авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 44 |

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa 1- Сканирование и форматирование: Янко Слава (библиотека Fort/Da) || slvaaa || ...»

-- [ Страница 34 ] --

• Цель состоит в приобщении себя к духовному миру партнера • Цель состоит в приобщении себя к духовному миру партнера (симметричная по отношению к предыдущей ситуация).

Разнообразие форм и целей общения трудно уложить в какую-то единую классификацию.

Приведенная Каганом классификация видов общения условна: в действительности разные виды общения часто переплетаются и переходят друг в друга.

Чрезвычайно разнообразны и нормы культуры общения, действующие в его различных видах. Они варьируются в зависимости от исторических, национальных, сословных, профессиональных обычаев.

Одни из них легко объясняются их очевидной целесообразностью.

Вполне понятно, например, почему популярная в конце прошлого века книга о светском этикете рекомендует: «Передавая какой-нибудь слух об отсутствующей, но всем известной в том обществе особе, остерегайтесь называть, от кого вы слышали эту новость». Впрочем, для непонятливых автор поясняет: «в предупреждение неприятной сплетни».

Другие могут показаться произвольными и необъяснимыми. Почему, например, по правилам вежливости мужчинам следует приподнимать головной убор при встрече с дамой?

Но все этикетные нормы имеют вполне объяснимое происхождение, только оно часто оказывается забытым. Что касается головного убора, то обычай поднимать или снимать его возник в рыцарские времена: рыцари поднимали забрало или шлем, чтобы продемонстрировать, что настроены мирно и не опасаются нападения. Снятие шлема в чужих владениях означало, что рыцарь доверяет хозяину и возлагает на него заботу о своей безопасности. Отсюда постепенно сложилось обыкновение обнажать голову перед дамой — как знак доверия и отсутствия агрес сивных намерений (а может, и знак превосходства: не станет же рыцарь бояться женщины!).

В социальной психологии принято различать формальное (анонимное, функциональное) и неформальное (приятельское, интимное) общение (см. рис. 6.1).

Рис. 6. - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 584 Светозарская К. Светский человек, изучивший свод законов общественных и светских приличий. Л., 1991 (первое издание — СПб., 1880). С. 52.

Эта классификация тоже в значительной мере условна, а к тому же еще и неполна: она охватывает только живое межличностное общение. Однако ею удобно пользоваться для рассмотрения особенностей сценариев общения в различных ситуациях повседневной жизни.

3.4. АНОНИМНОЕ ОБЩЕНИЕ Это кратковременный контакт между незнакомыми людьми, например, на улице, в городском транспорте. В современных условиях сфера анонимного общения очень широка, особенно в городе. Если жители села более или менее близко знакомы друг с другом, при встрече здороваются (и часто — с приезжими незнакомыми тоже), вступают в разговор, то горожане этого не делают. Что вполне понятно: подсчитано, что в крупном городе, например в Петербурге, человек видит за день в среднем до 10 тысяч лиц, среди которых знакомые редки.443 Если на каждого встречного эмоционально реагировать, то это было бы чрезмерной нагрузкой на психику.

Анонимность общения в этих условия — щит, спасающий от нервного истощения.

Сценарии анонимного общения на улице требуют соблюдения ряда правил: держаться правой стороны, уступать дорогу встречным (нередко можно видеть, как пешеходы, чтобы разминуться, обоюдно отступают в одну и ту же сторону), переходить улицу по сигналу светофора и т. д.

Культура дорожного движения накладывает особенно строгие требования на водителей транс порта. К сожалению, в нашей стране поведение и пешеходов явно отстает от норм современной культуры.

Неписаные правила — вдобавок к хорошо известному, но далеко не всегда выполняемому призыву уступать место инвалидам, женщинам, старикам — регламентируют взаимоотношения пассажиров городского транспорта. В привычной давке люди стоят вплотную, вторгаясь в интимное пространство друг друга (а оно в нашей культуре составляет 40-50 см). Возникающая из-за этого эмоциональная напряженность отчасти смягчается сценарием поведения в такой ситуации. Он предполагает, что не следует глядеть в лицо прижатого к тебе человека и вообще делать вид, что ты его не замечаешь. Вместе с тем нужно передавать плату за проезд, готовиться к выходу заранее и спрашивать, не выходят ли стоящие перед тобой, дать протиснуться мимо себя тем, кто об этом просит, и т. д.

Главное в анонимном общении — доброжелательное отношение к людям. За границей, особенно в США, незна комые люди при случайном контакте обычно улыбаются. Улыбка — знак доброжелательности (если, конечно, это не злая, саркастическая улыбка). Может быть, в этом повинны трудности нашей жизни, но у нас люди улыбаются друг другу гораздо реже. А жаль.

«Посмотрите, почти все у человека предназначено для самого себя: глаза — смотреть, находить, рот — поглощать пищу, все нужно самому себе, кроме улыбки. Улыбка самому себе не нужна. Если бы не зеркала, вы ее никогда бы даже не увидели. Улыбка предназначена другим людям, чтобы им с вами было хорошо, радостно и легко. Это ужасно, если за десять дней тебе никто не улыбнулся и ты никому не улыбнулся тоже.

Душа зябнет». Проблемой последних 10-15 лет стала форма обращения к незнакомому человеку. Раньше, в советские времена, для этого пользовались словом «товарищ». С 1980-х гг. это слово постепенно - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 585 перестали употреблять и стало входить в моду обращение по половому признаку: «мужчина», «женщина». Продавщиц называют почему-то «девушками» независимо от возраста. Используют также слова «гражданин» и «гражданка». Раздававшиеся одно время предложения вспомнить о старинных русских словах «сударь» и «сударыня» успеха не получили. Зато возвратились и становятся все чаще слышимыми дореволюционные обращения «дама» и «господин»445 (хотя звучат они иногда с каким-то презрительным оттенком). Наверное, в будущем какая-то стандартная форма анонимного обращения установится, но сегодня общепринятой культурной нормы на сей счет нет.

Баранов А. В. Социально-демографическое развитие крупного города. Л., 1981. С. 110.

Солоухин В. Очень жаль... // Наш современник. 1981. № 3. С. 29.

Между прочим, стандартная формула «дамы и господа» на самом деле стилистически неудачна: во-первых, потому, что слову «господин» соответствует «госпожа» («дама» — из другого стилистического слоя), а во-вторых, потому, что «господа» — это множественное число и от «господина» и от «госпожи», так что нет смысла к слову «господа» добавлять еще слово «дама».

3.5. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ Оно имеет место тогда, когда люди вступают в контакт как исполнители определенных функций, связанных с их социальными ролями. В этом случае отношения между ними определяются правами и обязанностями, соответствующими их ролям.

Характер, процесс и результат функционального общения, вообще говоря, не должен зависеть от личностных особенностей общающихся. Действительно, функции, права, обязанности — это все «прикреплено» не к самой личности как таковой, а к социальной позиции, которую она занимает.

Личность, занявшая некое служебное кресло, получает соответствующие функции, права и обязанности, а уйдя с должности, утрачивает их. Ибо они связаны не с личностью, а с креслом, в котором она сидит. Кто бы — хоть робот! — в него ни сел, приобретает их. Качества личности (кроме тех, которые нужны для исполнения ролевых функций, — например, профессиональная пригодность) не имеют к ним никакого отношения. Таким образом, функциональное общение по своей сути не требует личностной эмоциональной вовлеченности. Надо делать то, что положено, а не то, что хочется (а ведь личность никогда не сводится лишь к какой-то одной своей роли, и у нее есть потребности и желания, выходящие за рамки выполняемой ею в данный момент роли).

Более того, включение личностных эмоций может даже иметь вредные последствия, мешать выполнению ролевых функций. Один из лучших наших хирургов признавался, что он намеренно старается подавить в себе сочувствие к страданиям пациентов, потому что иначе он просто не смог бы сохранить душевные силы для своей работы. Чиновник в принципе должен быть в известном смысле «бездушным формалистом». Если он решает вопросы не на основе инструкций, а на основе собственных эмоций, в зависимости от своих симпатий или антипатий к посетителям, то это хуже самого махрового бюрократизма. Отсюда недалеко до полного произвола (кому хочу — иду навстречу, кому не хочу — отказываю), взяточничества и прочих способов использования служебного положения в своих корыстных интересах.

Но, во-первых, люди не роботы и освободиться от своих субъективных предпочтений и чувств не могут;

во-вторых, чиновнику приходится выходить за рамки инструкций, потому что далеко не все ими предусматривается и регламентируется. Разумеется, выполнение служебных задач никоим образом не освобождает чиновника от общих норм культуры, о которых речь шла выше, в том числе — от доброжелательности к людям.

Писатель М. Чулаки отмечает: «Обычное мировоззрение моих посетителей: мир делится на честный страдающий народ и злых продажных чиновников. Но чиновники эти в большинстве своем нормальные люди, которые просто обязаны требовать всякие справки и бумажки, иначе все блага, которыми они ведают, очень быстро расхватают самые наглые из просителей, прикинувшиеся самыми несчастными...» Функциональное общение — типичная форма деловых отношений. Его цель состоит в обмене информацией, согласовании мнений, решении какого-то вопроса. Поэтому в сценариях функ ционального общения на первом месте стоят интересы дела, а не личности собеседников. В функциональном общении неуместны попытки «лезть в душу» партнера или навязывать ему разговор о своих личных проблемах. Правда, в действительности работающие вместе и часто встречающиеся по работе люди обычно постепенно сближаются, и тогда функциональное - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 586 общение переходит в неформальное.

«Вечерний Петербург». 1997. 20 ноября.

3.6. ПРИЯТЕЛЬСКОЕ ОБЩЕНИЕ Здесь имеется в виду неформальное общение достаточно хорошо знающих друг друга людей, которых связывают какие-то общие дела, интересы или просто желание сохранить сложившуюся в прошлом (например в школе) связь. Приятельское общение может выра жаться в очень разнообразных формах — от просто добрых отношений, с редкими, случайными, заранее не планируемыми встречами и тематикой бесед, ограниченной узким кругом общих интересов (например — приятели-сослуживцы, которых сблизила общая работа и которые при встречах, главным образом, о ней и говорят), до отношений более тесных, построенных на общности духовного мира и глубокой взаимной симпатии. В последнем слу чае трудно определить грань между приятельством и дружбой.

В приятельских отношениях нередко присутствует меркантильный мотив — когда они поддерживаются в целях получения какой-то выгоды (взаимной, по принципу «я — тебе, ты — мне», или для одного из приятелей). Однако если такой мотив играет ведущую роль, то общение лишь внешне маскируется под приятельское, а по сути дела мало отличается от функционального. Приятельские отношения тем прочнее, чем меньше они опираются на корыстные или престижные соображения и чем больше в них личностной духовной заинтересованности в общении.

Приятельское общение является неформальным, поскольку сценарии его — в отличие от сценариев формального общения — не требуют обязательного соблюдения принятых в обществе правил этикета. Нарушение этикета — это знак близости, дающей право его нарушать. Когда его нарушает посторонний человек, — это знак того, что он либо навязывается вам в приятели, не интересуясь, хотите ли того вы, либо намеренно хочет вас унизить.

Приятели обычно обращаются друг к другу на «ты» и не по имени-отчеству, могут с нарочитой грубоватостью называть друг друга «Женька», «Машка», «старик», «старуха» и пр., подшучивать друг над другом, входить в зону интимного пространства друг друга. Если же так будет поступать незнакомый человек, то это может быть воспринято как оскорбление.

Но и в сценариях приятельского общения предполагается выполнение определенных норм поведения. В европейских странах допустимо похлопать приятеля по плечу или по спине, обнять, поцеловать, но не принято хлопать его по груди или животу. В Японии же и Китае целовать публично человека как противоположного, так и своего пола неприлично, даже если он приятель. А если вы в Латинской Америке будете обращаться к приятелю, строго при держиваясь европейских обычаев, он, возможно, сочтет вас слишком холодным и чопорным и засомневается в ваших приятельских чувствах. Что касается России, то у нас, кажется, нормы приятельского общения настолько сильно размыты, что указать какие-то их границы трудно.

Э. Берн заметил, что существует некий эталонный неформальный ритуал приятельского приветствия. У американцев он обычно состоит из восьми реплик, которыми они обмениваются при встрече — четыре с одной стороны и ответные четыре с другой. Он назы вает такие реплики словесными «поглаживаниями», по аналогии с физическими поглаживаниями. Выглядит этот ритуал примерно так:

1) А: Привет! (Доброе утро!) 2) Б: Привет! (Доброе утро!) 3) А: Тепло сегодня, правда? (Как поживаешь?) 4) Б: Да. Хотя, по-моему, будет дождь. (Прекрасно, а ты?) 5) А: Ну, счастливо! (Все в порядке!) 6) Б: До встречи!

7) А: Пока!

8) Б: Пока!

Этот обмен репликами фактически не несет никакой информации. Его цель сострит лишь в том, чтобы показать друг другу свою симпатию и поддержать тем самым знакомство. Если бы А и Б спешили, они, возможно, могли бы удовлетвориться всего парой «поглаживаний»: «Привет!» — - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 587 «Привет!». А «если бы они были, например, старомодными восточными монархами, то, прежде чем перейти к делу, им пришлось бы исполнить ритуал из двухсот „поглаживаний"». Наблюдения, проведенные нашими студентами, показали, что в России, как и в Америке, ритуал приветствия чаще всего складывается из восьми «поглаживаний» для более близких и из двух четырех для менее близких приятелей.

3.7. ИНТИМНОЕ ОБЩЕНИЕ Основой этого общения являются личностная эмоциональная заинтересованность друг в друге и глубокая душевная близость. Какие-либо меркантильные или престижные мотивы здесь не могут быть стимулирующей общение причиной. Если они появляются, это действует на интимное общение разрушительно. Не могут быть прочными интимные отношения и тогда, когда эмоциональная заинтересованность не взаимна или при взаимной эмоциональной заинтересованности нет духовной общности: рано или поздно это ведет к тому, что общение оскудевает и прекращается или же поддерживается лишь привычкой.

Интимное общение еще меньше, чем приятельское, регламентировано какими-либо формальными правилами поведения. Однако это не значит, что его сценарии складываются независимо от культурных установок. Общие нормы культуры общения действуют и здесь.

Берн Э· Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб., 1992. С. 28.

Особую важность приобретают нравственные качества партнеров, умение их слушать друг друга, понимать мысли и чувства другого, прощать ему случайные промахи и ошибки, преодолевать разногласия.

Основные типы отношений, с которыми связано интимное общение, — это дружба и любовь.

3.8. ДРУЖБА Дружба во все времена и во всех культурах почиталась как величайшая ценность. Однако сценарии дружеских отношений исторически менялись. В первобытных общинах существовала ритуальная дружба, символически приравниваемая к родству. Например, у дагомейцев каждый мужчина был обязан иметь трех друзей — «братьев по ножу», с которыми он породняется при инициации. Дружба как «побратимство», ритуально скрепленное обменом нательными крестами, описывается и в русских былинах.

В Древней Греции дружба противопоставляется родственным отношениям и строится на свободном выборе друзей в ходе совместной деятельности. Друзьями Одиссея Гомер называет его соратников. Основой дружбы являются не чувства, а действия, акты взаимной поддержки. У Гомера, однако, друзья различаются по степени близости: самый близкий друг Ахилла — Патрокл, вторым является Автомедон и третьим — Алким. Позже, во времена Сократа, начинают подчеркивать важность эмоциональной и духовной близости дружеских отношений.

В средние века дружеские связи устанавливаются, за редким исключением, между людьми, занимающими одну и ту же ступень социальной иерархии: рыцарская дружба, «молитвенные брат ства» и пр. Гуманисты эпохи Возрождения воспевают духовную дружбу, основанную на интеллектуальном общении.

В век Просвещения на первый план выдвигается нравственная сторона дру жеских отношений. Начинает входить в общественное сознание мысль, что дружба может связывать людей из разных слоев общества, что дружеские чувства важнее происхождения и со циального ранга. В литературе воспевается идеал романтической дружбы, в которой друзья готовы друг ради друга выдержать любые испытания, вплоть до смерти. В XIX в. этот романтиче ский накал ослабевает. У Пушкина есть строки:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он как душа неразделим и вечен...

И есть размышления совсем другого рода:

Что дружба? Легкий пыл похмелья, Обиды вольный разговор, Обмен тщеславия, безделья Иль покровительства позор.

В современную эпоху дружба остается социальной и нравственной ценностью, но отношения, которые именуют «дружескими», имеют множество градаций и оттенков. Нормативные каноны дружбы более строги в юношеском возрасте: требования, которым должна, по мнению юношей, удовлетворять истинная дружба, очень высоки. У людей более старшего возраста дружба, как - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 588 правило, утрачивает романтической ореол, которым она окружена в юности;

жизненные заботы, работа, семейные дела оставляют меньше времени для дружеского общения. Но если горячая юношеская дружба, кажущаяся друзьям вечной, нередко впоследствии полностью остывает, то в зрелом возрасте проверенная временем, многолетняя дружба оказывается гораздо прочнее.

Роль друга в сценариях дружеских отношений понимается по-разному в зависимости от национальных традиций. Психологические исследования юношеской дружбы обнаружили, что у англичан и японцев не принято посвящать друга в свои интимные проблемы и вмешиваться в его дела, если он сам об этом не просит;

а немцы и датчане, наоборот, считают, что от друга следует ожидать душевного участия в самых сокровенных вопросах личной жизни. Вместе с тем опросы мужчин и женщин в возрасте от 18 до 60 лет, кото рые провели психологи М. Аргайл и М. Хендерсон в Англии, Италии, Японии, Гонконге, показали, что есть некоторые неписаные правила дружбы, одинаково признаваемые в разных стра нах. Этот неписаный «кодекс дружбы» включает в себя следующие 13 основных правил:

• Делиться новостями о своих успехах*;

• Оказывать эмоциональную поддержку*;

• Добровольно помогать в случае нужды*;

• Стараться, чтобы другу было приятно в твоем обществе*;

• Быть уверенным в друге и доверять ему*;

• Защищать друга в его отсутствие*;

• Возвращать долги и оказанные услуги;

• Быть терпимым к другим его друзьям;

• Не критиковать друга публично;

• Сохранять доверенные другом тайны;

• Не ревновать и не критиковать посторонние личные связи друга;

• Не быть назойливым, не поучать;

• Уважать внутренний мир и автономию друга.

К самым важным опрошенные во всех странах относят шесть первых правил, помеченных звездочками. 3.9. ЛЮБОВЬ Любовь (имеется в виду половая любовь449 ) при всей своей исключительности и неповторимости подчиняется, так же как и дружба, существующим в культуре сценариям.

См.: Кон И. С. Дружба. М., 1987. С. 155-158.

«Я называю половой любовью (за неимением лучшего названия) исключительную привязанность (как обоюдную, так и одностороннюю) между лицами разного пола, могущими быть между собою в отношении мужа и жены, нисколько не предрешая при этом вопроса о значении физиологической стороны дела» (Соловьев Вл. Смысл любви // Соч. В 2 т. Т. 2. М., 1988. С. 511.

Даже сексуальное влечение — биологическая почва, на которой растет цветок любви, — принимает культурно обусловленные формы. На заре человеческой истории, в первобытной орде, допускался промискуитет — беспорядочные половые сношения. Появление половых табу было первым наложением культурного начала на сексуальный инстинкт. Оно означало ограничение сексуальных отношений зарождающимися социальными отношениями, нравственными нормами.

Во многих примитивных культурах вводился запрет на половые сношения на время важных коллективных дел — видимо, чтобы избежать конфликтов, рождавшихся в условиях промискуи тета. Еще в недавнем прошлом сваны в Грузии, пигмеи в Африке, моту в Новой Гвинее соблюдали обычай воздерживаться от половых сношений в ночь перед охотой, а меланезийцы — в течение нескольких недель. Возникновение парной семьи еще более ограничило удовлетворение сексуальных потребностей социально-культурными рамками. Современная цивилизация проникает даже в саму биологическую природу секса и деторождения, вводя в норму применение презервативов и других противозачаточных средств (что ортодоксы-католики осуждают как вме шательство в Божий замысел).

В разных культурах складываются различные формы эротики и сексуальных действий. На Западе при поцелуе нос прижимается к щеке партнера, а у эскимосов и полинезийцев в любовном поцелуе обязательно нужно потереться носами. В Индии издревле культивировалось сексуальное наслаждение и разнообразие позиций в половом акте (на стенах храма богини Кали в Кхаджурахо высечены изображения нескольких десятков позиций). А в средневековой Европе согласно - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 589 христианской морали «сладострастие» осуждалось, считались греховными все позиции, кроме классической (ее называли «миссионерской»), да и в той, по мнению блюстителей религиозной нравственности, женщина должна быть неподвижной (предполагалось, что, как писал еще в I в. до н. э. Лукреций, «в сладострастных отнюдь не нуждаются жены движеньях», ибо это мешает зачатию). Таким образом, культура оформляет и нормирует физиологию любовных отношений, точно так же как она это делает по отношению к другим физиологическим отправлениям человека (например, процессу еды). Что же касается духовно психологического содержания любви, то оно полностью формируется в ходе культурно-истори ческого развития человечества.

Половые табу в первобытном обществе стали предпосылкой возникновения избирательности — первой нормы индивидуальной любви как формы человеческих (а не чисто животных) отношений.

В античной литературе любовь описывается еще как чисто телесное влечение к определенному лицу. О духовном общении речь почти не идет. Характерно, что Пигмалион влюбляется в созданную им бессловесную статую. Видимо, древнегреческих мужчин не слишком интересовал духовно-интеллектуальный мир любимой женщины. Правда, Платон уже различал любовь чувственную и любовь духовную («Эрот Афродиты земной» и «Эрот Афродиты небесной»), ставя вторую выше первой. Но духовную любовь, между мужчиной и женщиной он считал невозможной. В античные времена духовное общение существовало только между мужчинами (некоторые гетеры — вроде знаменитой Аспазии, возлюбленной Перикла — это редкое ис ключение). Соединение телесного и духовного общения могло случаться только в гомосексуальной любви, которая была обычным явлением в Греции и Риме.

Представление о том, что чувственная любовь есть удел людей заурядных, тогда как духовная — благо, доступное лишь немногим избранным, прочно утвердилось в культуре эллинизма.

Новый поворот в развитии этой идеи был сделан христианством. Оно провозгласило духовную любовь Божественным даром, всеобщей основой и «истинной сущностью» взаимоотношений между Богом и человеком, между людьми и народами, между человеком и миром. Вместе с тем духовная любовь стала рассматриваться в христианском учении как высшая ценность для всех людей, а не только для избранных. В любви между мужчиной и женщиной стали видеть лишь частное проявление любви как высшего блага, дара Божьего (и притом отнюдь не самое лучшее проявление, ибо в ней присутствует плотское начало, оскверняющее любовь как духовное отношение к Богу, миру и человеку). Но все же такое представление о половой любви рас пространило на нее общие принципы христианской нравственности. В первом послании апостола Павла к Коринфянам (гл. 13) изложен своего рода «канон любви» — система правил, которыми должна руководствоваться всякая любовь, в том числе и половая:

1. Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится.

2. Не гордится.

3. Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла.

4. Не радуется неправде, а сорадуется истине.

5. Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

6. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

В реальной жизни, однако, любовные отношения редко строятся в полном соответствии с этим «каноном». Как выразился знаменитый остроумец XVII в. Ларошфуко, «истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел».

В спорах о том, что такое настоящая любовь и существует ли она или же ее выдумали поэты и философы, скрещивают копья и «юноши, едва уви девшие свет», и «умудренные судьбой бойцы с седою головой». Но под рокот этих словесных баталий, которые каждое поколение начинает заново, реальная жизнь демонстрирует нам разнооб разные образцы любовных отношений. Получая отражение в устных преданиях, в поэзии и прозе, в музыке и живописи, в романах и философских трактатах, такие образцы становятся примерами, в соответствии с которыми строятся сценарии любовных отношений. «Любви все возрасты покорны», но та любовь, которой они покорны, — это не «привидение», не идеальная, единственно истинная любовь, а любовь реальная, «настоящая» в том смысле, что ее по настоящему переживают. На поверку она оказывается очень разной. Культура облекает различные ее варианты в одежды символов, ритуалов и ролевых норм, которые программируют как поведение самих участников любовного действа, так и реакцию общества на это поведение.

Сценарий рыцарской любви в средневековье предполагал, что она должна публично - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 590 демонстрироваться. Рыцарь был обязан петь серенады под окном дамы сердца, но более тесное духовное и физическое общение при этом было совсем не обязательным. А вставая на путь любовных приключений, описанных Боккаччо в «Декамероне», можно было идти на любые хитрости ради физического обладания предметом страсти, но сам факт этого обладания надлежало держать в секрете.

Сценарий куртуазной любви в аристократических кругах требовал от любовников внешней учтивости и необычайной галантности;

особенно ценилось искусство вести занимательный и остроумный разговор, но высокая нравственность высокой цены не имела.

А в протестантских общинах любовь, наоборот, не мыслилась иначе как в рамках брачных уз, и в любовном общении ценилась отнюдь не тонкая эротика галантных намеков, а порядочность, верность супружескому долгу, забота о благополучии семьи.

Идеалы сентиментальной любви, описанной в романах Ричардсона (тех самых, которыми зачитывалась пушкинская Татьяна в «Евгении Онегине») предполагали, что любящий будет безудержно восторгаться прелестью возлюбленной, а она будет вести себя робко и стыдливо, и вместе они будут ахать, охать и лить слезы;

в случае же бе зответной любви вполне возможно, что выходом станет смерть. После того, как Гете описал любовные страдания юного Вертера, закончившиеся его гибелью, в Германии поднялась целая волна самоубийств на любовной почве (у Карамзина смерть бедной Лизы — характерный пример того, как завершается трагедия крушения сентиментальной любви).

Сценарий романтической любви тоже налагает на любящего обязательство боготворить возлюбленную, но в отличие от сентиментальной любви, здесь от него ожидаются не словесные излияния, вздохи и слезы, а геройские подвиги, в случае же любовной неудачи — гордый уход в одиночество и тоже гибель, но где-нибудь в бою или в борьбе с дикой природой.

Французский мыслитель XVIII в. Гельвеции отмечал, что характер любовного общения зависит «от степени праздности» партнеров:

«У занятого народа любви придают мало значения. Любовь здесь непостоянна и столь же непродолжительна, как цветение роз... У праздного народа любовь становится делом, она более постоянна... Богатая женщина не знает, как проводить свое время. Скука преследует ее. Желая избавиться от нее, она берет любовника... Иное дело — жена земледельца. Здесь супруги любят друг друга, потому что оба заняты и полезны друг другу: жена трудится на птичьем дворе и кормит грудью детей, в то время как муж обрабатывает землю». В литературе XVII-XVIII вв., по мнению П. Я. Макутона, обрисовывались два основных вида любви, характерных для того времени: «Первый — это разумная, рассудочная любовь, в которой порядочный человек видел свой долг. Он вступал в брак, был защитником и кормильцем семьи, воспитателем собственных детей, добрым другом, советником, опорой супруги, честным бюргером и порядочным гражданином. Второй предполагал любовь как утеху, забаву, наслаждение с любовницей, легкомысленной, веселой, шаловливой и кокетливой. В первом слу Гельвеции К. Соч. В 2 т. Т. 2. М., 1974. С. 393.

чае любовь — будни, во втором — праздник;

в первом — подвиг, во втором — грех... В реальной же действительности крайности сходились: конкретный человек мог иметь и пуританскую семью, и шаловливую кокетку-любовницу». Это, очевидно, взгляд с мужской точки зрения. Для женщины же, соответственно, сценарий первого вида любви предлагает роль добродетельной супруги верного и надежного спутника ее жизни, хозяйки, матери, хранительницы домашнего очага, а сценарий второго вида — наполненную удовольствиями и развлечениями жизнь любовницы, окруженной заботами внимательного, щедрого и галантного кавалера, который охотно выполняет любые ее прихоти (правда, здесь ролевые ожидания мужчины и женщины могут оказаться противоречащими друг другу).

Идущее от Платона различение любви чувственной и духовной стало лишь первым шагом к анализу разнообразия ее видов. Известно много попыток построить более развернутую типологию любовных отношений.

Стендаль в своем знаменитом трактате «О любви» (1822) выделял 1) любовь-страсть, 2) любовь-влечение, 3) физическую любовь, 4) любовь-тщеславие. При этом он, однако, сознавал условность своей классификации. «Впрочем, — замечал он, — вместо того чтобы различать четыре рода любви, вполне возможно допустить восемь или десять разновидностей ее». - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 591 Н. Бердяев считал важным различие между любовью восходящей и любовью нисходящей.

Первая — это влюбленность. «Влюбленность есть притяжение вверх, восхищение, она доходит до творческого экстаза», и вместе с тем «предполагает ущербность, неполноту, тоску по восполнении, притяжении к тому, что может обогатить». Вторая — любовь жалость, любовь сострадание. Она «ничего не ищет для себя, она от избытка дает другим». В любви эти две ее разновидности могут и сочетаться вместе. Макутон П. Я. Любовь, любовь, любовь... Минск, 1997. С. 101-102.

Стендаль. Собр. соч. В 15 т. Т. 4. М., 1959. С. 364.

Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека. Париж, 1939. С. 184.

Наиболее развернутая типология любви была предложена в 1970-х гг. Дж. Ли и проверена психологами Клайдом и Сьюзен Хендрик в 1980-1990-х гг. на больших выборках испытуемых. В ней выделяются шесть «стилей любви» — три «первичные» и три «вторичные», образованные сочетаниям трех «первичных». Эти стили обозначены древнегреческими словами:

• Эрос — страстное увлечение, стремление к физической близости;

• Людус — любовная игра, доставляющая наслаждение, но без глубокого чувства, допускающая возможность измены;

• Сторге — спокойная, теплая, надежная любовь-дружба;

• Прагма — из смеси сторге и людуса, рассудочная, поддающаяся сознательному контролю любовь по расчету;

• Мания — смесь эроса и людуса, одержимость, непреодолимая страсть, иррациональная зависимость от объекта;

• Агапе — бескорыстная самоотдача, синтез эроса и сторге.

Соотношение этих «стилей любви» схематически представлено на рис. 6.2.

Разнообразие существующих в действительности видов любви трудно подчинить какому-то единому идеалу. Во всяком случае, история свидетельствует, что за две тысячи лет после воз никновения христианства практика любовных отношений явно не приблизилась к реализации христианского идеала любви. Более того, религиозно-аскетическое осуждение «плотских утех»

как греха и допущение полового акта только в целях деторождения с течением времени все больше становилось скорее исключением, чем правилом. Даже католические прелаты и монахи, обязанные свято соблюдать целибат (воздержание), не слишком усердствовали в этом, и нередко це См.: Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Рис. 6. лые монастыри превращались в гнезда разврата. А в светской культуре любовное общение включало «радости плоти» в качестве одного из своих непременных и самых привлекательных атрибутов.

В XVIII в. в наиболее резкой и циничной форме вызов церковной половой морали бросил маркиз де Сад. Высмеивая духовную любовь как «душевное безумие», он противопоставил ей «чувственное наслаждение», которое должно быть свободным от всяких культурных норм и ограничений. Нужно, считал он, освободиться от стыда, от супружеских и семейных форм по лового общения, вернуться к «естественным», не упорядоченным никакими культурными нормами отношениям полов.

В России религиозную трактовку любви сурово критиковал Н. Бердяев:

«Христианские теологи, учители Церкви, официальные представители христианства никогда не могли ничего сказать о любви, кроме пошлостей, и даже не замечали ее». Против религиозного замалчивания и порицания физической стороны страстно протестовал В.

- Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 592 Розанов.

«Могло ли бы когда-нибудь придти на ум, — писал он, — окружить религиозным культом питание, кровообращение, дыхание, мускульный труд и ввести это в обряды церкви?

Между тем это сделано, и не у одного народа, а у всех — относительно размножения.

Венчание есть ритуал церкви, учение о браке есть отдел христианского богословия... О столь важной вещи, которую чтут религия и наука, и от которой мы все происходим, которая есть „податель нашей жизни" и, следовательно, Бердяев Н. А. Указ. соч. С. 173.

почти Божественна, мы и все народы не говорим вслух, а шепотом и закрываем ее пологами, а ночь закрывает ее темнотою, и вообще „глаз не должен ее видеть", а язык не должен произносить ее „имя"»... Согласно П. Сорокину, религиозно-христианский взгляд на любовь был характерен для идеационного типа культуры, существовавшего в средневековой Европе, а начавшееся с XV в.

развитие сенситивной культуры привело к типичному для последней акцентированию чувственной стороны любви. С конца XIX в. протест против религиозных «оков» любви влился в нестройный хор голосов, провозглашавших необходимость пересмотра культурных традиций. Марксизм и ницшеан ство, модернистские веяния в искусстве и сотрясение основ классической науки, классовые битвы и феминистское «восстание против мужчин» — все это с разных сторон подрывало духовные устои сложившегося общественного порядка. И «проблема пола» стала одной из модных тем, где развернулась критика «буржуазного лицемерия». 3. Фрейд выдвинул идею о том, что вся человеческая культура возникает как результат сублимации либидо, т. е. переноса сексуальной энергии из половой сферы в сферу творческой деятельности. У русского философа и литературоведа М. О. Гершензона не только половой инстинкт, но и вообще любовь как феномен в целом выносится за пределы культуры:

«Любовь есть полярная противоположность культуры», ибо культура «орудийна», она создается орудийной деятельностью, в которой личность выражает себя всегда лишь частично, тогда как любовь «паче всего лелеет ценность единичного» и потому охраняет целостность обеих охваченных ею личностей. Розанов В. В. Афродита и Гермес // Весы. 1905. № 5. С. 44.

Сорокин П. Таинственная энергия любви // Социологические исследования. 1991 № 8-9.

Сорокинская концепция типов культуры рассмотрена в Части III, гл. 4, § 5).

Гершензон М. Тройственный образ совершенства. М., 1918. С. 82.

Стремление освободить любовь от культурных ограничений проявилось в так называемой «сексуальной революции» XX в. Фрейдомарксист Г. Маркузе в книге «Эрос и цивилизация»

(1955) объявил ее «Великим отказом» от предшествующей культуры, освобождением чувств от контроля разума. Действительно, «сексуальная революция» выразилась в «раскрепощении секса», поиске новых форм семьи и пр. Однако к концу века оказалось, что хотя нормы гендерного поведения заметно изменились (половая мораль стала более либеральной, внебрачные связи — более распространенными, вопросы секса — более открытыми), опасения, что это приведет к разрушению идеалов любви и сведению ее к «голому сексу», были напрасными. Любовь не исчезла, но секс перестал быть чем-то оскверняющим ее.

Социологические исследования свидетельствуют, что «сексуальная революция» не ослабила (а может, и увеличила) веру в существование «большой», «настоящей» любви. Так, при опросе немецких и советских студентов в 1990 году, когда на Западе «сексуальная революция» уже закончилась, а в СССР, пожалуй, еще только начиналась, оказалось, что уверены в существовании «большой любви» 53% студентов в ФРГ, 49% — в ГДР и только 33% в СССР. А по числу сексуальных партнеров советские студенты намного опередили немцев, переживших «сексуальную революцию». Среди опрошенных молодых американцев 90% подчеркнули, что не мыслят брак без любви, тогда как российская молодежь, видимо, придает любви гораздо меньше значения: готовы вступить в брак без любви 30% мужчин и 41% женщин. Но что же представляет собою «настоящая», «большая» любовь? Рели См.: Кон И. С. Сексуальная культура в России: клубничка на березке. М., 1997. С. 257-258;

Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997. С. 563.

гиозное принижение «плоти» вряд ли входит в современные идеалы любви. Противопоставление - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 593 чувственной и духовной любви, «радостей плоти» и «радостей души», по-видимому, ушло в прошлое. Мало кто ныне сомневается в том, что полноценная взаимная любовь между мужчиной и женщиной включает секс как свой естественный компонент. Люди не ангелы, и их любовь не ангельская. Однако мнения об идеальной любви весьма неоднозначны (что, впрочем, не есть специфическая особенность нашего времени).

Всякий идеал есть нечто принципиально отличное от того, что существует в действительности. В этом отношении идеальная любовь подобна многим другим идеалам. Вспомните: идеальный ма тематический маятник или идеальный газ — это объекты, которые в действительности не существуют и существовать не могут. «Идеальная любовь» — это такая же воображаемая вещь, как «идеальная справедливость», «идеальная красота», «идеальное общество».

Никогда в истории не было общества, которое все единодушно сочли бы идеальным. Что такое идеальная справедливость: полное равенство? или равные возможности? или «каждому по труду»? Может быть, она выражена в коммунистическом принципе «от каждого по способностям, каждому по потребностям»? Но возможно ли обеспечить реальное осуществление этого принципа? В конечном счете, ответ на эти вопросы зависит от социально-культурных установок, из которых люди исходят. Реальность может более или менее соответствовать избранному людьми идеалу, но никогда не совпадает с ним.

Однако имея в уме некий идеал люди могут действовать, приближая своими усилиями действительность к этому идеалу. Так же и с любовью.

Об идеальной любви, как и о всяком идеале, можно сказать, что, во-первых, ее можно представлять по-разному, поскольку идеал — продукт воображения;

во-вторых, нельзя опреде лить, какое из разных представлений об идеальной любви является истинным: ведь истина — это отражение какого-то предмета действительности, а если неясно, что в действительности служит предметом отражения, то нет и объективного критерия оценки истинности;

отсюда, в третьих, следует, что каждый может следовать тому идеалу любви, который ему нравится.

Это, однако, не означает, что представления людей об идеальной любви строятся совершенно произвольно. Выбор идеала любви, в конечном счете, обусловлен тем полем выбора, который предоставлен личности культурой. Любящему представляется, что он (или она) ведет себя в любви так, как того требует «природа» его личности. И это действительно так. Но особенности личности проявляются в том, какой из заложенных в культуре возможных сценариев любовного поведения она выбирает. Разные формы любви окрашены культурой разными красками — розовая сентиментальная любовь, бесцветная любовь-привычка, кровавая любовная драма, черная демоническая страсть, голубая гомосексуальная любовь. Каждый выбирает краску, которая больше подходит его натуре...

В культурном пространстве исторически складываются и сосуществуют различные идеалы и сценарии любви, но в каждом типе культуры действуют социальные, нравственные, психоло гические установки, которые делают какие-то идеалы и сценарии предпочтительными, а какие-то осуждают как недостойные культурного человека. Вместе с тем есть и некоторые общече ловеческие, универсальные ценности и идеалы, ориентирующие людей всегда и всюду искать в любви высшей человеческой близости, преданности, взаимной поддержки. «Канон любви» апо стола Павла не утратил своей значимости и сегодня.

Уже Стендаль подчеркивал, что существуют «одни и те же законы», по которым любовь рождается, живет и умирает. Современные психологические исследования показывают, что обя зательными нормами любовного общения для всех любовных пар являются взаимопонимание, взаимоподдержка, удовольствие от общения друг с другом. 3. Рубин, выделив привязанность, заботу и интимность в качестве факторов любовного общения, провел наблюдения над несколькими сотнями любовных пар и обнаружил, что чем выше показатели, характеризующие силу этих факторов, тем больше пары склонны «не сводить глаз друг от друга», обращая мало внимания на окружающих.

Одним из главных препятствий на пути к «настоящей» любви нередко становится опасение, что любовь останется неразделенной, боязнь отдаться чувству, не получив ничего взамен. Но, по выражению Цветаевой, «любовь — это все цветы в огонь, и все задаром». «Торговые отношения»

же (по принципу эквивалентного обмена — «ты — мне, я — тебе»), проникая в мир любви, становятся барьером на пути развития любовных чувств. Отсюда проистекает рассогла сованность чувственного и душевного влечения, страх близости.

Это ярко демонстрируют герои известного фильма Э. Рязанова «Ирония судьбы, или с легким паром»:

«В течение двух часов герои друг от друга отказываются. Они ведут себя так, словно - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 594 заранее уверены в неудаче. Любимая любовь русских — несчастная любовь. В ход идут малейшие зацепки — друзья-подруги, женихи-невесты, летят за окно фотографии и билеты. Но в том и состоит цель их любовной игры, чтобы в секс не ввязаться, избежать его. Оба они боятся осложнить собственную, пусть не совсем счастливую, но стабильную жизнь. В этих поведенческих установках коренится причина их одиночества. Больше всего они страшатся взять на себя ответственность за другого человека». В современном рыночном обществе любовь — товар дефицитный. Что принесет XXI в.? Какой станет культура любви в III тысячелетии? Это зависит от того, каким будет вообще весь мир человеческой культуры.

§4. КУЛЬТУРА ТРУДА Эту область культуры обычно называют организацией труда. Организация труда — необъятная тема. Она рассматривается в целом ряде специальных дисциплин. Во многих вузах читаются специальные курсы, посвященные организации труда в той или иной отрасли — в соответствии с профилем вуза. Рассматриваемые в таких курсах вопросы лежат, по сути дела, на стыке культурологии с психологией, социологией, экономическими, техническими и другими науками.

Этот «стык» можно было бы считать смежной с культурологией комплексной наукой или, если угодно, «прикладной культурологией». Но в настоящее время связь между проблемами организа ции труда и культурологией пока еще плохо осознается и учитывается как специалистами по организации труда (теоретиками и практиками в разных сферах производства, управления, менеджмента и т. д.), так и культурологами. «Организация труда», понимаемая как специальная дисциплина, строится в отрыве от культурологии.

«Прикладной культурологии» в указанном смысле еще не существует.

Однако фактически формы и способы организации труда в любой области есть не что иное как культурные сценарии трудовой деятельности. Если организация труда соответствует лучшим образцам, имеющимся в мировой практике, то это означает его высокую культуру, а если не соответствует — низкую.

Но если говорить о культуре труда вообще, не учитывая различных ее осо Отрывок из газетной статьи Л. Луниной;

цитируется по кн.: Кон И. С. Сексуальная культура в России: клубничка на березке. М., 1997. С. 255.

бенностей, зависящих от исторических условий, от социокультурных особенностей общества, от специфики разных областей трудовой деятельности, то найти какие-либо общие критерии, по которым высокая культура труда отличается от низкой, вряд ли возможно. Не случайно попытки создать универсальную теорию организации труда успехом не увенчались.

Одну из наиболее известных попыток такого рода предпринял польский ученый, логик и философ Т. Котарбиньский. В 1940-1950-х гг. он разработал «общую теорию эффективной организации деятельности», названную им «праксеологией». В этой теории дается анализ общей структуры человеческой деятельности и понятий, в которых она описывается, указываются некоторые пути и способы совершенствования деятельности (инструментализация, интеграция, программизация, рационализация, координация, концентрация, стандартизация, экономизация, специализация, централизация и др.).

Однако теоретическое содержание праксеологии, в целом, не выходит за рамки достаточно тривиальных соображений, и она, несмотря на ряд интересных мыслей и лю бопытных примеров, приводимых Котарбиньским, дальнейшего развития до сих пор не получила и статуса общепринятой научной теории не приобрела. И причиной этого, скорее всего, является то, что дальше весьма абстрактных положений в подобной общей теории идти некуда. Ибо в разных типах общества складываются свойственные им формы культуры труда, и при оценке их надо исходить из того, в какой мере они отвечают кон кретно-историческим социокультурным условиям и потребностям общества.

4.1. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ТРУДА В первобытные времена основными видами трудовой деятельности были охота, скотоводство, земледелие, домашний труд. Разделение труда — первая культурная норма его организации.

Характерной чертой культуры труда на этой начальной стадии было то, что во всех его видах процедуры, способы, навыки индивидуальных и коллективных действий в значительной части об ретали магическое истолкование и закреплялись в форме ритуалов.

На более поздних стадиях общественного развития разделение труда усложняется. Выделяются в качестве его особых видов ремесло (бывшее ранее частью домашнего труда), добыча металлов, - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 595 строительство, торговля. В средневековой Европе возникает цеховая организация ремесленного труда со строгими нормами, регламентирующими как процессы производства, так и свойства производимых изделий. Появление мануфактурного производства сопровождается разложением сложных производственных процессов труда на выполняемые разными работниками элементарные операции, что, с одной стороны, снижает требования к их квалификации, а с другой — повышает требования к организации коллективной работы.

Переход к индустриальному обществу вызывает настоящую революцию в культуре труда.

Крупная промышленность с ее быстро разрастающейся и усложняющейся машинной техникой рождает новый тип работника — профессионально обученного наемного рабочего. Машинная техника требует от него не только знаний, но и строгого соблюдения трудовой дисциплины, подчинения своих действий ритму, в котором работает машина, высокой — машиннообразной — точности этих действий. Важнейшим показателем культуры труда становится степень технической оснащенности рабочего места.


Чем больше увеличивается численность производственного персонала и объем используемых в производстве технических средств, тем более важную роль играет управление предприятием — деятельность инженера, менеджера. Культура труда делается предметом их особых забот. Ее требования воплощаются в совокупность точно определенных технологических условий и норм, которые должны соблюдать работники. Эти условия и нормы, так же как параметры предмета и продукта труда на всех стадиях его обработки, становятся делом научно-инженерного расчета. Сценарии трудового процесса приобретают облик четких технологических схем. В XIX в.

появляются специальные работы, посвященные научной организации труда. Один из пионеров в этой области — американский инженер и исследователь Ф. Тейлор — разрабатывает систему методов оптимизации управления производством, направленную на интенсификацию труда и повышение его производительности. Его система предусматривает хронометраж и нормирование времени осуществления отдельных операций, стандартизацию орудий и приемов труда, введение поточных линий и конвейеров, научное обоснование функций работника, режима работы и т. д.

Большое внимание Тейлор уделяет тому, чтобы оплата труда стимулировала его интенсификацию.

Эти идеи получили развитие во многих последующих разработках научной организации труда.

В процессе развития индустриальной культуры труда все более явственно обнаруживается ее внутренняя противоречивость. Критики капитализма, в особенности марксисты, уже в XIX в.

вскрывают содержащуюся в ней тенденцию превращения рабочего в безгласный придаток машины, в безжалостно эксплуатируемую «рабочую силу». Происходит отчуждение работника от процесса и результатов своей деятельности. Рост культуры труда оборачивается падением заинтересованности в нем трудящегося человека. Лишенный собственности, отстраненный от создаваемого его руками богатства, обреченный на изнурительный труд, он проникается ощущением бессмысленности своих усилий, обделенности и враждебности к порабощающим его общественным силам. Борьба трудящихся за улучшение своего положения, с одной стороны, и необходимость иметь квалифицированных работников, с другой, постепенно ведут к повышению их жизненного уровня. Однако отчуждение остается непреодоленным и доныне.

С середины XX в. культуру труда на производстве начинают связывать с его автоматизацией, освобождением работника от выполнения как физической, так и однообразной, рутинной ум ственной работы. Вместе с тем направлением совершенствования культуры труда становится требование его гуманизации. Это обусловливается как общими тенденциями развития культуры в эпоху постиндустриального общества, так и недостаточной эффективностью методов внешнего принуждения и контроля в условиях автоматизации производства. Современная культура труда требует от работников внутренней ответственности за свою работу и самоконтроля. К необходимым признакам высокой культуры труда в настоящее время относят способствующую этому обстановку: эффективную систему материального и морального стимулирования заинтересованности работников в повышении качества работы, поощрение их инициативы, заботу об улучшении условий труда и быта работников, создание благоприятного психологического климата в коллективе, установление «человеческих отношений» между администрацией и ра бочими и т. п. Отсутствие же таких признаков расценивается как недостаток культуры труда на предприятии.

4.2. КУЛЬТУРА УМСТВЕННОГО ТРУДА Бурное развитие информационной техники во второй половине XX в. приводит к существенным - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 596 переменам в культуре умственного труда. На наших глазах совершается настоящий переворот, связанный с его компьютеризацией. С введением в практику персональных компьютеров отходят в прошлое многие привычные представления о формах, условиях, средствах «кабинетной работы».

Компьютер выступает как быстрый и надежный помощник, предоставляющий человеку неви данные ранее возможности получения, переработки, сохранения и представления в удобном для использования виде огромных массивов информации. Вот лишь некоторые функции, которые берет на себя компьютер, освобождая силы и время работника-пользователя и при этом не требуя от него каких-либо специальных познаний в компьютерном деле:

• Решение разнообразных логико-математических задач, включая такие трудоемкие расчеты, которые человек был бы не в состоянии выполнить за годы.

• Анализ данных и автоматическое представление их в нужной пользователю форме — в таблице, графике, выборках по заданным параметрам, переводе на другой язык и т. д.

• Подготовка текста, оформление его желаемым для автора образом, корректорская правка и т. д., вплоть до изготовления готового макета книги.

• Выполнение работ по специальным программам (например, изготовление бухгалтерских документов, карт и пр., проектирование, планирование, компьютерная графика).

• Хранение и быстрое воспроизведение различных материалов, быстрый поиск в них нужных данных.

• Замена домашней библиотеки (один компакт-диск может вместить несколько тысяч книг).

• Включение в коммуникационные каналы, открывающие доступ ко всем крупнейшим библиотекам мира, информационным агентствам и другим источникам информации, позволяющие вступать в общение с множеством организаций и лиц, получать и распространять информацию через электронную переписку, WEB-страницы, электронные версии журналов, так называемые «болталки» («chat») и пр.

• Создание новых форм интеллектуальной продукции — электронные публикации, интернетовские конференции, «гиперлитература» и другие виды коллективного творчества.

С помощью персональных компьютеров становится возможным выполнять многие виды работ (например, бухгалтерское делопроизводство, теоретические исследования, проектно конструкторские работы, управление автоматизированными техническими системами) не в офисе, а на дому, получая необходимые данные и пересылая результаты работы по компьютерной сети.

Это, вероятно, приведет в скором будущем к широкому распространению новых форм организации труда в учреждениях и на предприятиях: без ежедневного сбора работников в одно помещение, со свободным, индивидуально определяемым распределением времени работы и отдыха, с безбумажной технологией и т. д.

Трудно даже представить себе, как при отсутствии компьютеров могли бы существовать современная финансово-экономическая система, транспорт и связь, машиностроение и торговля.

Компьютерная грамотность необходима повсюду. Любой студент нынче знает, что без нее он вряд ли сможет найти хорошую работу. Однако до сих пор даже в наиболее экономически развитых странах она еще недостаточно распространена. В 1998 г. японские газеты взволнованно обсуждали тот факт, что, как оказалось, почти треть школьных преподавателей не знает, как обращаться с компьютером. В нашей стране положение еще хуже. И хотя, кажется, у нас теперь в детсаду знают, для каких мышек покупают коврики, среди работников умственного труда людей, умеющих водить мышку по коврику, пока слишком мало. До превращения компьютера в привычное орудие умственного труда — столь же привычное, как гусиное перо для Пушкина и шариковая ручка для современного студента, — еще далеко. Но несомненно, что компьютеризация — одно из важнейших направлений развития культуры труда.

Однако всякая техника может стать опасной для человека, и компьютер тут не исключение. Некоторые ученые не без основания указывают на то, что компьютеризация может стать фактором дегуманизации не только труда, но и всей жизни человеческого общества, если переложить на компьютеры решение проблем, связанных с судьбами людей.

На основе компьютерной обработки информации можно отбросить худшие решения и выделить лучшие. Но окончательный выбор решений должен оставаться за человеком. К компьютеризации их выбора надо относиться с большой осторожностью. Все-таки компьютер должен оставаться - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 597 помощником человека, а не становиться его начальником. Среди американских специалистов по электронным технологиям получили признание сформулированные Дж. Муром три принципа, которые ограничивают роль компьютеров в принятии решений: на компьютеры нельзя возлагать принятие 1) решений, которые люди хотят принимать сами, 2) решений, которые человек может принять более компетентно, 3) решений, которые человек не сможет исправить или отменить. Не следует упускать из виду и негативные стороны процесса работы с компьютером. Длительное сидение перед ним в наибольшей мере угрожает глазам: ослабление зрения констатируется медиками у многих его постоянных пользователей. Поэтому необходимо соблюдать меры предосторожности — держаться на расстоянии не менее 60 см от экрана монитора, делать регулярные перерывы через каждые 1,5-2 часа и т. д. Компьютер может оказывать вредное воздействие на психику: известны случаи психических отклонений, выражающихся в вовлечении личности в «компьютерную реальность» настолько, что она теряет связь с реальным миром («компьютерный психоз»).

Ethical Issues in the Use of Computers. Belmont, 1985. P. 128.

В работе с компьютером еще более настоятельно, чем в докомпьютерный век, требуется выполнять общие правила гигиены умственного труда (режим, правильный выбор рабочей позы, удобная организация рабочего места, нормальное питание, активный отдых и пр.). Нарушение их, в том числе и в сторону чрезмерного увеличения времени, проводимого за работой, нередко имеет следствием лишь ухудшение ее результатов и уменьшение работоспособности. Физиолог H. E.


Введенский считал наиболее важными для обеспечения продуктивности труда следующие пять условий:

1. В работу надо входить постепенно.

2. Работа, а также сон, прием пищи и т. п. должны быть ритмичны.

3. Нужно соблюдать привычную последовательность и ритмичность деятельности.

4. Необходимо чередовать труд и отдых.

5. Важно осознавать общественную полезность своего труда.

Но, конечно, эти и другие правила культуры умственного труда, о которых шла здесь речь, при всей их значимости сами по себе не гарантируют ни хороших его результатов, ни, тем более, высоких творческих достижений. Нельзя и возлагать на компьютеры чрезмерные надежды.

Можно и карандашом создавать шедевры, а с компьютером в руках быть беспомощным про стофилей. В конечном счете, решающее значение в умственном труде имеют не сценарий его организации, не его условия и орудия, а качества личности, которая им занимается.

4.3. УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ ТРУД И КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА Особое внимание в деловом мире стали в настоящее время привлекать проблемы организации управленческого труда. Управленцам приходится воспринимать огромный объем информации — текущие данные о состоянии дел, докладные записки, письма из многих источников и т. д. Они должны принимать решения по разнообразным вопросам, контролировать сроки и качество их исполнения, разбираться с жалобами, улаживать конфликты. И притом руководителям надо еще найти время на чтение специальной литературы, журналов и газет, чтобы быть в курсе новостей и не отстать от конкурентов.

Эффективно справиться со всеми многочисленными и разнообразными обязанностями можно лишь при достаточно высокой культуре управленческого труда. Она предполагает разработку и умелое проведение в жизнь сценария управленческой деятельности, предусматривающего рациональное планирование времени, делегирование полномочий подчиненным, подбор надеж ных помощников, создание вокруг себя атмосферы доверия и ответственности и многое другое.

Компьютер стал ныне непременной принадлежностью любого руководителя. Но, конечно, наличие его на столе вовсе означает реальной компьютеризации управленческой деятельности.

Для эффективного использования возможностей компьютера необходима информационная поддержка: соответствующее программное обеспечение, оперативное поступление необходимых данных, а главное — предварительная оптимизация самой системы управления, сбора информации, каналов ее функционирования, процедуры принятия решений.

В одной из книг, посвященных «компьютерной культуре», рассказывается, как в 1980-х гг.

программисты, получившие задание разработать систему автоматизации управленческих операций для руководства крупной компании, через некоторое время потребовали:

«Скажите нам, что делает президент компании». Это заставило президента задуматься - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 598 над тем, что же он действительно должен и чего не должен делать. Computer Culture: The Scientific, Intellectual and Social Impact of the Computer. N.Y., 1984. P. 6.

Большое значение имеет стиль руководства. Принято различать два основных стиля — демократический и авторитарный.

В современных условиях более предпочтительным считается демократический стиль руководства.

Психологические исследования выявили три основных фактора, вызывающие у руководителей психическое напряжение: 1) они нередко сталкиваются с противоречивыми требованиями, которые невозможно удовлетворить, 2) им приходится принимать решения в сжатые сроки и к тому же часто не располагая всей необходимой информацией, 3) служебные обязанности заставляют их быть беспристрастными и даже безжалостными, подчас подавляя в себе че ловеческое сочувствие и личные симпатии. Демократический стиль руководства позволяет ослабить действие этих факторов. Однако это не значит, что его надо придерживаться всегда и всюду. Стиль руководства должен соответствовать как личностным особенностям руководителя, так и обстоятельствам, в которых он работает.

Петербургский психолог В. И. Викторов подчеркивает, что вопрос о стиле руководства необходимо рассматривать в контексте более общего вопроса — об корпоративной культуре предприятия (фирмы, учреждения, организации).

Корпоративная культура предприятия Корпоративная культура предприятия определяется, во-первых, доминирующим на предприятии типом ценностно-регулятивной парадигмы и, во-вторых, рабочими качествами персонала.

Рассмотрим эти два фактора подробнее.

1) Существуют 4 типа ценностно-регулятивных парадигм, характерных для корпоративной культуры предприятия:

• структурная, • гуманистическая, • политическая, • символическая. Bolman L., Deal T. Reframing Organizations. San Francisco, 1991.

Структурная парадигма Структурная парадигма ориентирует работников на рациональную технологическую организацию деятельности предприятия. На первом месте здесь проблема эффективного взаимодействия структурных звеньев предприятия, его отделов и служб. Большое значение придается вертикальной и горизонтальной координации деятельности подразделений, четкому определению функций каждого работника, его обязанностей и ответственности. В центре внима ния — логика, факты, цифры. Предприятие работает подобно механизму. Предполагается, что люди в своих действиях руководствуются рациональными соображениями, и потому их нужно и можно убеждать с помощью логической аргументации. Персонал требует от руководства четкого планирования работы, компетентности, последовательности, целеустремленности решений и действий, убедительного объяснения и обоснования их целесообразности.

Гуманистическая парадигма Гуманистическая парадигма выдвигает на первый план проблему взаимоотношений между предприятием и его персоналом. Предполагается, что люди — это важнейший ресурс пред приятия. Поэтому необходимо заботиться об их нуждах. Администрация должна думать о повышении квалификации работников, об улучшении условий и оплаты труда, привлекать ра ботников к участию в процессе обсуждения и принятия управленческих решений. А работники ответят на это повышением эффективности и качества своей работы. На предприятиях с до минирующей парадигмой такого типа создается психологическая атмосфера, способствующая сплочению коллектива, распространены сотрудничество и взаимовыручка. Персонал ожидает от руководителей «человеческого» отношения, помощи, содействия. Главная задача руководства — достичь гармонии между нуждами персонала и нуждами предприятия. Если ему это удается, то и предприятие, и люди процветают.

Если нет, страдает и предприятие, и люди.

Политическая парадигма Политическая парадигма исходит из представления, что деятельность предприятия зависит от того, как складываются отношения между различными группами персонала и отдельными работниками. Интересы людей, работающих в разных отделах, на разных уровнях служебной иерархии, принадлежащих к разным профессиональным, этническим, гендерным группам, не со - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 599 впадают. Возникают коалиции между людьми и группами со сходными интересами.

Ограниченность имеющихся на предприятии ресурсов вызывает борьбу за их распределение и конфликты. Для отстаивания своих интересов нужно обладать силой — способностью влиять на принятие решений. Сильнее оказываются те, кто умело привлекает союзников, владеет искусством устанавливать личные контакты и использовать их для своих целей, с успехом ведет переговоры, находит поддержку на верхах, получает доступ к информации, к контролю над подбором и перемещением кадров и т. д. Предприятие похоже на джунгли, в которых надо уметь ори ентироваться. В таких условиях руководитель должен быть искусным политиком, способным урегулировать противоречия и понимающим, как можно использовать коалиции, конфликты и конкуренцию между работниками для повышения эффективности их труда.

Символическая парадигма Символическая парадигма фокусирует внимание персонала на значении происходящих в жизни предприятия событий. Важное место занимают ритуалы, торжественные церемонии. Под держивается интерес к истории предприятия, к различным мифам о его славном прошлом.

Тщательно соблюдаются традиции. Ветераны окружаются почетом. Большое значение придается символике, воспитывающей патриотизм, гордость за свое предприятие. В то же время остается неясным, кто за что отвечает, как и почему принимаются те или иные решения. Пред приятие напоминает театр, в котором разыгрывается интересная пьеса. Планы работы воспринимаются как символы, как игра. На руководителя смотрят как на мага и пророка, который должен уметь передать людям свое видение событий, вдохновлять их и придавать смысл их работе.

В действительности элементы различных ценностно-регулятивных парадигм смешиваются, и тип корпоративной культуры определяется лишь относительным преобладанием в ней элементов той или иной из описанных парадигм. Возможно, однако, что на предприятии не существует отчетливо доминирующей парадигмы. В некоторых подразделениях преобладает один тип корпоративной культуры, а в некоторых — другой. Различные типы корпоративной культуры могут параллельно существовать на разных уровнях служебной иерархии: например, на верхах — один, на среднем уровне управления — другой, у исполнителей — третий. Ситуации такого рода опасны для предприятия и ставят руководство в особенно сложное положение. Сосуществование тесно взаимодействующих, но руководствующихся разными культурными установками звеньев создает почву для конфликтов, перерастающих в склоки. Чтобы погасить их, руководство вынуждено прибегать к репрессивным мерам. Но в результате оно само вовлекается в конфликты, что вызывает недоверие к нему и сопротивление его указаниям. Взаимное непонимание и неприятие норм поведения, падение авторитета руководителей и результативности управления грозят развалом предприятия. Поэтому установление и сохранение единого типа корпоративной культуры на предприятии имеет принципиальное значение для его эффективной работы.

2) Важнейшими качествами персонала, от которых в существенной мере зависит корпоративная культура, являются степень умения, способности выполнять работу хорошо и степень усердия, старательности, желания хорошо работать.

Согласно П. Герсею,464 стиль руководства должен выбираться с учетом указанных качеств персонала. В построенной им «ситуационной» теории управления вместо упомянутых выше двух стилей (авторитарного и демократического) предлагаются четыре модели стиля руководства (и, соответственно, четыре сценария управленческой деятельности):

• Директивный стиль — при неумелом и неусердном персонале;

управление с помощью приказов и указаний.

• Тренирующий стиль — при неумелом, но усердном персонале;

управление с помощью обучения и разъяснений.

• Стимулирующий стиль — при умелом, но не усердном персонале;

управление с помощью поддержки и привлечения к соучастию в выработке решений.

• Делегирующий стиль — при умелом и усердном персонале;

управление с помощью делегирования полномочия и предоставления самостоятельности.

Соотношение между этими стилями показано на рис. 6.3.

«Ситуационная» теория, однако, имеет ограниченную применимость. Если, например, руководитель будет придерживаться директивного стиля Рис. 6. - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 600 Hersey P. The Situational Leader. N. Y. 1984.

Табл. 6.1 Описание ролей руководителя Возможные проблемы Сильные Роль При слишком При слишком стороны высоком уровне: низком уровне:

1. Наставник Способность вдох- Вседозволен- Развитию кадров не В этой роли руководитель должен быть чутким, новить исполните- ность, каждый придается значения, открытым, внимательным, охотно идущим навстречу, лей на высокие занимается у людей нет готовым помочь. Играя эту роль, руководитель обязательства, «своим делом», не перспектив выслушивает и выполняет законные просьбы, выстав- забота о развитии думая об профессионального ляет оценки, раздает комплименты. Он воспринимает и поддержке рабо- эффективности роста людей как ресурсы, которые можно развить с помощью чих общей работы доверия, сочувствия и заботы. Он дает возможность и помогает людям строить планы по их собственному индивидуальному развитию.

2. Фасилитатор Способность ула- Слишком много Невнимание к Он должен воспитывать в коллективе стремление к живать непродуктивных вопросам морали и согласию, улаживать межличностные конфликты. конфликты, групповых ре- психологического Ожидаемое поведение включает посредничество в организовывать шений, слишком климата в коллективе, личных спорах, использование новых технических общую работу много совещаний слабые коммуникации приемов в разрешении конфликтов, развитие согласия привлекать людей и морали, принятие участия в решении проблем к участию в приня коллектива. тии решений 3. Продюсер Способность до- Низкая мораль, Низкая продуктив От него ожидают сосредоточения на работе, большой стигать постав- работа исполни- ность, неспособность заинтересованности, энергии и движущей силы. ленных целей, телей на износ эффективно решать Руководитель вдохновляет подчиненных принять на вдохновлять кол- задачи себя ответственность, ставить задачи и добиваться лектив высокой продуктивности. Это обычно помогает членам коллектива лучше выполнять поставленные задачи.

4. Директор Способность ясно Слишком жесткая Нерешительность, Ожидается, что он будет четко определять видеть перспекти- регуляция, мало неясная политика направление работы на основе продуманной вы, рационально внимания к постановки целей и рационального планирования. Он использовать ре- человеческим должен быть решительным инициатором, который сурсы потребностям разъяснит проблемы, выборы и альтернативы, распределит роли и задачи, установит правила, оценит производительность и даст инструкции.

5. Координатор Способность со- Консерватизм, Отсутствие гибкой От координатора ожидают поддержания структуры и хранять стабиль- нечувствитель- системы ясной системы. Человек в этой роли покладист и ность, ность к измене вызывает доверие. Поведение включает стремление к целостность и ниям целостности, избегание расколов, занятие работой с контроль - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 601 документами, изучение и оценку отчетов, планов и предложений.

6. Контролер Тщательность Чрезмерное Слабая информи Предполагается, что он знает обо всем происходящем проверки работы внимание к про- рованность, опас в коллективе, следит за тем, как люди соблюдают исполнителей, цедурам, заост- ность принятия установленный порядок и насколько коллектив умение своевре- рение внимания решений на основе соответствует своим задачам. Контролер должен быть менно заметить и на ошибках, неверной ин способным к рациональному анализу, быть исправить ошибки бесплодие формации внимательным к мелочам, к работе с рутинной информацией, к техническим проблемам организации работы.

7. Новатор Способность изо- Гибельные экс- Чрезмерный кон От руководителя-новатора ожидают изменений, бретать, изме- перименты серватизм, невни облегчающих работу. В отличие от роли Контролера, няться, адаптиру- мание к изменению для которого главное — порядок и дисциплина, ясь к изменениям условий работы Новатор — это творческий мечтатель, который смело условий экспериментирует, отходя от принятых стандартов.

8. Посредник Способность вли- Размытая система Недостаток на От руководителя ожидают политической ять, умело вести ценностей, стойчивости, идеи не проницательности, убедительности, влиятельности и переговоры, нахо- политиканство находят воплощения силы. Как посредник, он должен встречаться с дить ресурсы людьми, находить рынок сбыта, быть представителем, действовать как связной и изыскивать ресурсы.

руководства неумелыми и неспособными исполнителями, то что будет стимулировать их к повышению уровня умения и усердия? Один из менеджеров компьютерной фирмы заметил:

«Я попробовал использовать директивную модель руководства своими подчиненными и обнаружил, что они стали еще менее умелыми и менее усердными». Bolman L., Deal T. Refraining Organizations. San Francisco, 1991. P. 419.

В. И. Викторов полагает, что стиль руководства должен выбираться с учетом доминирующего на предприятии типа корпоративной культуры. Руководителю нужно обладать умением выступать в разных ролях и в зависимости от целей и задач управления выдвигать на первый план выполнение той или иной роли. Викторов выделяет восемь основных ролей, которые должны составлять ролевой репертуар руководителя (см. табл. 6.1).

Я оставляю в стороне национальные различия в культуре труда, так как рассмотрение их завело бы нас слишком далеко. Но процесс нивелирования культурных норм, характерный для со временности, не устранил этих различий. Опыт показывает, что далеко не всегда то, что эффективно в одной стране, может прижиться в другой. Многое здесь зависит не только от нацио нальных традиций, но и от уровня промышленно-экономического развития. Высокая культура труда, отвечающая потребностям постиндустриальной экономики (при сохранении национальных особенностей), возможна только там, где эта экономика сложилась. Можно долго говорить о недостаточной куль туре труда в нашей стране, но реально повысить ее можно только на базе промышленно экономического роста, внедрения передовой техники и воспитания достаточного количества квалифицированных и хорошо образованных специалистов, способных создавать такую технику и управлять ею.

§5. КУЛЬТУРА УЧЕБЫ Всякий труд требует обучения. Чем сложнее труд, тем сложнее и дольше процесс обучения ему. В истории человеческого общества культурные сценарии учебы постепенно усложнялись и совершенствовались.

5.1. ОБЫДЕННО-ПРАКТИЧЕСКОЕ ОБУЧЕНИЕ Исторически первой, наиболее древней формой учебного процесса является обыденно практическое обучение. Сценарий такого обучения не предполагает какой-либо специальной организации учебного процесса. Учеба происходит стихийно, путем вовлечения подрастающего поколения в трудовую деятельность взрослых. Взрослые учат младших «походя», в процессе решения своих трудовых задач, не отвлекаясь на организацию учебы как особого дела. При этом в первобытных племенах ритуалы инициализации юношей служат своего рода экзаменами на «ат - Кармин А. С.=Культурология. Издательство «Лань», 2003. — 928 с. ISBN 5-8114-0471- Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru 602 тестат зрелости»: после испытаний, с которыми была связана инициализация, юноша считается уже полноправным членом племени, способным участвовать в его делах наравне с другими взрослыми его членами.

Обыденно-практическое обучение было главной, если не единственной, формой учебы в течение долгого исторического времени. В натуральном крестьянском хозяйстве дети с раннего возраста постепенно овладевали знаниями и умениями, необходимыми для того, чтобы заниматься земледелием и животноводством, охотой и рыбной ловлей, крестьянскими ремеслами и домоводством. Обыденно-практическое обучение сохраняется и доныне там, где труд не требует специального образования, и овладеть его секретами можно просто путем наблюдения и подражания старшим в домашних условиях. Так обычно с детства происходит приобщение к различного рода домашнему труду — приготовлению пищи, рукоделию, ремонтным работам и пр.

Характерными особенностями такой формы обучения является нераздельное слияние процесса учебы с жизнью, неформальное личностное общение ученика и учителя.



Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 44 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.