авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Межрегиональные исследования в общественных науках Министерство образования и науки Российской Федерации «ИНОЦЕНТР ...»

-- [ Страница 2 ] --

До вступления в силу Протокола №11 европейский механизм защиты нарушенных прав, предусмотренный ЕКПЧ, подвергся серьезному реформированию. По смыслу этих реформ Суд стал единым в рамках Совета Европы контрольным органом, рабо тающим на постоянной основе. Вместо Комиссии по правам че ловека и Суда по правам человека, которые собирались несколь ко раз в год на заседания в Страсбурге, теперь действует единый Суд, заседающий на постоянной основе. Судьи избираются Пар ламентской Ассамблеей сроком на 6 лет. По достижении 70 летнего возраста, срок полномочий судьи прекращается. Все по датели жалоб имеют прямой доступ в Суд. Обращения в Суд как бы «фильтруются» Комиссиями из трех судей голосованием. В большинстве случаев жалобы, прошедшие Комитеты, то есть признанные приемлемыми, рассматриваются Палатами (Камера ми), состоящими из 7 судей. Постановление, вынесенное Каме рой, имеет окончательный характер, если одна из сторон в тече ние трех месяцев со дня оглашения постановления не обратится с просьбой о передаче дела на рассмотрение большой Камеры. Ре шение о том, подлежит ли дело рассмотрению большой Камерой или нет, принимается коллегией из 5 судей. В исключительных случаях, требующих интерпретации Конвенции или крупных из менений в законодательстве затронутой страны, жалобы также рассматриваются Большой Палатой (Большой Камерой), состоя «Совет Европы и Россия»: Информ. бюл. 1999. № 1.

щей из 17 судей. Комитет Министров более не уполномочен ре шать судебные дела по существу. Его функции сводятся к надзо ру за исполнением решений Суда государствами-членами Совета Европы.

В ведении Суда находятся вопросы, касающиеся толкования и применения Конвенции и протоколов к ней.

Суд рассматривает межгосударственные дела о любом пред полагаемом нарушении Конвенции и протоколов к ней, причем с обеих сторон выступают государства-члены Совета Европы1.

Суд также может принимать индивидуальные жалобы от лю бого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что яви лись жертвами нарушения одними из государств, входящих в Со вет Европы, их прав, признанных Конвенцией или Протоколами к ней.

Суд может по просьбе Комитета Министров вносить консуль тативные заключения по юридическим вопросам, касающимся толкования положений Конвенции и Протоколов к ней.

По первой и второй категориям дел предусмотрена стадия дружественного регулирования. При недостижении такого урегу лирования происходит рассмотрение дела в Суде.

Регламентация статуса, функций и порядка деятельности суда осуществляется, помимо Конвенции и ряда Протоколов к ней, еще одним специальным документом – шестым Протоколом к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы, определяющим привилегии и иммунитеты судей.

Как уже упоминалось выше, статья 34 Конвенции позволяет государствам признавать факультативную компетенцию ЕСПЧ получать жалобы от отдельных лиц. Поэтому в случае признания каким-либо государством такой факультативной компетенции и в соответствии с духом статьи 1 Конвенции каждому лицу гаран На практике за все время существования Комиссии и Суда на рассмотрение по ступило очень небольшое количество межгосударственных заявлений: лишь одно дело – Ирландия против Соединенного Королевства – впоследствии рассматрива лось Европейским Судом по правам человека (Решение от 18 января 1978 года.

Series A. № 25).

тируется доступ в ЕСПЧ1. Право на обращение в ЕСПЧ за защи той имеют не только граждане и организации государства участника, законно находящиеся на его территории, но и любые другие лица, находящиеся под юрисдикцией такого государства.

В настоящий момент все государства-участники Совета Евро пы, в том числе и Россия, признали право на подачу индивиду альных жалоб по статье 34 Конвенции. Возможность ключевого положения статьи 34 состоит в том, что Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительствен ной организации или любой группы частных лиц, которые ут верждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон, их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффек тивному осуществлению этого права.

В отличие от национальной доктрины о праве на судебную защиту в международном праве используется термин «право на средства правовой защиты».

Право на средства правовой зашиты (в интерпретации суда) означает следующее: если то или иное лицо предъявляет дока зуемое заявление о том, что стало жертвой нарушения прав, сформулированных в Конвенции, то оно должно располагать средствами правовой защиты перед государственными органами с тем, чтобы по его заявлению было вынесено решение и в случае обоснованности заявления ущерб был возмещен.

Орган, рассматривающий заявление, не обязательно должен быть судебным. Но если орган не судебный, то он должен обла дать полномочиями по использованию средств правовой защиты, предусмотренными внутригосударственными правовыми норма ми. Кроме того, органы, которые рассматривают дело, должны обладать полномочиями для вынесения решения в пользу заяви теля, если посчитают жалобу обоснованной.

В английском тексте Конвенции написано «every one» – каждый, во французском – «chaque personne» – каждое лицо. Понимание термина «каждый» в русском ва рианте текста Конвенции должно быть единым и корректным и должно обозна чать в себя как физических, так и юридических лиц.

Однако правило, содержащееся в ст. 13 Конвенции, не пред полагает, что предоставленная гарантия права на средства право вой защиты позволяет заявителю оспаривать законы соответст вующего государства на том основании, что эти законы противо речат Конвенции или равноценным нормам внутригосударствен ного права. Применение данной статьи ограничивается и в слу чае, когда в нарушении Конвенции обвиняется высший орган в государстве.

Право на средства правовой защиты означает также, что эти средства будут доступными и эффективными и справедливое разбирательство дела будет произведено в разумный срок.

Право на судебную защиту может осуществляться только при наличии определенных условий, ряд из которых в российском гражданском процессуальном праве получил наименование про цессуальных предпосылок.

В практике Европейского Суда не делается различий между условиями и предпосылками. Считается, что это обстоятельства, обусловливающие право на судебную защиту. Такой подход не приводит к каким-либо затруднениям при установлении этих об стоятельств. Обращение в Страсбургский Суд по правам человека предполагает соблюдение следующих условий:

1) объявление жертвой (пострадавшим);

2) исчерпание внутригосударственных средств правовой за щиты;

3) жалоба должна быть подана в течение шести месяцев Лицо, подающее заявление в ЕСПЧ, должно объявить себя жертвой нарушения каких-либо из гарантированных Конвенцией прав или свобод одним или более договаривающимися государствами. Для квалификации в качестве жертвы необходимо, чтобы ущерб был нанесен лично заявителю.

Поэтому жалобы, где заявитель не утверждает, что сам является жертвой, признаются неприемлемыми.

Важно отметить, что если факты или обстоятельства, ссылка на которые легла в основу жалобы в ЕСПЧ, больше не существу ют, это вовсе не лишает «жертву» статуса заявителя. К примеру, когда заявительница объявила о нарушении ее прав на уважение жилища и ее личной жизни из-за того, что вблизи ее дома произ водилась несанкционированная обработка отходов, сопровож дающаяся пагубными последствиями, Суд отклонил утверждения правительства о том, что заявительница больше не является жертвой, поскольку она уехала из того района, а работы на объ екте прекращены1.

Суд классифицирует понятие жертвы на два следующих вида:

«потенциальные» и «косвенные» жертвы. Потенциальной или косвенной жертвой в некоторых случаях считается лицо, которому может быть нанесен ущерб в будущем. Этого достаточно для установления статуса жертвы по статье Конвенции. Также лицо будет считаться «потенциальной жертвой» и в тех случаях, когда закон или практика еще не применяются к обжалующей стороне, но при этом у государства имеется возможность поступить так в будущем. Например, в странах, где действующее законодательство дает государству право принимать управленческие решения или в принудительном порядке лишать монастырь собственности, которой он владеет, тот факт, что государство не применяет соответствующее законодательство, не устраняет угрозы реального вмешательства в право мирного владения собственностью в будущем2.

Косвенными жертвами признаются близкие родственники не посредственной жертвы;

лица, имеющие другого рода тесные отношения с непосредственной жертвой, а также те, кто понес ущерб вследствие нарушения прав другого или кто заинтересован в прекращении нарушения. Поэтому в некоторых случаях объяв лялись приемлемыми заявления, исходящие от лиц, которые не несли какого-либо прямого ущерба, но, тем не менее, вполне могли считаться «косвенными жертвами». В тех случаях, когда заявитель претендует на статус жертвы, необходимо, чтобы было сообщено имя непосредственной жертвы и ей, насколько это осуществимо, была предоставлена возможность подать петицию.

Производство по целому ряду дел продолжалось после смерти первоначального заявителя и велось теми, кто остался в живых.

См.: Судебное решение по делу Лопес Остра от 9 дек. 1994 г. Series A, № 303-C.

См., напр.: Судебное решение по делу «Святые монастыри» от 9 дек. 1994 г. Se ries A, № 301-A.

Например, прямым родственникам заявителя разрешалось объяв лять себя «жертвой» предполагаемого нарушения в качестве за конных наследников и при определенных обстоятельствах вести дело от своего имени. Это касалось, в частности, тех случаев, ко гда право, которое якобы было нарушено, распространялось на часть имущества заявителя. Вместе с тем, по мнению Суда, наследники умершего заявителя не могут претендовать в целом на то, чтобы рассмотрение заявления было продолжено вне зависимости от обстоятельств дела. Все зависит от характера жалобы, и наследники должны иметь сами достаточный интерес с точки зрения права, оправдывающий дальнейшее рассмотрение заявления от их имени. Однако в других случаях Суд приходил к выводу, что оставшейся заинтересованности недостаточно для того, чтобы требовать продолжения дел, и поэтому исключал их из списка дел, подлежащих рассмотрению1.

Конвенция регулирует взаимоотношения только между индивидом и властями (в самом широком смысле).

Следовательно, физические и юридические лица могут подавать жалобы только в связи с предполагаемыми нарушениями, за которые несут ответственность власти. Исключается подача жалоб на действия частных лиц (например, юристов, врачей и т.

д.), когда соответствующее государство не может нести ответственность за их действия. Такие жалобы являются неприемлемыми.

В Европейской Конвенции не проводится присущего гражданскому праву различия в отношении правоспособности лиц. Следовательно, действие статьи 34 распространяется на физических лиц (граждан), кроме того, несовершеннолетних, инвалидов и заключенных. Это правило подкрепляется нормой, содержащейся в статье 14 Конвенции, которая запрещает дискриминацию по признакам пола, цвета кожи, национального или социального происхождения и по иным признакам. Также См.: Судебные решения по делу Макалусо и Манусо от 3 дек. 1991 г. (Series A, Nos. 223-A, 223-B) относительно продолжительности гражданского судопроиз водства. Поскольку наследники не проявили интереса к продолжению разбира тельства в Суде, то не было никаких оснований продолжать его.

ничто не должно препятствовать физическим лицам и любым хозяйственным обществам обращаться с жалобами в ЕСПЧ.

Перечисленные лица входят в первую группу потенциальных заявителей.

Ко второй группе – «неправительственные организации» от носятся негосударственные организации, к примеру, такие разно типные образования, как профсоюзы или газеты. Важно отме тить, что местные органы власти или другие полуавтономные и автономные государственные органы (например, органы проку ратуры) не входят в категорию заявителей. Суд самостоятельно устанавливает статус конкретного заявителя как неправительст венной организации, не принимая безоговорочно утверждение правительства данного государства относительно статуса образо вания как субъекта публичного права1. Неправительственные ор ганизации, кроме осуществления права подавать свои собствен ные заявления в ЕСПЧ в связи с предполагаемым нарушением их прав, на практике играют важную роль, помогая другим заявите лям готовить документы для подачи в Суд и, от случая к случаю, представляя их в судебном процессе. Кроме того, они могут быть заслушаны Судом в качестве свидетелей или экспертов, а также ЕСПЧ может рассматривать подготовленные ими документы в межгосударственных делах или делах отдельных лиц.

К третьей категории потенциальных заявителей относятся «группы лиц». Этой категорией охватываются ситуации, когда заявления о нарушении Конвенции на основе одних и тех же фак тов подаются более, чем одним человеком. Но по смыслу Кон венции каждый отдельный член «группы лиц» должен самостоя тельно доказывать, что его права были нарушены, а также от дельно подписывать жалобу, подаваемую в ЕСПЧ. Примером может служить дело группы родителей, подавших заявление о нарушении принадлежащего им права определять характер обра зования их детей по статье 2 Протокола №1.

См., например: Судебное решение по делу «Святые монастыри» от 9 дек. 1994 г., где правительство Греции попыталось охарактеризовать заявителей в качестве го сударственных образований в силу тесной связи между церковью и государством с целью признания заявления неприемлемым. Series A, № 301–A.

Данная статья гласит, что государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать, чтобы такие образование и обучение соответствовали их собственным религиозным и философским убеждениям.

Особенность этой категории заявителей в том, что Суд может прийти к выводу о том, что данный заявитель является либо неправительственной организацией, либо относится к группе лиц.

В связи с тем, к какой категории будут отнесены заявители, наступят соответствующие правовые последствия.

К числу общих условий, касающихся как индивидуальных, так и межгосударственных заявлений, относятся требования об исчерпании всех внутренних средств правовой зашиты. Данное условие приемлемости определено в статье 35 ЕКПЧ. Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой зашиты. Это правило, требующее исчерпания всех внутренних средств правовой защиты до подачи официальной жалобы в международный судебный орган, является общим принципом международного права, исходящим из убеждения о том, что государствам необходимо давать возможность исправлять ошибки, связанные с нарушением их международных обязательств, в первую очередь через внутригосударственные правовые каналы. ЕСПЧ начинает действовать лишь тогда, когда внутригосударственным властям не удается восстановить нарушенное право, либо власти не предоставляют справедливое удовлетворение за его нарушение.

При толковании формулировки «исчерпание всех средств защиты», Суд неоднократно разъяснял, что заявитель должен использовать все средства зашиты, предоставляемые внутригосударственным правом, как административным, так и судебным. Выдвигать возражения относительно того, что данный заявитель не исчерпал внутренние средства защиты, должно государство.

Вопрос о том, какие средства защиты должны быть исчерпаны, определяется внутригосударственным правом и поэтому разрешается государственными органами. Если для устранения того или иного нарушения имеется несколько возможных средств защиты, то заявитель должен выдвинуть разумные и объективные доводы, чтобы объяснить, почему он избрал то или иное средство защиты. Важно отметить, что заявитель должен исчерпать только те средства защиты, которые принадлежат ему по праву, а не в качестве привилегии. В связи с этим он должен подавать апелляцию во все доступные для него судебные органы, но не обязан обращаться в какие-либо социальные службы и добиваться помилования от властей, что Судом рассматривается как «средство экстраординарное» и поэтому неэффективное.

При рассмотрении вопроса о том, исчерпал ли заявитель внутренние средства защиты, ЕСПЧ учитывает как существо дела, рассматриваемого на внутригосударственном уровне, так и эффективность средств защиты, предоставляемых внутриправовой системой. Следует отметить, что те факты, которые составляют предмет международной жалобы, должны быть изложены сначала в ходе надлежащего судебного разбирательства у себя в стране. Судом давно установлено, что заявителю не обязательно ссылаться непосредственно на Конвенцию у себя в стране, если он приводит внутренние правовые положения в основном аналогичного содержания.

Вместе с тем заявитель должен ссылаться на Конвенцию, если она является единственным имеющимся средством защиты. В связи с этим в тех государствах, где Конвенция является неотъемлемой частью национального права, при определенных обстоятельствах необходимо четко строить свою задачу на положениях Конвенции в национальных органах по возможности в ходе разбирательства в первой инстанции. Четкая ссылка на положения Конвенции должна делаться в тех случаях, когда нет другой возможности представить дело надлежащим образом в национальных органах.

Однако в тех государствах, где Конвенция не имеет прямого действия, ссылаться на нее в национальных государственных ор ганах просто невозможно. Поэтому по одному из дел против Со единенного Королевства Великобритания ЕСПЧ постановил, что хотя заявительница не ссылалась на права, гарантируемые Кон венцией, необходимо считать, что она исчерпала все внутренние средства защиты, потому что Конвенция... не имеет обязательной силы для британских судов1.

Интересно, что существует правило, согласно которому заявитель может не выполнять требование об исчерпании всех внутренних средств защиты только тогда, когда сможет доказать, что надлежащих эффективных средств не существует. Однако оказалось, что на практике это сделать сложно. Если, как показывает практика, определенное средство защиты бесполезно, заявитель может оставить это средство неиспользованным, поскольку его можно рассматривать как неэффективное.

Признание жалобы неприемлемой в связи с тем, что не использованы все имеющиеся внутренние средства защиты, является лишь временным препятствием. Такое заявление может быть вновь рассмотрено в случае его повторной подачи, как только заявитель использует все имеющиеся внутренние средства защиты.

За небольшой период времени, прошедший с момента рати фикации Российской Федерацией Конвенции, уже сложилась оп ределенная практика применения норм Конвенции. Нужно отме тить, что юридическая база по проблеме неисчерпанности и ис черпания внутренних средств защиты довольно солидна. Так, Конституционный Суд РФ определил, что нужно считать конеч ной инстанцией в таких делах суд второй инстанции. Данное оп ределение было вынесено по запросу судьи Московского област ного суда, в котором Конституционный Суд разъяснил, что в ме ждународном плане решения третьей инстанции должны рас сматриваться как экстраординарные средства защиты2, сравни мые с рассмотрением дела по вновь открывшимся обстоятельст вам. Кроме того, по делу Тумилович против Российской Федера ции Суд определил, что исчерпанием всех внутренних средств См.: № 7050/75, Dec. 16.5.77 D.R. 8, p. 123 (130) // Определение КС РФ от 03.07.1997 г.

Как уже указывалось выше, экстраординарные средства защиты являются необя зательными для заявителей.

правовой защиты в РФ понимается рассмотрение дела в кассаци онной инстанции1.

В соответствии со статьей 35 Конвенции Суд может принимать дело к рассмотрению в течение шести месяцев, считая с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

Дата, с которой начинается отсчет времени, означает не только ту дату, когда принято внутреннее решение, но и дату, когда заявитель узнал об этом решении и в результате смог подать жалобу в ЕСПЧ. Если решение национальным судом выносится в открытом заседании, на котором присутствовал заявитель, то дата его проведения считается датой вынесения окончательного решения внутренним судом. Если решение не было оглашено в открытом заседании, то датой вынесения окончательного решения национальными органами считается дата объявления об этом решении. Если против того или иного действия нет никакого средства защиты, то датой окончательного решения национальными органами считается дата осуществления этого действия или дата принятия решения. Ограничение в отношении шестимесячного срока можно разумно применять только в тех случаях, когда речь идет о конкретном и опознаваемом событии. К примеру, когда решение или действие государственного органа не подлежит обжалованию, отсчет времени начинается с момента вынесения окончательного решения или выполнения действия. Если заявление касается применения правового положения, последствием которого является длящееся во времени нарушение, то Суд считает, что «отправной момент» для отсчета шестимесячного срока установить нельзя.

Нужно учитывать тот факт, что если заявитель исчерпал одно средство защиты и после этого считает необходимым использо Ковлер А.И. Проблемы прохождения дел в Европейском Суде по правам человека // Материалы междунар. семинара «Проблемы образования и функционирования института Уполномоченного РФ при Европейском Суде по правам человека.

Практика Европейского Суда и судьба российских жалоб» от 16–17 февр. 2000 г.

Саранск, 2000.

вать другое средство, а ЕСПЧ впоследствии находит, что исполь зование второго было необязательным, то вполне вероятно, что жалоба будет признана неприемлемой. В этом случае ЕСПЧ бу дет считать, что шестимесячный срок начался с момента исчер пания первого средства. В данной ситуации заявителю было це лесообразно одновременно подать жалобу в ЕСПЧ и прибегнуть к национальному средству защиты. Таким образом, у заявителя была бы и гарантия от заключения о том, что не были использо ваны все внутренние средства защиты.

В пункте 2 статьи 35 Конвенции изложены другие (дополни тельные) условия приемлемости индивидуальных жалоб. Суд не принимает к рассмотрению жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если она:

1) является анонимной;

2) является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Судом или уже является предметом другой проце дуры международного разбирательства или регулирования и если она не содержит новых относящихся к делу фактов.

Таким образом, отклоняется любое анонимное заявление.

Практически с анонимными жалобами ЕСПЧ сталкивается весь ма редко. Иногда заявители отправляют заявления в суд без ука зания своей фамилии, но если на заявлении обозначен обратный адрес, то Секретариат Суда направляет ему письмо с просьбой указать свои данные (фамилию, имя и др.). До тех пор, пока зая витель подписывается «доброжелатель», ЕСПЧ отклоняет такую жалобу, поскольку в ней нет ни одного элемента, позволяющего определить заявителя.

Положения пункта 2 ст. 5 Конвенции направлены против по дачи более, чем одной жалобы одним и тем же заявителем, в ка ждой из которых содержится, по существу, аналогичная инфор мация. Вместе с тем ЕСПЧ разрешает представлять одинаковые жалобы, но подаваемые различными заявителями. Такие жалобы соединяются в одно производство.

При толковании понятия «не содержит относящейся к делу новой информации» ЕСПЧ пришел к выводу, что им охватыва ются лишь те факты, которые не были известны на момент пода чи предыдущего заявления или появились уже после того, как дело было рассмотрено. Кроме того, рассматривается как отно сящаяся к делу новая информация об исчерпывании всех внут ренних средств защиты по делу, которую ЕСПЧ ранее отклонил из-за того, что не все средства были использованы.

Еще одна дефиниция, содержащаяся в пункте 2 статьи 35, гла сит, что Суд не принимает к рассмотрению никакую индивиду альную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если она касается или уже является предметом другой процедуры между народного разбирательства или регулирования. В результате при соединения Российской Федерации к Международному пакту о гражданских и политических правах1 от 16 декабря 1966 г. и Фа культативному протоколу к Пакту2, который содержит механизм защиты прав человека Комитетом по правам человека, граждане могут использовать и эту возможность. В соответствии с Факуль тативным протоколом Комитет уполномочен рассматривать ин дивидуальные жалобы граждан на нарушение их прав, получив ших закрепление в Пакте. При этом жалобы принимаются только в тех случаях, когда исчерпаны все имеющиеся внутренние сред ства правовой защиты нарушенных прав или когда эта защита неоправданно затягивается. Жалоба должна исходить от гражда нина, не быть анонимной, содержать указание на нарушение прав, указанных в Пакте, не рассматриваться одновременно с другой процедурой международного разбирательства. Однако решения Комитета в Женеве по индивидуальным жалобам не имеют обязательной силы для государств-участников Протокола, хотя и имеют большое морально-политическое значение. В связи с этим возникает вопрос, может ли индивид подать жалобу одно временно в ЕСПЧ в Страсбурге и в Комитет по правам человека в Женеве?

Отдельному лицу предоставлено право подать идентичные жалобы одновременно. В этом случае заявитель рискует тем, что ЕСПЧ объявит жалобу неприемлемой в соответствии с пунктом 2b статьи 35 Конвенции, т. к. это дело уже является предметом Действующее международное право: В 3-х т. / Сост. Ю.М.Колосов и Э.С.Красав чикова. М., 1997. Т. 2. С. 21–43.

Там же.

рассмотрения другой международной организации. Поэтому ЕСПЧ признает такую жалобу неприемлемой, если она не содер жит относящейся к делу новой информации. И наоборот, если заявитель подает сначала жалобу в Страсбург, а после вынесения ЕСПЧ окончательного решения представляет ту же самую жало бу в один из органов Организации Объединенных Наций, то си туация будет совершенно иной. Комитет по правам человека в Женеве не рассматривает таких сообщений от лиц, пока не удо стоверится, в том, что этот же вопрос не рассматривается в соот ветствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования. Таким образом, заявитель может сначала подать жалобу в ЕСПЧ, а в случае неудовлетворенности резуль татом в Страсбурге может подать ту же жалобу в Комитет по правам человека в Женеве.

Конвенция содержит еще несколько дополнительных условий приемлемости индивидуальных жалоб, в соответствии с чем, Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, по данную в соответствии со статьей 34, если сочтет ее несовмести мой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или злоупотреблением подачи жалобы.

При решении вопроса о приемлемости Суд сталкивается с толкованием понятия «несовместимость». Когда имеется основа ние для отклонения жалобы, последняя логически может быть объявлена несовместимой в том смысле, что она не отвечает по ложениям Конвенции, регулирующим условия приемлемости.

Например, если жалоба объявляется неприемлемой в связи с тем, что не исчерпаны все внутренние средства защиты, она может также считаться «несовместимой» с положением Конвенции, тре бующим от заявителя исчерпания всех внутренних средств защиты. Поскольку понятие несовместимости может охватывать все другие условия приемлемости, то Суд никогда не ссылается на это положение для объявления жалобы неприемлемой, если вместо этого у него есть возможность привести другие основа ния, указанные в Конвенции.

Суд может ссылаться на понятие несовместимости, если заяв ление не подпадает под конкретные положения статьи 34 Кон венции, но, тем не менее, Суд считает возможным отклонить ее.

Также понятие несовместимости применяется, когда жалоба на ходится вне сферы компетенции самого ЕСПЧ.

Суд может признать жалобу явно необоснованной. Данное ус ловие приемлемости было включено в Конвенцию для того, что бы Суд не рассматривал жалобу по существу, если уже на пред варительном этапе разбирательства ясно, что изложенный в ней вопрос не подпадает под предоставляемую Конвенцией защиту.

Соответствующее прецедентное право по состоянию на сего дняшний день свидетельствует, что жалоба объявляется явно не обоснованной на первоначальном этапе только в том случае, если при ее рассмотрении не удается выявить нарушения Конвенции.

Согласно состоявшемуся прецедентному праву жалоба признает ся явно необоснованной, если при рассмотрении всего дела не обнаруживается никакого нарушения прав и свобод, предусмот ренных Конвенцией. Подавляющее большинство жалоб объявля лось явно неприемлемыми согласно именно данному положению.

Суд может решить, что заявление представляет собой зло употребление правом на подачу жалобы. Он довольно редко ссы лается на это основание, однако делает это в тех случаях, когда заявитель не реагирует на его многочисленные вопросы в связи с рассмотрением жалобы. Жалоба отклоняется, когда заявитель делает оскорбительные заявления в отношении представителей государства-ответчика. Если заявителем движет желание добить ся известности или он действует в целях пропаганды, то это не признается злоупотреблением правом на подачу жалобы.

Государства обязаны обеспечивать во внутренней правовой системе достаточные средства правовой защиты и процессуаль ные гарантии в случае подачи обоснованных заявлений о нару шении Конвенции. Также в силу статьи 34 Конвенции Стороны приняли на себя обязательство никоим образом не препятство вать эффективному осуществлению права на индивидуальные жалобы. Это значит, что заявители или потенциальные заявители могут свободно связываться со Страсбургским Cудом, не подвер гаясь со стороны властей какой бы то ни было форме давления, побуждающего изъять или изменить жалобу. Кроме того, госу дарство предоставляло все необходимые средства: обеспечивало доступ к документам, свидетельским показаниям, архивным де лам.

Судопроизводство по жалобам в Европейском Cуде развива ется в определенной последовательности, по стадиям. Первая стадия – признание приемлемости жалобы. Вторая – урегулиро вание ее на уровне государства заявителя. Третья – рассмотрение жалобы в судебном заседании. Четвертая – исполнение решения, принятого судом.

На первой стадии решается вопрос о признании приемлемости жалобы. Суд проверяет, соблюдены ли условия при подаче жало бы в Страсбургский Суд, в том числе исчерпаны ли все внутрен ние средства правовой защиты. Но в соответствии с общеприня тыми нормами международного права могут существовать осо бые обстоятельства, освобождающие заявителя от обязанности исчерпать внутренние средства правовой защиты.

Одним из таких обстоятельств Международным Судом при знано существование внутренней административной практики, выражающейся в неоднократно повторяющихся действиях, несо вместимых с Конвенцией, и официальная терпимость органов власти к подобной практике, делающие разбирательства беспо лезными.

Терминология, содержащаяся в Конвенции и используемая Судом, имеет собственное значение. Понятия, содержащиеся в Конвенции, носят автономный характер по отношению к нацио нальному законодательству.

Так, жалобу, поданную В. Черенковым против Российской Федерации на неадекватность положений местного законодатель ства, регулирующих избирательные процедуры в муниципальное образование и на пост мэра г. Владивостока, Суд признал непри емлемой (не подлежащей рассмотрению по существу). Полномо чия органов местного самоуправления по изданию распоряжений и постановлений не приравнивают их к органам законодательной власти1.

См.: Журн. рос. права. 2000. № 11. С. 97–101.

Вторая стадия является этапом дружественного урегулирова ния. На этой стадии, если жалоба признается приемлемой, Суд осуществляет расследование по делу, для эффективного ведения которого заинтересованное государство создает все необходимые условия. Суд может участвовать в обеспечении дружественного урегулирования вопроса на основе уважения прав человека, оп ределенных в Конвенции.

Если урегулирование состоялось, то Суд выносит об этом по становление. В случае, если урегулирования на уровне государ ства заявителя не произошло, рассмотрение дела продолжается в соответствии с правилами Регламента Суда палатой в судебном заседании.

Решение может быть вынесено в пользу заявителя, если Суд установит, что меры, принятые судебными или иными органами государства, полностью или частично противоречат обязательст вам, вытекающим из Конвенции или Протоколов к ней. Жалоба (петиция) получит удовлетворение и в том случае, если внутрен нее право допускает только частичное возмещение издержек.

Решение Суда касается вопросов о возмещении понесенных издержек и расходов, о выплате справедливой компенсации зая вителю за понесенный материальный и моральный ущерб1. Оно должно быть мотивированным.

Решение, принятое Судом по жалобе, направляется комитету Министров, осуществляющему надзор за его исполнением, и за тем передается руководству государства, которое должно при нять соответствующие меры по его выполнению.

Как правило, характер мер, принимаемых государством, свя зан с ознакомлением судебных органов, причастных к рассмотре нию дела заявителя у себя в стране.

Должностные лица, имеющие право на выражение протеста, приносят его на предмет отмены прнятых судебных постановле ний и передачи дела на новое судебное рассмотрение.

См.: Протокол № 11 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод «О реорганизации контрольного механизма, созданного в соответствии с Конвенци ей» // СЗ РФ 1998. № 44. Ст. 5400.

Высшие судебные органы выступают с инициативой по вне сению изменений в действующее законодательство и дают реко мендации по корректировке судебной практики с недопущении нарушением положений Конвенции в будущем.

Заявителю выплачивается компенсация, которая включает полное возмещение расходов и издержек за понесенный ущерб в течение трех месяцев и штраф в случае несвоевременной выпла ты.

Таким образом, жалоба (петиция) будет являться процессуальным средством защиты прав и основных свобод, предусмотренных ЕКПЧ, если:

1) заинтересованное лицо считало себя пострадавшим от действия органов государства, входящего в Европейское Сообщество;

2) физическое лицо, группа лиц или юридическое лицо от своего имени обратилось в суд;

3) обращение содержало ссылку на обстоятельства, связанные с нарушением прав и основных свобод, предусмотренных Европейской конвенцией по правам человека;

4) соблюдены процессуальные условия для подачи жалобы;

5) она будет признана приемлемой Международным Судом.

Глава II Средства исковой защиты частных прав §1 Гражданский иск как процессуальное средство защиты частных прав Разделение частного и публичного права необходимо для то го, чтобы разграничивать область частных отношений и область публичных отношений, так как частное (гражданское) и публич ное право защищаются по-разному.

Это было подмечено и русскими цивилистами еще в конце XIX – начале XX века1. Кроме того, данное разграничение нужно проводить и потому, что при всяком споре о праве гражданском надлежит разграничивать судебные установления, как отмечалось еще в Уставе гражданского судопроизводства (ст. 1)2.

Отсутствие либо недостаточность средств принудительного воздействия на недобросовестных участников гражданского обо рота является «тормозом» в реализации новых, прогрессивных положений гражданского права. Провозглашенные Гражданским кодексом РФ свободы, права, интересы субъектов гражданского оборота оказываются формальными, не реализуемыми, если про См.: Муромцев С. Римское гражданское право. 1877–1878. С. 26, 27.

Устав гражданского судопроизводства / Сост. А.Боровиковский. СПб., 1903. С. 1.

цессуальным правом не обеспечен механизм принуждения, адек ватный сложившимся условиям правовой сферы жизни общества.

Возникла необходимость в модернизации предусмотренных законом процессуальных средств защиты частного права и поис ке новых форм, обеспечивающих принудительную реализацию субъективных прав, участников корпоративных отношений, рын ка ценных бумаг и т. п. Взаимодействие материального и процес суального права находит яркое проявление в иске. По существу иск является связующим звеном между материальным (регуля тивным) и процессуальным правом и признан универсальным процессуальным средством защиты права.

В отечественной науке развитие получила лишь общая теория иска2. Поэтому обратимся к опыту США, где корпоративные от ношения сложились достаточно давно и для защиты корпоратив ных и иных частных прав используются различные виды исков.

В течение длительного периода своеобразием юридической системы США являлось то, что процессуальное право имело ве дущую роль по сравнению с правом материальным, и с течением времени возникло их глубокое несоответствие. Существовало большое количество разновидностей исков, каждый из которых имел собственное наименование и для которых были созданы специфические методы и процедуры рассмотрения3. В связи с этим возникла острая необходимость привести их в соответствие с законодательством и установить единую форму иска, которая бы не противоречила нормам общего права и права справедливо сти и пришла бы на смену уже существующим.

Поэтому со второй половины прошлого века начался период глубокого реформирования процессуальных норм, который затя Треушников М.К. Проект Нового Гражданского процессуального кодекса Россий ской Федерации: концептуальные проблемы // Вестник МГУ. Сер. 11 «Право».

1995. № 4. С. 37.

См.: Гурвич М.А. Право на иск. М.;

Л. 1949;

Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965;

Добровольский А.А.Основные проблемы исковой формы защиты права / А.А.Добровольский, С.А.Иванова. М., 1979;

Ш Иск о судебной защите гражданского права. Томск, 1987.

Пучинский В.К. Гражданский процесс США. М., 1979. С. 166.

нулся на многие годы и, как показывает пример Соединенных Штатов, результаты которого неоднозначны, поскольку до сих пор федеральные нормативные акты не содержат четко сформу лированного понятия иска. Но Федеральные правила гражданско го процесса США определяют единую форму иска под названием «Гражданский иск» (Правило 2).

В теории гражданского процессуального права России термин «гражданский иск» почти не употребляется. Исследование про цессуальной модели гражданского иска способствует наиболее правильному использованию его как средства защиты граждан ских прав, позволяет быстро и правильно разрешать гражданские дела. Кроме того, гражданский иск является и базовой моделью для разработки новых форм исковой защиты гражданских прав.

При сложившейся в нашей стране исторической традиции иск как требование о защите регулятивного (материального) права исследовался сначала в науке гражданского права и рассматри вался как средство защиты исключительно гражданских прав. В теории процессуального права наметился отход от узкоцивили стического понимания иска1. В юридической литературе продол жаются дискуссии об уголовном и административных исках2.

И в отличие от традиционных определений «узкого» понятия иска, существует и его «широкое» понятие.

Иск – это вся деятельность истца, предусмотренная граждан ским процессуальным законодательством и направленная на воз буждение процесса и обоснование в нем принадлежности истцу субъективных прав, нарушенных или оспоренных ответчиком3.

См. Добровольский А.А. Исковая форма защиты права (основные вопросы учения об иске). М., 1965. С. 159;

Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского про цесса: Лекции для студентов. Томск, 1979. С. 4;

Елисейкин П.Ф. Гражданские процессуальные правоотношения. Ярославль, 1975. С. 41;

Воробьев М.К. О при роде иска и роли его в защите гражданских прав // Проблема защиты субъектив ных прав и советское гражданское судопроизводство: Межвуз. тем. сб. / Под ред.

проф. П.Ф.Елисейкина. Ярославль, 1978. С. 127.

См., напр.: Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 64;

Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001. С. 24–34.

Гальпер Э.С. Иск как процессуальное средство судебной защиты права в совет ском гражданском процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1955. С. 2.

При рассмотрении и разрешении гражданского дела инициа тива принадлежит одному или нескольким участникам граждан ского оборота, чье субъективное гражданское право предполага ется нарушенным или оспоренным или существует реальная уг роза его нарушения. Поэтому диспозитивность в гражданском праве имеет свое влияние и на диспозитивность в гражданском процессе. При защите субъективных гражданских прав судебная власть – это самая мягкая власть, которая опирается, насколько позволяет дело, на диспозитивность, предоставляя простор рас порядительным действиям и соглашениям сторон, не допуская неоправданного вмешательства и исключая неоправданную не уместную императивность1.

Именно диспозитивность, характеризующая свободу граждан ского оборота, определяет и деятельность его участников в защи те субъективных гражданских прав. Так и гражданское законода тельство основывается на признании равенства участников, регу лируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательст ва кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (ст. 1 ГК РФ). Предъяв ление гражданского иска должно всецело зависеть от воли субъ ектов гражданских правоотношений.

Стороны в гражданско-правовом споре – это участники граж данских правоотношений. Они имеют равное правовое положе ние. Закон не должен представлять преимущество какой-либо из них при защите права. В гражданском процессе зарубежных стран для реализации этих гарантий предусмотрены две стадии рассмотрения гражданского иска:

1) стадия внесудебного (досудебного) рассмотрения иска;

2) стадия разбирательства рассмотрения или разбирательства.

На первой стадии истец предъявляет заявление (претензию), которая после регистрации в суде и выдачи извещения вручается истцом ответчику. В предусмотренный судом срок ответчик обя Судебная власть / Под ред. И.Л.Петрухина. С. 652.

зан представить в суд свои состязательные бумаги, закрепить до казательства. Исходя из этого, истец решает, передавать иск на рассмотрение в основном судебном разбирательстве, или ограни читься предварительной защитой, или прибегнуть к альтернатив ным методам разрешения спора. Поэтому примирение сторон, урегулирование спора там не выглядит как разъяснение суда о возможности окончить дело миром, а как сотрудничество сторон и суда, направленное на урегулирование гражданско-правового спора. И если такое регулирование не состоялось, может быть заявлен гражданский иск.

Передача гражданско-правового спора в производство суда осуществляется через иск, но от этого спор не утрачивает своего самостоятельного значения. Это позволяет ряду исследователей прийти к выводу о том, что процессуальным средством защиты права является не иск, а спор о праве1.

Процессуальное содержание, по мнению А.А.Павлушкиной, спор приобретает, поскольку рассматривается и разрешается уполномоченным на то органом в рамках особой процессуальной процедуры. Она отмечает, что спор, как и иск, – категория, имеющая как материально-правовое, так и процессуально правовое содержание2.

С данными точками зрения согласиться трудно, поскольку спор всегда идет по поводу материальных прав, и если не удается его урегулировать без суда, то заинтересованные лица прибегают к иску, чтобы с его помощью представить спор на рассмотрение суда. Спор не разрешается, а урегулируется. Разрешается требо вание (иск). После разрешения определенного требования спор может еще сохраниться и, в силу этого, заинтересованному лицу предоставлено право обратиться с другим требованием. Но вся кое требование вытекает из субъективных гражданских прав. По сравнению с публичными правами субъективные гражданские См.: Матиевский М.Д. Научное наследие: Сб. науч. тр. / Вступ. ст. и сост.

С.В.Громыко, Г.Л.Улетовой;

Кубан. гос. ун-т. Краснодар, 2002. С. 49–57.

См.: Павлушкина А.А. Спор – как базовая категория теории юрисдикционного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 17. С. 4.

права имеют иные основания возникновения. Так, согласно ст. ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают:

1) из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

2) из актов государственных органов и органов местного са моуправления, которые предусмотрены законом в качестве осно вания возникновения гражданских прав и обязанностей;

3) из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности;

4) в результате приобретения имущества по основаниям, до пускаемым законом;

5) в результате создания произведений науки, литературы, ис кусства, изобретений и иных результатов интеллектуальной дея тельности;

6) вследствие причинения вреда другому лицу;

7) вследствие неосновательного обогащения;

8) вследствие иных действий граждан и юридических лиц;

9) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий.

Определив гражданский иск как требование о защите частного права, обращенное к суду, можно выделить отличительные при знаки гражданского иска:

1) Гражданский иск гарантирует лицу автономию. Это значит, что осуществление и защита гражданских прав зависит от усмот рения участников гражданского оборота, никакие органы и должностные лица не вправе понуждать участников гражданских правоотношений к защите их субъективных прав. Нормативные акты также не могут предусматривать их обязанностей по предъ явлению исков о защите нарушенных гражданских прав.

2) Гражданский иск связан со спором о частном праве. Форма гражданского иска всегда свидетельствует о наличии спора о праве гражданском.

3) Сторонами гражданско-правового спора являются участни ки горизонтальных отношений. Это значит, что стороны имеют равное правовое положение в состязательном процессе и ни одна из них не имеет каких-либо преимуществ при защите права.

4) Гражданско-правовое требование связано с положением вещей или выполнением гражданско-правовых обязательств.

Гражданские иски предъявляются, если существуют определен ные препятствия для перемещения товаров, услуг и финансовых средств, а также когда должник на требование кредитора не со вершает положенных действий по предоставлению ему опреде ленных материальных благ.

§2 Теоретические системы классификации гражданских исков В теории существует материально-правовая классификация исков, применительно к предмету исследования рассмотрим подразделение исков в зависимости от материально-правовых признаков. Такое деление способствует выявлению процессуальных особенностей, связанных с рассмотрением и разрешением того или иного вида иска. Знание этих особенностей способствует наиболее правильному использованию гражданского иска как средства защиты субъективных гражданских прав.

Субъективные гражданские права по своей природе неодно родны. Так, в конце XIX – начале XX века в русской цивилисти ческой науке была распространена классификация гражданского субъективного права, в основе которой лежали два критерия: а) объект, на который направлено гражданское право;

б) или отно шения между лицами телесные и бестелесные. В зависимости от объекта, к которому относили вещи лица (обязательство), лич ность человека (члена семьи) и наследство, выделяли права: вещ ные, обязательственные, семейные и наследственные, а также нематериальные права (например, авторское право), а также ин дивидуальные права (право на имя и т. п.). С точки зрения отношений лиц выделяли права: а) абсолютные;

б) относительные.

К абсолютным относили: право личности, отдельные виды индивидуального права, вещное право, право на нематериальные блага, семейное право, право на приобретение наследства и пра ва, возникающие из приобретения наследства. Относительными правами считались обязательственные права.

Также выделялись права, направленные на перемену юриди ческого состояния (например, отказ от договора) и права, возни кающие из закона, вследствие определенного стечения обстоя тельств1. Вследствие этого какой-либо универсальной классифи кации процессуальных средств защиты гражданских прав не су ществует. Можно выделить две теоретические системы класси фикации исков, направленных на защиту гражданских прав: а) общая система классификации исков;

б) специальная система классификации гражданско-правовых средств защиты права. Обе теоретические системы классификации исков не получили своего завершения, поэтому нуждаются в дальнейшем осмыслении.

Рассмотрим названные теоретические классификации более подробно. Так, общая система классификации исков выходит за рамки определенной отрасли права, и в ее основу положено ро довое понятие иска как требования о защите любого субъектив ного права или законного интереса. В системе общей классифи кации предлагается подразделять иски по различным основани ям. Так, по характеру посягательства на субъективные права и законные интересы субъектов материальных правоотношений выделяются следующие виды исков: а) гражданский иск как тре бование о защите субъективных прав и законных интересов субъ ектов гражданских, семейных, трудовых и иных горизонтальных (частноправовых) отношений;


б) административный иск как тре бование о защите субъективных прав и законных интересов субъ ектов государственных, административных, налоговых и иных вертикальных (публично-правовых) отношений;

в) уголовный иск как требование о защите субъективных прав и законных ин тересов граждан, организаций, государства от преступных пося гательств2.

Гражданские иски рассматриваются различными судебными органами. В зависимости от органа, правомочного рассматривать Синайский В.И. Указ. соч. С. 60.

Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 64.

и разрешать иски, предлагается их классифицировать на иски: а) судебные;

б) арбитражные;

в) третейские1. Практическая значи мость такой классификации вызывает сомнение, поскольку по существу и арбитражные и третейские иски – это тоже иски су дебные. Кроме того, арбитраж означает не что иное, как третей ский суд. Арбитражный иск представляет собой иск, который подается в третейский суд2, поэтому может возникнуть опреде ленная путаница с введением такой классификации.

В литературе уже оспаривается положение о том, что иск мо жет быть заявлен только в судебные органы. Можно согласиться с Г.Л.Осокиной в том, что судебные иски можно подразделить: а) на гражданские иски, рассматриваемые в порядке гражданского судопроизводства;

б) гражданские иски, рассматриваемые в по рядке уголовного судопроизводства.

Безусловно, при построении специальной системы классифи кации гражданских исков нельзя не учитывать исторических тра диций в ее построении.

Еще в римском праве выделялись гражданские иски (action civilies). К ним относились иски, основанные на цивильном пра ве. Цивилисты с давних времен установили подразделения граж данских исков, характеризующие их существенные признаки. За некоторыми из них утвердились специальные названия еще со времен римских юристов. Так они различали иски: вещные, лич ные и смешанные, петиторные, поссессорные. Вещными называ ли иски, которые защищают вещные права, а личными – охра няющие личные (обязательственные) права.

Также существовало подразделение исков: а) на иск строгого права (action stricti inris);

б) иск, построенный на принципе доб росовестности (action bonae fidei)3. Основное различие этих исков заключалось в том, что при разрешении иска строгого права су дья был связан буквой договора, из которого вытекает иск, а при рассмотрении второй группы исков судья имел право принимать Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 65.

Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. СПб., 2000. С. 244.

Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 1960. С. 42.

во внимание возражения ответчика, основанные на принципе справедливости.

Охранявшие имущественные права иски разделялись по своей цели на исключительно восстанавливающие имущество истца в то положение, в котором оно находилось до предъявления иска (rei persecutioriue actions), и на штрафные (actions poenales). По последнему иску истцу возмещалось в несколько раз больше, чем он потерял вследствие нарушения права1.

Выработанная римскими юристами система исков оказала влияние на законодательство многих стран Западной Европы и Америки. Так, например, в гражданском процессе Германии иски по материально-правовому признаку также подразделяются на вещные, личные и смешанные2.

Англосаксонской системой права эти виды гражданских исков также были восприняты и используются с определенными моди фикациями.

В американском гражданском процессе существует классифи кация исков на вещные (in rem), примыкающие к вещным (quasi in rem) и личные (in personam).

Главной чертой вещных исков является то, что их формально предъявляют непосредственно к вещи, решение суда фиксирует статус вещи и является обязательным для всех лиц независимо от того, являлись ли они участниками процесса или нет. Широкое применение данные иски находят при рассмотрении морских дел, утверждении завещаний, конфискации вещей, исходя из уголов ного или налогового законодательства о принудительном изъятии имущества.

Примыкающие к вещным, иски служат для определения судь бы имущества в связи с возникшим конфликтом между отдель ными лицами. По таким делам законная сила судебного решения распространяется только на стороны. Наиболее актуальны две разновидности данных исков. Во-первых, если требование о взы скании денежной суммы нельзя предъявить или нормально рас См.: Новицкий И.Б. Указ соч. С. 43-44;

Сологубова Е.В. Римский гражданский процесс. М., 1997. С. 84.

См.: Давтян А.Г. Гражданское процессуальное право Германии. М., 2000. С. 130.

смотреть из-за нахождения должника за пределами юрисдикции данного суда или его уклонения от получения повестки, то дан ный вид исков используется при условии наличия у должника собственности, находящейся на охватываемой компетенцией суда территории, на которую можно наложить арест и затем продать для погашения долга. Во-вторых, данные иски допустимы при аналогичной ситуации с той разницей, что аресту подвергаются деньги или ценные бумаги, принадлежащие должнику, которые находятся у третьего лица.

Личные иски доминируют в области споров, вытекающих из обязательственных правоотношений, и рассматриваются по об щим правилам разграничения личных и вещных исков. Иногда выбор формы иска зависит от усмотрения истца, в других случа ях суды могут сами определить, к какому виду исков может быть отнесен тот или иной иск. Кроме того, возможно еще и дополне ние одного вида иска другим.

В XIX веке российская процессуальная наука выделяла также вещные и личные иски, петиторные и поссессорные (владельче ские) иски. Таким образом, классификация гражданских исков, предпринятая римскими юристами, нашла отражение в теории и получила практическое применение в разных странах.

По характеру спорных частно-правовых отношений, из кото рых возникло требование о защите частного права или интереса, различают иски, вытекающие из гражданских, семейных, трудо вых, жилищных, земельных, экономических и иных горизонталь ных правоотношений. В свою очередь разрабатываются системы классификации исков, вытекающих из отдельных правоотноше ний1.

Но развитие гражданского оборота, совершенствование су дебной защиты частных прав диктует необходимость использо вания новых форм гражданских исков и распределения их на классы.

См., напр.: Ченцов Н.В. К вопросу о классификации исков о возмещении экологи ческого вреда / Н.В.Ченцов, С.Н.Смирнов. Теория и практика субъективных прав и процессуальные формы их защиты: Сб. научн. ст. / Под ред. Н.В.Ченцова, М.В.Самойловой;

ТГУ. Тверь, 2000. С. 14–17.

Поэтому В.В.Ярков предложил провести классификацию ис ков по новому критерию – по характеру защищаемых интересов:

иски личные, в защиту публичных и государственных интересов, в защиту прав других лиц, в защиту неопределенного круга лиц и косвенные (производные) иски, указав, что основанием класси фикации является вопрос о выгодоприобретателе по соответст вующему иску, то есть лице, чьи права и интересы защищаются в суде1. За обоснованность использования данного критерия выска зывались и другие исследователи2. Критическому анализу дан ную классификацию подвергла Г.Л.Осокина. Она считает, что такие термины, как «косвенный (производный)», «групповой»

иск не в состоянии адекватно отразить сущность и предназначе ние требований о защите прав и законных интересов заведомо определенного круга лиц, то есть субъектов так называемых кор поративных отношений3.

Но термин «корпоративные» также носит достаточно услов ный характер и употребляется лишь для того, чтобы попытаться разрешить проблемы, существующие по рассмотрению и разре шению части смешанных исков. В этом случае подлежит защите как имущественный интерес, так и личный неимущественный, которые вытекают из деятельности юридических лиц.

Представляется, что классификация гражданских исков по ха рактеру защищаемых интересов имеет научное и практическое значение, так как позволяет выявить особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел.

В современной теории гражданского права предпринята по пытка создания специальной (самостоятельной) классификации гражданско-правовых средств защиты права.

В учебной литературе выделяются следующие виды граждан ско-правовых средств защиты: а) вещно-правовые средства защи Решетникова И.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России / И.В.Решетникова, В.В.Ярков. М., 1999. С. 137.

См., напр.: Батаева Н.С. Судебная защита прав и интересов неопределенного круга лиц: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. М., 1999;

Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001.

Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 90.

ты;

б) обязательственно-правовые средства защиты;

в) граждан ско-правовые средства защиты, вытекающие из иных институтов гражданского права;

г) гражданско-правовые средства, направ ленные на защиту интересов собственника при прекращении пра ва собственности по основаниям, предусмотренным в законе1.

В гражданском праве также в самостоятельную группу выде ляются гражданские иски, предъявляемые к органам государст венной власти и управления, обладающим властными полномо чиями, а не к равноправным участникам гражданских правоот ношений2.

Безусловно, данную классификацию нельзя признать завер шенной. Дальнейшее накопление научных знаний и практическая потребность в защите определенных гражданских прав приведут к появлению и других классификаций гражданских исков. Анализ общей и специальной (отраслевой) систем классификации граж данских исков позволяет сделать вывод о том, что все граждан ские иски соответствуют: а) вещным;

б) личным;

в) смешанным и, по существу, любой из гражданских исков может быть отнесен к одному из этих разрядов. В зависимости от того, связан ли ин терес с имуществом, выполнением обязательств определенным лицом или тем и другим предъявляются в суд вещные, личные или смешанные иски.


Однако теория «смешанных» исков не получила достаточного развития. В этой связи возникают обоснованные сомнения о вве дении в российскую правовую действительность косвенных (производных) и корпоративных исков. В этой связи новые фор мы исковой защиты прав участников корпоративных отношений рассматриваются в последующих параграфах.

Гражданское право: Учеб. Ч. 1. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 1998. С. 465-466.

Гражданское право. В 2 т. Учеб. / Под ред. Е.А.Суханова. М., 1993. Т. 1. С. 302.

§ 3 Производные иски Понятие и признаки производного иска. Переход России на ры ночный путь развития связан и с правовой регламентацией регу лятивных (материальных) отношений, вытекающих из деятельно сти акционерных обществ. Основным из специальных законов, регулирующих деятельность акционерных обществ, является ФЗ «Об акционерных обществах», принятый Государственной Ду мой 24 ноября 1995 года с изменениями и дополнениями. Однако права акционеров остаются нереализованными, если отсутствует процессуальный механизм контроля акционеров за деятельно стью управляющих акционерными обществами (компаниями). В США таким средством защиты прав акционеров выступает про изводный иск. Производные иски прочно укоренились в правовой системе США. С 1996 года действует правило 23.1 Федеральных правил гражданского процесса (ФПГП), регламентирующее про цессуальный порядок предъявления и рассмотрения производно го иска. Производным искам в теории американского права отво дится важное место. В их пользу выдвигаются аргументы широ кого плана, в частности о том, что усиление контроля общества над национальной экономикой и прогрессирующее расширение полномочий управляющих увеличивает значение методов судеб ной защиты, призванных гарантировать подотчетность менедже ров, их ответственность за хорошее ведение хозяйства для охра ны мелких приобретателей акций, потребителей, трудящихся и обеспечения благосостояния нации1.

Для России, где акционерные отношения только развиваются, разрешение вопросов, связанных с разработкой эффективных средств защиты прав участников этих отношений, приобретает первостепенное, значение, поскольку изучение внутрикорпора тивных конфликтов позволило ряду исследователей прийти к вы воду о том, что пока в нашей стране управление корпорациями См., напр.: Hamburger A. Private Shits in the Public Interests in the United States of America // 23 Buffalo Law Review, 1974. P. 380–381;

Clemont K. M. Civil Procedure:

Black Letter Series. St. Paul, Minn, 1999, P. 206–207.

является малоэффективным, управляющие озабочены лишь по лучением прибыли крупных акционеров и своей собственной1.

Востребованность института производного иска и необходи мость его введения в нашу правовую действительность провели к попыткам его теоретических исследований применительно к рос сийскому законодательству, регулирующему фондовый рынок, рынок ценных бумаг и деятельность акционерных обществ и об ществ с ограниченной ответственностью.

Появилась собственная теория широкого понимания произ водного иска2. Ее теоретические положения сводятся к следую щему. Институт производного иска был заимствован российской правовой системой в США вместе с нормами американского суб станционного права о рынке ценных бумаг и получил закрепле ние в различных российских законодательных актах, в том числе и в Гражданском кодексе РФ.

Исследуя историю появления косвенного иска в праве России, В.В.Ярков, анализируя п. 3 ст. 53 ГК, п. 3 ст. 105 ГК, п. 3 ст. 6 и ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», пришел к выводу о том, что в этих положениях закреплена конструкция косвенного (про изводного) иска, своеобразие которого в том, что истцы (акцио неры) защищают свои интересы, но не прямо, а опосредствован но. Иск предъявляется о защите прав АО, акционеры которого понесли убытки3. Аналогичную точку зрения отстаивает и Е.И.Чугунова, которая считает, что действующее российское за конодательство позволяет выделить следующие основные случаи См.: Петухов В.Н. Корпорации в российской промышленности: законодательство и практика: Науч.-практ. пособие. М., 1999. С. 71–72.

См.: Бернам У. Судебная реформа: проблемы гражданской юрисдикции / У.Бернам, И.В.Решетникова, В.В.Ярков. Екатеринбург, 1996. С. 136;

Ярков В.В. Судебная за щита интересов АО и его акционеров // Экономика и жизнь. 1996. № 20. С. 38;

Он же. Корпоративное право: косвенные иски // Рынок ценных бумаг. 1997. № 8. С. 78 81;

Он же. Особенности рассмотрения дел по косвенным искам // Юрист. 2000. № 12. С. 17;

Решетникова И.В. Гражданское право и гражданский процесс в современ ной России И.В.Решетникова, В.В.Ярков. М., 1999. С. 149-156;

Аболонин Г.О. Груп повые иски. М., 2001. С. 93-102;

Чугунова Е.И. Производные иски в России и за ру бежом // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 3. С. 41–47;

№ 4. С. 22–26.

Ярков В.В. Защита прав акционеров по закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков // Хозяйство и право. 1997. № 11. С. 77.

использования производного иска: 1) требование участника юри дического лица к выступающим от имени последнего лицам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу (п. 3 ст.

53 ГК РФ, п. 5, 6 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст.

44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организа ций»);

2) требование участника юридического лица о признании недействительной сделки, совершенной юридическим лицом (ст.

173 ГК РФ, п. 5 ст. 45 и п. 6 ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограни ченной ответственностью» п. 6 ст. 79 и п. 1 ст. 84 ФЗ «Об акцио нерных обществах»);

3) требование участника дочернего общест ва к основному обществу (товариществу) о возмещении убытков, причиненных дочернему обществу (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 6 ФЗ «Об ак ционерных обществах»)1. Такой подход и предложенная конст рукция производного иска вызвали обоснованные сомнения у других ученых2.

Анализ нормативных предписаний, содержащихся в п. 3 ст. и п. 3 ст. 105 ГК РФ, как раз и свидетельствует о том, что в том и другом случае производного иска быть не может, поскольку при чинитель вреда известен и акционерам не требуется доказывать, что ущерб причинен обществу. Он очевиден. На это обратила внимание Г.Л.Осокина, которая указывает, что существенных уточнений требует теория косвенных (производных) исков, по скольку одни и те же термины используются и для заведомо оп ределенного состава лиц3.

А.А.Павлушина также отмечает, что фактически производные иски акционеров и участников защищают их личные права и за конные интересы, однако с процессуальной точки зрения истец Чугунова Е.И. Производные иски в России и за рубежом // Арбитражный и граж данский процесс. 2003. № 3. С. 41–42.

См.: Осокина Г.Л. Чьи права защищаются косвенными исками // Рос. Юстиция.

1999. № 10. С. 18-19;

Она же. Иск: (Теория и практика). М., 2000;

Павлушкина А.А. Защита публичного интереса как универсальная процессуальная форма // Журнал рос. права. 2003. № 6. С. 76–84;

Гражданский процесс: Учеб. / Под ред.

М.К.Треушникова. М., 2003. С. 229.

Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). С. 89.

фактически будет действовать в чужих интересах, поскольку присуждение по такому делу состоится в пользу общества, а не отдельного акционера или группы лиц1.

Г.О.Аболонин, отстаивая якобы существующий российский институт производного иска, отмечает, что Г.Л.Осокина излагает свое видение производного иска2. Но данное утверждение вряд ли можно признать верным. Наоборот, Г.Л.Осокина отмечает, что сторонники конструкции собственно производного иска на базе материального закона, возможно, ошибаются, поскольку во всех вышеприведенных нормах речь идет о корпоративном, а не о производном (косвенном) иске. Она указывает, что косвенный (производный) характер рассматриваемого требования сторонни ки подобной конструкции усматривают в том, что акционеры (акционер), защищая общий корпоративный интерес, тем самым опосредствованно защищают свой частный интерес. Общий и частный корпоративные интересы, несмотря на одинаковую на правленность в своем развитии, имеют конкретное, отличитель ное друг от друга экономико-юридическое содержание и форму, что исключает возможность их прямого и непосредственного отождествления. Общий корпоративный интерес является инте ресом юридического лица, самостоятельного субъекта права и соответствующих отношений, качественно и количественно от личающимся от частного корпоративного интереса, который ог раничен стоимостью акции, пая, доли, взноса, размером причи тающегося дохода, а также ликвидационной квоты, его качест венные и количественные параметры находятся в сложной зави симости от общего корпоративного интереса3. Поэтому Г.О.Аболонин прав лишь в том, что институт производного иска сформировался в США. В этой связи логично обратиться к науч ной доктрине и законодательству, регламентирующему институт производного иска США, а также к научным исследованиям. Без Павлушина А.А. Защита публичного интереса как универсальная процессуальная форма // Журн. рос. права. 2003. № 6. С. 84.

Аболонин Г.О. Указ. Соч. С. 51.

Осокина Г.Л. Чьи права защищаются косвенными исками // Рос. юстиция. 1999.

№ 10. С. 18.

таких изысканий невозможно определить преимущества и недос татки данного института и представить оптимальный научный прогноз для его использования в России, поскольку необходи мость его использования в нашей стране давно назрела.

В США производный (косвенный) иск получил в доктрине наименование «соединенный иск акционеров» (Shareholder’s De rivative Action). Директор Центра сравнительного права Тью лэйнского университета Кристофер Осакве так характеризует данный институт. Соединенный иск акционеров позволяет одно му акционеру (или нескольким) представить иск от имени всех других акционеров к общему ответчику с теми однородными требованиями, которые их доверенное лицо не выдвигало или отказалось выдвигать1.

Производный иск является разновидностью иска группового.

Он регулируется Правилом 23.1 ФПГП, которое является подраз делом общего Правила 23 «Групповые иски». По существу, такой подход просматривается и в российских исследованиях, посвя щенных американскому гражданскому процессу2. Корни произ водного иска лежат в иске групповом (классовом), и поэтому процессуальный порядок предъявления производного иска, осо бенности его разрешения и рассмотрения сходны с предъявлени ем и разрешением иска группового3. Но производные иски отли чаются от групповых главным образом тем, что ущерб причинен всем акционерам в силу их статуса. Поэтому при принятии про изводного иска суды исходят из того, причинен ли ущерб всем акционерам. Если на этот вопрос можно получить утвердитель ный ответ, то считается, что корпорация имеет право требования.

Понятие производного иска. Вобрав в себя черты иска груп пового, производный иск, как и иск групповой, обладает сле дующими признаками: процессуальное соучастие, когда один или несколько акционеров выступают в защиту всех акционеров;

Осакве К. Классовый иск (class action) в современном американском гражданском процессе // Журн. рос. права. 2003. № 3. С. 146.

См.: Пучинский В.К. Гражданский процесс США. М., 1979. С. 65.

Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: общая и особенная части. М., 2001. С. 423–425, 450–451.

представительство без полномочий, когда всем остальным ак ционерам не требуется оформлять доверенности на ведение про изводного иска от своего имени;

определенный способ соедине ния исков (соединение только однородных требований);

истец должен «честно и адекватно» представлять интересы всех других акционеров.

Основным отличием данного института от положений ГК РФ, содержащихся в п. 3 ст. 53 и п. 3 ст. 105 ГК РФ, является то, что производный иск может быть заявлен только если вред причинен всем акционерам данной корпорации, а не юридическим лицам, как полагают сторонники отнесения этих положений к случаям заявления производного иска.

Попытку определить понятие производного иска предпринял Г.О.Аболонин. Он дает следующее определение производного иска. Производный иск в отличие от имущественного группового иск и иска о защите неопределенного круга лиц представляет со бой обращение в защиту нарушенного права акционерного обще ства или общества с ограниченной ответственностью от лица од ного или нескольких акционеров или участников данного обще ства, осуществляемое на основании положений гражданского права1.

С таким определением производного иска согласиться трудно, так как в нем игнорируется цель производного иска, которая свя зана с защитой права всех акционеров. Но право требования при надлежит акционерному обществу, поскольку ущерб понесли все акционеры. Они могут проживать в различных штатах и даже странах, и в этом случае индивидуальный иск было бы предъя вить невозможно. Некоторые из них вообще не знали бы о том, что акционерам причинен вред вследствие неэффективного управления. Если же ущерб причинен отдельным акционерам, то он не будет принят (засвидетельствован) судом как производный.

В США право определения вида иска принадлежит суду. Произ водными будут являться иски о неправильном управлении, ска завшемся на потере стоимости акций корпорации;

о нарушении Аболонин Г.О. Указ.соч. С. 43–44.

антимонопольного законодательства;

о виновном препятствова нии контракту корпорации. Иски же об устранении препятствий акционеру по участию в голосовании, об обмане при продаже акций расцениваются судом как индивидуальные иски акционе ров.

Таким образом, производный иск – это требование, заявлен ное одним или несколькими акционерами в защиту прав и инте ресов всех акционеров.

Требования, предъявляемые к производному иску. Для того, чтобы не допустить злоупотреблений со стороны акционеров и дру гих лиц для предъявления производного иска, в США существуют определенные специальные условия (предпосылки):

1) заявленное доказываемое требование должно принадлежать корпорации;

2) истец должен быть акционером данной корпорации;

3) истец обязан представить доказательства, что корпорация не подала иск от своего имени и им соблюдена предварительная процедура (он обращался в совет корпорации с запросом по су ществу допущенного нарушения);

4) иск не может быть урегулирован путем тайного сговора;

5) истец должен адекватно представлять интересы других ак ционеров;

6) урегулирование и прекращение иска допускается только по приказу суда;

7) извещение других акционеров о предполагаемом урегули ровании или прекращении должно представляться акционером в той форме, которую определит суд.

В Правиле 23.1 ФПГП предусмотрена возможность для ак ционера (нескольких акционеров) зарегистрировать иск от имени корпорации, когда корпорация не подала иска против своих управляющих. Такой иск может быть заявлен только в том слу чае, когда ущерб причинен всем акционерам.

Лицо, обратившееся в суд с производным иском, должно быть акционером данной корпорации на момент предъявления иска.

Но суды требуют, чтобы оно оставалось акционером до разреше ния иска.

Единственным исключением является тот случай, когда тре бование вытекает из нарушения, которое началось до начала вла дения акциями, но продолжалось после их покупки и истец во время покупки знал о данном нарушении.

При предъявлении производного иска акционер представляет в суд доказательство, что корпорация не подала иск от своего имени и он обращался в Совет корпорации по существу допу щенного нарушения. Обычно таким доказательством является письменный ответ корпорации на запрос акционера. Запросу ак ционеров придается важное значение. Смысл его суды видят в следующем: а) запрос дает возможность обратить внимание Со вета корпорации на допущенное нарушение, если таковое усмат ривается из запроса;

б) в США поощрения заслуживает внутри корпоративное разрешение проблем;

в) запрос дает возможность определить характер предполагаемого требования, объем причи ненного ущерба.

Суды требуют, чтобы Совет корпорации имел достаточно времени для ответа на запрос акционера. Обычно срок составляет два месяца, но по сложным делам он может быть и больше. Совет корпорации после получения запроса может как поддержать тре бования акционера от имени корпорации, так и отклонить его.

Акционер может и не обратиться с запросом в Совет корпорации, если он располагает доказательствами предубежденности или финансовой заинтересованности членов Совета. Но поскольку такие доказательства всегда трудно заполучить, то суды отдают предпочтение ответам Совета корпорации, которые позволяют суду решить и вопрос о засвидетельствовании иска в качестве производного. Производный иск также не может быть результа том тайного сговора. Цель этого требования заключается в том, чтобы предотвратить передачу части акций другому лицу, чье резидентство в дальнейшем позволяет подать иск, основываясь на федеральном законодательстве.

Как и в групповых исках, истец в производном иске должен «честно и адекватно» представлять интересы других акционеров.

Но подходы судов при определении адекватности неоднозначны.

Некоторые суды исходят из квалификации адвоката истца и од нородности требований. Другие отдают предпочтение общности интересов истца и других акционеров.

Производные иски, как групповые, не могут быть прекращены или урегулированы без приказа суда. Суд также определяет и форму извещения о возможном урегулировании спора. В частно сти, извещение, должно быть вручено всем акционерам и таким образом, как предписывает суд. Оно должно содержать достаточ ную информацию для того, чтобы каждый из акционеров мог оп ределиться с тем, оспаривать соглашение или нет, и содержать сведения, где можно получить дополнительную информацию.

Процессуальное положение лица, предъявившего производный иск. Сторонники российской модели производного иска все-таки соглашаются с тем, что по российскому законодательству право выступать от имени юридического лица акционеру не предостав ляется. Так, Е.И.Чугунова отмечает, что применительно к произ водным искам характерной чертой российского законодательства является отсутствие процессуального механизма реализации пре доставленного участнику права выступать от имени и в интересах юридического лица1. В тоже время она утверждает, что дейст вующее российское законодательство заимствовало модель про изводного иска, развитую в странах общего права2. Но если право участнику выступать от имени юридического лица по закону не представлено, то, естественно, и никакой модели производного иска, развитой в странах общего права, отечественное законода тельство воспроизвести не могло. Сначала в российском законо дательстве должно получить закрепление право предъявления иска группой лиц или от имени группы лиц, т. е. группового иска, как это имеет место в странах общего права. Исходя же из суще ствующих в России институтов процессуального соучастия и представительства, сторонники отечественной теории производ ного иска так и не смогли разрешить вопрос о процессуальном положении лица, предъявившего производный иск в суд.

Чугунова Е.И. Производные иски в России и за рубежом // Арбитражный и граж данский процесс. 2003. № 3. С. 42.

Продолжение. 2003. № 4. С. 26.

Так, В.В. Ярков задаваясь вопросом, кого же в данном случае можно считать истцом, высказал несколько предложений: 1) ист цом можно считать само АО;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.