авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Е.В. Ермизина, Ж.В. Пузанова ПРОБЛЕМЫ ВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ Рекомендовано ...»

-- [ Страница 2 ] --

Слово «мета» (древнегреч.) означает «выше», «над», «на другом логическом уровне». Мета-модель использует язык для того, чтобы сделать его более ясным, она предохраняет коммуникаторов от заблуждения в том, что они понимают смысл слов, и восстанавливает связь между языком и опы том. Мета-модель представляет собой серию вопросов, цель которых – повернуть вспять и разгадать упущения, искаже ния и обобщения в коммуникации.

Милтон-модель – это способ употребления языка с це лью наведения и поддержания транса. А назначение транса – войти в контакт со скрытыми ресурсами личности и изме нить состояние сознания человека. Такую языковую модель выявил в результате работы на сеансах гипноза Милтон Эриксон, американский психотерапевт, именем которого эта модель и названа. Милтон-модель является зеркальным от ражением мета-модели, она представляет собой способ по строения предложений, изобилующих упущениями, искаже ниями и обобщениями. Слушатель вынужден самостоятель но наполнять информацию деталями и заниматься активным поиском смысла всего услышанного. Именно в такой языко вой модели работают механизмы внушения, подробно рас сматриваемые ниже.

Язык является эффективным средством внедрения в ког нитивную систему реципиента концептуальных конструк ций, часто помимо сознания, тем самым программируя чело века. В техниках нейролингвистического программирования используются три блока вербальных средств суггестии, в ос нове которых – следующие принципы построения речевого высказывания:

1) и с к а ж е н и е информации;

2) у п у щ е н и е информации;

3) о б о б щ е н и е информации.

Искажение Исказить передаваемую информацию и тем самым ока зать суггестивное воздействие на человека можно несколь кими способами:

1) создание пресуппозиций – условия, некоторые пред посылки, позволяющие формулировать и воспринимать пред ложения как семантические нормальные и уместные в данном контексте. Например, использование фразы «на самом деле, я считаю, что…» – где истина, и почему человек, высказывая собственное мнение, претендует подобным выражением на объективность?;

или фраза «я убедительно прошу вас больше этого не делать…» – а в чем само убеждение заключается?

Пресуппозицию можно создать при помощи:

использование темпоральных конструкций. Это союзы с временным значением «перед тем, как», «после того, как», «прежде чем, как», «в течение», «когда», «наконец то…». Например, «После того, как вы проголосуете на изби рательном участке, вы собираетесь отпраздновать день вы боров за праздничным столом?» – подобное предложение является примером хитрого предоставления якобы свободно го выбора. Подобные союзы часто используются в реклам ных текстах;

использование соединительных союзов, которые объ единяют явления, не имеющие друг к другу отношения;

использование союза «или» для создания иллюзии выбора. Например, «Ты мне какие цветы подаришь – розы или хризантемы?», или « На выборах вы проголосуете за Зю ганова или Путина?» – подобные примеры протягивают само действие да и еще ограничивают выбор;

использование числительных и их производных. На пример, «Кто пойдет первым?», тем самым «протаскивается»

акцент на действие, что вообще кто-то должен идти;

вводные, модальные конструкции и придаточные предложения с использованием глаголов «знать», «пони мать», «осознавать» и др. Они призваны оттягивать внима ние. Например, «Вы же прекрасно знаете, что….», «Вы же это прекрасно понимаете и без меня…»;

создание иллюзорных причинно-следственных свя зей.

2) создание имитации осведомленности о внутреннем содержании объекта (иллюзия чтения мысли). Существует два основных типа чтения мыслей. В первом типе «человек силы», «Могу сказать, что она осталась довольна». Второй тип чтения мыслей является зеркальным отражением первого и предоставляет другим людям власть читать мысли. Например, «Если бы ты любил меня, ты бы знал, чего я хочу».

Упущение Эффект суггестии может проявляться через упущение ин формации, которое происходит следующим образом.

1) при использовании неспецифических глаголов, то есть глаголов, которые требуют конкретизации. Эта техника строится на механизме воображения – человеку задают об щие условия, а дальше он сам додумывает. Например, «”Bosh” – на нас можно положиться» – в чем положиться, почему, зачем – не понятно;

2) при сравнении двух объектов без указания на то, с чем объект сравнивается. Тут используются такие речевые конструкции, как, например, «Новый усовершенствованный порошок «Тайд» значительно лучше»;

3) при использовании неопределенного референтного индекса, то есть обозначения чего-то или кого-то неконкрет ного, неопределенного. Подобный эффект проявляется при использовании выражений типа «Считается, что….», «Гово рят, что…», «Есть мнение…», «По мнению западных специа листов...». В таких случаях наиболее сильный суггестивный эффект проявляется в использовании наречий «Ясно», «Оче видно». Например, «Очевидно, этот человек является идеаль ным кандидатом». В настоящем случае выделяют:

использование субъекта, который определен, а статус его не определен. Например, «Я вам авторитетно заявляю...»;

замещение субъекта действием. Например, «История не простит нас, если…», «Жизнь диктует, что…», «Наше время велит …»;

4) при использовании номинализации понятий. Гла гол, описывающий процесс, переводится в существительное, лишенное конкретного содержания. Например, «Вы обретете понимание того, что…», «Обучение и дисциплина вместе с уважением и настойчивостью представляют собой основы процесса воспитания».

Обобщение Обобщение информации в целях оказания воздействия можно осуществлять с помощью:

1) универсальных квантификаторов – обобщенных показателей количества, которые не допускают никаких ис ключений. Они строятся при помощи слов «все», «каждый», «никто», «всегда». Например, «Всем известно, что земля на чинается с Кремля!», «Никто не станет отрицать, что...», «Все обобщения неправильны», «Все артисты – очень инте ресные люди»;

2) операторов модальности – под модальностью по нимается отношение говорящего к той связи, которая уста навливается им же между содержанием данного высказыва ния и реальностью. Операторы модальности бывают трех ви дов:

желание – хочу;

возможность – могу;

долженствование, необходимость – должен, обязан, следует.

Подобные операторы построены на том, что человек мо жет или не может что-то делать или не должен /должен из со циальной природы. Например, «Я должен всегда ставить дру гих на первое место», «Всем следует мыть руки перед едой».

Использование «должен» на уровне способностей часто вос принимается как упрек: вы обязаны уметь делать это, но не можете, – так вводится совершенно неуместное чувство про вала. Использование «должен» таким образом с самим собой или с другими людьми является превосходным способом вы зывать мгновенно чувство вины (потому что правило наруше но), создавая ложное несоответствие между ожиданиями и реальностью. Например, «Интернациональный долг советско го офицера в Афганистане…». Соответственно, чтобы не по падать под влияние операторов модальности, необходимо за давать самому себе вопросы: «Чтобы случилось, если бы я не сделал?», «А что препятствует мне, чтобы сделать?…».

Убеждение Если при внушении коммуникативная ситуация строится по схеме – субъект-объектные отношения, то в случае убеж дения реципиент или коммуникант является мыслящим субъектом, и воздействие в данном случае осуществляется на волю через мышление. Факторы, которые необходимо учи тывать при убеждении:

1) доверие;

2) обращение к личным интересам слушающего, предва рительно чему необходимо провести анализ потребностей;

3) выбор времени и контекста;

4) вовлечение реципиента в коммуникативную форму «Мы»;

5) вовлечение слушающего в принятие решения;

6) убеждающая подача сообщения, включающая веру говорящего в информацию, подача материалов в деталях для подтверждения данных и др.;

7) содержание речевого обращения.

Здесь необходимо учитывать следующие параметры:

персонификация проблемы. Это эффективно, так как при обобщении формируется представление общей картины, а через конкретное лицо – конкретное знание, которое ока зывает значительно большее влияние на собеседника;

привлечение статистики. Информация, подтвержден ная конкретными цифрами, усваивается лучше. Напри мер, лучше сказать «24 часа в сутки…», чем «ежеднев но», или «12 месяцев...», чем «год…». Но здесь важно учитывать контекст;

8) структура речевого сообщения – важны указа ния/показатели логической связи.

Основными компонентами убеждения являются сле дующие:

1) тезис – мысль, истинность которой требуется дока зать;

2) аргумент – (лат. argumentum – логический довод, ос нование, доказательство) мысль, истинность которой прове рена и доказана практикой. Следовательно, может быть при ведена в обосновании истинности или ложности тезиса;

3) демонстрация – логическое рассуждение, в процессе которого из аргумента выводится истинность или ложность тезиса.

Для того чтобы убедить собеседника по общению в чем то, необходимо: 1) совершить психологическое вытеснение, то есть разубедить человека в старом;

2) совершить замеще ние, то есть убедить в новом.

Для того чтобы тезис выглядел убедительно, нужно вы полнять следующие требования, предъявляемые к нему.

1. Тезис должен быть истинным. Под истинностью те зиса понимается вера говорящего в истинность, причем вера настоящая, внутренняя, а не показная. Иногда вера приводит к истинностному угадыванию, и происходит совпадение с объективной реальностью, но далеко не всегда, потому что, если бы совпадение с объективной реальностью было посто янным, у людей вообще не менялась бы точка зрения, а это происходит.

2. Тезис должен быть четко, ясно и точно сформулиро ван. Точность формулировки тезиса есть операция, вклю чающая три процедуры. Процедура первая – точно формули ровать тезис для говорящего. Вторая – четко формулировать тезис для его слушателей. Третья – совмещение первого со вторым в едином тексте. Первое означает, что говорящий на столько хорошо вдумался в тему, в сам тезис, что у него не осталось внутренних интеллектуальных сомнений в отноше нии этого тезиса. Часто человек берется что-то доказывать, сам до конца не поняв, что именно. Это в категории убежде ния недопустимо, поскольку в таком случае строится не де мократическая речь, а либеральная. Убедить другого челове ка удастся только при наличии внутренней убежденности говорящего в истинность своей идеи. Второе означает, что слушающие должны адекватно понимать говорящего. Для этого необходимо использовать только те лексические еди ницы, которые понятны слушающему.

Ошибки, которые возникают при нарушении точности тезиса: кто слишком многое доказывает, тот ничего не дока зывает, что означает:

если тезис слишком категорично формулируется и ох ватывает весь класс предметов, то теряется необходимый;

вместо одного тезиса пытаются доказать сразу не сколько, объединив их в одно высказывание.

3. Тезис должен оставаться одним и тем же на про тяжении всего доказательства или тождества, то есть не обходимо «держать тезис». Определенность, то есть ясность и точность рассуждения, а также изложение мыслей вытекает из фундаментального закона формальной логики – закона тождества, согласно которому каждая мысль, которая приво дится в речи, при повторении должна иметь одно и то же оп ределенное, устойчивое содержание.

Ошибки, которые появляются при нарушении точности формулировки и смыслового единства тезиса:

возникновение «логико-речевой» ошибки, которая на зывается «потеря тезиса». Это означает, что, начав доказы вать один тезис, через некоторое время в ходе этого же дока зательства начинают доказывать уже другой тезис, сходный с первым только внешне. Например, «Где ты купил этот зонт? – Он там уже не продается», «Кого зовут к телефону? – Это не тебя», «Сколько сейчас времени? – Да ты все равно уже опо здал»;

причиной потери тезиса может быть не только мыс лительный сбой, но и осознанное желание человека отвечать не на тот вопрос, который ему задали, писать не на ту тему, которая обозначена, или доказывать не тот тезис, который сформулирован. В этом случае происходит «подмена тези са». Подмена тезиса чаще всего совершается теми людьми, которые убеждаются в том, что открыто доказать поставлен ный тезис они не могут. Тогда в ходе доказательства выдви гается новый, похожий тезис, но имеющий другое содержа ние. Подобное встречается в речах профессиональных поли тиков, дипломатов.

4. Тезис не должен содержать в себе логического противоречия или требования противоречивости. Непро тиворечивость как важный признак логически правильной речи определяется требованиями двух законов формальной логики – закона противоречия и закона исключенного третьего (Е.Н. Зарецкая, 1999).

К аргументам также предъявляются определенные тре бования.

1. Первое требование совпадает с требованием, предъяв ляемым к тезису: аргумент должен быть истинным. И точ но так же в случае с аргументом истинность носит не абсо лютный, а относительный характер. Оба участника комму никативного акта должны признавать истинность аргумента.

Важно понять, что, если один из собеседников, а именно слушающий, не признает истинность аргумента, этот аргу мент не может быть использован для доказательства тезиса, что встречается довольно часто.

Ошибки, возникающие при аргументации:

основное заблуждение – что означает обоснование ложными аргументами (использование ссылок на средства массовой информации). Например, «А это по радио говори ли…», или «Так в газете написано»;

предвосхищение оснований – что означает недоказан ность аргумента.

2. Требование достаточности для доказательства те зиса. Аргументация должна быть достаточной для людей, на которых она направлена. Важно понять, что мера достаточ ности неодинакова для разных людей. Это означает, что ко гда говорящий берется убеждать, скажем, десять человек од новременно в истинности некоторого тезиса, то часть людей будет убеждена уже после предъявления одного или двух ар гументов, а другие будут интеллектуально сопротивляться дольше. То есть достаточность есть функция, которая меня ется в зависимости от аргумента, где под аргументом пони мается ментальность слушающего. Уровень достаточности всегда индивидуален.

Ошибки, возникающие при нарушении требования дос таточности:

мнимое следование: происходит тогда, когда аргумент истинный, но недостаточный;

«от сказанного в относительном смысле к сказанному безотносительно» – означает, что положение, являющееся верным при определенных условиях, приводится в качестве аргумента, годного при всех условиях, при всех обстоятель ствах.

3. Аргумент в доказательстве в соответствии с пер вым требованием должен считаться истинным, а это оз начает, что он был когда-то доказан как тезис. Это доказа тельство строилось безотносительно к исходному тезису, то есть независимо от него. В этом заключается требование – он должен быть мыслью, истинность которой доказана само стоятельно, независимо от доказываемого положения.

4. Чем лаконичнее сформулирован аргумент, тем боль шее впечатление он производит.

5. Важно помнить о восходящей последовательности до вода. То есть для эффективного убеждения цепь доводов необ ходимо выстраивать следующим образом: наиболее сильные в ясной и краткой форме аргументы размещать в конце, а более слабые соединять вместе и помещать в середину.

Литература Основная 1. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. – М., 1982.

2. Дилтс Р. Фокусы языка. Изменение убеждений с по мощью НЛП. – СПб.: Питер, 2000.

3. Изард К. Эмоции человека. – М.: МГУ, 1980.

4. Зейгарник Б.В. Патология мышления. – М., 1976.

5. Журавлев А.П. Звук и смысл. – М., 1981.

6. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. – М.: Смысл, 2005.

7. Лурия А.Р. Основные проблемы нейролингвистики. – М., 2007.

8. Люшер М. Цвет вашего характера. – М., 1996.

9. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. – М., 1966.

10. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. – М., 1971.

11. Соссюр Ф.де. Заметки по общей лингвистике. – М., 1990.

12 Тард Г. Психология толп. – М., 1999.

13. Узнадзе Д.М. Экспериментальные основы психоло гии установки. – Тбилиси, 1961.

Дополнительная 1. Вержбицкая А. Язык, культура, познание. – М., 1996.

2. Викентьев И.Л. Приемы рекламы и ПР. – СПб., 1998.

3. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре со циальной коммуникации. – М., 1984.

4. Джеймс Т. Основы личности. – М., 1988.

5. Ершов П.М. Режиссура как практическая психология (взаимодействие людей в жизни и на сцене). – М.: Искус ство, 1974.

6. Зарецкая Е.Н. Риторика: теория и практика речевой коммуникации. – М.: Дело, 1999.

7. Коннор Дж., Сеймор Дж. Введение в НЛП. – М., 1997.

8. Леонтьев А.А. Психолингвистический аспект языко вых знаков // Принципы и методы семантических исследова ний. – М., 1976.

9. Леонтьев А.А. Психология общения. – М., 2008.

10. Лотман Ю.М. О двух моделях коммуникации в систе ме культуры // Труды по знаковым системам. – Тарту, 1971.

11. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. – М., 1977.

12. Тарасов Е.Ф., Сорокин Ю.А. Национально культурная специфика речевого и неречевого поведения. – М., 1977.

13. Тернер В.У. Проблема цветовой классификации в примитивных культурах // Семиотика и искусствометрия. – М., 1979.

14. Школьник Л.С. Речевое воздействие: основные про блемы и исследования // Проблемы организации речевого общения. – М., 1981.

15. Щерба Л.Н. Языковая система и речевая деятель ность. – Л., 1974.

16. Bendler R., Grinder J. The Structure of Magic. – Science and Behavior Books, Palo Alto, CA, 1976.

17. Chomsky N. Language and Mind, Harcourt Brace Jo vanovich, Inc. – N.Y., 1968.

18. Erickson M. H. Advanced Techniques of Hypnosis and Therapy;

Selected papers of Milton H. Erickson., Grune&Stratton Inc. – N.Y., 1967.

Глава Коммуникативные стили.

Этические аспекты речевой коммуникации Понятие коммуникативного стиля, или стиля межлично стного общения, обозначает привычные, устойчивые спосо бы поведения, присущие данному человеку, которые он ис пользует при установлении отношений и взаимодействии с другими людьми. Из приведенного определения видно, что данное понятие: 1) обращает внимание на индивидуальные различия в поведении людей, следовательно, подчеркивает момент несходства, своеобразия;

2) указывает на устойчи вость данного способа поведения, перенос его человеком из ситуации в ситуацию;

3) акцент делается на внешние формы поведения, на то, что наблюдать – видеть и слышать.

Можно выделить следующие методологические уста новки стиля деятельности и общения:

– стиль представляет собой проявление целостности ин дивидуальности;

– стиль связан с определенной направленностью и сис темой ценностей личности;

– стиль выполняет компенсаторную функцию, помогая индивидуальности наиболее эффективно приспособиться к требованиям среды.

Отсюда, исходя из позиции стратегий взаимодействия, Л.А. Петровская выделяет следующие стили: ритуальное общение, манипулятивное общение, гуманистическое обще ние. Рассмотрим каждый стиль подробно.

1. Ритуальное общение – стиль общения, нацеленный на поддержание социальных связей, на то, чтобы не выйти из социума. Правилами такого типа речи являются этические нормы конкретного общества, связанные с обрядами, ритуа лами. В данном стиле общения нет цели воздействия. Типич ным образцом подобного стиля является приветствие. Самая характерная черта ритуальной речи – «десемантизация» – процесс, в соответствии с которым определенный текст на чинает частично или полностью терять свое значение. Само значение существует, его можно найти в толковом словаре, можно восстановить в своем сознании, но в конкретной ре чевой коммуникации оно не проявляется. Процесс десеман тизации происходит в том случае, если текст многократно повторяется. Говорящий значение речи не передает, а слу шающий его не воспринимает. В ритуальном общении важно произнести речь, как бы подтвердив «Я знаю правила игры», а не понять ее смысл. Подобного рода десемантизации могут быть небезопасны, так как успокаивают сознание. Например, лозунг «Народ и партия едины!»: из-за частого повторения и постоянного видения этого лозунга люди не задавали себе вопросы «Почему?», но подобные лозунги были знаками вне смысла, потому что явление десемантизации распространи лось на них в полной мере (Е.Н. Зарецкая, 1999).

Какие жанры характеризуют ритуальную речь:

- приветствие, например «Добрый день!»;

- пожелания, поздравления (открытки с клишированны ми текстами);

- «шапки» заявлений, договоров, контрактов, приказов, инструкций;

- протокольные документы – протокольная речь облада ет высокой степенью десемантизации, тоже разворачивается по определенному сценарию, четко сконструирована и мало информативна;

- анкеты – изначально с десемантизированными элемен тами тексты.

- извинения, поощрения, благодарности.

Очень важно играть по правилам социума и той куль турной среды, в которой находишься. Незнание правил игры определенной группы приводит к коммуникативному прова лу. Например, насколько привычным на вопрос «Как дела?»

принято формально отвечать «Отлично», «Нормально» и т.п., настолько нелепым кажется подробный развернутый ответ о своей жизни.

2. Манипулятивное общение – воздействие на партне ра, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуж дению у другого человека намерений, не совпадающих с его реально существующими желаниями. Партнер по коммуни кации воспринимается как средство достижения цели, только как объект воздействия (Е.Л. Доценко). Манипулятивный стиль используется на основе разных элементов коммуника тивного акта. На каждом этапе коммуникации можно по строить манипуляцию.

Манипулирование информацией возможно следующи ми способами:

Утаивание информации от слушающего – посредством молчания, умалчивания. С этой целью используют:

подмену темы общения;

перевод разговора на высокопарный стиль;

использование абстрактного языка (характерно для речи М.С. Горбачева);

переход в наступление.

Избирательность информации – выдавать только вы годную информацию. Например, каждая политическая пар тия пишет свой учебник истории, в котором интерпретиру ются события с выгодной точки зрения. Или, например, можно сказать «Зал наполовину полон», а можно – «Зал на половину пуст».

Искажение информации – можно преувеличить инфор мацию или преуменьшать.

Конструирование:

придумывание ложной информации;

специальное построение речевых высказываний (воз можные техники рассмотрены выше);

использование эвфемизмов (замена нежелательных выражений на более смягчающие). Например, в одних СМИ используется выражение «Чеченская война», а в других – «Чеченский кризис».

Манипулирование поведением возможно следующими способами:

Программирование реакции слушающего, основанное на эффекте стереотипизации. То есть создаются условия, в которых человек с максимальной вероятностью поведет себя так, как предполагает манипулятор. В уголовной практике подобный эффект называется «психический автоматизм!».

Например, в фильме «Старики-разбойники» грабят из музея картину в униформе сотрудников, чем вызывают только сте реотипное отношение как к «сотрудникам, уносящим карти ну на реставрацию». Или известно, что большинство убийств бизнесменов совершается у дверей дома или в автомобиле в часы, когда наиболее вероятно бизнесмен едет на работу или возвращается.

Формой проявления манипулятивного стиля общения служит провокационная речь. Провокационная речь – это особый тип речи, рассчитанный внутренне на получение не которой ответной информации – или известной тому, кто провоцирует, или неизвестной (в этом случае говорят о «вы пытывании» информации). Провокационная речь существует для прямого воздействия на других людей, причем воздейст вия подчиняющего: человека вынуждают помимо его воли передать некоторую информацию. Если собеседник не соби рается делиться информацией, то для достижения эффекта можно использовать техники:

блеф – когда говорящий делает вид, что он уже владе ет искомой информацией;

подстройка – когда собеседник вводится в состояние приватности, частности общения. Сведение разговора к лич ностному, с эффектом эмпатии. Для этого часто используют приемы лести: например – «Я не очень разбираюсь в этом вопросе, тут нужен специалист более компетентный, чем я, у меня нет соответствующей подготовки. – Ну, если у вас нет подготовки, у кого она тогда, вообще, есть?»;

круговая деятельность – когда собеседник вводится в семантическое поле искомой информации. То есть можно начать рассказывать о чем-то не совсем по нужной теме, но в контексте наблюдать за реакцией собеседника;

метод от противного – то есть сделать вид, что ин формация не особо важная для слушающего, и в период ее проговаривания посмотреть, как он реагирует (как изменится само действие, отношение к говорящему, отношение самого коммуниканта).

3. Гуманистическое общение – стиль общения, при ко тором происходит обоюдное изменение обоих партнеров.

Партнер в данном случае рассматривается как самоценность.

В настоящем стиле общения происходит удовлетворение по требности в сопереживании, поддержке, сочувствии. Это до верительное общение. Сообщения даже о негативных эмоци ях, не разрушающие атмосферу доверия, партнерства, долж ны носить характер «я-посланий», что, с одной стороны, по зволяет другим понять вас, не подвергая угрозе их самооцен ку, а с другой – принять ответственность за свои эмоции на себя, следовательно, открывает возможность управления ими.

Важнейшая характеристика гуманистического общения – искренность его участников. Искренность чаще всего рас сматривается как ценность или установка. Но важно также выделять элементы поведения, посредством которых ис кренность выражается:

искреннее поведение – открытое поведение. Искрен ний коммуникатор, если того требует ситуация, в процессе коммуникации раскрывает свои подлинные мотивы, прямо выражает свои внутренние переживания, даже если они нега тивны (например, растерянность или слабость). Он старается не искажать свое сообщение и сообщения других, тем самым стремясь в отношениях в большей степени к взаимности, чем к независимости или антагонизму;

искреннее поведение не содержит защиты. Хороший коммуникатор может быть искренним даже в ситуации кон фронтации или критики. Понимая свои сильные и слабые стороны, он обычно не прибегает к защитным механизмам в этих условиях, отвечает на критику с пониманием и желани ем разобраться в причинах, вызвавших негативные чувства партнера;

искреннее поведение – конгруэнтно. Понятие конгруэнт ности означает соответствие внутренних чувств и переживаний человека его поведению, а также соответствие вербальных и невербальных средств коммуникации. Подробнее подобное по нятие будет рассмотрено в аспекте лжи в общении.

Этические аспекты коммуникации Самым главным принципом в этике, равно как и в пси хологии, является принцип «НЕ навреди!». Отсюда вытекают следующие постулаты.

1. Обращаться с речью можно только к тем людям, к которым вы относитесь доброжелательно. В цепочке коммуникативного акта Цель – Замысел – Текст – Реакция любая цель влияет на дальнейшие составляющие, то есть на замысел, словесное выражение, а также на реакцию партнера по общению. И если сознательная область подвергается кон тролю, то есть попытка обмануть может сработать, то бес сознательная – почти нет.

Для того чтобы данный постулат выполнялся, нужно найти возможность вообще не общаться с человеком, кото рый неприятен, или, на крайний случай, свести общение к минимуму.

2. Говорить нужно лишь то, что хотел бы услы шать сам. Данный постулат определяет целесообразность речи. Не всегда стоит выражать свое мнение с помощью ре чи. Можно иногда противопоставить молчание.

3. Во время коммуникативного акта у слушающего больше коммуникативных прав, чем у говорящего. Основа нием для такого постулата являются следующие причины.

Психологическая причина. С позиций слушающего, с его личностной психологией связан в первую очередь замысел речи. Предположим, убеждая человека в важности его участия в фокус-группе, социологу необходимо использовать разно образные аргументы: для одного материальное вознагражде ние, другого – возможность быть выслушанным по наболев шей проблеме, третьего – дать полезные и ценные сведения по теме, четвертого – приятно провести время в обществе новых людей и возможность с ними пообщаться. Слушающий в этот момент воспринимает только один наиболее важный для него аргумент. Отсюда важно, перед тем как начать говорить, про вести аналитическую работу, особенно в случае обращения к малознакомому или незнакомому человеку. Необходимо об ратить внимание на возраст, пол, одежду, тональность голоса, наличие или отсутствие стилистических ошибок в первых произнесенных фразах, место, где он находится. Так же сле дует поступать и в случае общения с большой аудиторией, с разными ценностными ориентациями, где важно понять об щее, что может связывать этих людей.

Физиологическая причина. Процесс коммуникативного акта строится таким образом, что при получении информа ции слушающий, во-первых, должен декодировать сигнал, во-вторых, отстраниться от шумов, которые возникают при получении информации. Зная, что скорость слушания намно го выше скорости говорения, можно понять, что в процессе говорения человек занят только этим, в отличие от слушаю щего, у которого могут возникать за это время отвлечения, вызванные реагированием на помехи и шумы, а говорящему легче себя контролировать даже при очень большом шуме.

Он себя слышит. Когда человек говорит, он работает в усло виях отсутствия шума: ему почти не мешает физический шум, так как гортань и артикуляционные органы человека расположены очень близко к уху, а ухо всегда контролирует речь самого человека. Но также говорящий отстранен и от интеллектуального шума – человеческий мозг так устроен, что невозможно думать об одном, а говорить о другом.

Теперь рассмотрим, что происходит со слушающим – коммуникантом в процессе коммуникативного акта. На этапе декодирования звуковой волны у слушающего могут возни кать сложности понимания по следующим причинам.

1) если говорящий обладает дефектом дикции;

2) если присутствуют шумы. Внешние – шум прерывает звуковую волны, то есть выбивает из потока часть смысло вых блоков, и мозг вынужден декодировать смысл по непол ному внешнему выражению, но он все равно будет декоди ровать, даже когда плохо слышно. Внутренние шумы – если человека что-то мучает, он будет думать об этом постоянно.

И поэтому часто происходят параллельно два действия: че ловек размышляет о том, что его беспокоит, и также декоди рует звуковую волну, которая направлена на его барабанные перепонки.

Из рассмотренных выше причин можно сделать сле дующий вывод: из двух участников коммуникации в непони мании виноват тот, кто говорил, что означает – не смог «донести» информацию!

Ложь в коммуникации Под правдой в коммуникации понимается вера говоря щего в истину передаваемой им информации в момент рече вого акта. Соответственно ложь – это неверие в то, что чело век говорит. Каков механизм коммуникации во время лжи?

Е.Н. Зарецкая в своей работе «Риторика. Теория и практика речевой коммуникации» предлагает следующее объяснение.

Говорящий передает дезинформацию, то есть информацию, которую считает неверной. В это время работают два аспекта – вербальный и невербальный. Одновременно с дезинформа цией помимо своей воли невербальными жестами он переда ет свое отношение к ней и свое отношение к коммуниканту:

внутреннее отношение человека к дезинформации негатив ное. Мозг любую интеллектуальную неадекватность воспри нимает мучительно, нервная система входит в состояние стресса. На этом принципе построены детекторы лжи. Детек торы лжи воспринимают нервные импульсы, то есть отсле живают реакцию возбуждения центральной нервной систе мы. Когда человек обманывает, центральная нервная система находится в состоянии стресса, что фиксируется датчиками.

Обманывая, человек испытывает настолько сильный психо логический дискомфорт, что это сказывается на исходящем от него информационном биоизлучении.

Другими понятиями в объяснении механизма лжи поль зуются авторы теории нейропсихологии. Основатели направ ления нейролингвистического программирования – Дж. Грин дер и Р. Бендлер. Ими предлагается описание этого процесса через понятия конгруэнтности и соответственно неконгру энтности. Внутренняя конгруэнтность – это состояние, ко гда вербальное и невербальное поведение человека нацелено на один результат. Все части находятся в гармонии. Когда человек конгруэнтен, его убеждения, ценности и интересы действуют согласованно, чтобы придать энергии для дости жения цели. Такое происходит при гуманистическом обще нии. Неконгруэнтность – наоборот, внутренний конфликт, отсутствие ощущения внутренней целостности, проявляю щееся в поведении как на психическом, так и на психофи зиологическом уровне, например, в несоответствии вербаль ной и невербальной информации. Такое поведение является признаком лживости в коммуникации.

Вообще функционирование одновременно двух разных систем в человеке очень удивительно. В устной речи челове ка работают постоянно две разные знаковые системы, и в принципе человек не испытывает большого дискомфорта. В момент же говорения неправды вся сознательная сила акцен тируется на вербальной информации – человек напряженно думает о том, что говорит, а знаковая система невербального языка в этот момент функционирует совершенно стихийно, потому что для контроля над ней не остается интеллектуаль ных ресурсов. Поэтому выражение лица, заинтересован ность в глазах и другие невербальные признаки скрываются очень тяжело. Именно поэтому если обратиться к человеку с каким-нибудь вопросом и он на него сразу не ответит, а ска жет через 10 секунд, то в первую секунду по тому, покраснел он или нет, по тому, как он на вас смотрит, вы уже примерно знаете ответ, даже если этот ответ через 10 секунд и окажет ся не таким, как первая реакция. В первые минуты видны та кие эмоции, как досада, радость или огорчение – это прояв ляется на невербальном уровне, а как только начинает рабо тать сознательная система языка, обнаруживается множество противоречий и несоответствий по сравнению с первой, са мой откровенной реакцией.

Таким образом, во время обмана возникает следующая коммуникативная ситуация: слушающий принимает инфор мацию, не зная, подлинная она или ложная, улавливает раз дражение центральной нервной системы говорящего, и это его настораживает, вызывая в нем ответную нервозность.

Другими невербальными признаками лжи также являются:

малочисленные движения – такой эффект происходит из-за того, что для проговорения лжи и сохранения себя в состоянии неконгруэнтности незаметно, требуется сильная внутренняя концентрация;

прятанье кистей рук (чаще все за спину);

движения глаз (схема латеральных визуальных сигна лов рассмотрена выше) – то есть, если внимательно смотреть на человека в момент говорения, можно по направлению движения глаз увидеть, конструирует он образ, то есть при думывает, или вспоминает, то есть не придумывает;

изменение величины зрачков (при передаче ложной ин формации зрачки расширяются или сужаются, но обязатель но реагируют);

прикрывание рта рукой (возможно пальцами, ладонью, просто «растопыривание» пальцев у рта);

физиологические реакции: учащенное дыхание, потение рук, изменение давления.

Также нужно отметить, что в профессиональных целях можно научиться скрывать как перцептивные, так и физио логические признаки лжи.

Литература Основная 1. Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого обще ния // Новое в зарубежной лингвистике (лингвистическая прагматика). – М.: Прогресс, 1985.

2. Доценко Е. Психология манипуляции. – М., 1997.

3. Зарецкая Е.Н. Риторика: теория и практика речевой коммуникации. – М.: Дело, 1999.

4. Леонтьев А.А. Психолингвистика. – М.: Смысл, 1997.

5. Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зару бежной лингвистике (лингвистическая прагматика). – М.:

Прогресс, 1985.

Дополнительная 1. Бодалев А.А. Формирование понятия о другом чело веке как о личности. – Л., 1970.

2. Вержбицкая А. Язык, культура, познание. – М., 1996.

3. Карнеги Д. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично. – М., 1990.

4. Кларк Г.Г., Карлсон Т.Ю. Слушающие и речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике (лингвистическая прагма тика). – М.: Прогресс, 1986.

5. Конрад Р. Вопросительные предложения как косвен ные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике (лин гвистическая прагматика). – М.: Прогресс, 1986.

6. Ковалев Г.А. Три парадигмы в психологии – три страте гии психологического воздействия // Вопросы психологии. – 1987.

7. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изуче ния современного русского языка. – М., 1989.

8. Леонтьев А.А. Психолингвистический аспект языко вых знаков // Принципы и методы семантических исследова ний. – М., 1976.

9. Леонтьев А.А. Психология общения. – М., 1997.

10. Петренко В.Ф. Проблемы эффективности речевого воздействия в аспекте психолингвистики // Оптимизация ре чевого воздействия. – М., 1990.

11. Петренко В.Ф., Алиева Л.А. Стереотипы поведения как элемент национальной культуры // Языковое сознание:

стереотипы и творчество: Сб. науч. трудов. – М.: Институт языкознания АН, 1988.

12. Петровская Л.А. Теоретические и методические про блемы социально-психологического тренинга. – М.: Изд-во МГУ, 1982.

13. Петровская Л.А. Компетентность в общении. – М.:

Изд-во МГУ, 1989.

14. Сентенберг И.В., Карасик В.И. Псевдоаргументация:

некоторые виды речевых манипуляций // Речевое общение и аргументация. – СПб.: Экополис и культура, 1993.

15. Фреге Г. Смысл и денотат. Семиотика и информати ка. – М., 1977.

16. Фишер Р., Юри У. Путь к согласию или переговоры без поражения. – М.: Прогресс, 1991.

Глава Вербальная коммуникация в социологическом исследовании. Влияние формулировки вопроса на результат социологического исследования в письменном тексте анкеты В настоящей главе подробно рассматриваются комму никативные проблемы, возникающие в ходе подготовки опросного инструмента – в данном случае письменного текста анкеты – для проведения социологического иссле дования. Конечно, стоит отметить, что большинство навы ков эффективного общения необходимо применять в уст ном общении, при проведении индивидуальных и группо вых интервью, в использовании качественной исследова тельской парадигмы. Но все же не менее важным является и письменный текст анкеты, понимание вопросов которого и ответы на которые существенно влияют на результаты исследований.

Прежде чем непосредственно проводить методический анализ, нужно кратко перечислить основные параметры знаний о вопросах в социологической анкете. Анкетный вопрос в социологическом исследовании выполняет инст рументальную роль. Совокупность этих вопросов помогает измерить и собрать те сведения, которые необходимы ис следователю для дальнейшей работы над программными вопросами. По сути, анкетные вопросы – это все речевые сообщения в вопросительной, утвердительной или отри цающей формулировках, предлагаемые социологом рес понденту и побуждающие последнего письменно реагиро вать на это высказывание.

Классификации вопросов в социологической литера туре строятся по различным основаниям, отражающим специфику предмета социологии и процесса получения эмпирических данных. В настоящем пособии составлена некоторая суммарная классификация, которая сложилась из вариантов, предложенных О.М. Масловой, Г.С. Батыгиным, Л.Я. Аверьяновым, В.А. Ядовым и В.Г. Гречихиным.

По содержанию выделяют вопросы:

- о фактах, знаниях (фактологические). Такой вопрос фиксирует уже свершившийся факт, поступок, действие и не зависит от мнения респондента, его состояния или оценки, что позволяет получить объективную картину тех или иных сторон деятельности людей.

- о мнениях, установках, мотивах поведения (мотиваци онные). Выделение этих вопросов связано со спецификой осознания людьми различных сфер социальной практики и влиянием этой специфики на формирование ответов и каче ство получаемой информации.

По функциям выделяют:

- основные вопросы – направленные на сбор информации о содержании исследуемого явления;

- неосновные вопросы, которые можно разделить сле дующим образом:

- контрольный вопрос, с помощью которого проверяется логическая непротиворечивость, достоверность, искренность ответов респондентов;

- вопросы, формирующие психологические условия оп роса:

контактный вопрос – установление контакта с респон дентом;

игровой вопрос – снимающий напряжение, усталость респондента;

напоминающий вопрос – активизирующий внимание и память респондента;

зондажный вопрос – выясняющий понимание респон дентом смысла заданного вопроса;

вопрос-фильтр – выделяющий из совокупности опра шиваемых ту часть, которой будет адресован вопрос, сле дующий за вопросом-фильтром.

По форме вопросы можно разделить:

- по наличию возможных ответов:

- открытый вопрос, в котором не содержатся варианты ответов и респондент может ответить так, как желает;

- закрытый вопрос, в котором предлагаются варианты ответов, причем по числу возможных ответов и их соотно шению друг с другом закрытые вопросы подразделяются на:

дихотомический, в котором предлагаются варианты ответов типа «да», «нет»;

альтернативный, такой вопрос, в котором респонденту предлагается выбор только одного из вариантов;

вопрос-меню, в котором респонденту предлагается на бор ответов с правом выбора нескольких.

- полузакрытый вопрос, в котором предлагаются вари анты ответов и предоставляется возможность сформулиро вать свой собственный.

- по отношению к респонденту:

прямой вопрос – относится непосредственно к лично сти респондента и позволяет получить прямую информацию;

косвенный вопрос – выясняет мнение или отношение к предмету вопроса косвенным образом, например серией во просов;

нейтральный вопрос, который не нарушает психологи ческого комфорта респондента;

острый вопрос, касающийся интимных сторон личной жизни респондента, нарушающий его представления о пре стиже, самоуважении;

трудный вопрос, который предъявляет завышенные требования к памяти респондента, превышающий его ин формированность, содержащий сложную технику заполне ния или незнакомые респонденту слова;

внушающий вопрос, который оказывает психологиче ское давление при формировании ответа.

- по синтаксическим признакам:

вопрос строится в вопросительной форме;

вопрос строится в повествовательной форме.

- по графическому оформлению:

тестовый вопрос;

вопрос-иллюстрация;

вопрос-таблица;

вопрос-график;

диаграмма, схема.

Каждый вопрос имеет свою совокупность логических, психологических и социолингвистических критериев конст рукции, формулирования и использования.

Респондент – не пассивный приемник информации, он идет навстречу социологу, предвосхищает содержание сооб щений, интерпретирует вопросы, воспринимая их сквозь призму собственных знаний и отношений. Это обстоятельст во и облегчает и затрудняет процесс коммуникации. Облег чает потому, что избавляет стороны от необходимости выра батывать какое-то новое средство общения: естественный язык им задан изначально. Затрудняет же потому, что ис пользование языка может порождать иллюзию понимания:

смысл, вкладываемый сторонами в вопросы и ответы, может оказаться неидентичным.

Рассмотрим влияние специфики понимания письменного текста анкеты на результат социологического исследования.

Дифференциация критериев трудности понимания во просов, предложенная Г.И. Саганенко и О.Б. Божковым, вы глядит следующим образом:

- Структурные параметры вопросов: сложность грамма тики и лексики. Для каждого типа аудитории экспертным пу тем может быть установлена оптимальная длина предложе ний и уровень сложности грамматической структуры, а так же мера понятности основных терминов.

- Уровень ясности смысла вопроса: например, недопус тимы формулировки с двойным отрицанием, а при опросах экспертов крайне опасно использовать исключительно обы денную лексику.

- Оценка трудности формирования ответа: например, сложность при припоминании событий, при определении уровня компетентности, при представлении воображаемой ситуации, при исчислении, сравнении значительного количе ства отдельных событий, наблюдений и т.п.

Разбив более подробно эту дифференциацию в соответ ствии с рассмотренными выше сторонами коммуникации, получим следующие этапы, на которых могут возникнуть затруднения понимания вопроса:

– перцептивная сторона коммуникации – восприятие во проса;

– интерактивная и коммуникативная стороны коммуни кации – понимание вопроса и поставленной в нем задачи, понимание готовых вариантов ответа;

– этап формирования ответа, включающий все стороны общения.

Ниже каждый этап рассмотрен подробно.

Перцептивная сторона коммуникации – восприятие вопроса Рассмотрим трудности этого уровня.

Восприятие длинных формулировок Существует тесная зависимость восприятия сообщения от длины. Анализ экспериментальных данных показывает, что длина высказывания не имеет особого значения для вос принимающего человека примерно до уровня 9,11 слов (та самая схема 7+/-2). Если же фразы включают больше 11 слов, восприятие существенно ухудшается. Например, такой во прос анкеты: «Если вы участвовали в оформленном самодея тельном походе у себя на предприятии или подготовленном официальными организациями вне предприятия, то какой категории сложности было это путешествие?»

Проблема многословности касается построения не толь ко вопроса, но и альтернатив. Альтернативы должны быть четкими и ясными для понимания. Лишние слова, слишком подробное описание, например места действия или ситуации, подробное разъяснение вопроса и содержания используемых понятий могут изменить его смысл, увести респондента в де тали, несущественные элементы и затруднить чтение и по нимание.

Восприятие незнакомых слов Нередко значительные трудности возникают при вос приятии вопроса, содержащего незнакомое слово. Например, можно ожидать малоосмысленного ответа или даже пропуска на вопрос. Более подробно процесс понимания незнакомых слов будет рассмотрен ниже.

Восприятие таблиц Вопросы, задаваемые в табличной форме, чрезвычайно компактны и удобны для исследователя. Социологи доволь но охотно пользуются табличными вопросами. Во-первых, они очень емкие и занимают мало места. Во-вторых, приме нение такого типа вопросов выгодно с точки зрения графиче ского оформления анкеты. Они снимают монотонность и вносят разнообразие в анкету. Для респондентов же они до вольно трудны. Их сложнее понимать и на них сложнее от вечать, особенно тем, кто не имеет навыков работы с текста ми. Трудности, связанные с восприятием респондентами во просов в табличной форме, выражаются в нежелании значи тельного числа опрошенных отвечать на них по существу (от 15% до 30%).

Особенностям восприятия таблиц уделил особое внима ние в своем исследовании В.И. Федоров. Сравнивая данные, полученные в результате применения обычной и табличной форм, он обнаружил, что ответить на последние респонденты отказываются в 1,8 раза чаще. Это более заметно при анализе ответов на длинные таблицы: обнаружено, что число пропус ков ответов на их вторую половину в 1,4 раза выше, чем чис ло пропусков при ответах на первую ее половину.

Восприятие речевых штампов Восприятие вопроса анкеты может быть значительно ос ложнено наличием в нем некоторых часто употребляемых готовых речевых формул, регулярно повторяющихся в опре деленных речевых ситуациях (например, словосочетаний, характерных для языка средств массовой коммуникации), то есть если используется ритуальный стиль общения и текст анкеты перенасыщен десементизированными понятиями.

Они, как отмечает Т.М. Дридзе, для одних людей несут оп ределенную смысловую нагрузку, в то время как для других эти словосочетания оказываются неинформативными, сохра няют лишь свою вторичную нагрузку – выполняют функцию знака некоторой ситуации. Особенно это касается вопросов об общепринятых истинах. Применение таких языковых средств в анкете может совершенно по-разному восприни маться различными группами респондентов: некоторые бу дут пытаться осмысливать вопрос и дать на него содержа тельный ответ, но большинство воспримут не столько его собственное значение, сколько некоторую дополнительную информацию, заключающуюся в самом факте его употребле ния. Например, если используется пословица, поговорка, то такие респонденты могут оценить всю процедуру опроса как попытку установить, скажем, неформальные, непринужден ные отношения с ними, а если используется какой-то штамп газетной речи, то его применение может быть расценено как, например, необходимость истолковать весь опрос в качестве процесса официального общения и т.п.


Интерактивная и коммуникативная стороны общения – понимание вопроса Здесь важны перечисленные ниже факторы.

Понимание ключевых слов вопроса Часто сложность понимания содержания текста анкеты или формулировок отдельных вопросов заключается в непо нимании отдельных языковых единиц текста. «Ввиду неод нозначной зависимости между словом и его значением (по лисемия слов) переход от сочетания слов к обозначаемым им денотатам и установление конкретных значений слов не мо жет осуществляться автоматически. Этот переход требует понимания, то есть декодирования языкового выражения, опирающегося на сложившийся у субъекта в предшествую щих актах коммуникации опыт употребления языковых еди ниц» (Г.Д. Чистякова, 1984). И сложно ожидать от респон дента адекватного понимания формулировки и значения во проса, если значения некоторых терминов, как правило, клю чевых для него неясны.

Важно добиваться единообразного истолкования основ ных, ключевых слов вопроса социологом и всеми респонден тами. Когда человек не понимает то или иное слово, ему го раздо проще пропустить вопрос или дать не него мнимо ос мысленный ответ, чем выяснить специально, что имелось в виду. А часто бывает и так, что слова не вызывают дополни тельных вопросов или непонимания, но их понимание может быть различным. Различные слова используются разными людьми с неодинаковой частотой. В связи с этим ниже пере числены факторы, которые необходимо учитывать.

Особенности профессиональной деятельности рес пондентов. При составлении анкеты необходимо учитывать род занятий опрашиваемых, который может быть в некото рых случаях настолько специфичным, что определяет осо бенности языкового выражения. При построении анкеты и формулировании вопросов следует иметь в виду особенности речи рабочих, сельских жителей, инженерно-технической и творческой интеллигенции, бизнесменов, политиков и дру гих профессиональных групп.

Различные уровни культуры и образования. Неоди наковый уровень культуры и образования человека обуслов ливают различную степень эрудиции и абстрактного мышле ния, соответственно и специфику логики рассуждения. Одни и те же понятия имеют неодинаковую степень общности и разное смысловое содержание для различных людей. Вос приятие того или иного понятия исследователем и респон дентом может быть различным. Например, на такой вопрос:

«Имеется ли в вашей семье домашняя библиотека?» – сразу возникает желание уточнить, что подразумевается под «до машней библиотекой»? Едины ли для респондентов крите рии, по которым то или иное количество книг оказывается достаточным, чтобы его назвать библиотекой?

Различный образ жизни респондентов. При построе нии анкеты и формулировании вопросов необходимо четко представлять, к каким категориям людей она будет обраще на. Это касается не только рода занятий, но и образа жизни, поскольку различный образ жизни во многом определяет языковой строй населения. Например, слово «дом» для сель ских жителей и для горожан имеет различное смысловое со держание. Вопрос «Удовлетворены ли вы своими жилищны ми условиями?» горожане будут воспринимать иначе, чем сельские жители.

Диалектные и национальные особенности. Если ис следование проводится в многонациональном коллективе, то необходимо учитывать национальные особенности речи оп рашиваемых. Хотя большинство нерусского населения Рос сии говорит на русском языке и считает его вторым родным языком, тем не менее особенности национального языка на кладывают отпечаток на речевую структуру. Воспринимая текст, респондент опирается на набор правил, присущих его языку и культуре. Соответственно прежде чем понять, оце нить предложенные вопросы, человек должен перевести их на родной язык и затем на этапе изложения выбранного отве та осуществить обратную операцию. При таком многократ ном переключении с одного языка на другой и обратно неиз бежны искажения и потеря информации.

Абстрактность отдельных слов или всего вопроса Даже понимая все слова, составляющие вопрос, респон дент может понять его совершенно не в том смысле, какой предполагает социолог. Значительные трудности связаны с пониманием слов «как», «часто», «много», «сильно» и т.п. В методическом эксперименте, проведенном В.И. Федоровым путем постановки школьникам вопроса «А как бы вы хотели провести свои каникулы?», были получены неточные дан ные. На этот вопрос из-за неоднозначного толкования слова «как» треть респондентов ответили «хорошо», «очень хоро шо», а 8% не дали ответа. В основном же исследовании, где вопрос звучал иначе («А где бы вы хотели провести свои ка никулы? Укажите по каждому летнему месяцу отдельно») эта трудность понимания задач была устранена. Аналогич ные трудности возникают при попытке понять вопросы со словами «много – мало», «редко – часто», так как для разных респондентов это разные параметры.

Множественность значений вопроса Формулировка вопроса содержит фактически не один вопрос, а несколько, или подразумевает несколько ответов.

Трудности данного рода возникают: а) когда формулировка вопроса предполагает не только один, а несколько ответов, например «Какие книги вы читаете?»;

б) когда формулиров ка вопроса содержит несколько логических оснований и вы ражает отношение не к одному явлению или событию, а сра зу к нескольким. Например: «Есть ли конкретные люди или персонажи литературных произведений, кинофильмов, очер ков, репортажей, произведений и т.п., которые могли бы для вас служить примером того, как, каким образом лучше и ин тереснее проводить свободное время?» В данном случае рес пондент оказывается не в состоянии решить, на какой из во просов ему нужно отвечать, вследствие чего чаще пропуска ет такой вопрос.

Двойное отрицание в вопросе Правильное понимание содержания вопроса зависит от формы его построения, в частности от правильного исполь зования частицы «не». Обычно социологический вопрос формулируют в положительной тональности. Это обуслов лено концептуальной определенностью понятийного содер жания вопроса, которое необходимо подтвердить или не под твердить в ответе.

Использование двойного отрицания в вопросе представ ляет определенную сложность для понимания. Например, в вопросе типа: «Нельзя не сказать, что лето этого года было хорошим. А как вы считаете?» или: «Нельзя не сказать, что нынешняя политическая обстановка в стране благоприятст вует реформам. А как вы считаете?». Ответ «да» будет в принципе подтверждать формулировку, данную в вопросе, согласие с тем, что «нельзя не сказать…», а ответ «нет» бу дет означать несогласие с тем, что «нельзя не сказать…».

Оба ответа могут быть восприняты респондентом неодно значно в процессе выбора и определения своего отношения к содержанию вопроса.

Проблемы непонимания ответов могут возникать при сложности понимания градаций шкал, когда респонденту предлагается количественно оценить те или иные явления, свойства, отношения. Связаны они с проблемой соотнесения мнения с его количественным выражением.

Когда респонденту предлагаются лишь 3 варианта отве тов – хорошо, плохо, трудно сказать, сложно столь катего рично выразить свое отношение, и как следствие, нередко выбор респондента останавливается на нейтральном ответе, что существенно влияет на надежность полученных результа тов исследования.

Обратную сложность вызывает выбор из многих вариан тов, например: очень доволен, не очень доволен, скорее доволен, чем недоволен, скорее не доволен, чем доволен, не очень недово лен, не доволен, затрудняюсь ответить. Здесь разница между некоторыми позициями не слишком очевидна. Да и наличие нескольких отрицаний затрудняет понимание. Следствие – рес пондент вынужден несколько раз перечитывать варианты или отказаться от ответа.

При формулировке ответа следует учитывать моменты, рассмотренные ниже.

Трудности выбора Здесь имеется в виду принятие решения относительно сов падения собственного мнения с одним из предложенных зара нее, что зависит как от степени информированности человека о проблеме, его заинтересованности в ней, от индивидуально психологических особенностей, стиля его поведения, так и от самого вопроса (о тенденциозности формулировок речь пойдет далее). Немалые трудности вызывает множественность значе ний вопроса, о которых было сказано выше. Часто респонден ты, ощущая неудачность формулировки, отказываются отве чать или сами начинают исправлять замеченную ошибку.

Так, по данным В.И. Федорова, при применении вопроса «Часто ли у вас возникает желание послушать музыку, или по читать художественную литературу, или посетить театр, или пойти на художественную выставку?» – резко возрастает число отказавшихся на него отвечать.

Трудности воображения Довольно сложной задачей для респондента оказывается представление гипотетической ситуации, так как далеко не все респонденты одинаково способны представлять себе то или иное возможное в будущем положение и высказать более или менее обоснованные предположения о своем поведении в нем или по отношению к нему.

Например, такое может произойти при ответе на вопрос:

«Если в беседе с вами очень авторитетный и уважаемый ва ми человек будет высказывать мнение, отличное от вашего, то как вы поступите?» – и варианты ответов:

«- выслушаю, но сам вступать в спор не буду»;

«- попытаюсь сгладить противоречия и не акцентировать на них внимание»;

«- попытаюсь переубедить собеседника»;

«- затрудняюсь ответить».

Трудности исчисления Такого рода трудности возникают тогда, когда к респон денту обращаются с просьбой подсчитать что-либо. Этот во прос в том или ином виде присутствует в тех случаях, когда исследователя интересуют доходы опрашиваемых. В анкете содержится просьба сложить все суммы доходов, в том числе стипендии, пенсии, поделить их на число членов семьи и т.д.


Иногда даже добавляется «за вычетом премий, гонораров и т.д.». Далеко не все респонденты оказываются в состоянии быстро вычислить, а то и просто вспомнить эти цифры, не у всех возникает желание проделать это.

Влияние тенденциозности формулировок в письменном тексте анкеты на результат социологического исследования В социологии, где объектом исследования выступает сознательная деятельность людей, мир их мнений и эмоций, исследовательский процесс находится под влиянием лично сти исследователя. Исследователь – человек, имеющий опре деленные интересы, склонности, предпочтения. И очень час то личность исследователя оказывает влияние на формули ровку вопросов, неосознанно используя методику построе ния анкеты таким образом, чтобы подтвердить свои предпо ложения и гипотезы. По мнению некоторых ученых, изучав ших анкетный опрос как вид коммуникации, исследователь по определению не может разграничить свою личность и по ведение респондента, так как он человек с субъективной природой, а не «абстрактный разум». И, следовательно, воз действие на передаваемую информацию может быть замет ным или незаметным, но существует всегда.

Здесь можно согласиться с тем, что избежать воздействия со стороны исследователя крайне сложно, в некоторых случаях практически невозможно, так как нельзя учесть все особенно сти человеческого поведения. Но приблизиться к этому состоя нию, используя знания в области психологии общения, и есть основная задача курса.

Случаи, когда в ответах респондентов обнаруживаются изменения, происходящие под воздействием мнения социо лога, можно обозначить как тенденциозность вопроса (этот термин использует И.А. Бутенко). Тенденциозность вопроса – это воздействие социолога (в данном случае посредством письменного текста), при котором респондент вынужден принять точку зрения исследователя о содержании ответа, и затруднения респондента здесь связаны со сложностью вы разить собственное мнение, не совпадающее с имеющимся в вопросе.

К чему приводит тенденциозность вопроса? В одних слу чаях это неизменно отталкивает от опроса определенную часть населения. При этом, если одни высказывают свое не желание участвовать из-за откровенно «ортодоксальной» ан кеты, то другие приходят к тому же по прямо противополож ным соображениям. В других случаях, когда в ситуации опро са не существует сильных мотивов для горячей защиты мне ния или убеждения, если какой-то ответ респонденту навязы вается, часто бывает так, что ему несложно согласиться с ис следователем и отметить предлагаемое мнение как собствен ное, тем более что для этого в большинстве случаев не требу ется даже что-либо писать, а только поставить знак или обвес ти цифру в кружок. Иными словами, при ответе на такой тен денциозный вопрос респондент, как правило, не станет утру ждать себя возражениями социологу и подумает про себя, на пример, «по-видимому, социолог знает обо мне больше». Сле довательно, тенденциозность вопроса может привести как к явным отказам от ответа, так и к их смещениям в пользу того, что предполагается социологом.

Рассмотрим конкретные случаи проявления тенденци озности при формулировке вопроса и факт ее влияния на результат социологического исследования.

Преамбула к вопросу Тенденциозность нередко проявляется при формулиров ке преамбулы (предложения, предваряющего постановку во проса) и служит для создания определенных эффектов при восприятии анкеты в целом. Например: «Активное участие в политической жизни современного общества нельзя предста вить без основательных политических знаний, без достаточ но полной информации о всех событиях, которые происходят у нас в стране или за рубежом. Скажите, пожалуйста, интере суетесь ли вы общественно-политическими событиями внут ри страны и за рубежом?» Вопрос сформулирован таким об разом, что явно подсказывает ответ. Начав с заявления о том, что нельзя представить политической деятельности, тем бо лее активной (категоричность выражения) без основательных политических знаний, без полной информированности (опять категоричность), автор анкеты задает вопрос о том, интере суется ли этими политическими событиями респондент. То му ничего не остается, как ответить положительно. Отрица тельный ответ, по существу, снят социологом.

Еще пример из книги Э. Ноэль. Вопрос в ней сформули рован так: «Почему вы обычно сами печете пироги, вместо того, чтобы покупать готовые? В самом деле только ради экономии денег? Или потому, что вы считаете ваши пироги лучшими? Не является ли эта ваша работа вершиной вашей деятельности как домашней хозяйки, деятельности, на кото рую обычно обращают слишком мало внимания и за которую вы когда-нибудь, наконец, заслужите похвалу своей семьи?»

При таком напористом, как бы убеждающем вопросе многие женщины не станут утруждать себя возражениями исследователю, который, по-видимому, уже знает о них больше, чем они сами.

Использование закрытых и полузакрытых вопросов Анкета, построенная исследователем от начала и до кон ца, подчиняется логике его рассуждений и соответственно в какой-то мере определяет логику рассуждений респондента.

Так, закрывая вопрос набором альтернатив, социолог струк турирует сознание респондента, то есть очерчивает область поиска истинного ответа. Фактически получается, что социо лог требует от респондента ответа в рамках своей системы логического рассуждения, и он вынужден подчиняться этим ограничениям, хотя это вовсе не значит, что истина лежит в заданной области.

Конечно, во многом эти рамки определены целью и за дачами социологического исследования. Сформулировав концептуальную часть своего исследования, социолог как бы очертил круг своего знания об изучаемом явлении, проблеме, выдвинул гипотезы и проводит подтверждение или опровер жение в ходе исследования. Естественно, и респонденты «работают» в рамках заданного теоретического представле ния. Но основная опасность при этом заключается в том, что происходит «переманивание» некоторых респондентов на сторону социолога, что естественно сказывается на чистоте исследования. Респонденту может понравиться какой-нибудь ответ, предложенный в анкете, и он выберет его, хотя до того мог иметь иное представление, отличное от предлагаемого.

Это сказывается на достоверности получаемого знания.

Часто, чтобы дать респонденту высказаться самостоя тельно, в перечень возможных ответов включается строка для самостоятельной формулировки (полузакрытый тип во проса). Теоретически любой человек, не найдя среди ответов тот, который соответствовал бы его мнению, даст свой в конце списка вариантов. Однако, как показывают исследова ния, это относится далеко не ко всем участникам опроса – в основном люди ограничиваются лишь предложенными отве тами.

Кроме того, мнение респондента может быть вообще не сформировано или не осознано. Для таких случаев обычно предусматриваются позиции типа «затрудняюсь сказать», которыми обычно завершается список подсказок. Отсутствие таких вариантов влечет за собой изменение в ответах, вы званное неполнотой закрытия вопроса. Имеется в виду, что те, кто не смог «самоопределиться» с помощью подсказок, либо отказываются отвечать вообще, либо выбирают случай ные ответы. Правда, социологи иногда специально не ис пользуют вариант «затрудняюсь ответить», считая, что от сутствие этой позиции ведет не столько к увеличению доли механически ответивших, сколько к тому, что «неопреде лившиеся» респонденты вынуждены что-то выбирать, и вы бирают все же тот вариант, который почему-либо им больше подходит.

О том, что на подобное отношение не всегда можно рас считывать, свидетельствуют результаты сопоставления отве тов на вопрос, имевший в разных исследованиях неодинако вую степень закрытия. Первоначально вопрос выглядел так:

«Что мешает вам проводить досуг так, как вам нравится?» и варианты ответов:

«- недостаток времени»;

«- отсутствие необходимых условий – спортивных ком плексов, клубов»;

«- недостаток в городе культурных учреждений»;

«- недостаток личных средств»;

«- неумение организовать свое время»;

«- какие-либо другие причины».

Во втором опросе вместо последнего варианта была ис пользована позиция «усталость после работы». Благодаря этому появилась возможность измерить величину изменив шихся ответов под воздействием неполного закрытия вопро са. Она оказалась существенной: в первом случае на позицию «какие-либо другие причины» откликнулись всего 0,2% от общего числа респондентов, а во втором случае на имею щийся вариант «усталость после работы» – 21,9%.

Соотношение содержания вариантов ответа Содержание подсказок может оказаться неравноценным с точки зрения логических оснований, степени выраженно сти социальной оценки или каких-либо иных признаков, то есть в данном случае срабатывает эффект «потери тезиса».

Например, такой вопрос: «У вас дома есть Интернет?» отве ты: «Да», «Нет», «Он мне не нужен».

Заметной оказывается тенденциозность, когда варианты ответов содержат различное количество позитивных и нега тивных вариантов, как, например, вопрос: «Какие изменения произошли в этом году в вашей жизни?» и ответы: «увеличи лась зарплата», «приобрел новых друзей», «повысили на ра бочем месте», «расширил кругозор, получил дополнительное образование», «затрудняюсь ответить», «никаких положи тельных изменений не произошло», «какие еще_».

Первые четыре подсказки из семи отражают изменения к лучшему. «Какие еще », «затрудняюсь ответить» – нейтральные, и лишь один вариант отрицательный. Из этого вопроса очевидно, что автор склоняет респондента дать ответ об изменениях к лучшему.

Правда, по проблеме о том, насколько целесообразно предлагать респондентам равное количество положительных и отрицательных ответов, единого мнения среди исследова телей нет. Вероятно, это объясняется тем, что оценочные от ношения тесно связаны с тем смыслом, который человек придает оцениваемому признаку. Кроме того, люди вообще характеризуются в целом способностью более дифференци рованно воспринимать явления, свойства, качества, которые они оценивают положительно. Поэтому некоторые социоло ги предлагают учитывать эту способность при формулировке закрытий вопроса и подробнее различать позитивные оценки (Ф.Н. Ильясов,1984).

Но, с другой стороны, респонденты, сталкиваясь с таким перечнем ответов, обнаруживают, что от них ждут главным образом позитивных оценок, ограничивая их возможность выразить неодобрение. Это воспринимается как тенденциоз ность, в связи с чем наиболее целесообразно в большинстве случаев давать уравновешенные с точки зрения положитель ных и отрицательных оценок ответы. Кроме того, лучше все го формулировать и те и другие в достаточно категоричной форме («крайне неудовлетворен»): это дает респонденту по нять, что существуют чрезвычайно резкие оценки, и позволя ет ему высказывать неодобрение более свободно.

Последовательность альтернатив Такого рода тенденциозность особенная. Она вытекает из общей специфики восприятия, и мнение социолога здесь напрямую роли не играет. Тем не менее социолог должен учитывать это знание при работе над анкетой и стараться из бегать подобного рода влияния, например, используя кон трольные вопросы. Это проявляется в вопросах-меню (во просах с набором альтернатив) и в шкальных вопросах (где вариантами ответов являются степени оценки того или иного явления).

В вопросах-меню тенденциозность может наблюдаться при выборе того или иного политического кандидата, той или иной газеты, журнала, товара и т.д. Здесь при выборе той или иной позиции срабатывает «правило рамки», то есть респондентом предпочитаются чаще всего первая или по следняя строчка. Вот пример эксперимента, где варианты от вета были представлены в различном порядке. В сходных выборках были получены следующие результаты:

Идея А была выбрана – 27% – когда она была наверху списка;

17% – когда она была в середине;

23% – когда она была внизу списка.

Идея Б была выбрана – 11% – когда она была наверху списка;

7% – когда она была в середине;

7% – когда она была внизу списка.

Идея В была выбрана – 24% – когда она была наверху списка;

20% – когда она была в середине;

21% – когда она была внизу списка.

Идея Г была выбрана – 23% – когда она была наверху списка;

16% – когда она была в середине;

18% – когда она была внизу списка.

В каждом из 4 случаев альтернатива выбиралась более часто, когда она возглавляла или завершала список, чем ко гда находилась в середине.

Такая же тенденция проявляется при выборе альтерна тивы в шкальном вопросе. Вот пример и результаты подоб ного исследования.

В равных выборках в пяти вопросах давались два типа шкал – прямая и обратная. В прямой шкале четыре суждения располагались следующим образом: «очень удовлетворен», «удовлетворен», «не удовлетворен», «очень не удовлетво рен». В обратной: «очень не удовлетворен», «не удовлетво рен», «удовлетворен», «очень удовлетворен».

Методическая задача исследования состояла в нахожде нии влияния перевертывания шкалы на получаемые данные.

В исследовании было выявлено, что во всех пяти вопросах при прямой шкале процент не ответивших был ниже, хотя и незначительно. То есть прямая шкала воспринималась как более естественная, и уровень ответов на нее был более вы сокий. Этот результат подчеркивает склонность дифферен цированно воспринимать явления, которые респонденты оце нивают положительно, о чем говорят и психологические ис следования.

Для преодоления такого рода влияния формулировки вопроса на выбор ответа респондента важно учитывать рас положение ответов, и делать это не в логической последова тельности, а в случайном порядке, особенно если в них есть социальная значимость. Также необходимо предлагать рес пондентам в анкете такого рода вопросы в нескольких вари антах.

Еще ряд признаков тенденциозности вопроса, часто ока зывающих влияние на результат социологического исследо вания, проявляется на синтаксическом и лексическом уров нях. Рассмотрим их подробнее отдельно.

Оценочные слова Оценочными можно назвать слова, в которых проявля ется отношение исследователя к тем предметам, событиям, отношениям, мнение о которых он хочет узнать у респонден та. Оценочные слова могут содержаться как в самом вопросе, так и в предложенных альтернативах.

Например: «Какая точка зрения сложилась у вас относи тельно реакционной политики…?», «Как вы оцениваете рас кольническую деятельность…?».

Явно выражается тенденциозность в вопросе, где ис пользуются такие слова, как «плохой», «неудовлетворитель ный», «замечательный» и т.п.

Например: «Что вам не нравится в вашей работе?» и от веты: «плохие условия труда», «плохое состояние помеще ний»…. Несомненно, что «плохое» не может нравиться, оце ночное слово здесь совершенно неуместно.

Очень важно следить за такого рода словами, так как они не позволяют респонденту высказать искреннее мнение.

Операторы модальности Модальные слова обозначают побуждение, волеизъявле ние. Это могут быть глаголы, существительные, наречия, прилагательные. Их употребление может оказывать сугге стивный эффект на респондента, вынуждая согласиться с со держащейся в вопросе формулировкой. Например: «Какая точка зрения сложилась у вас относительно необходимости повышения профессионального уровня?». Здесь уже в вопро се содержится указание на необходимость повышать профес сиональный уровень, тем самым навязывая респонденту под тверждение этому.

Наряду с модальными операторами внушающее воздей ствие также оказывают слова, обозначающие какие-то реши тельные действия, например «искоренить», «прекратить», «закрепить» и тому подобные.

Вводные слова Вводные слова и словосочетания выражают отношение говорящего к сообщаемому содержанию или к его характе ристике со стороны говорящего. Эти слова встречаются пре жде всего в случаях, когда социолог акцентирует необходи мость услышать личное мнение респондента, например: «Как по-вашему?», «С вашей точки зрения…», «На ваш взгляд...»

и т.п. Такие вводные слова вполне приемлемы, а иногда даже необходимы.

В случаях использования вводных выражений типа «По мнению компетентных источников…» или «По мнению ав торитетных ученых…» происходит суггестивный эффект че рез обобщение, посредством создания пресуппозиции. Ссыл ка на них заведомо навязывает респондентам выражение со гласия независимо от содержания вопроса.

Непригодны в анкете сочетания типа «к сожалению», «не правда ли» – в них установка исследователя выражается также со всей очевидностью. Но тут следует отметить, что вполне допустимо выражать отношение не непосредственно к содержателю ответа, а к более общим вещам, например: «К сожалению, вопросам охраны окружающей среды не уделя ется достаточного внимания на сегодняшний день…».

Синтаксическая конструкция вопроса Установка исследователя может проявляться в синтак сической конструкции вопроса. Одно из них – использование различных наклонений глагола.

Например: «О каких наиболее примечательных событи ях последнего месяца вы расскажете своему другу, если встретитесь с ним после разлуки?» и второй вопрос: «О ка ких примечательных событиях последнего месяца вы бы со чли возможным рассказать?». В первом случае оттенок ус ловности выражен значительно слабее, чем во втором. Это создает впечатление, что подробный ответ на первый вопрос представляется социологу гораздо более вероятным, чем подробный ответ на второй.

Другим проявлением синтаксической конструкции мо жет быть построение формулировки вопроса в положитель ной или отрицательной форме. Например, вопрос «Скажите, пожалуйста, улучшилась ли за последние два года ваша жизнь?» лучше сформулировать по-другому: «Скажите, как изменилась ваша жизнь за последние два года?».

Личностные проблемы респондента и их влияние на ответы анкеты социологического исследования Как у социолога, исследователя могут возникать тенден циозные, субъективные формулировки, так и сам респондент из-за своих личностных свойств может отвечать на вопросы анкеты, которые затрагивают частные свойства человека, наиболее интимные, деликатные, вполне тенденциозно. В ситуации опроса человек скорее щадит себя и стремится со хранить свои прежние представления, нежели готов помочь социологу выяснить истину. При ответах на некоторые во просы, представляющиеся респонденту деликатными, неред ко проявляется тенденция каким-либо образом уклониться от обсуждения и не погружаться в самоанализ, который может быть чреват ломкой привычных представлений о себе и о своем месте в семье, на работе, в коллективе и т.д. В резуль тате социолог сталкивается либо с отказами отвечать, либо с ответами, отражающими стереотипы, которые маскируют, скрывают представления респондента.

Задавая респонденту вопросы, исследователь должен постоянно иметь в виду, что идеальный образ действитель ности, существующий в сознании человека, пристрастен. В процессе отражения явлений действительности человек оп ределяет их значение для себя, их смысл, а тем самым и свое отношение к ним, их оценку. Осознанно или нет, но он зани мает по отношению к ним какую-то позицию, в соответствии с чем над одними проблемами задумывается, на другие не обращает внимания, третьи – не осознает (В.П. Трусов, 1980).

Неотъемлемой частью сознания, к которому апеллирует социолог, является самосознание – целостная оценка челове ком себя как чувствующего, мыслящего и действующего су щества. Объектом самосознания является не объективная действительность, внешняя по отношению к субъекту, а соб ственная личность. Осознанность или неосознанность тех или иных отношений, впечатлений, оценок не представляет собой альтернативы, а имеет ряд переходных состояний.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.