авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Г. П. Оврах ПОЛИТОЛОГИЯ ВЛАДИВОСТОК 2000 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Особое значение для политической философии либерализма имела философия естественного права, возрожденная в начале XX в. усилиями ряда русских философов и ученых. Глубокое и орди нальное решение она получила, в частности, в творчестве выдающегося философа и правоведа Павла Ивановича Новгородцева (1856-1924). В своих трудах "История философии права", "Кризис совре менного правосознания", "Об общественном идеале" и ряде статей он развивал аксиологическую тео рию правового государства. Исходным в его концепции было понятие общественного идеала как вечной и непреходящей абсолютной ценности. Общественный идеал в трактовке Новгородцева вы ступал целью общественного развития и меркой оценки социального прогресса. Общественный идеал состоит, по его мнению, в развитии и нравственном совершенствовании личности. В естественном праве выражались общечеловеческие и вечные стороны человеческого бытия, определяющие разви тие правосознания и политических отношений на основе "беспристрастной и нелицеприятной» идеи справедливости. Новгородцев показал утопизм социалистических, анархистских и консервативных политических идеалов, видящих в «относительном абсолютное». Разграничивая нравственный и по литический идеалы, он отстаивал естественное право человека на выбор тех или иных форм государ ственного устройства.

Государство Новгородцев представлял гарантом социального мира и свободы личности. Пра вовое государство «сочетает различия, вытекающие из свободы, с единством, обусловленным общно стью и взаимностью развития».

Весьма интересны взгляды Новгородцева на дальнейший прогресс правового государства, его способность ограничить частный произвол с помощью «публично-правового регулирования частной жизни». По существу речь шла о социальном государстве, устраняющем как юридические препятст вия к развитию свободы, так и экономические преграды для ее проявления.

Видный юрист и социолог Богдан Александрович Кистяковский (1869 – 1920) внес суще ственный вклад в исследование сущности государственной власти и правового государства и обосно вание необходимости правовой культуры. В сочинениях «Общество и личность», «Социальные науки и право» он развивал идеи правового государства, основным принципом которого он считал ограни ченность его правами человека и гражданина. Он сформулировал совокупность естественных и не прикосновенных прав человека, ограничивающих государственную власть и способствующих соци альному прогрессу. Свобода совести, свобода слова, печати, собраний, союзов, наряду с неприкосно венностью личности, жилища, собственности гарантирует политическую свободу личности. Он пи сал, что политическая свобода — это такое драгоценное благо, от которого нельзя отказываться ни на мгновение и ни за какие выгоды. Кистяковский считал, что правовое государство предотвращает без законие, анархию, позволяет обеспечить наибольшую свободу деятельности людей. Конституционно закрепленное верховенство закона способно предотвратить жестокие формы государственного угне тения.

Народно-демократический характер власти обеспечивается, по его мнению, всеобщим и рав ным избирательным правом и представительством народа в органах власти. Разделение властей и ав торитетная судебная власть должны создать, с его точки зрения, высокую политическую культуру правового общества, способного разрешить социальные конфликты.

Русская политология XX в., помимо большевизма, ставшего господствующей идеологией со ветского периода, охватывает и многие другие направления, преимущественно антикоммунистиче ского, антитоталитарного, религиозно-консервативного и религиозно-либерального толка, сложив шихся преимущественно за пределами СССР, в эмиграции.

1.5.2. Основные течения русской политической мысли ХХ в.

Основными течениями русской политической мысли XX в. были: социальный иерархизм (И. А. Бердяев, С. Л. Франк, П. А. Сорокин), евразийство (Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий. Л. П.

Карсавин), неомонархизм (И. А. Ильин, П. А. Флоренский), христианский социализм (С. Н. Булгаков, Г. П. Федотов).

Видным представителем социального иерархизма был крупнейший религиозный философ, высланный из России в 1922 г., Николай Александрович Бердяев (1874-1948). Одной их первых эмигрантских публикаций Бердяева стала книга "Философия неравенства", в которой он выступал против марксистской идеи всеобщего равенства. Социализм он считал подавлением свободы духа и потому был решительным противником «пролетарско-революционного миросозерцания». Бердяев считал, что общественная жизнь по своему существу духовна, а не материальна. Это духовное вы ступает в форме единства «я» и «ты», иначе соборности, в чем проявляется богоустановленный по рядок, основанный на началах иерархии и послушания. Неравенство, следовательно, оправдывается религией. Только христианские ценности могут, по его мнению, гарантировать свободу личности, так как свобода, права личности даны человеку свыше, это абсолютные идеи, имеющие внечеловеческий и внеисторический характер, беря за основу социальной философии принцип иерархизма. Бердяев видел детерминацию общественных отношений не экономическими и политическими факторами, а высшей духовной целью.

Идею государства он также связывал с религией. Происхождение государства и государст венной власти нельзя объяснить разумно, государство всегда имеет мистическую основу. Само по себе оно не является злом, но может им стать, если будет забыта, отвергнута его религиозная основа.

Государство должно быть сильным,, но должно знать свои границы, которые ему устанавливает хри стианство, прежде всего не допускающее власти государства над душами людей.

В работе «Истоки и смысл русского коммунизма» Бердяев исследует феномен русского ком мунизма. Русский коммунизм возник, по его мнению, в результате низвержения религии и морали во имя освобождения человека, но итогом стало лишь подавление личности. Кошмар русского комму низма заключается прежде всего в том, что он несет с собой смерть человеческой свободе. Комму низм отрицает не только Бога, но и человека.

Бердяев резко отрицательно относился к большевистской революции, считая ее расплатой за предыдущее зло, за неспособность русского государства воплотить в жизнь христианскую правду, за моральный крах династии Романовых. Его критика тоталитаризма носит очень глубокий характер, он вскрыл истинные причины исторической драмы, происшедшей в России.

Социализм и анархизм - как последние соблазны человечества — в конце концов «доходят до небытия» в силу своей жажды равенства (социализм), либо свободы (анархизм). Более долговечную ценность представляют собой в этой связи церковь (она призвана «охранять образ человека» от де монов природы), государство (оно «защищает образ человека от звериных стихий» и от «переходя щей все пределы злой воли»), право (оно «охраняет свободу человека от злой воли людей и всего об щества»), закон (он изобличает грех, ставит ему пределы, «делает возможным минимум свободы в греховной человеческой жизни»).

Прогноз перспектив развития ''коммунистической России" дал знаменитый русский социолог, также высланный в 1922 г., Питирим Александрович Сорокин (1889-1968). По его мнению, никакое движение «никогда не осуществляло в сколько-нибудь широком масштабе выставленных идеалов».

Всегда есть расхождение между идеалами и реальностью. Это явление было названо им законом со циального иллюзионизма. Не была исключением и Октябрьская революция. Она ставила целью раз рушение пирамиды социального неравенства, на деле произошло только перемещение социальных слоев, сама же пирамида осталась.

В 20-е годы русское зарубежье выдвинуло еще одно идейное движение — евразийство. Сто ронники этого течения создали новый идеологический миф, по сущности близкий к славянскому мессианизму, но опирающийся не на славянский, а на азиатский компонент русской истории. Евра зийцы выступали против европеизации России, исповедуя принцип равноценности и качественности любой культуры и отвергая одностороннее насаждение чужой культуры в России. С этой точки зре ния они отрицательно оценивали деятельность Петра Великого, с которого начался новый период в русской истории — период «антинациональной монархии». Расплатой за «двух вековой режим анти национальной монархии», восстановившей против себя все слои населения и стала революция. По беда большевиков не вызывала у евразийцев большого беспокойства, они были убеждены, что ком мунистическая идеология не привьется в России из-за ее классовой направленности и атеизма. Необ ходимо просто переждать какое-то время. Затем будут созданы новые формы государственности для «нормального развития России-Евразии». Эта возрожденная Россия представлялась им «надклассо вым государством». Евразийцы отвергали обвинения русских в негосударственности. Даже больше вистская революция, вопреки своей идеологии разрушения государственности, привела к созданию советского государства. Но тормозом стало классовое начало, выраженное в диктатуре пролетариата.

Однако нельзя вообще отказаться от господства и подчинения, т. к. без этого не может существовать ни одно государство. Но этот порядок должен устанавливаться не в интересах отдельных классов или социальных групп, он должен обладать «самостоятельной мощью», т. е. быть «суверенным». Теоре тики евразийства отмежевывались от отождествления государственной идеи с какой-либо государст венной формой, будь то аристократия или демократия. Их надклассовое государство не зависело от поддержки того или иного класса, а держалось благодаря деятельности особой социальной группы — «правящего слоя», стоящего «вне классов». Принадлежность к этой группе, по мысли евразийцев, должна определяться только «исповеданием евразийской идеи». Иными словами, отбор властной элиты в евразийском государстве производился по идеократическому принципу, поэтому государство называлось идеократией.

Виднейшим идеологом неомонархизма выступил Иван Александрович Ильин (1882 - 1954), известный философ и проповедник, также изгнанный из Советской России. Он оставил огромное ли тературное наследство. Из его политологических трудов первостепенное значение имеет трактат «О сопротивлении злу силою", в котором он выступал против толстовской морали и пытался восстано вить древнерусское учение о мече и его силе и славе. Наиболее полно его политические взгляды от ражены в трудах: «Наши задачи» и «О монархии и республике». Разрабатывая теорию неомонархиз ма, Ильин руководствовался принципом правового обоснования «сильной власти». Вне права, считал он, нет «пути ни к мудрости, ни к добродетели, ни к Божеству». Существование права обусловлено наличием правосознания, которое основано на истинном патриотизме и чувстве государственности.

Верховное значение права определялось «аристократической» природой государства. Право, соглас но воззрениям Ильина, укрепляло незыблемость "ранга", иерархии (в этом он солидарен с Бердяе вым). Власть должна осуществляться «лучшими людьми», удовлетворяющими этическому и полити ческому цензу, т. е. аристократией. Но аристократия у Ильина - это не слой родовитых, привилегиро ванных людей, а самые лучшие люди данного общества: настоящие патриоты, умные, честные, от ветственные и образованные.

Ильин провел глубокий, конкретный анализ причин установления тоталитарных режимов, предвидя их крушение, в том числе, в России. Особое внимание он уделял процессу перехода от то талитарной власти к власти демократической. По его мнению, после победы над тоталитаризмом не возможно сразу осуществление демократии, поскольку тоталитаризм деформирует правосознание и для преодоления негативных последствий в общественном сознании, устранения таких явлений, как доносительство, раболепство, вечный страх и т. д., требуется время. Утверждение демократии пред полагает переходный этап;

формой государственного устройства в этот период должна стать автори тарная диктатура. Анализируя различия между тоталитаризмом и авторитаризмом, он отмечает, что последний не претендует на тотальное государственное регулирование, заинтересован в развитии са мостоятельности и инициативы граждан. Важным фактором перехода к демократии в России после падения тоталитарного режима Ильин считал «сильную государственную власть», т. е. монархию.

Слабая власть (демократическая) может погубить Россию, ввергнуть ее в гражданскую войну. Он не был принципиальным противником демократии, но выступал против абсолютизации модели демо кратического государственного устройства без учета реально культурно-исторической специфики страны. Ильин верил в возрождение России, которое, как он полагал, должно основываться на возро ждении духовности, нравственности, правосознания, сильной авторитарной власти.

Заметное место в политической мысли русского зарубежья занимал христианский социализм.

К этому направлению принадлежали, в частности, С. Н. Булгаков (1871 – 1944) и Г. П. Федотов.

Булгаков, анализируя Евангелие, труды учителей церкви, пришел к выводу, что в них содержится достаточное основание для положительного отношения к социализму, понимаемому как отрицание эксплуатации, спекуляции, корысти. Для него и других сторонников данной теории социализм был неотделим от христианства, они верили, что только социализм в соединении с христианством создает условия для свободы и именно с христианским социализмом связывали будущее России.

Контрольные вопросы и задания 1. Русский мыслитель И. А. Ильин отметил: «История как бы вслух произнесла некий закон: в России возможны или единовластие, или хаос;

к республиканскому строю Россия не способна. Или еще точнее: бытие России требует единовластия — или религиозного и национального укрепления единовластия чести, верности и суждения, т. е. монархии;

или единовластия безбожного, бессовест ного, бесчестного и притом антинационального и интернационального, т. е. тирании». Рассмотрите проблему возрождения монархии в России.

2. В чем истоки великодержавности в сознании русского народа? Как возникла идея «Третье го Рима»? Чем отличается русская великодержавность от имперского сознания других народов (им перских идеалов Древнего Китая, Древнего Рима, Великобритании XVIII – XIX вв., современных США)?

3. Каковы основные идеи русского консерватизма?

4. В чем особенность либеральных политических идей в России?

Словарь Евразийство — идеологическое течение в России, сторонники которого утверждали, что культура России не является ни европейской, ни азиатской, а занимает среднее положение между ни ми.

Западничество — течение в русской политической мысли, отмечавшее чрезмерную «азиат скость» России и подчеркивавшее необходимость западного пути развития.

Идеократия — власть идеи. Евразийцы называли идеократическим государство, основанное на силе и принуждении и подчиненное евразийской идее.

Консерватизм — политическая идеология, выступающая за сохранение существующего об щественного порядка, в первую очередь, морально-правовых отношений, воплощенных в нации, ре лигии, семье, собственности.

Либерализм — идеология, в основе которой лежит идея автономии личности и ее первично сти по отношению к обществу и государству.

Славянофилы — (от славяне — группы родственных по культуре народов Южной, Западной и Восточной Европы) — выступали за свой особый, самобытный путь исторического развития на на чалах соборности.

Цивилизация — тот или иной исторический тип общества со всей присущей ему определен ной культурой.

Модуль 2. Лекция 1. Власть План 2.1.1. Понятие и концепции власти 2.1.2. Основания, ресурсы, легитимность и эффективность власти 2.1.3. Модели взаимоотношений власти и человека Основные понятия — кратология — власть — господство — авторитет — политическая власть — легитимность — легальность — типы легитимного господства (традиционное, харизматическое, легальное) — основания власти — ресурсы власти — уровни легитимности (идеологический, структурный, персональный) Основная литература 1. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. – М., 1995. Гл. 6, с. 82 – 96.

2. Ачкасов В. А., Елисеев С. М., Ланцов С. А. Легитимность власти в постсоциалистическом российском обществе. – М., 1996.

3. Халипов В. Ф. Введение в науку о власти. – М., 1996.

4. Халипов В. Ф. Власть. Кратологический словарь. – М., 1997.

5. Вебер М. Харизматическое господство // Социс, 1988, № 5.

6. Дегтярев А. А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис, 1996, № 3.

7. Ильин М. В., Мельвиль А. Ю. Власть // Полис, 1997, № 6.

8. Соловьев А. И. Власть в политическом измерении. // ВИТ МГУ. Сер. 12. Полит. наука, 1997, № 6.

9. Шестопал Е. Б. Образ власти в России: желание и реальность // Полис, № 4, 1995.

Дополнительная литература 1. Белов Г. А. Политология. Курс лекций. – М., 1996. Гл. 5.

2. Мухаев Р. Т. Политология. Учебник для вузов. – М., 1997. Тема 5.

3. Канетти Э. Масса и власть. – М., 1997.

4. Борзунова Е. А. Социологические концепции легитимности власти Т. Парсонса и М. Вебе ра: сравнительный анализ // Социс, 1997, № 9.

5. Касатонов А. В. Методологические аспекты проблемы легитимности политического гос подства в социологическом модели Макса Вебера // Вестник МГУ, сер. 18, социология и политоло гия, 1998, № 1.

6. Краснов Б. И. Теория власти и властных отношений // Социально-политический журнал, № 3 – 6, 1994.

2.1.1. Понятие и концепции власти Во мнении, что власть - это центральный стержень политики, сходились по-видимому, все политические мыслители. Но они же всегда рассматривали власть как не только важнейшую, но и труднейшую проблему политического знания, сильно расходясь между собой в ее толкованиях. Рас смотрим некоторые основные концепции власти: позитивистско-социологическую, системную, би хевиористскую, марксистско-ленинскую.

Согласно сформулированной М. Вебером позитивистско-социологической концепции, власть есть факт способности одного субъекта влиять на другого субъекта, отношение господства и подчинения. Иными словами, властное отношение между людьми присутствует там, где один инди вид способен навязывать свою волю другому и добиваться своих целей даже вопреки желаниям этого другого, т.е. это отношения, основанные на командах. Основная проблема, с которой сталкиваются сторонники этой распространенной трактовки, состоит в выяснении основы командования (господ ства-подчинения) или того, что же именно позволяет субъекту власти навязывать свои решения ос тальным (подчиненным), "влиять". Только сила принуждения, или опора на традицию, привычку?

Нравственный авторитет? Вариантов много.

Свой ответ на вопрос об источниках или основаниях политической власти в обществе дает системная концепция. Она рассматривает власть как способность субъекта действовать, как произ водную от его статуса и функций в общественной системе. Поскольку функции различных структур в ней объективно несимметричны, а социальные роли индивидов также не одинаковы, появляется воз можность для одних диктовать свои условия другим.

При первом знакомстве бихевиористская (поведенческая) концепция производит впечат ление полного воспроизведения веберовской: власть есть способность одного индивида реализовать свою волю в отношении другого индивида. Однако это впечатление совершенно ошибочно. Власть здесь не рассматривается как отношение между двумя и более людьми, она видится как особенное свойство отдельной личности, ее естественное стремление к независимости, к большему и лучшему, проявляющееся в агрессии по отношению к среде, энергии и силе. Получается, что власть есть реали зация воли к власти. Бихевиористы не углубляются дальше многообразных проявлений этой воли. Их заботят наблюдаемость, эмпирическая проверяемость актов власти. Они нацелены на разработку ин струментария властвования. При этом политика рассматривается как столкновение индивидуальных устремлений к власти, в котором побеждает самый сильный. Здесь внимание сосредотачивается на самом индивиде, а не на отведенной ему функции. Фиксируется также и то, что существуют индиви ды, для которых «естественным» является стремление подчиняться чужой воле, они жаждут быт в услужении, это их форма выживания. В результате перекрещивания разнообразных индивидуальных устремлений политика рассматривается как сложная «игра», как «рынок», на котором дефицитные политические и неполитические ресурсы обмениваются друг на друга и в конечном счете трансфор мируются во власть.

Все перечисленные концепции анализируют власть сквозь призму свойств личности или от ношений между личностями. Этим они противостоят марксистско-ленинской концепции власти как реализации воли класса, в концентрированном виде выражающей экономические потребности обще ства (национал-социалистический вариант: воли нации, высшего государственного интереса и т. д.).

Ее парадокс, также как и всех тоталитаристских трактовок, состоит в том, что, растворяя власть (и каждую личность всех) в массе, делая ее анонимной, она создает условия для предельно персонали зированнойй власти, т. е. власти одной личности.

Итак, ни одно из определений власти не является универсальным. Такое отсутствие единой теории власти в целом можно оценить положительно. Взаимодополняя друг друга, различные кон цепции (прежде всего на микроуровне общества) позволяют разглядеть элементарные клеточки вла сти, а не ограничиваться внешне эффективным, но по существу описательным изучением институтов макровласти.

2.1.2. Основания, ресурсы, легитимность и эффективность власти Мы уже затронули вопрос об основе власти. От нее следует отличать основания власти, т. е.

средства, которые используются для воздействия на объекты власти, способы воздействия на них.

Различают также ресурсы власти — потенциальные основания власти, т. е. такие средства, которые могут быть использованы, но еще не используются или используются недостаточно. Всестороннее изучение как фактически используемых, так и возможных оснований власти дает представление о потенциале власти. Учет же ресурсов сопротивления этому потенциалу позволяет оценить силу вла сти.

Классификация ресурсов власти зависит от критерия, по которому она осуществляется. В качестве такого критерия можно использовать тип носителя власти или так называемый антрополо гический принцип (в его психоаналитической конкретизации). Классификация по типу носителя различает ресурсы власти законодательной или судебной, власти государственной и партийной, вла сти центральной и региональной, личной власти лидера и анонимной власти аппарата и т. д. это раз личие весьма существенное, кроме того носители одного типа власти могут выступать как ресурс для другого (аппарат для лидера, партии;

местная власть для центральной и т. п.). Но во всех случаях, даже когда власть в данный период не использует ни одно из своих средств, т. е. вообще не проявляет себя, наличие потенциала власти критически важно. Сознание наличной, хотя и не актуализирован ной власти само по себе оказывает сильное дисциплинирующее и организующее воздействие на по тенциальные ее объекты, в некотором отношении не менее сильное, чем реально действующая, «употребленная» власть.

Классификация по антропологическому принципу выявляет типы основных мотивов, т. е.

того непосредственного, что вызывает поведение объекта власти желательное для ее субъекта, на пример, страх, убеждение, интерес. Грани, отделяющие их друг от друга, конечно, относительные.

Опора на интерес отдельного человека или всей группы характерна для большинства субъек тов власти. Прежде всего интересом руководствуется и объект воздействия. Обращение к интересу является основным ресурсом власти в развитом гражданском обществе. Известный американский политолог Д. Истон определил политику как отношения рационального избирателя и рационального политика. Политик думает: «Что я могу обещать7» — избиратель: «Что это мне дает?». Их отношения приобретают характер торга. Мощность ресурса, типа интереса определяется экономическим потен циалом, возможностями передвижения в иерархической структуре, привлекательностью ожидаемого статуса, налоговой и кредитной политикой и т. д. Но интерес может формироваться не только в ре зультате рационального расчета, последний может подкрепляться чувствами. Национальные и рели гиозные чувства, восторг и ненависть, зависть и негодование не выступают отдельно, самостоятель но, но они - всегда мощный дополнительный фактор воздействия.

В качестве самостоятельного ресурса следует рассматривать лишь чувство страха. Страх за жизнь, здоровье, имущество, благосостояние, за близких людей -это результат уже использованного принуждения (о принуждении непосредственно - несколько ниже), либо убеждения в его возможно сти. Использование поощрения (заинтересованности) наиболее распространено в условиях, когда классовые антагонизмы ушли в прошлое и основным в обществе является "средний класс". Основой законопослушности граждан здесь становится не страх, а привычка к порядку, высокий уровень раз вития культуры, материальное благосостояние большинства. Напротив, принуждение наиболее рас пространено в отсталых странах со слабыми демократическими традициями и институтами. В обще ствах с развивающейся экономикой и сильным индивидуализмом (пример — Россия) отчетливо про сматривается соревнование двух основных ресурсов власти: материального интереса и его символа денег, с одной стороны, и принуждения и страха, - с другой. Как и интерес, страх в открытой и скры той форме способен влиять на убеждение.

Убеждение формируется в результате внушения. Главное в нем - это превращение установки субъекта властвования во внутренний императив действия для его объекта, исполнителя. Ресурс внушения и убеждения определяется как духовным состоянием общества, так и средствами влияния на него, например, работой средств массовой информации. Обычно тот, кто владеет ими, обладает и ресурсом убеждения. Было бы упрощением считать, что убежденность - это всегда положительный ресурс власти, в то время как страх - это исключительно негативный ресурс. Вопрос в том, о какой убежденности идет речь. Если убежденность агрессивна, оправдывает насилие, распространение страха, то она может быть разрушительной и гибельной как для объекта властвования, так и для но сителей убеждения. Опыт показывает, что убежденность может оказаться формой глубокого самооб мана, основой жестокости во имя великих целей.

Действительно, ресурсы власти типа страха и убеждения часто становились источником ил люзий, искаженных восприятий и неадекватных оценок. Подсознательный страх становится убежде нием, рождает мазохистскую радость, потребность угнетения. Возникают поразительные парадоксы.

С одной стороны, любое подчинение причиняет подчиняемому ущерб. Против угнетателей возника ют чувства возмущения и ненависти. Однако, с другой стороны, естественной является также тен денция подавить это чувство или даже заместить его чувством слепого восхищения. Как считал Э.

Фромм (крупнейший психоаналитик), у этого восхищения две субъективные функции, ведущие к уп рочению власти. Во-первых, устранить болезненное и опасное чувство ненависти, а во-вторых, смяг чить чувство унижения. Если властитель умен, удивителен, смел и прекрасен, то нечего стыдиться подчинения ему. В результате при угнетающей власти неизбежно возрастание либо ненависти к ней, либо сверхвосхищения. Такие превращения Фромм называет бегством от свободы, т. е. иррацио нальной потребностью подчиняться властителю и восхищаться им. Но цена такого бегства - автома тизированный конформизм, при котором индивид перестает быть самим собой, полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же как все ос тальные, и таким, каким они хотят его видеть. Нетрудно заметить, что приписывание, например, по литическим лидерам многих замечательных качеств, большей частью которых они в действительно сти не обладают составляет подлинную основу их харизмы в такой стране как Россия, так же, как конформизм является негативной чертой политического наследства нашего прошлого.

Приведенные соображения о различных ресурсах власти уже подвели нас к анализу тех из них, которые выходят за рамки указанных классификаций. Прежде всего, это принуждение и язык. Западные политологи различают в принуждении использование силы на основе закона и наси лие, т. е. противозаконное использование силы. Но и действия, нарушающие закон, в свою очередь, разделяются в массовом сознании на объяснимые и оправданные, и такие, которые вызывают осуж дение. Последнее чаще всего возникает тогда, когда единичные акты насилия превращаются в массо вые, т. е. в насилие над массой. Главный результат насилия в том, что люди вынуждены вести себя не так, как они хотели бы, будь на то их воля. Не следует забывать о том, что принуждение может про являться в разных формах, более открытых или замаскированных: оно может быть физическим, на правленным на повреждение тела;

психологическим, направленным на повреждение психической конституции человека;

моральным, направленным на достижение желаемого поведения вопреки внутренним моральным установкам личности.

Мощным ресурсом власти, тесно связанным с убеждением, но не совпадающим с ним, явля ется такой элемент политической культуры как язык. Он может объяснять и затемнять (обманывать), может внушать интерес подлинный и ложный, пробуждать страх или отвагу. Слово может многое.

Но политический язык не сводится к словам речей или текстов, у него есть и особая, символическая форма: совокупность специальных знаков достоинства, условных сигналов, эмблем, ритуалов. Поли тический язык есть средство поддержания непрерывного контакта между властью и гражданами. Он может быть рационален в различной степени. В случае избыточной идеологизации политики, преоб ладающую роль в нем играют различные стилистические приемы типа языковых трюков, штампов и т. п. Тогда важным становится не столько то, что говорится и печатается, сколько как это делается, к кому, когда, где обращено, а также то, о чем вообще умалчивается или на что намекается. Политиче ская реальность как бы заклинается магическими формулами типа "народ и партия едины", "всеоб щее одобрение", "исторический выбор" и т. п. Недаром политический текст всегда нуждается в рас шифровке, в нем надо уметь "читать между строк". Таким образом, овладение средствами массовой информации как ресурс властвования само по себе является недостаточным и должно обязательно реализоваться через использование языка — формы фиксации политических идей и практики власти, в которой одновременно и обнаруживается, и скрывается (кодируется) их подлинный смысл.

Исследование ресурсов власти представляет собой последовательную смену двух подходов к ним редукционистского (аналитического) и синтетического. Редукционистский подход предполага ет выявление элементарных клеточек ресурсов власти, составных частей базы властвования. Но это только первый, аналитический этап. Следующий, более сложный этап исследования требует синте тического подхода, т. е. выявления реальных комбинаций этих элементарных видов ресурсов в кон кретном обществе (убеждения и страха, интереса и убеждения, страха и интереса и т. д.). В целом формирование и функционирование любой реальной власти основывается обычно на использовании всех ее возможных ресурсов.

Ссылаясь на концепцию Вебера, мы уже касались понятия легитимности власти (господства).

Рассмотрим его подробнее. Этот термин получил широкое распространение в Европе в начале XIX века для того, чтобы противопоставить власть французского короля, свергнутого революцией, как легитимную, т. е. единственно законную, правомерную, власти Наполеона Бонапарта как узурпатор ской, незаконной, нелегитимной.

Однако, само представление о легитимности формировалось задолго до этой революции, еще в средневековую эпоху. Оно выражало право и обязанность верховной власти поступать согласно обычаям, традициям, устоявшимся правилам ее поведения, осознание предпочтительности общепри знанного порядка перед его произвольным нарушением. В сущности, это представление об обяза тельности соблюдения властью религиозных норм и церковных догматов и подчинения народа ей в этом и только в этом случае заключено во всех средневековых политических учениях. Таким обра зом, суть легитимности власти состоит в признании права носителей власти предписывать нормы поведения другим индивидам.

Как мы видели, Вебер выделил три исторических типа легитимности: традиционный, хариз матический и легальный (конституционный). Первый, исторически более ранний тип воплощался во власти монарха, основанной на праве наследования престола. Здесь именно традиция (особенно ре лигиозная) санкционировала в глазах народа царскую власть. Акции царя, которые противоречили народным обычаям и представлениям о царе, могли выполняться только с опорой на прямое и грубое насилие. Так, например, Иван Грозный для своих кровавых дел должен был создать опричнину. В глазах же высших сословий формула легитимности выражалась в нормах также традиционного ко декса чести: дворянин до тех пор связан присягой, пока царь держит свое слово. Именно такой была и основа легитимности власти французского короля, свергнутого в частности и потому, что он сам подорвал ее своими действиями.

На противоположных основаниях базировался тип легитимности, присущий власти узурпато ра - Наполеона. Это была харизматическая легитимность, легитимность власти вождя, вытекающая прежде всего из его особых личных качеств, "гения", которые делают его способным руководить на родом, выполняющим важнейшую историческую задачу. Только признание за ним таких качеств да вало ему право на власть. Народ перестает поддерживать вождя, потому что разочаровывается в его харизме, убеждается в отсутствии у него той силы дара, которой ранее безгранично доверял. Тогда опять-таки остается возможность опоры лишь на прямое насилие.

В современных западных обществах развит третий, конституционный тип легитимности, на зываемый еще либерально-демократическим. Он основан на свободном волеизъявлении граждан, вы борности всех центральных органов власти народом, конституционной ограниченности сферы дея тельности государства, равноправии всех политических сил, действующих в рамках закона. Консти туционалистская легитимность - результат долгой социокультурной эволюции этих обществ, пре вращения гуманистических принципов, прежде всего свободы и прав человека, в основополагающую черту, норму образа жизни народа Конституционная легитимность, тип легального господства ко нечно вовсе не означают, что абсолютно все граждане принимают и оправдывают данную власть, а тем более поддерживают конкретный политический курс В обществе всегда есть критики правящей группы, несогласное меньшинство. Тем не менее, принимаемые законы и указы исполняются основ ной частью общества, согласной с данной властью. Легитимность и легальность - далеко не одно и то же. Оппозиция в конституционном государстве действует легально, стремясь в рамках закона сме нить носителей власти, утративших в ее глазах свою легитимность. Но в нем, так же, как и при дру гих типах легитимности, всегда кроме легальной власти и легальной оппозиции существует и неле гальная власть (например, мафиозные структуры или группировки политических террористов) и не легальная оппозиция. Нелегальную власть, в свою очередь, не следует путать с неофициальной вла стью типа власти политических кланов или лобби. И те, и другие обладают определенной долей по литической власти, либо борются за нее и ее увеличение. Однако, главное - это то, что внутри самих подобных структур тип легитимности властвующих в них не является легальным, а является скорее харизматическим или патриархальным (псевдосемейным);

в глазах же большинства граждан консти туционного государства их власть вообще нелегитимна.

Итак, легитимность - социокультурная характеристика власти. Это означает, что она может оцениваться, даже измеряться, но не поддается полной формализации. Чем более устойчивы нормы поведения в обществе, тем более однозначную оценку легитимности можно дать. В обществе, пере живающем модернизацию, смену организации власти (как российское общество), легитимность вла сти является реальностью лишь частично и скорее представляет собой проблему. Поэтому оценка уровня легитимности власти в такой ситуации весьма сложна, требует учета многообразных факто ров.

Что является первичным критерием легитимности? В ответе на этот вопрос сталкиваются два взгляда, две позиции: либерально-демократическая и прагматическая. Согласно либерально демократической позиции, легитимной следует признать только такую власть, которая сформирова на в результате демократических процедур. На это сторонники политического реализма, прагмати ческой позиции, возражают: главное в другом, легитимна власть, которая является устойчивой и способна поддерживать в обществе порядок и стабильность. Пусть власть захвачена в результате на силия, переворота, революции, но если она доказала свою устойчивость, навела порядок, то ее следу ет признать. Именно так поступили США, признав СССР через 15 лет после Октябрьской революции И наоборот, власть, сформировавшаяся демократическим путем, но не способная предотвратить гра жданскую смуту, общественный конфликт, грозящий перерасти в войну, ставящий под угрозу саму целостность государства, не является легитимной.

И все же сегодня, с уходом с политической сцены или ослаблением многих диктаторских и авторитарных режимов, либерально-демократический подход возрождается. Основой легитимности является убеждение в правомерности данной власти. Заключение о наличии такого убеждения можно сделать прежде всего, исходя из свободного выражения гражданами своей воли. Вместе с тем подход к легитимности с позиций политического реализма не утрачивает своего значения, особенно в облас ти внешней политики. Не следует, вероятно, и излишне противопоставлять эти два подхода. Опыт показывает, что не все демократии устойчивы, но все диктатуры исторически обречены Особой разновидностью легитимности является этническая легитимность, т. е. формирова ние властных структур, политической элиты по национальному признаку, становящемуся в таком случае основой и оправданием претензий на власть лиц, принадлежащих к данной национальной общности. Можно предположить, что этническая легитимность не имеет длительной исторической перспективы, так как ведущей тенденцией мирового развития является переход все большего количе ства государств к конституционному типу легитимности.

Легитимность не только теоретическая проблема современной политологии, но и острейшая практическая задача любых властных систем. Отсутствие широкой легитимности власти неизбежно ведет к нежеланию подвластных признавать любые акты власти независимо от их рациональности:

решения принимаются, но не выполняются, - власть "буксует", растет нестабильность. Только посто янное воспроизводство легитимности делает власть прочной и надежной. Вот почему власть придер жащие так заботятся о нем (а если не заботятся, то рано или поздно теряют власть).

В политологии выделяются три уровня легитимности власти: идеологический, структур ный и персоналистский. Идеологический уровень основан на соответствии власти устоявшемуся типу представлений о справедливости. Власть, поощряющая индивидуализм, требующая от граждан лич ного свободного выбора и ответственности за него, ориентации прежде всего на собственные силы и возможности, не будет пользоваться поддержкой, широким признанием там, где длительное время в качестве высших культивировались такие ценности как коллективизм, равенство (пусть и в бедно сти), возложение на власть всей полноты ответственности и за благосостояние граждан, и за приня тие решений. Самым простым способом достижения идеологической легитимности является прямое отождествление субъекта власти с ее объектом: "народ и партия едины", "народ и царь...", "народ и вождь...", и т. д. Такой способ был характерен для тоталитарных режимов. В демократических обще ствах все сложнее. Но и там лидеру и всей правящей элите многое прощается, если проводимая поли тика в целом соответствует менталитету ("складу ума") народа. И наоборот, лидер, разрушающий сложившийся менталитет, власть, бросающая вызов прочно устоявшимся представлениям, вековым традициям, фундаментальным ценностям, очень многим рискует. Например, народ, привыкший счи тать себя "великим" и "сильным", весьма ревниво относится к снижению международного престижа своего отечества и никогда не будет долго терпеть правительство, допускающее его.

Идеологический уровень легитимации проявляется также в мере доверия граждан знаниям, профессионализму управляющих. Легитимность нуждается в постоянном подтверждении успехами.

Невыполнение обещаний ослабляет доверие к власти. Можно сказать, что легитимность власти во обще находится в прямой зависимости от ее эффективности и результативности.

Структурная легитимность преобладает в устойчивых обществах, где заведенный порядок формирования властных структур стал привычным. Люди признают власть, потому что она сформи рована на основе существующих правил. Стержнем такой легитимности является убежденность в правомочности существующей политической системы. Доверие к системе автоматически распро страняется на лиц, избранных законным образом.

Персонализированная легитимность основана на одобрении данного властвующего лица (лидера). Властвующая личность как бы отождествляется с идеалом, с личным выбором. Персонали зированная легитимность близка к харизматическому типу и может перерастать в него. Однако меж ду ними больше различий, чем сходства. Хотя лидеру с персонализированной легитимностью дове ряют, испытывают к нему симпатию, но в целом в отношении к нему все же господствует рациональ ный подход, расчет. Харизма же рождает любовь, восторг, поклонение, готовность к полному подчи нению. Персонализированная легитимность нуждается в подкреплении идеологической и структур ной. Харизма может противопоставлять себя стереотипам сознания и особенно структурам.

В соответствии с реальным соотношением значимости этих уровней легитимности для дан ной власти, она формирует свою политику легитимации, в которой использует разнообразные сред ства. Самым верным из них, как было указано, является разработка и реализация в политике в целом таких социальных технологий, которые на деле демонстрируют успех в разрешении проблем, дости жении общественно значимых целей. Не последнюю роль играет разъяснение проводимого полити ческого курса и его обоснование, для чего используется обширная политическая, правовая, мораль ная и интегрирующая их в себе идеологическая аргументация.

У власти всегда велик соблазн попытаться возместить недостаток реальных успехов своей политики чисто пропагандистскими мерами воздействия на психологию масс. Но "успех" пропаганды немыслим без ограничения или даже полного блокирования доступа к альтернативным источниках информации. Непосредственные результаты таких действий власти - предотвращение или уменьше ние поводов для волнений и сомнений в массах, роста оппозиционности. Более отдаленные последст вия - привычка масс только к одной правительственной информации. Если такая стратегия легитима ции на протяжении длительного периода является главной, чуть ли не единственной, пропаганда приобретает все более иррациональный характер, то мы наверняка имеем дело с какой-то разновид ностью тоталитарного режима. Хорошо известно, что сталинский и гитлеровский режимы держались не только на страхе, но и на исключительно энергично осуществлявшейся пропагандистской обра ботке населения, на абсолютной монополии на информацию. Для духовного раскрепощения общест ва, избавления от совершенно одностороннего и тенденциозного видения внешней и внутренней по литической реальности во втором случае пришлось пройти через военное поражение, полный крах государства, смену поколений, а в первом - почти то же самое, но в другом порядке: смену поколе ний, "мирное" поражение, крах государства, причем этот процесс (раскрепощения) не завершен и се годня. Впрочем "свято место пусто не бывает", и любители замещать реальность пропагандой (только другого содержания) не перевелись и, наверное, никогда не переведутся, хотя монополии на инфор мацию уже нет. Но следует помнить, что подобная.стратегия способна обеспечить только псевдоле гитимацию, а в конечном счете ведет к делегитимации (т. е. потере легитимности) власти.

2.1.3. Модели взаимоотношений власти и человека Проведенный анализ различных аспектов власти возвращает нас к началу рассуждений о ней, а именно, к тому, что власть - это прежде всего характеристика человеческих отношений. Власть это всегда, власть людей над людьми и ориентирована на людей. Выражения типа "власть денег", "власть приказа", "власть над природой", "правительство решило", "съезд пожелал" являются либо просто художественными метафорами, либо словоупотреблениями, в которых выражается реальная объективная суть власти людей в определенных предметных или символических формах, политиче ских учреждениях, институтах и т. п. Властные отношения имеют универсальный, всепроникающий характер, и человек всегда включен в них, является их участником в той или иной форме, сознает он это или нет. Вот почему проблема взаимоотношений человека и власти представляет собой одну из фундаментальных проблем политической науки.

Властные отношения реализуются в политике. И сегодня как никогда очевидно, что именно личность предстает как первичный субъект и объект политики — именно ее интересы, ценност ные ориентации и цели являются движущим началом политической активности наций, классов, пар тий и т. д. Аспекты личности в политике многообразны;

личность как индивидуальность, личность как представитель какой-либо социальной группы, исполнитель определенной политической роли, обладатель определенного политического статуса. Остановимся на последнем.

Социальный статус - это положение человека в обществе с определенными правами и обя занностями. В нем фиксируется, иными словами, конкретный набор условий, которые должны быть ему предоставлены для осуществления известных форм взаимодействия с другими людьми (в осо бенности, институализированных), и самих его действий, которые он должен выполнять в рамках этих форм Поскольку каждый человек включен одновременно во множество взаимодействий, он имеет не одну позицию, а много - т. е. много статусов. Одним из важнейших является политический статус человека, т. е. его место в политических отношениях с определенными политическими права ми и обязанностями. Если генеральным социальным статусом человека является непосредственно статус человека, т. е. человеческого существа, суверенной личности, то генеральным политические статусом человека является статус гражданина, т.е. члена такой политической общности как государ ство. Именно статус гражданина данного государства наделяет человека равными правами и обязан ностями с другими гражданами, обеспечивает ему доступ к власти, конкретизирует сам характер его отношений с властью именно в данном государстве, составляет основу возможности реализации че ловеком своей свободы (буквально, "нахождение среди своих"), но и накладывает на неге ответст венность, обязанности, и прежде всего обязанность подчинения власти данного государства. Гене ральный политический статус человека (гражданство реализуется через исполнение им множества политических ролей: избирателя депутата, должностного лица, члена политической партии, органи зации, или и) лидера, работника их аппарата, участника митинга, демонстрации - словом различных ролей субъектов и объектов властных отношений. Даже если человек абсолютно безучастен к поли тике, играет в ней, так сказать, только роль "зрителя" все равно обладание статусом гражданина фик сирует сохранение за ним постоянно? возможности включиться в активное исполнение какой-либо политической роли.

Как мы видели, изучая концепции Платона и Аристотеля, для античного общества было ха рактерно растворение политического человека, гражданина, с государстве, в полисе. Но эти же кон цепции демонстрируют и явственное формирование зачатков современных представлений о свободе и ответственности гражданина, идеи гражданственности, гражданского долга. Конфуцианская кон цепция в древнем Китае, политические учения и практика европейского средневековья выражают патриархальную модель отношений человека и власти. Здесь другой генеральный политический ста тус - человек выступает не как гражданин, а именно как подданный (вариант-вассал) государства, точнее государя. Отношения государя и подданного строятся по типу отношений "отца" и "сына".

Доминирует традиционно-пассивное, отстраненное отношение к власти, ориентация прежде всего на подчинение ей и ожидание от нее известных благ, а также решений, команд, страх перед властью.

Власть с отцовской суровостью «опекает» подданного-ребенка, слабою и беспомощного без этой опеки. Однако, как было показано в разделе о легитимности, уже в средние века в Европе рядом с подчинением власти зреет и проявляется обстановка этого подчинения рядом известных условий.

В Новое время, в эпоху Просвещения формируется иная модель отношение человека и вла сти, выраженная в концепции прав человека и гражданина, равенства и партнерства человека и вла сти (правительства) наконец, ограниченности власти законом (правом). Она была четко зафиксирова на в знаменитых «Декларациях» великих американской и французской революций XVIII в.

В настоящее время наиболее важными моделями отношений человека и власти являются либеральная, тоталитарная и современная демократическая модель. Либеральная модель, как мы зна ем, исходит из безусловного приоритета прав человека, над правами власти. При всей ее привлека тельности у нее обнаруживается много недостатков. Идея равенства и партнерства человека и власти просматривается в ней еще очень слабо, они, как это очевидно, скорее ассиметричны в своих отно шениях, что являлось в XVII - XVIII вв. только непосредственной реакцией и обращением прежних подданнических отношений, тоже ассиметричных, но в пользу власти.


Либеральная модель почти целиком сосредотачивается на политических и отчасти гражданских правах, мало уделяя внимания социально-экономическим правам человека. Свобода трактуется либералами преимущественно нега тивно, т. е. как невмешательство власти в дела гражданина, предоставление ему возможности дейст вовать по его выбору, "как ему заблагорассудится", лишь бы при этом не нарушался закон. Остается в тени необходимость обеспечения многих позитивных предпосылок, условий того, чтобы эта возмож ность превратилась в действительность, т. е. чтобы свобода была реализована. В известном смысле можно сказать, что либеральная власть "оставляет человека на произвол судьбы", возлагая на него всю ответственность за себя, за борьбу с судьбой, обещая ему защиту закона и то лишь в ограничен ном числе ситуаций. В этом огромная сила либеральной модели, но в этом же и ее большая слабость.

Она слишком индивидуалистична. Не все и не всегда готовы "один на один" противостоять миру.

Людям нужна помощь, помощь власти в том числе.

В свою очередь, обратной реакцией на крайности либерализма XIX в. явилась такая крайняя модель отношений человека и власти как тоталитарная, основанная на безусловном приоритете прав власти над правами человека и полном отсутствии свободы. Можно констатировать, что она пред ставляет собой попытку возврата к долиберальной, патриархально-подданической модели "опеки" власти над индивидом, но без всяких условий. Эта модель полна парадоксов. Взамен обещания пре доставить четко фиксированные социально-экономические гарантии власть полностью отнимает у индивида права политические. Под видом отождествления субъекта и объекта властвования, челове ка и власти происходит как раз их абсолютное противопоставление, полный разрыв каналов связей между ними, т. е. отрыв власти от конкретного человека. Ибо здесь власть - "власть масс", выступает от их имени. По сравнению с массой каждая отдельная личность превращается в "ничто". Господ ствует абсолютизированный коллективизм.

Современная демократическая модель акцентирует внимание на обязанности власти обес печить экономические и социальные условия для реализации человеком своих безусловных полити ческих прав и свобод. Таким образом она пытается с большим или меньшим успехом устранить не достатки либеральной модели при сохранении ее сильных сторон, обогащает ее опытом социал демократической теории, стремится не допустить ошибочного предпочтения людьми тоталитарной модели, уже имевшего место в XX в. Она мыслится как система, равных прав и, что не менее важно, взаимных обязательств человека и власти, симметричных отношений между ними, сбалансированно сти начал индивидуализма и коллективизма.

Современный подход к этой проблеме вобрал в себя лучшие достижения предыдущих кон цепций. С наибольшей полнотой он воплотился во Всеобще Декларации прав человека, принятой Ге неральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Она представляет собой фундаментальный перечень личных, политических, экономических, социальных и культурных прав и свобод. А чем все же отли чаются два последних понятия? Ответ на этот вопрос заключается в определении прав человека.

Под ними, как это следует из всего вышеизложенного, подразумеваются принципы, нормы взаимоот ношений между людьми и государством, обеспечивающие индивиду возможность действовать по своему усмотрена (свободы) или получать определенные блага (собственно права).

Для более полного понятия темы см. нижеприведенные схемы.

Контрольные вопросы и задания 1. Для поддержания правопорядка власть вправе использовать насилие и принуждение. Как это соотносится с легитимностью?

2. По каким признакам классифицированы ресурсы власти Макиавелли (работы «Государь», «Рассуждение о первой декаде Тита Ливия»)?

3. Как зависит выбор ресурсов власти от политического режима?

4. Какие ресурсы использует современный политический режим в России?

5. Как соотносятся понятия «легитимность» и «легальность» власти?

6. Что включается в понятие «структура власти»?

7. Что такое «технология» властвования и какие приемы она включает?

8. Какие функции выполняет политическая власть?

9. Каковы основные принципы политической власти?

Словарь Автократия — самовластие, неограниченная власть одного лица.

Авторитет — общепризнанное значение, влияние тех или иных лиц или организаций в раз личных сферах общественной жизни.

Анархия — отсутствие власти, безвластие, вызывающее дезорганизацию в обществе.

Аристократия — власть знати, привилегированного меньшинства знатных (лучших) людей.

Бюрократия — чрезмерная власть чиновников в обществе.

Власть — один из видов социального взаимодействия, возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, способность подчинять своей воле других людей, воздействовать на них.

Геронтократия — власть старейшин, представителей старшего поколения людей.

Демократия — народовластие, власть всего народа, широких слоев общества.

Идеократия — власть идеи. Идеократическое государство — государство, основанное на «власти идей».

Кратология — наука о власти.

Легитимность — качество взаимоотношения власти и подвластных, которое выражается в добровольном признании ценности власти, в ее праве управлять.

Легальность власти — юридическое обоснование власти, ее норм и законов.

Мотив власти — психологические потребности, определяющие потребность к власти.

Меритократия — «власть заслуг». Система оценки людей по их личным заслугам.

Монархия — власть одного правителя — монарха (шаха, султана, царя, короля и т. д.).

Олигархия — власть немногих, небольшой группы людей (богачей, политиков, военных).

Плутократия — власть богатых, господство в обществе «денежных мешков».

Полиархия — власть многих: 1) власть в руках трех и более лиц;

2) форма демократии, при которой на действие правительства заметно влияют различные общественные организации.

Политическая власть — способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определенное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью авторитета, права, насилия.

Ресурсы власти — все то, с помощью чего закладывается и удерживается власть.

Теократия — власть церкви и духовенства.

Тимократия — власть «честолюбивых» — верхушки состоятельных людей.

Харизматическая легитимность — тип власти, основанный на вере населения в исключи тельные качества политического деятеля.

Модуль 2. Лекция 2. Государство — важнейший политический институт общества План 2.2.1. Государство и его роль в обществе А) государство как политический институт Б) происхождение государства В) государство и гражданское общество Г) две тенденции в развитии современных государств 2.2.2. Основные типы государства А) монархия и ее формы Б) республика и ее формы В) унитарное государство, федерация и конфедерация Г) государство военное, полицейское, социальное, правовое Основные понятия — государство — суверенитет — федерация — конфедерация — форма государственного устройства — сецессия — монархия — республика — правовое государство — социальное государство Основная литература 1. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. – М., 1998. Гл. 13.

2. Боер В. Я. и др. Правовое государство: идея, концепция, реальность. – Спб, 1996.

3. Президент — Правительство — исполнительная власть: российская модель. – М., 1997.

4. Чиркин В. Е. Элементы сравнительного государствования. – М., 1994.

5. Чиркин В. Е. Современный федерализм: сравнительный анализ. – М., 1995.

6. Тихомиров В. А. Государство на рубеже столетий // Государство и право, 1997, № 2.

7. Куликов Л. М. Основы социологии и политологии. – М., 1999. Тема 5.

Дополнительная литература 1. Гаджиев Н. С. Политическая наука. – М., 1994. Гл. 4, § 2-6.

2. Мухаев Р. Т. Политология: учебник для вузов. – М, 1997, Тема 11.

3. Котлевская И. В. Современный парламент // Государство и право, 1997, № 4.

4. Мамут Л. Т. Государство: полосы представлений // Общественная наука и современность, 1996, № 4.

5. Чиркин В. Е. Президентская власть // Государство и право, 1997, № 5.

2.2.1. Государство и его роль в обществе А) Государство как политический институт Уже отмечалось, что в повседневной жизни термин «государство» иногда отождествляется с такими понятиями, как страна, нация общество. Мы говорим, к примеру, финское, чешское или чи лийское государства, подразумевая страны - Финляндию, Чехию или Чили. Однако как политический институт государство - это орган власти, управляющий обществом и обеспечивающий его целост ность, организованность и определенный порядок в нем. Каждое государство обладает су веренитетом, т. е. полной самостоятельностью и независимостью во всех внутренних и внешних де лах, является единственным органом, осуществляющим верховную власть в своей стране. Только ему принадлежит право: 1) официально представлять общество в целом, 2) издавать обязательные для всеобщего исполнения законы и другие нормативные акты, 3) осуществлять правосудие и защиту граждан и страны. При этом государство использует профессиональный аппарат управления, органы общественного порядка и государственной безопасности, вооруженные силы;

при необходимости меры принуждения и наказания. Государство же устанавливает гражданство, т. е. принадлежность того или иного лица к числу граждан данной страны. Наличие гражданства имеет для каждого чело века принципиальное значение, т. к. оно определяет его политический и юридический статус, права и свободы, а также во многом материальное и моральное благополучие.


Как политическая структура государство имеет сложное строение В большинстве стран тра диционно выделяют три ветви государственной власти:

Законодательная (парламент), которая принимает законы страны и другие важные докумен ты и решения, определяющие жизнь общества (например, законодательным органом, или парла ментом, Норвегии является Стортинг, США - Конгресс Соединенных Штатов, Швеции - Риксдаг, России - Федеральное Собрание).

Исполнительная власть - обеспечивает реализацию принятых законов и решений (в нашей стране - это Правительство Российской Федерации).

Судебная власть. Она призвана быть арбитром в обществе, решать юридические споры, осу ществлять правосудие (в Российской Федерации к органам этой власти относятся Конституционный, Верховный, Высший Арбитражный и другие суды, а также Прокуратура страны).

Б) Происхождение государства По вопросу о происхождении государства обществоведы выдвигают ряд теоретических вер сий. По одной из них, государство возникло естественным путем в результате общественного разде ления труда и обособления особой группы людей, специализирующихся на управлении обществом.

По второй, оно явилось плодом «победы» одних групп людей над другими и того, что «победившие»

создали государство для обеспечения своего политического господства. По третьей, государство об разовалось в соответствии с божьим установлением. Четвертая версия видит зарождение первых го сударственных органов в тех особых группах людей, которые контролировали в первобытных со циумах соблюдение запрета на инцест, поскольку он угрожал вырождением данному роду или пле мени. И так далее.

Некоторые из теоретических версий о происхождении государства:

Государство возникло в результате:

- общественного разделения труда;

- "победы" одних групп над другими;

- божьего установления;

- необходимости остановить инцест;

- общественного договора.

Заметной популярностью у социологов и политологов разных веков пользуется концепция общественного договора. Предельно упрощая, ее суть можно свести к следующему. В досоциаль ных, естественно-природных условиях разрозненно жившие индивиды были свободны и равны меж ду собой. В суровой борьбе за выживание они тысячелетиями неизбежно вступали в изнурительную войну «всех против всех», пока, наконец, не осознали, что разумнее договориться друг с другом, вза имно ограничив безбрежные права каждого соблюдением определенных правил и норм. Это гаранти рует всеобщий мир и индивидуальную безопасность Так люди объединились в общество и начали постепенно создавать и отлаживать властные органы социального управления и контроля - государ ство.

Как бы то ни было, появление государства в истории человечества — закономерный ре зультат стремлений людей жить в цивилизованном, благоустроенном обществе. Только государ ство, если оно служит обществу, способно эффективно регулировать социальные отношения и обес печивать всем гражданам такие фундаментальные блага, как мир, безопасность, собственность, рав ноправие, свобода. Однако не стоит слишком полагаться на государство, ибо история знает немало примеров, когда из слуги народа оно превращалось в его хозяина.

В) Государство и гражданское общество Все пространство многогранной жизнедеятельности человека условно можно разделить на две большие социальные сферы.

Сферы государства и гражданского общества в социуме Первая представляет зону государственно-политических отношении, в которой социальные связи между индивидами всецело регламентируются государством. Сюда, например, можно отнести действия и взаимоотношения людей, связанные с их службой в правительственных учреждениях, ар мии, милиции и других государственных структурах, с получением гражданами паспортов, водитель ских прав, регистрации различных лицензий, с уплатой ими налогов и прохождением таможенного досмотра;

с участием в выборах и т. д. Все подобные процессы детально регламентируются законами и другими государственными установлениями и потому относятся к социальному сектору государст ва.

Вторая социальная сфера - это сфера частногражданской жизни людей, зона свободных действий и взаимоотношений индивидов в соответствии с их личными интересами, целями и жела ниями. Она и образует сферу гражданского общества.

Таким образом, гражданское общество - это та сфера социальной жизни, в которой люди взаимодействуют самостоятельно и свободно, исходя из своих индивидуальных целей и по требностей, это сфера самодеятельности, самоорганизации и самоуправления людей. Здесь граждан сплачивает не сила закона и предписаний государства, а взаимный интерес, взаимная выгода и доб ровольные связи.

Структура гражданского общества включает в себя две главные подсистемы.

Основные элементы структуры гражданского общества Во-первых, всю совокупность свободных взаимоотношений людей, развивающихся без вмешательства и контроля государства. Это могут быть а) совместный бизнес или коллективные на учные исследования людей;

б) их общие занятия в клубах по интересам (театральные студии, ли тературные кружки, спортивные секции и т. д.), в) взаимоотношения людей в семье, г) их деятель ность в какой-либо политической партии, общественной организации, движении, д) международные контакты людей на частном уровне (семейные обмены, гастроли артистов, участие в деловых встре чах, в работе международных организаций, симпозиумов, конференций, в соревнованиях, конкурсах и т. д.).

Во-вторых, в структуру гражданского общества входят и те социальные институты, которые порождаются свободными взаимоотношениями людей (семья, частная собственность, домашнее хо зяйство, предпринимательство, художественная самодеятельность, различные ассоциации, церковь, женские, молодежные, партийные, экологические и многие другие организации как внутри страны, так и на международном уровне).

В то же время границы сфер гражданского и «негражданского» обществ трудно определить чисто «географически». Они (эти сферы) взаимосвязаны, тесно переплетаются и «населены» од ними и теми же людьми.

Важнейшими предпосылками развития гражданского общества являются: а) частная соб ственность (материальная основа самостоятельности и независимости граждан от государства);

б) закрепленность в стране других экономических, а также гражданских и политических прав и свобод личности;

в) содействие государства развитию демократии и самоуправления в обществе;

г) граждан ская зрелость людей (законопослушность;

умение пользоваться правами, не забывая об обязанностях;

неравнодушие к судьбам соотечественников, общества в целом и ко всему тому, что происходит на Земле, готовность активно сотрудничать с другими людьми и т. д.).

В свою очередь развитое гражданское общество имеет для страны большое значение, т. к., во первых, оно создает условия для свободной самореализации индивидов и их различных объедине ний и групп, а во-вторых, оно удерживает государство от подавления индивидов и общества, делая его все более демократичным и правовым.

Гражданское общество зарождалось и развивалось постепенно. В традиционных (феодаль ных) сословно-иерархических обществах отношения между людьми жестко регламентировались го сударством и «коллективами» (кастами, сословиями, «высшим обществом», «светом», крестьянской общиной и т. п.). В индустриальных же (капиталистических) обществах люди становились все более самостоятельными, независимыми и свободными. При этом на разных исторических этапах и в раз ных странах соотношение между гражданским обществом и государством меняется то расширя ется сфера и усиливается влияние первого, то доминирует государство.

Г) Две тенденции в развитии современных государств Отношение к государству во все времена отличалось неоднозначностью и сопровождалось противоборством двух основных линий: 1) Сторонников первой из них называют государственни ками, или этатистами, поскольку они придерживаются позиции этатизма (от франц. etat - государст во) - усиления роли государства в обществе. Этатисты относятся к государству положительно, бе зоговорочно признают его общественную пользу и выступают за сильную государственную власть;

2) Вторая линия - это линия анти- или деэтатизма. Она объединяет тех, кто оценивает деятельность государства главным образом негативно, видя в ней прежде всего отрицательные стороны (неэффек тивное управление, бюрократизацию, эгоизм и «грязность» политиков, злоупотребления, подавление личности и т. д.) Подобно этим двум линиям в развитии современных государств тоже наблюдаются две взаимосвязанные тенденции этатистская и деэтатистская.

Этатистская и деэтатистская тенденции в развитии государств Этатистская тенденция проявляется в повышении роли государства в обществе, в усилении государственного патернализма и росте бюрократических структур. Она вызывается а) неизбежно стью государственного регулирования экономики и социальной сферы (так как рыночного саморегу лирования явно недостаточно), б) развитием государственного сектора экономики - почты, железно дорожного транспорта, энергетики, космических систем, производства оружия и т. д., в) расширени ем международных взаимосвязей, г) необходимостью сглаживания социальных конфликтов, защиты обездоленных людей и т. д.

Деэтатистская тенденция, напротив, проявляется в ограничении государственной власти, в переходе этой власти к негосударственным организациям, в расширении зоны гражданского общест ва, наконец, в разгосударствлении и приватизации экономики и других сфер жизни общества. На правленность данной тенденции объясняется в первую очередь: а) низкой эффективностью государ ственного сектора экономики и регулирующих мероприятий государства, б) растущей бюрократиза цией государственных структур, а также в) стремлениями людей к большей независимости от госу дарства, большей самостоятельности и самоуправлению, к свободному и неформальному общению друг с другом.

2.2.2. Основные типы государства Политологи выделяют целый веер взаимопереплетающихся типов, или форм, государства по самым различным признакам. Основные из этих типов можно представить, объединив их в следую щие пять групп. Рассмотрим каждый тип государства подробнее.

Основные типы государства А) Монархия и ее формы Самым распространенным и наиболее длительно существовавшим типом государства в про шлом была монархия. Монархия (от греч. monarchia — единовластие) - это такая форма государст венного правления, при которой верховная власть полностью или частично сосредоточена в руках единоличного главы государства — наследственного правителя, монарха (фараона, султана, царя, короля, императора и т. д.). История знает монархию неограниченную и ограниченную.

Монархия и ее основные формы Неограниченная монархия означает, что власть правителя не имеет каких-либо серьезных ограничений и носит в основном единоличный, самодержавный характер. Такая самовластная мо нархия была типична для многовекового периода рабовладения и феодализма. Но и она, в свою оче редь, на разных этапах выступала в разных исторических формах Важнейшие из них можно свести к следующим.

Наиболее одиозной формой неограниченной монархии была деспотия, означавшая абсолют ную власть самого монарха, полный произвол приближенных к нему верхов и полное бесправие под данных. Иногда деспотию дополняла теократия, при которой глава государства (фараон, царь, импе ратор и т. д.) являлся одновременно его религиозной главой.

Значительно более мягкой формой правления была сословная монархия. Она предполагала сочетание власти монарха с наличием органов представительства разных сословий (прежде всего ду ховенства, средних и мелких феодалов, горожан).

Сплотив население, укрепившись и создав мощные государства, монархические режимы примерно тех же стран перешли к жесткому абсолютизму — сильной, централизованной, самодер жавной власти монарха. В этих условиях деятельность органов сословного представительства либо теряет прежнее значение, либо вовсе прекращается. Для многих стран Европы основной период аб солютизма пришелся на XVI - XVIII вв., а для России - на XVII - XIX вв.

Однако во второй половине XVIII в. в ряде государств Европы (Австрия, Дания, Испания, Швеция и др.) и в России [в 60-е гг. XVIII вв., при императрице Екатерине II (1729-1796)] наступила своеобразная «оттепель» в суровом самодержавии - так называемый просвещенный абсолютизм.

Суть его в том, что возглавившие эти государства «просвещенные монархи» стали проводить рефор мы в целях более разумной организации социальной жизни (ликвидация сословных привилегий, гос подства крупных феодалов и всевластия церкви;

шаги в сторону веротерпимости, смягчения цензуры, развития рыночных отношений, совершенствования школьного обучения и т. д.).

Основные формы неограниченной монархии По мере развития и демократизации обществ на смену неограниченной, самодержавной мо нархии пришла монархия ограниченная, или конституционная. Ограниченная монархия тоже пред полагает передачу монархического титула по наследству, но сама власть монарха ограничена на ос новании конституции.

В современном мире неограниченные монархии крайне редки. По всей видимости, они сохра нились лишь в таких восточных государствах зоны Аравийского полуострова, как Катар, Оман, Сау довская Аравия (некоторые источники называют еще соседние Бахрейн, Кувейт, а также теократиче ское государство-город Ватикан на территории Рима). Ограниченная монархия представлена более широко - в частности, в Бельгии, Дании, Лихтенштейне, Нидерландах, Таиланде, Швеции, Японии и других странах.

Б) Республика и ее формы В качестве своеобразного антипода монархии еще в античную эпоху возник другой тип госу дарства по способу организации власти — республика. В современной политической практике эта государственная форма наиболее распространена. Сам термин «республика» (от лат. res - дело + pub licus - общественный, всенародный) указывает на ее главную особенность — формирование органов государственной власти на основе всеобщих выборов. Ключевую роль в структуре высших респуб ликанских властей играют две фигуры: парламент и президент.

Парламент (от франц. parler - говорить) - это высший законодательный орган власти, пред ставляющий все общество. Впервые в истории он был образован в Англии в XIII в. (обычно отсчет ведется с 1265 г.) как орган сословного представительства. Однако свое реальное, близкое к совре менному значение парламент начал приобретать в странах Запада лишь после буржуазных револю ций XVII-XVIII вв. При этом, как уже отмечалось, в разных странах парламентский орган называют по-разному: кнессет (в Израиле), сейм (в Финляндии), стортинг (в Норвегии), парламент (в Бельгии, Великобритании, Индии, Канаде и других странах), кортесы (в Испании и Португалии), Генеральные штаты (в Нидерландах) и т. д. Кроме того, он может быть двухпалатным (как в Австралии, Бразилии, Канаде, США, ФРГ, России и др.) и однопалатным (как в Дании, Израиле, Финляндии, Швеции и др.).

Президент [от лат. praesidens - сидящий впереди, во главе] является главой государства в большинстве стран с республиканской формой правления. Первым в истории президентом стал в 1789 г. в Соединенных Штатах Америки Джордж Вашингтон (1732 - 1799).

В зависимости от объема и структуры властных полномочий парламента и президента разли чают две основные формы республики: парламентскую и президентскую. В президентской респуб лике всенародно избранный президент является и главой государства, и главой исполнительной вла сти. Он подбирает, а иногда и возглавляет правительство. В то же время выборный республиканский парламент в той или иной мере контролирует деятельность правительства и президента, а в случае нарушения ими конституции страны может привлечь их к ответственности (так называемый импич мент). Однако в некоторых странах при определенных условиях и президент имеет право распустить парламент, назначив новые выборы.

В отличие от этого в парламентской республике президент избирается парламентом (или особой коллегией, составленной на основе парламента) и часто является лишь номинальным главой государства, фактически выполняющим лишь представительские, церемониальные функции (участие в аккредитовании иностранных послов, визиты за рубеж, вручение наград и т. п.). Выборный парла мент формирует и контролирует правительство и может.выразить ему вотум недоверия, отправив в отставку.

Республика и ее формы У каждой из этих форм есть свои сильные и слабые стороны. В частности, парламентскую республику могут часто изматывать правительственные отставки и кризисы, если парламент раздроб лен на многочисленные конфликтующие группы. По сравнению с этим президентский вариант рес публики обеспечивает большую стабильность власти в обществе, поскольку ради самосохранения за конодательная и исполнительная ветви вынуждены сотрудничать, а президент может помогать им искать согласия.

В) Унитарное государство, федерация и конфедерация Современные страны объединяют людей разных этнических, религиозных, культурных групп, разных территорий и местных традиций. В связи с этим каждое сообщество людей должно договориться о степени самостоятельности своих частей, о распределении власти по территории, о принципах своей целостности. Иными словами, общество должно выбрать ту или иную форму своего национально-территориального и государственно-политического устройства. В зависимости от этого различают три основных типа государств.

Наиболее простым из них является унитарное государство. «Простота» его (иногда кажу щаяся) в том, что это единое, составляющее одно целое, в котором на всей территории действуют единые конституция и гражданство, единая система права, органов государственной власти и управ ления.

Основные типы государств по национально-территориальному устройству Тип Краткая характеристика Примеры государства Унитарное • единое, составляющее одно целое государство Дания, Италия, Польша, государство • единые конституция и гражданство Финляндия, Франция, • единая система права, органов власти и управления Япония • делится на административно территориальные единицы Федератив- Объединяет относительно самостоятельные государствен- Австрия, Бразилия, ное государ- ные образования, которые [наряду с наличием общих (фе- Германия, Индия, Кана ство деративных) органов и структур] могут иметь: да, Мексика, Нигерия • собственную конституцию • свои правовую и судебную системы • свои органы власти • свое гражданство и т. д.

Конфедера- Объединение независимых государств для совместного Швейцарская конфеде ция решения общих задач (чаще политических);

неустойчива: рация, Сенегамбия обычно либо распадается, либо развивается в федерацию В таком государстве нет внутренних государственных образований (наподобие штатов или республик). Оно обычно делится лишь на административно-территориальные единицы типа губер ний, областей, районов. Примеры унитарных государств - Дания, Италия, Польша, Финляндия, Франция, Япония.

В отличие от унитарного федеративное государство, или федерация (от лат. foederatio - объ единение, союз), объединяет относительно самостоятельные государственные образования — зем ли (как, например, в ФРГ), штаты (Бразилия), провинции (Канада), республики (Россия) и другие ре гионы. Эти региональные единицы (субъекты федерации) могут иметь собственную конституцию и внутреннее административно-территориальное деление, свои органы власти и управления, правовую и судебную системы, свое гражданство.

Наряду с этим в федерации осуществляется взаимоприемлемое разделение власти между фе деральными (центральными) и региональными государственными органами. Скажем, вопросы внеш ней политики, обороны, денежного обращения и ряд других решаются на федеральном уровне;

внут рирегиональные, местные проблемы - на уровне каждого субъекта федерации.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.