновении госу дарства в ходе естественной эволюции, но все эти процессы обусловлены у него божественной волей.

К формам государства Августин относился достаточно безразлично. Он повторяет деление на «пра вильные» и «неправильные» формы. К "неправильным" он относил тиранию, демократию, аристо кратию. Что касается «правильных» форм, то он не отдавал предпочтения ни одной из них. По его мнению, любая форма может оказаться если не хорошей, то терпимой, когда уважают Бога и челове ка.

Учение Аквината также основывается на идее божественного создания мира. На вершине системы права - так называемый «вечный закон». Это божественное провидение, которое в целостно сти не доступно человеческому сознанию. Но человек наделен способностью постигать отдельные принципы вечного закона. На этой основе он вырабатывает определенные рационалистические прин ципы, составляющие естественные закон. Он представляет собой общие принципы, лежащие в основе принятых обычаев. Существует еще и человеческий закон, который признается людьми по их воле.

Человек не творит законы, он может только признавать, что тот или иной закон соответствует естест венному закону. Законы создает природа, а человек только признает их и следует им. Божественный закон - часть вечного закона, которая передается с помощью откровения, содержится в Библии и от кровениях святых. Наиболее несовершенен человеческий закон. Аквинат предлагал проверять его с точки зрения соответствия естественному и божественному законам. Критерием при этом должно быть религиозное сознание.

В христианском политическом учении государство рассматривается как некая часть универ сального порядка, правителем которого является Бог. Цель государства — сохранение порядка и гра жданского мира. Согласно Аквинату власть имеет божественный характер, но оттеняя человеческий аспект в приобретении и пользовании властью, он утверждает, что как приобретение, так и пользова ние властью могут оказаться противными божественной воле. Идеальной формой правления Акви нат, вслед за Аристотелем и Цицероном считал смешанную из трех «чистых» форм, при которой мо нарх олицетворяет единство, аристократия — преобладание надлежащих заслуг, а подданные (на род), также вовлекаемые в дела управления, служат гарантией социального мира и согласия, власть монарха, по мнению Aквината, должна быть ограничена законами. Кроме того, он упоминает о "воле народа", с которой необходимо считаться. Поскольку власть по своей сущности всегда остается бо жественной, Аквинат считал смертным грехом возмущение и выступление против власти государст ва. Но в случае невыносимой тирании считал правомерным даже тираноубийство.

И Августин, и Аквинат стремились обосновать верховенство церкви над светской властью.

Особенно резко противопоставлял церковь и государство Августин. Своим утверждением о том, что «град земной», т. е. государственность связана с царством дьявола, он положил начало многим сред невековым ересям. Но в то же время, он обсуждал идею обновления «града земного» в русле христи анской добродетели: все формы правления должны уважать Бога и человека.

Созданной системе идеологического обоснования могущества церкви была суждена долгая жизнь. Названный по имени Фомы Аквинского томизм (Фома по латыни — Тома) стал официальной философией католицизма. С окончанием средневекового периода религиозная концепция политики перестает быть господствующей. Христианство преобразило западную традицию в интеллектуальном и социальном смыслах. Но ему не удалось удержать политику в подчиненном положении как свет ский придаток религии.

1.3.3. Гражданская и социальная концепция в политических учениях нового времени Теоретиков политики начала периода Нового времени меньше интересует проблема «лучшей жизни», зависимости человека от внешних сил. Политическая мысль освобождается от прежних уз философии и религии — разум рассматривается как инструмент, делается сильный акцент на свет ском характере законов. Систему взглядов на государство, общество, личность раннего этапа Нового времени можно назвать гражданской концепцией. Ее отправной точкой был индивид-гражданин.

Основное внимание сосредоточилось на вопросах происхождения и основаниях государства. Само оно рассматривалось как уникальная независимая организация, необходимая для защиты и безопас ности людей. Анализ гражданской концепции политики и государства правомерно начать с Возрож дения. Этот культурный феномен означал возвращение к земной жизни и судьбе человека. В области политики основное открытие Возрождения — человек, а не Бог — центр Вселенной — выразил Никколо Макиавелли (1469 – 1527). Репутацией теоретика политики он обязан, во-первых, своему новому «научному методу», во-вторых, доктрине моральной целесообразности, благодаря которой возник термин «макиавеллизм», и, в-третьих, политического республиканизма, которая оказала большое влияние на английскую и американскую политическую мысль XVII и XVIII веков. Свой но вый метод Макиавелли определяет как извлечение из опыта принципов и правил для успешного по литического поведения.

Как известно, именем Макиавелли названа политика, основанная на культе грубой силы, пре небрежении нормами морали («макиавеллизм»). Макиавелли не проповедовал политическую без нравственность и насилие. Для него утверждение «цель оправдывает средства» не абсолютно, он принимал во внимание законность любой цели. Единственная цель, которая согласно Макиавелли оправдывает безнравственные средства, — это создание и сохранение государства. К сожалению, этим положением Макиавелли, (но уже имея в виду и другие цели) руководствовались в своей дея тельности многие политические силы, в том числе лидеры Французской революции 1789 г. и больше вики.

У Макиавелли нет достаточно однозначного решения проблемы форм правления. Единовла стие, по его мнению, необходимо при создании и реформировании государств, а республиканское правление является лучшим для поддержания государственной власти. Республиканской моделью для него была Римская республика, которую он называл «смешанной» формой государства. В ней сочетались демократические, аристократические и монархические элементы власти, отчего «респуб лика стала прочной и совершенной». Идеи Макиавелли о смешанной форме отражали расстановку социально-политических сил в Италии XVI века, где развернулась борьба между монархией, аристо кратией и народом. Он полагал, что сначала должна установиться единоличная власть «нового Госу даря», которая объединит, преобразует и возвысит Италию, а затем — смешанная форма, умеренная республика. Тем самым Макиавелли как бы предугадал развитие государственности от централизо ванной монархии к республиканизму.

Дальнейшее развитие гражданской трактовки политики продолжал замечательный англий ский мыслитель Томас Гоббс (1588 – 1679). Он создал свою политическую теорию отчасти для того, чтобы оправдать реставрацию монархии после смерти Кромвеля. Гоббс полагал, что монархия — са мая лучшая форма власти, но в то же время он отрицал теорию божественного происхождения коро левской власти. Более того, он утверждал, что источник королевской власти — общественный дого вор, считая необходимыми некоторые ограничения власти короля. В «Левиафане» Гоббс описывает хаос естественного догосударственного существования людей: жизнь без красоты, мира, промыш ленности, культуры. В этом обществе люди конфликтовали, шла «война всех против всех». Но, со гласно Гоббсу, люди будучи разумными, осознали безнадежность своего существования и нашли вы ход из хаоса — общественный договор. Они согласились передать все свои естественные права мо нарху и подчиниться в обмен на закон. Единственная функция монарха заключалась в охране закона.

До тех пор, пока монарх выполнял ее, подданные были обязаны подчиняться ему. Если королю не удавалось сохранить мир, люди могли выступить против него. Совершенно очевидно, что Гоббс, по современным меркам, больше консерватор, чем либерал, ибо даже либеральную идею об обществен ным договоре он интерпретировал таким образом, что выводы оказались консервативными: свобода к тому же ограниченная, возможна лишь в том случае, если люди передают распоряжение ею монарху.

Политическая теория выдающегося английского философа Джона Локка (1632 – 1704) — еще одно убедительное изложение гражданской концепции политики. Учение Локка было пожалуй, самым реалистичным и влиятельным из всех других учений этого периода. Если Гоббс своим учени ем пытался оправдать реставрацию династии Стюартов, то Локк во «Втором трактате о государстве»

дает философское обоснование «Славной революции» и установлению ограниченной монархии. Лок ка правомерно называют родоначальником либерализма. Он впервые четко разделил такие понятия как «личность», «общество», «государство», поставив личность выше общества и государства. Со гласно Локку человек от рождения обладает естественными, неотчуждаемыми правами. Такими пра вами он считал права на «жизнь, свободу и собственность». Следует подчеркнуть, что у Локка был особый взгляд на частную собственность как естественное право человека. Высокий статус собствен ности он объяснял двумя положениями. Во-первых, накопление частной собственности позволяло человеку обеспечить себя и свою семью всем необходимым для жизни. А имея все необходимое, че ловек мог больше внимания уделять собственному развитию. Для Локка «частная собственность — не абсолютная ценность, а средство достижения свободного общества. Люди должны быть свободны в накоплении собственности, но в то же время человек имеет право обратить своим трудом в собст венность столько, сколько он может употребить на какие ни будь нужды своей жизни…». Во-вторых, обладание собственностью влияет на формирование индивидуальности.

Подобно Гоббсу, Локк полагал, что государству предшествует естественное состояние. Но в отличие от Гоббса, оно представлялось Локку довольно упорядоченным и благополучным. Хотя вре мя от времени люди могли наносить ущерб друг другу, отстаивая свои, как им казалось, справедли вые требования. Механизма, способного обеспечить справедливое пользование естественными пра вами, не было. Будучи разумными, писал Локк, люди пришли к выводу о необходимости иметь ор ган, который бы вершил правосудие. Это привело их к заключению общественного договора, т. е.

учреждению гражданского общества. И Гоббс, и Локк подчеркивали, что король не имеет отношения к общественному договору, который заключало общество. Если Гоббс утверждал, что в результате этого власть короля не может быть ограничена обществом, и ставил короля над личностью и государ ством, то Локк делал совершенно противоположный вывод: государство подчиняется обществу, ко торое в свою очередь подчиняется личности. Так как государство и общество - это не одно и то же, то падение государственной власти - это не конец общества. Общество может создать новую государст венную власть, если настоящая его не удовлетворяет. Согласно Локку, государство действует только в целях защиты прав личности. Оно не должно быть могущественнее личности, ибо личности созда ют общество, а общество создает государство. Локк выступал за разделение законодательной и ис полнительной властей. Наиболее значимой он считал законодательную власть, которая определяла политику государства. Исполнительная же власть призвана выполнять решения парламента Один из двух основных вкладов, благодаря которым французский просветитель Шарль Луи Монтескье (1689 – 1755) известен в истории политической мысли, - это разработка им проблемы со вокупности факторов, определяющих «дух законов», или в замечательной работе «О духе законов».

«Многие вещи, — отмечал он, — управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи;

как результат всего этого образуется общий дух народа". С по мощью своей веры в социальный и исторический детерминизм Монтескье предугадал основные тен денции развития политической мысли будущего.

Теория разделения властей — второе достижение Монтескье. Эта теория происходит от ста рой идеи «смешанного правления», которую вначале рассмотрели Аристотель и Цицерон, а затем Аквинат и Локк. Впервые эта идея нашла свое законодательное воплощение в Англии в период прав ления Кромвеля. Анализируя британскую политическую систему, где в результате стихийного разви тия был создан механизм разделения властей, Монтескье теоретически осмыслил его. Политической властью, отмечал он, всегда злоупотребляют. Злоупотребление властью, согласно Монтескье, выте кает из природы человека: «…Известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий вла стью склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела. Верховенство права может быть обеспечено лишь разделением властей на законодательную, исполнительную и судебную с тем, чтобы различные власти могли взаимно сдерживать друг друга.

Развитие гражданской концепции политики сопровождалось процессом создания современ ных европейских государств. В период создания США в Европе философами были отмечены недос татки унитарного независимого государства. В связи с этим «отцы» американской конституции со единили политическую теорию и практику.

«Отцы-основатели» Соединенных Штатов Америки ушли далеко вперед в разработке про блем политического равенства и демократии по сравнению с их предшественниками. Наиболее вы дающимися из теоретиков республиканизма был Джеймс Мэдисон (1751 – 1836). Он придерживался мнения о том, что народ — единственный источник политической власти и выборы — характерная черта республиканского правления. Но у Мэдисона вызывала тревогу фракция большинства, ибо она, как он отмечал, находясь у власти, будет, безусловно, подавлять интересы меньшинства. Поэтому самое главное — "лишить большинство, имеющее общую страсть и интерес, способности действо вать согласованно и приводить в исполнение тиранические замыслы" и гарантировать свободу мень шинству. Избавить от пагубных последствий фракции большинства может, по мнению Мэдисона, только республика, которую от демократии в ее ортодоксальном понимании (прямая демократия) от личает, во-первых, делегирование полномочий государственного управления в республике большому числу граждан, избираемых остальными гражданами;

"во-вторых, большее число граждан и большая территория страны, на которую простирается республика". Убедительное обоснование Мэдисоном представительной формы власти - один из основных вкладов политической науки в искусство либе рального правления. Одна представительная форма, по мнению Мэдисона, не в состоянии эффектив но противостоять злу фракции большинства. При данной системе представители могут действовать на благо общества, а могут предать интересы народа. Поэтому для разумного выбора блюстителей общественного блага необходима республика с большой территорией и большим числом граждан, т.

е. режим социального плюрализма.

Мэдисон творчески подошел к теории разделения властей Монтескье. У Монтескье нет рав новесия властей, он подчеркивал верховенство законодательной власти. Мэдисон изобрел такую сис тему сдержек и противовесов, согласно которой каждая из трех властей является относительно рав ной. Этот механизм до сих пор действует в политической системе США.

Социальная концепция политики, которая приходит на смену гражданской, — это реакция на достаточную зрелость суверенного государства. В социальной концепции меняются акценты: во первых, отправной точкой является уже не индивид, а группы: нация, класс, человечество;

индиви дуумы рассматриваются как продукты своей группы или ассоциации. Во-вторых, в выяснении ха рактера государства внимание переключается с закона как интеллектуального принципа исследова ния («естественный закон», права, «договор») на историю: государство рассматривается с точки зре ния развития. В-третьих, определенное внимание уделяется экономическим проблемам, к которым становится причастно государство.

Радикальным выражением гражданской концепции и в то же время ее первой критикой явля ется политическое учение французского просветителя Жан-Жака Руссо (1712 – 1778). В политиче ской теории Руссо, прежде всего, следует обратить внимание на два существенных положения. Во первых, Руссо, в отличие от других теоретиков естественного права, рассматривает ассоциацию, воз никающую посредством заключения общественного договора, как «моральное и совокупное тело», «общественного человека», который приобретает «свое единство, общую идентичность, жизнь и во лю» в результате отчуждения этих прав членами-создателями. Это тело, таким образом, имеет свою собственную волю, которую нельзя идентифицировать с эмпирической волей отдельного индивида.

Передавая в общее достояние свою личность, «каждый член превращается в нераздельную часть це лого».

Второе значительное положение в учении Руссо, проливающее дополнительный свет на про блему общей воли, заключается в том, что создание «морального и совокупного тела» государства является одновременно трансформацией «естественных» индивидуумов в «моральных» граждан, об ладающих не только законными правами и обязанностями, но и соответствующими моральными по нятиями и чувствами. Таким образом, в одном смысле индивидуумы создают государство, а в другом (более важном) индивидуумы являются продуктами государства: их мораль, их человеческое бытие определены с их гражданством. Поэтому для Руссо вполне логично было утверждать, что тех, кто сопротивляется общей воле, все общество должно заставить подчиняться ей. Этот вывод Руссо, но уже без акцента на мораль, реализовали на практике лидеры Французской революции и большевики в России.

Для эффективного действия общей воли, кроме готовности индивидуумов к идентификации с обществом, Руссо считал необходимыми также три внешних условия. Во-первых, он настаивал на социальном равенстве. Не поддерживая идею ликвидации частной собственности, Руссо в то же время протестовал против неравного распределения собственности среди членов общества. Во вторых, он настаивал на фундаментальном политическом единстве: ''Важно..., дабы получить выра жение именно общей воли, чтобы в Государстве не было ни одного частичного сообщества и чтобы каждый гражданин высказывал только свое собственное мнение... Если же имеются частичные сооб щества, то следует увеличить их число и тем предупредить неравенство между ними". В-третьих, так как воля неотчуждаема, то она не может быть представлена;

представительная власть - это рабство.

Руссо поддерживал прямую форму демократии.

Политическая мысль английского консерватора Эдмунда Берка (1729-1797) не имела ничего общего с классической грандиозностью Руссо, тем не менее она содержала в себе огромную долю мудрости. Берк очень критически относился к идее естественных прав. Для него государство и обще ство — результаты естественной эволюции, а не изобретение человека. Основная цель государства охранять порядок и закон. Он настойчиво защищал представительную форму власти, считал, что парламент - истинная форма власти в Англии, и его деятельность не должна контролироваться наро дом. Это институт, с помощью которого, по его мнению, меньшинство управляет большинством в благожелательной форме. Законодатели избираются, чтобы осуществлять политику для избирателей, но они не должны быть «посланцами», которые действуют только по инструкции своих избирателей.

Берк считал, что институты любого государства — продукты мудрости людей, накопленной столетием. В связи с этим он утверждал, что нельзя начинать реформу государства с его свержения, «реформатор должен подойти к недостаткам государства, как к ранам отца, с благочестивым благого вением и трепетной заботливостью». Берк смотрел на цивилизацию, как на хрупкую вещь, которую можно было бы легко разрушить, если бы она не была защищена от человеческого безумия органиче ской целостностью общества и приматом сложившихся структур и ценностей над индивидуумами.

Он был ярым противником Французской революции 1789 г. Его консервативное учение появилось в результате ее изучения.

Другой противник и исследователь Французской революции создал совершенно иную, либе ральную политическую теорию. Им был замечательный французский мыслитель Алексис Токвиль (1805 – 1859). Исходная посылка суждений Токвиля в книге «Демократия в Америке» — утвержде ние, что демократические идеи («равенство») неуклонно пробивают себе дорогу во многих странах.

Но его беспокоила проблема вероятного конфликта между политическим равенством и политической свободой в демократическом обществе. Для эгалитарного общества, утверждал Токвиль, характерна тенденция превращать корпоративные структуры аристократического общества в массу разобщен ных, изолированных друг от друга людей. В результате политическим следствием демократического индивидуализма может быть не равенство в свободе демократического республиканизма, а равенство в рабстве демократического деспотизма. По мнению Токвиля, демократии присущи два нежелатель ных последствия: «демократия не дает народу самого искусного правительства»;

политическая тира ния большинства. Он объяснял это тем, что буржуазный индивидуализм приводит к такому негатив ному факту как отказ граждан от участия в общественной жизни. «В демократические времена част ная жизнь так деятельна, так неспокойна, так переполнена стремлениями и трудами, что у каждого человека почти не остается ни энергии, ни досуга для политической жизни». Политическая апатия, утверждал Токвиль, означает начало процесса политической централизации и социального подчине ния.

Подобно Мэдисону, Токвиль считал, что представительная власть во многом корректирует отрицательные тенденции демократии. Вместе с тем он полагал, что одной представительной формы власти недостаточно для противостояния отрицательным последствиям демократии. И все же, благо даря своим уникальным преимуществам, демократия в состоянии нейтрализовать их. Токвиль выде лял два основных преимущества демократии над другими формами правления: она способствует бла гополучию наибольшего числа граждан, обеспечивает политические свободы или широкое участие масс в политической жизни. В интересах предотвращения деспотизма, люди, утверждал Токвиль, должны сознательно культивировать искусство добровольной политики и социальной кооперации, создавать свободные учреждения местного самоуправления, а также добровольные политические и гражданские ассоциации. С их помощью, полагал он, люди могут непосредственно участвовать в управлении обществом, генерировать политическую культуру и гражданский дух.

В середине XIX века развитие демократии в Западной Европе сопровождалось ростом про мышленного капитализма. Стало ясно, что людьми управляют экономические силы, как когда-то управляло государство. Капитализм, который поддерживали либералы, так как он способствовал расширению свободы и достижению равенства, стал подозрительным вследствие своей способности эксплуатировать людей. Либеральная мысль стала больше ориентироваться на социальные проблемы.

Этому также способствовало внедрение утилитаризма в демократическую теорию. Утилитаристы разрушили тот пьедестал, на который поместили закон ранние либералы, заявляя, что закон — «не полусвятой», которому люди должны поклоняться и некогда его не менять.

Родоначальником утилитаризма является английский философ, социолог, политолог, право вед и моралист Иеремия Бентам (1748 – 1832). Бентам был сторонником либерализма, решительным противником теории естественного права. Исходя из своей концепции «разумного человека», он счи тал, что все общественные отношения должны быть подчинены «принципу полезности». Отсюда и название всего направления (от лат. utilitas — польза, выгода). Бентам рассматривал пользу как осно ву нравственности и критерий оценки поведения людей. В главном труде Бентама «Деонтология, или Наука о морали» интересы личности отождествлялись с интересами общества, которое рассматрива лось как простая совокупность индивидуальных интересов. Именно забота каждого о самом себе по зволяет, с его точки зрения, достичь «наибольшего счастья наибольшего числа людей».

Либеральные идеи Нового времени достаточно полно сконцентрированы в политическом учении Джона Стюарта Милля (1806 – 1873), английского утилитариста и поборника равноправия.

Он преуспел в объединении индивидуалистических ценностей, которые проповедовали его предше ственники, с реалиями середины XIX века. Поддерживая идею «суверенитета индивидуума», он так же отводил позитивную роль государству и надеялся на кончину индивидуалистического граждан ского общества. Заявляя, что индивидуум в современном обществе затерялся в толпе и миром правит общественное мнение, Милль, подобно Токвилю, искал пути преодоления тирании большинства.

Чтобы избавиться от большинства, подавляющего меньшинство, Милль в своей работе «Размышле ния о представительном правлении» предлагает систему пропорционального представительства, а чтобы избавиться от подавления невеждами образованных людей, — систему подачи голоса образо ванными индивидуумами в нескольких избирательных округах. Все остальные должны иметь один голос. По существу он уравновешивал два обстоятельства: широкое участие всех слоев населения, с одной стороны, влияние интеллектуальной и моральной элиты - с другой. Эта концепция Милля была поставлена под сомнение в результате роста партийных организаций в последней четверти XIX века.

Милля преследовала идея защиты индивидуальной свободы. Будучи утилитаристом, он под черкивал, что счастье - это принципиальная цель общества. В отличие от ранних утилитаристов, ко торые отводили свободе важное, но не главное место, Милль заявлял, что основной вклад в счастье это совершенная личность, основной потребностью которой является свобода: свобода - часть сча стья, она необходима для поиска новых форм счастливого существования.

Социальный характер политических воззрений Милля особенно заметен в его рассуждениях о целях государства. Милль, в отличие от таких мыслителей, как Локк, Монтескье, Мэдисон, не был удовлетворен пассивной "защитной" функцией государства в обществе. Добродетель государства, отмечал он, заключается в стремлении сделать своих подданных добрыми и просвещенными. Госу дарство должно, с одной стороны, способствовать всеобщему ментальному развитию общества, а с другой - оно должно "организовать" уже существующее моральное и интеллектуальное богатство.

Эту позитивную роль, указывает Милль, лучше всех может выполнить представительная система, (потому что, во-первых, она основана на индивидуальном эгоизме и, во-вторых, она в состоянии за ручиться поддержкой своих граждан). Очевидно, пишет Милль, что единственное правление, которое может полностью удовлетворить все острые потребности социального государства - это правление, в котором участвуют все люди;

что любое участие, даже малейшая общественная функция, полезно;

что участие должно быть увеличено настолько, насколько позволяет общество.

Известны симпатии Милля к социализму. Капитализм он отвергал, потому что рабочие не имели доступа к управлению, а деление общества на собственников и наемников не способствовало политической демократии. Будущее он представлял как общество кооперативов-производителей, со храняющее частную собственность, но без ее вредных качеств. Под влиянием идей Милля либераль ные демократы начали движение влево, в результате чего многие из них отдали предпочтение социа лизму, а не капитализму.

Контрольные вопросы и задания 1. Почему политическая мысль зародилась на Востоке раньше, чем в странах Запада?

2. Почему Конфуций считал, что правитель должен опираться на мораль, а не на силу, как по лагали легисты?

3. Некоторые политологи считают, что политическое учение Платона является теоретическим источником тоталитаризма. Какие, на Ваш взгляд, идеи Платона могут дать основание для такого ут верждения?

4. Почему Платон и Аристотель выступали против демократии как формы государственного правления?

5. В работе «Государь» Н. Макиавелли формулирует принципы деятельности главы государ ства. Назовите их.

6. Какие характеристики, согласно теории Н. Макиавелли, отличают правление элиты лис и элиты львов? Как бы он определил современную элиту России?

7. Т. Гоббс в работе «Левиафан» писал: «Государство есть искусственное составное тело, ис кусственный организм, а подданный — частица, подчиняющееся целому". Насколько верно, на Ваш взгляд, это утверждение? Какие элементы государства Гоббс отождествляет с памятью, нервами че ловека или состоянием болезни?

8. Локк и Монтескье считали Законодательную власть верховной. Мэдисон отказывается от этой идеи, но, развивая теорию разделения властей, изобретает систему сдержек и противовесов. Что это за идеи и как они служат на практике?

9. Ш. Монтескье считал, что злоупотребления властью вытекают из природы человека. Со гласны ли Вы с таким утверждением?

Словарь 1. Теория «общественного договора» — теория, утверждающая, что на определенном этапе люди договорились между собой о передаче части своих прав государству с целью более эффектив ной защиты их основных прав.

2. Античный — относящийся к истории и культуре древних греков и римлян.

3. Античная демократия — власть большинства населения греческих полисов.

4. Тирания — жестокое деспотическое правление, гнет, насилие, произвол.

5. Аристократия — власть знати привилегированного меньшинства знатных (лучших) лю дей.

6. Полития — правление большинства, обладающего имущественным и образовательным цензом (правление среднего класса).

7. Демократия — власть многих (власть народа).

8. Олигархия — власть немногих, небольшой группы людей (богачей, политиков, военных).

9. Охлократия — власть толпы, людей с площади, склонных к неблагоразумным действиям.

10. Тимократия — власть привилегированной верхушки состоятельных людей.

Модуль 1. Лекция 4. Основные парадигмы политологии.

Основные политологические теории XIX-ХХ века План 1.4.1. Основные парадигмы политологии: теологическая, натуралистическая, социальная, па радигма конфликта и консенсуса.

1.4.2. Основные политические теории XIX – ХХ вв.

Основные понятия парадигма теология конфликт консенсус консерватизм либерализм социализм Основная литература 1. Общая и прикладная политология // Под ред. Жукова В. И., Краснова Б. Н. – М., 1997. С. – 44.

2. Политология. Учебник для вузов / Под ред. М. А. Василика. – М., 1999. Гл. 2.

3. История политических и правовых учений / Под ред. О. Э. Лейста. – М., 1997.

4. Антология мировой политической мысли: В 5 т. –М., 1997. Т. 1.

5. Аристотель. Политика. Афинская полития. – М., 1997.

6. Макиавелли Н. Государь. – М., 1990.

Дополнительная литература 1. Платон. Государство // Собр. соч.: В 4 т. – М., 1994. Т. 3.

2. Гоббс Т. Левиафан // Соч. – М., 1986. Т. 3.

3. Монтескье Ш. Избранные произведения. – М., 1955.

4. Руссо Ж. Трактаты. – М., 1969.

5. Мухаев Р. Т. Политология. Учебник для вузов. – М., 1997. Тема 2.

6. Макаренков Е. В., Сушков В. И. Политология. Альбом схем. – М., 1998. Схемы 38 – 63.

1.4.1. Основные парадигмы политологии: теологическая, натуралистическая, социальная, парадигма конфликта и консенсуса В 60-х годах нынешнего столетия американский историк наук и философии Т. Кун ввел в на учный оборот понятие «парадигмы», чтобы выявить специфику теоретических построений в общест воведении в целом. Парадигма (от греч. paradeigma – пример, образец) — это термин, означающий своеобразную логическую модель постановки и решения познавательной проблемы. Парадигма как бы задает направленность исследованию политики, в русле которой ученый, опираясь на те или иные принципы и критерии понимания ее природы и строения, отбирает реальные факты, производит со ответствующие обобщения, делает прогнозы на будущее.

Как и многие другие отрасли обществознания, политология допускает сосуществование раз личных концептуальных подходов к политической жизни, выступая таким образом как мультипара дигматическая наука. Вместе с тем в политологии существуют парадигмы, которые, специфически истолковывая сущность и природу политики, ее источники и границы функционирования, дают на чало целым классам соответствующих теоретических подходов. Такие теоретические концепции предстают в виде основополагающих парадигм, имеющих для политического знания поистине фун даментальное значение. В основании различий парадигм данного типа лежат попытки объяснить по литику через сверхъестественное начало, природные, общественные и собственно политические фак торы. Поэтому условно можно выделить теологическую, натуралистическую, социальную и рацио нально-критическую парадигмы.

Теологическая парадигма. На ранних этапах развития общества человек еще не умел под мечать устойчивые внутренние и внешние связи политики, а следовательно, не мог создать рацио нальную картину политической реальности. Это предопределило неизбежность сверхъестественной интерпретации и мира, и политической власти. Причем, если до средних веков по существу господ ствовала идея сверхъестественного объяснения власти, исключавшая значение человеческого начала и видевшая источник власти в Боге, то, начиная с трудов Фомы Аквинского, постепенно утвердилась иная интерпретация теологической парадигмы. Аквинский исходил из того, что существуют три эле мента власти: принцип, способ и осуществление. И если первый исходит от Бога, то второй и третий элементы производны от человеческого права и исходят от народа. Таким образом, божественное право дает власть не одному человеку, а множеству людей.

Власть и субъект власти определялись не исключительным божественным правом, а сверхъ естественным проявлением божественной воли наряду с волей человека. Власть выступала как некая комбинация невидимого, провиденциального управления и человеческих усилий;

божественный промысел и интересы, и воля человеческого сообщества образовывали пространство политики и вла сти. Таким образом, в доктрине провиденциального божественного права сознание и воля человека стали впервые использоваться для объяснения природы политической власти.

Суть натуралистической парадигмы отображает попытки объяснить природу политики, ис ходя из доминирующего значения внесоциальных факторов, имеющих не приобретенный, а врож денный и по сути неизменный для человека характер. Так, неизменным фактором по отношению к обществу и политике, в целом выступает их природная оболочка, географическая среда по отноше нию же к человеку свойствами неизменности, врожденности обладают его физиологические, рефлек торные грани и качества. Поэтому и наиболее существенными ответвлениями в натуралистическом способе объяснения природы политики можно считать геополитику, биополитику и широкий круг психологизаторских концепций.

Идеи о влиянии географической среды на политику и общество высказывали еще Гиппократ, Платон, Аристотель и другие ученые. Но, видимо, основателем доктрины, объясняющей природу по литики воздействием географических факторов, можно считать французского мыслителя Жана Бо дена (1530 – 1596). В одном из своих трудов он писал: «Народы умеренных областей более сильны и менее хитры, чем народы Юга;

они более умны и менее сильны, чем народы Севера и более подхо дят для управления государством. Поэтому великие армии пришли с севера, тогда как оккультизм, философия, математика и прочие науки пришли от южных народов. Политические науки, законы, юриспруденция, искусство красноречия и спора взяли свое начало у средних народов, и у них же возникли все великие империи ассирийцев, мидийцев, персов, парфян, греков, римлян, кельтов».

Сформулированная Боденом теория влияния климата на политическое поведение людей утвердила воззрения на фатальную связь общества со средой, развитые в последствии Ш. Монтескье, Г. Мак киндером и другими мыслителями.

Решающее значение могло придаваться, к примеру, морской стихии или Хэртленду — «сердцу Земли», включающему степные районы России, Западного Китая, Монголии, Афганистана, Ирана и Белуджистана (Г. Маккиндер), трем элементам «почвы», характеризующим «положение страны, пространство и границы (Ратцель) или же определенным тенденциям в развитии географиче ской среды, в частности, идущему с Востока на Северо-Запад иссушению Земли (Э. Хантингтон). Тем не менее, суть оставалась прежней: политические процессы неизменно оказывались величиной, зави симой от географической среды (в целом) или ее отдельных компонентов. Как это формулировал английский теоретик А. Тойнби, все стимулы к развитию «цивилизации» (т. е. всех, в том числе и политических культурно-исторических единиц, на которые с его точки зрения распадается существо вание человечества) растут строго пропорционально враждебности cpеды. Поэтому-то и политиче ское искусство коренится в борьбе с этими силами и является специфическим ответом на «вызов»

среды.

Сегодня учет геополитических факторов — неотъемлемая составная часть формирования по литического курса любого государства. История предоставила убедительные факты того, как захват территории или войны за выход к морю, стремление небольших по размеру стран к нейтралитету или очевидная патриархальность режимов в государствах с преобладающим крестьянским населением иллюстрировали не просто влияние, а доминирование природных факторов на содержание политики и политических процессов Тем не менее, в общеконцептуальном плане влияние природной среды оп ределяющее политику, оспаривается даже сторонниками натуралистического подхода, в том числе биополитиками, предлагающими свою модель объяснения политики.

Теоретические подходы биополитики своими корнями уходят в доктрину итальянских уче ных XIX в. Ц. Ламброзо и М. Нордау о биологической природе господствующего класса, биологиза торские тенденции в позитивистской философии, в учение Д. Армстронга о тождестве психического и физиологического, в американский натурализм. Современная биополитика являет собой сознатель но сконструированную теорию, базирующуюся на синтезе физиологии, генетики, биологии поведе ния, экологии и эволюционной философии. Если, к примеру, Э. Дюркгейм считал, что биологизация культурных норм, связывающих субъектов политики, приводит к аномии, а в последствии и к разру шению политической жизни, то сторонники биополитических подходов придерживаются прямо про тивоположных позиций. С их точки зрения примат инстинктивных, генетических, врожденных свойств и качеств людей только и может служить достаточным основанием для функционирования политической сферы.

Вообще вся методология биополитики строится на признании наличия общих для человека и животных начал и понятий. Для доказательства этого широко используется принцип антропоморфо за, т. е. приписывание животным свойств, которыми они не обладают или обладают только частично, а также перенос этих качеств на область человеческого поведения. Считается, например, что людей и животных роднит генетическая приспособляемость к внешней среде, альтруизм (способность умень шить индивидуальную приспособляемость в пользу родственной особи), способность к взаимодейст вию, агрессивность и т. д. И хотя сторонники биополитических подходов далеки от признания схоже сти всех биологических признаков животного и человека, все же физиологическая предопределен ность политического поведения людей и политики в целом ни на минуту не становится ими под со мнение. Более того, некоторые ученые не только считают, что «развитие человеческой природы при водит к политическим изменениям», но и полагают, будто те или иные стадии политического разви тия (например, анархия, олигархия, демократия) непосредственно соответствуют стадиям индивиду ального развития.

Основным объектом внимания биополитиков является политическое поведение, цель которо го они усматривают в сохранении генетического материала у человека. А это, в свою очередь, воз можно только при доминирующем положении врожденных стимулов и физиологических процессов.

Таким образом биополитики как бы вносят существенную поправку в формулу бихевиоризма. Уни версальная, объясняющая природу социальной политической активности людей формула биополити ки приобрела законченную форму в триаде австрийского этолога К. Лоренца: «стимул — организм — реакция». При таком подходе основной акцент делается на изучение политических чувств челове ка (например, чувстве «политического здоровья», которое испытывает подчиненный вблизи своего вождя, или чувство «обреченности» лидера, лишенного ожидаемой им массовой поддержки). В силу такого подхода и источник политических изменений (в частности, конфликтов, революций и проч.) видится в механизмах «передачи» настроений от одного политического субъекта к другому.

На несколько ином теоретическом языке доминирование натуралистических факторов при объяснении природы политики выражено в психологизаторском течении в политологии. Впервые эти специфические модели объяснения социальных политических явлений сложились в XIX в. на фо не кризисных событий, имевших место в европейской oбщecтвeннoй мысли. С одной стороны, эти подходы явились острой реакцией на ряд социологических теорий (прежде всего О. Конта), отрицав ших право психологии на собственное существование, а с другой — представляли попытку альтерна тивного учения Маркса объяснения развития социальных систем.

Если оставить за скобками различные теоретические нюансы, специфические особенности различных школ и направлений этого, то следует признать, что и сегодня, как и на заре появления этих теорий, альфой и омегой является редукция, т. е. сведение всех политических явлений к дейст вию (или преобладающему влиянию) психологических качеств человека.

Преверженцами данной парадигмы политическое бытие, в основном, исследуется через пове денческие механизмы, изучение микрофакторов политической мобилизации и адаптации, компонен ты внутренней структуры индивида, иррациональные мотивы человеческой активности и т.д. Види мо, ощущаемая и самими сторонниками данного подхода неспособность этой методологии выстроить макромодель политического развития породила и стремление распространить психологизаторские интерпретации на иной уровень политической теории. Так, в XX в. (особенно с 60-х годов) получили распространение попытки психологизаторской интерпретации политической истории. Таким обра зом, к традиционному спектру проблем и аргументов добавилась интерпретация политической жизни через учение скрытых мотивов поведения широких социальных слоев, например, причин войны и мира, межгрупповых фантазий, господствующих в общественном мнении, массовых психологиче ских предпосылок терроризма и государственных репрессий, факторов, способствующих или нару шающих соучастие людей в политической жизни и т. д.

Очевидная, и в то же время спорная односторонность объясняющих политику факторов и приоритетов, отнюдь не свидетельствует о невысокой популярности натуралистической парадигмы.

Более того, последнее десятилетие показало устойчивый интерес ученых, принадлежащих к различ ным теоретическим и идеологическим течениям, к биометодологии. В то же время творческая поле мика парадигматических подходов отнюдь не окончена.

Социальная парадигма объединяет группу весьма разнородных теорий, сходных в своем стремлении объяснить природу и происхождение политики через созидающую роль той или иной сферы общественной жизни или приобретения (социокультурные) свойства субъекта социального действия. Этот класс парадигм оперирует социальными, но внешними по отношению к политике, ве личинами.

Например, широко известно теоретическое положение марксизма, объясняющее происхожде ние и природу политики детерминирующим влиянием экономических отношений. При таком пара дигматическом подходе политическая надстройка целиком и полностью подчинена действию господ ствующих в сфере материального производства тенденций, выступая при этом как средство реализа ции классовых целей и сознательно формируемое явление. Такой подход все роли и функции инди вида по сути сводит к социально-классовому представительству, уничтожая тем самым субъектив ность и индивидуальность человека как носителя политических отношений.

Наряду с такими интерпретациями политики, довольно широко распространены и попытки представить в качестве порождающей ее причины право. Именно право расценивается рядом зару бежных ученых (Р. Моор, Дж. Гудмен, Г. Макдональд и др.) как системообразующая сфера общества, обеспечивающая равновесие институтов, предотвращающая все (в том числе политические) кон фликты, балансирующая активность элиты и электората, обеспечивающая необходимый контроль за деятельностью представителей граждан. С их точки зрения право, а не политика должно формиро вать общую властную волю общества. Одним из решающих аргументов такого рода являются ссылки на конституцию как основную форму высшего права. Такой подход характерен для представителей классического западного консерватизма, усматривающих в конституции чуть ли ни божественное начало, обусловливающее содержание всех политических процессов.

К разновидностям социальной парадигмы можно отнести и теоретические попытки объяснить происхождение и содержание политики культурными и религиозными ценностями (М. Вебер) или этико-нормативными факторами, т.е. характерным для начального этапа развития политической мысли растворением политики в сфере морали (Аристотель).

Рационально-критическая парадигма объясняет политику не внешними факторами, а ее внутренними причинами, свойствами, элементами.

В рамках рационально-критической парадигмы выделяют подходы и теории, ставящие во главу угла внутренние источники существования и развития политики — парадигму конфликта и парадигму консенсуса.

Виднейший современный представитель этого теоретического подхода, немецкий ученый Ральф Дарендорф (р. 1929) в известной степени сконцентрировал и интерпретировал (применитель но к современным политическим реалиям) представления о месте конфликта в политической жизни общества.

Дарендорф считает, что конфликт отражает глубинную сущность естественной эволюции, и его наличие можно заметить во всех областях жизни. Немецкий ученый выделял 15 видов различных конфликтов: от семейных ссор до противоречий в области межгосударственных отношений. При этом он полагал, что ни один из видов конфликтов не может носить антогонистический характер. Те непримиримые противоречия между классами, о которых писал Маркс, относились Дарендорфом к политическому контексту века. Нынешнее же столетие не создает ситуаций, где собственность вы ступала бы в качестве основания непримиримого противоборства. Знамением нашего времени он считал постепенный переход от групповых ценностей к индивидуальным. Особое внимание Дарен дорф уделял регулированию конфликтов. Поэтому здоровье социальной и политической систем он усматривал в непременном признании и выявлении конфликтов (ибо неучтенный и не проявленный конфликт создает внутреннюю нестабильность), а также в их сознательном урегулировании и разре шении. Причем такое регулирование конфликтов, которое могло бы вести к интеграции общества и обеспечению человеческой свободы, должно, по его мнению, основываться на выявлении воли боль шинства населения (которая вполне допускает и формы своей принудительной реализации), и уваже нии политических прав меньшинств.

В теории Дарендорфа конфликт не только имеет конституирующее для социальной и полити ческой жизни значение, но и его наличие не рассматривается как угроза стабильности конкретным обществам и режимам правления. Акцент делается на организационные средства урегулирования «конфликтных линий», «пронизывающих» общество, политику, власть.

В противоположность этим установкам в политике сложилось теоретическое направление, сделавшее научным методом интерпретации политики консенсус. Правда, наличие конфликтов и противоречий политической жизни отнюдь не отвергалось при таком подходе. Дюркгейм, Вебер, Дьюи, Парсонс и другие видные представители этой парадигмы исходили из признания вторичности роли конфликта для понимания сущности социальной и политической жизнедеятельности. Социаль ные и политические конфликты имеют второстепенное значение по сравнению с теми ценностями, которые разделяет большинство населения, и по которым в обществе достигнут полный консенсус.

Единство идеалов, основных социокультурных ориентиров населения позволяют осознанно регули ровать отношения между людьми, разрешать конфликты, поддерживать стабильность и функцио нальность форм правления. Революции, острое политическое противоборство, таким образом, рас сматриваются как аномалии политической жизни, выходящие за пределы норм и принципов органи зации общества. Поэтому, для своего органичного существования политика должна препятствовать конфликтам и кризисам, поддерживать состояние «социальной солидарности» (Дюркгейм), оказы вать постоянное «педагогическое» воздействие на граждан общества (Дьюи). Отношение к конфлик там у сторонников данного направления было весьма отрицательным.

В ХХ веке существенный вклад в политическую мысль был сделан Максом Вебером (1964 – 1920), замечательным немецким политическим экономистом и теоретиком-социологом.


Чтобы по нять историю модернизации, писал Вебер, надо рассматривать направление сложных и взаимосвя занных изменений от «традиционных» образований к «рациональным» во всех сферах социальной жизни. Он выделяет в политической сфере три типа легитимного господства, то есть такого господ ства, которое признано со стороны управляемых индивидов. Первый тип господства он называет ле гальным — так он предпочитает называть правовое государство, в котором подчиняются не лично сти, а законам. Другой тип легитимного господства — традиционное — основан на вере не только в законность, но даже в священность издревле существующих порядков и властей. Ярким примером такого господства является патриархальное господство (греч. charisma — божественный дар), кото рое представляет собой прямую противоположность традиционному, так как опирается не на обычаи и привычки, а на нечто необычное — силу дара харизматика.

Вебер обратил внимание на усиливающуюся бюрократизацию общественной жизни в право вых государствах начала ХХ века, что, по его мнению, могло привести к возможному конфликту ме жду бюрократией и демократией. Одним из первых отметил парадокс демократизации: результатом вовлечения масс в социально-политическую жизнь является возникновение большого количества ор ганизаций, которые затем становятся деструктивными для демократического политического функ ционирования. Чтобы избежать тирании бюрократов, Вебер предлагает теорию плебисцитарной де мократии, согласно которой харизматический лидер, выбранный плебисцитарным способом (прямое голосование всего народа), должен дополнить недостаточную легитимирующую силу парламентской демократии. Именно харизматический лидер, по мнению Вебера, во многом может решить вопрос взаимоотношения личности, общества и государства в XX веке.

Формируясь с конца XIX века, консенсусная парадигма вместе с тем не имела преимущества перед теорией конфликта. Но 70-80-е годы, принеся значительное усложнение общественных и поли тических связей, массовое распространение идеалов социального государства и продемонстрировав значительное возвышение статуса индивида, дали толчок теоретическому сближению и даже синтезу конфликтной и консенсусной парадигм. И хотя никто из "прародителей" этого направления не отри цал роли и значимости конфликтов, все же главный акцент делался или на их вторичности (3.

Шиллз), или на ведущей роли "интегрированной политической культуры", пронизанной едиными фундаментальными ценностями (Э. Талос), или на "умеренном конфликте, существующем в рамках консенсуса" (Л. Дивайн) и т. д. Теоретическая потребность в возвышении политической значимости консенсусных начал и оснований политики прежде всего основывалась на преодолении Западом рас кола общества на противоборствующие классы, а также резком возвышении социальной роли сред них слоев. Таким образом, в последние десятилетия наметилось повышение теоретического автори тета консенсусной интерпретации природы политической жизни.

1.4.2. Основные политические теории XIX – ХХ вв.

Политология XX века, наряду с перечисленными парадигмами, представлена также специ альными политологическими теориями: теории элиты, теории политической системы, теории то талитаризма, теории политического процесса, лидерства, политической культуры и т. д.

Рассмотрим коротко некоторые из них.

Первые современные классические концепции элит возникли в конце XIX – начале ХХ веков.

Они связаны с именем Г. Моски, В. Парето и Р. Михельса.

Гаэтано Моска (1858 – 1941) доказывал неизбежность деления общества на две неравные по социальному положению и роли группы. В «Основах политической науки» он проанализировал про блему формирования политической элиты. Он считал, что важнейшим критерием формирования по литического класса является способность к управлению другими людьми, а также материальное и интеллектуальное превосходство.

Концепция политического класса Моски, оказав большое влияние на последующее развитие элитарных теорий, подвергалась критике за некоторую абсолютизацию политического фактора (при надлежности к управляющему слою) в социальном структурировании общества.

Независимо от Моски, примерно в то же время, теорию политических элит разрабатывал итальянский социолог и экономист Вильфредо Парето (1848 – 1923). Общество он подразделял на элиту «лучших», управляющих, и неэлиту — управляемых. В свою очередь элита делится на правя щую и неправящую — контрэлиту — людей, обладающих характерными для элиты психологически ми качествами, но не имеющих доступа к руководящим функциям в силу своего социального статуса и различного рода барьеров. Развитие общества происходит посредством периодической смены элит.

Крупный вклад в развитие теории политических элит внес Роберт Михельс (1876 – 1936). Он исследует социальные механизмы, порождающие элитарность общества. Он утверждает, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть заключается в том, что создание крупных ор ганизаций неизбежно ведет к их олигархизации и формированию элиты. По его мнению, любым де мократическим обществом всегда фактически правит олигархическая, элитарная группа. Из этого Михельс делал пессимистические выводы относительно возможностей демократии.

До второй мировой войны теории элиты получили наибольшее распространение в Италии, Германии, Франции, а после войны — в США.

Современные теории элит разнообразны. Среди них можно выделить целый ряд направлений, таких, как концепции демократического элитизма, концепции множественности, плюрализма элит, леволиберальные теории элиты, номенклатурные теории элиты и др.

Создание теории политической системы стало возможным в середине 50-х годов нашего сто летия, благодаря бихевиоральному подходу к анализу политики, а также использованию системного и структурно-функционального методов.

Системный подход в политологии впервые был применен крупным исследователем политики Д. Истоном. Истон определяет политическую систему как взаимодействия, посредством которых в обществе авторитетно распределяются ценности (материальные и духовные) и на этой почве предот вращаются конфликты между членами общества. Он выделяет две основные функции политической системы: 1) способность политической системы распределить ценности в обществе;

2) способность политической системы убедить своих граждан принять это распределение как обязательное. Эти два качества, подчеркивал Истон, позволяют сразу отличить политическую систему от других видов со циальных систем.

Требования Истон определяет как форму выражения о правомерности обязывающего распре деления со стороны субъектов власти. Он делит требования на внешние, идущие от среды, и внут ренние, идущие от самой системы.

Истон следующим образом классифицирует требования: 1) требования, касающиеся распре деления благ и услуг;

2) требования, связанные с регулированием поведения;

3) требования в сфере коммуникации и информации.

Упрощенная модель политической системы Истона Для того чтобы сохранять политическую систему в рабочем состоянии, кроме требований не обходима поддержка. Поддержку Истон считает главной суммой переменных, связывающих систему с окружающей средой. Формы поддержки могут быть разными: материальная поддержка, такая, как выплата налогов, оказание услуг системе, соблюдение законов и директив, участие в политической жизни, внимательное и почтительное отношение к официальной информации и власти. Истон выде ляет три объекта поддержки: «политическое общество» — группа людей, связанных друг с другом в одной структуре, благодаря разделению деятельности в политике;

«режим», основными компонента ми которого считает ценности (цели и принципы), нормы и структуру власти;

и «правление», к кото рому он относит людей, участвующих в ежедневных делах политической системы и признанных большинством граждан общества ответственными за свою деятельность.

Система, по мнению Истона — это средства, с помощью которых «ввод» (требования и под держка) превращается в «вывод» (решения и действия).

Политическая система с точки зрения Истона — это не просто система взаимодействия ее структур, а постоянно изменяющаяся, функционирующая, динамичная схема.

Развитию теории политической системы способствовал структурно-функциональный метод, который во многом дополнял системный анализ. Структурно-функциональный метод в его современ ной и системной форме проник в политическую науку из работ представителей антропологической школы (Малиновский, Браун) и социологической школы (Парсонс, Мертон и др.). Последние, не смотря на отличия их теорий, утверждали, что объяснять и предсказывать в социальных науках воз можно только тогда, когда мы размышляем о социальных структурах и институтах, как исполняю щих функции в системах. «Структурный» элемент подхода относится к любой организации челове ческого общежития: семье, общественным объединениям, суду, различным комиссиям, законода тельным органам и т. д. «Функциональный» элемент соотносится с деятельностью организаций и внешним эффектом ее воздействия.

Наиболее последовательным представителем структурно-функционального подхода к поли тологии по праву считается американский ученый Г. Алмонд. Политическую систему Алмонд опре деляет как существующую во всех самостоятельных обществах систему взаимодействия, которая вы полняет функции интеграции и адаптации (внутри общества, вне его и между обществами) посредст вом применения или угрозы применения более или менее легитимного физического принуждения.

Алмонда, в отличие от Истона, интересует не столько анализ происходящих процессов, сколько определяющее значение устойчивых структур политической системы. Термин «структура»


наряду с термином «культура» занимает главное место в анализе Алмонда. Под «структурой» он подразумевает доступную наблюдению деятельность, которая формирует политическую систему. Та конкретная часть деятельности людей, которая участвует в политическом процессе, называется ро лью. Роли — это единицы, из которых комплектуются все социальные системы, включая политиче скую. В связи с этим, одним из основных компонентов политической системы является политическая роль. Конкретные совокупности взаимосвязанных ролей составляют структуры. Например, судья — это роль, суд — структура ролей.

Согласно Алмонду, входящие и исходящие факторы политической системы следует анализи ровать с точки зрения функций, заложенных в недрах системы.

Истон и Алмонд внесли основной вклад в процесс создания теории политической системы, который все еще продолжается. Научная польза моделей Истона и Алмонда состоит в том, что их можно использовать как источник концепций и рабочих моделей, которые могут применяться во многих специфических и самостоятельных сферах с целью создания эмпирических гипотез. Кроме того, стало возможным стандартизировать терминологию, кодифицировать данные, сохранять ин формацию, весьма актуальную для решения некоторых важных проблем эмпирического анализа.

Данные модели целесообразны для исследования способов сохранения и регулирования сис темы. Но их (особенно модели Алмонда) максимальный эффект проявляется в сравнительном иссле довании политических систем. Истон и Алмонд, создав свои модели политической «системы», сдела ли понятие системы макроединицей для сравнительного анализа. Их концепция позволяет сравнивать не только колонии, федерации, города-государства, но и включать в анализ любую единицу (метро полии, государства-члены федераций, группы давления, партии, церковь, промышленные предпри ятия и т. д.) как дифференцированное целое взаимосвязанных компонентов, выполняющих функции политической системы.

Теория тоталитаризма сложилась в 40 – 50-х г.г. нынешнего века. Первые «классические»

теоретические исследования по проблемам тоталитаризма Ф. Хаейка «Дорога к рабству», Х. Арендт «Истоки тоталитаризма», совместный труд К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия». В современной политической науке тема тоталитаризма занимает одно из видных мест и широко используется при классификации политических структур. Она имеет значительную эвристи ческую ценность, позволяет понять различные типы общества и политических систем, прежде всего уяснить фундаментальные отличия открытого и закрытого обществ.

По мнению западных политологов, в основании идеологии современных форм тоталитаризма лежат, с одной стороны, идеологические концепции Джентиле, Муссолини, Гитлера, с другой сторо ны, идеи «левых коммунистов», Л. Троцкого. В исследованиях западных ученых, как правило разли чаются два варианта тоталитаризма — праворадикальный (фашистский и национал социалистический) и левоэкстремистский, связываемый с идеологией сталинизма.

В современной политической науке, как уже отмечалось, существует большое количество различных школ, теорий, некоторые были охарактеризованы в данной лекции, другие будут рассмот рены в других лекциях. Разобраться в них помогут схемы.

Контрольные вопросы и задания 1. В чем суть теологической парадигмы?

2. В чем суть натуралистической парадигмы?

3. В чем суть социальной парадигмы?

4. В чем суть парадигмы конфликта и консенсуса?

5. В чем состоит сущность теории рациональной бюрократии М. Вебера?

6. В чем смысл его концепции плебисцитарной демократии?

7. Каково значение политических идей В. Парето в современных условиях?

8. Кто из итальянских мыслителей обосновал концепцию политического класса?

9. В чем суть «железного закона олигархических тенденций» Р. Михельса?

10. В чем суть системного подхода в политологии и кто его авторы?

11. Разработайте схему: главные принципы и основные политические идеи либерализма, кон серватизма, социал-реформизма, марксизма, национализма.

12. Чем отличается современный либерализм от классического?

13. Какие принципы демократии находятся в состоянии постоянного конфликта по Алексису де Токвилю?

14. Что такое «оппортунизм» и кто считается его родоначальником?

Модуль 1. Лекция 5. Развитие политологического знания в России (XIX-XX вв.) План 1.5.1. Основные течения русской политической мысли XIX в.

1.5.2. Основные течения русской политической мысли ХХ в.

Основные понятия «русская идея»

славянофильство западничество русский революционный радикализм народничество евразийство почвенничество «русский византизм»

русский анархизм консерватизм либерализм марксизм Основная литература 1. Антология мировой политической мысли: в 5 т. – М., 1997. Т. III – IV.

2. Исаев И. А., Золотухин Н. М. История политических и правовых учений России XIX – XX вв. – М., 1995.

3. Замалеев А. Ф., Осипов И. Д. Русская политология: обзор основных направлений. – Спб., 1994.

4. В поисках своего пути: Россия между Европой и Азией. Хрестоматия по российской обще ственной мысли XIX – XX веков. – М., 1997.

5. Опыт русского либерализма. Антология. – М., 1997.

Дополнительная литература 1. Мухаев Р. Т. Политология. Учебник для вузов. – М., 1997. Тема III.

2. Белов Г. А. Политология. - М., 1996. Гл. 3.

3. Вершинин М. С. Политология русского консерватизма (XIX – начало ХХ в.). – Спб., 1996.

4. Гнатюк О. Л. Русская политическая мысль начала ХХ века: Н. И. Кареев, П. Б. Струве, И.

А. Ильина – Спб., 1994.

5. Осипов И. Д. Философия русского либерализма (XIX – начало ХХ в.). – Спб., 1996.

6. Пивоваров Ю. Очерки истории русской общественно-политической мысли XIX – первой трети ХХ столетия. – М., 1997.

1.5.1. Основные течения русской политической мысли XIX в.

Особенностью политической мысли России было то, что она развивалась в иных историче ских, внутри- и внешнеполитических реалиях, опиралась на иную культурную традицию, чем запад ная.

Исторически, развитие российского государства возможно было в условиях сильной цен тральной власти, что требовало от политической мысли апологии абсолютизма. С другой стороны, сказывалось стремление народа к свержению деспотичной власти. Этим объясняется большая идео логизированность российской политической мысли, признание насильственных средств в политике решающими.

Серьезное влияние оказала на содержание политической мысли православная религия, про возглашавшая особую историческую миссию России («Москва — третий Рим»), воспитывающая в народе традиции соборности, общинности, подчинения государству. Вплоть до конца XVIII века по литические идеи развивались в России в рамках религиозной философии. Разделение политической и религиозной мысли произошло позже, чем на Западе.

В данном разделе будут рассмотрены основные направления политической мысли России XIX – XX в.в. Среди них: русский консерватизм, русский радикализм, русский либерализм, больше визм.

Основателем русского консерватизма был историк и литератор Н. М. Карамзин (1766 – 1826). Идеалом Карамзина был сильный монарх (не обязательно наследственный), опирающийся в своей деятельности на законы и принимающий меры к нравственному воспитанию и политическому просвещению народа. Он выступал против разделения властей. Он выступал против разделения вла стей. Он придерживался естественно-правовой теории, утверждая, что в нравственном государстве гражданские законы должны соответствовать естественным. В рассуждениях историка явственно обозначался крен в сторону апологетики самодержавия.

Из основных направлений русского консерватизма выделяют: славянофильство, официаль ный монархизм, этико-консервативный анархизм.

Славянофилы выдвинули ряд новых идей при оценке прошлого и современного опыта Рос сии, в частности, о необходимости переоценки опыта допетровской Руси, значении крестьянской об щины, местного самоуправления, о роли государственного начала и соотношения закона и обычая.

Они были противниками и критиками крепостного права.

Создатель политологии славянофильства К. С. Аксаков (1817 – 1860), критикуя Запад, писал о том, что республика является «самой вредной правительственной формой». Он разработал целую теорию «негосударственности русского народа. Согласно этой теории истинное гражданское устрой ство возможно лишь там, где государство не вмешивается в дела народа, а народ — в дела государст ва. Правительству была в допетровской Руси предоставлена неограниченная свобода управления, а народу — свобода жизни, которую охраняет правительство, реформы Петра, толкнувшего народ на путь борьбы, искания политических прав. Он считал, что необходимо восстановить древнее граждан ское устройство, дать возможность народу жить духовной и нравственной жизнью, а не политиче ской.

Важный вклад в развитие идей славянофильства внес Н. Я. Данилевский (1822 – 1885), автор знаменитой книги «Россия и Европа», в которой он доказывал необходимость «самобытного нацио нального развития», выступал против заимствования западного опыта, более того, он противопостав лял славянский мир, Россию Западу, считая его враждебным.

Крупным идеологом официального монархизма был М. Н. Катков (1818 – 1887). Его идеалом оставалось самодержавие, которое он ставил выше конституционного парламентаризма. Он доказы вал, что русскому народу не подходит конституционный строй не в силу его отсталости, а по причине превосходства его типа развития по сравнению с Западом.

Последовательным консерватором был обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев (1827 – 1907), выступавший против любых конституционных учреждений («говорилен»), земства, свободы печати, отделения церкви от государства.

Этико-консервативный анархизм (Л. Н. Толстой) не просто критиковал отдельные стороны существовавшей в России политической системы, но пришел к выводу, что она в принципе несовмес тима с идеалами и нравственными требованиями правильно понятого христианства, и тем выразил существовавшие еще со времен Петра Великого подозрения, что существующее государство «не есть истинно православное царство», а «царство Антихриста». Толстой звал назад, к простоте и равенству крестьянской общины, обходящейся без насилия, присущего государству.

Таким образом, русский консерватизм прошел путь от апологии монархии до полного отри цания государственной власти.

В значительной мере догматический, охранительный характер официального монархизма был реакцией на другую крайность — радикализм. Русский радикализм (основатель — А. Н. Радищев — 1749 – 1802) явился идейным и практическим выражением отношения интеллигенции к процессу модернизации России, результатом ее противоборства с бюрократией, не желавшей осуществлять реформы.

Основными течениями русского радикализма были: декабризм (П. И. Пестель, Н. М. Му равьев), революционный демократизм (А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский), революционное народни чество (П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев), революционный анархизм (М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин), русский марксизм (Г. В. Плеханов).

Декабристы и революционные демократы видели в революционном ниспровержении само державия и установили диктатуры интеллигенции, действующей от имени народа, средство достиже ния политической свободы для нее и отмены крепостного права для крестьянства, а затем последую щего перехода к республике. Революционные народники также стремились к политической свободе, уничтожению монархии, крепостного права, установлению диктатуры интеллигенции, которая при ведет народ к «справедливой республике». Политическая доктрина революционного анархизма бази ровалась на отрицании государства вообще и идее немедленного перехода к безгосударственному обществу. Но в отличие от Толстого, они главным средством разрушения государства считали не ре лигиозную и моральную проповедь, а революцию.

История русского марксизма противоречива и сложна, это история несбывшихся надежд, грубых политических просчетов, социальных иллюзий. В этом смысле примечательна судьба «отца»

русского марксизма Г. В. Плеханова (1856 – 1918), крупного философа, социолога, публициста. На чав с бескомпромиссного защитника российского пролетариата, готового ради победы социалистиче ской революции пожертвовать «буржуазной» демократией и свободой, он впоследствии осознал зна чение норм демократии, и, став лидером «меньшевиков», с позицией либерального марксизма крити ковал большевизм за абсолютизацию насилия как средства достижения цели. Несвоевременная со циалистическая революция породила бы, по его мнению, «патриархальный и авторитарный комму низм». Взгляды Плеханова и других «меньшевиков» были близки идеологии западной социал демократии. Плеханов осудил «большевистский переворот» 1917 г., как несогласующуюся с мар ксизмом авантюру, скептически воспринял идею мировой социалистической революции.

Продолжателем традиций русского радикализма стал в ХХ в. русский большевизм, абсолю тизировавший марксистские идеи классовой борьбы, мировой революции, диктатуры пролетариата. В дальнейшем он выступил в качестве идеологического обоснования установления в России тоталитар ного режима. Основными течениями большевизма являлись: революционный «радикализм» (Л.

Д. Троцкий), революционный «реализм» (В. И. Ленин, Н. И. Бухарин), революционный консерватизм (И. В. Сталин). Троцкий выступал за «экспорт» революции в страны Западной Европы и Азии, про должение жесткого политического курса внутри страны, направленного на воплощение утопии бес классового и нерыночного общества. Ленин и Бухарин ориентировались на строительство социализ ма «в одной стране», осознали необходимость допущения в переходный период частной собственно сти, некоторого развития капитализма под контролем пролетарского государства при сохранении его диктаторской формы. Консервативное начало сталинизма выражалось в реставрации принципов бю рократического авторитаризма в управлении государством, создании нового класса партийных чи новников, сакрализации власти, идеологии классовой конфронтации, перманентной гражданской войны.

В истории российской политической мысли либерализм занимает особое место. Историче ская драма либерального движения в России заключалась в том, что оно не имея широкой социаль ной базы (вследствие неразвитости гражданского общества, отсутствия достаточно многочисленного слоя независимых частных собственников), являлось помехой для своих радикальных и консерватив ных противников. Призывы центристов-либералов к миру и диалогу не были услышаны, и страна оказалась ввергнутой в пучину гражданской войны и прошла через террор тоталитарного режима.

Анализ реальной России почти вековой давности позволяет сделать вывод о правоте предла гаемых либеральными политическими мыслителями буржуазно-демократических реформ конститу ционной монархии как закономерного этапа на пути к правовому государству. Гражданское общество и правовое государство были и остаются оптимальными целями общественного развития, сохранения государственной целостности.

Основными направления русского либерализма являлись: «правительственный» либера лизм (М. М. Сперанский), консервативный либерализм-западничество (Б. Н. Чичерин, К. Д. Каве лин), «новый» либерализм (П. Б. Струве, П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, Н. И. Кареев).

Особая роль в распространении либеральных идей принадлежит видному философу, юристу, историку, публицисту и политическому деятелю Борису Николаевичу Чичерину (1828 – 1904). В основе его учения — идея свободы — свободы внутренней и внешней. Первая проявляется в нравст венном самоопределении личности, нравственной свободе, коренящейся в религиозных убеждениях, вторая же обусловлена первой, и характеризуется взаимоотношением человека и государства. «Ис тинная человеческая свобода, — писал Чичерин, — не есть свобода животного, находящегося на во ле, а свобода гражданина, подчиняющегося закону». Сердцевидной политической философии Чиче рина была концепция государства как всенародного, надсословного политического органа, который осуществляет единство «власти, территории и свободы» на основании закона и справедливости. Го сударство в его концепции представало высшим этапом развития общества. Важнейшие цели госу дарства — устранение зла и противоречий в обществе, обеспечение безопасности граждан и условий приобретения людьми благ собственными силами. Исходя из общего блага, регулирующая и законо дательная функции государства должны быть направлены на обеспечение гражданского мира, право порядка и свободы. Политическим идеалом Чичерина выступало централизованное государство, при званное сдерживать противоборствующие стороны и частные силы при господстве справедливого распределения и пропорциональном равенстве «согласно способностям и заслугам лиц». Перспекти вы общественного развития России, по мнению Чичерина, связаны с раскрепощением общества, формированием средних классов и общественной самодеятельности при участии монархии. Сравни вая различные формы государственного устройства, — абсолютизм, аристократию и демократию — он пришел к выводу, что наиболее разумной формой для России является конституционная монархия с разделением властей, которая способна обеспечить сочетание свободы экономической деятельно сти, свободы слова, печати и т. д. с сохранением государственного единства, охраной порядка, кон тролем за соблюдением законов. Основные произведения Чичерина: «История политических уче ний», «Философия права».

Чичерин выступал за постепенные реформы «сверху». Лозунгом консервативных либералов должны стать слова: «Либеральные реформы и сильная власть».

Одним из ярких представителей консервативного либерализма был философ, историк и пра вовед К. Д. Кавелин (1818 – 1885). Политическим идеалом мыслителя была неограниченная монар хия, основанная на возможно более широких местных свободах. Построить государственное и обще ственное устройство на разумных основаниях и законах, где бы не было произвола и были обеспече ны имущественные и другие права, можно, по его мнению, путем эволюционного становления само управляющегося «мужицкого царства» — народного самодержавия. Кавелин проповедовал теорию ненасилия. Создание общественного мнения, развитого правосознания — вот что может преодолеть социальное зло и несправедливость.

Видным представителем «нового» либерализма, крупным философом, социологом, политиче ским деятелем был Петр Бернгардович Струве (1870-1944). Он прошел сложную эволюцию от "ле гального марксиста" до либерала. Он был сторонником идеи правового государства, которую обосно вывал в сборниках своих статей "Вехи", "На разные темы". Струве полагал, что перед российским обществом стоит труднейшая задача строительства правового государства, которое гарантировало бы права личности. Строительство такого государства, согласно Струве, должно быть основано на трех принципах: взаимосвязи прав и обязанностей личности, "личной годности" и признании духовных начал власти и государства. Идея "личной годности" как основа и мерило общественных отношений следовала из либеральной парадигмы свободы личности и равенства возможностей и содержала со вокупность нравственно-религиозных и профессиональных качеств, необходимых личности как гра жданину и человеку. Принцип "личной годности" был альтернативой эгалитарному равенству, со циализму и в экономической сфере приводил к иерархической структуре социальных отношений, которые строились с учетом реального вклада человека в создание национального богатства.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.