авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«1 Ростовский областной суд ОБОБЩЕНИЕ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ СУДАМИ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕЛ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ...»

-- [ Страница 2 ] --

Одним из видов споров, рассмотренных судами Ростовской области в 2012г., с участием сотрудников органов внутренних дел являлись споры о взыскании единовременного пособия при условии увольнения истцов со службы по пункту "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1, но получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности, признанным годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория "Б").

Несмотря на то, что Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2011г. N 21-П "По делу о проверке конституционности части третьей статьи 29 Закона Российской Федерации "О милиции" в связи с жалобой гражданина К.А. Охотникова" часть третью статьи 29 Закона от апреля 1991г. № 1026-1 признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 7 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 39 (часть 1), в той мере, в какой в системе действовавшего правового регулирования она не предполагала выплату единовременного пособия сотрудникам милиции, получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности, признанным годными к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория "Б") и уволенным со службы по пункту "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 - по ограниченному состоянию здоровья на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе, ГУ МВД России по РО отказывало в выплате единовременного пособия таким лицам, уволенным со службы по пункту "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 при наличии данных свидетельствующих о получении ими телесных повреждений в связи с осуществлением служебной деятельности.

Так, Д. А.Г. обратился в Таганрогский городской суд с иском ГУ МВД России по РО, УМВД России по г.Таганрогу о взыскании единовременного пособия, указав, что с мая 1995г. по 31 декабря 2010г. проходил службу в органах внутренних дел Российской Федерации, а ранее, 03 сентября 2000г. при исполнении им служебных обязанностей получил травму.

16 декабря 2010г. военно-врачебной комиссией МСЧ ГУВД по РО, было вынесено заключение о признании его ограниченно годным к военной службе, степень ограничения 3, после чего он был уволен со службы по основанию, установленному пунктом «з» части 7статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 10 26-1 (по ограниченному состоянию здоровья).

При прохождении освидетельствования в ВВК МСЧ ГУВД по РО ему была выдана справка №5908 для оформления документов на выплату единовременного пособия в случае причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, но в выплате единовременного пособия в связи с полученной травмой ему было отказано.

Решением Таганрогского городского суда Ростовской области от октября 2011г., оставленным без изменения в апелляционном порядке, исковые требования Д. А.Г. удовлетворены.

Разрешая возникший спор, суды сослались на следующее:

К числу сотрудников милиции, для которых вследствие телесных повреждений, полученных при осуществлении служебной деятельности, исключалось дальнейшее прохождение службы, относились сотрудники милиции, которые заключением военно-врачебной комиссии о категории годности к военной службе признавались либо не годными к военной службе (категория "Д"), либо ограниченно годными к военной службе (категория "В") при отсутствии возможности перемещения по службе.

Эти лица увольнялись со службы в милиции, соответственно, по болезни на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел (пункт "ж" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1) либо по ограниченному состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе (пункт "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1). Вместе с тем по пункту "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 допускалось увольнение не только лиц, ограниченно годных к военной службе (категория "В"), но и лиц, годных к военной службе с незначительными ограничениями (категория "Б").

Следовательно, при применении этой нормы между сотрудниками милиции, относящимися к обеим названным категориям, не делалось различий;

при том, что тяжесть повреждений, причиненных их здоровью при исполнении служебных обязанностей, была разной.

Препятствием для дальнейшего прохождения службы в милиции при получении сотрудником телесных повреждений в связи с осуществлением служебной деятельности и признании его ограниченно годным к военной службе (категория "В") или годным к прохождению военной службы с незначительными ограничениями (категория "Б") являлись его неспособность по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности по занимаемой должности и невозможность перемещения на другую должность - либо в связи с отсутствием соответствующих вакансий, либо если получивший телесное повреждение сотрудник милиции не имел профессионального образования и не обладал навыками, необходимыми для занятия должности, исполнение обязанностей по которой возможно при наличии ограничений по состоянию здоровья. При этом отсутствие реальной перспективы перемещения на другую должность с неизбежностью влекло за собой увольнение в связи с невозможностью дальнейшего прохождения службы как лиц, относящихся к категории "В", так и лиц, относящихся к категории "Б". О невозможности продолжения службы в таких случаях свидетельствовал сам факт увольнения со службы в милиции.

Следовательно, всем сотрудникам милиции, получившим телесные повреждения в связи с осуществлением служебной деятельности и уволенным со службы в милиции по пункту "з" части седьмой статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1, на равных основаниях должно быть обеспечено право на единовременное пособие, предусматривавшееся частью третьей его статьи Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1.

(Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от декабря 2002 года N 17-П и от 15 июля 2009 года N 13-П).

Условия назначения ежемесячной денежной компенсации в настоящее время установлены частью 6 статьи 43 Федерального закона от 07 февраля 2011г. № 3-ФЗ.

Следует отметить, что похожая норма содержалась в части 4 статьи Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 (в ред. Федерального закона от 31 марта 1999г. N 68-ФЗ), но с несколько другой, достаточно неопределенной формулировкой.

Обобщение показало, что дела по искам сотрудников органов внутренних дел о присуждении ежемесячной денежной компенсации являются наиболее сложными.

Прежде всего, эту сложность можно объяснить не урегулированностью в течение длительного времени вопроса об условиях назначения периодических платежей (отсутствие порядка расчета размера ежемесячных платежей и правил определения стойкой утраты трудоспособности и т.п.).

Именно поэтому, достаточно долго суды Ростовской области, учитывая правовую позицию, изложенную Верховным Судом РФ в некоторых судебных актах (в частности в определении от 26 декабря 1996г.), отказывали сотрудниками органов внутренних дел во взыскании периодических платежей, ссылаясь на то, что Закон от 18 апреля 1991г. № 1026-1, не регулирует условия и порядок назначения периодических платежей сотрудникам внутренних дел в случае их гибели или получения увечья, а часть 4 статьи 29 названного Закона предусматривает лишь источник финансирования выплачиваемой сотруднику милиции денежной компенсации, превышающей сумму назначенной пенсии.

Кроме того, обычно истцы обращались в суды области, ссылались как на нормы главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, так и на часть статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1, но расчет размера периодических платежей проводили по правилам статей 1085- Гражданского кодекса Российской Федерации (т.е. без учета назначенной пенсии) и утверждали, что полностью утратили профессиональную трудоспособность, коль скоро уволены со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья.

Только после введения в действие Федерального закона от 07 февраля 2011г. № 3-ФЗ возникла относительная определенность в вопросе назначения, расчета ежемесячной денежной компенсации.

Так, в соответствии с частью 6 статьи 43 вышеназванного федерального закона в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация (ЕДК) в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции (УДД) за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности (ПпИ) с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

В целях реализации этих положений закона «Инструкцией … от 18 июня 2012г. № 590» определен порядок выплат ежемесячной денежной компенсации и расчета размера компенсации как сотрудникам, уволенным со службы после 01 января 2012г., так и после.

Согласно пункту 17 «Инструкции …» от 18 июня 2012г. № 590 размер утраченного денежного довольствия сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации для выплаты ежемесячной денежной компенсации определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом размер утраченного денежного довольствия для назначения ежемесячной денежной компенсации сотрудникам, уволенным со службы в органах внутренних дел в период с 18 апреля 1991г. до 1 января 2012г., а также при перерасчете размера ежемесячной денежной компенсации, назначенной и выплачиваемой в соответствии с законодательством Российской Федерации до вступления в силу настоящего приказа, определяется исходя из размера оклада месячного денежного содержания и ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий указанной категории сотрудников с 1 января 2012г., с коэффициентом 1,55.

Следует отметить, что коэффициент 1,55 получен расчетным путем в результате определения соотношения размера оклада месячного денежного содержания (месячный оклад в соответствии с замещаемой должностью и месячный оклад в соответствии с присвоенным званием) и ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж службы (выслугу лет), принимаемых для исчисления пенсий с 1 января 2012 г., и размера остальных ежемесячных и иных дополнительных выплат.

Данный коэффициент позволяет установить в качестве среднего месячного заработка (дохода), принимаемого для исчисления размера утраченного денежного довольствия рассматриваемой категории лиц для выплаты ежемесячной денежной компенсации, сумму, эквивалентную величине денежного довольствия, которое они могли бы получать в случае прохождения ими службы в органах внутренних дел Российской Федерации после 1 января 2012 г. (решение Верховного Суда Российской Федерации от 30 октября 2012г.

№ АКПИ12-1296).

Если проанализировать содержание приведенных норм, то можно установить формулу определения размера ежемесячной денежной компенсации.

Так, ЕДК (ежемесячная денежная компенсация) = ДД (денежное довольствие по состоянию на день увольнения со службы в полиции) х ПУТ (процент утраты трудоспособности) – ПпИ (размер назначенной пенсии по инвалидности).

В этой формуле все данные должны коррелироваться во времени.

При этом следует учитывать, что для лиц, уволенных со службы до января 2012г. расчет размера денежного довольствия, учитываемого при определении ЕДК должен производится следующим образом:

ДД = ОМДС (оклада месячного денежного содержания) + ВЛ (выслуга лет) х 1,55 (пункт 17 «Инструкции …» от 18 июня № 590).

В тоже время возможность определения размера ежемесячной денежной компенсации появилась только после утверждения Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 января 2013г. № 70 «Правил определения стойкой утраты трудоспособности сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации", которыми установлен порядок определения учреждениями медико-социальной экспертизы стойкой утраты трудоспособности сотруднику органов внутренних дел Российской Федерации, а также утвержден «Перечень увечий или иного повреждения здоровья, при которых сотруднику органов внутренних дел Российской Федерации устанавливается стойкая утрата трудоспособности».

Анализ материалов дел изучаемой категории указывает на то, что в течение 2012г. в судах области рассматривались требования сотрудников органов внутренних дел, в основном уволенных со службы до 01 января 2012г.

При этом единства судебной практики в части как установления права на получение таких выплат, так и определения их размера не имеется.

Так, С. Г.А., проходивший службу в органах внутренних дел до июня 2009г., получивший увечье в связи с исполнением обязанностей службы в Чеченской республике и уволенный из органов внутренних дел по п. «ж» части 7 статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 (по болезни), обратился в Неклиновский районный суд Ростовской области с иском к отделу МВД России по Неклиновскому району о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, взыскании убытков в размере разницы между денежным довольствием на день увольнения и пенсий по выслуге лет, в которую включена надбавка за инвалидность.

Решением Неклиновского районного суда от 16 января 2012г. требования С.Г.А. удовлетворены.

Суд обязал Отдел МВД России по Неклиновскому району выплачивать истцу в счёт возмещения вреда, причинённого повреждением здоровья, ежемесячно, начиная с 01 ноября 2011г. денежную компенсацию на весь срок установления инвалидности, а также взыскал с ответчика задолженность по выплате ежемесячных сумм в счёт возмещения вреда, причинённого повреждением здоровья за период с 01 октября 2009г. по 01 октября 2011г.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 12 апреля 2012г. это решение отменено и С. Г.А. отказано в удовлетворении исковых требований.

При этом апелляционный суд указал, что как в соответствии с частью статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1, так и в силу положений части статьи 43 Федерального закона от 07 февраля 20112г. № 3-ФЗ обязательным условием назначения ежемесячной денежной компенсации является получение истцом пенсии по инвалидности.

Однако материалы дела свидетельствуют о том, что истцу выплачивается пенсия по выслуге лет с надбавкой по инвалидности, а пенсия по инвалидности в порядке, установленном Федеральным законом от 12 февраля 1993г. N 4468-1, назначена ему не была.

В данном случае, суд первой инстанции не обратил внимание на разницу между понятием пенсии по выслуге лет, размер которой увеличен в соответствии со статьей 16 Закона от 12 февраля 1993г. N 4468-1 в связи с наличием у истца инвалидности и пенсией по инвалидности, назначаемой согласно нормам раздела третьего этого же закона.

Неопределенность судебной практики имеет место и в вопросах о возможности применения абзаца 4 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации при разрешении требований о назначении ежемесячной денежной компенсации.

В соответствии с абзацем четвертым статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска.

Предъявляя требования в суд о взыскании ежемесячной денежной компенсации, истцы нередко требуют выплаты единовременно сумм такой компенсации за трехлетний период, предшествующий обращению за назначением компенсации.

Суды области, разрешая такие требования в одном случае, удовлетворяют их, ссылаясь на указанную выше норму Гражданского кодекса Российской Федерации, в другом случае – отказывают в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что Федеральный закон от 07 февраля 2011г. № 3 ФЗ является специальным законом, нормами которого не предусмотрено взыскание ежемесячной компенсации за прошлый трехлетний период.

В последнем случае, суды обычно указывают на то, что, например, правилами специального Федерального закона от 24 июля 1998г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" предусмотрена возможность взыскания страховых периодических платежей за прошлое время не более чем за три года.

Федеральный закон от 07 февраля 2011г. № 3-ФЗ такого правила не содержит.

Кроме того, порядок определения размера ежемесячной денежной компенсации, установленный Федеральным законом от 07 февраля 2011г. № 3 ФЗ отличен от порядка определения объема возмещения вреда, причиненного здоровью, предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации (статья 1085).

Так, Г. Ю.В. обратился в Ленинский районный суд г.Ростова-на-Дону суд с иском к ГУ МВД России по РО о взыскании задолженности по выплате компенсации в счет возмещения вреда здоровью, мотивируя свои требования тем, что решением Шахтинского городского суда Ростовской области от ноября 2011г. в его пользу была взыскана с ГУ МВД России по РО, начиная с ноября 2011г., ежемесячная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии.

Указанным решением суда признано его право на получение компенсации, предусмотренной пунктом 6 статьи 43 Федерального закона от февраля 2011г. № 3-ФЗ.

По мнению истца, исковая давность на выплату единовременных пособий и сумм в возмещение вреда не распространяется, а, следовательно, он имеет право на взыскание задолженности по выплате компенсации за предшествующие периоды, когда он получал пенсию по инвалидности (с 19 мая 2007г. по 31 декабря 2007г., с 01 июля 2010г. по 31 октября 2010г. и с 01 ноября 2011г. по 30 ноября 2011г.).

Решением Ленинского районного суда г.Ростова-на-Дону от 17 мая 2012г.

с ГУ МВД России по РО в пользу Г. Ю.В. взыскана компенсация единовременно в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, за период с 01 июля 2010г.

по 31 октября 2010г., в удовлетворении остальной части иска отказано.

Разрешая спор и отказывая Г. Ю.В. в удовлетворении требований о взыскании компенсации в счет возмещения вреда, причиненного здоровью, за период с 19 мая 2007г. по 31 декабря 2007г., с 01 ноября 2011г. по 30 ноября 2011г., районный суд исходил из того, что решением Шахтинского городского суда от 02 ноября 2011г. с ГУ МВД России по РО в пользу Г. Ю.В. уже была взыскана компенсация в счет возмещения вреда здоровью за период с 01 ноября 2011г. по 30 ноября 2011г., а задолженность по компенсации за период с 19 мая 2007г. по 31 декабря 2007г. не могла быть определена, поскольку этот период находится за пределами 3-х годичного срока (статья 208 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Определением апелляционного суда от 11 октября 2012г. решение районного суда в удовлетворенной части исковых требований о взыскании с ответчика ежемесячной денежной компенсации за период с 01 июля 2010г. по октября 2010г. отменено и вынесено новое решение, которым Г. Ю.В. отказано в удовлетворении иска.

При этом суд второй инстанции указал, что в системе действующего правового регулирования часть 4 статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г., № 1026- предполагает выплату государством ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы.

При этом законодательство не предусматривает возможности возмещения сотрудникам органов внутренних дел вреда, причиненного здоровью, одновременно в рамках главы 59 Гражданского кодекса РФ и положений статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г., № 1026-1 (статьи 43 Федерального закона от февраля 2011г. № 3-ФЗ).

Согласно выводам Конституционного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 15 июля 2009г. N 13-П, положения части статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г., № 1026-1, по их буквальному смыслу, представляют собой установленную данным специальным законом для сотрудников милиции дополнительную социальную гарантию, которая соответственно, находится за рамками гражданско-правовых обязательств, вытекающих из причинения вреда.

Частью 4 статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г., № 1026-1РФ, частью статьи 43 Закона от 07 февраля 2011г. № 3-ФЗ не предусмотрено условие о возможности взыскания ежемесячной денежной компенсации за период, предшествующий обращению гражданина за назначением таких выплат к работодателю (либо в суд).

Следовательно, оснований для взыскания таких выплат, за предшествующий обращению в суд период, не имеется за исключением случаев необоснованного отказа ответчика в назначении таких периодических платежей истцу, но не ранее даты обращения сотрудника в органы внутренних дел по вопросу их назначения.

Достаточно часто суды допускают ошибки при применении правил, установленных главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и норм специального закона (часть 4 статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1).

Например, П. А.Н. обратился в Пролетарский районный суд г.Ростова-на Дону с иском к МВД РФ, МВД Республики Северная Осетия – Алания о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, указав, что в период прохождения службы в органах внутренних дел, находясь в служебной командировке в Чеченской Республике 11 мая 2004г. он в результате дорожной аварии с участием транспортного средства, поставленного на баланс МВД Республики Северная Осетия – Алания, получил телесные повреждения, которые явились основанием для увольнения со службы по пункту «з» части статьи 19 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 (по ограниченному состоянию здоровья).

Заключением военно-врачебной комиссии от 08 ноября 2005г.

установлена причинно-следственная связь между увольнением со службы и телесными повреждениями, полученными П.А.Н. в дорожно-транспортном происшествии, а СМЭ ему установлена 2 группа инвалидности с указанием причинной связи: «военная травма».

Ссылаясь на положения главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации, истец просил взыскать в его пользу периодические выплаты в возмещение вреда здоровью.

Решением Пролетарского районного суда г.Ростова-на-Дону от 01 апреля 2011г. исковые требования П. А.Н. удовлетворены.

Постанавливая судебное решение об удовлетворении исковых требований П. А.Н., суд первой инстанции сослался на положения статей 1064, Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым вред, причиненный жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, возмещается его владельцем. Поскольку балансодержателем транспортного средства, в ходе столкновения которого 11 мая 2004г. с другим автомобилем истцу, командированному для исполнения служебных обязанностей в Чеченскую Республику, является МВД Республики Северная Осетия- Алания, суд первой инстанции пришел к выводу о возложении на данного владельца источника повышенной опасности ответственности за вред, причиненный здоровью истца.

Отменяя это решение районного суда, апелляционный суд в определении от 06 февраля 2012г., указал на следующее.

Гражданско-правовой институт деликтных обязательств предназначен для регулирования отношений, возникающих из причинения вреда, в том числе вреда здоровью лица в связи с осуществлением им трудовой или служебной деятельности.

Как правило, обязанность возместить вред является мерой гражданско правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также вину причинителя вреда.

Согласно статье 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей службы в милиции, возмещается по правилам главы 59 (статьи 1064 - 1101) данного Кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В системной связи со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, и его статьей 1069, в силу которой вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответствующей казны, это означает, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью сотрудника милиции в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда. Если же вина государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда жизни или здоровью сотрудника милиции отсутствует, обязанность по его возмещению по указанным в данной главе основаниям на государство не возлагается. Исключением из данного правила является возмещение вреда здоровью, причиненного источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ), право на которое не связано с наличием вины в действиях причинителя вреда.

Статьей 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 предусматривается выплата сотруднику милиции при получении им в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц (часть третья) и денежной компенсации в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в данной статье основаниям, за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры (часть четвертая).

Денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью, согласно Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких (утверждена Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от октября 1999 года N 805), выплачивается потерпевшему сотруднику органов внутренних дел ежемесячно при назначении ему пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья;

выплата сумм в возмещение вреда производится финансовым подразделением (бухгалтерией) соответствующего органа внутренних дел в течение всего срока, на который установлена инвалидность (пункты 21 и 23).

Предусмотренная частью 4 статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026- денежная компенсация подлежит выплате ежемесячно при наличии лишь факта наступления вреда при исполнении сотрудником милиции служебных обязанностей (увечья или иного повреждения здоровья) при отсутствии вины государственных органов или их должностных лиц в причинении этого вреда.

Следовательно, в системе действующего правового регулирования часть четвертая статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 предполагает выплату государством ежемесячной денежной компенсации сотрудникам милиции в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья в связи с осуществлением ими служебной деятельности, исключающим для них возможность дальнейшего прохождения службы.

При этом законодательство не предусматривает возможности возмещения сотрудникам органов внутренних дел вреда, причиненного здоровью, одновременно в рамках главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и положений статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1 (статья Федерального закона от 07 февраля 2011г. № 3-ФЗ), тем более что ответчиком и в том и в другом случае фактически является государство.

Из материалов дела видно, 25 февраля 2011г. истец, реализуя право на возмещение вреда здоровью в порядке статьи 29 Закона от 18 апреля 1991г. № 1026-1, обратился в УТ МВД России по СКФО с заявлением о назначении ему ежемесячной денежной компенсации, т.е. избрал один из установленных действующим законодательством способов защиты нарушенных прав.

Решением специальной комиссии УТ МВД России по СКФО от 26 апреля 2011г № 6 ему назначена ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда здоровью в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по инвалидности.

При таком положении у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для удовлетворения требований П. А.Н о возмещении вреда здоровью в порядке, установленном нормами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Тем более что данных о том, что П. А.Н. имел намерения отказаться от получения ежемесячной денежной компенсации, в материалах дела не имеется.

7. Военно-врачебная экспертиза.

В соответствии с частью 1 статьи 58 Федерального закона от 21 ноября 2011г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинской экспертизой является проводимое в установленном порядке исследование, направленное на установление состояния здоровья гражданина, в целях определения его способности осуществлять трудовую или иную деятельность, а также установления причинно-следственной связи между воздействием каких-либо событий, факторов и состоянием здоровья гражданина.

Согласно части 1 и части 2 статьи 61 названного Федерального закона военно-врачебная экспертиза проводится в целях:

1) определения годности к военной службе (приравненной к ней службе), обучению (службе) по конкретным военно-учетным специальностям (специальностям в соответствии с занимаемой должностью);

2) установления причинной связи увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний у военнослужащих (приравненных к ним лиц, граждан, призванных на военные сборы) и граждан, уволенных с военной службы (приравненной к ней службы, военных сборов), с прохождением военной службы (приравненной к ней службы);

3) решения других вопросов, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Положение о военно-врачебной экспертизе, предусматривающее порядок проведения военно-врачебной экспертизы в федеральных органах исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба (приравненная к ней служба), и в создаваемых на военное время специальных формированиях, в том числе порядок проведения медицинского обследования и медицинского освидетельствования граждан при постановке на воинский учет, призыве на военную службу, поступлении на военную службу по контракту, поступлении в военные образовательные учреждения профессионального образования, призыве на военные сборы, граждан, ранее признанных ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья, граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, а также требования к состоянию здоровья граждан, подлежащих призыву на военную службу, призываемых на военные сборы (проходящих военные сборы), поступающих на военную службу по контракту, в военные образовательные учреждения профессионального образования, военнослужащих и граждан, пребывающих в запасе, утверждается Правительством Российской Федерации.

Такое Положение о военно-врачебной экспертизе, утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 года № 123 (далее « Положение о военно-врачебной экспертизе»).

Согласно указанному «Положению о военно-врачебной экспертизе» для проведения такой экспертизы в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах создаются военно врачебные комиссии (ВВК).

На ВВК, наряду с другими задачами, возлагается определение причинной связи увечий, заболеваний у военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) правоохранительных органов, граждан, проходящих военные сборы, граждан, проходивших военную службу, граждан, проходивших военные сборы, граждан, проходивших службу в правоохранительных органах, а также увечий, заболеваний, приведших к смерти военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) правоохранительных органов, в том числе приведших к смерти лиц, застрахованных в соответствии с законодательством Российской Федерации, до истечения одного года после увольнения с военной службы (службы в правоохранительных органах), после окончания военных сборов.

В соответствии с пунктом 5 «Положения о военно-врачебной экспертизе»

порядок создания, права и обязанности военно-врачебной комиссии (врачебно летной комиссии), порядок применения настоящего Положения и проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях, органах и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также порядок оформления, рассмотрения и утверждения заключений военно-врачебной комиссии (врачебно-летной комиссии) определяются соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

В целях реализации Постановления Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003г. N 123 приказом МВД Российской Федерации от 14 июля 2010г. N 523 утверждена «Инструкция о порядке проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в органах внутренних дел Российской Федерации и внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации»;

приказом Министра обороны Российской Федерации от 20 августа 2003г. N 200 – «Инструкция о порядке проведения военно врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации", приказом Минюста РФ от 26 августа 2003г. N 206 «Инструкция о порядке проведения военно-врачебной экспертизы в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации" и т.д.

Обобщение показало, что, кроме дел о назначении и выплате пособий и компенсаций по искам военнослужащих и приравненных к ним лиц, в 2012г. в суды области имело место обращение последних с требованиями о внесении изменений в заключения ВВК, отмене этих заключений, признании незаконными действий ВВК и т.п.

Военнослужащие и лица, выполнявшие аналогичную службу, оспаривали выводы ВВК как по порядку проведения экспертизы, так и в части выводов о наличии причинной связи увечий с исполнением служебных обязанностей, определения категорий годности к службе, а также просили либо назначить выплаты и компенсации, либо выдать справку на получение таких выплат.

При этом эти лица обращались в суд как в порядке общеискового производства, так и по правилам норм подраздела 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Например, А.А.С., проживающий в г.Новочеркасске, обратился в Ворошиловский районный суд г.Ростова-на-Дону с заявлением о признании неправомерными действий ВВК МСЧ МВД России по Ростовской области по отмене заключения ВВК, указав на нарушение порядка организации и проведения экспертизы.

Определением Ворошиловского районного суда г.Ростова-на-Дону от ноября 2011г. дело передано в Кировский районный суд г.Ростова-на-Дону по месту нахождения Федерального казенного учреждения здравоохранения «Медико-санитарная часть МВД России по Ростовской области» (ФКУЗ «МСЧ России по РО»).

27 февраля 2012г. Кировский районный суд г.Ростова-на-Дону постановил решение, которым «заявление А. А.С. на неправомерные действия военно врачебной комиссии медико-санитарной части МВД России по Ростовской области по отмене заключения ВВК № 3412 от 30 июня 2010г. удовлетворил и отменил заключение ВВК».

М. В.В. обратился в Октябрьский районный суд г.Ростова-на-Дону с иском к федеральному государственному учреждению «1602 окружной военный клинический госпиталь» МО РФ об изменении формулировки причины ограничения годности к военной службе, признании его инвалидом и назначении ежемесячной денежной компенсации.

Решением Октябрьского районного суда г.Ростова-на-Дону от 22 февраля 2012г., оставленным без изменения в апелляционным порядке, М. В.В. отказано в удовлетворении исковых требований.

Приведенные выше примеры указывают на то, что суды на стадии принятия дела к производству не определяют вид производства и не разрешают вопрос о составе лиц, участвующих в деле (глава 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Так, судами не принимается во внимание, что ВВК являются структурными подразделениями учреждений здравоохранения, не имеют статуса юридического лица и поэтому не обладают процессуальной право- и дее- способностью (статьи 36, 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В связи с чем, к участию в деле могут быть привлечены только учреждения здравоохранения, имеющие в своем составе ВВК.

В приведенных случаях, это - федеральное казенное учреждение здравоохранения «Медико-санитарная часть МВД России по Ростовской области» и федеральное государственное учреждение «1602 окружной военный клинический госпиталь» МО РФ, структурными подразделениями которых являются ВВК.

Кроме того, нельзя согласиться с тем, что заключения ВВК могут быть оспорены по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Во-первых, ни ВВК, ни учреждения здравоохранения, ни лица, работающие в этих органах, не относятся к тем органам и должностным лицам, действия которых оспариваются по правилам производства об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего.

Во-вторых, практически во всех случаях, военнослужащие и лица, приравненные к ним, оспаривают заключения ВВК с целью получения выплат и компенсаций, установленных специальным законодательством.

Таким образом, всегда имеется спор о праве, поэтому к участию в деле должны быть привлечены организации, в компетенцию которых входит обязанность по назначению таких выплат (ответчик или третье лицо).

Материалы изучаемых дел также указывают не то, что суды нередко неверно применяют законодательство, регулирующее вопросы деятельности ВВК.

Так, С. Д.П. обратился в Кировский районный суд г.Ростова-на-Дону с иском к ФКУЗ «МСЧ МВД по РО» об изменении формулировки заключения Военно-врачебной комиссии о годности к военной службе, возложении обязанности выдать справку по выплате единовременного пособия, ссылаясь на то, что во время прохождения службы в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» он получил повреждение здоровья, по последствиям которого заключением военно-врачебной комиссии был признан ограниченно годным к военной службе (степень ограничения - 4) и уволен со службы из органов внутренних дел.

Заключением медико- социальной экспертизы истец признан инвалидом II группы по причине военной травмы, в связи с чем полагал, что при определении степени годности к военной службе военно-врачебной комиссией была допущена ошибка, повлекшая нарушение его права на единовременную выплату, предусмотренную статьей 43 Федерального закона от 7 февраля 2011г.

№ З-ФЗ.

Решением Кировского районного суда г.Ростова-на-Дону от 20 февраля 2012г., оставленным без изменения определением апелляционного суда от мая 2012г., требования С.Д.П. удовлетворены.

При рассмотрении дела судами установлено, что С. Д.П. проходил службу в органах внутренних дел, а 27 сентября 2001г. во время прохождения службы в указанной должности при исполнении служебных обязанностей он получил травму, которая согласно заключению ВВК ФКУЗ «МСЧ МВД России по Ростовской области» повлекла признание его ограниченно годным к военной службе (степень ограничения 4).

Приказом Врио начальника ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» С. Д.П.

уволен из органов внутренних дел по основанию, установленному пунктом «е»

части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел (по сокращению штатов).

Согласно заключению ФГУ МСЭ по Ростовской области» С. Д.П.

установлена инвалидность 2-й группы сроком на 1 год до 1 декабря 2012г. по причине военной травмы.

Истец полагал, что является полностью негодным к военной службе, однако ответчиком в заключении отражена его ограниченная годность к военной службе вследствие его возможности продолжать её в должностях по группе предназначения.

Удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции исходили из того, что заключение медико-социальной экспертизы является приоритетным по отношению к заключению военно-врачебной комиссии, в связи с чем выводы медико-социальной экспертизы свидетельствуют о допущенной военно врачебной комиссией ошибке в выводах о пригодности С.Д.П. к военной службе.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2013г. состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, а С.Д.П. отказано в удовлетворении исковых требований.

При этом кассационный суд указал, что в соответствии с частью 5 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011г. № З-ФЗ (в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений) при получении сотрудником полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции, ему выплачивается единовременное пособие в размере, равном 60- кратному размеру оклада денежного содержания, установленного на день выплаты пособия.

Согласно пункту 19 действовавшей на время спорных правоотношений Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной приказом МВД РФ от 15 октября 1999г. № 805, основанием для издания приказа о выплате единовременного пособия в размере пятилетнего денежного содержания являются: исключение возможности дальнейшего прохождения службы сотрудников при вынесении ВВК заключения о категории его годности к военной службе в формулировке «ограниченно годен к военной службе» или «не годен к военной службе», установление причинной связи телесного повреждения в редакции «военная травма» и приказ об увольнении со службы по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з»

статьи 58 Положения).

Пунктом 20 указанной Инструкции (в ред. приказа МВД РФ от 11 января 2001г. № 10) установлено, что вопрос о невозможности дальнейшего прохождения службы (увольнении по болезни или ограниченному состоянию здоровья) решается соответствующей ВВК в порядке, установленном Положением о военно-врачебной экспертизе, оформляется свидетельством о болезни и справкой (приложение 2 к настоящей Инструкции). При этом право на получение сотрудником единовременного, пособия устанавливается в ходе оформления материалов об увольнении его из органов внутренних дел.

Абзацем первым пункта 4 Положения о военно-врачебной экспертизе, определено, что под медицинским освидетельствованием понимаются изучение и оценка состояния здоровья и физического развития граждан на момент освидетельствования в целях определения их годности к военной службе (службе в органах), обучению (службе) по отдельным военно-учетным специальностям (специальностям).

Медицинское освидетельствование военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, получивших в период военной службы (службы в органах) увечье, заболевание, проводится для определения категории годности их к военной службе (службе в органах) при определившемся врачебно экспертном исходе.

В соответствии с положениями пункта 29 «Положения о военно врачебной экспертизе» организация и проведение медицинского освидетельствования военнослужащих возлагаются на военно-врачебную комиссию.

Заключение о категории годности военнослужащего к военной службе выносится в соответствии с пунктом 17 «Положения о военно-врачебной экспертизе», предусматривающего, что врачи-специалисты по результатам медицинского освидетельствования граждан при первоначальной постановке на воинский учет и призыве на военную службу дают заключение о годности к военной службе по следующим категориям:

А - годен к военной службе;

Б - годен к военной службе с незначительными ограничениями;

В - ограниченно годен к военной службе;

Г - временно не годен к военной службе;

Д - не годен к военной службе.

Для граждан, признанных годными к военной службе или годными к военной службе с незначительными ограничениями, в соответствии с расписанием болезней и таблицей дополнительных требований к состоянию здоровья граждан определяется показатель предназначения для прохождения военной службы.

Таким образом, как усматривается из вышеприведенных норм, право определять категорию годности к военной службе принадлежит исключительно органам военно-врачебной комиссии, действия которой могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном пунктом 9 Положения.

В соответствии с пунктом 1 Порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы, утвержденного приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от ноября 2009г. № 906н, к федеральным государственным учреждениям медико социальной экспертизы относятся находящиеся в ведении Федерального медико-биологического агентства Федеральное бюро медико-социальной экспертизы, главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации, главное бюро, осуществляющее медико-социальную экспертизу работников организаций отдельных отраслей промышленности с особо опасными условиями труда и населения отдельных территорий, имеющие филиалы - бюро медико социальной экспертизы в городах и районах.

В соответствии с пунктом 3 указанного Приказа к основным задачам федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы относятся установление структуры и степени ограничения жизнедеятельности и определения потребностей освидетельствуемого лица в различных мерах социальной защиты, включая реабилитацию;

а также изучение причин, факторов и условий, влияющих на возникновение, развитие и исход инвалидности, анализ распространенности и структуры инвалидности.

Функции указанных учреждений определены в пункте 5 Приказа, среди которых не содержится таких, которые предполагали бы установление годности военнослужащего к исполнению обязанностей военной службы, учитывая, что специальным правовым актом эта функция отнесена к ведению органов военно врачебной комиссии. Право органов медико-социальной экспертизы, определенное в подпунктах «в» и «г» пункта 5 Приказа, устанавливать факт наличия инвалидности, группу, причины, срок и время наступления инвалидности;

и определять степень утраты профессиональной трудоспособности (в процентах), не предполагает в то же время право указанных органов определять степень годности лица к осуществлению обязанностей военной службы.

Поэтому определение годности военнослужащего к военной службе возложено исключительно на соответствующие органы военно-врачебной комиссии, в связи с чем выводы судебных инстанций о приоритетности заключения органа медико-социальной экспертизы является неверным, основанным на неправильном толковании норм, регулирующих возникшие правоотношения.

Аналогичное толкование норм, регулирующих деятельность ВВК было допущено Кировским районным судом г.Ростова-на-Дону при рассмотрении дела по иску Т. М.Д. к ФКУЗ «МСЧ МВД по РО» об изменении формулировки заключения военно-врачебной комиссии о годности к военной службе, возложении обязанности выдать справку;

по иску Н.А.С. к ФКУЗ «МСЧ МВД России по РО» об обязании изменить формулировку в свидетельстве о болезни, выдать справку на получение единовременного пособия.

При рассмотрении вышеприведенных дел судами не было принято во внимание, что в соответствии с пунктами 9,47 «Положения о военно-врачебной экспертизе» при несогласии гражданина с заключением военно-врачебной комиссии, гражданин имеет право на производство независимой военно врачебной экспертизы в порядке, установленном Положением о независимой военно-врачебной экспертизе, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2008г. N 574.

По результатам независимой военно-врачебной экспертизы военно врачебная комиссия (врачебно-летная комиссия) назначает проведение новой военно-врачебной экспертизы, если заключение независимой военно-врачебной экспертизы не совпадает по своим выводам с заключением военно-врачебной комиссии.

Согласно пункту 3 Положения о независимой военно-врачебной экспертизе такая экспертиза производится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей, в том числе, выполнение работ (услуг) по военно врачебной экспертизе. Независимая экспертиза осуществляется с учетом требований к состоянию здоровья граждан, установленных приложением к Положению о военно-врачебной экспертизе, а также требований к состоянию здоровья граждан, определяемых в установленном порядке соответствующими федеральными органами исполнительной власти.


Гражданин при производстве независимой экспертизы имеет право выбора экспертного учреждения и экспертов (п. 5 Положения).

Экспертиза признается независимой, если производящие ее эксперты не находятся в служебной или иной зависимости от учреждения или военно врачебной комиссии, производивших медицинскую экспертизу, а также от органов, организаций, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой экспертизы (п. 6 Положения).

Независимая экспертиза производится за счет средств гражданина (его законного представителя) в соответствии с договором о производстве независимой экспертизы, заключаемым в соответствии с законодательством Российской Федерации между экспертным учреждением и гражданином (п. Положения).

Независимая экспертиза производится по заявлению, которое подается гражданином в выбранное им экспертное учреждение в письменной форме с указанием его паспортных данных и причин, послуживших основанием для обращения (п. 8Положения).

Таким образом, заключение военно-врачебной комиссии может быть оспорено путем проведения независимой военно-врачебной экспертизы, которая может быть проведена медицинскими организациями, имеющими лицензию на осуществление медицинской деятельности, предусматривающей, в том числе, выполнение работ (услуг) по военно-врачебной экспертизе, по заявлению гражданина и за его счет.

В тоже время следует отметить, что п.9 «Положения о военно-врачебной экспертизе» предусмотрена возможность обжалования заключения ВВК в суд.

Однако, представляется, что в случае обращения гражданина с такими требованиями в суд, проверке подлежит только процедура проведения экспертизы.

8. Страховое возмещение.

Согласно пункту 1 статьи 2, пункту 2 статьи 3 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страхование это отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

Страхование осуществляется в форме добровольного страхования и обязательного страхования.

В соответствии с пунктом 3 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации под обязательным государственным страхованием следует понимать установленное законом обязательное страхование жизни, здоровья и имущества граждан за счет средств, предоставленных из соответствующего бюджета.

Государство, выполняя обязанность по материальному обеспечению военнослужащих и лиц, исполняющих аналогичную службу, устанавливает обязательное государственное страхование имущественных интересов этих лиц, определив в Федеральном законе от 28 марта 1998г. N 52-ФЗ условия и порядок его осуществления.

В силу статьи 1 этого специального закона объектами обязательного государственного страхования являются жизнь и здоровье военнослужащих и приравненных к ним в обязательном государственном страховании лиц и последние считаются застрахованными со дня начала службы по день её окончания, а при определенных случаях в течение одного года после окончания службы, если смерть или инвалидность наступила вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, имевших место в период прохождения службы.

Необходимо отметить, что, если жизнь и здоровье военнослужащих и приравненных к ним лиц подлежат обязательному государственному страхованию по нескольким основаниям (по основаниям, предусмотренным Законом N 52-ФЗ, и по иным установленным федеральными законами и нормативными правовыми актами РФ основаниям), то страховые суммы выплачиваются по их выбору только по одному из таких оснований (часть статьи 1 Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52-ФЗ).

Во исполнение Федерального закона от 28 марта 1998г. N 52-ФЗ постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 1998г. N (ред. от 29 декабря 2011г.) "О мерах по реализации Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно исполнительной системы" утверждены: перечень документов, необходимых для принятия решения о выплате страховой суммы застрахованным по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и перечень увечий (ранений, травм, контузий), относящихся к тяжелым или легким, при наличии которых принимается решение о наступлении страхового случая у застрахованных по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

В свою очередь федеральные органы исполнительной власти в целях организации работы по обязательному страхованию утвердили правовые акты и формы документов, необходимые для реализации указанного Федерального закона (приказ МВД России от 09 октября 2012г.N 924 "Об утверждении Инструкции об организации работы по обязательному государственному страхованию жизни и здоровья сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы во внутренние войска МВД России";

приказ МЧС России от 05 июля 2011г. N 340 (ред. от 11 апреля 2012г.) "Об утверждении Инструкции об организации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих спасательных воинских формирований МЧС России, граждан, призванных на военные сборы, военнослужащих и сотрудников федеральной противопожарной службы";

приказ Минобороны РФ от 10 октября 1998г. N 455 (ред. от 24 февраля 2010) "Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы";

приказ Минюста РФ от 13 апреля 2006г. N 114 (ред. от 16 августа 2007г.) "Об утверждении Инструкции о проведении обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы" и т.д.).

Обобщение судебной практики по изучаемой категории дел показало, что споры о взыскании страховых сумм являются наиболее многочисленными.

Конфликтность по такой категории споров обусловлена неопределенностью некоторых положений специального закона, а также изменением в 2011г. законодательства в части размера страховых сумм.

Так, достаточно часто, на практике возникают споры о том, кто из страховщиков должен нести обязательства по выплате страховых сумм при наступлении страхового случая.

Например, Л.В.А., проходящий службу в учреждении системы исполнения наказаний с 2004г. по настоящее время, обратился в Ленинский районный суд г.Ростова-на-Дону 07 февраля 2011г. с иском к федеральному казенному лечебно-профилактическому учреждению «Межобластная туберкулезная больница № 19 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ростовской области», Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний России по Ростовской области, Федеральной службе исполнения наказаний России, ООО «Страховая компания «Согаз-Жизнь», ЗАО «Страховая группа «УралСиб», Министерству финансов Российской Федерации о взыскании страховой выплаты, штрафа, денежной компенсации и признании незаконным бездействия должностных лиц, указав, что 18 июня 2008г. при исполнении служебных обязанностей он получил травму, которая впоследствии была отнесена к легкому вреду здоровья, в связи с чем он вправе требовать выплаты страхового возмещения в размере 5 окладов денежного содержания (абз. 5 пункта 2 статьи 5 Федерального закона от марта 1998г. № 52-ФЗ).

Однако все необходимые документы кадровой службой учреждения были ему выданы только в феврале 2010г. и направлены страховщикам в апреле 2010г., а ООО «Страховая компания «Согаз-Жизнь», договор страхования с которой был заключен службой исполнения наказания в 2010г., и ЗАО «Страховая группа «УралСиб», договор страхования с которой действовал с января 2004г. по 31 декабрь 2008г., отказали ему в выплате страхового возмещения, каждый ссылаясь на отсутствие обязательств.

Решением Ленинского районного суда г.Ростова-на-Дону от 20 июля 2011г. в пользу Л. В.А. с ЗАО «Страховая группа «УралСиб» взысканы суммы страхового возмещения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 10 ноября 2011г. это решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

При этом суд второй инстанции сослался на то, что из содержания п. 3. договора от 07 февраля 2005г., заключенного между Федеральной службой исполнения наказаний России и ЗАО «Страховая группа «УралСиб» следует, что ответственность страховщика по выплате страховых сумм распространяется на страховые случаи, заявленные (о наступлении которых страховщику стало известно) в период действия договора (с 01 января 2004г. по 31 декабрь 2008г.) Следовательно, ответственность страховой организации по выплате страховой возмещения определяется не моментом причинения вреда застрахованному, а моментом обращения за выплатой страхового возмещения.


Поэтому суду первой инстанции было предложено при повторном рассмотрении спора выяснить: какой договор и с какой страховой организацией действовал на момент обращения истца за выплатой страхового возмещения и рассмотреть вопрос о привлечении этой страховой организации к участию в деле для выяснения порядка обязательного государственного страхования сотрудников Федеральной службе исполнения наказаний России и определения надлежащего ответчика по данному спору.

При новом рассмотрении дела суд привлек к участию в деле ООО «Страховая группа «Согаз-Жизнь».

Однако решением от 24 мая 2012г. районный суд повторно взыскал в пользу Л. В.А. страховые выплаты с ЗАО «Страховая группа «УралСиб».

Определяя надлежащего ответчика по делу, суд первой инстанции исходил из следующего:

Согласно пункту 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52 ФЗ в случае получения застрахованным лицом в период прохождения военной службы легкого увечья, ему выплачивается 5 окладов денежного содержания.

В соответствии с пунктами 2, 4 статьи 6 Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52- ФЗ, договор страхования заключается в письменной форме на один календарный год. Правоотношения между страхователем и страховщиком возникают после заключения договора страхования.

В силу пункта 2 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Таким образом, единственным основанием для осуществления страховой выплаты застрахованному лицу является наступление страхового случая, предусмотренного законодательством об обязательном страховании, то есть дата наступления страхового случая.

При этом закон об обязательном страховании жизни и здоровья не рассматривает извещение страховщика о наступлении страхового случая в качестве основания для возникновения у страховщика обязанности по выплате страхового возмещения.

В.И.В., проходивший службу в системе учреждений исполнения наказаний с 1994г. по 2010г., обратился в Железнодорожный районный суд г.Ростова-на-Дону в июле 2011г. с иском к федеральному казенному учреждению исправительная колония -10 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Ростовской области, Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Ростовской области, ЗАО «Страховая группа «УралСиб», страховой компании ЗАО «МАКС» о взыскании страховых выплат в связи с увечьем полученным в июне 2008г. при исполнении служебных обязанностей.

В 2011г. его документы были направлены в ЗАО «Страховая группа «УралСиб», договор с которым действовал с 2004г. по 2008г. и в страховую компанию ЗАО «МАКС», договор с которой Федеральная служба исполнения наказаний заключила на 2011г. Однако ни один из страховщиков не выплатил ему страховое возмещение.

Истец просил обязать соответствующего страховщика произвести выплату страхового возмещения в связи со страховым случаем, наступившим 18 июня 2008г.

Решением Железнодорожного районного суда г.Ростова-на-Дону от апреля 2012г. иск В. И.В. был удовлетворен частично. Суд взыскал в пользу истца со страховой компании ЗАО «МАКС» страховую выплату.

В удовлетворении исковых требований В. И.В. к ЗАО «Страховая группа «УралСиб», страховой компании ЗАО «МАКС» о взыскании штрафа за просрочку страховой выплаты и иных требований, предъявленных к учреждениям Федеральной службы исполнения наказаний России, было отказано.

Принимая такое решение, суд первой инстанции сослался на Федеральный закон от 28 марта 1998г. N 52-ФЗ и государственный контракт, заключенный между Федеральной службой исполнения наказаний России и страховой компанией ЗАО «МАКС» на 2011г., и исходил из того, что ответственность по выплате страхового возмещения возникает у страховщика в результате наступления страхового случая, в течение действия государственного контракта, вне зависимости от даты наступления страхового случая.

Суд установил, что истец получил травму в период прохождения им службы в органах федеральной системы исполнения наказаний (18 июня 2008г.), обратился в 2011г. к страховой компании ЗАО «Макс», т.е. в период действия государственного контракта с этим ответчиком.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 18 июня 2012г. решение районного суда отменено в части взыскания страхового возмещения со страховой компании ЗАО «МАКС» и вынесено новое решение, которым страховые выплаты взысканы с ЗАО «Страховая группа «УралСиб».

В данном случае, суд второй инстанции сослался на неверность выводов районного суда о том, что ответственность по выплате страхового возмещения возникает у страховщика в результате наступления страхового случая, в течение действия государственного контракта, вне зависимости от даты наступления страхового случая и обращения выгодоприобретателя за такой выплатой, и указал, что такие выводы противоречат положениям Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992г. № 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и не согласуются с приказом Министерства финансов Российской Федерации от 11 июня 2002г. "Об утверждении правил формирования страховых резервов по страхованию иному, чем страхование жизни", которыми предусмотрено формирование страховых резервов из причитающихся страховщику страховых премий для обеспечения исполнения обязательств по страхованию.

По убеждению апелляционного суда премия по всем застрахованным лицам, в том числе, и по истцу, в 2008г., поступила в ЗАО СКПО, правопреемником которой является ЗАО "Страховая группа «УралСиб», то есть, в страховую организацию, осуществлявшую в 2008г. страхование сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний России.

В страховую организацию, осуществляющую страхование сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний России в 2011 году, указанные средства не поступали.

Следовательно, страховые резервы для выполнения обязательств по застрахованным 2008г. лицам формировала ЗАО "Страховая группа «УралСиб»

(резерв произошедших, но не заявленных убытков), а не страховая компания ЗАО «МАКС».

Поэтому апелляционный суд пришел к выводу о том, что страховой случай произошл в период действия договора обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников учреждений и органов уголовно исполнительной системы, заключенного между Федеральной службой исполнения наказаний России и с ЗАО СКПО (правопреемник ЗАО «Страховая группа «УралСиб»), истец был застрахован в указанной страховой организации, следовательно, обязанность производить страховую выплату В. И.В. должна быть возложена на правопреемника ЗАО "СКПО - ЗАО «Страховая группа «УралСиб».

Приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что у судов Ростовской области отсутствует единая практика применения законодательства, регулирующего обязательное страхование военнослужащих и лиц, осуществляющих аналогичную службу при разрешении споров вытекающих из обязанности страховых организаций по выплате страхового возмещения этим лицам.

Представляется, что при разрешении таких споров следует учитывать следующее:

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закона Российской Федерации от ноября 1992г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» объектами личного страхования могут быть имущественные интересы, связанные в частности с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчастных случаев и болезней, медицинское страхование).

В основе любого страхования лежит страховой риск.

В силу статьи 9 вышеприведенного закона страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование.

Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам признается страховым случаем.

Согласно статье 4 Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52-ФЗ страховыми случаями при осуществлении обязательного государственного страхования являются:

- гибель (смерть) застрахованного лица в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов;

- установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов;

- получение застрахованным лицом в период прохождения военной службы, службы, военных сборов тяжелого или легкого увечья (ранения, травмы, контузии);

- увольнение военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, с военной службы, отчисление гражданина, призванного на военные сборы на воинскую должность, для которой штатом воинской части предусмотрено воинское звание до старшины (главного корабельного старшины) включительно, с военных сборов в связи с признанием их военно врачебной комиссией не годными к военной службе или ограниченно годными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, военных сборов.

Из смысла и содержания вышеприведенных норм следует, что страховой случай – это юридический факт со сложным составом.

Причём все его элементы должны в совокупности иметь место в течение срока действия договора страхования и, только при наступлении страхового случая возникает обязанность страховщика по выплате страхового возмещения.

Поэтому при обращении лица в суд с требованием о взыскании страхового возмещения по основаниям, установленным специальным законом суд обязан установить: является ли истец застрахованным лицом и имел ли место страховой случай.

Например, если военнослужащий или лицо, исполняющее обязанности иной аналогичной службы, обратился в суд с требованием о выплате страхового возмещения до истечения одного года после прекращения службы подлежат установлению:

-факт исполнения обязанностей службы;

-факт получения увечья или заболевания;

-факт установления инвалидности вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы..

Все эти факты в совокупности подтверждают наличие страхового случая, при наступлении которого соответствующий страховщик обязан выплатить страховое возмещение застрахованному.

Обобщение также показало, что внесение изменений в статью Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52-ФЗ в части размера страховых сумм, послужило основанием для обращения военнослужащих и приравненных к ним лиц, в суды с требованиями об увеличении размера страхового возмещения.

Все без исключения истцы полагали, что размер страховых сумм независимо от времени наступления страхового случая, должен определяться с учетом законодательства, действующего на момент выплаты страхового возмещения.

Так, например, Д -ов Д.В., проходящий службу по контракту и зачисленный в распоряжение Командующего войсками Северо- Кавказского военного округа в связи с проведением организационно-штатных мероприятий для последующего увольнения с военной службы в отставку с содержанием при военном комиссариате до обеспечения жилым помещением, 03 мая 2012г.

обратился в Гуковский городской суд Ростовской области с иском к страховой компании ЗАО «МАКС» о взыскании страховой суммы и штрафа, указав, что в августе 2008г. он признан был инвалидом второй группы в связи с заболеванием, полученным в период прохождения военной службы;

при освидетельствовании 01 июля 2010г. ему установлена первая группа инвалидности бессрочно. Ранее в 2009г. было выплачено страховое возмещение, но поскольку изменилась группа инвалидности он имеет право на получение доплаты к страховому возмещению на основании абз. 7 пункта 2 статьи Федерального закона от 28 марта 1998г. № 52-ФЗ 17 февраля 2012г. Д - ов Д.В. направил в страховую компанию ЗАО «МАКС» документы для принятия решения о выплате ему страховой суммы в связи с установлением 1 группы инвалидности в размере, установленном Федеральным законом от 08 ноября 2011г. № 309-ФЗ, но страховщик выплатил ему только 178 450 руб., т.е. из расчета оклада денежного содержания.

Д -ов Д.В. полагал, что имеет право на получение страхового возмещения как инвалид 1 группы в размере 1 500 000 руб. Кроме того, истец просил взыскать со страховщика штраф в связи с несвоевременной выплатой страховых сумм.

Решением Гуковского городского суда от 21 сентября 2012г. иск Д - ва Д.В. удовлетворен частично.

Суд взыскал со страховой компании ЗАО «МАКС» в пользу Д - ва Д.В.

недоплаченную страховую сумму в связи с установлением ему инвалидности группы вследствие заболевания, полученного в период военной службы, в размере 321550 руб. В остальной части иска отказал.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 ноября 20102г. это решение районного суда оставлено без изменения.

Определяя размер подлежащей выплате страховой суммы, суды первой и второй инстанций исходили из того, что в соответствии с абзацем 6 пункта статьи 5 Федерального Закона (в редакции Федерального закона от 08 ноября 2011г. № 309-ФЗ) размер страховой выплаты определяется на день выплаты страховой суммы. Данная норма также содержалась в законодательстве, действовавшем на день возникновения обязательства по выплате страхового возмещения (абзац 3 пункта 1 статьи 5 Закона в редакции Федерального закона от 02 февраля 2006г.). По этим причинам, а также с учетом выплаты страховой суммы не в полном размере на день вынесения решения суды указали, что величину страховой суммы должны определять положения абзаца 3 пункта статьи 5 Закона (в редакции Федерального закона от 08 ноября 2011 г.), по которым размер страховой суммы по рассматриваемому страховому случаю на день вынесения решения составляет 500000 руб. (разница между размером страховой суммы по 2 и 1 группам инвалидности).

Представляется, что в данном случае, суды пришли к правильным выводам о наличии у истца права на получение страховых сумм в размере, определенном Федеральным законом от 28 марта 1998г. № 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 08 ноября 2011г. № 309-ФЗ, прежде всего потому, что в период с 2010г. по 2012г. включительно страховщиком военнослужащих являлась страховая компания ЗАО «МАКС».

Поэтому изменение законодателем способа определения размера страховых сумм не повлияло на обязанность данного страховщика по выплате страхового возмещения в новом размере.

Однако разрешение таких споров, когда страховой случай имел место до 01 января 2012г. и 2010, 2011 и 2012г. страхователи заключали договора по обязательному государственному страхованию с разными страховщиками, вызывает у судов вопросы, требующие разрешения.

Например, Т.И.В., проходивший службы в должности инспектора дорожно-патрульной службы полка дорожно-патрульной службы ГИБДД ГУВД по Ростовской области до ноября 2011г., когда был уволен по п. «з» части статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел, 19 июля 2012г.

обратился в Первомайский районный суд г.Ростова-на-Дону с иском ОАО «Росгострах», ООО «ВТБ Страхование» о взыскании страховой выплаты, сославшись на то, что в апреле 2012г. ему была установлена вторая группа инвалидности, с причиной инвалидности – «заболевание получено в период военной службы»

Истец утверждал, что в мае 2012г. направил в ООО «ВТБ Страхование», с которым МВД России на 2012г. было заключен договор страхования сотрудников МВД, необходимые документы для выплаты страховой суммы, но данный страховщик отказал в выплате страхового возмещения сославшись на то, что он (истец) уволен со службы в 2011г., а поэтому действие договора данной страховой компании на него не распространяется.

В выплате страхового возмещения ему было отказано и ОАО «Росгосстрах», с которым был заключен договор МВД России на 2011г.

Решением Первомайского районного суда г.Ростова-на-Дону от 13 ноября 2012г. в пользу Т.И.В. с ОАО « Росгосстрах» взыскана страховая сумма в размере 1 000 000 руб.

Принимая решение по делу, районный суд указал, что Т. И.В. уволен с военной службы в ноябре 2011г., а в апреле 2012г. он признан инвалидом второй группы (т.е. до истечения одного года после увольнения со службы), следовательно, страховая выплата подлежит взысканию с ОАО «Росгосстрах» в силу того, что инвалидность установлена до истечения одного года после увольнения истца со службы в органах внутренних дел, страховой случай наступил в период действия государственного контракта, заключенного февраля 2011г. между МВД РФ и ОАО «Росгосстрах» на период с 01 января 2011г. по декабрь 2011г.

При этом суд счел возможным определить страховую выплату в размере, установленном Федеральным законом от 08 ноября 2011г. № 309-ФЗ, введенным в действие с 01 января 2012г.

Из материалов дела и содержания судебного решения следует, что суд первой инстанций определил момент наступления страхового случая не фактом установления истцу инвалидности (апрель 2012г.), а фактом увольнения его со службы (ноябрь 2011г.).

Кроме того, суд не учел того, что согласно пункту 2 статьи Федерального закона от 28 марта 1998г. N 52-ФЗ страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.

В соответствии с пунктом 2 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В силу пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Статьей 12 Федерального закона от 8 ноября 2011г. N 309-ФЗ установлено, что данный Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2012г., за исключением положений, для которых этой статьей установлены иные сроки вступления их в силу. При этом обратной силы положениям названного Федерального закона данной статьей не придано.

Из содержания приведенных норм следует, что положения статьи 5 в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011г. N 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные выплаты по страховым случаям, распространяются на отношения, возникшие из договора обязательного страхования, начало действия которого, определено с 1 января 2012г. (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 08 февраля 2013г. № 77-КГ12-10).



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.