авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Программа сотрудничества Европейского Союза и России Проект «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в Российской Федерации» ...»

-- [ Страница 9 ] --

Это мнение отчасти оправданно. Происходящая в стране реформа социальной сферы не всегда проходит гладко. Также это происходит и из-за того, что информацию об ухудшении здо ровья или негативных перспективах люди с инвалидностью получают именно от специалистов, и соответствующий негативный настрой переносится на всех специалистов. Однако ответствен ности со специалистов за соблюдение этических норм это обстоятельство не снимает.

Проблемами людей с ограниченными возможностями в России занимается большое количество различных ведомств и учреждений. Это, кроме Минздравсоцразвития, аналогич ные региональные министерства и департаменты, Федеральное Бюро медико-социальной экспертизы и его отделения на местах, Федеральная служба занятости, Фонд социального страхования, Министерство образования и аналогичные региональные департаменты и министерства, а также учебные заведения, общественные организации, реабилитацион ные центры различных форм собственности и т.п. Специалисты, которые в них работают, имеют собственные ведомственные интересы и часто придерживаются различной идеоло гии в реабилитации людей с ограниченными возможностями (медицинский, социальный или биопсихосоциальный подход). Поэтому их рекомендации зачастую носят не просто различ ный, но прямо противоположный характер.

К тому же надо учитывать, что не существует единой системы реабилитации людей с ограниченными возможностями. После изменений, внесенных Федеральным законом РФ от 22 августа 2004 г. № 122, упоминания о ней исчезли из Федерального закона о социаль ной защите инвалидов. Поэтому реабилитация людей с ограниченными возможностями на местах имеет значительную региональную специфику.

Кроме того, в обществе сложилось предвзятое отношение к людям с инвалидно стью. Особенно это касается людей с ограниченными ментальными способностями.

Они сами и их родственники склонны скрывать свои проблемы, стыдиться их. Поэ тому при работе с этой категорией стоит предусмотреть возможность анонимного обращения в информационную службу. В этом случае ответ в обязательном порядке размещается на сайте. Подобных клиентов не рекомендуется направлять на дополни тельные консультации в те или иные государственные учреждения, поскольку там не рассматриваются анонимные обращения. Также стоит учитывать, что часть клиентов Службы воспользуется ее услугами через простое ее посещение, не задавая специ альных вопросов экспертам.

С учетом вышесказанного предполагалось, что Информационная служба для людей с ограниченными возможностями должна базироваться на следующих принципах:

1. Доступность.

2. Анонимность.

3. Универсальность, компетентность и комплексность (не отражать мнение только одного эксперта по данному вопросу и учитывать региональную специфику).

4. Интерактивность.

В той или иной степени все эти принципы были реализованы в ходе тестового и рабо чего периода деятельности Службы.

На тестовый период пришлась реализация преимущественно двух первых принципов — анонимности и доступности.

Была создана динамическая часть сайта, содержащая разделы:

• «О Службе» — внешний регламент для пользователей;

• «Вопросы экспертам» — раздел со специальной формой, позволяющей задать во прос эксперту;

• «Типичные вопросы» (F.A.Q);

• Форум для обсуждения ответов экспертов и других тем.

В роли главной страницы Службы фактически была использована часть главной стра ницы сайта Проекта, динамически отображающая основные разделы Службы.

Был осуществлен тестовый запуск, тестирование и доработка Службы для отладки ее доступности и функциональности. В тестировании принимали участие как эксперты про екта, так и люди с различными видами ограничений: по зрению, слуху и с нарушениями опорно-двигательного аппарата. На основании их предложений были внесены несколько исправлений в оформление Службы.

Было осуществлено активное вовлечение экспертов проекта в работу по подготовке материалов для Службы, в том числе написание ответов на вопросы посетителей форума и раздела «Вопросы экспертам». В ходе совещаний и иного интерактивного взаимодействия с экспертами было определено, на какие вопросы они предпочли бы отвечать в первую очередь. На основании предложений экспертов были доработаны Внутренний регламент (для взаимодействия экспертов) и Внешний регламент (для посетителей сайта) Службы на основании предложенного Проекта типового регламента.

Рекомендуемая структура ответа:

A. Описание проблемы и ее причины с точки зрения эксперта.

B. Способы преодоления проблемы.

C. Конкретные рекомендации в виде пошаговой инструкции, включающей не менее двух шагов (возможных действий). Так, например, при указании на возможность обраще ния к специалистам из другой сферы деятельности, необходимо указать фамилии конкретных специалистов, профессии, место работы или способ связи с этими спе циалистами (e-mail, телефон или адрес).

Рекомендации к оформлению материалов:

A. Рекомендуется использование коротких фраз и простых предложений.

B. Рекомендуется использование общеизвестной лексики. Специальная терминология или аббревиатуры должны быть расшифрованы в тексте. При этом не рекомендуется размещение комментария или ссылки внизу страницы или по окончании текста.

C. Рекомендуется использование шрифта, простого в написании, как Arial, и размером не менее 14 (при непосредственном ответе инвалиду по электронной почте).

D. Рекомендуется использование нумерованных списков.

E. Не рекомендуется использование двойного интервала в тексте и между абзацами.

F. Не рекомендуется использование переносов, сносок, комментариев.

G. По окончании ответа эксперт указывает свои данные и способ связи с ним либо со Службой в случае необходимости уточнений или разъяснений.

H. Ответ эксперта может предусматривать переадресацию вопроса в то или иное учреж дение или организацию с указанием возможного способа связи с ней.

I. Службой предусматривается техническая возможность обсуждения ответа на форуме, где клиент сможет задать уточняющие вопросы. В обязанности эксперта входит отве чать на них по мере возможности в течение 30 дней с момента размещения.

J. Ответы на часто задаваемые вопросы помещаются в специальный раздел Службы — «Типичные вопросы». Публикация всех ответов необязательна.

В силу специфики деятельности Службы реализация комплексности и интерактивности могла быть произведена только в ходе рабочего периода, когда пришлось столкнуться с самыми разнообразными обращениями в Службу.

Комплексность и компетентность ответов была повышена за счет успешного вовле чения в работу региональных координаторов или других партнеров, если обращения при ходили не только из пилотных регионов. С помощью региональных координаторов была разослана информация по электронной почте в региональные органы власти, реабилита ционные учреждения, общественные организации и СМИ. В общей сложности информация была разослана более чем для 40 учреждений и специалистов из Костромской, Московской, Саратовской области и Санкт-Петербурга.

К достижениям рабочего периода можно отнести то, что сформировалась постоянная аудитория сайта и Службы (здесь и далее в графиках указывается среднесуточное количе ство посещений — в данном случае сайта в целом).

Кроме того, аудитория Службы характеризуется постоянным ростом как в количествен ных, так и в относительных показателях по сравнению с общим числом посещений сайта.

Но динамика формирования постоянного сообщества клиентов, обращающихся к Службе, запаздывает по сравнению с вышеприведенными тенденциями, характерными для стати стики посещаемости сайта.

По сравнению с началом отчетного периода наблюдается устойчивая тенденция роста посещений Службы по сравнению с другими разделами сайта. Ежедневная посещаемость Службы по сравнению с началом периода возросла почти в четыре раза. И темпы роста продолжают увеличиваться. В абсолютных цифрах это означает, что если Службу в январе 2009 года посетило 65 пользователей, то в мае уже 273.

Для сравнения можно сказать, что в целом на сайте в январе был 761 посетитель, совершивший 3273 просмотра. А в мае на 1195 пользователя пришлось 4132 просмотра. То есть в отчетный период наблюдается рост доли посетителей Службы в общей посещаемо сти сайта почти в 3 раза.

Можно предположить, что меры по продвижению Службы в пилотных регионах дали очевидные результаты. Это же подтверждает отчет количества посетителей Службы из разных регионов России, где наблюдается рост с 51% до 56% посетителей, приходящихся на пилотные регионы.

Отдельно хочется сказать о реализации принципа интерактивности в деятельности консультативной Службы. Интерактивность — понятие, которое раскрывает характер и степень взаимодействия между объектами. Используется в области теории информации, информатики и программирования, системы телекоммуникаций, социальной психологии.

В настоящее время среди специалистов перечисленных областей отсутствует конкретное устоявшееся определение значения этого термина.

В информационных системах интерактивность — это способность системы без участия пользователя активно и разнообразно реагировать на его действия. Говорят, что система «умная», то есть действует так, словно обладает каким-то интел лектом. В данном смысле возможность отправить сообщение или обсудить его не есть интерактивность. Хотя если вся информация, полученная от пользователей, будет определенным образом обрабатываться, освещаться в текущем времени или с небольшой задержкой, а на ее основе будут вырабатываться конкретные решения из достаточно большого множества имеющихся, то эту систему можно назвать интерактивной.

В социальной психологии — это характеристика степени взаимодействия при общения, когда оно носит не линейный или односторонний, а диалоговый характер. Специфика этого процесса в том, что, в отличие от информационного процесса в кибернетике здесь решаю щее значение имеет ориентация партнеров друг на друга, то есть на установки, ценности, мотивы каждого из них как активного субъекта. Поэтому имеет место не простое «движе ние» информации, но ее уточнение и обогащение. Суть этого процесса не простое взаим ное информирование, но совместное постижение предмета. Поэтому в нем даны в единстве деятельность, общение и познание. Специфичными являются и возникающие коммуника тивные барьеры, порождаемые либо социальными факторами, либо индивидуальными пси хологическими особенностями общающихся. Важной характеристикой коммуникативного процесса является намерение его участников повлиять друг на друга, воздействовать на поведение другого, необходимым условием чего выступает не просто использование еди ного языка, но и одинаковое понимание ситуации. Интерактивность возникает, как опре деленный этап развития коммуникации.

Аналогичные консультативные службы в русскоязычном сегменте сети Интернет существуют на сайтах частных консалтинговых учреждений либо государственных или общественных организаций. Последние иногда выделяли людей с ограниченными возмож ностями или членов их семей в отдельную категорию пользователей, требующих специфи ческих методов консультационной работы.

В то же время наиболее долгоживущие информационные интернет-ресурсы прошли в своем развитии основные следующие этапы:

1) Информационный — на этом этапе на сайте можно ознакомиться с теми или иными законодательными документами, нормативными документами или с примерами успеш ной деятельности организации (истории успеха). Обращаясь к ним, посетитель должен самостоятельно решать применимость к себе предлагаемых документов или ситуаций и конкретных направлений деятельности для решения стоящих перед ним проблем.

2) Формализационный — на этом этапе на сайте начинают размещаться формы, запол нив которые посетитель может самостоятельно обратиться в то или иное учреждение или организацию.

3) Консультативный — в этом случае клиент через сайт может сделать запрос тем или иным должностным лицам, экспертами или специалистам. Ответ при этом он должен получить самостоятельно обратившись за ним в организацию иным способом. Или получить ее по телефону, почте или иным оффлайновым способом.

4) Интерактивный — в этом случае клиент не только получает ответ также через Интер нет, но и может в активном, иногда автоматическом, режиме отслеживать судьбу своих запросов.

Большинство государственных учреждений и организаций в настоящее время, нахо дятся на 1–2-м этапе, когда на их сайтах размещается необходимая информация, восполь зовавшись которой клиент может обратиться в то или иное учреждение не через Интернет.

В то же время планируется, что начиная со следующего года, они будут принимать запросы от населения также через Интернет.

Возможность избежать необходимости непосредственного визита в учреждение очень важна для людей с ограниченными возможностями, ибо в силу ряда причин он для них может быть затруднен или вовсе невозможен. Это касается доступности самих учрежде ний для людей с ограниченными возможностями и способов предоставления ими информа ции. Например, письменные ответы, предоставляемые в бумажном виде, не доступны для незрячих граждан без перевода на азбуку Брайля. А в электронном виде такой ответ мог бы быть прочитан самим обратившимся, без использования помощника через специальное программное обеспечение (программу-вокализатор).

В то же время Интернет и электронные материалы как способ повысить доступность информации для людей с ограниченными возможностями был замечен рядом обществен ных организаций, например, МОО «Информация для всех» или неформальным интернет сообществом людей с ограниченными возможностями, сложившихся на сайтах disability.ru, dislife.ru.

Особенностью Информационной консультативной службы для людей с ограниченными возможностями и членов их семей в нашем проекте являлось то, что она изначально созда валась и функционировала, как интерактивная.

С одной стороны, это можно рассматривать, как достоинство Службы. В то же время из-за небольшого количества времени на насыщение информационными материалами и формализацию запросов и ответов это часто вызывало трудности. Например, лица, обра щавшиеся в Службу, не всегда четко представляли порядок уже утвержденных и пройден ных экспертных и реабилитационных мероприятий, затруднялись назвать даже учреждения, а не только должностных лиц, к которым обращались за решением своей проблемы, игно рировали различия в местном законодательстве и т. п. Все эти сложности преодолевались через интерактивное общение с посетителями. Но клиенты Службы иногда оказывались к нему не готовы, что затягивало время получения ответа. А в соответствии с регламентом Службы планировалось тратить на первичный ответ 1 день, развернутый ответ экспертов — от 3 до 10 дней. Все это задает направления совершенствования деятельности.

Если рассматривать Информационную службу проекта как модельную, то исходя из полу ченного опыта можно дать некоторые рекомендации для формирующихся и уже функциони рующих аналогичных служб, а также по возможному дальнейшему развитию данной Службы.

На информационном этапе деятельности желательно не только размещение на сайтах законов и нормативных актов, но и информации об учреждениях и организациях.

В первую очередь речь идет о тех, которые имеют интернет-представительства или при нимают запросы дистанционно. Отдельное внимание стоит уделить тому, чтобы обеспечить соответствие стандартам WAI по обеспечению доступности сети как сайта Проекта в целом, так и той части сайта, на котором размещается Интерактивная информационная служба, в частности. Речь идет о международных стандартах доступности интернет-ресурсов для людей с ограниченными возможностями.

Информация о стандартах WAI размещена в Интернете по адресу: http://www.w3.org/WAI/.

Существует сайт, обучающий тому, как делать веб-сайты доступными — http://www.webaim.org/.

В России примером того, когда веб-сайт был адаптирован для инвалидов может служить сайт Российского представительства ООН: http://www.unrussia.ru/. Сайт был адаптирован ком панией USABILITYLAB (вот ее официальный сайт http://usabilitylab.ru/).

Кроме того, можно было бы продолжить внедрение ясного языка. Ясный (простой) язык появился в Европе. Там разработали Европейскую социальную хартию — основополагающий документ в области защиты социальных прав граждан. Хартия была открыта для подписания 16 октября 1961 г. Она закрепляет основные принципы, которыми должны руководствоваться государства–члены Совета Европы в своей социальной политике, и предоставляет гарантии экономических и социальных прав для лиц, находящихся под их юрисдикцией.

Наряду с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (рати фицирована РФ 30 марта 1998 г.) она составляет единый механизм защиты прав человека, является одним из наиболее важных документов Совета Европы в сфере обеспечения прав человека. Ратификация Хартии является выполнением одного из обязательств России, взятых при вступлении в Совет Европы в феврале 1996 г., и подтверждением приверженности принципам и нормам европейского правового порядка в социальной сфере. В соответствии с Хартией в обязанности государства входит и обеспечение доступности информации людям с особыми потребностями. В сентябре 2000 г. Российская Федерация подписала Европейскую социальную хартию, а в мае 2009 г. ратифицировала ее. Тем самым была выражена готов ность следовать положениям Европейского кодекса социального обеспечения.

Ясный язык — это язык, понимаемый многими. По содержанию, словарю и структуре он приспособлен для тех, у кого есть трудности в чтении и понимании обычного языка. В нем отсутствуют сложные деепричастные обороты, тонкие фразеологизмы и термины. Зато четко передается информация и сохраняется эмоциональная окраска, присущая в основ ном устной речи. Ясный язык помогает всем — от людей с ограниченными интеллекту альными возможностями до переселенцев из других мест, которые плохо владеют языком новой для себя страны. Такой язык строится на ряде основных и часто употребляемых слов той страны, в которой этот язык применяется.

Анонимность не обязательно должна быть принципом работы подобной Службы. Значи тельная часть посетителей представляется при обращении в Службу. Большинство охотно сообщают о себе дополнительные сведения. Поэтому при разработке формы опроса посе тителей стоит предусмотреть ряд дополнительных сведений (регион проживания, прове денные реабилитационные мероприятия, учреждения, в которые ранее обращались, и т.п.).

Набор сведений зависит от конкретных особенностей, от специфики деятельности постав щика консультационных услуг. Но в идеале консультанты должны представлять собой муль тидисциплинарную команду с обязательным участием реабилитологов.

Кроме того, на формализационном этапе желательно размещение типовых форм для обращения в конкретные инстанции и реабилитационные учреждения, которыми клиенты Службы могли бы воспользоваться для решения своих проблем.

На консультативном этапе обязательно формирование раздела часто встречающихся вопросов (ответов), в котором бы присутствовал алгоритм (пошаговая инструкция) по полу чению конкретных услуг. Начинаться они должны с самых ранних этапов реабилитации, предшествующих прохождению медико-социальной экспертизы.

На интерактивном этапе желательно формирование вокруг Службы устойчивого сообщества специалистов в сфере реабилитации, людей с ограниченными возможностями и членов их семей. А для этого в структуре Службы должны присутствовать «истории успеха», описывающие реальную практику решения проблем. В этом случае сообщество будет играть роль «коллективного консультанта» и поддерживать клиентов на всех этапах их взаимодействия со Службой и решения ими своих проблем.

Какова была тематика обращений в Службу на основе анализа обсуждений на форуме:

• Технические средства реабилитации — 19%;

• Порядок прохождения медико-социальной экспертизы — 14%;

• Санаторно-курортное лечение — 11%;

• Медицинская реабилитация –10%;

• Поиск реабилитационного учреждения — 10%;

• Трудоустройство — 8%;

• Образование — 8%;

• Иные правовые вопросы — 6%;

• Доступность среды и жилье — 5%;

• Досуг — 4%;

• Психологические проблемы — 3%;

• Особенности работы Службы — 2%.

В то же время можно было отследить количество просмотров этих же тем другими поль зователями на форуме. Общее их количество превысило 10 000 на 60 обращений.

• Технические средства реабилитации — 28%;

• Трудоустройство — 20%;

• Поиск реабилитационного учреждения — 16%;

• Порядок прохождения медико-социальной экспертизы — 10%;

• Медицинская реабилитация –10%;

• Досуг — 8%;

• Иные правовые вопросы — 6%;

• Психологические проблемы — 8%;

• Доступность среды и жилье — 5%;

• Особенности работы Службы — 5%;

• Образование — 2%;

• Санаторно-курортное лечение — 2%.

Не стоит абсолютизировать полученные результаты. Ведь число просмотров зависит от давности постановки того или иного вопроса. Но они дают достоверное представление об интересах аудитории сайта и Информационной службы. А в его фокусе находится получе ние конкретных реабилитационных средств и услуг.

ДРУГОЙ ФОРМАТ: (ПЕРЕ)ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИНВАЛИДНОСТИ ПОСРЕДСТВОМ КУЛЬТУРЫ Е.Р. Ярская-Смирнова, Г.Г. Карпова М.А. Ворона Центр социальной политики и гендерных исследований В России уже несколько лет проводятся конкурсы красоты и талантов среди инвали дов, конкурсы танцев на инвалидной коляске, кинофестивали. Целый ряд отечественных интернет-ресурсов для инвалидов, созданных и развиваемых общественными организа циями, вносит вклад в распространение позитивного образа инвалидности и идеологии независимой жизни инвалидов, дает информацию о разнообразных аспектах современ ной жизни, важных событиях и мероприятиях1. На веб-сайтах размещаются электронные версии книг и статей, рассказывающих о проблемах инвалидности и способах их решений, о ярких судьбах людей с инвалидностью и их близких — знаменитых и простых, показы вающих своей жизнью примеры сопротивления, преодоления, сопричастности. Открыты форумы и чаты, где люди с инвалидностью и неинвалиды могут спорить, обмениваться мнениями, знакомиться, задавать вопросы, выражать свою позицию. Специально разраба тываются проекты информационной поддержки по вопросам прав инвалидов, разбираются случаи их нарушений, даются советы, как отстаивать свои права. В этой статье мы предста вим несколько способов «переформатирования» социальных установок в отношении инва лидов, причем речь пойдет о роли творчества в процессах общественной рефлексии.

Кино без барьеров Как известно, из всех искусств для нас важнейшим является кино. Именно аудиовизу альный характер этого средства коммуникации позволяет ему оказывать сильное эмоцио нальное воздействие на восприятие сообщения. Документальное и художественное кино, направленное на пересмотр образных характеристик, может серьезно изменить взгляды людей на инвалидов и оказать влияние на государство и общество посредством политики репрезентаций. Первый международный фестиваль «Кино без барьеров» был организован в сентябре 2002 г. в Москве региональной общественной организацией инвалидов «Перспек тива» при поддержке Правительства Москвы, Международной организации реабилитации, Всемирного института по проблемам инвалидности (США), «Интерньюс» и Гильдии неигро вого кино и телевидения. Фестиваль проходит ежегодно в Москве и затем путешествует по российским регионам, чтобы: привлечь внимание общественности к проблемам людей с инвалидностью;

активизировать российских инвалидов, особенно детей и молодежь, пока См. напр., веб-сайт проекта «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными возможностями в Россий ской Федерации» http://www.rehabsys.ru/index.php/;

веб-сайт региональной общественной организации инвалидов «Пер спектива» // http://perspektiva-inva.ru;

веб-сайт общественной организации инвалидов Чернобыля «Заслон Чернобыля»

// http://www.chernobil.ru/src/site/ и др.

зав им ролевые модели и наглядные примеры и возможности активной жизни;

стимулиро вать желание кинематографистов и журналистов снимать фильмы о людях с инвалидностью и с их участием;

пропагандировать в российском обществе позитивный образ инвалида.

Движение кинофестивалей по социальной тематике развивается — в Санкт-Петербурге в апреле 2006 году состоялся Первый международный кинофорум «Время жить», фестиваль «Кино без барьеров» идет в Ростове-на-Дону, в Улан-Удэ.

На таких фестивалях показывается игровое и документальное кино, анимационные фильмы и ролики социальной рекламы. Главный акцент этих работ — позитивный образ людей с инвалидностью, их богатый потенциал и разнообразие их жизни. Ключевые мета форы — преодоление, активность и любовь, и для создания таких образов используются наработки традиционного профессионального кинематографа. Все картины объединены общей мыслью о том, что люди с инвалидностью не только борются за выживание или за равные со всеми права, но и живут жизнью, наполненной радостью, творчеством, любовью, повседневными хлопотами и переживаниями, как и у любых других. Они посвящают себя искусству и учебе, познанию себя и других, поиску новых форм коммуникации с миром, заботе о слабых и нуждающихся.

Открытия, сделанные зрителями кинофестиваля, безусловно, переворачивают рас пространенный в обществе патерналистский стереотип об инвалидах как благополучате лях, просителях и иждивенцах. Во французском документальном фильме «Нормальная длина ног» (К. Руод, Франция, 2004) о жизни супружеской пары низкорослых инвалидов, которые, помимо своей важной общественной работы (они создали и активно развивают Ассоциацию маленьких людей — Association of Small People), являются еще и фостерными родителями молодого человека с аутизмом, которого взяли к себе в возрасте восьми лет и занимаются им до сих пор. «Человеческая ценность не измеряется сантиметрами», — счи тает герой фильма. Документальные ленты «О любви» (Т. Шахвердиев, 2003) и «Письмо к матери» (А. Арлаускас, Россия–Испания, 2003) намного эмоциональнее, в них — пережива ния героев, и экзистенциальный, подчас весьма болезненный выбор создателей фильмов.

Значимым событием стал кинопоказ, организованный проектом «Система реабилитаци онных услуг для людей с ограниченными возможностями» в рамках социальной акции «Город равных возможностей», приуроченной к Дню города Санкт-Петербурга в мае 2009 г. Фильмы, отобранные для этого показа, несомненно оказали влияние на общественное мнение, в том числе и благодаря большой работе со СМИ, привлекая внимание к проблемам и достижениям инвалидов, вызывая доверие и симпатию к героям картин, а тем самым и к тем женщинам и мужчинам, мальчикам и девочкам, с которыми публика, эксперты, чиновники сталкиваются по долгу службы или «по жизни». Среди этих фильмов — новые работы зарубежных и отече ственных режиссеров: «Внутри себя я танцую», «Слепая любовь», «Блаженная», «Поллианна», «На краю стою…», «Вероника не придет». Эти фильмы — лауреаты многих национальных и международных конкурсов. Например, лента Эдуарда Тополя «На краю стою…» — призер Смоленского кинофестиваля «Золотой Феникс», а мелодрама словацкого режиссера Юрай Леховски «Слепая любовь» недавно получила Гран-при фестиваля «Дух огня» в Ханты Мансийске. Особо следует выделить ленту «Внутри себя я танцую». Двадцатичетырехлетний Майкл страдает церебральным параличом, его мать умерла, а отец отказался от него. В кли нику попадает еще один парень, у него — мышечная атрофия, он в инвалидной коляске, но восприятие жизни у этого героя, которого играет Джеймс МакЭвой, совершенно особое — он «танцует внутри себя». Прогрессирующая мускульная дистрофия оставила Рори лишь воз можность говорить и двигать двумя пальцами. Казалось бы, специальный дом для людей с ограниченными возможностями — единственный способ жизни для молодых людей. Таким домом для них становится Кэрриджмор — не просто «специальный дом для особых людей», а символ бесконечных ограничений для своих подопечных. Специальный распорядок дня, правила коммуникации воспитателей и жильцов приюта — все это создает ощущение нахож дения в гробнице. Рори восстает против этого, своим поведением он демонстрирует, что без барьерное пространство «дома» наполнено препятствиями. Кэрриджмор — это метафора отсутствия свободы, невозможности ощутить полноту и сложность жизни, ответственности за свои собственные дела и ошибки. Мечта Рори — иметь право на самостоятельное прожи вание, что тождественно для него праву жить — жить в мире, чувствовать его и развиваться.

Своей идеей он заражает своего друга Майкла, который получает это право, а Рори стано вится его помощником — переводчиком. Рори обладает уникальным «даром»: понимать и показывать собеседнику другую сторону ситуации. «Дар» как понимание и умение услышать другого одновременно может пониматься как внутренняя жизненная позиция, способная помочь преодолевать любые трудности. «Весь мир в твоих руках», — говорит Рори Майклу перед смертью. И это действительно так. Мир создается каждым из нас, он соткан из иллю зий и открытий, крушений и переживаний, стремлений быть лучше и сильнее. Майкл пони мает это, он начинает создавать свой собственный мир, вне стен приюта, правил, созданных людьми, которые определяют ограничения возможностей.

Вопросы о границах возможностей и свободе вплетены в канву фильма, и хотя сво бода — это иллюзия и ощущение полной свободы кратковременно, но все имеют право испытать его, получить шанс дальнейшего развития. Рори конструирует собственный мир, где он герой и хозяин. Равенство — это слово, которое имеет четкую связь с юриспруден цией, законами и государственностью. Легитимное основание «быть равным всем» Рори создает сам, обращаясь к конвенции ЕС, а иногда самостоятельно или с помощью Майкла додумывает эти положения. Этим он обращает на себя внимание и заставляет с собой счи таться, даже в случае ареста за нарушение при вождении автомобиля. Тем самым подчер кивается мысль о том, что человек с ограниченными возможностями может быть осужден, и если он требует порицания, то должен его получить.

Чувства, которые вызывают люди с ограниченными возможностями, должны быть искренними, но не основанными на одной лишь жалости. «Проживай жизнь, как ты сам этого хочешь!» — слоган фильма, под которым согласится подписаться любой. Фильм вышел в Европе в год, объявленный годом людей с ограниченными возможностями, и вызвал мно жество откликов среди мира киноиндустрии, масс-медиа, социальных учреждений. Это глу боко реалистичная драма, наполненная чувствами, душевными переживаниями, юмором и знаковыми метафорами, которые призывают задуматься о собственном жизненном пути и линиях жизни, находящихся вокруг1. Это сложное путешествие душевного и физического мужества, на которое может решиться человек, следуя примеру друга или своей внутрен ней силе борьбы за лучшую жизнь.

Как сказал эксперт проекта, президент Санкт-Петербургской региональной обществен ной организации инвалидов за независимую жизнь «Мы — вместе» Юрий Кузнецов, «там нет показного героизма или каких-то намеренно слезливых деталей. Именно этим фильм ценен. Он дает возможность взглянуть внутрь себя и одновременно со стороны»2.

Именно на таких фестивалях и кинопоказах происходит увеличение критической массы «образов, которых не хватало», — положительных ролей, прочно связывающих инвалид ность с силой и достоинством, обыкновенностью и чувственностью, юмором и обаянием.

Использованы отзывы зрителей и материалы пресс-релиза о кинопоказе в Саратове, подготовленного Ольгой Бенди ной и Татьяной Кузьминой// http://www.socpolicy.ru/news/n108/ Кукушкина А. Не надо жалости и сказок // Известия — СПб. 21.05.09 http://www.izvestia.ru/spb/article3128714/ Музыка без границ Ага, тот доктор сказал мне: «Сынок, тебе никакие таблетки ни к чему, Горсть четвертаков и музыкальный автомат излечат твою хандру».

Carl Perkins, Boppin’ the Blues Музыка всегда сопровождает нашу жизнь — в молодости и старости, в трудные минуты или моменты счастья, в буднях или на отдыхе. То, какая музыка звучит в наших сердцах, зависит не только от вкуса и настроения людей. Иногда музыка позволяет оформиться нашему жизненному и социальному выбору.

Например (так как далее идут сильные слова про рок, а затем речь идет о музыке и музы кантах разных стилей, мне кажется, стоит ввести эти слова про рок как пример), возникновение такого музыкального течения, как рок, совпало с социальными движениями, направленными на освобождение от предрассудков, критику системы, преодоление и пересмотр привычных рамок.

В России это течение нашло миллионы своих поклонников, и хотя первоначально советские власти неодобрительно и даже враждебно относились к рок-музыкантам (и их поклонникам), постепенно некоторые из них слились с шоу-бизнесом, став частью системы развлечений, и исходный социальный заряд их творчества куда-то исчез, особенно в пост советские годы. Но осталось немало музыкантов и появились новые, для которых свобода творчества, вечные и глубокие вопросы жизни оставались центральными. Их становление, рост и направления творческой реализации показывают, что в обществе, несмотря на все препятствия и соблазны рынка, среди людей сохранилось желание думать, стремление говорить об острых наболевших проблемах, в том числе языком рок-искусства.

…чтобы остался огонь, нужно, чтобы кто-то вызвал его на себя.

Б. Гребенщиков Неуспокоенные интеллектуалы — музыканты, писатели, режиссеры, ученые — мешают забыть о том, что есть чужая боль и несправедливость, напоминая о таких вопросах, кото рые не часто звучат с экранов ТВ или ставятся в прессе, их не услышишь на популярных музыкальных каналах.

Как прежде, так и сейчас, среди представителей рок-движения есть настоящие лидеры мнений, предлагающие новые жизненные стили и взгляды на мир. Все чаще можно услы шать призывы к признанию разнообразия людей, уважению их прав и взглядов. Высказы ваясь в интервью, фильмах, теле- и радиопередачах против неравенства, наркотиков и насилия, защищая права пожилых и детей, неизлечимо больных и бедных, выступая на сцене вместе с музыкантами-инвалидами, рок-звезды продвигают очень важные ценности, которые позволяют создать более справедливое и гуманное общество, привлечь внимание молодежи к социально значимым явлениям.

Среди музыкантов ХХ века много очень известных людей с инвалидностью, работающих в совершенно разных стилях. Многие из них были одновременно певцами и исполнителями, ком позиторами, актерами и продюсерами: Рэй Чарльз (соул, джаз, ритм-н-блюз), Элтон Джон (поп), Стиви Уандер (соул), Нейл Янг (рок), Ицхак Перлман (классическая музыка, скрипач), Anastacia (поп), Рик Ален (ударник рок-группы «Def Leppard»), Андреа Бочелли (оперный певец), Джон Мелленкамп (рок), Джим Бирнс (блюз), Донна Фарго (кантри), Алан Осмонд (рок), Ян Дьюри (рок), Тедди Пендерграсс (поп), Дина Шор (джаз), Маркус Робертс (джазовый пианист), Джефф Хили (джаз, блюз). Одна из талантливых исполнительниц поп-музыки — отечественная певица Диана Гурцкая. Своей жизнью и творчеством все они показали, что возможности человека безграничны, не раз артисты с инвалидностью сталкивались с социальными преградами и, добиваясь позитив ных изменений, тем самым громко заявляли о проблемах людей с инвалидностью, способствуя пересмотру стереотипов общественного мнения и обновлению социальных институтов.

В рамках упоминавшейся выше социальной акции «Город равных возможностей» в Санкт-Петербурге прошло несколько мероприятий, где приняли участие артисты с инва лидностью. Одним из самых зрелищных и эмоциональных событий стал Гала-концерт, посвященный открытию Международного фестиваля творчества людей с ограниченными возможностями «Звезда надежды», который прошел 29 мая в одном из лучших кино концертных залов Санкт-Петербурга «Октябрьский». Самое непосредственное участие в подготовке и проведении концерта приняли Комитеты по социальной политике, культуре, молодежной политике Правительства Санкт-Петербурга, депутаты Законодательного собра ния Санкт-Петербурга и Государственной Думы Российской Федерации, представители Евросоюза и Проекта «Система реабилитационных услуг для людей с ограниченными воз можностями, городские и районные реабилитационные и социальные учреждения, высшие учебные заведения, общественные организации инвалидов. Свое приветствие участникам концерта направила губернатор Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко.

В самом концерте приняли участие творческие коллективы из городов России и зарубе жья — Белоруссии, Китая, Германии, Дании и других стран. Живой вокал, искрометные «танцы на колясках», проникновенный театр танца дуэта из Китая заставляли зрителей замирать и восхищаться мастерством людей с практически неограниченными возможностями… Впер вые на фестивале выступила группа «Рур-Рок — Мы вместе» — интернациональный музы кальный коллектив, который объединяет учащихся и учителей школ, находящихся в России и Германии. Хочется отметить группу «Крутулене», созданную в 1996 г. пятью датскими музы кантами с разной инвалидностью в физической и интеллектуальной сфере. Своим участием фестиваль поддержали известные певицы Диана Гурцкая и Елена Ваенга. Гостем фестиваля стал известный российский рок-музыкант Вячеслав Бутусов с группой «Ю-Питер». Откры тие фестиваля «Звезда надежды» в Санкт-Петербурге — яркое событие, феерическое шоу, которое останется надолго в сердцах его участников и зрителей.

Настоящим открытием стал молодежный рок-концерт «Мы вместе играем рок», кото рый состоялся 30 мая в Павловске на открытой площадке в парке школы им. А.М. Горча кова (Елизаветинская ул., 2). Рок-концерт стал поистине интернациональным, стирая все границы: свое творчество представили участники из России, Германии, Дании, коллек тивы, которые представляют пример социальной интеграции через творчество. Атмос фера праздника царила в каждом уголке парка: на сцене, в творческих мастерских, организованных волонтерами общественной организации «Подорожник», на спортивной площадке. На территории парка школы можно было найти себя в различных интерес ных занятиях: «бои на колясках» под руководством инструктора, спортивные игры, гонки на колясках, совместные рисунки ногами и колесами, роспись кружек и маек, изготовле ние открыток, которые можно было подарить новым друзьям, и, конечно, зажигательные танцы под музыку выступающих рок-групп, которым трудности в передвижении не были помехой.

Примечательно, что акция в Павловске, как и другие мероприятия проекта, впервые вошла в общий план празднования Дня города. Это еще одно достижение организаторов акции «Город равных возможностей», которая реализуется при участии государственных структур, обществен ных организаций и Европейского союза. Есть вещи, про которые не любят вспоминать, потому что гораздо проще об этом не думать. Одна из таких тем — проблемы инвалидов. Комментируя прошедшие события в рамках социальной акции, Юрий Кузнецов справедливо заметил: «На самом деле не бывает крайностей — только белого и черного, ущербного и героического. Один и тот же человек может быть и тем, и другим. Не нужно жалости и сказок про чьи-то подвиги.

Важно поменять само отношение к этой теме». Для решения этой задачи в Санкт-Петербурге и была организована социальная акция «Город равных возможностей», которая прошла с 27 по 30 мая 2009 г. под девизом «Мы вместе» 1.

Информационная кампания как способ изменить отношение общества к инвалидам Информационные кампании бывают разные. Одни ставят своей целью убеждать, другие — просто информировать. Третьи заставляют думать, переживать, спорить — иногда с самим собой. Именно последний из упомянутых подходов наиболее эффекти вен для пересмотра общественных стереотипов в отношении людей с инвалидностью и соответствует ключевым принципам Конвенции ООН по правам инвалидов, подписан ной Россией осенью 2008 г. Тогда же в Костромской, Московской, Саратовской областях и Санкт-Петербурге стартовала информационная кампания «Равные возможности в XXI веке» в рамках проекта «Система реабилитационных услуг для людей с ограничен ными возможностями». Направлена она на переосмысление распространенных в обще ственном сознании взглядов на людей с ограниченными возможностями, формирование навыков грамотного и конструктивного изображения инвалидности в массовых коммуни кациях. Саратовский центр социальной политики и гендерных исследований выступил «застрельщиком» этой кампании.

Мероприятия кампании разнообразны — семинары и круглые столы, мастерские, кон курсы для журналистов, публичные презентации, выставки, фестивали. Одни из наиболее масштабных событий кампании прошли в Санкт-Петербурге в ходе уже упоминавшейся социальной акции «Город равных возможностей». В поддержку этих мероприятий были раз работаны интереснейшие рекламные материалы — календари, листовки, плакаты, видео фильмы.

По мнению организаторов, эти акции не просто позволяют сформировать новые установки в обществе в отношении инвалидов, но и повысить осознанность и актив ность публичного восприятия, тем самым реально повлияв на социальные измене ния.

Одним из таких событий стала фотовыставка «Мир открыт для всех», прошедшая в Саратовском государственном художественном музее им. А.Н. Радищева и посвя щенная людям с ограниченными возможностями. На этой яркой, запоминающейся выставке были представлены «Особенные снимки» — художественный фотоотчет бла готворительной семейной фото-сессии, осуществленной на базе Саратовского област ного реабилитационного центра (ОРЦ) для детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями. Индивидуальный подход к каждому ребенку, профессионализм фото художника, члена Союза журналистов России Алексея Леонтьева, энтузиазм детей, родителей, сотрудников ОРЦ, а также волонтеров Центра социальной политики и гендерных исследований помогли создать прекрасные фотоснимки. Процесс съемок оказался действом, важным во многих отношениях. На площадке царила атмосфера творчества, театрального перевоплощения, увлекательной игры. Дети и родители сами подбирали художественный образ и костюмы, раскрывая свой внутренний мир, неза урядные актерские способности. И вот перед нами вождь племени индейцев, ретро Кукушкина А. Не надо жалости и сказок // Известия — СПб. 21.05.09 http://www.izvestia.ru/spb/article3128714/ фотограф, испанские дамы, волшебные снежные принцы, бабочки из страны чудес... и нет скованности и стеснения, а на лицах детей и их родителей неподдельная радость, теплые улыбки.

Алексей Леонтьев Алексей Леонтьев «Иришка» «Волшебная камера. Путешествие во времени»

Цикл фотографий «Особенные снимки» Цикл фотографий «Особенные снимки»

Саратов, февраль 2009 г. Саратов, февраль 2009 г.

«Мы смогли посмотреть на своих детей другими глазами и увидеть, как они пре красны», — отмечали многие взрослые участники съемок. На память о волшебном действе юные актеры и их родители получили свои фотопортреты. На выставке было представ лено искусство профессиональных мастеров и фотографов-любителей из Москвы, Санкт Петербурга и Костромы (В. Дегтярев, Н. Кудин, С. Тимохин, Г. Байкова, С. Володина, М. Бойков, Е. Лобанова, Л. Тарасова, Е. Шмидт). Многие авторы знают об инвалидности не понаслышке, и каждый из них — личность с интересной судьбой, умением остроумно взгля нуть на себя и на других, тонко чувствовать природу и настроение человека, схватывать неповторимые моменты и разнообразные нюансы жизни.

Алексей Леонтьев Фотовыставка «Мир открыт для всех»

Саратов, апрель 2009 г.

Лейтмотив выставки, что вполне естественно в Год молодежи, — познакомить зри теля с совершенно разными, как и сама жизнь, социальными ролями молодых инвалидов:

родители и дети, женихи и невесты, умелые специалисты и верные друзья. Серия из фоторабот, представленная волонтерами благотворительной общественной организации «Подорожник» (Санкт-Петербург), запечатлела интересные моменты из жизни воспитанни ков детского дома. Объединяет все эти работы живой интерес и любовь к человеку, то, что делает возможности каждого из нас неограниченными.

Фотовыставка работала в Саратове и Санкт-Петербурге. Вот лишь некоторые цитаты из книги отзывов посетителей: «Очень яркие, добрые, светлые всполохи! С любовью и большим чувством к людям вообще!» (Санкт-Петербург);

«Эти фото трогают за сердце и не отпускают сразу… спасибо за чувства и любовь в них!» (Санкт-Петербург);

«Разные характеры, разные истории, положительные эмоции, живые фотографии! Красиво! Эстетично!» (г. Кострома).

С целью (пере-)определения инвалидности создаются и распространяются PR-продукты — буклеты и брошюры, открытки и постеры. В конце 2007 г. Центром социальной политики и ген дерных исследований был изготовлен календарь «Мир открыт для всех!» тиражом 1000 экз., который мы распространили среди общественных организаций в регионах России. В календарь вошли афоризмы замечательных людей, выдающихся музыкантов, артистов, ученых, живших и творивших с инвалидностью, цитаты из законодательных документов, краткая информация о фактах и принципах интеграции. Созданию календаря предшествовали уроки толерантности и конкурс детского рисунка «Мы разные, но мы вместе»1. С одной стороны, календарь содер жал информацию о деятельности Центра социальной политики и гендерных исследований, его партнерах;

с другой — актуализировал проблемы инвалидности, в доступной форме раскры вал такие понятия, как инклюзия, толерантность, равные права и возможности.

Страницы календаря «Мир открыт для всех»

Календарь подготовлен и издан при поддержке Межрегиональной общественной организации тренеров и консуль тантов «ИнтерТренинг» в рамках Проекта «Право на жизнь в обществе: механизмы образовательной интеграции детей-инвалидов» Программы поддержки гражданского общества «Диалог» (АЙРЕКС), финансируемой АМР США.

В издании использованы работы учащихся изостудии саратовского областного Дома работников искусств и гуманитарно экономического лицея (г. Саратов), детские рисунки победителей конкурса «Мы разные, но мы вместе» в рамках проекта «Право на жизнь в обществе» (г. Саратов, октябрь–ноябрь 2007), а также фотографии из архивов ассоциации «Дес ница» (г. Самара), Спортивного общества инвалидов «Спартак» (г. Саратов), Ассоциации инвалидов Саратовской об ласти, Саратовского Областного реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями (г. Саратов), работы, представленные на окружной конкурс социальной рекламы «Мир един для всех» в рамках проекта «Социальная интеграция инвалидов в ПФО» при поддержке Европейского Союза.

В настоящее время сотрудниками центра реализуется новая креативная идея созда ния календаря по мотивам фотосессии «Особые снимки» и выставки «Мир открыт для всех». Нестандартные дизайнерские решения в сочетании с уникальными визуальными образами, которые избегают акцента на жалость и благотворительность, несут смысл самостоятельности, равноправного партнерства, дружбы и любви, сотрудничества и лидерства, будут способствовать формированию позитивного образа людей с инвалидно стью в глазах общественности.

*** Сегодня люди с инвалидностью становятся активно действующими акторами, требуя не только равных возможностей в сфере образования и занятости, но и права на самоо пределение. Однако стереотипы об инвалидах чрезвычайно устойчивы и широко распро странены, и, для того, чтобы общественное отношение к инвалидам в большей степени основывалось не на клише, а на реальных позитивных примерах, чтобы люди понимали, что причины инвалидности — в несправедливости и несовершенстве социальных комму никаций, необходимо эти стереотипы распознать и развенчать. При этом для позитивного «переформатирования» общественного мнения в отношении инвалидов, а следовательно, и для расширения их жизненных шансов и усиления гражданской позиции очень важно использовать СМИ, средства рекламы, PR, другие формы социальных коммуникаций. Сами же люди с инвалидностью могут выступать не просто потребителями информации, но и серьезно влиять на форму ее подачи и содержательное наполнение.

ИСПЫТАНИЯ И КОНТРАСТЫ, СУПЕРМЕНЫ И БЛАЖЕННЫЕ: МЕТАФОРЫ ИНВАЛИДНОСТИ В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ Е.Р. Ярская-Смирнова, П.В. Романов Центр социальной политики и гендерных исследовани Одно из препятствий полноценной независимой жизни — это представления об инва лидах как о больных, которые нуждаются в постоянной заботе и помощи, которых следует жалеть и им нужно сочувствовать, «которым чего-то не хватает», то есть отождествление их с неполноценными людьми. Сегодня в многополярном мире символического производ ства сосуществуют и конкурируют за власть номинаций множество институтов и агентов, выдвигающих на повестку дня различные определения инвалидности. Многообразие изо бразительных средств, использующихся в кино, прессе, на телевидении, в плакате, рекламе, обусловлено не только развитием технологий, художественными приемами и вкусами, но развивается под влиянием сложной системы связей, соединяющих политику производства образов с приоритетами социальной политики. В этой статье мы покажем, по каким зако нам строятся изображения инвалидов в массовой культуре, как производятся определения, культурные репрезентации инвалидности в кино, плакате, в газетных статьях.

В 2006–2007 году в СМИ широко освещался конфликт по символическому, казалось бы, поводу — инвалиды республики Коми обратились в Мосгорсуд с иском против певиц группы «Тату», сочтя слова их песни, а также текст на обложке диска оскорбительными. Напом ним, как поется песня: «Люди-инвалиды! Потерянных не ждут! Печальных не хотят!

Такие не живут! Их топят как котят». А вот как звучит комментарий на обложке: «Люди инвалиды не знают, что значит быть человеком. Они — подделка на основе человекообраз ной болванки. Они не живут, а функционируют. Их функции описаны законами механики и еще четырьмя признаками: жестокость, глупость, жадность и подлость». В ответ на обвине ния певицы выдвинули следующий аргумент: речь идет о «моральных уродах», а понятие «инвалид» использовалось в переносном смысле. Пока истцы ждут решения суда, изда тель диска ЗАО «Юниверсал Мьюзик» направил в адрес Уполномоченного по правам чело века Коми Людмилы Завъяловой письмо с признанием правоты инвалидов. Так почему же и зачем арт-индустрия и СМИ обращаются к образу инвалида?


Инвалидность как метафора Инвалидность в любом арт-продукте выступает как символ, как метафора. Даже если персонаж книги или фильма имеет своего прототипа в реальной жизни — в сюжете литера турного произведения или фильма, на плакате или в прессе образ инвалида используется, чтобы сделать сообщение более убедительным, чтобы направить его восприятие в опреде ленное русло. Функции такого персонажа состоят в том, чтобы проявить какие-либо черты характера, при этом оттенить женственность или мужественность, контрастируя их с «нор мативными» гендерными ролями.

В триллерах или пародиях на фильмы ужасов, а также в комедиях часто встречается персонаж с каким-либо внешним дефектом, как правило, физическим. Он представляет собой эмблему таких качеств или эмоциональных состояний, как злоба, закомплексован ность, агрессия. Как правило, такими характеристиками обладает персонаж-мужчина: это анти-герой, воплощение зла — или смешной, но опасный, злобный карлик, страшный тролль, деформированный злодей («Призрак оперы», Р. Джулиан, США, 1925;

«Бэтмен», Т. Бертон, США, 1989;

«Ключ от всех дверей», Йен Софтли, США, 2005). Это преступник, сила кото рого скрыта за мнимой слабостью, инвалидностью, или его роль — служить лишь одним из препятствий на пути героя к благородной цели, например, прислуживать злодею, быть частью его свиты («Нибелунги», Ф. Ланг, Германия, 1924) или главным чародеем («Руслан и Людмила», Ив. Никитченко, В. Невежин, Россия, 1938;

А. Птушко, Россия, 1972).

Казалось бы, мы видим не столько человека с инвалидностью, сколько персонифици рованное отрицательное человеческое свойство. Агрессивную открытую силу, например, представляет образ Кинг-Конга или Годзиллы. А злобную силу исподтишка, закомплексо ванность и чувство мести — изуродованный морально и физически маньяк. А некоторые произведения, изображая инвалидов, воплощают в них страдания всего человечества или ужасы войны (рис. 1).

Рис. 1. Художник Ю. Пименов. «Инвалиды войны», 1926.

Подобный подход — превращение инвалида в знак негативных качеств — демонстри руется известным советским плакатом 1920 г. «Неграмотный — тот же слепой. Всюду его ждут неудачи и несчастья» (рис. 2). Сообщение основано на убеждении его автора в том, что любой слепой человек абсолютно уязвим, это полный неудачник, по сути дела, символ слабой позиции в обществе.

Рис. 2. Плакат 1920 г. Художник А. Радаков Но ведь нельзя же игнорировать тот факт, что закрепление отрицательных свойств в конкретных образах людей с особенностями внешности вносит вклад в усиление негатив ных стереотипов, замешанных на страхах и желании избегать контактов с людьми необыч ной наружности или нетипичного способа коммуникации.

Слабость тела и сила духа Использование визуальных образов инвалидов или сообщений об инвалидах для пере дачи сообщения о слабости и уязвимости — распространенный художественный прием.

Нередко он сталкивает два контрастных образа — слабость и силу (злую или добрую). Как раз такой случай представляют кинофильмы или тексты социальной рекламы, плакаты, статьи в СМИ, выполненные в драматическом жанре, которые показывают такую важную черту «мужского характера», как сила духа. Ее лучше всего показать в бессильном теле, поскольку по сюжету бессилие преодолевается и человек словно рождается в новом каче стве («Повесть о настоящем человеке», А. Столпер, СССР, 1948;

«Военный ныряльщик», Дж. Тиллман, США, 2000), либо его сила находит выражение в новой форме — раньше он бегал, а теперь он быстро ездит на коляске, либо компенсирует слабость тела силой разума, но обычно проявляет ее в публичном пространстве — политическое участие, художествен ное творчество, известность, признание. Победительный герой, который совершает свою карьеру вопреки недугу и ожиданиям окружающих («Как закалялась сталь», Н. Мащенко, к/ст им. Довженко, 1975;

кинопрокатная версия сериала, 1973), становится яркой моделью идентичности для масс населения благодаря широкому прокату. В фильме «Рожденный четвертого июля» (О. Стоун, США, 1989) герой Тома Круза — инвалид вьетнамской войны, стал независимым от своей болезни, участвуя в пацифистском движении).

Близкий этому вариант, когда герой боевика или драмы — инвалид — ловкий, умный и справедливый, защитник слабых, даст фору здоровым: нередко это слепой человек, вели колепно управляющийся оружием или разбирающийся в людях («Слепая ярость», Ф. Нойс, 1989;

«Зайточи», Т. Китано, 2003;

«Запах Женщины», М. Брест, США, 1992), или ограниченный в движениях, буквально «прикованный» к инвалидной коляске, но ловко справляющийся с самыми трудными ситуациями («Власть страха», Ф. Нойс, 1999). Это так называемый супер калека — образ, который имеет столь же мало общего с большинством людей, живущих с инвалидностью, как и те, что показывают их слабыми, жалкими и неуспешными. Кстати, общий момент всех советских фильмов: в них инвалид — это всегда мужчина, а инвалиды женщины здесь незаметны. Дело в том, что в соответствии с традиционным гендерным порядком, женщина играет роль помощницы мужчины, а в рамках медицинской модели представлений об инвалидности — выступает сестрой милосердия, проявляя материнскую заботу о человеке, чья гендерная идентичность на какое-то время ставится под сомнение.

Функция женской инвалидности в кино — проявить типичные феминные качества, и сообщение в мелодраматических и драматических сюжетах сводится к следующему: мяг кость, забота о ближнем, любовь доступна даже ненормальным («Другая сестра», Г. Мар шалл, США, 1999). Особый акцент в таких случаях делается на внешней привлекательности героини. Поскольку на роль женщины с дефектом подбирается актриса с красивой внешно стью, то акцентируется красота лица, даже если по сюжету тело или рассудок не идеальны («Дети тишины», Р. Хэйнес, США, 1986;

«Водитель для Веры», П. Чухрай, 2004). Красавицы из «Страны глухих» (В. Тодоровский, Россия/Франция, 1998) — необычные женщины, они торгуют своим привлекательным телом, своей яркой внешностью, а сама глухота — это метафора лучшего мира в их мечтах, без лишнего шума и суеты, но с изобилием и благопо лучием. Героиня фильма «КостяНика. Время лета» (Дмитрий Федоров, 2006) представляет собой типичную «фемину» (рис. 3), начитанную симпатичную девушку-подростка, о которой трогательно заботится ее ровесник, но не понимают ни богач эгоист-отец, ни мачеха, ни чопорная сиделка. Сила любви излечивает девушку, которая встает с коляски и в конце фильма уже вовсю бегает по лесу.

Рис. 3. Кадр из фильма «КостяНика. Время лета»

Редко женщина с инвалидностью показана как преодолевающая боль, живущая и тво рящая в пограничном состоянии — между жизнью и смертью («Фрида», Дж. Теймор, США, 2002). Исключительным образом в этой галерее является Ася Клячина («История Аси Кля чиной, которая любила да не вышла замуж», А. Кончаловский, 1967) в фильме, который вышел на экраны спустя 20 лет после его создания. Жизнь Аси-хромоножки, снятые в стиле cinema-verite драматические монологи председателя колхоза — горбуна, искалеченного войной тракториста Прохора с культяпками пальцев на руке — это все нити, абсолютно органично вплетенные в текстуру этнографического, глубокого и проникновенного пове ствования о советской сельской повседневности.

В мелодраме нередки образы инвалидов, призванные показать, как мужчина утрачивает свою мужественность из-за болезни или инвалидности, демонстрируя такие качества, как наивность, беззащитность, а любовь женщины и помощь друзей спасает его от депрессии, помогает герою найти силы и обрести гармонию тела и духа («Не могу сказать: прощай!», Б. Дуров, СССР, 1982). Аналогичный образ используется в социальной рекламе, направлен ной на сбор пожертвований (рис. 4).

Рис. 4. Плакат 1920 г. Художник А. Апсит Фактурный персонаж массовки, «народа» (в смысле бедности и в смысле разнообра зия) — безногий или инвалид на костылях в толпе. Это «типаж», человек с подходящими внешними данными, подобно толстяку или верзиле, для которых не всегда подберешь характерных актеров-профессионалов. Коллективный герой — народ — становится более выпуклым, живым, реалистичным благодаря инвалидности персонажей массовки или вто рого плана в сюжетах о событиях периода гражданской войны, в советских послевоен ных фильмах «Баллада о солдате», Г. Чухрай, СССР, 1959 (рис. 5). «Солдат, вернувшийся с войны инвалидом» являет собой знак эпохи, символизируя последствия войны, разрухи, с которыми придется жить дальше, которые предстоит преодолеть. Послевоенный «народ»

далеко не всегда изображался добавлением инвалида в массовку, поскольку сильный акцент на тяготах жизни в отечественном кинематографе 1950–1960-х годов не приветство вался.

Рис. 5. Евгений Урбанский в роли инвалида в фильме «Баллада о солдате» (Г. Чухрай, 1959) Патриотизм и силу советского (американского) народа представляет герой-инвалид, нашедший в себе мужество пойти против несправедливых устоев и победить их («Повесть о настоящем человеке», А. Столпер, СССР, 1948, «Председатель», А. Салтыков, СССР, 1964, «Военный ныряльщик», Дж. Тиллман, США, 2000). «В нашей стране даже инвалид может стать героем-миллионером, и пусть обыватели его недооценивают, все равно он добьется многого», — сообщает нам фильм «Форрест Гамп» (Р. Земекис, США, 1994).


Инвалидность как объект заботы и контроля Не стоит забывать, что личные качества героя почти в каждом из приведенных выше примеров проявляются в идеологическом обрамлении. Это либо советский, либо амери канский, либо какой-то еще другой строй выявляет нарушителей нормативного уклада или же позволяет герою победить врага и свою собственную боль и немощь. Анализ темати ческого распределения 106 статей, включающих термины «инвалид», «инвалидность», в газете «Известия» с 1995-го по сентябрь 2005 г. показывает, что первое место по частоте появления занимают публикации об инвалидах как благополучателях — 46, причем в каче стве донора благ чаще всего фигурирует государство, региональные власти, единичные упоминания касаются инициатив частного сектора и общественных организаций, а также условий, предоставляемых инвалидам от государства за рубежом. Вторая по частоте появ ления группа, включающая 36 публикаций, раскрывает разнообразные аспекты ущемления прав инвалидов, подвергая критике действия властей и других сильных мира сего. Впрочем, и в этой группе инвалиды представлены в роли благополучателей, таким образом, общее количество публикаций, репрезентирующих инвалидов в качестве реципиентов помощи, равняется 82 в данном массиве материалов. Инвалиды как самостоятельные акторы, доби вающиеся чего-либо в жизни, творческие, интересные люди, субъекты права стали героями примерно 20% статей нашей выборки.

В раннем советском пропагандистском фильме «Миллион двести тысяч» (1931) пре одоление инвалидности в массовом масштабе показано не с целью демонстрации личных качеств героев, а как доказательство преимуществ социализма. В этой киноленте, или фильме, как говорили раньше, выведены образы «плохих» инвалидов — иждивенцы, живу щие на пенсию, пьющие, ведущие асоциальный образ жизни. Вообще сомнение в благона дежности и даже подлинности инвалидов — это лейтмотив, который переходил из плакатов и фильмов в повседневность, оттуда — в стенограммы партсобраний и допросов НКВД, а оттуда — обратно в социальную реальность, в жизнь советского человека.

В советских плакатах 1930-х и 1980-х годов встречаются образы личной безответственности, которая показана причиной инвалидности и последующего социального исключения (рис. 6).

Рис. 6. Плакаты времен антиалкогольной кампании 1980х гг.

Лейтмотив иждивенчества, игры с приписанным статусом инвалидности и прилагающихся к нему преимуществами звучит в 1960-е годы в комедии Л. Гайдая «Операция Ы» (рис. 7).

Рис. 7. Кадры из фильма «Операция Ы» (Л. Гайдай, 1965).

Водитель: «Где этот чертов инвалид?!» Бывалый: «Не шуми. Я — инвалид!»

В официальном дискурсе периода «застоя» вновь звучат темы иждивенческой пси хологии, которую инвалиды-де развивают у себя с детства, и которую необходимо изжи вать. При этом сохраняется дискурсивный акцент на героизации военного инвалида, «настоящего человека». Кроме того, тема инвалидности используется для демонстрации достижений государственной заботы. В коллекции Красногорского киноархива хранятся документальных лент, созданных в период 1968–1985 гг., в которых фигурируют персонажи с инвалидностью. Сюжеты, в рамках которых используется образ инвалидов, явно разде ляются на три группы: 1) трудовое участие инвалидов в СССР;

2) инвалиды как объекты социального обеспечения и лечения в СССР;

3) зарубежные инвалиды как жертвы поли тики капиталистических стран. В первом случае нам представляют работников разных про фессий — учитель, механик, тракторист, художник, причем все они — инвалиды войны. Во второй группе демонстрируются достижения социализма в производстве автомобилей для инвалидов, а также представлена госпитально-медицинская сторона дела — главными героями сюжетов выступают врачи и патронажные сестры, которые лечат и оказывают помощь инвалидам. Наконец, в третьем случае образ инвалидов используется для более выпуклой прорисовки проблем зарубежной социальной и внешней политики. Интересно, что еще в 1965–1967 гг. появлялись сюжеты о политических демонстрациях инвалидов за рубежом, но в период застоя эта тема исчезает.

В отличие от официального дискурса политики инвалидности в период «застоя» в неко торых произведениях художественной литературы и, конечно, в самиздатовской звучат ноты нарушения прав, протеста, освобождения. Надо отметить, что метафора инвалидно сти не как ограничения, а как освобождения — от социальных границ и страхов — звучала у мастеров слова и прежде, например, в яркой сцене из рассказа В. Шаламова «Надгробное слово» (1960). Заключенные обсуждают, хотят ли они вернуться домой и чего там ожидают, чего хотят от жизни, и завершается их беседа репликой персонажа по имени Володя Добро вольцев: «А я, — и голос его был покоен и нетороплив, — хотел бы быть обрубком. Челове ческим обрубком, понимаете, без рук, без ног. Тогда я бы нашел в себе силу плюнуть им в рожу за все, что они делают с нами».

Тема инвалидности в художественном кинематографе периода застоя представлена, в частости, в лентах Б. Дурова «Не могу сказать прощай» (1982) и И. Таланкина «Время отдыха с субботы до понедельника» (1984). Первая лента полностью отражает идеологию этого периода — человек, ставший инвалидом по вине своего работодателя, постепенно приспосабливается к новым условиям существования, находит счастье в семье и творче стве. В конце фильма режиссер даже оставляет надежду на чудесное исцеление. Отметим, что Ю.М. Нагибин в весьма резких выражениях отзывался о фильме И. Таланкина, снятого по его рассказу «Терпение» (1982), считая, что экранизация стала выхолощенной версией.

Сам рассказ был навеян личным знакомством писателя с инвалидами на Валааме, где в полуразрушенном монастыре еще жили тогда «самовары» — люди, покалеченные войной, ставшие после многочисленных операций и ампутаций безрукими, безногими «обрубками».

Позже этот рассказ вошел в сборник «Бунташный остров». Его главный герой Паша — это глашатай, обвинитель «застоя», но он смотрит не вперед, а назад, в прошлое:

Зажравшиеся и вечно ноющие мещане — вот вы кто!.. Где морда, где задница — не поймешь, а все ноете, что с продуктами плохо. И запчастей не достать. И гаражи далеко от дома. С души воротит. Нет, не хочу я твоей «большой» жизни, мне в ней тесно будет. Твое окружение наверняка из тоскующих по запчастям, шиферу, загран кам и прочей тухлой муре.

Интересно, что в период перестройки снимается несколько документальных (доку ментальные фильмы «Чья это боль?», 1988;

«Проповедь о милосердии», 1990;

«Остров Валаам», 1990;

«Недописанный портрет. Люда Волковинская», 1990) и художественных фильмов и создаются плакаты (рис. 8), несущие сообщение о несправедливом устройстве общества как причине страданий инвалидов, однако редко в этих текстах инвалиды пред ставлены субъектами права и собственного выбора. Так, на плакате О. Качер инвалид изо бражен в ожидании коляски, которая должна быть спроектирована и выдана ему на смену костылям, таким образом, проблемы доступности образования, занятости, условий отдыха и лечения здесь не поднимаются.

Рис. 8. Художник О. Качер. «Инвалиды больше не могут ждать», 1988 г.

Инвалидность как испытание и контраст Пожалуй, наиболее общим местом является использование инвалидности как метафоры контраста. Это экзотический образ жизни «других», у которых совсем другие правила общежития — «не как у людей», на поверку оказывающихся их точным отра жением («Страна глухих», В. Тодоровский, Россия/Франция, 1998). Инвалидность — это инструмент создания основных или дополнительных испытаний главному герою.

Столкновение героя с инвалидностью у себя или у другого персонажа катализирует в нем изменения, которые и составляют основную интригу фильма. В ряде случаев инвалид (или все сообщество инвалидов) становится Альтер эго главного героя, трик стером, шутом короля, агентом трансформаций, ведущих героя к просветлению, а зри телей — к катарсису («Человек дождя», Б. Левинсон, США, 1988;

«День восьмой», Ж. ван Дормал, Бельгия, 1996).

Итак, в этих случаях инвалидность выступает как средство пробуждения, улучшения другого, фактор изменения, морального преобразования главного героя, она компенсирует его дефекты. Структурно это можно представить следующим образом:

Главный герой, обычный Альтер эго, инвалид рациональный, расчетливый непосредственный «взрослый», скрывает свои эмоции «ребенок», искренний эгоист нуждается в опеке как все другой, особенный город природа Здесь технократизм современного общества противопоставляется нравственности и человечности, но в конце таких фильмов инвалид как «отработанный ресурс», выполнив свою полезную миссию, либо погибает («День восьмой», Ж. ван Дормал, Бельгия, 1996) (рис. 9), либо возвращается в свой интернат («Человек дождя», Б. Левинсон, США, 1988).

Рис. 9. Паскаль Дюкенн и Даниэль Отой в фильме «День восьмой»

(Ж. ван Дормал, Бельгия, 1996). В фильме снимались артисты с Даун-синдромом Политика образов меняется под влиянием социальных движений за права человека.

Фильм об инвалиде как обычном человеке — это местами печальный, забавный и лиричный, но отнюдь не депрессивный и не грустный фильм «Я — Сэм» (Дж. Нельсон, США, 2001) — о попытке преодолеть «систему», о правах и возможностях человека быть отцом, заботиться о дочери, пусть даже ребенок к семи годам опережает тебя по своим умственным способно стям (рис. 10).

Рис. 10. Шон Пэн в фильме «Я — Сэм» (Дж. Нельсон, США, 2001) Перестройка общественного мнения об инвалидах Отметим, что еще в период перестройки в СССР на киноэкране появились фильмы, отражающие общественные перемены и использующие новые выразительные средства.

В киноискусстве возобладала обличительная тенденция — этому способствовали отмена цензуры и временная независимость творчества как от аппаратчиков, так и от рынка.

Реалистичное изображение несправедливости, хаоса, страданий противопоставлялось лакировке. За тот короткий период было снято довольно много документальных работ об инвалидах. Тема инвалидности в период перестройки не просто становится более замет ной, она звучит по-новому, приобретает новые смыслы в российской визуальной культуре.

Речь уже не идет о Воропаевых1 и Маресьевых — культовых ветеранах-героях, которые после ранений и ампутаций не желали оставаться пенсионерами, а совершали боевые и трудовые подвиги. Некоторые режиссеры обращаются к религиозному опыту переживания инвалидности («Рита и Лена», 1989), к творческим биографиям («Недописанный портрет.

Люда Волковинская», 1990), создают яркие и бескомпромиссные картины общественной несправедливости и людской черствости («Остров Валаам», 1990), образы простых людей, добившихся многого, — среди которых на экране появляются и женщины («Эржена», 1990), сравнительные исследования условий, в которых живут инвалиды разных стран («Пропо ведь о милосердии», 1990). Создаются телепередачи о тяготах в жизни инвалидов среди ветеранов войны в Афганистане («Мой дом — моя крепость», 1988). Некоторые доку ментальные фильмы об активности инвалидов («Взгляд», 1987, «Поздний восход», 1990, «Сотвори себя», 1991) раскрывают достижения и внутренний мир спортсменов или худож ников среди инвалидов.

В художественных кинофильмах появлялись роли второго плана, созданные актерами с инвалидностью: в культовом фильме конца 1980-х «Асса» (С. Соловьев, СССР, 1987, прокат — 17,8 млн. зрителей) низкорослые люди играют самих себя. Правда, экзотичные, странные персонажи — «карлики», артисты театра лилипутов появляются здесь наряду с представителями «альтернативной культуры», рок-музыкантами, бандитами в «заповедном мире снов», в котором живет герой фильма.

И все же необходимо отметить, что в киноязыке происходят ощутимые изменения, как, например, в документальных лентах «Каждый десятый» (Т. Юрина, ЦСДФ, 1988) и «Чья это боль?» (С. Валов, ЦНФ, 1988). В этих фильмах звучат яркие, хлесткие высказывания участ ников социального движения инвалидов, многие из них — это инвалиды с детства, сполна вкусившие откровенную дискриминацию, правозащитники, поэты, общественные деятели (рис. 11). Это и интервью с Геннадием Гуськовым о вмешательстве чиновников в его личную жизнь, об успехах его мастерской для инвалидов и препонах, которые ставит руководство («Чья эта боль?»). Это и тезис Юрия Астахова о жизни «в виде исключения», и его рассказ о попытке трудоустроиться по специальности — редактором: «Вы нам подходите, но мы Вас не возьмем, так как Вы у нас будете отпугивать авторов», и истории Геннадия Голо ватого о том, как при попытке попасть в ложу Большого театра он с семьей получил от администратора ответ: «Как инвалид? Это же Большой театр! Вы что, не понимаете, что это безнравственно?!», и циничные ответы чиновников Минсоцобеспечения на его вопросы, почему у инвалидов с детства нет пенсии: «Это же принцип социализма — от каждого по способностям, каждому по труду», на вопрос о том, что на Паралимпийских играх Советский Союз должны представлять инвалиды: «А у нас нет инвалидов» (интервью с Г. Головатым в фильме «Каждый десятый»).

Такие острые социальные фильмы способствовали оформлению в общественном мнении новой метафоры инвалидности (образ, который был воплощен в реальной жизни людей несколькими десятилетиями ранее, но замалчивался) — это отстаивание прав инва лидов как социальной группы, обычных людей, а не супер-калек и несчастных сироток, прав Воропаев — нашедший себя в партийной работе фронтовик, «человек для всех» из романа «Счастье» П. Павленко (1947).

на достойную жизнь, которая вовсе не обязательно обусловлена производительным трудом на благо Отечества.

Рис. 11. Инвалиды с детства впервые появляются на перестроечном экране — и не как просители помощи и жертва чиновников, а как глашатаи, обвинители, но одновременно и как обычные люди (кадры из фильма «Каждый десятый») Дети не были представлены в военной и трудовой героике советского дискурса об инва лидности и вообще не появлялись на экране вплоть до перестройки, если не считать доку ментальных фильмов на медицинскую тематику (например, «Осень надежды», ЦСДФ, 1962;

«Исследования на неразделившихся близнецах», Академия медицинских наук СССР, 1957).

А вот в художественном фильме Аян Шахмалиевой «Это было у моря» (Ленфильм, 1989) детская инвалидность проблематизируется в контексте дефектов организации медицин ской системы. Героини фильма Шахмалиевой — юные воспитанницы интерната для детей с больным позвоночником, где они проходят обследование и лечение. Гимнастика, фикси рующие корсеты, ежевечерний обязательный просмотр программы «Время», всевозможные запреты, плотный неусыпный контроль… Интернат, как и любое другое закрытое учрежде ние, работает здесь как метафора несвободного общества, с его жесткими категориями правильных и ненормальных, красоты и уродства, чистоты и опасности. И хотя в кадре исключительно привлекательные девочки-подростки, чьи проблемы становятся заметными лишь с надеванием на них медицинских приспособлений (рис. 12), ребята из мореходного училища, приглашенные на танцы в интернат, избегают своих сверстниц в специальных белых воротниках: «А что, у вас тут все в намордниках?»

Рис. 12. Кадр из фильма «Это было у моря»

Сын одного из работников интерната предпочитает дружить со «здоровыми» девоч ками: «тут все несчастные, у них даже любовь в корсетах», — очевидно, мальчик трансли рует мнение взрослых, которое слышит в семье. Как только его подружке надевают корсет, он теряет к ней всякий интерес. Воспитательница Зоя Григорьевна (Нина Русланова) — женщина с исковерканной судьбой (она сама в прошлом воспитанница этого интерната, и когда-то и ее письма вскрывали и читали) — даже не представляет, как еще можно взаи модействовать с детьми, кроме как запрещать, контролировать и выделять фаворитов.

Она боится и ненавидит этих девочек, которые объединяются вокруг своего яркого лидера Светы, вырвавшись из-под контроля воспитательницы «Дама-управление» и на какое-то время проникаясь бунтарским перестроечным духом. Митингующая толпа детей раззадо рена зажигательными стихами своей предводительницы:

Товарищи дети, вы все в ответе За то, что творят воспитатели эти.

Как им не стыдно так издеваться — Знают, не смеете вы защищаться.

Хватит терпеть беззаконье и хамство, Долой ненавистное нам тиранство!

Слез и жалости нам не надо, Горбатые — на баррикады!

Кто-то из детей предлагает заменить слово «горбатые», но Света против: «Если бы чужие о нас так говорили — было бы обидно, а так — мы сами!» В потоке возмущений всплывает запретная тема — оказывается, директриса интерната — взяточница, ведь сюда трудно попасть, и некоторые семьи направление ждут годами, идут на жертвы (отец одной из дево чек пошел воевать в Афганистан, чтобы получить нужное ребенку лечение). Апофеоз нару шения порядка — украсть у воспитательницы парик и водрузить его на голову каменного Ленина во дворе интерната. Несчастная Зоя Григорьевна, воровато оглядываясь и извиняясь перед идолом-Ильичом, возвращает себе украденное достоинство, а на утро восстание рас сыпается в прах в кабинете директора. Ведь многим девочкам все еще необходимо лече ние, но теперь их отправят домой за плохое поведение. Приехавшая вскоре медицинская комиссия не удовлетворена прогрессом лечения у многих детей, и кто-то из персонала за кадром открывает зрителю особенности советской иерархии здравоохранения:

«Это вам не санаторий четвертого управления, где бы вы кормили ребенка на 4 рубля, а не на 80 копеек, как мы. И условия были бы другие, и медикаменты, и аппаратура, и обору дование, и, извините, корпуса не дореволюционной постройки без единственного ремонта.

А персонал — наши няни не 10 детей ведь обслуживают, а 30–35. Какое качество может быть, о чем вы говорите…»

Новые реалии, старые рамки?

До 1990-х годов социальная политика в отношении инвалидов носила преимущественно компенсационный характер, задача приспособления жизненной среды к особенностям и нуждам инвалидов тогда еще не формулировалась. Коренное преобразование полити ческих институтов российского общества стимулировало принятие Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (1995), где впервые целью государственной политики объявляется не помощь инвалиду, а «обеспечение инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией РФ». Правда, при этом сохранились политические и идеологические основания дифференциации причин и «групп» инвалидности и соответствующих им статусов, а также подход к инвалидам как социальному меньшинству, нуждающемуся в специальных условиях и услугах.

Разработка и принятие указанного закона запустили в действие новые схемы реше ния проблем инвалидности, были созданы соответствующие структуры при мини стерствах и ведомствах, запущены новые механизмы установления инвалидности и реабилитации. Несмотря на все эти усилия, состояние прав людей с инвалидностью далеко до полной реализации, особенно в том, что касается полноценного участия в социальной жизни общества в целом. Например, в сфере занятости инвалиды нахо дятся на особом положении. С одной стороны, им предоставляются льготы и более щадящие условия труда: они имеют право при выполнении более легких видов труда, сокращенной продолжительности рабочего времени на сохранение прежней заработ ной платы, а также на получение дополнительных видов помощи. С другой стороны, эти гарантии выступают ограничениями и препятствиями для самореализации в сфере образования, занятости, профессиональной карьеры: инвалиды являются по опреде лению непривлекательными для работодателей, получая образование в специальных школах, оказываясь неподготовленными и немотивированными к получению высшего образования.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.