авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО КУЛЬТУРЕ И КИНЕМАТОГРАФИИ Государственный ...»

-- [ Страница 16 ] --

можно сказать, что текст всегда является в букваль ном смысле слова парадоксальным.

3) Текст заявляет о себе своим отношением к знаку.

Произведение замыкается на означаемое. Этому означаемому можно приписывать два способа бытия: либо его полагают явным и произведение тогда становится предметом науки о литературе, филологии;

либо это означаемое признается тайным и его надо разгадывать, произведение тогда делается объектом герменевти ки,зависитотинтерпретации(марксистской,психоаналитической, тематической и т. д.);

в общем и целом произведение функциони рует как общий знак и вполне нормально, что оно представляет собой институциональную категорию цивилизации Знака. Текст, напротив, совершает бесконечный отход от означаемого;

текст ук лоняется;

его поле есть поле означающего;

означающее не следует представлять себе как «первую часть смысла», его материальную прихожую, а совсем наоборот, как его последействие;

точно так же Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений бесконечностьозначающегоотсылаетнеккакой-либоидееневыра зимого (невыразимого означаемого), но к идее игры;

порождение вечного означающего (наподобие календаря того же названия) в поле Текста (или, скорее, полем которого является Текст) проис ходит не в силу органического созревания или герменевтического углубления, но скорее в соответствии с сериальным движением сдвигов, наложений, вариаций;

управляющая текстом логика является не понимающей (определить «то, что означает» произ ведение), но метонимической;

работа ассоциации, сближений, сопряжений совпадает с освобождением символической энер гии (если бы человек лишился ее, он бы умер). Произведение (в лучшем случае) является лишь весьма посредственным символом (его символика быстро исчерпывается, то есть застывает). Текст является радикально символическим: произведение, природа ко торого задумана, воспринята и признана целиком символической, является текстом. Текст таким образом как бы вновь возвращается в язык;

подобно ему, он структурирован, но лишен центра, безгра ничен (заметим, в ответ на презрительное подозрение в «моде», проявляемое иногда к структурализму, что признанная ныне за языком эпистемологическая привилегия состоит в том, что в нем мы открыли парадоксальную идею структуры: системы без границ и без центра).

4) Текст множествен. Это означает не только то, что он имеет несколько смыслов, но и то, что он воплощает саму мно жественность смысла — неразложимую (а не только приемлемую).

Текст — не сосуществование смыслов, но их взаимопереход, пе ретекание;

он не может, следовательно, зависеть от интерпрета ции, пусть даже либеральной, но лишь от взрыва, рассеивания.

В самом деле, множественность текста заключается не в двойст венности его содержания, а в том, что можно было бы назвать стереографическим плюрализмом означающих, из которых он соткан (этимологически текст есть ткань). Читателя текста можно сравнить с праздным субъектом (погасившим в себе всякое вооб ражение): этот опустошенный субъект прогуливается (в подобном состоянии побывал автор этих строк, когда к нему пришла живая идея текста) по краю долины, внизу которой течет вади* (вади присутствует для создания атмосферы потерянности в чужой стра не);

то, что он воспринимает, является множественным, неумоли мым, проистекающим из разнородных, распавшихся субстанций и планов: свет, цвета, заросли, жара, воздух, глухие взрывы шума, тонкие крики птиц, голоса детей на другой стороне долины, пере движения, жесты, одежда жителей, находящихся совсем близко * Вади (араб.) — пересыхающая речка, ручей.— Прим. перев.

Барт Р.

От произведения к тексту и очень далеко;

все эти инциденты являются наполовину узнавае мыми: они проистекают из знакомых кодов, однако их комбинато рика предстает неповторимой, сообщает прогулке уникальность, которая могла бы повториться лишь как новая уникальность. Это как раз то, что происходит с Текстом: он может быть самим собой только через свою уникальность (что не означает — индивидуаль ность);

его прочтение всегда одноразово (что делает иллюзор ной всякую индуктивно-дедуктивную науку о текстах: «грам матика» текста не существует) и вместе с тем целиком соткано из цитат, ссылок, отзвуков: культурные языки (какой язык не является таковым?)—предшествующиеисовременные—пронизываютего насквозь в широкой стереофонии. Интертекстуальное, куда вклю чен всякий текст, ибо сам он является интертекстом другого текста, нельзя считать неким началом текста: искать «влияния» на него или его «источники» — значит потакать мифу о родстве;

цитаты, из которых соткан текст, являются анонимными, неустановимыми, и тем не менее уже читанными: это цитаты без кавычек. Произ ведение не покушается ни на какую монистическую философию (хотя, как известно, у нее могут быть и антагонисты);

плюрализм для такой философии есть Зло. Поэтому, в отличие от произведе ния, Текст можно уподобить девизу человека, ставшего жертвой демонов: «Имя мне легион, потому что нас много» (Евангелие от Марка, 5,9). Множественная или демоническая структура, про тивопоставляющая Текст произведению, может повлечь за собой глубокие изменения в чтении, в особенности там, где монологизм, кажется, имеет силу Закона: некоторые «тексты» Священного пи сания, традиционно находящиеся в ведении теологического (ис торического или мистического) монизма, возможно, поддадутся дифракции смыслов (то есть в конечном счете материалистиче скому прочтению), в то же время марксистская интерпретация произведения,остающаясядосихпоррешительномонистической, сможет благодаря плюрализации успешнее воплотиться в жизнь (если, конечно, марксистские «учреждения» это разрешат).

5) Произведение включено в систему родственных свя зей. Обычно постулируется детерминация произведения миром (расой, затем Историей), последовательность появления произ ведений и принадлежность произведения автору. Автор считается отцом и собственником своего произведения;

литературная наука учит уважать рукопись и объявленные намерения автора, а обще ство провозглашает законность такого отношения автора к своему произведению (это «авторское право», по правде говоря, появи лось недавно, потому что оно действительно было узаконено лишь в Революцию). Текст читается без подписи Отца. Метафора Текста здесь опять же отдаляется от метафоры произведения;

последнее Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений отсылает к образу организма, растущему благодаря жизненной эк спансии, «развитию» (слово явно двусмысленное: биологическое и риторическое);

метафорой Текста является сеть;

если Текст про стирается, то под воздействием комбинаторики, систематики (об раз, между прочим, близкий к взглядам современной биологии на живое существо). Текст, следовательно, не связан ни с каким жиз ненным «почтением»: он может быть раздроблен (что, кстати, в средние века делалось с двумя авторитарными текстами: Священ ного писания и Аристотеля);

Текст может читаться и без гарантии в виде имени его отца;

парадоксально, но восстановление интер текста упраздняет наследство. Дело не в том, что Автор не может «вернуться» в Текст, в свой текст;

он может это сделать, но уже в качестве, так сказать, гостя;

если это романист, он вписывается в него как один из его персонажей, приглашенный в их компанию;

участие автора больше не является привилегированным, отечес ким, несущим истину, но игровым: он становится, если можно так сказать, бумажным автором;

его жизнь больше не является источ ником его сюжетов, а просто одним из сюжетов, конкурирующим с сотворенными в его тексте;

существует реверсивное воздействие творчества на жизнь (а не наоборот);

именно творчество Прус та, Женэ позволяет читать их жизнь как текст: слово «биография»

вновь приобретает сильный смысл, этимологию;

вместе с этим ис кренность выражения, настоящий «крест» литературной морали, становится ложной проблемой: пишущее текст «я» всегда остается все тем же бумажным «я».

6) Произведение обычно является предметом потреб ления;

ссылаясь на так называемую культуру потребления, я не прибегаю ни к какой демагогии, однако надо полностью признать, что сегодня различие между книгами определяется «качеством»

произведения (что в конце концов предполагает оценку «вкуса»), а не самой операцией чтения: «культурное» чтение произведения структурно не отличается от дорожного чтения (в поездах). Текст же (пусть в силу своей частой «нечитабельности») избавляет произведение (если оно позволяет это) от его потребления и сохраняет его как игру, труд, производство, практику. Это зна чит, что текст вызывает стремление упразднить (или по крайней мере уменьшить) расстояние между письмом и чтением, отнюдь не усиливая проекцию читателя на произведение, но соединяя их обоих в одной и той же означивающей практике. Отделяющая чтение от письма дистанция исторически обусловлена. Во време на наиболее резкого социального разделения (до возникновения демократических культур) читать и писать значило — в одинако вой мере — пользоваться классовыми привилегиями: Риторика, большой литературный код тех времен, учила писать (даже если Барт Р.

От произведения к тексту то, что тогда создавалось, было высказываниями, а не текстами);

примечательно, что приход демократии все перевернул: Школа гордится тем, что она учит (хорошо) читать, а не писать (правда, чувствовать этот недостаток сегодня вновь становится модным: от учителя в лицее требуют умения «выражаться», что отчасти напо минает замену цензуры бессмыслицей). На деле читать, в смысле потреблять, не означает играть с текстом. «Играть» надо понимать здесь во всей полисемии термина: играет сам текст (как дверь, как аппарат, в котором имеется «игра»);

играет и читатель, причем иг рает дважды: он играет в Текст (игровой смысл), доискивается до практики, которая его воспроизводит;

однако, чтобы эта практи ка не сводилась к внутреннему, пассивному мимезису (Текст как раз является тем, что противится такой редукции), читатель еще и играет Текст — не надо забывать, что «играть» является также музыкальным термином. История музыки (как практики, а не как «искусства») к тому же во многом образует параллель истории Текста;

была эпоха, когда активные любители были многочислен ными (по крайней мере внутри определенного класса) и «играть»

и «слушать» составляло мало различимую деятельность;

затем последовательно появились две роли: сначала исполнителя, ко торому буржуазная публика (хотя она сама еще умела немного играть: такова вся история фортепьянной музыки) делегировала свою собственную роль;

затем роль (пассивного) любителя, слу шающего музыку и не умеющего играть (за роялем действительно последовала пластинка). Известно, что сегодня постсериальная музыка перевернула роль «исполнителя», требуя от него быть чем то вроде соавтора партитуры, больше дополнять ее, чем «выра жать». Текст является почти что партитурой этого нового жанра: он побуждаетчитателякпрактическомусотрудничеству.Этобольшая новация, ибо кто же исполняет произведение? (Малларме ставил перед собой вопрос: как достичь того, чтобы аудитория создавала книгу?) Сегодня один только критик исполняет произведение (я признаю игру слов*). Сведение чтения к потреблению, очевидно, и выступает причиной той «скуки», которую многие испытывают перед современным («нечитабельным») текстом, фильмом или авангардистскойкартиной:скучать—значитнеуметьпроизводить текст, играть его, переделывать, тревожить.

7) Сказанное подводит к тому, чтобы предложить (пред положить) последний подход к Тексту: подход с точки зрения удовольствия. Я не знаю, существовала ли когда-нибудь гедо нистическая эстетика (сами философы-эвдемонисты — большая редкость). Конечно, удовольствие от произведения (от некото * Французский глагол «исполнять» употребляется и в значении «казнить». — Прим.

перев.

Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений рых произведений) существует;

я с восхищением могу читать и перечитывать Пруста, Флобера, Бальзака, а то и (почему бы нет) Александра Дюма;

но это удовольствие, каким бы живым оно ни было и будь оно даже очищено от всякого предрассудка, отчасти остается удовольствием потребления: ибо, если я могу читать этих авторов, я знаю, что не могу их переписать (пусть сегодня уже не возможно писать «так»);

и этого довольно грустного знания доста точно, чтобы отделить меня от создания этих произведений — в тот самый момент, когда их отдаление закладывает фундамент моей современности (быть современным — не означает ли это допо длинно знать то, что не может быть вновь начато сначала?). Текст — он связан с наслаждением, то есть с безраздельным удовольстви ем. Принадлежа сфере означающего, Текст по-своему участвует в социальной утопии;

он раньше, чем История (полагая, что по следняя не выбирает варварство), делает прозрачными если не социальные, то языковые отношения: он является пространством, где никакой язык не имеет преимущества над другим, где языки постоянно движутся (сохраняя круговой характер движения).

*** Высказанные суждения, разумеется, не образуют элемен тов Теории Текста. Это объясняется не только ограниченными возможностями излагавшего (который к тому же во многом лишь воспроизвел то, что делается вокруг него). Это объясняется и тем, что Теория текста не может совпадать с ее металингвистическим изложением: разрушение метаязыка или по меньшей мере (по скольку может возникнуть необходимость временно прибегнуть к нему) недоверие к нему составляет часть самой теории. Рассужде ние о Тексте само должно быть только текстом, поиском, работой текста, потому что Текст является тем социальным пространством, которое лишает всякий язык внешнего убежища и в котором ника кой субъект высказывания не остается в положении судьи, учите ля, аналитика, исповедника, дешифровщика: теория Текста может совпадать лишь с практикой письма.

Вопросы литературы. 1988. № 11. С. 125–132.

(Перевод Д.А. Силичева) Барт Р.

Барт Ролан (1915–1980) – французский эстетик, критик, эссеист, философ, один из главных представителей структурализма в эстетике. Эволюция его творчества распадается на три периода. В первый (1950-е) он испытывает сильное влияние марксизма и Ж.-П. Сартра. Во второй (1960-е) взгляды Барта находятся в рамках структурализма и семиотики. В третий (1970-е) он переходит на позиции постс труктурализма и постмодернизма. Через все периоды проходит тема письма, концепция которого существенно меняется. В 50-е годы Барт определяет письмо как «третье измерение формы», располагает его между языком и стилем, выводя последние за пределы собственно литературы. Письмо выступает способом свя зи литературы с обществом и историей, представляет собой литературный язык, включенный в конкретный социально-исторический контекст.

Предлагаемая читателю статья «Смерть автора» (1968) относится ко второму пе риоду,когдаБартувиделвструктурно-семиотическойметодологиивозможность решения всех проблем искусства, эстетики и критики. Лингвистика и семиотика, пишет он, «смогут наконец вывести нас из тупика, куда нас постоянно заводят социологизм и историзм». Барт смотрит на мир через призму языка, считая, что самосуществованиемиравнеязыкаявляетсяпроблематичным.Языкохватывает и пронизывает все явления: «язык повсюду», «все есть язык». Все вещи и предме ты являются значащими, символическими системами, каковыми их делает язык, выступая для них «не только моделью смысла, но и его фундаментом». Для Барта изменить язык – значит изменить мир. Радикальное преобразование общества он надеется осуществить с помощью «революции в собственности на символи ческие системы».

Искусство, как и другие явления, также рассматривается с точки зрения знака и языка, как формальная система, в которой главным выступает не смысл и содер жание, но форма и порождающая смысл структура, «кухня смысла». Барт отожде ствляет литературу и язык, подчеркивая их глубокую и неразрывную связь. Хотя все сферы действительности не могут обойтись без языка, «исповедуют» они его по-разному. Внелитературные виды человеческой деятельности смотрят на язык потребительски, подходят к нему инструментально, используя для дости жения своих целей. Что касается современной литературы – экспериментальной и авангардистской, – то в ней, по Барту, «язык больше не может быть удобным инструментом или роскошным украшением социальной, эмоциональной или поэтической реальности», «язык есть само бытие литературы, сам мир ее». Толь ко литература целиком и полностью существует «в языке», только она берет на себя «полную ответственность за язык», только в ней он чувствует себя как у себя дома. Литература, понимаемая как рассказ, должна существовать не ради какой либо функции, а ради самого рассказа, как чистая символическая деятельность.

Барт существенно пересматривает свое понимание письма. Оно превращается в «реле», которое не включает, а отключает литературу от общества и истории. Те перь письмо играет ту роль, которую традиционно исполнял писатель как автор своих произведений. Он считает, что «писателем является тот, кто трудится над Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений своей речью… и функционально растворяется в этом труде». Он не предшеству ет своему произведению, не вынашивает его, не имеет на него каких-либо прав собственника. Писатель перестает быть автором своего произведения. Он также перестает быть активным началом, субъектом творчества, уступая свое место языку и письму.

На смену писателю-автору приходит просто пишущий, рука которого не столько пишет, сколько совершает чисто начертательный жест и очерчивает некое знако воеполе,неимеющеекакого-либоначала.Писательприэтомвыступаетвкачестве анонимного и безличного «агента действия», а движущей силой творческого про цесса является «саморефлексирующее письмо». Последнее становится техникой «выпаривания» смысла слов и создания новых, вторичных смыслов и значений, «сверхзначений»иликоннотаций,представляющихсобойимманентные,эндоген ные образования. «Письмо, – уточняет Барт, – беспрерывно выдвигает какой-то смысл, но делает это для того, чтобы тут же его выпарить: оно занято систематичес ким избавлением от смысла». Поэтому литература оказывается «пустым знаком»

или «знаком с пустым смыслом». Она становится «разочаровывающей значащей системой». В ней все имеет лингвистическую природу, и потому писатель или автор превращается в «бумажное существо», обладает бытием только на бумаге, становясь «лингвистическим лицом». То же самое происходит с литературными персонажами. Все происходящее в произведении есть приключение письма.

Д.А. Силичев Смерть автора Бальзак в новелле «Сарразин» пишет такую фразу, гово ря о переодетом женщиной кастрате: «То была истинная женщина, со всеми ее внезапными страхами, необъяснимыми причудами, инстинктивными тревогами, беспричинными дерзостями, задор ными выходками и пленительной тонкостью чувств». Кто говорит так? Может быть, герой новеллы, старающийся не замечать под обличьем женщины кастрата? Или Бальзак-индивид, рассуждаю щий о женщине на основании своего личного опыта? Или Баль зак-писатель, исповедующий «литературные» представления о женской натуре? Или же это общечеловеческая мудрость? А может быть, романтическая психология? Узнать это нам никогда не удас тся, по той причине, что в письме как раз и уничтожается всякое понятие о голосе, об источнике. Письмо — та область неопреде ленности, неоднородности уклончивости, где теряются следы на шей субъективности, черно-белый лабиринт, где исчезает всякая самотождественность, и в первую очередь телесная тождествен ность пишущего.

Очевидно, так было всегда: если о чем-либо расска зывается ради самого рассказа, а не ради прямого воздействия на действительность, то есть, в конечном счете, вне какой-либо фун Барт Р.

Смерть автора кции, кроме символической деятельности как таковой,— то голос отрывается от своего источника, для автора наступает смерть, и здесь-то начинается письмо. Однако в разное время это явление ощущалось по-разному. Так, в первобытных обществах расска зыванием занимается не простой человек, а специальный меди атор — шаман или сказитель;

можно восхищаться разве что его «перформацией» (то есть мастерством в обращении с повество вательным кодом), но никак не «гением». Фигура автора прина длежит новому времени;

по-видимому, она формировалась на шим обществом по мере того, как с окончанием средних веков это общество стало открывать для себя (благодаря английскому эм пиризму, французскому рационализму и принципу личной веры, утвержденному Реформацией) достоинство индивида, или, выра жаясь более высоким слогом, «человеческой личности». Логично поэтому, что в области литературы «личность» автора получила наибольшее признание в позитивизме, который подытоживал и доводил до конца идеологию капитализма. Автор и поныне ца рит в учебниках истории литературы, в биографиях писателей, в журнальных интервью и в сознании самих литераторов, пытаю щихся соединить свою личность и творчество в форме интимно го дневника. В средостении того образа литературы, что бытует в нашей культуре, безраздельно царит автор, его личность, история его жизни, его вкусы и страсти;

для критики обычно и по сей день все творчество Бодлера — в его житейской несостоятельности, все творчество Ван Гога — в его душевной болезни, все творчество Чайковского — в его пороке;

объяснение произведения всякий раз ищут в создавшем его человеке, как будто в конечном счете сквозь более или менее прозрачную аллегоричность вымысла нам вся кий раз «исповедуется» голос одного и того же лица — автора.

Хотя власть Автора все еще очень сильна (новая крити ка зачастую лишь укрепляла ее), несомненно и то, что некоторые писатели уже давно пытались ее поколебать. Во Франции первым был, вероятно, Малларме, в полной мере увидевший и предви девший необходимость поставить сам язык на место того, кто считался его владельцем. Малларме полагает — и это совпадает с нашим нынешним представлением,— что говорит не автор, а язык как таковой;

письмо есть изначально обезличенная деятельность (эту обезличенность ни в коем случае нельзя путать с выхолащи вающей объективностью писателя-реалиста), позволяющая до биться того, что уже не «я», а сам язык действует, «перформиру ет»;

суть всей поэтики Малларме в том, чтобы устранить автора, заменив его письмом,— а это значит, как мы увидим, восстановить в правах читателя. Валери, связанный по рукам и ногам психоло гической теорией «я», немало смягчил идеи Малларме;

однако в Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений силу своего классического вкуса он обратился к урокам риторики, а потому беспрестанно подвергал Автора сомнению и осмеянию, подчеркивал чисто языковой и как бы «непреднамеренный» «не чаянный» характер его деятельности и во всех своих прозаических книгах требовал признать, что суть литературы — в слове, всякие же ссылки на душевную жизнь писателя — не более чем суеверие.

Даже Пруст, при всем видимом психологизме его так называемо го анализа души, открыто ставил своей задачей предельно услож нить — за счет бесконечного углубления в подробности — отноше ния между писателем и его персонажами. Избрав рассказчиком не того, кто нечто повидал и пережил, даже не того, кто пишет, а того, кто собирается писать (молодой человек в его романе — а впро чем, сколько ему лет и кто он, собственно, такой? — хочет писать, но не может начать, и роман заканчивается как раз тогда, когда письмо наконец делается возможным), Пруст тем самым создал эпопею современного письма. Он совершил коренной переворот:

вместо того чтобы описать в романе свою жизнь, как это часто го ворят, он самую свою жизнь сделал литературным произведением по образцу своей книги, и нам очевидно, что не Шарлю списан с Монтескью, а, наоборот, Монтескью в своих реально-историчес ких поступках представляет собой лишь фрагмент, сколок, не что производное от Шарлю. Последним в этом ряду наших пред шественников стоит Сюрреализм;

он, конечно, не мог признать за языком суверенные права, поскольку язык есть система, меж тем как целью этого движения было, в духе романтизма, непос редственное разрушение всяких кодов (цель илллюзорная, ибо разрушить код невозможно, его можно только «обыграть»);

зато сюрреализм постоянно призывал к резкому нарушению смысло вых ожиданий (пресловутые «перебивы смысла»), он требовал, чтобы рука записывала как можно скорее то, о чем даже не по дозревает голова (автоматическое письмо), он принимал в при нципе и реально практиковал групповое письмо — всем этим он внес свой вклад в дело десакрализации образа Автора. Наконец, ужезарамкамилитературыкактаковой(впрочем,нынеподобные разграничения уже изживают себя) ценнейшее орудие для анали за и разрушения фигуры Автора дала современная лингвистика, показавшая, что высказывание как таковое — пустой процесс и превосходно совершается само собой, так что нет нужды напол нять его личностным содержанием говорящих. С точки зрения лингвистики, автор есть всего лишь тот, кто пишет, так же как «я»

всего лишь тот, кто говорит «я»;

язык знает «субъекта», но не «лич ность», и этого субъекта, определяемого внутри речевого акта и ничего не содержащего вне его, хватает, чтобы «вместить» в себя весь язык, чтобы исчерпать все его возможности.

Барт Р.

Смерть автора Удаление Автора (вслед за Брехтом здесь можно гово рить о настоящем «очуждении» — Автор делается меньше ростом, какфигуркавсамойглубинелитературной«сцены»)—этонепросто исторический факт или эффект письма: им до основания преобра жается весь современный текст, или, что то же самое, ныне текст создается и читается таким образом, что автор на всех его уров нях устраняется. Иной стала, прежде всего, временная перспек тива. Для тех, кто верит в Автора, он всегда мыслится в прошлом по отношению к его книге;

книга и автор сами собой располагают ся на общей оси, ориентированной между до и после;

считается, что Автор вынашивает книгу, то есть предсуществует ей, мыслит, страдает, живет для нее, он так же предшествует своему произ ведению, как отец сыну. Что же касается современного скрипто ра, то он рождается одновременно с текстом, у него нет никакого бытия до и вне письма, он отнюдь не тот субъект, по отношению к которому его книга была бы предикатом;

остается только одно время — время речевого акта, и всякий текст вечно пишется здесь и сейчас. Как следствие (или причина) этого смысл глагола писать должен отныне состоять не в том, чтобы нечто фиксировать, запе чатлевать, изображать, «рисовать» (как выражались Классики), а в том, что лингвисты вслед за философами Оксфордской школы именуют перформативом — есть такая редкая глагольная форма, употребляемаяисключительновпервомлиценастоящеговремени, вкоторойактвысказываниянезаключаетвсебеиногосодержания (иного высказывания), кроме самого этого акта: например, Сим объявляю в устах царя или Пою в устах древнейшего поэта. Следо вательно, современный скриптор, покончив с Автором, не может более полагать, согласно патетическим воззрениям своих пред шественников, что рука его не поспевает за мыслью или страстью и что коли так, то он, принимая сей удел, должен сам подчеркивать это отставание и без конца «отделывать» форму своего произведе ния;

наоборот, его рука, утратив всякую связь с голосом, соверша ет чисто начертательный (а не выразительный) жест и очерчивает некое знаковое поле, не имеющее исходной точки, — во всяком случае, оно исходит только из языка как такового, а он неустанно ставит под сомнение всякое предствление об исходной точке.

Ныне мы знаем, что текст представляет собой не ли нейную цепочку слов, выражающих единственный, как бы тео логический смысл («сообщение» Автора-Бога), но многомерное пространство, где сочетаются и спорят друг с другом различные виды письма, ни один из которых не является исходным;

текст соткан из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников.

Писатель подобен Бувару и Пекюше, этим вечным переписчикам, великим и смешным одновременно, глубокая комичность ко Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений торых как раз и знаменует собой истину письма;

он может лишь вечно подражать тому, что написано прежде и само писалось на впервые;

в его власти только смешивать разные виды письма, сталкивать их друг с другом, не опираясь всецело ни на один из них;

если бы он захотел выразить себя, ему все равно следовало бы знать, что внутренняя «сущность», которую он намерен «пере дать», есть не что иное, как уже готовый словарь, где слова объяс няются лишь с помощью других слов, и так до бесконечности. Так случилось, если взять яркий пример, с юным Томасом де Квинси:

он, по словам Бодлера, настолько преуспел в изучении греческого, что, желая передать на этом мертвом языке сугубо современные мысли и образы, «создал себе и в любой момент держал нагото ве собственный словарь, намного больше и сложнее тех, основой которых служит заурядное прилежание в чисто литературных пе реводах» («Искусственный рай»). Скриптор, пришедший на смену Автору, несет в себе не страсти, настроения, чувства или впечатле ния, а только такой необъятный словарь, из которого он черпает свое письмо, не знающее остановки;

жизнь лишь подражает книге, а книг сама соткана из знаков, сама подражает чему-то уже забы тому, и так до бесконечности.

Коль скоро Автор устранен, то совершенно напрасным становятся и всякие притязания на «расшифровку» текста. Присво ить тексту Автора — это значит как бы застопорить текст, наделить его окончательным значением, замкнуть письмо. Такой взгляд вполне устраивает критику, которая считает тогда своей важней шей задачей обнаружить в произведении Автора (или же различ ные его ипостаси, такие как общество, история, душа, свобода):

если Автор найден, значит, текст «объяснен», критик одержал по беду. Не удивительно поэтому, что царствование Автора истори чески было и царствованием Критика, а также и то, что ныне одно временно с Автором оказалась поколебленной и критика (хотя бы даже и новая). Действительно, в многомерном письме все прихо дится распутывать, но расшифровывать нечего;

структуру можно прослеживать, «протягивать» (как подтягивают спущенную петлю на чулке)* во всех ее повторах и на всех ее уровнях, однако невоз можно достичь дна;

пространство письма дано нам для пробега, а не для прорыва;

письмо постоянно порождает смысл, но он тут же и улетучивается, происходит систематическое высвобожде ние смысла. Тем самым литература (отныне правильнее было бы говорить письмо), отказываясь признавать за текстом (и за всем миром как текстом) какую-либо «тайну», то есть окончательный * Из многих значений глагола filer здесь обыгрывается по крайней мере три: «следить» (ср.

в русском языке филёр);

«тянуть», «подтягивать» (о петле на чулке);

«плести», «вплетать»

(например, в тексте: une metaphore filee— сквозная метафора).— Прим. перев.

Барт Р.

Смерть автора смысл, открывает свободу контртеологической, революционной по сути своей деятельности, так как не останавливать течение смысла — значит в конечном счете отвергнуть самого бога и все его ипостаси — рациональный порядок, науку, закон.

Вернемся к бальзаковской фразе. Ее не говорит никто (то есть никакое «лицо»): если у нее есть источник и голос, то не в письме, а в чтении. Нам поможет это понять одна весьма точная аналогия. В исследованиях последнего времени (Ж.-П. Вернан) демонстрируетсяосновополагающаядвусмысленностьгреческой трагедии: текст ее соткан из двузначных слов, которые каждое из действующих лиц понимает односторонне (в этом постоянном не доразумении и заключается «трагическое»);

однако есть и некто, слышащий каждое слово во всей его двойственности, слышащий как бы даже глухоту действующих лиц, что говорят перед ним;

этот «некто» — читатель (или, в данном случае, слушатель). Так обнару живается целостная сущность письма: текст сложен из множест ва разных видов письма, происходящих из различных культур и вступающих друг с другом в отношения диалога, пародии, спора, однако вся эта множественность фокусируется в определенной точке, которой является не автор, как утверждали до сих пор, а читатель. Читатель — это то пространство, где запечатлеваются все до единой цитаты, из которых слагается письмо;

текст обретает единство не в происхождении своем, а в предназначении, только предназначение это не личный адрес;

читатель—это человек без истории, без биографии, без психологии, он всего лишь некто, сводящий воедино все те штрихи, что образуют письменный текст.

Смехотворны поэтому попытки осуждать новейшее письмо во имя некоего гуманизма, лицемерно выставляющего себя поборником прав читателя.

Критике классического толка никогда не было дела до читателя;

для нее в литературе существует лишь тот, кто пишет.

Теперь нас более не обманут такого рода антифрасисы, посредс твом которых почтенное общество с благородным негодованием вступается за того, кого на деле оно оттесняет, игнорирует, подав ляет и уничтожает. Теперь мы знаем: чтобы обеспечить письму будущность, нужно опрокинуть* миф о нем — рождение читателя приходится оплачивать смертью Автора.

В кн.: Барт Р. Избранные работы. Семиотика.

Поэтика. М., 1989. С. 384–391.

(Перевод Г.К. Косикова) * В подлиннике обыгрывается второе значение глагола renverser «выворачивать наизнан ку».— Прим. ред.

Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений Фуко М.

Фуко Мишель Поль (1926–1984) – французский философ, историк, культуролог.

Сначала был ближе всего к структурализму, но со второй половины 60-х годов перешел на позиции постструктурализма и постмодернизма. В своих исследова ниях опирается главным образом на Ницше и Хайдеггера. Основные его работы посвящены изучению европейской науки и культуры, а также некоторых социаль ных явлений и институтов – медицины, безумия, психиатрии, власти, сексуаль ности. М. Фуко является одним из немногих современных философов, чей успех и влияние сравнимы с успехом и влиянием экзистенциализма Ж.П. Сартра в пос левоенные годы.

В эстетике Фуко отдает безусловное предпочтение искусству модернизма и аван гарда. Основное внимание он уделяет литературе, разрабатывая ее лингвистиче скую природу. Фуко рассматривает язык, письмо и литературу в их неразрывном единстве. Язык составляет «чистое начало» литературы и письма, благодаря ко торым он достигает своей подлинной суверенности, осуществляет все свои внут ренние возможности. В отличие от лингвистики, которая оставляет от языка одну только грамматику, литература «приводит язык от грамматики к чистой речевой способности, где и сталкивается с диким и властным бытием слов». Именно в ли тературе бытие языка воплощается наиболее полно. В свою очередь, литература представляет собой «обнаженно данный язык».

Через призму языка Фуко также рассматривает понятия стиля, жанра и манеры, которыеобычноиспользуютсядляопределениясвоеобразиятворчестватогоили иного писателя. Он считает, что источник существующих в литературе сходств и различий следует искать не в особенностях «видения мира» творцами, не в идео логических, психологических или иных субъективных установках, но в самом языке. «В данную эпоху, – пишет Фуко, – возможности языка являются не столь многочисленными, чтобы нельзя было выявить присущий нескольким текстам изоморфизм и построить открытую для других, еще не написанных или не про читанных, текстов таблицу».

Фуко полагает, что в языке имеются некие «внутренние складки», через которые неизбежнопроходятвсепроизнесенныесловаинаписанныефразы,испытываяс их стороны соответствующее воздействие, даже если они, в свою очередь, добав ляют к ним новые «морщины». То, что эмпирически воспринимается обычно как влияниеиливзаимодействие,наболееглубокомуровнеоказываетсяследствием внутренней организации языка, некой его «сетки», общей для литературных про изведений.

В этой сетке, по мнению Фуко, заключается суть и фундаментальный закон су ществования литературы, согласно которому сегодня она перестала быть обус ловленной стилем, фигурами или риторикой и «конституируется как сетка, где больше не могут играть роль ни правда речи, ни последовательность истории, где единственным априори является язык». Язык, его внутреннее пространство, принимающее вид «сетки», образует условия возможности появления и «при сутствия» вещей и предметов в произведении, вырывая их из действительности Фуко М.

Что такое автор?

и превращая в «фикцию». В этом пространстве языка уже нет линейного времени, истории, следования «нового» за «старым», в нем все сосуществует как бы одно временно, делая ненужными понятия влияния или подражания.

Лингвистический подход Фуко распространяет и на проблематику писателя, отказываясь рассматривать его в качестве традиционного автора и собствен ника своих творений. Эту тему он развивает в предлагаемой читателю работе «Что такое автор?». Фуко полагает, что вопрос об «авторе» снимается письмом, игра знаков которого не нуждается в помощи со стороны субъекта и его твор ческих устремлений. Эта игра состоит в «открытии пространства, в котором пи шущий субъект беспрерывно исчезает». И если раньше произведение как бы возлагало на себя долг принести бессмертие своему создателю, «теперь оно получило право убивать, быть убийцей своего автора». Самое большее, что ос тается писателю, это «играть роль смерти в игре письма», а вся его творческая индивидуальность и неповторимость исчерпывается в «оригинальности своего отсутствия».

Судьбу «автора» разделяют «произведение» и «книга», необходимость которых так же проблематична, как и индивидуальность автора. Их нельзя рассматривать в качестве проекции авторской субъективности, поскольку они составляют лишь «узел сетки» или момент всеобщей «дискурсивной практики».

Вобщем,М. Фукопротивтрадиционногопониманияискусства,котороепокоится на таких «высоких» словах, как талант, гений, божий дар, вдохновение, священ ный порыв, творчество и т.д. Он всецело полагается на продуктивную «онтологи ческую способность» языка.

Д.А. Силичев Что такое автор?

(…) По поводу предложенной мною темы: «Что такое ав тор?» мне следует, по-видимому, как-то объясниться перед вами.

Если я выбрал для обсуждения этот несколько странный вопрос, то в первую очередь потому, что мне хотелось бы провес ти определенную критику того, что мне довелось уже написать прежде. И вернуться к некоторым опрометчивым действиям, кото рые мне довелось уже совершить. В «Словах и вещах» я попытался проанализировать словесные массы, своего рода дискурсивные пласты, не расчлененные привычными единствами книги, про изведения и автора. Я говорил о «естественной истории», или об «анализебогатств»,илио«политическойэкономии»—вообще,но вовсе не о произведениях или же о писателях. Однако на протяже нии всего этого текста я наивным, а стало быть — диким образом использовал-таки имена авторов. Я говорил о Бюффоне, о Кювье, о Рикардо и т.д. и позволил этим именам функционировать неким весьма затруднительным двусмысленным образом. Так что на за конном основании могли быть сформулированы двоякого рода возражения — что и произошло. С одной стороны, мне сказали:

Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений Вы не описываете как следует ни Бюффона, ни совокупности его произведений, равно как и то, что Вы говорите о Марксе, до смеш ного недостаточно по отношению к мысли Маркса. Эти возраже ния были, конечно, обоснованными;

но я не думаю, что они были вполне уместными по отношению к тому, что я делал;

поскольку проблема для меня состояла не в том, чтобы описать Бюффона или Маркса, и не в том, чтобы восстановить то, что они сказали или хотели сказать, — я просто старался найти правила, по кото рым они произвели некоторое число понятий или теоретических ансамблей, которые можно встретить в их текстах. Было высказано и другое возражение: Вы производите — говорили мне — чудовищ ные семейства, Вы сближаете имена столь противоположные, как имена Бюффона и Линнея, Вы ставите Кювье рядом с Дарвиным,— и все это вопреки очевиднейшей игре естественных родственных связей и сходств. И здесь опять же я не сказал бы, что возражение это кажется мне уместным, поскольку я никогда не пытался со здать генеалогическую таблицу духовных индивидуальностей, я нехотелобразоватьинтеллектуальныйдагерротипученогоилина туралиста XVII или XVIII веков;

я не хотел сформировать никакого семейства: ни святого, ни порочного;

я просто искал — что явля ется куда более скромным делом — условия функционирования специфических дискурсивных практик.

Зачем же было тогда — скажете вы мне — использовать в «Словах и вещах» имена авторов? Нужно было или не исполь зовать ни одного из них, или же определить тот способ, каким Вы это делаете. Вот это возражение, как я полагаю, является вполне оправданным — и я попытался оценить допущения и последствия этого в тексте, который должен скоро появиться. Там я пытаюсь ус тановить статус больших дискурсивных единств — таких, как те, что называют Естественной историей или Политической экономией.

Я спросил себя, в соответствии с какими методами, с помощью ка ких инструментов можно было бы их засекать, расчленять, анали зировать их и описывать. Вот первая часть работы, предпринятой несколько лет назад и ныне законченной.

Но встает другой вопрос: вопрос об авторе — и именно об этом я и хотел бы сейчас с вами побеседовать. Это понятие ав тора конституирует важный момент индивидуализации в истории идей, знаний, литератур, равно как и в истории философии и наук.

Даже сегодня, когда занимаются историей какого-либо понятия, или литературного жанра, или какого-нибудь типа философии, эти единства, как мне кажется, по-прежнему рассматривают как расчленения сравнительно слабые, вторичные и наложенные на первичные, прочные и фундаментальные единства, каковыми яв ляются единства автора и произведения.

Фуко М.

Что такое автор?

Я оставлю в стороне, по крайней мере в сегодняшнем докладе, историко-социологический анализ персонажа автора.

Каким образом автор индивидуализировался в такой культуре, как наша, какой статус ему был придан, с какого момента, скажем, стали заниматься поисками аутентичности и атрибуции, в какой системе валоризации автор был взят, в какой момент начали рас сказывать жизнь уже не героев, но авторов, каким образом ус тановилась эта фундаментальная категория критики «человек и-произведение»,— все это, бесспорно, заслуживало бы того, чтобы быть проанализированным. В настоящий момент я хотел бы рассмотреть только отношение текста к автору, тот способ, которым текст намечает курс к этой фигуре — фигуре, которая по отношению к нему является внешней и предшествующей, по крайней мере с виду.

Формулировку темы, с которой я хотел бы начать, я за имствую у Беккета: «Какая разница, кто говорит,— сказал кто то,— какая разница, кто говорит». В этом безразличии, я полагаю, нужно признать один из фундаментальных этических принципов современного письма. Я говорю «этических», поскольку это без различие является не столько особенностью, характеризующей способ, каким говорят или пишут, сколько, скорее, своего рода им манентным правилом, без конца снова и снова возобновляемым, но никогда полностью не исполняемым, принципом, который не столько маскирует письмо как результат, сколько господствует над ним как практикой. Это правило слишком известно, чтобы нужно было долго его анализировать;

здесь будет вполне достаточно специфицировать его через две его важнейшие темы. Во-первых, можно сказать, что сегодняшнее письмо освободилось от темы вы ражения: оно отсылает лишь к себе самому, и, однако, оно берется не в форме «внутреннего», — оно идентифицируется со своим соб ственным развернутым «внешним». Это означает, что письмо есть игра знаков, упорядоченная не столько своим означаемым содер жанием, сколько самой природой означающего;

но это означает и то, что регулярность письма все время подвергается испытанию со стороны своих границ;

письмо беспрестанно преступает и перево рачивает регулярность, которую оно принимает и которой оно иг рает;

письмо развертывается как игра, которая неминуемо идет по тусторонусвоихправилипереходиттакимобразомвовне.Вслучае письма суть дела состоит не в обнаружении или в превознесении самого жеста писать;

речь идет не о пришпиливании некоего субъ ектавязыке,—вопросстоитоботкрытиинекоторогопространства, в котором пишущий субъект не перестает исчезать.

Вторая тема еще более знакома: это сродство письма и смерти. Эта связь переворачивает тысячелетнюю тему;

ска Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений зание и эпопея у греков предназначались для того, чтобы уве ковечить бессмертие героя. И если герой соглашался умереть молодым, то это для того, чтобы его жизнь, освященная таким образом и прославленная смертью, перешла в бессмертие;

ска зание было выкупом за эту принятую смерть. Арабский рассказ (я думаю тут о «Тысяче и одной ночи»), пусть несколько иначе, тоже имел своим мотивом, темой и предлогом «не умереть» — разговор, рассказ длился до раннего утра именно для того, чтобы отодвинуть смерть, чтобы оттолкнуть этот срок платежа, который должен был закрыть рот рассказчика. Рассказ Шехерезады — это отчаянная изнанка убийства, это усилие всех этих ночей удержать смерть вне круга существования. Эту тему рассказа или письма, по рождаемых, дабы заклясть смерть, наша культура преобразовала:

письмо теперь связано с жертвой, с жертвоприношением самой жизни. Письмо теперь — это добровольное стирание, которое и не должно быть представлено в книгах, поскольку оно совершается в самом существовании писателя. Творение, задачей которого было приносить бессмертие, теперь получило право убивать — быть убийцей своего автора. Возьмите Флобера, Пруста, Кафку. Но есть и другое: это отношение письма к смерти обнаруживает себя также и в стирании индивидуальных характеристик пишущего субъекта. Всевозможными уловками, которые пишущий субъект устанавливает между собой и тем, что он пишет, он запутывает все следы, все знаки своей особой индивидуальности;

маркер писа теля теперь — это не более чем своеобразие его отсутствия;

ему следует исполнять роль мертвого в игре письма. Все это известно;

и прошло уже немало времени с тех пор, как критика и философия засвидетельствовали это исчезновение или эту смерть автора.

Я, однако, не уверен ни в том, что из этой констатации строго извлекли все необходимые выводы, ни в том, что точно определили масштаб этого события. Если говорить точнее, мне кажется, что некоторое число понятий, предназначенных сегодня для того, чтобы заместить собой привилегированное положение автора, в действительности блокирует его и замалчивает то, что должно было бы быть высвобождено. Я возьму только два из этих понятий, которые являются сегодня, на мой взгляд, особен но важными.

Первое — это понятие произведения. В самом деле, го ворят (и это опять-таки очень знакомый тезис), что дело критики состоит не в том, чтобы раскрывать отношение произведения к автору, и не в том, чтобы стремиться через тексты реконструиро вать некоторую мысль или некоторый опыт;

она должна, скорее, анализировать произведение в его структуре, в его архитектуре, в присущей ему форме и в игре его внутренних отношений. Но тог Фуко М.

Что такое автор?

да сразу же нужно задать вопрос: «Что же такое произведение?

Что же это за такое любопытное единство, которое называют про изведением? Из каких элементов оно состоит? Произведение — разве это не то, что написал тот, кто и есть автор?». Возникают, как видим, трудности. Если бы некоторый индивид не был автором, разве тогда то, что он написал или сказал, что оставил в своих бумагах или что удалось донести из сказанного им, — разве все это можно было бы назвать «произведением»? Коль скоро Сад не был автором, — чем же были его рукописи? Рулонами бумаги, на которых он во время своего заключения до бесконечности развер тывал свои фантазмы.

Но предположим теперь, что мы имеем дело с автором:

все ли, что он написал или сказал, все ли, что он после себя ос тавил, входит в состав его сочинений? Проблема одновременно и теоретическая, и техническая. Когда, к примеру, принимаются за публикацию произведений Ницше,— где нужно остановиться?

Конечно же, нужно опубликовать все, но что означает это «все»?

Все, что Ницше опубликовал сам, — это понятно. Черновики его произведений? Несомненно. Наброски афоризмов? Да. Но также и вычеркнутое или приписанное на полях? Да. Но когда внутри блокнота, заполненного афоризмами, находят справку, запись о свидании, или адрес, или счет из прачечной,— произведение это или не произведение? Но почему бы и нет? И так до бесконечности.

Среди миллионов следов, оставшихся от кого-то после его смер ти, — как можно отделить то, что составляет произведение? Тео рии произведения не существует. И такой теории не хватает тем, кто простодушно берется издавать произведения, из-за чего их эмпирическаяработаоченьбыстрооказываетсяпарализованной.

И можно было бы продолжить: можно ли сказать, что «Тысяча и одна ночь» составляет одно произведение? А «Строматы» Кли мента Александрийского или «Жизнеописания» Диогена Лаэрт ского? Начинаешь понимать, какое множество вопросов возника ет в связи с этим понятием «произведения». Так что недостаточно утверждать: обойдемся без писателя, обойдемся без автора, и да вайте изучать произведение само по себе. Слово «произведение»


и единство, которое оно обозначает, являются, вероятно, столь же проблематичными, как и индивидуальность автора.

Есть еще одно понятие, которое, как я полагаю, мешает констатировать исчезновение автора и каким-то образом удержи вает мысль на краю этого стирания;

своего рода хитростью оно все еще сохраняет существование автора. Это — понятие письма. Стро го говоря, оно должно было бы позволить не только обойтись без ссылкинаавтора,ноидатьоснованиедляегоновогоотсутствия.При том статусе, который имеет понятие письма сегодня, речь не идет, Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений действительно, ни о жесте писать, ни об обозначении (симптоме или знаке) того, что кто-то якобы хотел сказать;

предпринимаются замечательные по глубине усилия, чтобы мыслить условие — вооб ще—любоготекста:условиеодновременно—пространства,гдеон распространяется, и времени, где он развертывается.

Я спрашиваю себя: не есть ли это понятие, подчас реду цированное до обыденного употребления, не есть ли оно толь котранспозиция—вформетрансцендентальнойанонимности— эмпирических характерис тик автора? Бывает, что довольству ются устранением наиболее бросающихся в глаза следов эм пиричности автора, заставляя играть — в параллель друг другу, друг против друга — два способа ее характеризовать: критичес кий и религиозный. И в самом деле, наделить письмо статусом изначального,— разве это не есть способ выразить в трансцен дентальных терминах, с одной стороны, теологическое утверж дение о его священном характере, а с другой — критическое утверждение о его творящем характере? Признать, что письмо самой историей, которую оно и сделало возможной, подвер гается своего рода испытанию забвением и подавлением,— не означает ли это представ лять в трансцендентальных терминах религиозныйпринципсокровенногосмысла(исоответственно— необходимость интерпретировать) — с одной стороны, и кри тический принцип имплицитных значений, безмолвных опре делений, смутных содержаний (и соответственно — необходи мость комментировать) — с другой? Наконец, мыслить письмо какотсутствие—развенезначитэтопросто-напросто:повторять в трансцендентальных терминах религиозный принцип тради ции, — одновременно и нерушимой и никогда не исполняемой до конца, или, с другой стороны, разве это не эстетический при нцип продолжения жизни произведения и после смерти автора, его сохранения по ту сторону смерти и его загадочной избыточ ности по отношению к автору?

Я думаю, следовательно, что такое употребление поня тия письма заключает в себе риск сохранить привилегии автора под защитой a priori: оно продлевает — в сером свете нейтрали зации — игру тех представлений, которые и сформировали опре деленныйобразавтора.Исчезновениеавтора—событие,которое начиная с Малларме без конца длится,— оказывается подвергну тым трансцендентальному запиранию на засов. И не пролегает ли сегодня важная линия водораздела именно между теми, кто счи тает все еще возможным мыслить сегодняшние разрывы в истори ко-трансцендентальной традиции XIX века, и теми, кто прилагает усилия к окончательному освобождению от нее?

*** Фуко М.

Что такое автор?

Но,конечноже,недостаточнопростоповторять,чтоавтор исчез. Точно так же, как недостаточно без конца повторять, что Бог и человек умерли одной смертью. То, что действительно следова ло бы сделать, так это определить пространство, которое вследс твие исчезновения автора оказывается пустым, окинуть взглядом распределение лакун и разломов и выследить те свободные места и функции, которые этим исчезновением обнаруживаются.

Вначале я хотел бы кратко напомнить проблемы, воз никающие в связи с употреблением имени автора. Что такое имя автора? И как оно функционирует? Будучи весьма далек от того, чтобы предложить вам ответ на эти вопросы, я укажу только на не которые трудности, перед которыми оно нас ставит.

Имя автора — это имя собственное, и потому ведет нас к тем же проблемам, что и оно. Здесь, среди прочего, я сошлюсь на исследования Сёрля. Невозможно, конечно же, сделать из име ни собственного просто-напросто референцию. Имя собствен ное вообще (как и имя автора) имеет и другие функции, помимо указательной. Оно больше, чем просто указание, жест, — чем просто направленный на кого-то палец. До известной степени оно есть эквивалент дескрипции. Когда говорят «Аристотель», то употребляют слово, которое является эквивалентом одной или, быть может, целой серии определенных дескрипций наподо бие таких, как «автор Аналитик», или «основатель онтологии» и т. д. Но мало этого: имя собственное не только и не просто имеет значение. Когда обнаруживается, что Рембо не писал «Духовной охоты», то нельзя сказать, чтобы это имя собственное или имя автора изменило при этом смысл. Имя собственное и имя автора оказываются расположенными где-то между этими двумя полю сами: дескрипции и десигнации;

они, несомненно, имеют опре деленную связь с тем, что они называют, но связь специфическую:

ни целиком по типу десигнации, ни целиком по типу дескрипции.

Однако — и именно здесь и возникают трудности, характерные уже для имени автора,— связи имени собственного с именуемым индивидом и имени автора с тем, что оно именует, не являются изоморфными друг другу и функционируют различно. Вот неко торые из различий.

Если я, например, узнаю, что у Пьера Дюпона глаза не голубые, или что он не родился в Париже, или что он не врач и т. д., — само это имя «Пьер Дюпон», тем не менее, по-прежнему будет относиться к тому же самому лицу;

связь десигнации при этом не так уж сильно изменится. Проблемы же, встающие в свя зи с именем автора, оказываются куда более сложными: конечно же, если бы выяснилось, что Шекспир не родился в доме, который сегодня посещают, то это изменение, разумеется, не нарушило бы Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений функционирования имени автора. Однако если было бы доказа но, что Шекспир не написал сонетов, которые принимаются за его сочинения, это было бы изменением совсем другого рода: оно ока залось бы совсем не безразличным для функционирования имени автора. А если бы было установлено, что Шекспир написал «Орга нон» Бэкона просто потому, что произведения Бэкона и сочинения Шекспира были написаны одним автором, это было бы уже таким типом изменения, которое полностью меняло бы функционирова ние имени автора. Имя автора, стало быть, не есть такое же имя собственное, как все другие.

Многие другие факты указывают на парадоксальное своеобразие имени автора. Совсем не одно и то же сказать, что Пьера Дюпона не существует, и сказать, что Гомера или Гермеса Трисмегиста не существовало;

в одном случае хотят сказать, что никто не носит имени Пьера Дюпона;

в другом — что несколько авторов были совмещены под одним именем, или что подлинный автор не обладает ни одной из черт, традиционно приписываемых таким персонажам, как Гомер или Гермес. Точно так же совсем не одно и то же сказать, что настоящее имя некоего X не Пьер Дюпон, а Жак Дюран, и сказать, что Стендаля на самом деле звали Анри Бейль. Можно было бы также спросить себя о смысле и функцио нировании предложения типа: «Бурбаки — это такой-то и такой-то или «Виктор Эремита, Климакус, Антиклимакус, Фратер Тацитур нус, Константин Констанциус — это Кьеркегор».

Эти различия, быть может, связаны со следующим фак том: имя автора — это не просто элемент дискурса, такой, который может быть подлежащим или дополнением, который может быть заменен местоимением и т.д.;

оно выполняет по отношению к дискурсам определенную роль: оно обеспечивает функцию клас сификации;

такое имя позволяет сгруппировать ряд текстов, раз граничить их, исключить из их числа одни и противопоставить их другим. Кроме того, оно выполняет приведение текстов в опреде ленное между собой отношение. Гермеса Трисмегиста не сущест вовало, Гиппократа тоже, — в том смысле, в котором можно было бы сказать о Бальзаке, что он существовал, но то, что ряд текстов поставили под одно имя, означает, что между ними устанавлива лиотношениегомогенностиилипреемственности,устанавливали аутентичность одних текстов через другие, или отношение взаим ного разъяснения, или сопутствующего употребления. Наконец, имя автора функционирует, чтобы характеризовать определен ный способ бытия дискурса: для дискурса тот факт, что он име ет имя автора, тот факт, что можно сказать: «Это было написано таким-то», или: «Такой-то является автором этого», означает, что этот дискурс — не обыденная безразличная речь, не речь, которая Фуко М.

Что такое автор?

уходит, плывет и проходит, не речь, немедленно потребляемая, но что тут говорится о речи, которая должна приниматься вполне определенным образом и должна получать в данной культуре оп ределенный статус.

В силу всего этого можно было бы прийти в конце кон цов к идее, что имя автора не идет, подобно имени собственному, изнутри некоторого дискурса к реальному и внешнему индивиду, который его произвел, но что оно стремится в некотором роде на границу текстов, что оно их вырезает, что оно следует вдоль этих разрезов, что оно обнаруживает способ их бытия, или по крайней мере его характеризует. Оно обнаруживает событие некоторого ансамбля дискурсов и отсылает к статусу этого дискурса внутри некоторого общества и некоторой культуры. Имя автора разме щается не в плане гражданского состояния людей, равно, как и не в плане вымысла произведения,— оно размещается в разрыве, устанавливающем определенную группу дискурсов и ее особый способ бытия. Можно было бы, следовательно, сказать, что в ци вилизации, подобной нашей, имеется некоторое число дискурсов, наделенных функцией «автор», тогда как другие ее лишены. Час тное письмо вполне может иметь подписавшего, но оно не име ет автора;

у контракта вполне может быть поручитель, но у него нет автора. Анонимный текст, который читают на улице на стене, имеет своего составителя, но у него нет автора. Функция «автор», таким образом, характерна для способа существования, обраще нияифункционированиявполнеопределенныхдискурсоввнутри того или иного общества.


*** Теперь следовало бы проанализировать эту функцию «автор». Как в нашей культурехарактеризуетсядискурс,несущий функцию «автор»? В чем он противостоит другим дискурсам?

Я полагаю, что даже если рассматривать только автора книги или текста, можно распознать у него четыре различных харак терных черты.

Прежде всего эти дискурсы являются объектами при своения;

форма собственности, к которой они относятся, весьма своеобразна;

она была узаконена уже достаточно давно. Нуж но отметить, что эта собственность была исторически вторичной по отношению к тому, что можно было бы назвать уголовно на казуемой формой присвоения. У текстов, книг, дискурсов устанав ливалась принадлежность действительным авторам (отличным от мифических персонажей, отличным от великих фигур — освящен ных и освящающих) поначалу в той мере, в какой автор мог быть наказан, то есть в той мере, в какой дискурсы эти могли быть пре Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений ступающими. Дискурс в нашей культуре (и, несомненно, во мно гих других) поначалу не был продуктом, вещью, имуществом;

он был по преимуществу актом — актом, который размещался в бипо лярном поле священного и профанного, законного и незаконного, благоговейного и богохульного. Исторически, прежде чем стать имуществом, включенным в кругооборот собственности, дискурс был жестом, сопряженным с риском. И когда для текстов был уста новлен режим собственности, когда были созданы строгие законы об авторском праве, об отношениях между автором и издателем, о правах перепечатывания и т.д., то есть к концу XVIII — началу XIX века,— именно в этот момент возможность преступания, которая прежде принадлежала акту писания, стала все больше принимать вид императива, свойственного литературе. Как если бы автор, с того момента, как он был помещен в систему собственности, ха рактерной для нашего общества, компенсировал получаемый та ким образом статус тем, что вновь обретал прежнее биполярное поле дискурса, систематически практикуя преступание, восстанав ливая опасность письма, которому с другой стороны были гаран тированы выгоды, присущие собственности.

С другой стороны, функция-автор не отправляется для всех дискурсов неким универсальным и постоянным образом.

В нашей цивилизации не всегда одни и те же тексты требовали ат рибуции какому-то автору. Было время, когда, например, те тек сты, которые мы сегодня назвали бы «литературными» (рассказы, сказки, эпопеи, трагедии, комедии), принимались, пускались в обращение и приобретали значимость без того, чтобы ставился вопрос об их авторе;

их анонимность не вызывала затруднений — их древность, подлинная или предполагаемая, была для них до статочной гарантией. Зато тексты, которые ныне мы назвали бы научными, касающиеся космологии и неба, медицины и болезней, естественных наук или географии, в средние века принимались и несли ценность истины, только если они были маркированы име нем автора. «Гиппократ сказал», «Плиний рассказывает» — были собственно не формулами аргументов от авторитета;

они были индикаторами, которыми маркировались дискурсы, дабы быть принятыми в качестве доказанных. Переворачивание произошло в XVII или в XVIII веке;

научные дискурсы стали приниматься бла годаря самим себе, в анонимности установленной или всегда за ново доказываемой истины;

именно их принадлежность некоему систематическому целому и дает им гарантию, а вовсе не ссылка на произведшего их индивида. Функция-автор стирается, поскольку теперь имя открывшего истину служит самое большее для того, чтобы окрестить теорему, положение, некий примечательный эф фект свойство, тело, совокупность элементов или патологический Фуко М.

Что такое автор?

синдром. Тогда как «литературные» дискурсы, наоборот, могут быть приняты теперь, только будучи снабжены функцией «ав тор»: по поводу каждого поэтического или художественного тек ста будут спрашивать теперь, откуда он взялся, кто его написал, когда, при каких обстоятельствах или в рамках какого проекта.

Смысл, который ему приписывается, статус или ценность, кото рые за ним признаются, зависят теперь от того, как отвечают на эти вопросы. И если в силу случая или явной воли автора текст до ходит до нас в анонимном виде, тотчас же предпринимают «поис ки автора». Литературная анонимность для нас невыносима;

если мы и допускаем ее, то только в виде загадки. Функция «автор» в наши дни вполне применима лишь к литературным произведени ям. (Конечно же, все это следовало бы продумать более тонко: с какого-то времени критика стала обращаться с произведениями соответственно их жанру и типу, по встречающимся в них повто ряющимся элементам, в соответствии с присущими им вариация ми вокруг некоего инварианта, которым больше уже не является индивидуальный творец. Точно так же, если в математике ссылка на автора есть уже не более чем способ дать имя теоремам или совокупностям положений, то в биологии и медицине указание на автора и на время его работы играет совсем иную роль: это не просто способ указать источник, это также способ дать опреде ленный индикатор «надежности», сообщая о техниках и объектах эксперимента, которые использовались в соответствующую эпоху и в определенной лаборатории.) Теперь третья характеристика этой функции-автор. Она не образуется спонтанно как просто атрибуция некоторого дискур са некоему индивиду. Функция эта является результатом сложной операции,котораяконструируетнекоеразумноесущество,которое и называют автором. Несомненно, этому разумному существу пы таются придать статус реальности: это в индивиде, мол, находится некая «глубинная» инстанция, «творческая» сила, некий «проект», изначальное место письма. Но на самом деле то, что в индиви де обозначается как автор (или то, что делает некоего индивида автором), есть не более чем проекция — в терминах всегда более или менее психологизирующих — некоторой обработки, которой подвергают тексты: сближений, которые производят, черт, кото рые устанавливают как существенные, связей преемственности, которые допускают, или исключений, которые практикуют. Все эти операции варьируют в зависимости от эпохи и типа дискурса. «Фи лософского автора» конструируют не так, как «поэта»;

и автора романного произведения в XVIII веке конструировали не так, как в наши дни. Однако поверх времени можно обнаружить некий ин вариант в правилах конструирования автора.

Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений Мне,например,кажется,чтоспособ,какимлитературная критика в течение долгого времени определяла автора—или, ско рее, конструировала форму-автор исходя из существующих тек стов и дискурсов,— что способ этот является достаточно прямым производным того способа, которым христианская традиция удостоверяла (или, наоборот, отрицала) подлинность текстов, которыми она располагала. Другими словами, чтобы «обнару жить» автора в произведении, современная критика использует схемы, весьма близкие к христианской экзегезе, когда последняя хотела доказать ценность текста через святость автора. В «De vi-ris illustribus» святой Иероним поясняет, что в случае многих произве дений омонимии недостаточно, чтобы законным образом иденти фицировать авторов: различные индивиды могли носить одно и то же имя, или кто-то один мог — умышленно — заимствовать пат роним другого. Имени как индивидуальной метки недостаточно, когда имеют дело с текстуальной традицией. Как в таком случае приписать различные тексты одному и тому же автору? Как при вести в действие функцию-автор, чтобы узнать, имеешь ли дело с одним или же с несколькими индивидами? Святой Иероним дает четыре критерия: если среди нескольких книг, приписываемых од ному автору, одна уступает другим, то ее следует изъять из спис ка его произведений (автор определяется здесь как некоторый постоянный уровень ценности);

и то же самое — если некоторые тексты находятся в доктринальном противоречии с остальными произведениями автора (здесь автор определяется как некоторое поле концептуальной или теоретической связности);

нужно также исключить произведения, написанные в ином стиле, со словами и оборотами, обычно не встречающимися в том, что вышло из-под пераписателя(вэтомслучаеавтор—этостилистическоеединство);

наконец, следует рассматривать в качестве интерполированных тексты, которые относятся к событиям, происходившим уже после смерти автора, или упоминают персонажей, которые жили после его смерти (автор тогда есть определенный исторический момент и точка встречи некоторого числа событий). Так вот, и современ ная литературная критика, даже когда она не озабочена установ лением подлинности (что является общим правилом), определяет автора не иначе: автор — это то, что позволяет объяснить как при сутствие в произведении определенных событий, так и различные их трансформации, деформации и модификации (и это — через биографию автора, установление его индивидуальной перспек тивы, анализ его социальной принадлежности или классовой позиции, раскрытие его фундаментального проекта). Равно как автор — это принцип некоторого единства письма, поскольку все различия должны быть редуцированы по крайней мере с помо Фуко М.

Что такое автор?

щью принципов эволюции, созревания или влияния. Автор — это еще и то, что позволяет преодолеть противоречия, которые могут обнаружиться в серии текстов: должна же там быть — на опреде ленном уровне его мысли или его желания, его сознания или его бессознательного — некая точка, исходя из которой противоречия разрешаются благодаря тому, что несовместимые элементы нако нец-то связываются друг с другом или организуются вокруг одного фундаментального или изначального противоречия. Автор, нако нец,— это некоторый очаг выражения, который равным образом обнаруживает себя в различных, более или менее завершенных формах: в произведениях, в черновиках, в письмах, во фрагмен тах и т.д. Те четыре модальности, соответственно которым совре менная критика приводит в действие функцию «автор», целиком укладываются в четыре критерия подлинности по святому Иеро ниму(критерии,которыепредставляютсявесьманедостаточными сегодняшним экзегетам).

Но функция «автор» на самом деле не является просто напростореконструкцией,вторичнымобразомпроизводимойнад текстом, выступающим как инертный материал. Текст всегда в се бе самом несет какое-то число знаков, отсылающих к автору. Эти знаки хорошо известны грамматикам — это личные местоимения, наречия времени и места, спряжение глаголов. Но следует заме тить, что эти элементы выполняют неодинаковую роль в дискурсах, наделенных функцией «автор», и в тех, которые ее лишены. В слу чае последних подобного рода «передаточные звенья» отсылают к реальному говорящему и к пространственно-временным коор динатам его дискурса (хотя тут возможны и определенные видо изменения, как, например, в том случае, когда дискурсы приво дятся в форме первого лица). В случае же первых их роль важнее и изменчивей. Хорошо известно, что в романе, который выступает как повествование рассказчика, местоимение первого лица, на стоящее время изъявительного наклонения, знаки локализации никогда не отсылают в точности ни к писателю, ни к моменту, ког да он пишет, ни к самому жесту его письма;

они отсылают к не которому alter ego, причем между ним и писателем может быть более или менее значительная дистанция, изменяющаяся по мере самого развертывания произведения. Было бы равным образом неверно искать автора как в направлении реального писателя, так и в направлении этого фиктивного говорящего;

функция-автор осуществляется в самом расщеплении, – в этом разделении и в этой дистанции.

Скажут,бытьможет,чтоэто—особенностьисключительно художественного, прозаического или поэтического, дискурса:

игра, в которую вовлечены лишь эти «квази-дискурсы». На самом Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений деле все дискурсы, наделенные функцией-автор, содержат эту множественность Эго. Эго, которое говорит в предисловии мате матического трактата и которое указывает на обстоятельства его написания, не тождественно — ни по своей позиции, ни по свое му функционированию — тому Эго, которое говорит в ходе дока зательства и которое появляется в форме некоего «я заключаю»

или «я предполагаю»;

в одном случае «я» отсылает к некоторому незаместимому индивиду — такому, который в определенном месте и в определенное время выполнил некоторую работу;

во втором — «я» обозначает план и момент доказательства, занять которые может любой индивид, лишь бы только он принял ту же систему символов, ту же игру аксиом, ту же совокупность пред варительных доказательств. Но в том же самом трактате можно было бы также засечь и третье Эго — то, которое говорит, чтобы сказать о смысле работы, о встреченных препятствиях, о получен ных результатах и о стоящих еще проблемах;

это Эго располагает ся в поле математических дискурсов — уже существующих или тех, что только должны еще появиться. Функция-автор обеспечивается не одним Эго (первым) в ущерб двум другим, которые при этом выступали бы лишь в качестве его фиктивных удвоений. Напро тив, следует сказать, что в подобных дискурсах функция-автор действует таким образом, что она дает место распределению всех этих трех симультанных Эго.

Несомненно, анализ мог бы выявить еще и другие ха рактерные черты функции-автор. Но я ограничусь сегодня толь ко теми четырьмя, о которых я только что упомянул, поскольку они представляются одновременно и наиболее очевидными и наиболее важными. Я резюмирую их следующим образом: фун кция-автор связана с юридической институциональной системой, которая обнимает, детерминирует и артикулирует универсум дис курса. Для разных дискурсов в разные времена и для разных форм цивилизаций отправления ее приобретают различный вид и осу ществляются различным образом;

функция эта определяется не спонтанной атрибуцией дискурса его производителю, но серией специфических и сложных операций;

она не отсылает просто-на просто к некоему реальному индивиду — она может дать место од новременно многим Эго, многим позициям-субъектам, которые могут быть заняты различными классами индивидов.

*** Но я отдаю себе отчет в том, что до сих пор я неоправданно ограничивал свою тему. Конечно же, следовало бы сказать о том, чем является функция-автор в живописи, в музыке, в технике и т.д.

Однако, даже если предположить, что мы ограничимся сегодня, Фуко М.

Что такое автор?

как мне того и хотелось бы, миром дискурсов, — даже и тогда, я думаю, я слишком сузил смысл термина «автор». Я ограничился автором, понимаемым как автор текста, книги или произведе ния, производство которых может быть законным образом ему атрибуировано. Легко увидеть, впрочем, что в порядке дискурса можно быть автором чего-то большего, нежели книга,— автором теории, традиции, дисциплины, внутри которых, в свою очередь, могут разместиться другие книги и другие авторы. Я сказал бы, одним словом, что такой автор находится в «транс-дискурсив ной» позиции.

Это — устойчивый феномен, феномен, без сомнения, столь же древний, как и наша цивилизация. И Гомер, и Аристотель, и Отцы Церкви сыграли именно такую роль, равно, как и первые математики или те, кто стоял в истоке гиппократовской традиции.

Но, как мне кажется, в XIX веке в Европе появились весьма свое образные типы авторов, которых не спутаешь ни с «великими» ли тературнымиавторами,нисавторамиканоническихрелигиозных текстов, ни с основателями наук. Назовем их с некоторой долей произвольности «основателями дискурсивности».

Особенность этих авторов состоит в том, что они являются авторами не только своих произведений, своих книг. Они созда ли нечто большее: возможность и правило образования других текстов. В этом смысле они весьма отличаются, скажем, от авто ра романа, который, по сути дела, есть всегда лишь автор свое го собственного текста. Фрейд же — не просто автор «Толкования сновидений» или трактата «Об остроумии»;

Маркс — не просто автор «Манифеста» или «Капитала»,— они установили некую бес конечную возможность дискурсов. Бесспорно, легко возразить:

неверно, что автор романа всего лишь автор своего собственного текста;

в каком-то смысле и он тоже — лишь бы он был, как гово рится, хоть сколько-нибудь «значительным» — распоряжается и правит чем-то большим, чем это. Если взять простой пример, мож но сказать, что Энн Рэдклиф не только написала «Замок в Пире неях» и ряд других романов,— она сделала возможными романы ужасов начала XIX века, и в силу этого ее функция автора выходит за границы ее творчества. Да, конечно. Но только, я думаю, на это возражение можно ответить: то, что делают возможным эти учре дители дискурсивности (я беру здесь в качестве примера Маркса и Фрейда, поскольку полагаю, что они одновременно — и первые, и наиболее значительные), это нечто совершенно другое, чем то, что делает возможным автор романа. Тексты Энн Рэдклиф откры ли поле для определенного числа сходств и аналогий, которые имели свой образец или принцип в ее творчестве. Это творчест во содержит характерные знаки, фигуры, отношения, структуры, Раздел II Эстетическая рефлексия в границах смежных дисциплин и научных направлений которые могли быть повторно использованы другими. Сказать, что Энн Рэдклиф основала роман ужасов,— значит, в конце кон цов, сказать: в романе ужасов XIX века будут встречаться, как и у Энн Рэдклиф, тема героини, попавшей в западню собственной не винности, фигура тайного замка, функционирующего как контрго род, персонаж черного проклятого героя, призванного заставить мир искупить то зло, которое ему причиняют, и т.д. Когда же я го ворю о Марксе или Фрейде как об «учредителях дискурсивности», то я хочу сказать, что они сделали возможным не только какое-то число аналогий, они сделали возможным — причем в равной мере —инекотороечислоразличий.Ониоткрылипространстводлячего то, отличного от себя и, тем не менее, принадлежащего тому, что они основали. Сказать, что Фрейд основал психоанализ, не значит сказать — не значит просто сказать,— что понятие либидо или тех ника анализа сновидений встречаются и у Абрахама или у Мелани Клейн,— это значит сказать, что Фрейд сделал возможным также и ряд различий по отношению к его текстам, его понятиям, к его гипотезам,— различий, которые все, однако, релевантны самому психоаналитическому дискурсу.

Тотчас же, я полагаю, возникает новая трудность или по крайней мере — новая проблема: разве этот случай не есть, в кон це концов, случай всякого основателя науки или любого автора, который произвел в науке трансформацию, которую можно счи тать плодотворной? В конце концов, Галилей не просто сделал возможными тех, кто после него повторял сформулированные им законы,— он сделал возможными также высказывания, весьма от личные от того, что сказал сам. Или если Кювье и является осно вателем биологии, а Соссюр — лингвистики, то не потому, что им подражали, не потому, что снова и снова обращались к понятиям организма в одном случае и знака — в другом, но потому, что в извес тной мере именно Кювье сделал возможной ту теорию эволюции, которая по всем пунктам была противоположна его собственному фиксизму, или именно Соссюр сделал возможной порождающую грамматику, которая столь отлична от его структурных анализов.

Таким образом, установление дискурсивности представляется, по крайней мере на первый взгляд, явлением того же типа, что и ос нование всякий научности. Я думаю, однако, что различие здесь есть, и значительное. В самом деле, в случае научности акт, ко торый ее основывает, принадлежит тому же плану, что и ее буду щие трансформации;



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.