авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 44 |

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa 1- Сканирование и форматирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da) || slvaaa || ...»

-- [ Страница 29 ] --

Характерно, что многие плохо понимают суть демократии и, зачисляя на ее счет экономические неудачи общества, относятся к ней неодобрительно. Не случайно с подачи ее противников вошло в обиход бранное словечко «дерьмократы». Любители поносить демократию даже не замечают, что только благодаря демократической свободе слова они имеют возможность безбоязненно делать это. Тоталитарный режим такой возможности своим противникам не дает. Демократия — это форма власти, позволяющая всем ругать власть за то, что она позволяет им ругать ее.

Установленная Конституцией РФ демократическая политическая система сможет нормально функционировать только тогда, когда в обществе укрепится демократическая политическая культура. Пока же последняя у нас имеет еще весьма незрелый характер. Нам еще предстоит пройти немалый путь для утверждения подлинно демократической культуры в стране.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 495 4.9. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В исторической практике издавна стали вырабатываться нормы взаимоотношений между государствами. Постепенно складывались общие представления об условиях и формах мирного разрешения противоречий, об идеалах добрососедского сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества государств. Потрясения, затронувшие все страны мира в XX столетии, — две мировые войны, унесшие миллионы жертв, рождение и крах кровавых тоталитарных режимов, появление атомного оружия, способного стереть с лица Земле все живое, возникновение гло бальных проблем, решение которых возможно только путем согласованных действий всего международного сообщества, — все это привело человечество к пониманию необходимости ре гулировать свою жизнь во всемирном масштабе. Результатом явилось создание ООН и разработка разнообразных международных документов, которые утверждают общие для всех народов Земли регулятивы и ценности мировой политической культуры. Формирование ее — это одно из главных культурных достижений нашего времени.

В основе возникающей на наших глазах мировой политической культу ры лежат идеалы мира и сотрудничества между народами, принципы урегулирования конфликтов между ними, общие нормы международного права, в том числе и акты, защищающие есте ственные права человека.

Общая тенденция развития мировой политической культуры, по-видимому, состоит в том, что государство как высшая форма суверенной власти в обществе постепенно утрачивает ту фундаментальную роль, которую оно выполняло на протяжении всей предшествующей всемирной истории.

Развитие единого мирового рынка ведет к тому, что все более возрастает зависимость любого государства от складывающейся на нем конъюнктуры. Капитал, техника, рабочая сила, ин формация перешагивают через государственные границы. Транснациональные корпорации внедряются в экономику многих стран. Международные банки, международный суд, Интерпол и множество работающих под эгидой ООН организаций все больше влияют на внутренние дела государств. В этих условиях держать государственную границу «на замке» становится трудно и часто не только не нужно, но и вредно (особенно для малой страны). Все это ведет к ограничению суверенитета государств.

Все более важную роль в жизни человечества начинают играть надгосударственные объединения.

Они возникали и раньше — в виде различного рода военных и политических союзов, блоков, альянсов. Но сейчас они приобретают принципиально иной характер. По существу, ныне зарождается новый исторический тип социальной организации человеческого общества.

В этом отношении показательна интеграция ряда стран Западной Европы (Англия, Германия, Франция, Италия, Испания, Португалия, Бельгия, Голландия, Греция и др. — число желающих присоединиться к ним с каждым годом растет) в Европейский Союз.

Границы между этими странами становятся открытыми. Вводится общая денежная система. Над их прави тельствами надстраиваются руководящие органы ЕС — Европарламент, Совет министров ЕС, Комиссия европейских сообществ, которым передаются некоторые суверенные права этих правительств. По уставу Евро-парламент обладает законодательной функцией, и принятые им законы после утверждения Советом министров ЕС вступают в силу во всех странах Союза. Возникает, таким образом, нечто вроде Соединенных Штатов Европы. Но, в отличие от США, здесь образуется надгосударственная политическая структура.

Есть основания полагать, что Европейский Союз — зародыш будущего объединения Европы и образец для создания подобных надгосударственных политических структур в других регионах мира.

В связи с этим распад СССР можно рассматривать как процесс, происшедший вразрез с общей тенденцией исторического прогресса. Превращение советских республик в независимые государства удовлетворяло политические амбиции национальных элит, но разрыв экономических и культурных связей между республиками нанес ощутимый ущерб их народам. Преобразование СССР в новый тип надгосударственного объединения наподобие Европейского Союза более соответствовало бы современным формам развития государственности и скорее всего позволило бы избежать многих трудностей нынешнего положения дел в странах СНГ, образовавшегося на месте бывшего Советского Союза. Впрочем, не исключена еще возможность перерастания весьма неопределенного по своему статусу СНГ в мощную надгосударственную политическую структуру.

Создание Организации Объединенных Наций и рост ее авторитета во всем мире, возникновение - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 496 надгосударственных политических объединений нового типа, развитие единой мировой поли тической культуры — это обнадеживающие признаки вступления человечества в новую эру.

Человечество начинает консолидироваться во всемирном масштабе в единую организацию для совместной целенаправленной деятельности — таков итог бурного, наполненного войнами и революциями, пережившего Освенцим и Хиросиму, пролившего целое море крови XX в.

Глава 5. ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА За телевизор Клеопатра Полцарства б, может, отдала;

Нерон, осваивая «Татру», Забыл бы прочие дела.

И предстает нам с каждым годом Загадочнее, чем была, Нерукотворная природа — Та, что людей изобрела.

В. ШЕФНЕР §1. ЧТО ТАКОЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА?

1.1.ТЕХНОЛОГИЯ КАК КУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Жизнедеятельность человека подчиняется, с одной стороны, биологическим закономерностям, а с другой — условиям его существования в социокультурном мире. У животных цели жизнедеятельности заданы «от природы» и сводятся к удовлетворению витальных (жизненных) потребностей в самосохранении, продолжении рода и т. п. «Технология» их жизнедеятельности — ее механизмы и способы — в основе своей обусловлена генетически, и лишь в большей или меньшей мере видоизменяется в зависимости от индивидуального опыта особи. У человека же над биологическими, витальными потребностями надстраивается целая пирамида обусловленных культурой общества социальных и духовных потребностей и, соответственно, в огромной степени расширяется множество целей деятельности. Наряду с целями культура также вырабатывает средства и способы их достижения.

Целесообразная организация человеческой деятельности предполагает подбор необходимых средств и способов действий, планирование и выполнение определенной последовательности операций. Эта организационная сторона человеческой деятельности образует ее технологию.

Понятие технологии используется в литературе в разных значениях. Под технологией могут иметь в виду: свод правил конкретного производственного процесса («технология подводной сварки»);

организацию какого-либо типа или отрасли производства, включающую все условия — средства, методы, процедуры — его осуществления («конвейерная технология», «технология машиностроения»);

формы и способы использования техники;

применение научных знаний в организации практической деятельности;

научное описание какой-либо деятельности, ее процессов, средств и методов. Понятие технологии исторически изменяется и приобретает все более широкое значение. Понимая под технологией организационную сторону любой человеческой деятельности, я использую это понятие в современном, наиболее общем смысле. Технология человеческой деятельности, в отличие от «технологии» животных, не дана человеку «от природы», а представляет собою культурное явление. Ниша, занимаемая ею в культурном пространстве, — это область технологической культуры.

Технологическая культура связана с мастерством, умением. Ее носители — те, о ком в стихотворении Р. Рождественского сказано так:

О современном понимании технологии см.: Иванов Б. И. Философские проблемы техно-знания.

СПб., 1997;

Горохов В. Г., Розин В. М, Техническое знание в современной культуре. М., 1987;

Шаповалов Е. А. Курс лекций по философии техники. СПб, 1998.

Мир стареет в былых надеждах.

Но сегодня, как и вчера, на плечах эту землю держат и несут на себе мастера!

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 497 Мастера. Профессионалы.

Те, кто в жизни постичь смогли щедрость камня, душу металла, свежесть формулы, соль земли...

Как указывалось в гл. 1, § 6.2, технологическая культура включает в себя, главным образом, знания и регулятивы, с помощью которых осуществляется человеческая деятельность. Это ее смысловая, информативная, содержательная сторона. Но, как и во всех областях культуры, в ней имеется также и материальная сторона — знаковый материал, в котором кодируются, объективируются ее смыслы.

Разумеется, важнейшее место тут, как и всюду в культуре, занимает вербальный язык — самая мощная из используемых людьми знаковых систем. Однако особенностью технологической культуры является то, что в ней большую роль, чем в других областях культуры, играют невербальные формы кодирования информации, в особенности — функциональные знаки, т. е.

предметы, включенные в человеческую деятельность и несущие в себе информацию о ней (см.

Часть 1, гл. 2, § 3). Технологическая информация далеко не всегда находит выражение в словах:

люди часто не могут передать словами секреты своего мастерства, и их способы действий, умения, знания остаются запечатленными лишь в самих актах деятельности, в орудиях труда, инструментах, механизмах. Рабочий использует результаты научных расчетов, «материализованные» в конструкции станка, на котором он работает, но совсем не обязательно знает эти расчеты. Техника, таким образом, несет в себе знание, с помощью которого она создана, но чтобы вербализовать, изложить словами это знание, нужно рассматривать машину как «текст»

и уметь «переводить» смысл этого «металлического текста» на человеческий язык.

История свидетельствует, что с развитием культуры объем используемых людьми средств и способов деятельности постоянно растет.

1.2. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ Свои первые шаги технологическая культура делала в форме мифа и магии. Магические технологии — чародейство, шаманство, колдовские ритуалы вызова дождя, обеспечения удачи в охоте и военных действиях, спасения от злых духов и т. п. — опирались на знания, выраженные в мифологических представлениях о мире. Древнейшие технологии практической деятельности — собирательства, охоты, домашнего хозяйства, строительства жилищ — были как бы продолжением магии. Первобытная материальная техника была примитивна, и технология ее создания никаких особых теоретических знаний не требовала. Таким образом, древняя технологическая культура выражалась большей частью в умениях и навыках, ее предметный, ма териально-технический базис был очень узок, а ее «теоретическое обоснование» сводилось к мифам.

Это значит, что основную роль в содержании древней технологической культуры играла ее регулятивная (в значительной мере магическая) составляющая, тогда как когнитивная (в основе своей — мифологическая) была еще малоразвитой и ненадежной;

знаковым материалом же, в котором объективировались и передавались технологические сведения и умения, были, прежде всего, действия людей, а изготовленные ими вещи — орудия труда, предметы домашнего обихода, амулеты и прочие принадлежности магических ритуалов — использовались как источники технологической информации в меньшей мере. Видимо, первобытные люди передавали друг другу технологические знания чаще путем показа, демонстрации действий, чем посредством словесных объяснений.

Дальнейшее развитие технологической культуры шло в двух направлениях.

С одной стороны, рос объем знаний и умений, что вело к отделению их от мифологии и магии. Это сопровождалось разделением труда и дифференциацией технологической культуры. Знания и умения, нужные для успешной деятельности в какой-либо области, становились достоянием мастеров — ремесленников, строителей, художников, врачей и т. д. Древние греки называли их словом «техне», что буквально означало «знание, умение, мастерство». От этого слова в древнеримской латыни, где было слово ars (искусство, художество, художественное произведе ние), возникло словосочетание technica ars — искусство умелого производства, откуда в XVII в. во французском и затем в английском языке появился термин technique,360 a несколько позже в - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 498 немецком — Technik и в русском — техника.

С другой стороны, расширялся и совершенствовался «вещный», предметный инвентарь технологической культуры. Создавались новые и более эффективные виды орудий труда, изоб ретались различные приспособления и механизмы. Слово «техника» стало применяться и для обозначения этих материальных средств деятельности. Так возникло представление о технике как о всякого рода устройствах, используемых в каком-либо деле. Чем более сложными становились эти уст В современном английском языке слово technique чаще всего означает умение, методику действий, слово technics — технические устройства и технические науки. Однако вместо этих слов вошло в обычай использовать слово technology, которое имеет широкий смысл и на русский может переводиться как словом «технология», так и словом «техника».

ройства, тем больше стали требоваться специальные технические знания для их производства и совершенствования. Это вело к увеличению роли когнитивной составляющей в технологической культуре.

Технические знания долгое время — вплоть до эпохи Возрождения — имели, в основном, чисто практический характер. Они представляли собою большей частью собрания правил, которых надо придерживаться при выполнении работы. Постепенно в этих знаниях все больше места стали занимать сведения о свойствах материалов и приспособлений, применяемых в работе, о явлениях, происходящих в процессе производственной деятельности и в функционировании технических устройств. Технические знания стали передаваться не только путем демонстрации и устных наставлений мастера своим ученикам, но и письменно. Уже в античные времена появились книги с их изложением. Таким образом, постепенно зарождались начатки технической науки. Однако это были лишь разрозненные, слабо систематизированные сведения и рекомендации. Свойства, яв ления, процессы описывались, но почти никак не объяснялись теоретически: не было теорий, на основе которых можно было бы дать такое объяснение.

Но параллельно с развитием техники и специальных технических знаний в истории культуры шел еще один процесс: развитие философского мышления. В сфере философии родилось те оретическое познание. В отличие от нацеленного на практику «техне» греки называли его «эпистеме». Это познание было умозрительным, оно было мало связано с производственной и во обще с практической деятельностью в опиралось больше на силу логики, чем на исследование фактов. Но в русле философских размышлений сформировались и затем отделились от философии и обрели самостоятельное существование математика и теоретическое естествознание.

В Новое время оба потока знаний — сложившееся в практической деятельности техническое знание и созревшая в лоне философии теоретическая наука — сблизились и переплелись друг с другом. В результате родилась наука в современном ее понимании. Астрономия, физика, механика, химия, биология обзавелись научными приборами, позволяющими проводить точные наблюдения и сложнейшие эксперименты, — измерительными инструментами, средствами наблюдения (телескоп, микроскоп). Умозрительные естественнонаучные концепции стали обрастать «плотью и кровью» экспериментальных фактов и превращаться в обоснованные практикой теории. А технические знания начали опираться на математику и естественные науки, теоретически обобщая на этой основе накопленный опыт. Это привело к тому, что они стали оформляться в техническую науку, которая за пару столетий превратилась в одну из самых мощных ветвей древа науки.

С начала Нового времени изменяется социокультурная роль науки. Отделившись от философии, наука сближается с практикой. Не только техническая наука, но и естествознание и математика постепенно все больше ориентируются на решение утилитарных задач — главным образом, производственных и военных.

Когда наука мыслилась как часть философии, она была формой духовной культуры. Вместе с религией, искусством и философией она рассматривалась, прежде всего, как сфера возвышенной духовной деятельности. Наукой занимались не ради пользы — ради истины. Теперь же в ней начинают видеть не столько сокровищницу духовных ценностей, сколько силу, которую можно пустить в дело, чтобы получить какие-то практически полезные результаты. На первый план все больше выдвигается ее когнитивно-регулятивное содержание. Этот принципиально новый взгляд на науку отчетливо выразился в афо ризме, родившемся на излете средневековья: «Знание — сила» (о философии так никто не говорил!). После научной революции XVI.-XVII вв. наука окончательно обретает новое — «деловое», «прагматическое» — лицо. И это ведет к тому, что она (за исключением гуманитарных - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 499 наук) из сферы духовной культуры переходит в область технологической культуры.

Весь комплекс «точных» наук в Новое время тесно сращивается с техникой. Усложняется и становится малопонятным для неспециалистов «технический инструментарий» научного мышления — его методы, понятийный каркас, математический аппарат. Научные исследования становятся невозможными без экспериментальной техники, которой требуется все больше и больше. Финансирующие науку государственные и частные организации, естественно, проявляют заинтересованность, прежде всего, в практической отдаче, в той выгоде, которую принесет техническое использование достижений науки в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, военном деле, здравоохранении и т. д.

И вместе с тем после промышленного переворота, давшего в XVIII в. толчок развитию крупной машинной индустрии, техника все больше сращивается с наукой и к XX в. насквозь проникается ею, становится по своему происхождению «научной». Время, когда малограмотный «умелец» мог сотворить чудесные технические открытия, безвозвратно уходит в прошлое. Теперь вряд ли можно надеяться внести сколько-нибудь серьезное новшество в технику без солидных и подчас весьма дорогостоящих научных исследований. Техника ныне — это воплощенная «в металл»

наука.

Усложнение технологии производственных процессов, превращение науки в теоретическую базу производства, необходимость опираться на научные знания при проектировании, конструиро вании, изготовлении и эксплуатации Рис. 5.1.

X—«когнитивная» ось Y—«ценностная» ось Z—«регулятивная» ось техники — все это выдвинуло на заметное место в обществе фигуру инженера. Инженерия представляет собою особый тип деятельности, который лежит на стыке науки и техники. Это «промежуточная», соединяющая науку и технику область, где наука применяется для решения технических задач, а техника создается и используется с помощью науки.

Итак, технологическая культура складывается из трех основных компонентов — техники, науки и инженерии. Техника представляет собою материальное «тело» технологической культуры, наука — ее интеллектуальную «душу», а инженерия — ее деятельное, волевое начало, подчиняющее «тело» «душе». Эти компоненты технологической культуры можно представить схематически в виде «пластов», расположенных в культурном пространстве параллельно «когнитивно-регуля тивной» плоскости (см. рис. 5.1).

О том, что технология, наука, техника, инженерия должны включаться в состав культуры, философы и ученые стали говорить во второй половине XIX в. Н. Данилевский в своей книге «Россия и Европа» отнес к «собственно культурной деятельности» художественную, научную и промышленно-техническую.361 Рассматривать технику в качестве культурного феномена одним из первых призвал французский ученый Ф. Рело.362 В 1908 г. немецкий философ Ф. Дессауэр поставил вопрос о необходимости выделять в составе куль туры «техническую культуру».363 Однако следует заметить, что до настоящего времени понятие технологической культуры — редкий гость в культурологической литературе.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 500 Программы и учебники по культурологии, как правило, уделяют технологической культуре мало внимания или вообще не упоминают о ней. Часто ее искусственно разрывают на части, разделяя технику и науку: говорят о технической культуре, исключая из нее науку и относя последнюю к духовной культуре. Некоторые видные культурологи вообще выносят технику за рамки культуры и видят в ней враждебную культуре силу (Шпенглер, Бердяев).

Другие же и науку исключают — полностью или частично — из состава культуры.364 И вместе с тем почти все признают, что в нашу эпоху техника, технология, наука переплетаются между собой, образуя единое целое.

Большое внимание привлекла во всем мире опубликованная в 1956 г. книга английского писателя и ученого Ч. Сноу «Две культуры».366 Автор ее ярко описал различие «двух культур» — «традиционной гуманитарной» и «новой научной», которая включает в себя «точную» науку, технику, инженерию. По сути дела, он имел в виду различие между духовной и социальной культурой, с одной стороны, и технологической культурой — с другой. Сноу не просто подчеркивал необходимость видеть в технологической культуре особую часть мира культуры. Он говорил о недопустимости пренебрежительного отношения ко «второй» (технологической) культуре и вместе с тем об опасности разрыва между двумя культурами, о необходимости разрушить «стену непонимания» между ними.

Однако по традиции «высококультурными людьми» до сих пор считаются эрудиты в области духовной культуры — знатоки искусства, религии, философии, и невежество в области «точных»

наук эту репутацию не слишком портит. Более того, нередко этим невежеством «высококультурные люди» даже гордятся. Очевидно, при такой позиции наука исключается из области духовной культуры. И это, в принципе, правильно. Другое дело — что Данилевский Н. Россия и Европа. СПб.. 1871. С. 526.

Рело Ф. Техника и ее связь с задачей культуры. СПб., 1885.

Dessauer F. Technicshe Kultur? Sechs Essays. Mnchen, 1908.

См., например: Мамардашвили М. К. Наука и культура // Методологические проблемы историко-научных исследований. М., 1982.

Сноу Ч. Две культуры. М., 1973.

вряд ли в наше время можно признать оправданным взгляд, что высокая культура совместима с невежеством в сфере «точных» наук и технологической культуры вообще. Существование тех нологической культуры как особой «ниши» культурного пространства — это факт, игнорировать который нельзя. Особенно в нашу эпоху, когда техника, инженерия и наука играют столь важную роль в жизни человечества.

1.3. ОСОБЕННОСТИ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ 1. Духовная и социальная культура ориентированы на «ценностную» ось, их объединяет то, что они нацелены на создание ценностей и идеалов. Технологическая культура же в этом отношении отличается от них и противостоит им: в ней ценностные смыслы не играют существенной роли.

Она, так сказать, не озабочена «ценностным измерением» деятельности. Ее смыслы концентрируются вокруг того, что и как надо сделать, а то, ради чего это делать, — вопрос, который выходит за ее пределы.

Это не значит, что «ценностное измерение» в технологической культуре совершенно отсутствует.

Внутри себя она создает свои шкалы ценностей, касающиеся технических параметров деятельности и ее продуктов. «Внутренние» ценности технологической культуры — это, например, эффективность, точность, экономичность, прочность, коэффициент полезного действия и т. п. (На рис. 5.1 наличие ценностных смыслов в технологической культуре выражено в том, что ее научный, технический и инженерный «пласты» имеют «толщину» вдоль «ценностной» оси.) Ученый, техник, инженер может посвятить всю свою жизнь работе во имя подобных ценностей.

Однако технологические ценности не являются самоценностями (гл. 2, § 2.1). Это касается и такой ценности научного познания, как истина (см. об этом § 3.8 данной главы). Технологические знания и регулятивы ценны тем, что полезны. Они могут быть лишь инструментальными ценностями, выступающими в качестве средств для достижения каких-то других, фундаментальных ценностей, которые задаются не технологической, а духовной или социальной культурой. Так, технические параметры телевизора важны не сами по себе, а лишь постольку, поскольку они, скажем, обеспечивают возможность получать эстетическое удовольствие от восприятия телефильма;

ценность бытовой техники не в ее мощности или экономичности самих по себе, а в том, что она облегчает домашний труд, высвобождает время для других дел, имеющих большую значимость в духовном или социальном плане.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 501 2. Из сказанного вытекает другая особенность технологической культуры: она носит, в основном, утилитарный характер. Социальная культура, которая, как и технологическая, имеет ре гулятивную составляющую, тоже включает в себя решение утилитарных задач. Но в ней постановка таких задач непосредственно связана с созданием условий для реализации социальных ценностей и идеалов (свободы, демократии и т. д.). Духовная же культура в принципе неутилитарна (см. гл. 3, § 1.2). В этом отношении технологическая культура выступает как нечто прямо противоположное духовной. Отсюда-то и возникает тот взгляд на технологическую культуру, который наиболее ярко выражен Шпенглером в «Закате Европы»: технологическая культура (т. е. техника, наука, инженерия) вообще не считается культурой, а рассматривается как продукт ее эволюции, порождая который она дряхлеет и умирает.

Несомненно, между технологической и духовной культурой есть некая «напряженность», своего рода конкурентная борьба. Культура развивается неравномерно. Когда общество повышает уровень технологической культуры, не заботясь о культуре духовной, то это грозит забвением духовных ценностей. В результате возникает тенденция к образованию общества пользователей, потребителей — «бездуховного»

общества, в котором люди стремятся лишь к материальному благополучию, принося в жертву ему все остальные интересы. Платой за оскудение духовной жизни в таком обществе является рост наркомании и преступности, падение нравственности и снижение интеллектуального уровня населения. Однако в этом повинна не технологическая культура сама по себе, а допущенный обществом «перекос» в его культурной жизни. Такого «перекоса» быть не должно. Это обусловле но следующей особенностью технологической культуры.

3. Она по отношению к духовной и социальной культуре играет подчиненную, служебную роль.

Приоритет их над ней выражается в том, что цели развития науки и техники обусловливаются, в конечном счете, потребностями развития духовной и социальной культуры. Разумеется, наука и техника имеют свои закономерности и тенденции развития. Но если развитие их сделать самоцелью, то они могут действительно привести к гибели культуру, и не только ее, но и природу и человечество. XX в. достаточно ясно показал, к чему может привести главенство технологической культуры в культурном пространстве. Атомная война, экологическая катастрофа, разрушение генофонда человека — таковы могут быть страшные последствия развития науки и техники, если оно не будет управляться гуманистическими принципами, стремлением к реализа ции духовных и социальных идеалов. Никакие достижения науки и техники не могут служить конечными целями, к осуществлению которых должно стремиться общество или человечество.

Прогресс технологической культуры должен оцениваться и контролироваться с ценностных позиций, вырабаты ваемых вне ее. Для чего и ради чего использовать достижения технологической культуры — это определяется не в ней самой, а в сфере духовной и социальной культуры. · 4. Выполняя служебную роль по отношению к другим областям культуры, технологическая культура оказывается всеобщим и непременным условием всякой культурной деятельности. Ибо любой деятель культуры, в какой бы сфере он ни работал, должен владеть технологией своего дела. Есть определенная технология, по которой строится работа художника и архитектора, актера и режиссера, юриста и политика. Этой технологии каждый из них обучается или осваивает ее «самоучкой». Ее совершенствуют, вносят в нее новшества, изобретают собственные, индивидуальные средства и способы деятельности.

С течением времени все больше распространяется научный подход к решению проблем культуры.

Наука проникает во все ее «уголки». Разрабатываются научные теории в области искусства и литературы, морали и права, даже мифология и религия стремятся опереться на науку для обосно вания своих утверждений. Растет и техническая оснащенность различных областей культуры. На смену перу приходит шариковая ручка и компьютерная клавиатура, совершенствование средств коммуникации вносит существенные изменения в культуру социальных отношений. Появляются «технизированные» формы искусства, использующие сложную аппаратуру (фотография, кино, телеискусство, компьютерная графика). Однако технологическая культура, проникая во все об ласти культурного пространства, остается всюду, главным образом, лишь поставщицей средств и способов решения их собственных задач.

5. И, наконец, заслуживает внимания еще одна характерная особенность технологической культуры. В ходе истории она эволюционирует от мистики к рациональности. Если в первобытные времена она строилась на когнитивных - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 502 парадигмах житейского и мистического знания, то в дальнейшем она все больше тяготеет к опоре на рациональное мышление. А с XVII-XVIII вв. она полностью переходит к когнитивным парадигмам рационального типа. Иррациональные и мистические верования становятся ей чуждыми и неприемлемыми, она последовательно избавляется от них, отбрасывая и беспощадно разоблачая всяческие мифологические и религиозные упования на «нетехнологические» — не подлежащие рациональному объяснению — чудеса. Современная технологическая культура насквозь рациональна. Это, правда, не исключает того, что в отдельных случаях она сама прибегает к введению элементов мистики и созданию мифов. Так, технологии социального управления в качестве вспомогательных средств могут включать в себя некоторые мистические сюжеты — например, харизматический культ вождя. Однако введение мистических верований при этом про изводится намеренно, на основе вполне рациональных соображений. В целом же современные наука и техника несут в себе чисто рациональные системы знаний и вносят рациональность во все ветви культуры, пользующиеся их услугами.

Это дает тем, кто склонен к мистике и иррационализму, повод еще раз изобличить «бездушие» и «бесчеловечность» современной технологической цивилизации, которая удушает культуру своим железным рационализмом. Однако попытки устрашить человечество картиной смертельных судорог культуры, задыхающейся в объятиях науки и техники, постепенно выходят из моды. Ибо ныне становится все более очевидным, что развитие технологической культуры отнюдь не обязательно наносит ущерб другим ее областям, что оно должно быть и может быть поставлено на службу духовной и социальной культуре и что не от науки и не от техники, а от общества, от воли людей зависит, будут ли они (наука и техника) использованы на зло или на благо человечеству.

§2. ТЕХНИКА 2.1. МИР ТЕХНИКИ ПОНЯТИЕ ТЕХНИКИ Техника очень разнообразна. Есть техника производственная, строительная, транспортная, военная, медицинская и др. В обиходе обычно под «техникой» подразумевают более или менее сложные устройства, агрегаты, аппараты — автомобиль, велосипед, стиральную машину, пылесос, телевизор. Простые инструменты — молоток или лопата — если и называют «техникой», то чаще всего иронически или с добавлением пренебрежительного эпитета «примитивная техника». В обы денном сознании техника — это что-то металлическое или, по крайней мере, сделанное из твердых материалов. За стежку типа «молния» мы, пожалуй, можем счесть техническим приспособлением, но пуговицу — вряд ли, хотя и «молния», и пуговица выполняют одну и ту же функцию. Пылесос — это, несомненно, техника, а вот веник — конечно же нет. Костер — не техника, тряпка или губка для мытья посуды тоже не заслуживают этого имени, но никто не станет отрицать, что ультразвуковая печь и стиральная или посудомоечная машина являются предметами бытовой техники. Вместе с тем к технике относят и нечто совершенно невещественное, трудноуловимое — например, говорят о технике игры на скрипке, технике обработки мяча футболистом, мнемотехнике (искусственных приемах запоминания) и даже о «технике любви». Может быть, техника — это слово-омоним, которое имеет разные значения (вроде слова «лук», обозначающего и растение, и оружие)? Во всяком случае, пытаться понять, что такое техника, ориентируясь на житейское словоупотребление, — дело безнадежное.

Но если какое-нибудь слово становится научным термином, то его определение должно ориентироваться не на нюансы его употребления в обыденной речи, а на ту реальность (предмет, явление или комплекс явлений действительности), которая этим словом обозначается. В науку термин «техника» вошел как общее название всякого рода средств, приспособлений, способов действий, связанных с производством чего-либо. С появлением новых форм и видов производства сложилась тенденция расширять область применения термина «техника», распространяя его на любые новшества, даже если они существенно отличаются от тех средств и способов, которые были известны ранее. Еще не столь давно к производственной технике относили лишь устройства, сделанные из неорганического вещества и действующие на основе физико-химических законов. А ныне говорят не только об «агротехнике», но и «биотехнологии», что означает включение в область производственной техники биологических процессов. Техника проникает в сферу - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 503 духовной и социальной жизни — например, в виде «психотехники» и «социальной технологии».

В современной научной литературе понятию техники стали придавать предельно общий смысл:

под техникой понимаются любые средства и способы деятельности, которые придумываются людьми для достижения какой-либо цели. Такой подход к пониманию техники выделяет главное, что объединяет всевозможные ее виды. При этом техника включает и средства «бездеятельности»

(например, телевизор, яв ляющийся для многих средством бездеятельного отдыха), поскольку безделье можно рассматривать как «вырожденный» вариант деятельности, или как «нулевую» деятельность. В область техники попадает также и то, что в обиходной речи техникой не называют (и лопата, и пуговица, и веник — все это средства деятельности, а следовательно, техника, пусть хотя бы и «примитивная»). Но в то же время не являются техникой естественные, взятые человеком из природы «в готовом виде» средства и способы деятельности: например, зубы (в отличие от зубного протеза), необработанный камень (в отличие от каменного топора), рефлекторная способность младенца к крику и плачу (в отличие от техники пения и актерской игры). Техника — это всегда артефакт, т. е. нечто искусственно созданное, выдуманное, изготовленное человеком.

ПРЕДМЕТНАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ТЕХНИКА К миру техники относятся артефакты двоякого рода. Во-первых, это материальная, или предметная, техника: разнообразные орудия, машины, аппараты и прочие материальные средства человеческой деятельности. Они являются как бы дополнением к человеческому телу и многократно увеличивают силы и возможности человека. Во-вторых, это исполнительская тех ника, т. е. совокупность способов, приемов деятельности, мастерство выполнения действий. Она есть техника знаний и умений, закрепленная в психике человека, «внутри» его тела. Испол нительская техника, как и материальная, является артефактом. Скажем, спортивная техника плавания или бега представляет собою искусственно разработанную технологию движений, ко торой надо специально обучаться, — в отличие от «натурального» умения плавать, бегать, ходить, прыгать и пр., обучение которому происходит «само собой».

В речи слово «техника» может употребляться как в широком смысле, включающем оба указанных вида техники, так и в узком смысле, когда имеется в виду лишь первый — вещественные, материальные средства деятельности. Технические науки имеют дело с техникой в узком смысле.

Этот узкий смысл представляется главным, основным. Но так было не всегда.

Исторически первичным в определении техники был, по-видимому, ее исполнительский компонент. В древности, когда материальная техника была мало развита и ограничивалась простейшими орудиями труда, людям особенно важной представлялась исполнительная техника.

Не случайно именно она и обозначалась древнегреческим техне. В античные времена считалось, что каждая профессия имеет свою технику. Художник должен владеть техникой рисования, скульптор — техникой ваяния, архитектор — техникой строительства, медик — техникой вра чевания и т. д. При этом имелись в виду, прежде всего, приемы деятельности, а не ее материальные средства. В дальнейшем же совершенствование и рост материальной техники постепенно сделал ее в глазах людей главной сферой технического мира.

Исполнительская техника подпадает под понятие технологии. Так, когда говорят о технике спортсмена или музыканта, имея в виду их мастерство, то речь идет о технологии их действий.

Если выражения вроде «технология плавания» вместо «техника плавания» звучит непривычно, то это просто потому, что в русском языке так говорить не принято. Но по смыслу своему подобные выражения вполне соответствуют сути дела.

В этой книге, как и вообще в литературе, под техникой, как правило, понимается материальная техника. Однако материальная техника неотделима от исполнительской. Создание и использование любых технических устройств требует определенной техноло гии их производства и эксплуатации. Технология в широком понимании предполагает единство обоих компонентов мира техники — и материального, и исполнительского.

ТЕХНИКА, ПРИРОДА, ЧЕЛОВЕК Техника — результат «встречи» человеческого разума с природой.366 Эта «встреча» рождает удивительный парадокс.

В самом деле, техника, с одной стороны, есть артефакт, изобретение человека (или каких-то других разумных существ, если они существуют). Она создается людьми для того, чтобы при меняться в их деятельности. Она не возникает в природе сама собой. Если бы мы где-нибудь (скажем, на какой-то планете) обнаружили молоток или нож, а тем более — автомобиль или компьютер, то никто и не подумал бы, что столкнулся с продуктами естественных природных - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 504 процессов;

было бы без всяких сомнений очевидно, что тут действовали либо люди, либо какие-то инопланетяне, обладающие подобно человеку разумом. Техника не только появляется, но и сохраняет свое существование только благодаря тому, что человек ее эксплуатирует, настраивает, регулирует, ремонтирует. Брошенная людьми и не обслуживаемая ими техника рано или поздно портится, ржавеет, перестает работать и разрушается (хотя с помощью различных ухищрений можно растянуть процесс функционирования автоматических устройств без участия человека надолго).

Но, с другой стороны, в технике нет ничего, что нарушало бы законы природы. Она создается и функционирует в полном соответствии с ними. Ни молоток, ни компьютер, ни техника балерины или виртуоза-фокусника ни на йоту не выходит за пределы того, что допускают законы природы.

То, что им противоречит, сделать невозможно.

Бек X. Сущность техники // Философия техники в ФРГ. М., 1989. С. 176.

Таким образом, искусственные, придуманные человеком технические объекты и технологические процессы являются вместе с тем естественными — в том смысле, что согласуются с естественными законами природы. В чем же тогда разница между искусственным и естественным, техническим и природным?

Все, что согласно законам природы является возможным, имеет определенную вероятность возникновения. Почему же в природе сами собою не образуются, например, даже каменные то поры, не говоря уж о более сложных технических изделиях? Потому, что вероятность случайного образования условий, необходимых для их естественного возникновения, хотя теоретически и существует, но настолько мала, что даже 20 миллиардов лет существования нашей Вселенной недостаточно для реализации этой исчезающе малой вероятности.367 Геометрически правильные формы (прямые линии, квадраты, круги) в природе практически почти не встречаются — энтропийные процессы в природе постоянно вносят в них отклонения и разрушают их. Предметы, имеющие такие формы, — это продукты технической обработки природного материала человеком. Стало быть, человек с помощью разума создает условия, которые случайно, сами по себе, в природе не возникают. Он делает по законам природы то, что она сама по своим законам сделать не в состоянии.

Техника — это реализация «невозможных возможностей». Создание технических объектов опирается на объективно существующие в природе, обусловленные ее законами возможности. И в этом отношении мир техники есть Точно так же теоретически есть вероятность того, что стоящая на столе бутылка пива вдруг без всякого внешнего воздействия взлетит к потолку: для этого достаточно, чтобы в какой-то момент все молекулы ее содержимого в процессе хаотического броунова движения одновременно направились кверху;

но вероятность такого события ничтожно мала.

«продолжение» мира природы. Человек, развивая технику, остается внутри природного мироздания. Он лишь создает в этом мироздании новый «уголок», или, лучше сказать, надстраивает в нем новый «этаж». Но вместе с тем человек осуществляет то, что в природе без него фактически остается неосуществимым. Он оказывается в некотором смысле «могущественней» природы, ибо реализует такие ее потенции, которые она сама, без его участия, не способна реализовать. И в этом отношении техника «надприродна», «неестественна» — она устроена иначе, чем природа, и противостоит ей. Человек, как фокусник, творит чудеса, ибо любое техническое изделие или сооружение есть чудо, парадоксально противоречивое явление — созданная по законом природы и в то же время неприродная вещь.

9 Не случайно древние греки думали, что способность к «техне» не появилась у людей сама собой, а есть дар богов людям: титан Прометей научил их использованию огня, ремеслам и искусствам. А в мифе о гибели Икара, который осмелился лететь к Солнцу на изобретенных им крыльях, природа как бы мстит человеку за его стремление с помощью техники возвыситься над ней.

Мир природы — это царство слепых, стихийных сил. Мир техники — это царство разума. В нем все заранее рассчитано, предусмотрено, запланировано (хотя, конечно, возможны и просчеты, и непредвиденные явления).

Природные формы и процессы обусловлены причинами, находящимися в самой природе;

технические же определяются целями, которые лежат вне мира техники. Цели тут задаются че ловеком. Часы устроены очень целесообразно, но целесообразность эта — не в них, а в человеке, создавшем их.

«Вот почему я настаивал и настаиваю: и смысл, и причина техники лежат за ее пределами, а именно в использовании человеком его избыточных, высвобожденных - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 505 благодаря этой самой технике сил... Техника не первична в строгом смысле слова. Она, безусловно, делает все возможное, решая задачу, которая и есть жизнь, и, разумеет ся, так или иначе способствует осуществлению человеческой программы. Но сама по себе техника данной программы не создает». В мире природы есть неорганические и органические тела. Технические объекты же — тела нового типа, которые не являются ни неорганическими, ни органическими. Это тела организо ванные. Они, как пишет Н. Бердяев, появляются «после человека и через человека».

«Человеку удалось вызвать к жизни, реализовать новую действительность. Это есть показатель страшной мощи человека. Это указывает на его творческое и царственное призвание в мире». Техника возникает благодаря человеку, который с ее помощью решает задачи своей жизни. Но и человек формируется и развивается благодаря созданию техники.

Э. Капп, основоположник философии техники,370 сформулировал «принцип органопроекции», на основе которого он объяснял происхождение и сущность техники. Органопроекция состоит в том, что человек создает технику по образу и подобию своего организма, даже не осознавая того.

Так, рука — это «мать» всех ручных орудий, образец, который в них копируется. Щипцы и тиски созданы по образу хватающей руки. Кулак превратился в молоток, указательный палец с острым ног Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Вопросы философии. 1993. № 10. С. 47-48.

Бердяев Н. Человек и машина // Вопросы философии. 1989. № 2. С. 153.

В 1877 г. в Германии вышла книга Э. Каппа «Основные направления философии техники», положившая начало философскому осмыслению проблем техники. После Каппа философия техники развивалась А. Эспинасом, Ф. Дессауэром, М. Хайдеггером, Л. Мэмфордом, Ф. Раппом и др. Важный вклад в ее разработку сделал в конце XIX — начале XX вв. русский инженер и философ П. Энгельмейер. Современное изложение идей философии техники см. в кн.: Горохов В.

Г., Розин В. М. Введение в философию техники. М., 1998.;

Шаповалов Е. А. Курс лекций по философии техники. СПб., 1998;

Игнатьева И. Ф. Антропология техники. Екатеринбург, 1992.

тем — в бурав. Десять пальцев руки «проецировались» в десятеричную систему чисел.

Фотокамера подобна глазу, а музыкальный орган устроен наподобие грудной клетки с легкими, из. которых воздух выходит через гортань.

Сложные технические системы не обязательно должны быть внешне похожи на какие-то органы человеческого тела. Но, подчеркивает Капп, при внимательном анализе в них обнаруживается функциональная органопроекция. Паровая машина функционирует как живой организм: в ней происходят процессы, аналогичные жизненным, — питание, выделение отбросов и продуктов сгорания, изнашивание органов, прекращение движения и смерть при разрушении жизненно важных частей. Сеть коммуникаций — дорог, железнодорожных путей, пароходных линий, по которой распространяются по миру товары, нужные для существования человечества, — выполняет те же функции, что и кровеносная система организма. К примерам, приведенным Каппом, можно было бы добавить и многие другие. Компьютер работает по образцу человеческого мозга;

микроэлектроника, перепробовав всевозможные материалы, выбрала в конце концов в качестве наиболее подходящего для интегральных схем кремний, — не осознавая, что биологическая эволюция задолго до этого сделала именно кремний исходным материалом органических тел.

В структурном и функциональном подобии технических и органических систем нет ничего удивительного. Ведь в мире техники действуют те же самые законы, что и в мире природы;

если техника служит удовлетворению потребностей человека, то она, очевидно, должна по своему устройству и действию в большей или меньшей мере соответствовать физическим и биологическим особенностям строения и функционирования человеческого организма. Но уже П.

Энгельмейер, критикуя Каппа, отмечал, что изобретательское воображение при создании механизмов способно выйти далеко за пределы проектирования органов и функций человеческого тела. Колесо, цилиндр с поршнем, коленчатый вал — это продукты человеческого разума, не имеющие прототипа в живом организме.


Однако принцип органопроекции у Каппа содержит еще один важный аспект: из него следует, что человек, бессознательно отображая в технических устройствах свою «органику», тем самым создает условия для понимания и объяснения себя самого.

Работа сердца стала понятна, когда на нее перенесли принцип насоса, устройство глаза была объяснено, когда изобрели фотографию, нервы — когда обратили внимание на аналогию их с проводами, передающими электрические сигналы. Продолжая эту идею Каппа, можно - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 506 сказать, что в технике человек «опредмечивает», раскрывает и развивает не только органические, но и вообще все свои, в том числе и духовные, потенции. Человек не просто ис пользует технику: он «воплощается» в ней, реализует в ней свои способности и возможности.

Уже самые примитивные каменные орудия, ритуалы и магия были техникой, в которой проецировались жизненные силы и устремления первобытного человека. С создания этой техники начинается становление человека. С тех пор техника — это не просто совокупность средств человеческой деятельности, но и способ человеческого бытия. Человек не мог бы существовать без техники. Техника не только играет служебную роль в обеспечении человеческих потребностей: она создает новые потребности. Совершенствуя технику, люди изменяют не только окружающую их природу, но и самих себя.

Техника чем дальше, тем больше становится необходимой составной частью всей жизни человека. С ее помощью люди мыслят, общаются, передвигаются, работают, отдыхают, воюют, лечатся и калечатся, рождаются и умирают. В этом смысле можно сказать, что техника — это образ жизни человека. Она есть выражение его сущности. Она является как бы продолжением и дополнением человека — внешним «инобытием» (по выражению Гегеля) его духа. Техника есть своего рода социальный орган человека — подобно Рис. 5. тому, как крылья орла или клыки тигра являются биологическими органами этих животных. И как сущность орла или тигра выражается в том, что они обладают данными им природой органами, так и сущность человека выражается в том, что он обладает творимой им самим техникой.

Техника — это, по выражению Ортеги-и-Гассета, «онтологический кентавр», одна часть которого взята из природы, а другая — от человека. Она выступает как промежуточное звено между человеком и природой, которое опосредует их взаимоотношение (см. рис. 5.2).

Как можно видеть на рисунке, разрастающийся мир техники как бы оттесняет на второй план линию непосредственной связи природы и человека (эта связь есть зависимость человека от природы). Но если человек воздействует с помощью техники на природу, то последняя оказывает обратное воздействие на технику, а техника, в свою очередь, — на человека.

РАЗНОВИДНОСТИ ТЕХНИКИ Возможны различные подходы к классификации техники.

Исходя из того, что с помощью техники совершается получение, хранение, перемещение, преобразование вещества, энергии и информации, различаются соответственно:

1) техника обработки материалов (в горном деле, металлургии, химическом производстве, машиностроении, легкой промышленности, земледелии и пр.), 2) энергетическая техника (в тепло-, гидро-, электро- и атомной энергетике, на транспорте, отопительная, холодильная и пр.), 3) информационная техника (контрольно-измерительная, демонстрационная, компьютерная, радио-, аудио-и киноаппаратура и пр.).

По функциональным характеристикам можно различать:

1) ручную технику, требующую от человека физических усилий, 2) механизмы, работа которых замещает физический труд человека, 3) автоматы — самоуправляемые устройства, частично или полностью освобождающие человека от умственной работы по выполнению управляющих функций.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 507 По принципам действия выделяют технику:

1) механическую, 2) электротехнику, 3) радиоэлектронику.

В зависимости от того, в какой сфере труда техника используется, ее подразделяют на:

1) промышленную, 2) сельскохозяйственную, 3) строительную, 4) полиграфическую, 5) транспортную, 6) связи, 7) управления, 8) быта, 9) медицинскую, 10) спортивную, 11) учебную, 12) научную, 13) военную.

Иногда различают также активную и пассивную технику. К первой относятся различного рода машины, аппараты, приборы, а ко второй — неподвижные технические конструкции и со оружения — здания, мосты, плотины и т. д.

Любая подобная классификация имеет условный характер, так как строго разграничить друг от друга отдельные разновидности техники и исчерпы вающим образом перечислить их не удается. К тому же в ходе развития техники возникают новые ее виды, не укладывающиеся в ранее созданные классификации.

В связи с этим можно указать на появление и интенсивное развитие в наше время биотехники, которая позволяет осуществлять искусственное оплодотворение, получать методами генной инженерии живые организмы с заданными качествами, использовать в технических устройствах свойства живых тканей. Очевидно, биотехнику трудно однозначным образом подогнать под какую-либо рубрику в приведенных классификациях.

Особый род техники — это техника социального управления («социотехника»). Я имею в виду не канцелярскую технику — письменные принадлежности, скрепки, дыроколы и т. п., а то, что называют «бюрократическим аппаратом», «бюрократической машиной». Как показал немецкий социолог Макс Вебер, эти выражения можно понимать не просто как фигуральные обороты речи, как метафоры. Бюрократия действительно обладает признаками технической системы. Она вполне подпадает под общее определение техники как искусственно созданных средств и способов человеческой деятельности. Бюрократическая система — это искусственно созданный механизм социального управления. Деталями этого механизма являются чиновники, отделы, департаменты;

части его функционируют по принципам дей ствия, закрепленным в уставах и служебных инструкциях;

время от времени в нем происходят неполадки, вызванные неисправностями в той или иной его подсистеме, сбоями во взаи модействии частей, в передаче информации и т. д. Согласно Веберу, бюрократическая система сходна с машиной даже в том отношении, что если ее своевременно не обновлять, не реконструировать в соответствии с изменением внешних условий ее работы, то она стареет и изнашивается, эффективность ее деятельности («коэффициент полезного действия») падает, она начинает больше работать «на себя», чем на пользу делу, которым призвана управлять.

Еще дальше Вебера пошел американский историк и культуролог Л. Мэмфорд. По его мнению, уже пять тысячелетий назад в Древнем Египте была изобретена машиноподобная система организации общества. Когда огромная масса людей собиралась для строительства пирамиды, — это была гигантская машина, состоящая из живых деталей-людей, которые движутся для достижения единой конечной цели. Мэмфорд называет подобную «социальную машину» мегамашиной. Тота литарная власть может превратить в мегамашину все общество в целом. Бюрократический аппарат выполняет в такой мегамашине роль центрального устройства, управляющего осуществлением политических, экономических, военных функций. В отличие от машин в промышленности, которые являются трудосберегающей техникой, общественная мегамашина есть, наоборот, - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 508 трудоиспользующий и трудорасходующий механизм. Вместо освобождения труда мегамашина порабощает его и гордится этим.

Именно создание мегамашины позволило древним египтянам соорудить гигантские пирамиды.

Модель мегамашины воспроизводилась в Месопотамии, Китае, Индии, Перу. По этой модели строились и тоталитарные режимы XX в. в фашистской Германии и Советском Союзе. Критикуя антигуманный характер культуры, которую насаждает мегамашина, Мэмфорд противопоставляет ей демократическую и гуманистическую культуру, образец которой он видит в эпохе Возрожде ния.

Таким образом, сфера техники охватывает все стороны человеческой деятельности, включая в себя и биотехнику, и социотехнику — технику организации общественной жизни.

ЛОГИКА РАЗВИТИЯ ТЕХНИКИ Прогрессивное развитие техники — очевидный исторический факт. Технические средства человеческой деятельности постоянно умножаются и усложняются. Этот процесс протекает под воздействием многих обстоятельств, в том числе совершенно случайных. Известно, какую большую роль в изобретениях и открытиях играет «счастливый случай». Однако любые сдвиги в технике происходят на основе внесения каких-то новшеств в уже существующие ее формы.

Ясно, что автомобиль не мог быть создан первобытными людьми. Чтобы появились современные транспортные средства, должны сначала быть придуманы и построены станки, на которых изготавливаются их детали;

а для этого нужно владеть техникой расчета конструкций таких станков и уметь получать необходимого качества металлы, из которых такие станки могут быть сделаны;

добыча и обработка же таких металлов требует использования сложнейшего оборудования, которое опять-таки невозможно создать без соответствующих технических, физических, химических знаний и сложнейшей техники.

Техника системна. Есть внутренняя логика, которая определяет как построение каждой технической системы, так и возможность перехода от имеющихся технических систем к новым.

Какая-либо новая техническая система может возникнуть только тогда, когда существуют те системы, в которых создаются ее логически необходимые предпосылки. Поэтому любые случайные новации на самом деле не столь уж случайны. Они происходят в соответствии с некоторой общей логикой развития технических систем, обусловливающей закономерности их изменения и смены.


Технические системы, подобно биологическим (и любым другим), за время своего исторического существования закономерно переживают периоды возникновения, расцвета и упадка, после чего сменяются новыми системами. См.: Альтшуллер Г. С. Найти идею. Новосибирск, 1991. С. 50-54.

Рис. 5. Типичная «история жизни» технической системы показана на рис. 5.3.

Ось абсцисс на рис. 5.3 означает время, а ось ординат — один из главных параметров технической системы (скорость самолета, грузоподъемность танкера, производительность станка и т. п.). Слева (рис. 5.3 а) изображено развитие системы А. Возникнув, она сначала малоэффективна и лишь понемногу улучшается за счет добавочных изобретений, повышающих ее показатели. Но с какого то момента (точка 1) начинается ее интенсивное совершенствование. Система развивается, асси милируя множество новшеств. Но через какое-то время возможности совершенствования системы при сохранении ее главного принципа иссякают (точка 2). Темпы развития системы падают, и, наконец, она практически совсем перестает изменяться (после точки 3). В дальнейшем эта система - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 509 либо продолжает использоваться, оставаясь почти без изменений (как велосипед за последние полвека), либо выходит из употребления (как газовое освещение после появления электрического).

Но на смену системе А приходит система Б. Обычно она вступает в период интенсивного развития тогда, когда система А уже близка к точке 3, т. е. к истощению своих возможностей. Так происходит потому, что старая система оттягивает на себя силы и средства: действует инерция финансовых интересов и профессиональных традиций. Но новое неодолимо, и рано или поздно в обществе происходит смена старой технической системы А новой системой Б.

Справа (рис. 5.3 б) показано изменение числа изобретений, совершенствующих систему А.

Первый пик по времени близок к точке 1 и связан с переходом к интенсивному внедрению системы в практику: массовое обращение к этой системе вызывает поток улучшающих ее новшеств. Второй пик находится около точки 3: он обусловлен попытками продлить жизнь дрях леющей системы с помощью множества мелких и мельчайших усовершенствований.

В историческом развитии техники наблюдается ряд закономерностей, которые определяют основные направления технического прогресса, идущего через совершенствование и смену тех нических систем. Такими закономерностями являются:

• освоение все более мощных источников энергии;

• расширение ассортимента материалов и разнообразия процессов, находящих техническое использование;

• рост параметров, определяющих специфические конструктивные и эксплуатационные свойства технических объектов (мощность, скорость, надежность, коэффициент полезного действия и т. д.);

• увеличение числа функций, выполняемых техническими устройствами;

• автономизация технических систем вплоть до полного исключения вмешательства человека в их работу (в автоматических системах);

• рост масштабов технических систем и тенденция к их объединению в системы более высокого порядка.

Но каковы движущие силы технического прогресса? Почему развитие технических систем подчиняется отмеченным закономерностям? Ответить на эти вопросы ссылкой на внутреннюю логику развития техники нельзя. В силу своей внутренней логики развитие техники совершается в определенной последовательности: невозможно достичь более высокой ступеньки технического прогресса, «перепрыгнув» через ведущие к ней промежуточные ступеньки. Однако эта логика сама по себе не объясняет, отчего вообще техника исторически изменяется и притом изменяется именно в указанных, а не в каких-либо иных направлениях. Причины, вследствие которых техника развивается, лежат вне сферы техники как таковой. Ведь технические системы без участия человека не эволюционируют и сами себя не совершенствуют (такое случается только в научной фантастике). Следовательно, искать движущие силы технического прогресса нужно не в самой технике, а в создающем ее человеке, в человеческом обществе или, точнее, в системе «человек-техника».

Техника совершенствуется потому, что ее совершенствует человек, а делает Он это ради того, чтобы иметь больше возможностей для удовлетворения своих потребностей. Появление более совершенной техники, создавая условия для удовлетворения одних потребностей, порождает новые потребности. А это, в свою очередь, заставляет человека изобретать новые технические средства для их удовлетворения.

2.2. МИР ТЕХНИКИ В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ ТЕХНИКА И КУЛЬТУРА Вообще говоря, техника — так же, как сам человек, человеческое общество, человеческая деятельность — выходит за пределы пространства культуры. Конечно, ни человек, ни общество, ни человеческая деятельность, ни техника без культуры немыслимы и невозможны. Но все же культура — это не вся жизнь людей, а лишь информационно-семиотическая сторона их жизни.

Техника как совокупность средств и способов человеческой деятельности выполняет в жизни людей прагматическую функцию: люди создают и применяют ее для того, чтобы получить от этого какую-то пользу. И выступая в этой функции, она действует в «мно гомерном» пространстве жизни, которое охватывает «трехмерное» пространство культуры и простирается далеко за рамки последнего.

Отсюда, однако, не следует, что техника существует независимо от культуры. Зависимость между ними носит двоякий характер.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 510 С одной стороны, техника порождается культурой и постоянно получает из пространства культуры стимулы для развития. Во-первых, культура определяет цели, ради которых люди об ращаются к технике, применяют и совершенствуют ее, а следовательно, влияет на выбор направлений развития техники. Во-вторых, культура хранит и накапливает знания, необходимые для создания и совершенствования техники (это, главным образом, научные знания, о чем пойдет речь в §§ 3-4 данной главы). В-третьих, культура обусловливает отношение людей к технике, характер и способы ее использования людьми.

С другой стороны, техника есть сила, которая активно воздействует на все культурное пространство. Во-первых, она образует культурную среду обитания человека — ту искусственную, артефактную «вторую природу», в которой люди живут и которая является «материальным телом» культуры. Во-вторых, она представляет собою средство приложения достижений культуры (главным образом, науки) к решению материально-практических задач общественной жизни, т. е.

способ ответа культуры на «социальный заказ» со стороны общества. В-третьих, она создает инструментарий культуры — средства и способы деятельности в сфере культуры, т. е.

информационно-семиотической деятельности. В-четвертых, она выступает как культурный код — как одна из важнейших знаковых систем культуры, несущая в себе огромное количество социальной информации.

Взаимодействие техники с культурой позволяет сделать вывод, что тех нику можно рассматривать не только в прагматическом, но и в информационно-семиотическом аспекте — как форму получения, хранения, обработки и использования информации, как мир смыслов, воплощенных в технических конструкциях. А это значит, что она предстает формой культуры, занимающей свою нишу в культурном пространстве. В этом аспекте она и представляет собою важнейшую область технологической культуры. Таким образом, техника есть сфера человеческой деятельности, которая частично находится за пределами культурного пространства, а частично — входит в него. Если техника, взятая в прагматическом аспекте, существует и функ ционирует как продукт культуры, отделившийся от нее и могущий даже, согласно Шпенглеру, стать омертвляющей ее силой, то в информационно-семиотическом аспекте техника выступает как часть культуры и важнейший фактор ее развития.

Рассмотрим подробнее основные характеристики техники как формы культуры.

ТЕХНИКА КАК СРЕДСТВО СОЗДАНИЯ КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ Одна из важнейший функций культуры — адаптивная функция. Она состоит в том, что культура дает человечеству возможность приспособиться к природным условиям, в которых оно возникло и существует. В отличие от животных, у которых в ходе биологической эволюции происходят телесные изменения, обеспечивающие выживание вида, человек на протяжении истории (после того, как вид Homo Sapiens биологически сформировался) изменяет не свое тело, а способ своего взаимодействия с природой. Он создает культуру — особый, внешний по отношению к его телу резервуар информации. Это позволяет ему из поколения в поколение накапливать информацию и использовать ее для улучшения условий жиз ни. Если животные адаптируются к окружающей среде благодаря устройству своих органов, то человек — благодаря растущему умению изготовлять искусственные органы, внешние «добавки»

к его телу, увеличивающие его силы и способности. Эти искусственные органы и есть техника.

Именно через нее и осуществляется адаптивная функция культуры. Техника служит человеку средством воздействия на природу с целью защиты от неблагоприятных для него природных процессов и приспособления природы к своим нуждам.

В ходе истории идет постоянно растущая технизация среды обитания человека. С помощью техники люди «окультуривают» эту среду, превращают ее в «материальное тело» культуры.

Значение техники в этом процессе настолько велико, что уже первые стадии развития человеческого общества историки именуют, указывая на то, какие технические средства ис пользуются людьми: каменный век, бронзовый век, железный век.

В зависимости от уровня развития техники различают и последующие этапы исторического развития общества.

Освоение древними людьми приемов сверления, шлифовки и пиления камня, изобретение лука и стрел, каменного топора и мотыги с рукояткой, гончарного круга и повозки на колесах — все это привело к неолитической революции (X-I тыс. до н. э.), результатом которой стало возникновения земледелия, а затем — обособление от него ремесла как особой сферы труда. На этой основе сложился «традиционный», или «прединдустриальный» тип цивилизации. Материально-техничес кий базис культуры в обществах этого типа строится на ручном труде и ручной технике. Главным - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 511 объектом производственной деятельности людей служит природа, и, соответственно, ведущими являются добывающие отрасли хозяйства (земледелие, охота, рыболовство, горнорудное дело).

Внедрение в производство машинной техники привело в XVIII в. к промышленной революции, в результате которой происходит преобразование аграрной экономики в индустриальную.

Развивается обрабатывающая промышленность, главным объектом производственной деятельности людей становится уже не столько сама природа, сколько продукты добывающего производства — сырье, материалы, которые подвергаются дальнейшей обработке. Цивилизацию этого типа называют «индустриальной». Культурная среда в такой цивилизации постепенно все больше наполняется сложными техническими конструкциями и сооружениями. Технизация захватывает сферу быта: в повседневную жизнь входят пароходы, железная дорога, телеграф, швейная машина, электрическое освещение, автомобили, радиотехника.

Во второй половине XX в. наступает время научно-технической революции, в которой на основе новейших достижений науки развертывается переход от механизации к широкой автоматизации труда во всех отраслях хозяйства. Это кладет начало формированию цивилизации нового типа. Бе называют «постиндустриальной» (Дж. Белл, Д. Гильберт), а также «сверхиндустриальной» (А.

Тоффлер), «неотехнической» (Л. Мэмфорд), «информационной» (М. Маклюэн, Е. Масуда), «технотронной» (3. Бжезинский), «научно-технологической» (Ф. Бурлацкий). Возникают новые виды производства: атомная энергетика, микроэлектроника, роботостроение. Открытия в области генетики и химии, а также усовершенствование техники и технологии растениеводства и животноводства ведет к «зеленой революции», резко (в несколько раз) увеличивающей продуктивность сельского хозяйства. Производительность труда возрастает настолько, что постиндустриальное общество становится «обществом изобилия», способным полностью исклю чить из жизни людей голод и нище ту.372 Высокопроизводительная и автоматизированная техника материального производства почти полностью вытесняет ручной труд. Трудовые ресурсы в значительной части перемещаются из сферы материального производства в сферу управления и обслуживания, в индустрию досуга, в здравоохранение, науку, образование. Главным объектом деятельности людей становится информация. Компьютеры и прочая электронная техника становятся неотъемлемыми атрибутами не только материального, но и духовного производства. Даже художественное творчество не остается в стороне от технизации.

Таким образом, «защитный пояс» создаваемой с помощью техники культурной среды все больше окружает со всех сторон не только человека, но и окутывает всю нашу планету — «космический дом» человечества. По аналогии с атмосферой и биосферой эту рукотворную оболочку Земли называют «техносферой» или, следуя В. И. Вернадскому, «ноосферой» («сферой разума»).

ТЕХНИКА КАК ОТВЕТ КУЛЬТУРЫ НА СОЦИАЛЬНЫЙ ЗАКАЗ Одна из важнейших особенностей техники как культурной формы, выделяющая ее среди других форм культуры, состоит в том, что она непосредственно связана с материально-практической жизнью людей. Благодаря этому она служит звеном, соединяющим культуру с практикой. Без техники (предметной и исполнительской) мир культуры оставался бы существующим только в сфере духа, в сфере мысленных образов. Техника же позволяет воплотить в реальность тот духовный потенциал культуры, которым наделяет ее сила человеческого разума.

По некоторым данным, уже сейчас, на рубеже XXI в., можно было бы избавить весь мир от голода и нищеты, если поднять производство материальных благ в мире всего на 1%!

Стимулы для развития и совершенствования техники могут иметь самый различный характер. Но если они порождаются условиями общественной жизни, то воздействие их на культуру принимает вид социального заказа. Под этим термином понимается назревшая общественная (у общества в целом, государства, социальной группы) потребность в решении некоторой практически важной задачи. Историк А. Тойнби называл подобные задачи «историческим вызовом» (Часть III, гл. 4, § 4).

Иногда социальный заказ выдвигается общественными организациями или историческими деятелями, выражающими интересы каких-либо слоев населения, прямо и отчетливо, в форме непосредственно обращенного к специалистам предложения.

Например, в период правления Наполеона, когда Франция вследствие морской блокады была лишена возможности получать от своих традиционных поставщиков красители тканей, французское правительство обратилось к химикам с предложением создать искусственные красители. Правда, эта задача тогда не была решена — еще не было - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 512 нужных для ее решения предпосылок. Но государство и позже оказывало химикам поддержку в исследованиях по данной проблеме, и в 1870 г. они нашли способ искусственного получения одного из красителей — индиго. Однако на практике социальный заказ редко сразу возникает в виде четкого технического задания.

Обычно общественная потребность, даже вполне назревшая, осознается лишь весьма смутно и аморфно. Неспециалисты не могут выразить ее в соответствующих научно-технических понятиях и сформулировать как проблему, подлежащую техническому решению: для этого надо достаточно хорошо разбираться в науке и технике. Социальный заказ приобретает характер технической задачи лишь тогда, когда усилиями специалистов он конкретизируется и «переводится» на технический язык.

Так в последней четверти XVIII в. английским промышленникам был очень нужен универсальный источник энергии для приведения в действие фабричных машин, а к концу XIX в. для развития транспорта и мелкого производства требовался компактный двигатель внутреннего сгорания. Но, очевидно, ни промышленники XVIII в., ни мелкие производители или извозчики XIX в. не могли сформулировать задачи: «создать универсальную паровую машину», «создать двигатель внутреннего сгорания». Эти технические задачи были поставлены изобретателями, осознавшими наличие социального заказа на них. А когда социальный заказ был выполнен, предложенные изобретателями новшества быстро вошли в широкое употребление. Как выразился один из современников Уатта в письме к создателю парового двигателя, английские фабриканты были «без ума от него». Во время Второй мировой войны и последующего периода «холодной войны» социальный заказ на новые виды оружия был достаточно очевиден. Но превращение его в технические задачи создания атомной бомбы, ракетного оружия и др. оставалось делом специалистов.

Государства стимулировали постановку таких задач и финансировали работы над ними, если видели в этом перспективы выполнения социального заказа.

Разумеется, никакой социальный заказ не может быть выполнен, если для его выполнения в культуре не созрели необходимые предпосылки. Для любой технической новации, отвечающей запросам общества, нужен, в первую очередь, определенный уровень развития технологической культуры. Общественные потребности в средствах избавления от рака, СПИДа, эпидемий гриппа и других болезней остаются пока неудовлетворенными, хотя и вполне отчетливо понимаются все ми. Однако существование осознанного социального заказа стимулирует финансовую и моральную поддержку работ, направленных на его выполнение. Наличие его является мощным фактором развития не только техники, но и науки.

Быков Г. В. История открытия важнейших органических соединений. М., 1976.

Конфедератов И. Я. История теплотехники. М., 1954. С. 291.

Возможен и ошибочный «перевод» социального заказа на научно-технический язык. Так, потребность общества в дешевых источниках энергии в свое время формулировалась как задача создания «вечного двигателя», что было неверным толкованием социального заказа и заводило его в тупик.

Вместе с тем состояние технологической культуры, существующее на данный момент времени, всегда позволяет решать многие задачи, которые не стимулируются никаким социальным заказом.

Поэтому вполне понятно, что люди, не умеющие или не желающие считаться с общественными потребностями, могут заниматься совершенно ненужными, никчемными изобретениями. Однако выдающиеся умы, обладающие развитым «чувством будущего», предугадывают общественные потребности, которые еще не назрели, но в перспективе приобретут большое значение. Такие люди способны опережать свое время и работать «впрок». Они создают технические новшества, которые, не отвечая никакому существующему социальному заказу, встречают сначала у современников равнодушный прием, но через какое-то время становятся основой решения важных общественных задач.

Осознать и сформулировать в виде технической задачи социальный заказ — далеко не простое дело. Социальный заказ часто неочевиден. Поэтому для его реализации очень важно, чтобы в обществе существовала возможность развития различных конкурентных подходов к этой проблеме. Побеждает тот, кто более точно уловит общественную потребность и найдет в технологической культуре, в науке и технике своего времени наиболее эффективный путь к ее удовлетворению. Здесь неизбежен момент риска, который всегда существует в конкурентной рыночной экономике.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 44 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.